Формы соучастия 2

СОДЕРЖАНИЕ Введение …. ….3 1. Понятие соучастия в преступлении .. …. …. 5 1.1 Объективные признаки соучастия …. …10

СОДЕРЖАНИЕ

Введение …………………………………………………………….……….3

1. Понятие соучастия в преступлении ..………………….……….…………5

1.1 Объективные признаки соучастия ………………….…………………10

1.2 Субъективные признаки соучастия ……..………….………………....13

2. Формы соучастия …………….…………………….………….…….....17

2.1. Группа лиц без предварительного сговора .………………………....18

2.2. Группа лиц по предварительному сговору ….……………………….20

2.3 Организованная группа ……………..……………..….…….…………22

2.4 Преступное сообщество ……..……………… ……….…….…………24

Заключение …………………………………………………………….…...28

Список использованных источников ..………………………...………….30

Введение

Ежегодно в стране совершается более 35% преступлений в соучастии, организованными преступными группами, преступными сообществами. Эти преступления, как правило, наиболее общественно опасны, дерзки, нередко совершаются с применением оружия.

Поэтому проблемы соучастия в преступлении - предмет пристального внимания российских криминалистов в настоящее время. Рост преступности в период становления новых экономических отношений, активнейшее проявление ее организованных форм заставляют специалистов и законодательные органы вести активную работу в данном направлении.

В Уголовном Кодексе Российской Федерации (далее УК РФ) предусмотрена целая система норм, регламентирующих ответственность за совместную преступную деятельность (в Общей и Особенной частях).
В соответствии со статьей 32 УК РФ соучастием признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Этому разделу уголовного права посвящена в УК РФ специальная гл. 7 (ст. 32 - 36). Детальная проработка законом данного типа опасного поведения вызвана тем, что преступление может быть совершено несколькими субъектами. Это обстоятельство вызывает необходимость специальной регламентации условий ответственности лиц, участвующих в преступлении. Закон таким путем реагирует на то обстоятельство, что на практике значительную часть посягательств составляют групповые преступления, которые нередко характеризуются элементами профессионализма лиц, их совершивших, их организованностью, стремлением объединяться в группы, устойчивые группы и преступные сообщества. Наряду с этим в соучастии совершаются и такие посягательства, когда одни лица оказывают содействие другим в непосредственном совершении ими преступления. Серьезную опасность представляет также организованная преступность, уголовно-правовые методы борьбы с которой регламентированы блоком норм института соучастия в преступлении в сочетании с конкретными составами, предусматривающими в качестве основного или квалифицирующего признака факт совершения общественно опасного посягательства группами во всех их проявлениях (разновидностях).

Объектом исследования курсовой работы являются общественные отношения, возникшие в сфере совершения преступлений в виде различных форм соучастия.

Предметом исследования данной курсовой работы являются формы соучастия в современном российском уголовном праве.

Целями настоящего исследования являются определение сущности и признаков форм соучастия в преступлении, уточнение границ между ними, анализ объективных и субъективных признаков отдельных форм соучастия.

Задачами работы является:

- рассмотреть понятие соучастия в преступлении, субъективные и объективные признаки соучастия;

- рассмотреть формы соучастия;

- рассмотреть понятия группы лиц, группы лиц, объединенных предварительным сговором, организованной группы, преступного сообщества.

1. Понятие соучастия в преступлении

В соответствии с традициями российского уголовного права признаки, определяющие понятие соучастия в преступлении, характеризуют особенности конкретного умышленного преступления в случае его совершения совместными усилиями двух и более субъектов. Отдельные изменения, внесенные законодателем в институт соучастия, расширительное толкование этого понятия в уголовно-правовой доктрине создают на практике проблемы при отграничении соучастия от иных уголовно-правовых явлений.

Задачами юридического определения того или иного понятия являются обозначение тех характеристик и признаков предмета или явления, которые отличают его от всех иных, тем самым отграничение данного понятия от других, смежных или сходных с ним понятий и категорий.

Закрепленное законодателем в действующем УК РФ понятие соучастия традиционно для российского уголовного права определяет его признаки только применительно к отдельно взятому преступлению: соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ).

Очевидно, что законодательная конструкция статей Особенной части УК РФ такова, что предполагает совершение преступления одним лицом. Однако такое преступление может быть совершено двумя или более лицами. В последнем случае, когда преступники объединяют свои усилия для достижения преступного результата, при наличии определенных признаков возникает соучастие в преступлении.

В Особенной части УК РФ повышенная опасность преступлений, совершенных при групповой форме соучастия различной ее модификации (ч. ч. 1 - 3 ст. 35 УК РФ), нашла свое отражение в соответствующих квалифицированных и особо квалифицированных составах, предусмотренных 87 статьями Особенной части Уголовного кодекса РФ.

Во всех этих случаях группа лиц, группа лиц по предварительному сговору и организованная группа соотносятся с законодательной формулировкой понятия соучастия как вид и род, поэтому понятие соучастия, содержащееся в диспозиции ст. 32 УК РФ, - это обобщенная характеристика всех проявлений совместного совершения конкретного преступления в составе преступной группы, так же как и в соучастии с распределением функциональных (юридических ролей) (сложном соучастии).

Согласно действующему УК РФ преступное сообщество (преступная организация) как форма соучастия в преступлении отличается от других групповых форм, перечисленных в ст. 35 УК РФ, прежде всего тем, что законодатель в Особенной части не предусмотрел возможность совершения преступления преступным сообществом конкретного преступления. Данная форма соучастия в отличие от организованной группы, группы лиц по предварительному сговору, группы лиц не предусматривается в качестве квалифицирующего либо особо квалифицирующего признака ни в одном составе преступления.

Включение законодателем в действующий УК РФ преступного сообщества (преступной организации) одновременно в качестве самостоятельного состава преступления (ст. 210) и формы соучастия в преступлении (ч. 4 ст. 35) создает непреодолимые трудности в практике, на что неоднократно обращалось внимание в литературе.[1]

Не внесена ясность по существу уголовно-правовых признаков преступного сообщества (преступной организации) и в соответствующем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

Признание организованного преступного объединения формой соучастия в преступлении многими авторами обосновывается тем, что из содержания ч. 3 ст. 33 и ч. 5 ст. 35 УК следует, что лиц, создавших преступное объединение (организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию)) либо руководивших ими, а также участников таких объединений следует признавать соучастниками преступления.

На наш взгляд, при определении законодателем организационной деятельности допущено смешение двух различных уголовно-правовых явлений, одно из которых выступает проявлением соучастия в преступлении (организация преступления и руководство его исполнением), а другое (создание и руководство организованной группой и (или) преступным сообществом (преступной организацией)) - соучастия в организованной преступной деятельности.

Преступное сообщество (преступная организация), банда, экстремистское сообщество, экстремистская организация и другие объединения, ответственность за организацию и участие в которых устанавливается статьями Особенной части УК РФ, не могут рассматриваться в качестве формы соучастия в конкретном преступлении, поскольку их целью является не совершение единичного преступления, а преступная деятельность.

Уголовная ответственность за организованную преступную деятельность, т.е. систематическое совершение преступлений, предусмотрена в четырех статьях действующего УК РФ (ст. ст. 209, 210, 282.1, 282.2 УК РФ).

В каждой из названных статей Особенной части УК РФ речь идет о двух самостоятельных составах преступления: организации (создании, руководстве) и участии в организованном преступном объединении, объективные признаки и характер которых различны, а потому и ответственность за эти деяния предусматривается в различных частях статьи.

При конструировании законодателем таких составов преступлений преступное объединение выступает обязательным признаком объективной стороны преступления. Самостоятельным основанием уголовной ответственности при этом является не совместное умышленное участие в совершении преступления, а совершение лицом преступления, объективная сторона которого состоит либо в организации (создании и (или) руководстве), либо в участии в преступном объединении.

Участники банды, преступного сообщества (преступной организации), экстремистского сообщества, экстремистской организации и иных, закрепленных законодателем в Особенной части УК РФ объединений, а также их организаторы и руководители соучастниками преступления становятся лишь в случае подготовки и совместного совершения как преступлений, являющихся целью его создания, так и других умышленных преступных деяний.

Совместно совершенные членами таких объединений преступления квалифицируются как совершенные организованной группой (при наличии такого квалифицирующего признака в соответствующей статье УК РФ). Однако в том случае, если состав преступления не предусматривает его совершение организованной группой, действия лица подлежат квалификации по соответствующей части (пункту) статьи УК РФ, содержащей квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору», а при его отсутствии - по признаку «группой лиц».

По смыслу закона вопреки положениям ст. 32 УК, соучастием в преступлении в российском уголовном праве сегодня следует считать не только умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления, но также создание, руководство или участие в организованной группе или преступном сообществе (преступной организации), выступающих формами организованной преступной деятельности.

Видимо, поэтому отдельные авторы утверждают даже, что участников, организаторов, руководителей преступной организации следует считать соучастниками преступления, ответственность за которое предусмотрена в ст. 210 УК РФ.

Нам же представляется, что стержнем определения понятия соучастия в действующем уголовном законодательстве по-прежнему является указание на совершение двумя или более лицами одного и того же преступления (ст. 32 УК).

Включение законодателем в этот институт в качестве форм соучастия в преступлении организованной группы (создаваемой для совершения нескольких преступлений) и преступного сообщества (преступной организации) и соответствующих им видов соучастников (организаторов и участников) привело к отождествлению понятий «соучастие в преступлении» и «соучастие в организованной преступной деятельности».

В соответствии с принятой нами концепцией уголовно-правовое значение понятия «соучастие в организованной преступной деятельности» должно состоять в определении круга лиц, несущих уголовную ответственность не за совершение конкретного преступления той или иной тяжести в составе организованного объединения, а за саму организацию, руководство и участие в преступном объединении.

Организация и участие в организованной группе и преступном сообществе, а также их разновидностях, описанных в соответствующих статьях Особенной части УК РФ, являются соучастием в организованной преступной деятельности.

Создание, руководство и участие в названных преступных объединениях должно находить свою уголовно-правовую оценку только в статьях Особенной части УК посредством установления ответственности за подобные деяния.

Совместное же совершение участниками организованных преступных объединений конкретных преступлений должно рассматриваться в соответствии с правилами о соучастии в преступлении.[2]

1.1. Объективные признаки соучастия

Объективная сторона соучастия характеризуется количест­венными и качественными признаками. Количественный при­знак означает, что соучастие будет иметь место, если в совершении преступления участвовали два или более лица. Причем необходи­мо, чтобы каждое из этих лиц обладало признаками субъекта пре­ступления, т.е. достигло возраста, с которого наступает уголовная ответственность за совершенное совместно преступление, и было вменяемым. При отсутствии какого-либо признака у одного из лиц не будет и соучастия. Например, взрослое лицо вовлекает 13-летнего подростка в совершение квартирных краж. В этом случае со­участия в уголовно-правовом смысле не возникает.

Судебная практика в последние годы именно в таком значении раскрывает этот признак соучастия. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» говорится (п. 23): исходя из части 2 статьи 33 УК РФ лицо, организовавшее совершение мошенничества, присвоения или растраты с участием лиц, которые не подлежат уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации обстоятельств, либо склонившее таких лиц к совершению данных преступлений, признается исполнителем содеянного[3] . Аналогичные рекомендации содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» давал и ранее (п. 12)[4] : если лицо совершило кражу, грабеж или разбой посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия (при отсутствии иных квалифицирующих признаков) следует квалифицировать по частям первым статей 158, 161 или 162 УК РФ как действия непосредственного исполнителя преступления (часть вторая статьи 33 УК РФ).[5]

Качественный признак — это совместное участие лиц, являю­щихся субъектом преступления. Совместность участия предпо­лагает, прежде всего, согласованные деяния нескольких лиц. Они объединяют усилия по совершению преступления, дополняя друг друга: одно лицо склоняет других лиц к совершению кражи, дру­гое изготавливает орудия преступления, третье, используя эти орудия, совершает кражу.

Далее совместность предполагает достижение единого преступ­ного результата. Не цели, а именно результата, так как цель у каждого соучастника может быть различной. Так, заказчик убий­ства по найму имеет цель устранить конкурента по бизнесу, а ис­полнитель — получить определенную сумму денег. Но преступный результат один — смерть жертвы.

И, наконец, совместность участия будет тогда, когда объеди­ненные согласованные деяния и единый преступный результат на­ходятся в причинной связи. (Причинная связь - необходимая связь, при которой одно явление (причина) предшествует другому (следствию) и порождает его.)

Но при этом сле­дует иметь в виду, что в причинной связи между деяниями органи­затора, подстрекателя, пособника и единым преступным результа­том имеется дополнительное звено — деяния исполнителя. Поэто­му схему объективной стороны соучастия можно представить сле­дующим образом.


Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.

Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК.[6]

Специфика объективной стороны соучастия, особенности раз­вития причинной связи создают возможность включения в со­вместную преступную деятельность на любом этапе, но до момента окончания исполнителем преступления. Это положение имеет большое значение для правильной квалификации преступлений.

1.2 Субъективные признаки соучастия

Содержание субъективных признаков соучастия отражает усложненный характер совершения преступления с участием в нем нескольких лиц. В результате через сознание и волю каждого отдельного участника такого преступления проходят не только его собственные общественно опасные действия (организация, подстрекательство, пособничество, исполнительство) в процессе совместного совершения преступления, но и подобные действия других соучастников, а также тот факт, что деяние совершается совместно и именно оно вызывает единый для всех преступный результат.

В соответствии с законом (ст. 32 УК) с субъективной стороны поведение соучастников в ходе совершения преступления всегда характеризуется умыслом. В неосторожном преступлении соучастие невозможно. Соучастие проявляется в совершении одного единого преступления, в котором отражаются и единая воля, и единое намерение совершить преступление. [7]

Субъективные признак соучастия это:

- умысел каждого участника в отношении совершаемого совместно преступления.

- взаимная осведомленность о совместном совершении преступления. Он предполагает, что каждый из соучастников сознает, что совместно с другими участвует в совершении одного и того же преступления.

Взаимная осведомленность о совместном совершении преступления по-разному проявляется в различных формах соучастия. В сложном соучастии, когда наряду с исполнителем (исполнителями) в преступлении участвуют организаторы, подстрекатели, пособники, требуется, чтобы соучастники знали об исполнителе и совершаемом им преступлении. В первую очередь исполнитель должен быть осведомлен о каждом соучастнике и его действиях, характеризующих состав учиняемого преступления.

В групповом преступлении и в соисполнительстве, когда преступление выполняется усилиями нескольких исполнителей, взаимная осведомленность предполагает, что действия каждого из них совершаются умышленно. Одновременно каждый из участников такого преступления должен сознавать, что он совершает преступление совместно с другими исполнителями «заведомо сообща».

- наличие двусторонней субъективной связи между исполнителем и другими соучастниками, т.е. сознание исполнителем общественной опасности собственных действий, охватываемых признаками состава преступления, сознание общественной опасности действий других соучастников, предвидение наступления общественно опасного преступного результата совместной деятельности.

Волевой момент характеризуется желанием наступления последствия. Такая же связь предполагает сознание организатора, подстрекателя, пособника общественной опасности собственных действий, сознание общественной опасности действий исполнителя, предвидение наступления общественно опасного преступного результата от поведения исполнителя, которому оказано содействие соучастником. Волевой момент также предполагает желание наступления преступного последствия.

Для соучастия не требуется наличия двусторонней связи между подстрекателем, пособником и организатором. Такая связь должна устанавливаться только между исполнителем (исполнителями) и другими соучастниками преступления.

Субъективная сторона соучастия в преступлении предполагает только умышленную вину, причем умысел на присоединение лица к преступной деятельности других может быть только прямым.

Совершение преступления хотя бы и несколькими лицами по неосторожности не может рассматриваться как совершенное в соучастии. В этом случае нет необходимых для соучастия субъективных признаков совместной преступной деятельности, в связи с чем каждое лицо в отдельности отвечает за причиненный им по неосторожности результат.[8]

Проблема соучастия с неосторожной виной до недавнего времени была дискуссионной. Действующее законодательство решило эту проблему однозначно. При соучастии в преступлении возможна лишь умышленная вина. Неосторожная вина не может создавать внутренней согласованности между действиями соучастников, что является обязательным для соучастия.

Умышленное совместное участие лишь в совершении одного и того же умышленного преступления не исключает индивидуальной вины каждого участника. Вина в совершении преступления всегда строго персонифицирована. У соучастников одного и того же преступления могут не совпадать также цели и мотивы действий.

Статья 32 УК не уточняет вид умысла при соучастии. Типичен для данной формы совершения преступления умысел прямой. Так, организатор и подстрекатель действуют с прямым умыслом. Исполнитель и пособник могут не только желать (как это происходит при прямом умысле), но и сознательно допускать наступление преступных последствий или относиться к ним безразлично, т.е. действовать с косвенным умыслом.

Итак, соучастием признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Соучастие характеризуется рядом объективных и субъективных признаков: участие в преступлении двух или более лиц, совместная деятельность виновных, умысел каждого участника в отношении совершаемого преступления, взаимная осведомленность о совместном совершении преступления, наличие двусторонней субъективной связи между исполнителем и другими соучастниками.

Соучастие является базовым для конструирования понятий вида соучастников, форм соучастия, пределов ответственности соучаст­ников преступления.[9]

2. Формы соучастия

Вопросам определения форм соучастия, пределов ответствен­ности участников организованных преступных объединений зако­нодатель и теория уголовного права постоянно уделяют особое вни­мание. Экскурс в историю уголовного законодательства показыва­ет, что оно применяло различные формулировки отличающихся по характеру преступных формирований: шайка, банда, скопище, толпа, преступная группировка, преступная организация и др. Но определения этих преступных формирований уголовный закон не давал. В теории уголовного права предлагались (и предлагаются) несколько классификаций форм соучастия, основанных на раз­личных критериях, в частности, в зависимости от характера субъ­ективной связи между отдельными соучастниками; от характера участия в преступлениях и др.

В действующее уголовное законодательство России в целях обеспечения единообразия в понимании форм соучастия и квали­фикации деяний членов преступных объединений включена ст. 35 УК. В ней дан перечень форм соучастия, их наиболее характерные признаки, пределы ответственности соучастников.

Под формами соучастия закон понимает различные по характе­ру и устойчивости связей, степени организованности объединения лиц, созданные для совершения преступлений. В ст. 35 УК назва­ны четыре формы: а) группа лиц без предварительного сговора; б) группа лиц с предварительным сговором; в) организованная группа; г) преступное сообщество (преступная организация).

Соучастие может быть простым ( соучастие без разделения ролей или соисполнительство) и сложным (соучастие с разделением ролей или соучастие в собственном смысле слова).

При простом соучастии каждый из участников преступления выполняет действия, составляющие объективную сторону совершаемого преступления.

При сложном соучастии между отдельными участниками преступления распределены роли: есть исполнитель, непосредственно выполняющий объективную сторону совершаемого преступления, и есть либо все остальные соучастники, указанные в ст. 33 УК, либо любой из них.

Деление соучастия на простое и сложное оказывает влияние на квалификацию преступления.

2.1 Группа лиц без предварительного сговора

Часть 1 ст. 35 УК устанавливает, что преступление признает­ся совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сго­вора. Это простейшая форма соучастия (называемая соисполнительством), когда реализуется внезапно возникший умысел. Объ­ективная сторона этой формы соучастия заключается в соверше­нии деяния и наступлении последствий, предусмотренных статьей Особенной части.

При такой форме соучастия, как правило, происходит присоединение соучастников к исполнителю, уже начавшему совершать деяние, составляющее объективную сторону состава преступления.

На практике без предварительного сговора группой лиц типично совершаются изнасилования, убийства и другие преступления.

В групповом преступлении как форме соучастия признаки, ха­рактерные для соучастия в целом, дополняются некоторыми осо­бенностями, которые придают групповому преступлению качественное своеобразие. Групповое преступление характеризуется таким сочетани­ем показателей, при котором наряду с общими объективными и субъек­тивными моментами, присущими любому проявлению соучастия, нали­цо, во-первых, факт участия всех субъектов в совершении преступле­ния, когда само посягательство осуществляется их объединенными, со­вместными усилиями, причем действия, охватываемые признаками объ­ективной стороны любого состава преступления, могут быть выполнены каждым участником в полном объеме либо частично. Во-вторых, каж­дый участник группового деяния должен сознавать, что наряду с ним в преступлении участвуют другие исполнители (соисполнители), созна­вать связь их действий с собственными, что само преступление совер­шается совместными усилиями всех участников. Преступление, совершенное группой лиц, обладает обязатель­ными признаками, знание которых особенно важно для правоприменительной практики. Среди них необходимо выделить:

-участие в совер­шении преступления двух или более лиц;

-выполнение каждым из них деяний (в полном объеме или частично), охватываемых признаками объективной стороны, состава преступления;

-осуществление преступле­ния объединенными усилиями - совместно;

-умысел каждого из соучаст­ников на совместное совершение действий; -согласованность деяний участников группы, отражающая их взаимную осведомленность о со­вместном совершении преступления.

Суммируя перечисленные признаки, эту форму соучастия можно определить следующим образом: групповым признается преступление, каждый участник которого умышленно, согласованно с другими, совме­стно, в полном объеме или частично выполняет единое для участников преступление. Данное определение фиксирует обязательные признаки группового преступления. Оно позволяет провести водораздел между сложным соучастием и любым проявлением группового посягательства, что особенно важно для квалификации посягательств на собственность, ряда экономических и других преступлений. На проявления повышен­ной опасности данной формы соучастия законодательные органы реа­гируют, не только формулируя понятие группового преступления, но и включая в конкретные статьи Особенной части Уголовного кодекса конкретные квалифицированные составы по признаку их совершения группой лиц. Более опасные виды группы: группа с предварительным сговором и организованная группа предусмотрены ч. 2 и ч. 3 ст. 35 УК.

2.2 Группа лиц по пред­варительному сговору

Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном его совершении (ч.2 ст. 35 УК). Это наибо­лее распространенная разновидность группового посягательства, которое характеризуется дополнительным признаком - соглашение на совместное совершение преступления, заключенное предварительно.

Отличительным признаком группы лиц, действующих по предварительному сговору (ч. 2 ст. 35 УК), является наличие нескольких исполнителей, как при соучастии в форме со-исполнительства, так и при соучастии в собственном смысле слова (с разделением ролей). В законе такая форма соучастия учитывается в качестве квалифицирующего признака. Предварительным сговором признается договоренность в любой форме, состоявшаяся до начала совершения преступления, на стадии приготовления к нему.

Именно этот признак обусловливает более высокую степень опасности такого группового посягательства по сравнению с таковым, совершенным при отсутствии предварительного сговора.

Это уже более сложная форма соучас­тия, значительно повышающая степень общественной опасности совершенного преступления. Предварительный сговор может ка­саться места, времени, способа совершения преступления, объекта посягательства и других обстоятельств совершения преступления. Эта форма соучастия уже предполагает и разделение ролей. Но необходимым условием является то, что должно быть не менее двух исполнителей.

Соглашение всегда должно быть предварительным, заключенным до начала непосредственного совершения посягательства. Оно может складываться перед самым на­чалом выполнения действий, образующих объективную сторону состава преступления, либо может быть отдалено от них каким-то отрезком времени. Способ соглашения (устный, письменный, путем соверше­ния конклюдентных действий и т.п.) юридического значения не имеет. Важно лишь установить, что сговор касается основных признаков задуманного преступления, так как только его можно назвать соглашением на совершение конкретного преступления. В действующем законода­тельстве совершение преступления группой лиц по предварительному сговору выделено в большом числе серьезных преступлений (п. "ж" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 2 ст. 111, п. а" ч. 2 ст. 158 УК и др.).

Согласно позиции Верховного Суда РФ относительно рассматриваемого вопроса группа лиц, объединившихся по предварительному сговору (например, по делам об умышленном убийстве), - это обязательно два или более исполнителей, заранее договорившихся о совместном совершении преступления. В пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указывается: предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом наряду с соисполнителями (заметим, не с одним исполнителем. - А.А.) другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.[10]

Таким образом, если убийство совершено двумя или более соисполнителями, то их действия надлежит квалифицировать по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Если наряду с соисполнителями в совершении преступления принимают участие организатор, подстрекатель или пособник, то их действия также надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Положение меняется, если наряду с организатором, подстрекателем или пособником убийство непосредственно совершается одним исполнителем. В этом случае (как это следует в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ) квалификация содеянного по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ невозможна ни в отношении исполнителя, ни в отношении других соучастников.[11]

Во всех подобных случаях для квалификации содеянного по этому признаку необходимо установить перечисленные выше обязательные признаки группового преступления и дополнительно - наличие предварительного сговора на совместное совершение преступления, то есть сначала необходимо ус­тановить наличие группы, а затем факт предварительного сговора меж­ду ее участниками.

2.3. Организованная группа

Преступление, совершенное организованной группой, - са­мостоятельная разновидность группового преступления. В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК преступление признается совершенным организованной группой, если оно содеяно устойчивой группой лиц, заранее объеди­нившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Как следует из текста закона, главный признак такой группы - ее устойчи­вость. Она заключается в более или менее длительном существовании группы, прочности связей между ее участниками, проработкой планов совершения одного или нескольких преступлений, известным распреде­лением ролей, а главное - заранее состоявшимся объединением для со­вершения одного или нескольких преступлений.

Как показывает практика, установление именно этого признака вызывает проблему. В научном мире «устойчивость» также имеет неоднозначную трактовку.

Так, некоторые ученые под устойчивостью понимают длительность и стойкость преступной связи между участниками. При этом устойчивость также характеризуется наличием организатора или руководителя группы. Высказывается точка зрения, что «организатор создает группу, осуществляя подбор соучастников, распределяет роли между ними, устанавливает дисциплину, а руководитель обеспечивает целенаправленную, спланированную и сложную деятельность как группы в целом, так и каждого ее участника».

Этой позиции придерживается и Верховный суд РФ. Например, в п.13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», указано: в соответствии с законом (ст.35 УК РФ) организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и руководителя.[12]

Приведенная позиция, несомненно, отражает тот смысл, который законодатель заложил в содержание анализируемого признак (устойчивости).

Общественная опасность организованной группы усматривается цели ее создания - постоянном осуществлении преступной деятельности. То есть, это объединение лиц, основным источником существования которых являются доходы от ее преступной деятельности. Здесь фактически речь идет не столько о систематичности преступлений, сколько об их совершении в виде промысла. Поэтому в ситуации с одним, даже пусть тщательно подготовленным преступлением, речь может идти, вероятно, все-таки о группе лиц по предварительному сговору. Однако, коль скоро промысел всегда предполагает систематичность посягательств (три и более раза), целесообразно говорить о закреплении в законе формализованного критерия – систематичность преступных посягательств как характеристику устойчивости организованной группы.

Таким образом, устойчивость, как временная характеристика организованной группы, устанавливается не только через постоянство преступной связи между участниками, наличие организатора и руководителя, распределение ролей между соучастниками и т.д., но и через систематичность совершения преступных актов.[13]

2.4 Преступное сообщество

Преступное сообщество - представляет наиболее опасную форму соучастия. Это устойчивое (сплоченное) объединение (организация) соучастников, объединившихся для занятия преступной деятельностью в сфере совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Действую­щий уголовный закон упоминает в числе разновидностей таких объеди­нений банды - ст. 209 УК, преступные сообщества (преступные органи­зации) - ст. 210 УК.

В соответствии с ч. 4 ст. 35 УК преступление признается совер­шенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), соз­данной для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях.

Преступное сообщество (преступная организация) может осуществлять свою преступную деятельность либо в форме структурированной организованной группы, либо в форме объединения организованных групп, действующих под единым руководством. При этом закон не устанавливает каких-либо правовых различий между понятиями «преступное сообщество» и «преступная организация».

Под структурированной организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Структурированной организованной группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Под структурным подразделением преступного сообщества (преступной организации) следует понимать функционально и (или) территориально обособленную группу, состоящую из двух или более лиц (включая руководителя этой группы), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации) осуществляет преступную деятельность. Такие структурные подразделения, объединенные для решения общих задач преступного сообщества (преступной организации), могут не только совершать отдельные преступления (дачу взятки, подделку документов и т.п.), но и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение функционирования преступного сообщества (преступной организации).

Объединение организованных групп предполагает наличие единого руководства и устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами, совместное планирование и участие в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, совместное выполнение иных действий, связанных с функционированием такого объединения.[14]

По мнению доктора юридических наук, профессора В. Быкова, преступное сообщество (преступную организацию) от организованной группы отличает профессионализм его членов, проявляющийся при совершении преступлений, когда для членов преступного сообщества (преступной организации) постоянное совершение преступлений становится профессией, способом получения преступных доходов, образом жизни и мышления. Более того, в предлагаемой редакции ч. 4 ст. 35 УК автор указывает на необходимость проявления членами преступной организации высокого профессионализма.[15]

В целом это наиболее опасная форма соучастия. Объективные и субъективные признаки соучастия дополняются здесь некоторыми осо­бенностями. Преступную организацию характеризует сплоченность, которая проявляется в длительной и стойкой связи между участниками. Не случайно, например, Уголовный кодекс использует понятия «органи­зация», «объединение организованных групп». Такие объединения ха­рактеризуются наличием четкой общей цели деятельности, руково­дством и распределением ролей. Цель занятия преступной деятельно­стью предполагает задачу совершения многих тяжких и особо тяжких преступлений или даже одного такого преступления, но требующего тщательной подготовки. Преступные сообщества объединяются для совершения наиболее опасных преступлений. Данная форма соучастия отражает различные проявления организованной преступности. В пре­ступной организации следует различать организаторов, руководителей, активных и рядовых участников.

При использовании понятия преступного сообщества (преступ­ной организации) в процессе квалификации необходимо точно приме­нять положения закона. Нельзя, в частности, согласиться с авторами Комментария к Уголовному кодексу, которые утверждают, что могут быть такие ситуации, когда закон предусматривает совершение престу­пления простой группой, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а фактически преступление совершается преступным сообществом. В таких случаях предлагается это обстоя­тельство учитывать при квалификации и назначении наказания. Данная рекомендация игнорирует прямое указание ч. 5 ст. 35 УК, согласно ко­торому лицо, создавшее преступное сообщество либо руководившее им, равно как и другие его участники несут ответственность лишь в случа­ях, предусмотренных соответствующими статьями особенной части Уголовного кодекса. Следовательно, если в конкретной статье преступное сообщество (преступная организация) не предусмотрены в качестве признака состава, данный факт не может влиять на квалификацию. Вме­сте с тем факт совершения преступления преступным сообществом мо­жет с учетом п. «в» ст. 63 УК выступать в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, в процессе его назначения за конкретно совер­шенное преступление.[16]

Заключение

одводя итог выше изложенному, следует отметить, что соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух и более лиц в совершении умышленного преступления, и оно должно отвечать следующим основным признакам: - соучастие может быть только в совершении умышленных преступлений и не может быть в неосторожных;

- основанием ответственности соучастников является состав преступления, предусмотренного Особенной частью УК, а для организатора, подстрекателя и пособника необходима ссылка к тому же на ст.33 УК РФ, если они одновременно не являлись исполнителями данного преступления. Соучастие имеет объективную и субъективную сторону. Объективная сторона соучастия включает в себя: а) участие в преступлении двух и более лиц, каждое из которых должно отвечать требованиям субъекта преступления, т.е. быть вменяемым и должно достигнуть возраста привлечения к уголовной ответственности; б) совместную деятельность соучастников по совершению преступления, что означает: - осуществление преступления общими усилиями всех соучастников; - последствие, достигнутое в результате совершения преступления, является единым, неделимым, общим для всех соучастников; - между действиями всех соучастников и совершенным исполнителем (соисполнителем) преступлением, существует необходимая причинная связь.

Субъективная сторона означает, что не только само преступление должно быть умышленным, но и все соучастники должны действовать при его совершении умышленно - не может быть в соучастии соучастников, действующих с различными формами вины - одни умышленно, другие неосторожно. Причем этот умысел должен быть совместным, т.е. необходимо согласие всех соучастников на совершение преступления в соучастии.

Кроме того, умысел при соучастии имеет свой интеллектуальный и волевой моменты: а) интеллектуальный момент включает в себя сознание каждым соучастников общественной опасности не только своих, но и действий других соучастников, а также предвидение наступления, в результате этих совместных действий, общественно опасных последствий; б) волевой момент предполагает наличие у всех соучастников желания наступления общественно опасных последствий либо безразличного к ним отношения, т.е. они могут действовать при соучастии, как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Институт соучастия в преступлении в своей служебной роли подчинен общим задачам охраны комплекса общественных отношений и их участников от преступных посягательств (ст.2 УК). Эта роль института соучастия в преступлении обладает, однако, своей спецификой, так как увязана в уголовном законе с массивом конкретных случаев совершения преступления путем объединения усилий нескольких (двух или более) лиц.

Совершение преступления в соучастии нескольких лиц является самой опасной формой преступной деятельности. При совершении преступления несколькими лицами общественным отношениям наносится более серьезный вред. Соучастие более опасно и тем, что в условиях взаимной помощи нередко ослабляются сдерживающие факторы поведения, укрепляется решимость соучастников совершить преступление, становятся более изощренными способы совершения деяний, приемы их сокрытия и уклонения от ответственности. Повышенная общественная опасность содеянного очевидна, когда деяние совершается организованной группой.

Подводя итог работы, хочу сказать, что проблема форм соучастия в уголовном праве выходит на новый этап своего исследования. И это в первую очередь связано с развитием в жизни нашего общества организованной преступности. Задача решения этой проблемы стоит как перед законодателем и наукой, так и перед практическими работниками.

Борьба с организованной преступностью предполагает глубокие криминологические знания о самом явлении, затем адекватное отражение данного явления в законе и, наконец, систему продуманных общих и специальных мер по локализации этой преступности. Организованная преступность - это соучастие.

Список использованных источников

1. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 27.07.2010) // «Собрание законодательства РФ», 17.06.1996, N 25, ст. 2954;

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 N 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» // «Российская газета», N 130, 17.06.2010;

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // «Российская газета», N 4, 12.01.2008;

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 (ред. от 23.12.2010) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 2, 2003;

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1 (ред. от 03.12.2009) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 3, 1999;

6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 N 6 (ред. от 23.12.2010) «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» // «Российская газета», N 38, 23.02.2000;

7. Арутюнов А. Квалификация преступлений, совершенных группой лиц по предварительному сговору / «Уголовное право», 2009, N 3. / Консультант плюс;

8. Балеев С.А. О понятии соучастия в преступлении в действующем уголовном законе // Российский следователь. 2010. N 13. / Консультант плюс;

9. Быков В. Позиция Пленума Верховного Суда об организации преступного сообщества (преступной организации): контраргументы // Уголовное право. 2008. N 5. – 72 с.;

10. Галиакбаров Р.Р. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой// Российская юстиция. 2004. № 4. – с. 76;

11. Уголовное право России Часть общая: Учебник. / Под ред. Кругликова Л.Л. Издательство Волтерс Клувер, 2005. - 567 с. ;

12. Мондохонов А.Н. Признаки преступного сообщества (преступной организации) // Законность. 2010. N 9. – 40 с.;

13. Оболев К. «Человек и закон» // «Фармацевтические ведомости», 2005, N 9. / Консультант плюс;

14. Уголовное право России. Общая часть. / Под ред. Рарога А.И. 3-е изд., с изм. и доп. - М.: Эксмо, 2009. – 496 с.;

15. «Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации» (постатейный) (2-е издание, исправленное, переработанное и дополненное) / Под ред. А.И. Чучаева. «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2010. / Консультант плюс.


[1] Быков В. Позиция Пленума Верховного Суда об организации преступного сообщества (преступной организации): контраргументы // Уголовное право. 2008. N 5. – с. 58

[2] Балеев С.А. О понятии соучастия в преступлении в действующем уголовном законе // Российский следователь. 2010. N 13. / Консультант плюс

[3] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // «Российская газета», N 4, 12.01.2008

[4] «Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации» (постатейный) (2-е издание, исправленное, переработанное и дополненное) / Под ред. А.И. Чучаева. «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2010. / Консультант плюс

[5] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 N 29 (ред. от 23.12.2010) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 2, 2003

[6] «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 27.07.2010) // «Собрание законодательства РФ», 17.06.1996, N 25, ст. 2954

[7] Уголовное право России Часть общая: Учебник / Под ред. Л.Л.Кругликова. - Издательство Волтерс Клувер, 2005. – с. 258.

[8] Оболев К. «Человек и закон» // «Фармацевтические ведомости», 2005, N 9. / Консультант плюс

[9] Уголовное право России. Общая часть. / Под ред. Рарога А.И. 3-е изд., с изм. и доп. - М.: Эксмо, 2009. – с. 196-198

[10] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1 (ред. от 03.12.2009) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» // «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 3, 1999

[11] Арутюнов А. Квалификация преступлений, совершенных группой лиц по предварительному сговору / «Уголовное право», 2009, N 3 / Консультант плюс

[12] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 N 6 (ред. от 23.12.2010) «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» // «Российская газета», N 38, 23.02.2000

[13] Галиакбаров Р.Р. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой // Российская юстиция. 2004. № 4. - с. 47-48

[14] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 N 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» // «Российская газета», N 130, 17.06.2010

[15] Мондохонов А.Н. Признаки преступного сообщества (преступной организации) // Законность. 2010. N 9. – с. 39

[16] Уголовное право России. Общая часть. / Под ред. Рарога А.И. 3-е изд., с изм. и доп. - М.: Эксмо, 2009. – с. 198-216