регистрация / вход

Особенности ответственности за преступления, совершённые в состоянии алкогольного опьянения

Содержание Введение 2 Глава I. Ответственность лиц за преступления, совершённые в состоянии алкогольного опьянения, в истории уголовного права России. Ответственность за данные преступления в зарубежном законодательстве.

Содержание

Введение........................................................................................................2

Глава I. Ответственность лиц за преступления, совершённые в состоянии алкогольного опьянения, в истории уголовного права России. Ответственность за данные преступления в зарубежном законодательстве.

§ 1. Ответственность лиц за преступления, совершённые в состоянии алкогольного опьянения, в истории уголовного права России.

§ 2. Ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии алкогольного опьянения, в зарубежном уголовном законодательстве.

Глава II. Особенности ответственности за преступления, совершённые в состоянии алкогольного опьянения.

§ 1. Понятие вменяемости в современном уголовном праве.

§ 2. Ответственность за преступления, совершённые в состоянии алкогольного опьянения по действующему Уголовному Кодексу.

§ 3. Принудительные меры медицинского характера как вид ответственности за преступления, совершённые в состоянии алкогольного опьянения.

В в е д е н и е

Среди негативных явлений, присущих современной цивилизации, алкоголизм занимает особое место, обусловленное масштабностью и разнообразием возможного и фактически причиняемого им социуму вреда.

Актуальность темы исследования обуславливается тем, что алкоголизм влияет буквально все сферы жизни общества: физическое и духовное здоровье нации, её культуру, общественное производство и экономику в целом, обороноспособность, процесс воспроизводства населения и т.д. Особая система взаимоотношений складывается между алкоголизмом и преступностью. Алкоголизм оказывает ощутимое влияние на её состояние, структуру и динамику. Статистика последних лет показывает, что каждое восьмое (12%) преступление совершается в состоянии алкогольного опьянения, в том числе убийств — 67,2%, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью 70,2%, изнасилований - 71,7%, хулиганств - 56,3%, разбоев - 41,9%, грабежей-36,7%. По вине водителей, совершающих дорожно-транспортные происшествия в состоянии опьянения, гибнут и получают ранения 36,1% человек от всех пострадавших.

Поэтому анализ алкоголизма и существующей системы норм УК РФ, предусматривающих ответственность за деяния, совершённые в состоянии опьянения, а также определение направлений совершенствования уголовно правового воздействия представляются своевременными, теоретически и практически значимыми.

Объектом настоящего исследования является алкоголизм как негативное социальное явление, отрицательно влияющее на сознание и волю личности и стимулирующее совершение преступлений.

Предметом исследования выступают соответствующие положения теории уголовного права, криминологии, уголовное законодательство СССР, РСФСР, России и отдельных иностранных государств.

Целью данного исследования является получение новых знаний об особенностях ответственности за преступления, совершённые в состоянии алкогольного опьянения.

Для достижения поставленной цели необходимо рассмотреть ряд задач:

· анализ уголовной ответственности лиц за деяния, совершённые в состоянии опьянения, в истории России и в зарубежном законодательстве;

· анализ влияния состояния опьянения на вину и ответственность в современном уголовном праве;

Глава I. Ответственность лиц за преступления, совершённые в состоянии алкогольного опьянения, в истории уголовного права России. Ответственность за данные преступления в зарубежном законодательстве.

§1. Ответственность лиц за преступления, совершённые в состоянии алкогольного опьянения, в истории уголовного права России.

Среди многообразных видов антиобщественного (девиантного) поведения наиболее распространенным и достаточно живучим является пьянство, выражающееся в злоупотреблении спиртными напитками которое, как правило, заканчивается болезненным состоянием — алкоголизмом. Следовательно, совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения представляет серьезную опасность как для всего общества, так и для граждан.

Не случайно этому социально негативному явлению посвящены многочисленные научные труды, криминологические и социологические исследования на различных этапах развития нашего государства.

Употребление человеком одурманивающих веществ началось с образования человеческого общества, когда поиски пищи сталкивали его с ядовитыми свойствами растений, когда он научился изготавливать опьяняющие напитки. Вплоть до начала XIX века одурманивающие вещества, и напитки назывались на Руси "зельем". Их отрицательное воздействие на поведение людей вызывало понимание необходимости установления контроля за потреблением. В Древней Руси, задолго до установления христианства, языческие жрецы обеспечивали потребление сильнодействующих веществ в лечебных целях, затрудняя злоупотребление этими средствами. С приходом христианства урегулирование этой проблемы взяли на себя церковные власти в лице митрополитов. Уже в Уставе князя Владимира Мономаха "О десятинах, судах и людях церковных" в XI-XII в. в. лица, нарушающие правила обращения с зельем, подвергались жестокому преследованию, вплоть до лишения жизни 1 .

На протяжении многих веков главными средствами для борьбы с обсуждаемым нами пороком являлись плеть и палка. Позднее к ним присоединились и штрафы. Так, при Иване IV (Грозном) подобранных пьяных облагают штрафом в 10 алтын.

Беззаконие и отсутствие твёрдой власти в начале XVII века, а также подъем русского самодержавия и его переход к абсолютизму во многом определили принятие первого в истории России систематизированного закона - Соборного уложения 1649 г., действовавшего почти 200 лет и представлявшего собой тщательно разработанный свод права крепостнической России. Соборное уложение (далее Уложение) состояние опьянения не признавало обстоятельством, освобождающим от ответственности за совершённое преступление. В главу XXI "О разбойных и о татиных делах" Уложения 1649 года были включены статьи 69, 71, 73 об уголовной ответственности за убийство, совершённое в том числе и в состоянии опьянения. Правовая квалификация убийства и объема ответственности за него ставятся Уложением в зависимости от наличия или отсутствия умысла и социальной принадлежности убийцы и убитого. Во всех случаях опьянённое состояние убийцы не освобождало его от наказания, и преступление признавалось совершённым неумышленно. Отсутствие умысла служило смягчающим вину обстоятельством 2 .

Дальнейшее развитие уголовно-правовой ответственности за преступления, совершённые в состоянии алкогольного опьянения, связано с выходом в 1715 году Воинского Артикула. Воинский Артикул более определённо ставит вопрос об ответственности за данные преступления. Характерно, что закон впервые стал относить состояние опьянения к отягчающим обстоятельствам, прежде всегда бывшее обстоятельством, смягчающим вину.

Далее в уголовном праве России проводилась политика по ужесточению уголовной ответственности за преступления совершенные в состоянии опьянения. Так, например, Свод законов 1834 года (ст.113) гласит: "Всякий совершивший деяние в состоянии опьянения признается виновным". Причем уже в этом Своде проводилось различие между деянием, неумышленно совершенным в пьяном состоянии, которое не влияло на смягчение наказания, и деянием умышленным, совершенным в пьяном виде, когда опьянение, наоборот, усиливало ответственность.

В конце XIX века преобладала установка, что "наказание, понесенное действительным преступником, должно иметь в виду преступников будущих, возможных... ", сохранилась судебная снисходительность к лицам, совершившим преступления в состоянии опьянения.

Если говорить о Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919г., то в них не предусматривалась ответственность за совершение преступления в состоянии опьянения, хотя такого рода вопросы на практике возникали.

Первый УК РСФСР 1922 г. в примечании к ст. 17 не предусматривал состояние опьянения обстоятельством, исключающим уголовную ответственность, если лицо привело себя в такое состояние для совершения преступления. В свою очередь, Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г., как и Руководящие начала 1919г., не решали вопроса об ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения.

Вместе с тем принципиально важные положения данного вопроса, нашедшие отражение в УК РСФСР 1922 г., получили свое дальнейшее развитие в ст. 11 УК РСФСР 1926 г., в которой отмечалось, что лица, совершившие преступления в состоянии невменяемости, освобождаются от уголовной ответственности. При этом в примечании к данной статье особо указывалось, что действие настоящей нормы не распространяется на лиц, совершивших преступное деяние в состоянии опьянения.

Тем не менее, проблема обоснования ответственности за преступления, совершенные в состоянии алкогольного опьянения, получила свое более конкретное выражение и закрепление в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г., а в дальнейшем— в уголовных кодексах соответствующих субъектов советского государства.

Согласно ст. 12 Основ и ст. 12 УК РСФСР 1960 г. лица, которые совершили преступление в состоянии опьянения, не освобождались от уголовной ответственности. В данном случае речь шла об уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии алкогольного опьянения. Согласно п. 10 ст. 39 УК 1960г. совершение преступления лицом, находящимся в состоянии опьянения, с учетом всех обстоятельств дела и характера самого преступного деяния могло быть по усмотрению суда признано как отягчающее обстоятельство. Однако это не предусмотрено в действующем УК РФ 1996 г. 3

§2. Ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии алкогольного опьянения, в зарубежном уголовном законодательстве.

В настоящее время уголовные кодексы большинства стран мира, включая все страны СНГ, содержат общие нормы о влиянии состоянии опьянения на вину и ответственность (чаще всего в разделах о субъекте преступления, общих условиях уголовной ответственности). Вместе с тем в уголовном законодательстве ряда иностранных государств подобные нормы отсутствуют. В такую группу стран входят Болгария, Боливия, Венгрия, Грузия, Дания, Колумбия, Нидерланды, Парагвай, Перу, Франция, Чили, Япония. В уголовном законодательстве Латвии, Кубы, Никарагуа состояние опьянения в общей части их уголовных кодексах упоминается только как смягчающее или отягчающее обстоятельство. На конец, в УК Болгарии, Грузии, Колумбии и ряда других стран совершение деяния в состоянии опьянения является квалифицирующим признаком отдельных составов преступлений (как правило, при убийстве).

Что касается оценки уголовно-правового значения опьянения, то в современном законодательстве преобладает подход в соответствии с которым уголовная ответственность за совершение преступления в состоянии опьянения наступает на общих основания, если лицо привело себя в это состояние добровольно (умышленно или по неосторожности). Однако выше указанный подход является не единственным в мире, и даже в тех странах, где уголовно-правовая доктрина отдает ему предпочтение, он находит весьма не одинаковое отражение и понимание.

В большинстве государств СНГ уголовные кодексы содержат лаконичную формулировку, устанавливающие только общий принцип уголовной ответственности: лицо совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств и других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности (ст.23 УК РФ, ст.23 УК Азербайджана, ст.30 УК Белоруссии, ст.18 УК Казахстана, ст.21 УК Украины). Аналогичная формулировка содержится в УК КНР (ст.18). Очевидно, что при таком подходе законодателя остается открытым ряд вопросов, в частности, как быть в случае недобровольного опьянения. Соответствующие проблемы приходится восполнять уголовно - правовой доктриной и судебной практике.

УК Молдавии (ст.24) и Туркменистана (ст.25) наряду с установлением вышеуказанного общего правила закрепили следующую дополнительную норму причины опьянения, его степень и влияние на совершение преступления принимаются во внимание при назначении наказания.

В УК Бразилии (ст.28), Норвегии (параграф 45), Эстонии (ст.36), содержатся более точные формулировки, согласно которым вину (ответственность) не исключает состояние опьянения, вызванное добровольно (умышленно или по неосторожности). Добровольное и недобровольное опьянение различают также уголовное законодательство Великобритании и ряда других стран английского общего права (Бруней, Вануату, Замбия, Индия, Кения, Кирибати, Мальта, Нигерия, Фиджи и т.д.), а также УК Италии, Литвы, Панамы, Румынии, Судана, Уругвая. В развитии этих тенденций напрашивается вывод о том, что если лицо в результате добровольного опьянения доводит себя до состояния полной невменяемости, его привлечение к уголовной ответственности представляет собой, по сути, объективной вменение. В ряде стран законодатель попытался разрешить данную коллизию, предусмотрев в особенной части УК специальную статью (параграф 287 УК Австрии, параграф 323 а УК Германии, ст. 193 УК Греции, ст.263 УК Швейцарии), устанавливающую ответственность за совершение запрещенного под угрозой наказания деяние в состоянии полного опьянения, исключающего вменяемость. Аналогичное решение предлагали и некоторые отечественные ученые 4 .

Так, уголовное право ФРГ исходит из понятия намеренного опьянения: если субъект должен был считаться с возможностью совершения преступления, находясь в состоянии опьянения, и, несмотря на это, привел себя в такое состояние, то возможность смягчения наказания на него не распространяется. В ином случае к правонарушителю может быть применена норма, регламентирующая основания уменьшенной вменяемости. Уголовное законодательство Австрии также предусматривает смягчение наказания преступнику, совершившему деяние в состояние опьянения, причем в зависимости от возможности его упречного предкриминального поведения. Так, § 35 УК Австрии устанавливает, что преступнику может быть смягчено наказание, если он находился в состоянии опьянения, не исключающем вменяемости, и если обусловленное этим состоянием снижение порога вменяемости не требует упрека, касающегося употребления опьяняющих средств 5 .

Однако, в мире есть новые страны, по законодательству которых полная потеря самоконтроля (вменяемости) в результате добровольного опьянения может признаваться обстоятельством, освобождающим от ответственности (Исландия, Испания, Македония). По общему для указанных стран правилу такое освобождение возможно только в случае "добросовестности" лица, то есть отсутствия у него за ранее возникшего намерения совершить преступление в состояние опьянения или допущения такого развития событий. Так, по УК Исландии (ст.17) наказание не назначается, если в результате опьянения лицо полностью утратило сознательность, за исключением случая, когда это лицо за ранее знало или имело все основания предполагать, что под влиянием или в результате такого состояния им будет совершено преступление. По УК Испании (ст.21) не подлежит уголовной ответственности тот, кто во время совершения преступления находился в состоянии сильного алкогольного отравления, под действием токсических или одурманивающих наркотических средств, психотропных веществ и других и не имел намерения совершить преступление или не предвидел и не должен был предвидеть возможности его совершения, а также находился под влиянием синдрома абстиненции из - за влияния таких веществ, что препятствовало пониманию им противоправности деяния или руководству своими действиями.

В целом же следует отметить, что законодатель и правовая доктрина большинства мировых государств исходят из общего принципа, согласно которому недобровольное опьянение, приведшее к полной утрате вменяемости, исключает уголовную ответственность лица, а в остальных случаях уменьшает такую ответственность.

Глава II. Особенности ответственности за преступления, совершённые в состоянии алкогольного опьянения.

Положение действующего закона о совершении преступления лицом в состоянии опьянения, которое вызвано употреблением алкоголя, является новизной для нашего уголовного законодательства, требующей ее осмысления как теорией, так и практикой. В связи с этим представляется целесообразным в первую очередь раскрыть смысл, вкладываемый законодателем в понятие «алкогольное опьянение»

Алкогольное опьянение является признаком исключительно субъекта преступления. Поэтому необходимо проанализировать этот элемент состава преступления, а именно общий признак субъекта преступления — вменяемость.

§ 1. Понятие вменяемости в современном уголовном праве.

Статья 19 Уголовного Кодекса РФ гласит: «Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим кодексом.» Исходя из темы нашей работы нам важен лишь один критерий — вменяемость. Понести уголовную ответственность за совершённое общественно опасное деяние могут лишь вменяемые лица. Лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, не может быть привлечено к уголовной ответственности. Таким лицам могут быть назначены принудительные меры медицинского характера (ч. 2 ст. 21 УК РФ), не являющиеся наказанием.

Уголовный закон даёт косвенное определение вменяемости через определение невменяемости: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.» Невменяемость характеризуется юридическим и волевым критерием.

· Юридический критерий невменяемости.

Данный критерий указывает на альтернативную неспособность лица, совершившего общественно опасное деяние, осознавать значения своих действий или руководить ими. Юридический критерий невменяемости характеризуется двумя признаками: 1) интеллектуальным — невозможностью осознавать характер своих действий; 2) волевым — неспособностью к руководству своими действиями. Наличие любого из этих признаков является достаточным для формирования юридического критерия невменяемости.

· Медицинский критерий невменяемости.

Медицинский критерий устанавливает эксперт, с помощью приёмов и методик, разработанных наукой психиатрией.

Указывает на причины возникновения юридического критерия невменяемости, каковым могут выступать четыре вида психических расстройств:

1. хроническое психическое заболевание (стойкое, длительно развивающееся неизлечимое или трудно поддающееся лечению расстройство душевной деятельности);

2. временное психическое расстройство (нестойкое, быстро развивающееся, излечимое психическое расстройство: реактивные состояния (результат глубоких эмоциональных переживаний), алкогольные, наркотические и токсические психозы, исключительные состояния (патологическое опьянение));

3. Слабоумие (неполноценность умственной деятельности);

4. Иные заболевания психики 6 .

§2. Ответственность за преступления, совершённые в состоянии алкогольного опьянения по действующему Уголовному кодексу.

Как уже было сказано ранее, невменяемость характеризуется юридическим и волевым критерием, причём необходимо наличие обоих критериев одновременно, поскольку возникновение юридического критерия может быть вызвано причинами, не указанными в ч. 1 ст. 21 УК, чем как раз и может являться сильная степень алкогольного опьянения. В соответствии с этим, уголовный закон разъяснил в статье 23: «Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.» Данная формулировка дает возможность справедливого разрешения принципиальных вопросов ответственности. Однако, состояние обычного физиологического опьянения следует отличать от психического расстройства в виде патологического опьянения, развивающегося на фоне иных заболеваний, являющихся следствием систематического употребления алкоголя (белая горячка - острый психоз, развивающийся под влиянием длительного злоупотребления спиртными напитками, характеризующийся расстройством сознания, обильными, преимущественно зрительными, галлюцинациями, двигательным возбуждением и бессонницей., параноидальный алкоголизм - характеризуется систематизированным различным по содержанию бредом (изобретения, преследования, ревности, любовным, сутяжным, ипохондрическим) и др.) Наличие соответствующих расстройств исключает наличие субъекта преступления и является основанием для признания лица невменяемым 7 .

Исходя из дуализма состояния опьянения и возможностей оценки, предоставляемых ст. 23 УК, при решении вопроса о наказании лица, совершившего преступление в состоянии опьянения, следует опираться на определенные критерии. В этой связи представляются актуальными разновидности опьянения, предлагавшиеся в свое время Н. Таганцевым. Он высказал следующее предложение: «В интересах юридического вменения необходимо различать две степени опьянения – полное и неполное. К опьянению полному нужно отнести не только наступление полной бессознательности и сна, но и ту стадию, когда опьяневший утрачивает способность распознавать зависимость и причинную связь явлений, когда под влиянием ненормального состояния органов чувств, сфера его представлений получает субъективную окраску и рассудок утрачивает способность управлять действиями. Такое психическое состояние несомненно устраняет вменяемость. Опьянение неполное будет обнимать все предшествующие, первичные стадии; при чем вменяемость несомненно существует, и возбужденное состояние обвиняемого может только, смотря по обстоятельствам, влиять на выбор меры ответственности 8 »

Использование положительного опыта зарубежных стран и поучительных выводов российских правоведов позволяет заключить, что состояние опьянения способно влиять на меру вины и, соответственно, на меру ответственности преступника перед обществом.

Статистика показывает, что в течение последних 10 - 15 лет Россия вошла в число стран лидером по ключевым показателям жизни, государство заострило внимание и на "настоящем бедствии" России - курении и пьянстве. В России "потребляют алкоголь и курят в два раза больше, чем в большинстве развитых стран". Подтверждением тому могут служить и данные исследований потребления чистого алкоголя в литрах на душу населения за 2009 год в России и некоторых странах Европы, приведенные в еженедельнике "Аргументы и факты": Россия - 11,5; Германия - 7,9; Финляндия - 7,5; Польша - 6,0; Швеция - 5,2.

Программа "Вести" 16 сентября 2006 г. сообщила: за 10 лет войны в Афганистане Россия потеряла меньше, чем сейчас гибнет на дорогах страны за полгода по вине пьяных водителей. За 90-е годы прошлого столетия в таких авариях только водителей погибло более 200 тысяч.

И в этой крайне неблагоприятной обстановке в июне 1996 года законодатель вводит в действие новый Уголовный кодекс, в котором такого отягчающего ответственность обстоятельства, как совершение преступления в состоянии опьянения, ранее предусмотренного пунктом 10 статьи 39 УК РСФСР, уже нет. То есть, наказание, что за преступление, совершённое в состоянии опьянения, что за преступление, совершённое в трезвом виде одинаковое. Но ситуация в Российской Федерации поменялась 13 февраля 2009 года, когда были внесены изменения в ст.264 УК РФ. И на сегодняшний день данная статья дополнена новыми частями, содержащими такой квалифицирующий признак состава преступления как нахождение лица, совершившего преступление, в состоянии опьянения. В новой редакции ст.264 УК РФ устанавливается безальтернативная санкция в виде лишения свободы на срок до 3-х лет (ранее максимальный срок для всех водителей - 2 года лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством до 3-х лет или без такового) с обязательным лишением права управлять транспортным средством на срок до 3-х лет за причинение тяжкого вреда здоровью человека. За деяния, повлекшие смерть человека и совершенные в состоянии опьянения, предусматривается максимальный срок лишения свободы до 7-ми лет, а в случае смерти двух или более лиц - до 9-ти лет лишения свободы.

Таким образом, отягчение наказания за совершение преступления в состоянии опьянения (хотя пока лишь за совершение конкретного преступления, предусмотренного ст.264 УК РФ) вновь появилось в УК РФ. Хотя законодатель не считает это отягчающим обстоятельством. Так, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 г. N 25 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения": «Обратить внимание судов, что при назначении наказания лицу, совершившему предусмотренное статьей 264 УК РФ преступление в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, в силу части 3 статьи 60 УК РФ следует учитывать указанное обстоятельство как отрицательно характеризующее личность этого лица, умышленно допустившего нарушение пункта 2.7 Правил, повышающее степень общественной опасности им содеянного» 9 .

Исходя из этого, состояние опьянения при совершении преступлений может быть учтено судом при назначении наказания как одна из характеристик личности преступника (ч.3 ст.60 УК РФ). На основании вышеизложенного представляется, что наказание лицу, совершившему преступление в состоянии опьянения, назначается на общих основаниях, согласно ст.60 УК РФ, которая предписывает при назначении наказания учитывать характер и степень общественной опасности преступления. Характер общественной опасности определяет ее в ряду других преступлений, а степень - позволяет различать общественную опасность преступлений, квалифицируемых по одной и той же статье УК РФ. Характер и степень общественной опасности совершенного преступления выявляются по каждому делу. Для определения характера общественной опасности первостепенное значение имеет выявление объекта и субъективной стороны преступления. Степень общественной опасности чаще всего характеризуется объективной стороной преступления. Однако учесть характер и степень общественной опасности любого преступления можно только на основе всех объективных и субъективных признаков, которые установлены и проанализированы судом при рассмотрении дела и назначении наказания.

В настоящее время государство склоняется к тому, чтобы считать алкогольное опьянение как отягчающее обстоятельство, хотя, как уже неоднократно говорилось, Уголовный кодекс этого не закрепляет. Так, первый зампред комитета Госдумы по законодательству Владимир Груздев сообщил о инициативе: признать наркотическое и алкогольное опьянение отягчающим обстоятельством при совершении преступлений против личности.

"Мы предлагаем признать алкогольное или наркотическое опьянение в качестве отягчающего обстоятельства при рассмотрении уголовных дел, связанных с преступлениями против жизни и здоровья, половой неприкосновенности и половой свободы личности, общественной безопасности, - пояснил "РГ" автор инициативы Владимир Груздев. - А в случаях, когда состояние опьянения не влияет на общественную опасность совершенного деяния, например, преступления в сфере экономической деятельности, признавать опьянение отягчающим обстоятельством не имеет смысла".

По данным экспертов, алкоголь - одна из важнейших причин высокого уровня преступности в стране. Ежегодно сотни тысяч россиян в состоянии алкогольного опьянения совершают преступления, на которые на трезвую голову бы не пошли. В числе совершенных по пьяной лавочке преступлений - убийства, случаи умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, изнасилования, хулиганские выходки, грабежи, разбои, кражи, угоны машин и т.д. "Обвиняемые часто оправдывают свое поведение тем, что преступление было совершено в состоянии опьянения, - говорит Владимир Груздев. - Опьянение действительно ослабляет способность лица осознавать общественную опасность совершаемых им действий. Однако лицо, находящееся в этом состоянии, не утрачивает связи с окружающим миром. Не нужно ставить знак равенства между состоянием аффекта и опьянением".

Поэтому и предлагается внести соответствующие изменения в часть часть 1 ст. 63 Уголовного кодекса. В случае принятия данные поправки станут дополнительной мерой профилактики преступлений 10 .

§ 3. Принудительные меры медицинского характера как особый вид ответственности за преступления, совершённые в состоянии алкогольного опьянения.

Не ограничиваясь указанием на ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, уголовное законодательство предусматривает необходимость не только применения наказания к виновным, но и обязывает судебные органы применять к алкоголикам, наркоманам и токсикоманам принудительные меры лечения, а также устанавливать в отношении их попечительство.

В общей части УК РФ 1996 года есть раздел, посвященный применению принудительных мер медицинского характера. Он содержит нормы, определяющие основание их применения (ст. 97), цели (ст. 98), виды этих мер (ст. 99) и др.

Принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам, совершившим преступления и признанным нуждающимися в лечении, в том числе от алкоголизма. Уголовное законодательство подчеркивает профилактическую направленность данных мер. В ст. 98 УК РФ говорится, что целями применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, совершивших преступление и признанных нуждающимися в лечении от алкоголизма, являются излечение или улучшение их психического состояния, предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных Уголовным кодексом РФ.

Лицам, осужденным за преступления и нуждающимся в лечении от алкоголизма, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра. Уголовный кодекс РФ не дает определения ее понятия. Из анализа уголовного законодательства следует, что, во-первых, рассматриваемая мера назначается лицам, совершившим преступление и признанным нуждающимися в лечение от алкоголизма (п. «г» ч. 1 ст. 97 УК РФ); во-вторых, принудительное наблюдение и лечение является одним из видов принудительных мер медицинского характера (ч. 2 ст. 99 УК РФ).

По нашему мнению, амбулаторное принудительное наблюдение и лечение, назначаемое хроническим алкоголикам, совершившим преступления, является уголовно-правовой и уголовно-исполнительной мерой, сущность которой заключается в принудительном лечении лиц, совершивших преступление, являющихся больными алкоголизмом, и в силу этого представляющих опасность для общества.

В юридической литературе высказывается мнение о том, что в законе «даны четкие предписания об основаниях и порядке применения принудительных мер медицинского характера». Однако действующее уголовное законодательство, по существу, не формулирует оснований применения принудительных мер медицинского характера.

Мы считаем, что единственным основанием применения принудительных мер медицинского характера является общественная опасность лица, больного алкоголизмом, совершившего уголовно-правовое деяние, которая характеризуется двумя критериями: юридическим (совершение деяния, предусмотренного уголовным законом) и медицинским (наличие заболевания алкоголизмом. Делающего такое лицо опасным для себя и других).

Уголовный кодекс РФ впервые определил цели применения амбулаторного принудительного наблюдения и лечения (ст. 98): «... Излечение лиц, указанных в ч. 1 ст. 97 Кодекса, или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса».

Некоторые авторы отождествляют цели и задачи уголовно-правового воздействия и тем самым усложняют проблему целеполагания в отношении принудительных мер медицинского характера. Цели и задачи применения этих мер хотя и связаны между собой, но не тождественны, так как различаются по содержанию.

Заключение

Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Традиционно вопрос об уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, связывается с проблемой вменяемости. Известно, что алкоголь, воздействуя на центральную нервную систему человека, поражает его сознание и волю. Благодаря нарушению мышления и ослаблению самоконтроля поведение пьяного человека заметно отличается от поведения того же человека в трезвом состоянии. Совершенно очевидно, что многие преступления не были бы совершены вообще, если бы преступник не находился под влиянием алкоголя. Систематическое злоупотребление спиртными напитками ведет к общей деградации личности, облегчая формирование криминальной обстановки.

Некоторые лица, совершившие преступления в состоянии опьянения, ссылаются на то, что они не сознавали значения своих действий, не могли руководить ими, ничего не помнят о случившемся и т.д. Однако состояние опьянения не может служить основанием для освобождения от уголовной ответственности.

Уголовный кодекс однозначно устанавливает, что лицо, совершившее преступление в состоянии алкогольного опьянения подлежит уголовной ответственности независимо от степени тяжести такого опьянения (одурманивания).

Уголовный кодекс не рассматривает состояние опьянения лица в момент совершения им преступления как обстоятельство, отягчающее либо смягчающее наказание. В то же время, если преступление в состоянии опьянения совершило лицо, систематически пьянствующее, данное обстоятельство, как характеризующее личность виновного, может быть учтено судом при назначении наказания. Напротив, если состояние опьянения для виновного лица непривычно, оно оказалось в таком состоянии в силу случайного стечения обстоятельств, возможно, под влиянием обмана, принуждения и т. п., суд может учесть это обстоятельство для смягчения ответственности.

Список использованной литературы.

1. Уголовный кодекс Российской Федерации: официальный текст по состоянию на 15 марта 2011 года. - М.: Гросс-Медиа, 2011;

2. Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 г. N 25 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения";

3. Федорова М.Е., Сумникова Т.А. «Хрестоматия по древнерусской литературе» Москва 1992 г. ;

4. Чистяков О.И. Отечественное законодательство XI-XIX веков. Москва 2000 г.;

5. Павлов В. Г. Субъект преступления. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001.;

6. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968. ;

7. Иванов Н.Г. Аномальный субъект преступления: проблемы уголовной ответственности. – М., 1998.;

8. Уголовное право России. Общая часть: учебник / под ред. Л.Д. Гаухмана и С.В. Максимова. - 2-е изд., стер. - М.: Издательство «Омега-Л», 2010.;

9. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. – Т. 1: Часть Общая. – М, 1994.;

10. Российская газета от 17. 08. 2010 № 5261., 4822.

1 Федорова М.Е., Сумникова Т.А. «Хрестоматия по древнерусской литературе» Москва 1992 г. с.29

2 Чистяков О.И. Отечественное законодательство XI-XIX веков. Москва 2000 г. с. 252

3 Павлов В. Г. Субъект преступления. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. — 318 с

4 Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968. с. 57

5 Иванов Н.Г. Аномальный субъект преступления: проблемы уголовной ответственности. – М., 1998. – С. 201-202.

6 Уголовное право России. Общая часть: учебник / под ред. Л.Д. Гаухмана и С.В. Максимова. - 2-е изд., стер. - М.: Издательство «Омега-Л», 2010. - 334 с. - (Высшее юридическое образование).ст. 133

7 Уголовное право России. Общая часть: учебник / под ред. Л.Д. Гаухмана и С.В. Максимова. - 2-е изд., стер. - М.: Издательство «Омега-Л», 2010. - 334 с. - (Высшее юридическое образование). Стр. 135

8 Таганцев Н.С. Русское уголовное право. – Т. 1: Часть Общая. – М, 1994.

9 Российская газета от 26 декабря 2008 г. № 4822.

10 Российская газета от 17. 08. 2010 № 5261.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий