регистрация /  вход

Незаконное предпринимательство как уголовно наказуемое деяние (стр. 1 из 9)

Введение.

Целью установления уголов­ной ответственности за незаконное предпринимательство являет­ся «предупреждение фактического перехода предприниматель­ской деятельности в сферу незаконной, или "теневой", экономи­ки, а соответственно, ее выхода из сферы контроля государства, что, как правило, влечет невыполнение законных обязательств предпринимателя перед государством и гражданами»: нарушение финансовых интересов государства, правил конкуренции на рын­ке, а также способствует распространению поддельных товаров, некачественных услуг, иному обману потребителей и контраген­тов.

Незаконное предпринимательство составляет значительную часть теневой экономики, ее так называемый «серый» сектор, куда включа­ются непреступные виды бизнеса, находящиеся вне государственно­го контроля, в отличие от «черного» сектора, связанного с преступ­ным бизнесом (незаконный оборот оружия, наркотических средств и психотропных веществ, порнобизнес, торговля женщинами и детьми и т. п.). Масштабы теневого бизнеса определить чрезвычайно слож­но, поэтому цифры, приведенные специалистами-экспертами, раз­личаются, колеблясь от 20 до 40% валового внутреннего продукта (ВВП). [6.45]

Разграничение преступления и административного правонарушения проводит­ся по размеру последствий, однако характерно, что КоАП РФ не предусматривает от­ветственности за осуществление предпринимательской деятельности, если были нарушены правила государственной регистрации или при регистрации были представ­лены документы, содержащие заведомо ложные сведения.

Статистика зарегистрированных преступлений и осуждений за незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ), характеризуется следующим

цифрами:

Год Зарегистрировано преступлений Выявлено лиц, их совершивших Осуждено лиц
1997 3882 1925 556
1998 5306 3316 979
1999 6415 4051 1417
2000 8538 6034 1470
2001 7428 5727 1758
2002 4972 4053 1293
2003 1999 1420 532
2004 1367 564 245
2005 2716 1148 484

Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении № 23 от 18 ноября 2004 г. «О судебной практике по делам о незаконном пред­принимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» указал, что при решении вопроса о наличии в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, суду следует выяс­нить, соответствуют ли эти действия указанным в п. 1 ст. 2 ГК РФ признакам предпринимательской деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ и оказания услуг, которая осу­ществляется самостоятельно на свой риск лицом, зарегистрирован­ным в установленном порядке в качестве индивидуального предпри­нимателя. Таким образом, Пленум Верховного Суда РФ подчеркнул, что в случаях незаконного предпринимательства должны наличест­вовать все содержательные признаки предпринимательской деятельности.[5]

В ст. 171 УК РФ установлена ответственность за нарушение по­рядка осуществления именно предпринимательской, а не любой экономической деятельности. В связи с этим необходимо особо оста­новиться на таком признаке предпринимательской деятельности, как направленность ее на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. В уголовно-правовой теории и в следственно-судеб­ной практике отсутствует единство в понимании этого признака. Признаки же предпринимательской деятельности раскрываются именно в Гражданском кодексе, что и подтвердило приве­денное выше разъяснение Пленума Верховного Суда РФ. Правильно отмечает замес­титель Председателя Верховного Суда РФ В. П. Верин в статье, комментирующей постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г., что «судьи должны руководствоваться принципом системности законодательства, означающего, в час­тности, что уголовное право не создает собственного, отличного от гражданско-право­вого понятия предпринимательской деятельности».[10] .Речь идет об осуществлении незаконной предпринима­тельской деятельности, понимаемой как самостоятельная, осуществ­ляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли. Следовательно, задача заключается в уяснении этих понятий.

В современных исследованиях понятия и признаков предприни­мательской деятельности отмечается, что таковой может признавать­ся деятельность, направленная на получение прибыли от пользова­ния имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, только в том случае, если она осуществляется на постоянной ос­нове (в качестве основного занятия лица), профессионально. «Гражда­нин-предприниматель, должен от­крыто относиться к объекту своей деятельности как профессионал. Внешними признаками такого отношения могут быть использование специального места торговли (оказания услуг) — магазина, павильо­на, мастерской, иного производственного помещения; специально оборудованного транспортного средства; вывесок информацион­но-рекламного характера; торговля, за редким исключением, новы­ми товарами, их наличие в нескольких экземплярах, возможность выбора покупателем товара из определенного ассортимента; публич­ность предпринимательской деятельности — предоставление возмож­ности практически неограниченному кругу лиц — потребителей или контрагентов приобрести данный товар (услугу); длительный и ста­бильный режим работы предпринимателей в течение дня (недели)».

В силу этого нельзя признавать предпринимателями и требовать государственной регистрации в таком качестве лиц, заключающих разовые сделки гражданско-правового характера, даже если установ­лено несколько фактов совершения таких сделок (например, прода­жа ими личных вещей, производство от случая к случаю различных мелких работ по договору подряда или выполнение поручений за плату и т. п.). Не является предпринимательской деятельностью вы­полнение обязанностей по трудовому контракту (договору). Трудо­вую функцию, в частности, выполняют лица, работающие у работо­дателей — физических лиц (ст. 303—309 Трудового кодекса РФ), на­пример, домашняя прислуга, лица, нанятые для ухода за малолетними или больными, домашние учителя музыки и рисования, репетиторы и др., а также надомники, заключившие трудовой договор о выполне­нии работы на дому из материалов и с использованием инструментов и механизмов, выделяемых работодателем либо приобретенных на­домником за свой счет (ст. 310—312 ТК РФ).[13.123-125]

Но уголовно-правовые нормы явля­ются охранительными, а не позитивно-регулирующими отношения с участием лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Последнее — задача только гражданского законодательства. Поэтому оказание без государственной регистрации в качестве юридического лица (индивидуального предпринимателя) услуги (реализация това­ра), не направленное на систематическое получение прибыли, впол­не правомерно».

Предпринимательская деятельность — это система, совокуп­ность последовательно совершаемых действий, направленных на получение прибыли. Она может заключаться как в совершении многочисленных сделок, так и в совершении одной крупной сдел­ки, выполнении какой-либо значительной работы, оказании услу­ги (например, строительство или ремонт какого-либо объекта, из­готовление большой партии той или иной продукции), в процессе которых фактически осуществляется система действий, направ­ленных на извлечение прибыли.[6]

Обобщение судебной практики, проведенное Верховным Су­дом РФ в связи с подготовкой постановления Пленума по делам о незаконном предпринимательстве, показало, что однократные торговые и иные операции даже при рассрочке платежей к пред­принимательской деятельности не причисляются независимо от размера планируемой и полученной прибыли.

1. Исторический аспект развития преступлений в сфере экономической деятельности .

Экономические преступления являются частью корыстной преступности, непосредственно связанной с экономическими отношениями в стране и в мире. Понимание этой группы деяний еще более неопределенно, чем сама корыстная преступность. Тем не менее эти преступления во многих странах рассматриваются в виде относительно самостоятельной группы. И к этому есть много оснований - экономических, социальных, криминологических и даже политических.

Криминологическая значимость и объемы экономической преступности не совпадают в странах с командной и рыночной экономикой, но в любом обществе ее нельзя игнорировать.

В советской действительности эта группа деяний в основном была связана с теневой экономикой и предопределялась доминированием социалистической (государственной и общественной) собственности, которая, с одной стороны, институционально более строго охранялась государством, а с другой - с самого начала своего существования оказалась в дискреционном владении партгосхозноменклатуры и фактически стала бесхозной. Ее растаскивали все, кто имел к ней хоть какое-либо отношение. С. М. Шнейдер в работе "Растратчики" 1925 года имел все основания написать, что общественную собственность "нельзя было не брать" и ее "только ленивые не брали". Процесс разворовывания социалистической собственности не могли остановить ни драконовские законы, ни жесточайшая судебная практика, когда за кошелку картошки, охапку сена или горсть колосков с колхозного поля назначалось наказание в виде нескольких лет лишения свободы.

К экономической преступности в СССР и до последнего времени в России обычно относили: некоторые виды государственных преступлений (нарушения правил о валютных операциях, изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг), преступления против социалистической собственности (хищения, совершенные путем присвоения, растраты и злоупотребления служебным положением, мошенничество и др.), хозяйственные преступления (спекуляцию, приписки, частнопредпринимательскую деятельность, коммерческое посредничество), должностные преступления ( взяточничество, злоупотребления властью или служебным положением, подлог и др.).

Узнать стоимость написания работы
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!