Правовой режим услуг

Содержание Введение Глава 1. Понятие услуг, их характеристика и свойства. Глава 2. Правовой режим услуг Заключение Список используемой литературы.

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие услуг, их характеристика и свойства.

Глава 2. Правовой режим услуг

Заключение

Список используемой литературы.

Введение

Термин «услуги» ввиду их распространенности и большой практической значимости используется в Гражданском кодексе Российской Федерации и других актах гражданского законодательства многократно: услуги названы в статье 128 Гражданского кодекса Российской Федерации в числе основных объектов гражданского права, об оказании услуг говорится во многих других статьях, относящихся к различным его институтам, прежде всего договорным обязательствам.

В Гражданском кодексе Российской Федерацции впервые в отечественном гражданском законодательстве даны общие правила о договоре возмездного оказания услуг, содержащиеся в главе 39 ГК РФ (ст. 779-783). Нормы этой главы определяют сферу применения данного договора и его основные правовые особенности.
В широком смысле под оказанием услуг может пониматься разнообразная деятельность, которая создает необходимый обществу полезный имущественный или иной результат и является предметом различных договоров

В современном гражданском праве России услуги признаются в качестве одной из ведущих категорий в системе объектов гражданских прав и значение этой категории, особенно в условиях рыночных отношений, возрастает с каждым годом. Современный рынок услуг характеризуется не только тенденцией его роста более высокими темпами по сравнению с товарами, но и нарастающей тенденцией диверсификации услуг. Многообразие услуг которые способны обеспечивать индивидуальные и коллективные потребности участников гражданского оборота, не вызывает сомнений. И каждая из них имеет свои особенности, о чем свидетельствует Гражданский кодекс Российской Федерации.

Тема развития и совершенствования услуг, их правовой базы обсуждается на мировом уровне. И в нашем отдельно взятом государстве этому аспекту жизни уделяется большое внимание.

Изменения в экономическом обороте, происходящие в последние годы в нашей стране, привели к существенному обновлению российского гражданского права. В правотворческой деятельности уделяется большое внимание категории услуг, в гражданском законодательстве появляются новые виды договоров об оказании услуг, ранее неизвестные отечественному правопорядку. Проявление аналогичной тенденции отмечается исследователями в зарубежных государствах, где в настоящее время стремительно растет доля услуг в имущественном обороте.

Глава 1. Понятие услуг, их характеристика и свойства.

В последнее время в гражданском законодательстве появились новые виды договоров об оказании услуг, ранее неизвестные отечественной правовой системе. Вместе с тем понятие «услуга» в российском праве имеет довольно размытые границы, толкуется учеными и практиками по-разному и обладает множеством смысловых оттенков и, несмотря на важность и доктринальную значимость данной категории, в законодательстве до сих пор отсутствует четкое определение услуги. Гражданский кодекс Российской Федерации 1994 года хоть и законодательно оформил услугу как объект гражданского права, но ее понятие не сформулировал. Понятие услуги как таковой не содержат и законы в сфере услуг, принятые до и после Гражданского кодекса. Например, закон «О почтовой связи», определяет услуги почтовой связи как действия или деятельность по приему, обработке, перевозке, доставки почтовых отправлений, а также по осуществлению почтовых переводов денежных средств[1] . Закон «Об основах туристической деятельности в РФ» говорит об услуге как о деятельности профессионально подготовленного физического лица по ознакомлению туриста с туристическими ресурсами в стране временного пребывания[2] . Получается, что нормативные акты перечисляют услуги, тем самым показывая их разнообразие, но не раскрывают специфическую природу услуги. Этот пробел законодательства не позволяет понять специфику услуг, отграничить услуги от работ, что приводит к неправильному применению норм законодательства и к спорам, возникающим по этому поводу между участниками гражданского оборота. Кроме того, в комментариях законодательства содержатся различные (иногда прямо противоположные) точки зрения цивилистов, которые приводят к коллизии толкования правовых норм. Расхождения ученых во взглядах усиливают актуальность вопроса об определении понятия услуги.

Статья 128 ГК РФ закрепляет услуги в качестве объекта гражданских прав. Исходя из лексического толкования статьи, можно прийти к заключению, что работы и услуги составляют самостоятельную группу объектов гражданских прав наравне с имуществом, включающим в себя деньги, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, и другими группами объектов. Таким образом, понятие «имущество» не охватывает собой работы и услуги, хотя договоры на оказание услуг относят к имущественным договорам. В большинстве статей ГК услуга фигурирует в качестве объекта правоотношений, а точнее – как объект обязательства.

Согласно классическому определению обязательство есть правовая связь (правоотношение), в силу которой одно лицо (кредитор) имеет право требования, а другое лицо (должник) обязано совершить определенное действие или воздержаться от определенного поведения. Таким образом, обязательство сводится к правам и обязанностям сторон (содержание) и к тому, на что направлены эти права и обязанности (объект).

Как видно из определения, объект обязательства может выступать в двух формах: активной (собственно действие) и пассивной (воздержание от действий). Услуги относятся только к первой. Однако сказать, что услуга - это действие, значит сказать очень мало. Очевидно, она является специфическим действием.

По общему правилу услуга не имеет вещественного результата, как операция обладает свойством неосязаемости и этим кардинально отличается от наиболее распространенных объектов гражданских прав - вещей. Услуга проявляется в ее эффекте, который воспринимается зачастую на уровне чувств. Тут же проявляется другое ее свойство - трудность обособления и неотделимость от источника.

Любая услуга оказывается человеком. Когда определенная часть деятельности выполняется машиной, можно, казалось бы, говорить, что эффект услуги исходит от машины. Однако и в этом случае услуга неотделима от источника, она - определенный этап функционирования механизма, а как можно обособить деятельность от исполнителя? Раз услуга всегда выступает в «привязке» к конкретному человеку, а совершенно похожих людей не бывает, то свойство неотделимости порождает специфическую черту услуг - их эксклюзивность. Нормы права, регулирующие договоры на оказание тех или иных услуг, содержат обобщенные модели отдельных типов (видов) договоров. Услуга, оказываемая конкретным человеком или сообществом, индивидуализируется, становится в известной мере уникальной, эксклюзивной, хотя и продолжает относиться к конкретному виду деятельности. Еще одно свойство услуги - синхронность оказания и получения. Получение (принятие) ее заказчиком и процесс оказания услуги исполнителем идут одновременно. При этом только эффект услуги может сохраняться какое-то, возможно непродолжительное, время. Трудно представить ситуацию, при которой услуга будет оказываться в одно время, а приниматься - в другое. Принять услугу до того момента, пока не начат процесс ее оказания, невозможно. Принять услугу после того, как она оказана, также не представляется возможным. Допустимо получение в отдельных случаях эффекта от услуги по истечении некоторого периода времени с момента завершения процесса ее оказания. Из указанного вытекает

свойство несохраняемости услуг. Свойство синхронности оказания и получения услуги в соединении с ее несохраняемостью можно объединить термином «моментальная потребляемость услуг».

Все отмеченное приводит к выявлению одного из главных свойств услуги - неустойчивости ее качества. Качество - это то, что нельзя исчислить. Оно проявляется в особенностях, специфических чертах явления, и уровень качества есть ряд свойств, делающих явление ценным, значимым. Следовательно, уровень качества должен определяться набором признаков выполняемой операции. Здесь возникает сложность - как определить те признаки и требования, которым должна отвечать операция, чтобы быть доброкачественной услугой? Чаще всего определение происходит через сроки, соотношение себестоимости и конечной цены, количество обслуженных предметов, т.е. через количественные показатели. Качество отдельных видов услуг можно определять методами экспертной и социологической оценки. Приемлема также оценка мастерства исполнителя, технологической дисциплины (соблюдение последовательности), завершенности операции (достигнута ли ее цель), качества обслуживания для потребительских услуг (этика общения, создание комфортной обстановки для потребителей, заказчиков услуг, учет их запросов).

Сложность определения критериев качества связана также с тем, что качество услуг неустойчиво, а потому в гражданском праве обычно устанавливаются нормы о том, что не должен совершать исполнитель услуг, в связи с чем в подзаконных актах закрепляются либо формальные критерии определения качества, либо употребляются юридические конструкции, в основе которых лежит негативное обязывание.

Вопрос о выделении эффективной, результативной деятельности затрагивает такую проблему: как отделить результат, получаемый от услуги, от результата работы. Вообще как разграничить услуги и работы? Различие между ними зафиксировано еще в римском праве. Работы принято отделять от услуг по критерию предоставления овеществленного результата: подрядчик, лицо, выполняющее работу, обязан не только осуществить предусмотренную соглашением сторон деятельность, но и сдать заказчику материальный результат. В то же время исполнитель услуг выполняет только определенную деятельность и не обязан предоставлять какой-либо вещественный результат. Разграничение по указанному признаку является, пожалуй, единственным бесспорным в цивилистической доктрине, которое нашло отражение в Гражданском кодексе. Лицо, выполняющее работу, обязано произвести спецификацию и сдать результат заказчику[3] . При недостижении результата работа не считается исполненной. Заказчик не вправе вмешиваться в деятельность лица, выполняющего работу[4] . Иначе говоря, заказчика интересует только доброкачественный результат.

Услуга же сводится к совершению ряда действий или осуществлению определенной деятельности[5] . Безусловно будет достигнут определенный результат, но не в форме вновь созданной или обработанной вещи. В данном случае, представляется, правильнее говорить об эффекте услуги, который можно воспринимать, в отдельных случаях - наблюдать, но не получать как вещь.

Поскольку для заказчика услуги важна операция, он может вмешиваться в осуществление деятельности исполнителя, чего нет в работах. Потребителю необходим эффект от услуги. Но существует немало договоров по оказанию услуг, в которых недостижение эффекта не влияет на исполнение обязательства. Таковы комиссия, поручение, оказание юридических, образовательных, медицинских услуг. Их стороны могут только желать достижения эффекта, а будет он достигнут или нет - от их воли зачастую не зависит. Исключение составляют услуги по перевозке, исполнение которых связывается с достижением нематериализованного эффекта - перемещением из одной точки пространства в другую предметов или людей.

Обособление услуг по указанному критерию им не исчерпывается. Напротив, требуется дальнейшая разработка, чтобы определить критерии разграничения договоров подряда и договоров по оказанию услуг. Услуги, сгруппированные по признаку отсутствия вещественного результата, можно условно обозначить как "чистые услуги". К ним относятся: перевозки, транспортная экспедиция, договор банковского счета, хранение, поручение, комиссия, агентирование, лечебно-профилактические и многие медицинские услуги, услуги в области культуры и образования, туристские, аудиторские, консультационные, информационные, ветеринарные услуги, услуги связи, доверительное управление имуществом.

С одной стороны, недопустимо причислять какие-либо разновидности работ к услугам, с другой - в практике существует ряд договоров на выполнение таких операций, которые с некоторой оговоркой могут быть отнесены к услугам.

Работа – это, как правило, необратимая либо трудно обратимая спецификация. Другое дело, спецификация обратимая. Работа характеризуется достижением вещественного результата, в обратимой спецификации он фактически есть, т.е. формально это работа. Однако если ее результат может легко (быстро) исчезнуть или тем более объект может вернуться к первоначальному состоянию, существовавшему до переработки или изготовления, то будет ли операция, совершенная для достижения такого результата, полноценной работой? Речь не идет о каких-то случайных исключениях, казуистике, - таковы услуги салонов красоты, парикмахерских и т.п. Результат этих «работ» начинает уничтожаться сразу же после их производства. Поэтому из-за специфической «дефектности» результата данные операции можно отнести к услугам. Основополагающим критерием, позволяющим произвести некоторое обособление названных услуг, является достижение неустойчивого вещественного результата. В силу его слабой сохранности подобная деятельность может быть отнесена к услугам[6] .

Глава 2. Правовой режим услуг.

«Правовой режим» - довольно универсальный термин. В разных отраслях права он используется в отношении различных правовых явлений. В юридических словарях термин «правовой режим» определяется, как правило, через совокупность правовых норм.

В гражданском праве данный термин чаще всего употребляется применительно к объектам гражданских прав: правовому режиму недвижимости, правовому режиму имущества супругов и т.д. Цель закрепления особых правил в отношении объектов гражданских прав может быть раскрыта через семантическое значение слова «режим»: «установленный порядок чего-то», т.е. правовой режим объекта - это порядок его использования, определенный правовыми нормами.

Таким образом, под правовым режимом конкретного объекта гражданских прав понимается совокупность правовых норм, устанавливающих порядок использования этого блага для участников гражданских правоотношений.

Представляется, что порядок использования блага не может ограничиваться только «возможностью или невозможностью совершения с ними определенных действий (сделок), влекущих известный юридический (гражданско-правовой) результат»[7] . Порядок использования, кроме юридических действий (сделок), может включать в себя совершение и действий фактического характера, имеющих определенное правовое значение.

Нормы права призваны регулировать поведение участников правоотношений. Правила в отношении конкретного блага устанавливаются исходя из свойств самого блага, которым придается правовое значение. Следовательно, правовой режим конкретного блага составляют только те нормы, в которых установлены определенные юридические последствия в зависимости от юридически значимых свойств того или иного блага.

В действующем законодательстве наиболее общие положения об услугах сконцентрированы в главе 39 ГК РФ «Возмездное оказание услуг». Однако действие норм, содержащихся в ней, распространяется не на все виды услуг, а только на те, которые не получили специального регулирования в рамках отдельных глав Гражданского кодекса РФ.

Для формирования общего правового режима услуг принципиальное значение имеет вопрос об их результате. Представляется, что любые услуги направлены на получение некоего результата. Суть этого действия, как было обосновано выше, заключается преимущественно в изменении состояния того невещественного блага, которое является объектом воздействия. Следовательно, результат данного действия выражается в фиксации измененного состояния. Способ и форма фиксации зависят от вида услуги. Допускается, в частности, и наличие отделимого результата услуг, например документа или иного носителя информации.

Наиболее трудно, практически невозможно, зафиксировать изменение духовного состояния личности при оказании культурно-просветительских услуг. Просмотр кинофильма, спектакля, посещение концерта или выставки художественных произведений влечет изменение духовного состояния личности, которое сама личность может оценивать по-разному - как положительно, так и отрицательно. Если оказанная услуга оценена отрицательно, это ставит под сомнение и правомерность рассмотрения ее в качестве блага. Она свидетельствует о том, что потребность не была удовлетворена и, соответственно, результат не был достигнут. Однако субъективная оценка не может служить критерием достижения результата оказанной услуги, а, следовательно, порождать какие-либо правовые последствия.

Результатом информационных услуг является предоставление определенного рода информации. Информация может либо передаваться устно, либо фиксироваться на материальных носителях (бумажных или электронных). Как уже отмечалось выше, неразрывная связь информации с ее материальным носителем не дает оснований для вывода о том, что результат такого рода информационных услуг носит овеществленный характер. В законе или в договоре могут устанавливаться особые требования к форме передаваемой информации. В частности, результатом аудиторской проверки является аудиторское заключение.

Таким образом, анализ основных типов услуг показал, что их результатом можно признать выраженное в том или ином виде сохраненное или измененное состояние невещественного блага, достигнутое в процессе оказания соответствующей услуги. При этом результат услуг, как правило, нематериален (невещественен) по своей природе.

При характеристике услуг в качестве одного из их признаков в литературе указывается на негарантированность их результата. В действующем законодательстве предусмотрена ситуация, когда невозможность исполнения возникла по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает[8] . При этом риск неисполнения обязательства возлагается на заказчика, который по общему правилу обязан возместить исполнителю фактически понесенные расходы.

Брагинский М. И. допускает существование особой модели, при которой «исполнитель принимает на себя обязанность совершить определенное действие с тем, что если действие приведет к тому, что весьма удачно называют «эффектом услуги», то исполнителю будет выплачена иная, более высокая сумма». В качестве примера он приводит договоры на оказание медицинских или ветеринарных услуг, которые могут иметь своим предметом либо «лечение», либо «излечение», а также на оказание правовых услуг[9] .

Действительно, при оказании медицинских услуг довольно сложно гарантировать достижение положительного результата. Принципиально иная ситуация складывается при оказании правовых услуг. В качестве их результата в договоре нередко указывается вынесение решения судебными органами в пользу услугополучателя или взыскание долга в его пользу по исполнительному листу. Аналогичным образом определяется результат и иных профессиональных (или деловых) услуг, например при оказании консалтинговых услуг - заключение инвестиционных соглашений и привлечение инвестиций, при оказании маркетинговых услуг - увеличение объема продаж и т.д.

С точки зрения теории указанные последствия не могут рассматриваться в качестве результата услуги. Между их наступлением и действиями услугодателя не может быть установлена прямая (непосредственная) причинно-следственная связь, так как они зависят от действий третьих лиц: решение принимается судом или иным государственным органом, инвестор принимает решение об инвестировании проекта и т.д. Действия услугодателя лишь способствуют их наступлению. В связи с этим даже надлежащее исполнение услугодателем своих обязанностей по договору не гарантирует их наступления[10] .

Возмездность признается одним из важнейших признаков услуги, получившим закрепление в действующем гражданском законодательстве (гл. 39 ГК РФ «Возмездное оказание услуг»). Большинство современных цивилистов считает принципиально невозможным существование безвозмездных обязательств об оказании услуг, хотя договор поручения, в частности, может быть и безвозмездным. Оказание услуг на безвозмездной основе не означает, что услугодатель вправе не соблюдать требований, предъявляемых к процессу осуществления деятельности, составляющей сущность услуг, или к ее результату.

В действующем законодательстве не предусматривается возможность требования исполнения в натуре даже возмездного обязательства об оказании услуг. Исполнитель вправе в одностороннем порядке отказаться от его исполнения, полностью возместив заказчику убытки[11] . Закрепление в нормах о возмездном оказании услуг права услугодателя на односторонний отказ от исполнения обязательства имеет принципиальное значение, так как, по справедливому утверждению М.И. Брагинского, «среди мер, предназначенных специально для обеспечения реального исполнения, можно назвать, прежде всего, общее правило о недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательств»[12] . Таким образом, устанавливая для исполнителя (услугодателя) возможность в одностороннем порядке отказаться от исполнения обязательства, законодатель сознательно, в качестве исключения из общего правила, лишил заказчика (услугополучателя) права требовать реального исполнения обязательства возмездного оказания услуг.

Однако это не означает принципиальную невозможность гражданско-правового регулирования безвозмездных отношений по оказанию услуг. Согласно общему правилу, закрепленному в п. 2 ст. 396 ГК РФ, возмещение убытков в случае неисполнения обязательства и уплата неустойки за его неисполнение освобождают должника от исполнения обязательства в натуре. В безвозмездных обязательствах ответственность ограничивается, как правило, возмещением реального ущерба.

Разнообразие услуг обусловливает существование двух опасностей при правовом регулировании отношений по их оказанию. Первая опасность заключается в излишнем обобщении нормативных положений об услугах. Следует признать, что попытка создания единой модели договора об оказании услуг вряд ли может быть оценена как успешная с точки зрения ее применения на практике. Тем не менее, выделение и законодательное закрепление наиболее существенных положений об услугах, универсальных для всех видов услуг, несомненно, требуется.

Вторая опасность состоит в другой крайности - излишней дифференциации правового регулирования. Стремление к регулированию услуг на уровне их отдельных видов можно охарактеризовать как стремление «объять необъятное». Представляется целесообразным объединить наиболее распространенные виды услуг в рамках определенного типа. Это позволило бы по аналогии с другими главами ГК РФ выделить общие положения, характерные для всех договоров об оказании услуг данного типа, а также регламентировать наиболее важные их виды. От выбора оптимального критерия классификации услуг на типы будет зависеть и эффективность правового регулирования отношений по оказанию услуг конкретного типа.

В правовой литературе предлагается достаточно большое количество классификаций. Так, Шаблова Е.Г. выделяет до 20 классификационных критериев, но они носят преимущественно частный характер. Более 10 классификаций услуг приводит Степанов Д.И.

Представляется, что для целей формирования специальных правовых режимов в качестве классификационного критерия должен использоваться существенный признак услуг. Таковым может считаться объект воздействия при оказании услуг. В предлагаемом определении услуг указываются невещественные блага, являющиеся объектом воздействия: имущественные права, информация и нематериальные (духовные) блага.

Услуги, в которых объектом воздействия выступают имущественные права в виде безналичных денежных средств, урегулированы на уровне ГК РФ в рамках договоров банковского счета и банковского вклада. Не получили правовой регламентации ни на уровне ГК РФ, ни на уровне федеральных законов услуги, при оказании которых воздействие оказывается на информацию. На сегодняшний день наиболее остро перед обществом стоят проблемы правового регулирования медицинских и образовательных услуг. В медицинских услугах объектом воздействия выступает здоровье человека, а в образовательных - духовное состояние личности. Каждая из этих услуг нуждается в правовой регламентации в рамках самостоятельного типа договора.

Подводя итог, хотелось бы отметить: услуги в современном законодательстве – далеко не самая сильная сторона. Глава 39 Гражданского кодекса – не в полной мере отражает все аспекты правового регулирования разных видов услуг, для того, чтобы добиться лучшего результата – надо больше внимания уделять различным видам договора услуг.

Заключение

Услуги как объект гражданско-правового регулирования представляют собой определенный вид общественных отношений, экономическая сущность которых заключается в оказании услуг. Правовой формой данных отношений могут быть не только обязательства об оказании услуг, но и иные по своей природе гражданско-правовые обязательства. Соответственно, и в качестве объектов гражданско-правовых обязательств, регулирующих экономические отношения по оказанию услуг, выступают не только услуги, но и иные блага, являющиеся объектами гражданских прав.

Понятие услуг в значении объекта гражданско-правового регулирования включает в себя и понятие обслуживания, т.е. отношения по осуществлению деятельности, направленной на удовлетворение потребностей участников имущественного оборота. Отношения обслуживания также опосредуются различными гражданско-правовыми обязательствами - как поименованными (розничная купля-продажа, прокат, бытовой подряд и др.), так и непоименованными (туристическое, гостиничное, санаторно-курортное обслуживание и др.). Последние имеют, как правило, комплексный объект, в силу чего они являются самостоятельными по своей правовой природе, поэтому не могут быть отнесены к обязательству возмездного оказания услуг. Договоры, регулирующие отношения в сфере обслуживания, обладают рядом общих формальных признаков (публичный характер, специальный субъектный состав, потребительская цель), позволяющих выделить их в теории гражданского права в группу договоров обслуживания.

Правовая сущность услуг как объекта гражданских прав заключается в совершении действий по изменению состояния невещественного блага. Невещественные блага выступают в качестве объекта, на который оказывается воздействие в процессе деятельности исполнителя при оказании услуг. Круг явлений, которые могут выступать в качестве объекта воздействия, ограничивается благами, признаваемыми объектами гражданских прав. К таковым из перечисленных в ст. 128 ГК РФ объектов гражданских прав относятся следующие: информация, безналичные деньги, а также нематериальные (духовные) блага. В целях раскрытия сущности услуг перечисленные невещественные блага в работе рассмотрены в роли объекта воздействия при оказании различных видов услуг (информационных, медицинских, образовательных, культурно-просветительских и др.).

Список используемой литературы:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (части первая, вторая) (с изм. и доп. от 20 февраля 1996 г., 12 августа 1996 г., 24 октября 1997 г., 8 июля, 17 декабря 1999 г., 16 апреля 2001г, 15 мая 2001 г.)// www.base.consultant.ru.

2. Закон «О почтовой связи» от 17 июля 1999 г. № 176-ФЗ (ред. от 28 июня 2009 г.)// www.base.consultant.ru.

3. Закон «Об основах туристической деятельности в Российской Федерации» от 4 октября 1996 г. № 132-ФЗ (ред. от 1 июля 2011 г.)// www.base.consultant.ru.

4. Закон «Об образовании» от 10 июля 1992 г. № 3266-1 (ред. от 18 июля 2011 г.) // www.base.consultant.ru.

5. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. – М.: Статут, 2001.

6. Гражданское право: учебник для ВУЗов: В 2 томах. Том 1//Ред.: Суханов Е.А. – М.: Волтерс Клувер, 2004.

7. Санникова Л. В. Услуги в Гражданском праве. – М.: Волтерс Клувер, 2006.


[1] Закон «О почтовой связи» от 17 июля 1999 г. № 176-ФЗ (ред. от 28 июня 2009 г.). Статья 2//www.base.consultant.ru.

[2] Закон «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» от 4 октября 1996 г. № 132-ФЗ (ред. от 1 июля 2011 г.). Статья 1// www.base.consultant.ru.

[3] Гражданский Кодекс Российской Федерации от 26 января 1996 г. Часть 2. П. 1. Ст. 702// www.base.consultant.ru.

[4] Гражданский Кодекс Российской Федерации от 26 января 1996 г. Часть 2. П. 1. Ст. 715// www.base.consultant.ru.

[5] Гражданский Кодекс Российской Федерации от 26 января 1996 г. Часть 2. П. 1. Ст. 779// www.base.consultant.ru.

[6] Санникова Л. В. Услуги в Гражданском праве. – М., 2006.

[7] Гражданское право. Учебник: В 2 томах//Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. - М., 2004. Т. 1. С. 295.

[8] Гражданский Кодекс Российской Федерации от 26 января 1996 г. Часть 2. П. 3. Ст. 781//www.consultant.ru.

[9] Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга 3. – М., 2006. С. 223.

[10] Санникова Л. В. Услуги в Гражданском праве. – М., 2006. С. 47.

[11] Гражданский Кодекс Российской Федерации от 26 января 1996 г. Часть 2. П. 2. Ст. 782//www.consultant.ru.

[12] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. – М., 2006. С. 338.