регистрация / вход

Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом как с российской, так и с зарубежной точек зрения

Содержание Введение. 3 1 Понятие бандитизм. 5 2 Отличие бандитизма от разбоя. 14 Заключение. 22 Глоссарий. 24 Список использованных источников. 25 Приложения. 28

Содержание

Введение. 3

1 Понятие бандитизм. 5

2 Отличие бандитизма от разбоя. 14

Заключение. 22

Глоссарий. 24

Список использованных источников. 25

Приложения. 28

Введение

Выбранная тема «Бандитизм и его отличия от разбоя» весьма актуальна в наши дни, так как в настоящее время в мире происходят постоянные изменения стратегий и методов бандитизма, и изучение проблематики данного исследования по-прежнему несет актуальный характер.

Все­общая декларация прав человека провозглашает, что каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную неприкос­новенность. Эти положения воспроизводятся Конституцией Российской Федерации. От­ветственность за преступления против жизни и здоровья предусматривается Уголовным Кодексом Российской Федерации. И, тем не менее, проблема создания бандитских формирований и бандитизма остается актуальной и требует дальнейшего изучения, объяснения и решения. Отсюда вытекает констатация актуальности, практической значимости и злободневности темы данной курсовой работы.

Объект работы - система реализации Уголовного-правовые меры борьбы с бандитизмом.

Предмет исследования – частные вопросы деятельности системы Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом.

Цель работы – изучение темы Уголовно-правовые меры борьбы с бандитизмом как с российской, так и с зарубежной точек зрения.

Поставленная цель определяет задачи исследования:

- Определить понятия бандитизм и понятие уголовная политика;

- Выявить основную проблему уголовно-правовых мер борьбы с бандитизмом в современных условиях;

- Показать пути решения выявленных проблем и сделать расчет путей их решения уголовно-правовых мер борьбы с бандитизмом;

- Провести и обозначить тенденции развития тематики уголовно-правовых мер борьбы с бандитизмом.

Бандитизм - одно из наиболее опасных преступлений, ответствен­ность за которое известна российскому уголовному законодательству с 1922 г. УК РСФСР не раскрывал понятия банды, указывая только на признак вооруженности. Признаки бан­ды определялись наукой уголовного права. УК РФ 1996 г. указал следующие признаки банды: группа, т. е. два или более лиц, устойчивость, вооруженность.

«Под бандой следует понимать организованную устойчивую вооружен­ную группу из двух или более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации. Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения» (по­становление Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм»). «Банда признается вооруженной при наличии оружия хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды».

1 Понятие бандитизм

В последнее время в общей структуре преступности значительно возросла организованная преступность, одной из разновидностей которой является бандитизм. Он сопряжен с вооруженными нападениями на организации и граждан. Последние особенно уязвимы, так как под угрозу ставится не только их собственность, но и жизнь. Как показало выборочное изучение уголовных дел на лиц, осужденных за бандитизм, в 78% случаев бандитские нападения заканчивались убийством потерпевших, на счету отдельных банд их в среднем от пяти и более.

Активизация борьбы с бандитизмом началась после принятого 14 июня 1994г. Указа Президента Российской Федерации “О необходимых мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности”.

Как показало изучение практики применения Уголовного законодательства, не всегда правильно принимаются такие признаки состава бандитизма, как организация банды и руководство ею, участие в банде и участие в бандитских нападениях. Недостаточно полно выясняется, какие именно действия совершил каждый участник банды, не устанавливаются лица, способствующие бандитской деятельности. Допускаются ошибки в квалификации совершаемых бандой нападений по совокупности с иными деяниями, поскольку не все преступления, в которых приняла участие банда, охватываются понятием бандитизма.

Актуальность разработки данной проблемы объясняется также и тем, что за все время существования уголовной нормы о бандитизме не было принято ни одного специального постановления Верховного суда СССР или РСФСР, посвященного этому вопросу. Только спустя 30 с лишним лет после принятия Уголовного кодекса РСФСР 1960г. было принято первое постановление Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 1993г., которое достаточно подробно проанализировало вопросы, связанные с квалификацией бандитизма и выработало обязательное для всех судов рекомендации.

С 1 января 1997г. в действие введен новый уголовный кодекс, в котором в ст.209 УК РФ более широко по сравнению с уголовным кодексом 1960г. установлены признаки бандитизма как общественно-опасного деяния. Новая конструкция ответственности за бандитизм предусматривает в ч. 1 ст. 209 УК РФ ответственность за организацию и руководство бандой, в ч. 2 ст. 209 УК РФ – за участие в банде и в совершаемых ею нападениях. Часть 3 ст. 209 УК РФ является квалификационным составом по отношению к двум первым и устанавливает ответственность за действия, перечисленные в частях 1 и 2 ст. 209 УК РФ, совершенные с использованием служебного положения.

С учетом положений Нового Уголовного законодательства Пленум верховного суда РФ принял постановление №1 от 17 января 1997г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм», которым следует руководствоваться в своей деятельности правоохранительным органам.

В истории Уголовного законодательства бандитизм рассматривался как преступление государственное, т.е. одно из особо опасных преступлений, посягающих на основы государственного управления в области охраны общественной безопасности и правопорядка. Впервые о бандитизме говорилось как о преступлении в Декрете СНК РСФСР от 20 июля 1918г. «О суде». Декретом ВЦИК от 20 июня 1919г. «Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении» бандитизм определяется как «участие в шайке, составившейся для убийств, разбоя и грабежей, пособничество и укрывательство такой шайки». Впоследствии уголовная ответственность за бандитизм была предусмотрена в ст. 76 УК РСФСР, в которой бандитизм определялся как «организация и участие в бандах и организуемых бандами разбойных нападениях и ограблениях, налетах на советские и частные учреждения и отдельных граждан, остановки поездов и разрушение железнодорожных путей, безразлично, сопровождались ли эти нападения убийствами и ограблениями или не сопровождались».

Наказание за перечисленные в ст. 76 УК РФ действия устанавливалось в виде расстрела с конфискацией всего имущества. Снижение наказания допускалось на срок не ниже 3 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества только при наличии смягчающих обстоятельств. Пособничество банде и укрывательство ее членов и банды в целом, а также сокрытие добытого и следов преступной деятельности наказывалось наравне с бандитизмом. Снижение наказания допускалось на срок не ниже 2 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества.

Такая столь чрезмерная трактовка позволяла карающим органам применять максимальное наказание вплоть до расстрела за деяния, угрожающие существованию и нормальному функционированию нового общественного строя.

Уголовный кодекс 1926г. оставил норму о бандитизме без изменений (ст. 59-3 УК РФ). В 1927г. было принято положение, которое устанавливало уголовную ответственность за бандитизм в несколько измененном виде. Ст. 59-3 УК РФ приобрела следующий вид: «бандитизм, т.е. организация вооруженных банд и участие в них и в организуемых ими нападениях на советские и частные учреждения или отдельных граждан, остановка поездов и разрушение железнодорожных путей и иных средств сообщений и связи». Эта норма просуществовала, без каких бы то ни было изменений, вплоть до принятия нового Закона об уголовной ответственности за государственные преступления.

Однако в военные и послевоенные годы широкая трактовка бандитизма вновь возобладала в правоприменительной практике. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что в системе НКВД и затем МГБ СССР было создано главное управление по борьбе с бандитизмом (ГУПБ). Наиболее широкая практика применения этой статьи имела место в борьбе с вооруженными формированиями ОУН в Западной Украине и Прибалтике.

УК РФ в ст. 77 предусмотрел уголовную ответственность за бандитизм в редакции ст. 14 «Закона об уголовной ответственности за государственные преступления». В этой норме бандитизм определялся как «организация вооруженных банд с целью нападения на государственные, общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц, а равно участие в таких бандах и в совершаемых ими нападениях». Новая конструкция ст. 77 УК РФ стала более четкой в плане ограничения данного вида преступной деятельности от иных организованных форм. В ней четко оговаривалась цель, с которой создается вооруженная банда для совершения нападений, а не хулиганства или кражи. Аналогия в новом уголовном законодательстве была отменена, и по ст.77 УК РФ квалифицировались только те деяния, которые обладали всеми признаками преступления, описанного в законе.

Как видно из характеристики исторического развития бандитизма, криминализация составляющих его деяний с самого начала образования советского государства и до наших дней объяснялось той высокой степенью общественной опасности, которая в нем заключалась.

Первоначально бандитские действия были опасны не столько тем, что реально они выливались в незаконное завладение имуществом, но прежде всего тем, что на фоне противостояния значительной части общества новому общественному и государственному строю и несогласия с проводимой социальной политикой, они являлись лишним доказательством неспособности нового государства построить справедливое общество и обезопасить его членов. Недаром в первые годы советской власти это преступление было объявлено государственным, хотя такая цель в диспозиции нормы не укладывалась, а сформулированные в ней действия по своему характеру выступали как относящиеся к числу корыстно-насильственных общеуголовных преступлений.

С затуханием классовой борьбы эти качества данного преступления вышли на первый план, однако, по традиции бандитизм оставался в главе о государственных преступлениях.

Глубокое изучение проблем организованности бандитизма позволили выявить и закрепить в науке Уголовного права такие существенные признаки бандитизма как устойчивость, законспирированный характер этого вида деятельности, вовлечение в нее значительного числа лиц, в том числе использующих свое служебное положение, облегчающее совершение преступлений, тщательное планирование, наличие круга лиц, укрывающих банду и похищенное. Бандитизм претерпел значительную эволюцию в своем развитии, постепенно переродившись из контрреволюционного преступления, посягающего на основы государственного устройства, советскую власть в тяжкое, корыстно-насильственное преступление.

Бандитизм не посягает на основы государственного и общественного устройства, его устои, поэтому его нельзя назвать государственным преступлением. Как показывает изучении судебной практики последних лет, бандитизм всегда совершается с целью незаконного завладения имуществом, чем причиняет вред общественным отношениям, возникающим по поводу сохранности и нормального функционирования различных видов собственности, плюс общественным отношениям, направленным на охрану личной физической неприкосновенности личности, ее права на жизнь.

Видимо, правильнее было бы поместить бандитизм вследствие его корыстной направленности в главу о преступлениях против собственности.

Новый УК 1996г. в ст. 35 УК дословно повторил положения ст. 17-1 УК РФ относительно организованной группы, т.е. она определяется как “устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений” (Ст. 17-1 была введена в УК РФ). Законом РФ от 1 июля 1994г. о внесении изменений и дополнений в УК РФ. Организованная группа как устойчивое образование, в качестве квалифицирующего признака была включена во многие составы преступлений, в том числе и в те из разряда насильственно-корыстных, которые составляли как бы основание той пирамиды, вершиной которой является бандитизм).

Одним из принципиальных положений Общей части УК РФ является требование обязательной индивидуализации Уголовного наказания лиц, совершивших преступление, особенно это касается преступлений, совершаемых в соучастии. Поэтому судебные органы, выполняя данное положение закона, всегда были обязаны устанавливать степень участия лица в банде и в совершаемых ею нападениях, его значимость в данной преступной организации. Чтобы придать указанному требованию еще более обязательный характер, законодатель в новом УК РФ предусмотрел дифференцированную уголовную ответственность за бандитизм в зависимости от характера и степени участия каждого конкретного субъекта в преступной деятельности банды.

Часть 1ст. 209 УК РФ устанавливает ответственность организаторов банды и ее руководителей. Наказание за эти действия – от 10 до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества или без таковой.

Рядовые члены банды, принимающие в ней участие или в совершаемых ею нападениях, несут ответственность по ч. 2 ст. 209 УК РФ. Наказание в отношении этих лиц несколько мягче – от 8 до 15 лет лишения свободы.

В ч. 3 ст. 209 УК РФ установлена уголовная ответственность за действия, заключающиеся в организации, руководстве, участии в банде и в совершаемых ею нападениях, но совершенные лицом с использованием своего служебного положения. Наказание за такие действия более суровое – от 12 до 20 лет лишения свободы, поскольку служебное положение в данном случае облегчает совершение преступления, с одной стороны, и что самое главное, как правило, под категорию подразумевающихся в ней лиц, подпадают те, кто должен осуществлять защиту граждан, учреждений, предприятий или организаций от возможных преступных посягательств, т.е. это работники охранной службы, правоохранительных органов.

Однако санкции различных частей ст. 209 УК РФ недостаточно продуманы и не позволяют в полной мере осуществить поставленные перед ней задачи: достаточно справедливо оценить действия различных участников банды посредством назначения им наказания. Поскольку организация банды и руководство ей, участие в ней и в совершаемых ею нападениях предусмотрены в разных частях ст. 209 УК РФ и представляют собой, таким образом, самостоятельные преступные деяния, действия руководителя и организатора банды, участвовавших в совершаемых ею нападениях, следует квалифицировать по ч.2 и ч.3 ст. 209 УК РФ. Суд при назначении наказания за такие действия, руководствуясь правилами назначения наказания при совокупности преступлений, изложенными в ч.3 ст. 69 УК РФ может применить принцип полного сложения наказаний. Если исходить из того, что суд будет складывать максимально возможные сроки наказания в виде лишения свободы, которые можно назначить в подобном случае, то окончательное наказание будет равняться 25 годам лишения свободы. Лицо же, руководившее бандой и участвовавшее в нападениях, используя при этом свое служебное положение, будет нести ответственность только по ч.3 ст. 209 УК РФ, и назначенное ему наказание не сможет превысить 20 лет лишения свободы. Более тяжкие деяния будут наказываться мягче, чем менее тяжкие.

Конституция РФ признает человека, его права и свободы высшей ценностью.

Защита жизненно важных интересов личности, общества, государства от внутренних угроз предполагает создание системы правовых норм, обеспечивающих нормальное существование личности, общества, и безопасные условия для трудовой деятельности и отдыха граждан, их жизнедеятельности, а также нормальное функционирование общественных и государственных учреждений и организаций.

Основными объектами безопасности являются: личность, его права и свободы, общество, его материальные и духовные ценности, государство, его конституционный строй, обороноспособность, и территориальная целостность. Наиболее опасные случаи такого нарушения, выражающиеся в преступном посягательстве на общественную безопасность и общественный порядок, пресекаются с помощью уголовно - правовых норм.

Общественная безопасность предполагает введение определенной системы норм и создание необходимых условий, обеспечивающих спокойное и беспрепятственное функционирование государственных и общественных учреждений и организаций, а также спокойствие граждан.

Общественный порядок заключается в соблюдении каждым гражданином норм права или морали. Общественный порядок и общественная безопасность не только обеспечивают спокойствие общественной жизни, но и обеспечивают правильное поведение людей в обществе.

Преступлениями против общественного порядка законом признаются деяния, грубо нарушающие нормальные условия повседневной жизни и деятельности людей в обществе. Эти преступления причиняют или могут причинить существенный вред личным, общественным, и государственным интересам, здоровью, телесной неприкосновенности и достоинству граждан.

Преступлениями против общественной безопасности законом признаются общественно опасные деяния, могущие причинить тяжкий и особо тяжкие последствия (человеческие жертвы, материальный и иной ущерб).

По объекту посягательства, по характеру противоправного деяния, по форме виновного отношения к деяниям и последствиям, преступления против общественного порядка и общественной безопасности отличаются от преступлений против личности, жизни и здоровья населения, а также от преступлений против порядка управления. Так, в отличие от преступлений против личности, жизни и здоровья населения, которые непосредственно посягают на определенное лицо, рассматриваемые преступления посягают на общественную безопасность, общественный порядок, права и законные интересы неопределенного большого круга лиц. Кроме того, преступления против личности, по общему правилу, считаются оконченными с момента причинения вреда определенному благу человека, в то время как преступления против общественной безопасности и общественного порядка признаются в ряде случаев с момента совершения противоправного деяния, которые поставлены в опасность жизнь, здоровье, право или законные интересы граждан.

При совершении преступлений против личности, так же как и при совершении преступлений против порядка управления, виновное отношение лица как к противоправному действию, так и к последствиям, выражается, как правило, в различной форме.

2 Отличие бандитизма от разбоя

"Бандитизм - преступление сложное. Этим понятием охватываются корыстные и некорыстные посягательства на многие непосредственные акты, поэтому, если посягательство было сопряжено с убийством при нанесении телесных повреждений, изнасилованием, хищением государственной или личной собственности граждан, с истреблением либо повреждение имущества, то все содеянное охватывается диспозицией ст. 77 УК РФ (бандитизм) и дополнительной квалификации по совокупности не требует. На это обстоятельство неоднократно указывал Пленум Верховного Суда СССР.

Вопрос об объеме преступных деяний, охватываемых составом бандитизма, требует дополнительных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ с учетом положений нового УК. Во всяком случае, очевидно, что умышленное убийство, совершенное во время бандитского нападения, должно по совокупности с бандитизмом квалифицироваться по ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как за убийство предусмотрено более строгое наказание, включая смертную казнь, чем за бандитизм (Приложение 2).

Отличие бандитизма от разбоя, совершенного группой лиц по пред­варительному сговору с применением оружия или предметов, используемых в ка­честве оружия (ч. 2 ст. 162 УК РФ), заключается в следующем:

- банда - это сплоченная устойчивая группа, а при разбое группа лиц может договориться о совершении одного нападения на граждан или учреж­дение;

- бандитизм требует наличия оружия у членов банды, а при разбое необ­ходимо применение оружия, а не только его наличие;

- при разбое могут быть использованы в качестве оружия предметы, соб­ственно оружием не являющиеся, а для состава бандитизма необходимо на­личие оружия в собственном смысле слова, т. е. предметов, специально пред­назначенных для поражения живой цели;

- состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Разграничение бандитизма и вооруженного разбоя, совершенного организованной груп­пой, довольно старая проблема в теории уго­ловного права. С принятием нового УК РФ она также не получала ясного и убедительного разре­шения, так как конкуренция норм в Кодексе со­хранилась: в ст. 162 УК РФ предусматривается два таких квалифицирующих признака, как разбой, совершенный с применением оружия (п. «г» ч. 2), и разбой, совершенный организованной группой (п. «а» ч. 3). При совпадении указанных квалифи­цирующих признаков при совершении разбоя неизбежно в следственной и судебной практике возникает конкуренция норм, дающих основание квалифициро­вать совершенное преступление как разбой, со­вершенный вооруженной организованной груп­пой, или как бандитизм, поскольку ч. 1 ст. 209 УК РФ определяет банду как устойчивую вооруженную группу. Не разрешает эту проблему и постанов­ление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законо­дательства об ответственности за бандитизм».

В настоящее время и среди ученых нет единст­ва во взглядах на этот вопрос. В учебнике уголов­ного права, изданном Саратовским юридическим институтом МВД России совместно с Саратовской государственной академией права в 1999 году, ав­торы разных глав решают его неодинаково.

Так, автор главы о преступлениях против соб­ственности Г. Верина считает, что грань между разбоем и бандитизмом практически стирается, если разбой совершает организованная группа (особо квалифицирующий признак), оснащенная оружием. Таким образом, автор признает, что разграничить бандитизм и разбой в этих случаях практически невозможно.

В главе этого же учебника о преступлениях против общественной безопасности и общест­венного порядка, написанной А. Красиковым, де­лается попытка разграничить рассматриваемые составы. Автор считает, что по действующему УК РФ названные преступления все же возможно разли­чить по ряду признаков: бандитизм - это всегда применение оружия, а разбой может быть совер­шен и без оружия; разбой может быть совершен одним лицом, а бандитизм — только вооружен­ной группой; при разбое, в отличие от бандитизма может применяться не только оружие, но и дру­гие предметы, используемые в качестве такового; специальным признаком банды является создание вооруженной группы для совершения нападений; и в отличие от группы разбойников банда - это устойчивая группа.

Думается, что предпринятая А. Красиковым попытка разграничить бандитизм и разбой, со­вершенный организованной вооруженной груп­пой, представляется не вполне удачной. Дело в том, что, обозначив вначале одну проблему, в ходе аргументации он произвел подмену тезиса: пер­воначально проблема была обозначена как необ­ходимость отличать бандитизм от вооруженного группового разбоя, а доказывание идет другого тезиса - отличие бандитизма от разбоя вообще. Кроме того, в рассуждениях содержится принци­пиальная ошибка, заключающаяся в том, что А. Красиков считает, что в отличие от группы раз­бойников банда - это устойчивая группа, а группа разбойников, продолжая мысль автора, устойчи­вой быть не может.

Интересна в этом вопросе позиция В. Быкова. Поскольку в п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ законодатель указал такой квалифицирующий признак, как со­вершение разбоя организованной группой, то при его анализе следует обратиться к содержанию ч. 3 ст. 35 УК РФ, которая как раз и определяет, что такое организованная преступная группа. В уго­ловном законе указывается достаточно четко и определенно, что преступление признается со­вершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объ­единившихся для совершения одного или не­скольких преступлений. Следовательно, разбой­ная группа, как и банда, может обладать призна­ком устойчивости, и в этом случае она признается уголовным законом организованной. Банда же является разновидностью организованной группы и в этом смысле ничем не отличается от органи­зованной группы, совершающей разбой.

Так можно ли в принципе отграничить банди­тизм от вооруженного разбоя, совершенного ор­ганизованной группой? Чтобы разрешить этот вопрос, следует проанализировать сходство и различия указанных составов. Вначале о сходстве. Первое из них основано на значительном совпа­дении объективной стороны обоих преступлений. Как разбой, так и бандитизм - это нападение на граждан или организации, связанное с примене­нием насилия или угрозой его применения. Вто­рое сходство заключается в том, что группа раз­бойников и банда с точки зрения действующего уголовного закона (ч. 3 ст. 35 УК РФ) представляет собой организованную группу. Банда и воору­женная организованная группа, совершающая разбой, как организованные группы обладают ус­тойчивостью личного состава и заранее объедини­лись для совершения преступлений. Третье сход­ство банды и организованной вооруженной груп­пы, совершающей разбой, связано с их воору­женностью. Пункт "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ указывает такой квалифицирующий признак разбоя, как совершение его с применением оружия, а ч. 1 ст. 209 УК РФ определяет банду как устойчивую во­оруженную группу. В указанных случаях законо­датель понимает под оружием одно и то же - в том значении, как об этом говорится в Законе РФ "Об оружии".

Теперь рассмотрим различия банды и воору­женной организованной группы, совершающих разбой. Одна из таких попыток сделана в п. 3 по­становления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г., в котором указывается, что от иных организованных групп банда отличается своей вооруженностью и преступными целями - соверше­ние нападений на граждан и организации. Это разъяснение мало, чем помогает отличить банду от вооруженной организованной разбойной группы. Ранее уже показано, что такие признаки, как вооруженность и цели создания - совершение нападений на граждан и организа­ции, в этом случае как у банды, так и у вооружен­ной организованной группы, совершающей раз­бой, практически совпадают. Анализируя сложившуюся ситуацию, следует прийти к выводу, что разграничить банду и во­оруженную организованную группу, совершаю­щие разбойные нападения, совершенно невоз­можно. Да в этом и нет необходи­мости. Просто следует признать, что разбой, со­вершенный организованной и вооруженной группой, - это и есть бандитизм, что полностью соответствует ст. 209 УК. Если разбой совершен при наличии таких квалифицирующих призна­ков, как применение оружия (п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ) и совершение организованной группой (п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ), то его следует квалифицировать как бандитизм. Предлагаемый подход позволит прекратить длительные дискуссии по этому во­просу и облегчит квалификацию указанных пре­ступлений в следственной и судебной практике.

Конечно, такие квалифицирующие признаки, как применение оружия и совершение разбоя организованной группой, в ст. 162 УК РФ должны быть сохранены, так как всегда может возникнуть необходимость в квалификации разбоя только по одному из них. При наличии же двух указанных квалифицирующих признаков разбойное нападе­ние должно квалифицироваться по ст. 209 УК РФ. Изменить существующую практику может соот­ветствующее разъяснение Пленума Верховного Суда РФ.

В полемику с профессором Быковым вступает профессор Галиакбаров. Он пишет буквально следующее: «… материал В. Быкова «Как разграничить бандитизм и разбой», где предлагается разбой, совершенный организованной и вооруженной группой, квалифицировать как бандитизм по ст. 209 УК РФ. Под эту идею подведено теоретическое обоснование, которое из-за некорректной поста­новки вопроса и столь же неубедительной аргу­ментации способно лишь поломать сложившуюся судебную практику.

Действительно, при совершении разбоя орга­низованной группой с применением оружия (п. «г» ч. 2, п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ) необходимо про­вести разграничение с бандитизмом (ст. 209 УК РФ). Практика это с успехом делает, не допуская се­рьезных ошибок. Какие критерии берутся за ос­нову? Во-первых, в разбое, совершенном орга­низованной группой лиц, устанавливается нали­чие оружия или предметов, используемых в каче­стве оружия. В банде же должно быть только ору­жие. Во-вторых, в разбое оружие должно ис­пользоваться по назначению. Для бандитизма не­обходимо лишь наличие оружия. На данный при­знак обращено внимание в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. «О практике применения судами законодательст­ва об ответственности за бандитизм». В-третьих, имеется отличие по моменту окончания посяга­тельств. По п. «г» ч. 2 ст. 162 УК разбойное напа­дение квалифицируется в тех случаях, когда ору­жие применено в ходе нападения. Нападение во­оруженной банды считается состоявшимся и тогда, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось. Более того, уже само создание банды образует оконченный состав преступления.

Давая весьма спорную рекомендацию практике и критикуя решения Верховного Суда РФ, В. Быков не учел, что по закону разбой и банди­тизм - разные составы с четко различающимися юридическими признаками. Подменять один со­став другим, не меняя уголовного законодатель­ства, недопустимо. Вооруженный разбой органи­зованной группой - это нападение с применени­ем оружия или предметов, используемых в каче­стве оружия. В бандитизме признаки состава иные: создание устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан или организации, а также руководство ею или участие в такой груп­пе. В вооруженном разбое, совершенном органи­зованной группой, всегда устанавливается ко­рыстная направленность - цель хищения чужого имущества. В составе бандитизма цели деятель­ности шире: нападение на граждан или организации. Само такое нападение более опасно, так как представляет угрозу не только для собственности граждан, но и для их личной безопасности, нор­мального функционирования государства, ком­мерческих или иных организаций.

При разбое, совершенном организованной группой, есть группа, но всегда нет банды как более опасного формирования. Вооруженная ор­ганизованная группа, совершившая разбой, и банда - вовсе не совпадающие понятия. Полагая, что это одно и то же, В. Быков ссылается на ч. 3 ст. 35 УК РФ, упуская при этом содержание ч. 4 дан­ной статьи, четко формулирующей признаки преступного сообщества. Банда относится не к организованной преступной группе, а именно к разновидности преступного сообщества. Вопреки утверждению В. Быкова конкуренции норм между вооруженным разбоем, совершенным ор­ганизованной группой, и бандитизмом нет. Нали­цо разные составы. Приведу несколько аргумен­тов в защиту такого решения и сложившейся су­дебной практики. Во-первых, оценивая ст.ст. 162 и 209 УК РФ, нельзя упускать из поля зрения содер­жание объектов посягательств. Разместив ст. 162 УК РФ в главе «Преступления против собственности», законодатель четко ограничил рамки применения нормы. Статья 209 УК РФ размещена в главе «Пре­ступления против общественной безопасности». Объект бандитизма иной - общественная без­опасность. Во-вторых, то, что банда - разновид­ность сообщества, доказывается и размещением состава рядом со ст. 210 УК РФ. Последняя является общим составом для состава бандитизма. В-тре­тьих, ч. 5 ст. 35 УК РФ четко оговаривает, что лицо, создавшее организованную группу или сообще­ство либо руководив­шее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ. Закон связывает наличие преступного сообщества именно со статьями Особенной части УК РФ, а не только со ст. 210 УК РФ, тем самым позволяя уточнить, что банда есть раз­новидность преступного сообщества, а не просто организованная группа.

Уголовный закон - сложный организм. При толковании применяемых норм следует учиты­вать не только содержание конкретных статей Особенной части, но и нормы общего характера, структуру Кодекса, место норм в его системе. Это становится отчетливо понятно, когда В. Быков вырывает из контекста отдельные понятия и тол­кует их произвольно, без учета буквы закона. От­сюда и субъективные выводы, способные при их внедрении серьезно дестабилизировать практику, привести к объективному вменению и необоснованному усилению уголовной ответственности. Некорректно подменять признак устойчивости другим криминологическим показателем, отсут­ствующим в УК РФ, - устойчивостью личного со­става. Некорректна и критика п. 3 названного по­становления Пленума Верховного Суда РФ, кото­рый, давая данное разъяснение, строго исходил из содержания действующего уголовного закона.

Вызывает удивление и то, что бесспорный во­прос с устоявшейся судебной практикой разре­шения уголовных дел вновь ставится на обсужде­ние с сомнительными по качеству предложения­ми. Последствия же таких рекомендаций часто бывают весьма негативными. Например, после нескольких публикаций В. Быкова, предложившего оценивать организованную группу через криминологические признаки, ныне некоторые суды уже необоснованно прекращают дела по признакам ст. 210 УК РФ, ссылаясь на то, что по делу не установлены такие не предусмотренные УК РФ показатели, как разработка планов и условий для совершения тяжких преступлений, иерархичес­кое организационное построение, внутригрупповые нормы, отработка системы конспирации и т.п. Очевидно, что любая рекомендация ученого, прежде чем она доводится до специалистов- практиков, должна тщательно просчитываться на теоретическую обоснованность и возможность негативных последствий для практики».

Таким образом, вопрос о разграничении понятий бандитизма и разбоя остается пока открытым и ведущие правоведы все еще ведут свои исследования в этой области.

Заключение

В процессе изучения темы – «Бандитизм и его отличия от разбоя» были исследованы теоретические и практические аспекты данной проблемы в современном ракурсе, а также решены следующие задачи:

- определено понятие бандитизм и понятие уголовная политика;

- выявлена основная проблема уголовно-правовых мер борьбы с бандитизмом в современных условиях;

- показаны пути решения выявленных проблем и сделаны расчет путей их решения уголовно-правовыми мерами борьбы с бандитизмом;

- проведены и обозначены тенденции развития тематики уголовно-правовых мер борьбы с бандитизмом.

Бандитизм - одно из наиболее опасных преступлений, ответствен­ность за которое известна российскому уголовному законодательству с 1922 г.. УК РСФСР не раскрывал понятия банды, указывая только на признак вооруженности. Признаки бан­ды определялись наукой уголовного права. УК РФ 1996 г. указал следующие признаки банды: группа, т. е. два или более лиц, устойчивость, вооруженность и т.д.

Разбой – это нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Разбой – это преступление двухобъектное; то есть одновременно посягает на отношения собственности и на здоровье человека, причем при равнозначности данных объектов посягательству на собственность придается приоритетное значение.

Отличие бандитизма от разбоя, совершенного группой лиц по пред­варительному сговору с применением оружия или предметов, используемых в ка­честве оружия, заключается в следующем:

- банда - это сплоченная устойчивая группа, а при разбое группа лиц может договориться о совершении одного нападения на граждан или учреж­дение;

- бандитизм требует наличия оружия у членов банды, а при разбое необ­ходимо применение оружия, а не только его наличие;

- при разбое могут быть использованы в качестве оружия предметы, соб­ственно оружием не являющиеся, а для состава бандитизма необходимо на­личие оружия в собственном смысле слова, т. е. предметов, специально пред­назначенных для поражения живой цели;

- состав бандитизма является оконченным с момента создания банды, тогда как разбой окончен с момента нападения с целью хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Таким образом, бандитизм – это опасное социальное явление, имеющее свои отличительные признаки, субъективную и объективную стороны, состав преступления.

Глоссарий

№ п/п

Понятие

Определение

1

Банда

устойчивая вооруженная группа

2

Бандитизм

Создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой)

3

Грабеж

открытое хищение чужого имущества

4

Конституция

основной закон российского государства, имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется по всей территории РФ

5

Оружие

устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов

6

Основные виды уголовных наказаний

Обязательные работы, исправительные работы, ограничение по военной службе, арест, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы, смертная казнь применяются только в качестве основных видов наказаний.

7

Преступление

Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания

8

Приготовление к преступлению

Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

9

Разбой

нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия

10

Рецидив преступлений

Рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление

11

Соучастники

Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник

12

Тяжкие преступления

умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы.

13

Уголовное наказание

Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда.

Список использованных источников

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) // Российская газета от 25.12.1993 г.

2. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации, 17 июня 1996 г., N 25, ст. 2954. С изменениями и дополнениями по состоянию на 1.03.2008.

3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. 174-ФЗ // Российская газета. 23.12.2001 г. С изменениями и дополнениями по состоянию на 1.03.2008.

4. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" // Собрание законодательства Российской Федерации от 14 августа 1995 г., N 33, ст. 3349. С изменениями и дополнениями по состоянию на 1.03.2008.

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 N 1"О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА БАНДИТИЗМ"

6. УКАЗ Президента РФ от 14.06.1994 N 1226"О НЕОТЛОЖНЫХ МЕРАХ ПО ЗАЩИТЕ НАСЕЛЕНИЯ ОТ БАНДИТИЗМА И ИНЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ"

7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.1993 N 9"О судебной практике по делам о бандитизме"

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 окт. 1996 г. №8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" //БВС РФ. – 1996. - №1

9. Постанов­ление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законо­дательства об ответственности за бандитизм"//БВС РФ.- 1997.- №2.

10. Агапов П. Криминологическая характеристика бандитизма (по материалам Самарского областного суда) // Уголовное право. - М.; Интел-Синтез, 2001. - 1. - с.62-65

11. Бандитизм. Расследование и прокурорский надзор: Учебное пособие / Никитин Л.Н., Рохлин В.И., Серова Е.Б. и др.. - С.-Пб.; Изд-во С.-Петербург. юрид. ин-та Генеральной прокуратуры РФ, 1998. - 56 с.

12. Борьба с групповой преступностью средствами уголовного закона: Учебное пособие / Галиакбаров Р.Р.. - Саратов; Изд-во Сарат. юрид. ин-та, 1999. - 64 с.

13. Бражник Ф., Толкаченко А. Бандитизм и его отграничение от смежных составов // Уголовное право. - М.; Интел-Синтез, 2000. - 2. - с.10-13

14. Быков В. Банда особый вид организованной вооруженной группы // Российская юстиция. 1999. 6.

15. Водько Н. Перспективы совершенствования борьбы с организованной преступностью в России // Российская юстиция. 1995. 4. С.22-25.

16. Вопросы квалификации краж, грабежей и разбоев, совершенных с целью завладения личным имуществом граждан: Конспект лекции / Волженкин Б.В.. - Л., 1981. - 36 с.

17. Голубев В.В. Некоторые особенности уголовно-правовой квалификации бандитизма // Юридический консультант. - М.; ЮРМИС, Лтд, 1998. - 3. - с.69-73

18. Гулько С.Н. Проблемы разграничения бандитизма и вооруженного разбоя // Правовая культура и ее роль в становлении правового государства: Ученые записки. - Ростов-на-Дону; РИНХ, 2003. - Вып. 1. - с.193-197

19. Емельянов В. Терроризм, бандитизм, диверсия: вопросы разграничения // Законность. - М., 2000. - 1. - с.53-54

20. Козусев А. Бандитизм: проблемы доказывания // Российская юстиция. - М.; Юрид. лит., 1998. - 6. - с.48-49

21. Колотова Н. В. Российское государство и право на рубеже тысячелетий // Гос. и право. – 2000. - №7.

1. Попова О. Квалификация бандитизма // Рос. юст.- 2003.- №1.- С.58-59.

2. Уголовное право: Часть Общая. Часть Особенная. Учебник/ Под общ. ред. Проф. Р. Л. Гауфмана, проф. Л. М. Колодкина и проф. С. В. Максимова. – М.: Юриспруденция, 1999.

Приложения

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий