регистрация / вход

Persona как субъект права. Понятие правоспособности и дееспособности в римском праве

План Вопрос № 1 .3 Задача № 1 .12 Задача № 2 15 Задача № 3 17

План

Вопрос № 1…………………………………………………………………….3

Задача № 1…………………………………………………………………….12

Задача № 2……………………………………………………………………15

Задача № 3……………………………………………………………………17

Список литературы………………………………………………………...21

Вопрос № 1. Persona как субъект права. Понятие правоспособности и дееспособности в римском праве.

Термином «лицо» (persona) принято именовать субъекта права. Для того чтобы быть субъектом права, нужно обладать способностью иметь права и обязанности, т. е. правоспособностью; Она представляет собой не биологическое, а именно социально-юридическое явление, и рабовладельческое государство подтверждает это самым наглядным образом, признавая правоспособность лишь за свободными и отказывая в ней рабам, которые, будучи людьми, считались тем не менее не субъектами, а объектами права.

Помимо правоспособности субъект права нуждается в дееспособности, т. е. способности приобретать права собственными действиями. Ни того, ни другого понятия в точном его значении римское право не знало. Однако применявшаяся им в отношении индивидов категория состояния (caput) практически означала правоспособность, а дифференциация правовой самостоятельности с учетом возраста и некоторых других факторов скрывала за собой дееспособность[1] .

Правоспосбность возникала естественным и искуственным путем. При рождении требовалось наличие «образа человеческого»; при рождении в браке – если отце между зачатием и рождением был римским гражданином; в не брака – если мать к моменту рождения была римской гражданской.

При отпущении на волю власть господина сохранялась в патронате: обязанность оказывать уважение, алиментировать, оказывать услуги, право господина на наследство[2] .

Прекращалась правоспособность при смерти. В случае гибели родителей и детей, если дети малолетние, то они предполагались погибшими прежде, а совершеннолетние – позже родителей, если не доказано иное. В случае попадания в плен и возвращения – считался не терявшим правоспособности, если же умирал в плену, то считался умершим до пленения.

Дееспособность римских граждан определяется прежде всего возрастом:

1. До 7 лет – infants (недееспособные);

2. До 14 лет мальчики и до 12 лет девочки – impuberes могли совершать сделки по приобретению, без обязанностей с их стороны (дарение, ссуда, но не купля-продажа; завещание недоступно даже с опекуном);

3. До 25 лет – puberes minores могли совершать все сделки, но претор мог применить реституцию, а затем стали давать попечителя.

Кроме возраста, на дееспособности отражается: психическая болезнь; расточительство (приобретение совершается самостоятельно, а отчуждение – с участием попечителя); бесчестие (infamia) – для сводников, актеров (до женитьбы Юстиниана на Феодоре); после удовлетворения иска об обмане, присвоении, злоупотреблении доверием поручителя. При infamia запрещалось занимать общественные должности, быть опекуном, представителем.

Женщина в древнейшем праве полностью недееспособна, в развитом – только специально: женщины не могут быть магистратами, опекунами (кроме матери и бабушки), поручителями, зато могут ссылаться на неведение закона.

Рабы же получают дееспособность в интересах господина, и когда они совершают сделку, то права идут на пользу господину, а обязанности на них, в случае отпущения на свободу[3] .

Поручение рабу определенного дела рассматривалось как согласие господина на ответственность по совершенным сделкам. За сделки же, не связанные с конклюдентными действиями, господин ответственности не несет. Но потом распространили ответственность в пределах поступившего к хозяину раба по сделкам, не связанным с конклюдентными действиями.

Рабу могло быть выдано имущество – пекулий, собственником которого остается хозяин, несущий в пределах его ответственность. Это использовалось для оброчной деятельности[4] .

Для того, чтобы выступать полноправным субъектом в сфере частного права с подразумеваемой правоспособностью (caput), человек должен был отвечать двойной совокупности условий. Во-первых, он должен быть человеком с позиций естественного права (иметь разумную душу и человеческое тело с отчетливыми признаками пола). Во-вторых, он должен представлять лицо (persona) с позиций гражданского права. На характеристику человека как лица гражданского права влияли несколько обстоятельсгв (состояния, статусов); его состояние свободы или несвободы состояние гражданства, т.е. принадлежность к римскому гражданству или к гражданству союзнических общин, других народов и т.п., ею положение в римской семье. Отсутствие какого бы то ни было статуса не позволяло говорить о человеке как субъекте гражданского права. Полноценным субъектом частного права, предполагалось, могло быть лицо, обладающее всеми тремя статусами:

1) status libertatis, находящееся и свободном состоянии,

2) status civitatis, принадлежащее к римскому гражданству,

3) status familiae, занимающее особое положение в римской семье в качестве persona sui juris, т.е. обладающее завершенной дееспособностью;

дополнительно подразумевалось, что все эти характеристики относятся к человеку не моложе 25 лет по возрасту, а также к лицу мужского пола, не подвергшемуся законным запретам и ограничениям по религиозным и другим основаниям[5] .

По своему содержанию состояние полной правоспособности в частноправовой сфере включало в себя несколько наиболее существенных элементов: 1)jus conubii - право вступать в полноценный, признанный законом брак, рождающий для всех членов семьи равные и предусмотренные законами выгоды и последствия; 2) jus commcrcii - право участвовать в коммерческом обороте, выступать субъектом вещных и обязательственных нрав, вступать в различные предусмотренные сделки; 3) testamenti factio — обладание завещательной способностью, т.е. правом распоряжаться своим имуществом и правом получать по завещанию; 4) legis actio - право подавать законные иски и соответственно пользоваться предусмотренными квиритским правом формами охраны своих интересов. Вес эти совокупности правомочий были настолько важны для римского гражданина, что нередко само состояние гражданства характеризовалось через наличие (или отсутствие) у лица права вступать в законный римский брак, права заключать сделки по требованиям цивильного права и т.д.

Отсутствие однозначного обладания каким-либо из трех важнейших статусов гражданского права могло дать основу для юридического спора. Состояние свободы (или несвободы), положение в римской семье (самовластное или подвластное) могли быть установлены с помощью судебного процесса по частным искам; были выработаны специальные иски - средства защиты или оспаривания статуса. Не мог устанавливаться судом только статус гражданства - принадлежность к римскому гражданству определялась публично-правовыми средствами и публично-правовым порядком гарантировалась[6] .

Не подлежал оспариванию также объем гражданских прав лица в зависимости от возрастной, половой и сословной характеристики субъекта. Женщины, даже будучи римскими гражданками, не обладали полной правоспособностью, невзирая на положение в семье, и никогда не могли претендовать на таковое. Безусловным отсутствием полноценной правоспособностью характеризовались несовершеннолетние в гражданско-правовом смысле (даже если в отношении публичного права они были полноправными гражданами). Не могли претендовать на caput гражданского права лица, находившиеся в другом сословном положении, определяемом как общим гражданским публично-правовым статусом этих лиц, так и их происхождением.

Ограничение прав римского гражданства, не следующее из правового лишения его либо из умаления чести, могло последовать также по обстоятельствам религиозным или по признаку пола[7] .

Разумеется, регламентация правоспособности не была одинаковой во все периоды римской истории. Вместе с развитием экономических отношений шло развитие и правоспособности свободных людей. По мере превращения Рима из небольшой сельскохозяйственной общины в огромное государство с развитой внешней торговлей пестрые различия в правоспособности отдельных групп свободного населения (римских граждан, латинов, перегринов) стали сглаживаться, пропасть же между свободным и рабом по-прежнему оставалась. В конце концов был достигнут крупный для того времени результат — формальное равенство свободных людей в области частного права (конституция Каракаллы 212 г.).

Обладание тем или иным статусом могло быть предметом спора. На этой почве появились специальные средства защиты правоспособности — так называемые статутные иски (например, иск о признании лица вольноотпущенником, предъявляемый против того, кто задерживает этого человека как раба, и т.п.)[8] .

Основное деление населения римского государства – свободные и рабы. Коренным началом римского права являлось полное бесправие рабов и неограниченная власть рабовладельца, который мог раба продать, купить, убить[9] .

В классическую эпоху римского права на общую правоспособность лиц в сфере частного права влияла также принадлежность к той или другой категории гражданства, установленной публичным правом. В этом отношении наряду с полноценными римскими гражданами выделялись две специализированные категории: латины и перегрины.

Латины (latini) были исторически и этнически специализированной категорией гражданства для населения так называемых союзнических территорий, окружавших собственно Рим в Италии, прежде всего области Лапиума.

Перегринами (peregriai) назывались все другие свободнорожденные категории граждан, не принадлежавшие к римскому или латинскому гражданству, но находившиеся в подданстве Римского государства.

Субъектом государственной жизни и публичного права считался в римской юридической традиции носитель специального качества, образуемого сочетанием целой совокупности требований - римский гражданин (civis romanus), и это качество было далеко не тождественно любому физическому лицу, даже полноправному в частноправовом смысле.

Принадлежность к римскому гражданству означала для субъекта возможность пользования рядом прав и одновременно обременение публичными обязанностями.

Последнее важное правовое разграничение лиц свободного состояния, касавшееся полноты их правоспособности в сфере частных прав, обуславливалось наличием или отсутствием специального семейного качества[10] .

Полностью самостоятельной гражданской правоспособностью (лицом своего нрава - persona suijuris) в требованиях римского цивильного права мог быть только глава, или отец семейства, Аналогичные требования выдвигались и в отношении свободных лиц других гражданских категорий. Домовладыка (paterfamilias) мог быть только один для кровнородственной семьи, обладавшей совокупным и единым имуществом; ею власть прекращалась только со смертью или с утратой (по тем или иным правовым причинам) его семейного, гражданского или другого статуса в праве. Правами домовладыки мог обладать только мужчина старшей в данной семье степени родства (даже если он не был безусловно старшим по возрасту относительно других домочадцев, родственников и свойственников). Власть домовладыки в отношении его подвластных ограничивалась только обычаями и нравами; закон и право вмешивались в эту сферу в минимальной степени.

Принадлежность какого-либо из трех вышеотмеченных состояний индивидуальному лицу (а следовательно, и наличие у него как у субъекта частного нрава правоспособности) не была безусловной и постоянной характеристикой. Право допускало изменение правоспособности (capitis deminutio) в сторону ее ухудшения (ограничения). Полная утрата всех личных качеств (статуса persona) наступала вследствие гражданской смерти (пленение, продажа в рабство за Тибр, т.е. на территорию вне Рима, безусловное изгнание)[11] .

При сохранении качеств persona человек мог подвергнуться троякому по значимости ограничению правоспособности: лишение свободы считалось как наибольшее ограничение (с. d. maxima), от которого освобождала только физическая смерть; утрата римского 1ражданства и приобретение другого рассматривалось как среднее ограничение (с. d. media); полномочия в сфере частного нрава сохранялись, но приобретали иные, нежели трактовалось в цивильном праве, формы; изменение положения в семье (переход в другую семью, но не из-за смерти своего отца; усыновление и др.) считалось как наименьшее ограничение (с. d. minima); на правоспособность в сфере частного права для данных лиц этот переход почти не влиял, поскольку она и ранее была ограниченной.

Менее характерным, но все же признаваемым правом явлением было и изменение статуса в сторону улучшения - т.н. усиление состояния. Так же как и уменьшение (ограничение), усиление статуса могло быть минимальным (в рамках семьи), средним (приобретение другой категории гражданства), наиважнейшим (освобождение от рабства прежде полноправного римского гражданина). Спорные и сомнительные случаи допускали и судебное установление статуса.

Главнейшим, иногда исключительно реальным субъектом любых правоотношений, согласно римскому праву, признавалось физическое лицо, индивид (persona). Это с абсолютностью характеризует сферу частного права, это равно характеризует и публично-правовой порядок, где отправными категориями были индивидуальное право гражданства и абстрактное понятие народного суверенитета.

Однако в ряде случаев (исторически различных по формам проявления и правовым ситуациям) правоспособность - в самом разном объеме, но всегда в отношении только специфических юридических действий - признавалась за объединениями граждан, за общественными учреждениями, общинами и т.д. Таким образом, формировалось разное по своему конкретному содержанию, но более-менее единое понятие о субъекте правовых действий, близкое тому, что в позднейшем праве получило название юридического лица (абстрактного субъекта права, идентифицируемого в своих полномочиях и статусе с индивидом) [12] .

Римское право не дает понятия юридического лица, но признает его существование как самостоятельного субъекта гражданского права. Оно выработало понятия правоспособности и дееспособности юридического лица, а также выделило его основные типы (корпорации и учреждения). Юридические лица возникали с предварительного разрешения сената и санкции императора. Деятельность юридических лиц прекращалась в случаях: достижения цели; распадения личного состава (минимальное число членов - три); противозаконный характер деятельности. Деятельность юридического лица осуществлялась на основе устава[13] .


Задача № 1

Павел с разрешения Мэвия построил из его бревен амбар. Спустя 2 года Павел разобрал постройку и продал бревна Титу. Мэвию же Павел сказал, что уже прошел срок usucapio, соответственно, тот не может требовать виндикации. Правомерно ли такое заявление? Что такое usucapio?

Решение

Usucapio (приобретательная давность) — приобретение права собственности в результате длительного владения имуществом, не принадлежащим его обладателю[14] .

Юрист Гай в своем комментарии к провинциальному эдикту (D.41.3.1) говорил, что приобретение права собственности по давности владения введено по соображениям «общественного, публичного блага» (bono publico), чтобы не создавалось на большие промежутки времени, а то и навсегда неуверенности и неопределенности в собственнических отношениях: интересы собственников (тех вещей, которые закрепляются по давности владения за другими лицами) подобного рода правилом не нарушаются, так как в их распоряжении был доста­точный промежуток времени, чтобы отыскать и истребовать свои вещи[15] .

Из этих слов Гая видна сущность приобретения права собственности по давности владения. Лицо получает вещь в свое владение добросовестно. Оно имеет основание считать себя собственником. Объективно же положение иное; право собственности принадлежит другому лицу, и если это последнее лицо предъявляет иск об изъятии вещи и доказывает на суде свое право собственности, добросовестному владельцу приходится отдавать вещь. Однако если в течение определенного, предусмотренного в законе, срока иск об изъятии вещи не предъявлялся, то целесообразность требовала, чтобы положение добросовестного владельца получило окончательное закрепление, чтобы никакие дальнейшие потрясения в его хозяйстве на почве истребования вещи ее прежним собственником не могли иметь места. Провладев (при наличии известных предположений, о которых речь ниже) вещью в течение установленного (давностного) срока, владелец превращался в собственника. Его право не выводилось из права прежнего собственника, а возникало заново; поэтому приобретательная давность относится к первоначальным способам приобретения права собственности. Таким образом, приобретательную давность можно определить как такой способ приобретения, права собственности, который сводится к признанию собственником лица, фактически провладевшего вещью в течение установленного законом срока и при наличии определенных условий[16] .

В классическом праве институт приобретательной давности имел двойственный характер на почве различия ftis civile и ius gentium. В ius civile приобретательная давность (usucapio) признавалась еще в эпоху XII таблиц'. Сроки владения в ту пору были установлены очень короткие («давность владения в отношении земельного участка устанавливалась в два года, в отношении всех других вещей – в один год»[17] ); условия приобретения были простые: кроме факта владения требовалось только, чтобы вещь не была краденой.

В провинциальном эдикте появился другой вид давности longi temporis praescriptio, назначение которой состояло в том, чтобы распространить действие давности по субъекту на перегринов, по объекту — на провинциальные земли. Сроки этой новой давности были более продолжительны: 10 лет, если приобретающий по давности и то лицо, которому в связи с давностным владением угрожает утрата права, живут в одной провинции (inter praesentes, между присутствующими), и 20 лет, если эти два лица живут в разных провинциях (inter absentes, между отсутствующими).

Юстиниан объединил оба эти вида давности (usucapio и longi temporis praescriptio). Условия приобретения права собственности по давности в конечном итоге определялись следующим образом: а) необходимо владение вещью; б) притом — добросовестное; в) владение должно иметь законное основание (iustus titulus), которое могло бы само по себе привести к приобретению права собственности, если бы не помешало этому какое-то внешнее препятствие, например, владение имеет в качестве законного основания куплю-продажу и последующую передачу вещи, не сделавшие покупателя собственником потому, что продавец сам не имел права собственности на вещь; г) владение должно продолжаться в отношении, движимых вещей три года, в отношении недвижимых — 10 или 20 лет (как было при longi temporis praescriptio);

д) наконец, необходима была способность вещи к приобретению по давности (res habilis); такой способностью не обладают вещи, изъятые из оборота, краденые (хотя бы данный владелец был добросовестным) и некоторые другие[18] .

Анализируя все вышесказанное, необходимо сделать вывод о том, что заявление Мэвия не правомерно, так как уже прошел срок именно usucapio, который в нашем случае составляет согласно Закону XII Таблиц один год. Также необходимо отметить, что Павел построил из бревен амбар только с разрешения Мэвия (то есть владение было добросовестным) и Мэвий в течение этих двух лет не предъявлял иск к Павлу об истребовании данных бревен.


Задача № 2

Нумерий Негидий условился с золотых дел мастером о том, что тот изготовит из своего золота кольцо определенного веса и формы, за что получит вознаграждение, обусловленное договором. Когда кольцо было готово, Негидий отказался взять его и заплатить деньги, поскольку к этому времени совершил неудачную торговую операцию и понес значительные материальные убытки.

Какие обязательственные отношения были установлены между сторонами? Имеет ли право заказчик повести себя подобным образом? Как ювелир может защитить свои интересы?

Решение

Между мастером и Нумерием Негидием был заключен договор купли-продажи, который характеризуется тем, что в нем участвуют покупатель (emptor) и продавец (venditor), что первый уплачивает второму покупную цену (pretium) и что второй передает первому вещь (res) или товар (merx).

Как консенсуальный договор купля-продажа заключалась посредством простого соглашения. Но само соглашение вступало в силу, если сторонам удавалось договориться по поводу продаваемой вещи и уплачиваемой за нее покупной цены.

Вещь, отчужденная по договору купли-продажи, могла относиться как к уже существующим предметам, так и к тем, появление которых ожидается в будущем. Не имело также значения, была ли эта вещь телесной или бестелесной (например, при продаже права на наследство). Важно лишь, чтобы она не входила в состав изъятых из оборота и приобрела в соглашении сторон либо индивидуальную характеристику, либо общее предметное обозначение, уточненное мерой, весом или числом[19] .

Цена признавалась согласованной, если она была определенной (certum), реальной (verum) и выраженной в деньгах (in pecunia numerata).

Выражение в деньгах отличало куплю-продажу от мены, при которой вещь обменивалась не на деньги, а на другую вещь. Как только соглашение по поводу перечисленных условий достигалось, договор считался заключенным, и ни одна из сторон не имела права уклониться от его исполнения.

Покупатель обязан передать условленную цену в собственность. Он обязан возместить после заключения договора необходимые затраты и возместить ущерб, причиненный непринятием товара.

Дополнительные соглашения: право обратной или преимущественной покупки, право отказаться от покупки, если будут предложены более выгодные условия[20] .

Обязанности покупателя обеспечивались предоставленным продавцу иском по поводу проданного (actio venditi); Они сводились почти исключительно к уплате покупной цены (dare pretium). Для выполнения этих действий мог быть установлен определенный срок, а при его отсутствии предполагалась встречность исполнения: уплата денег покупателем в обмен на передачу вещи продавцом. В случае просрочки платежа покупатель обязывался к возмещению понесенных продавцом убытков.

Обязанности продавца обеспечивались предоставленным покупателю иском по поводу купленного (actio empti)[21] .


Задача № 3

Под властью Тиберия находилась его жена, две незамужние дочери, три женатых сына со своими детьми. По смерти Тиберия все они были призваны к наследованию. Однако еще до открытия наследства умер старший сын Тиберия, оставив жену и трех детей.

В чью пользу отойдет наследственная доля старшего сына? Что такое наследование по праву представления? Кто и в каких случаях обладает этим правом. Что такое наследственная трансмиссия?

Решение

В основе наследования по закону в праве Юстиниана лежали когнатское (кровное) родство и индивидуальная частная собственность. Всех потенциальных наследников, т.е. кровных родственников, Юстиниан разбил на пять классов, установив очередность призвания их к наследованию и допустив преемство призвания между наследниками разных классов и степеней. Теперь в случае отказа от наследства призываемого наследника наследство выморочным не становилось, к наследованию призывался следующий по степени родственник.

I класс наследников по закону — нисходящие наследодателя: дети без различия пола и возраста, внуки и внучки и т.д.

II класс наследников по закону — восходящие родственники: отец и мать, дед и бабка по линии отца, дед и бабка по линии матери, другие восходящие, если они были. В этот же класс входили полнородные братья и сестры наследодателя, их дети. И в этом случае деды, бабки, дети братьев и сестер наследуют по праву представления[22] .

III класс наследников по закону —неполнородные братья и сестры и дети ранее умерших неполнородных братьев и сестер. Последние призывались к наследованию в порядке представления.

IV класс наследников по закону — все остальные боковые родственники без ограничения степеней. При этом родственники более близкой степени родства отстраняли от наследования родственников более дальней

V класс наследников по закону — переживший супруг (муж после смерти жены или жена после смерти мужа). Переживший супруг призывался к наследованию в случае, когда никого из перечисленных выше родственников у наследодателя не выявилось или никто из них в наследство не вступал. Практически переживший супруг очень редко мог быть наследником[23] .

Но бедная вдова бесприданница получает 1\4 имущества, а если наследников 3 и более – равную с ними часть состоятельного мужа, но не более 100 фунтов золота при своих детях в узуфрукт, при прочих наследниках в собственность[24] .

Необходимо учитывать, что нисходящий более близкой степени исключает наследование нисходящих более отдаленных степеней; например, если имеются дети, то не призываются к наследованию внуки и т.д. Однако, нисходящий родственник более отдаленной степени призывался к наследству наряду с более близкими нисходящими наследодателя, если то лицо, через которое такой более отдаленный нисходящий происходил от наследодателя, умерло до открытия наследства. Например, в момент смерти наследодателя оказались в живых из числа его нисходящих дети и внуки от ранее умершего сына или дочери. В этом случае внуки имели право получить ту долю, которая досталась бы их умершему отцу или матери, если бы те пережили наследодателя. Такое участие в наследовании называется наследованием по праву представления (внуки в данном случае как бы представляют собой своего умершего отца или мать)[25] .

Универсальность перехода имущественных прав в порядке наследования вызвала к жизни особое юридическое установление — так называемую наследственную трансмиссию (trarismissio delationis). Суть ее состояла в том, что если наследник умер, не успев принять наследство в установленный срок, наследственное право, уже возникшее в его лице, переходило к его собственным наследникам и могло быть осуществлено на тех же самых условиях, что и первоначальным обладателем этого права (наследование наследственных прав)[26] .

Наследственную трансмиссию следует четко отличать от наследования по праву представления, которое:

а) имеет место только при наследовании по закону (наследственная трансмиссия может иметь место как при наследовании по закону, так и по завещанию);

б) наступает, если наследник умер до открытия наследства (наследственная трансмиссия будет тогда, когда призванный наследник умирает после открытия, но до его принятия);

в) наследственную долю умершего наследника передает конкретно указанным в законе лицам — внукам, племянникам или дедам и бабкам наследодателя (при наследственной трансмиссии право на принятие причитавшейся умершему доли переходит к его наследникам) [27] .

В начале развития римское право отрицало наследственную трансмиссию: право, возникающее у наследника в момент открытия наследства, рассматривалось как строго личное (как бы особый вид правоспособности); поэтому право принять наследство не могло переходить по наследству. В конечной же стадии развития римского права проводится под влиянием выступившей на первый план имущественно-правовой стороны наследования и ослабления мистического представления о воплощении в наследстве личности наследодателя иной принцип. Именно, если лицо, которому открылось наследство (по завещанию или по закону — безразлично), умерло, не успев приобрести наследства, право приобрести открывшееся наследство переходило к его собственным наследникам с ограничением, однако, срока принятия (в течение года со дня извещения первоначального наследника об открытии ему наследства)[28] .

Анализируя все вышесказанное, необходимо сделать вывод о том, что наследственная доля старшего сына Тиберия отойдет в пользу его трех сыновей по праву представления, так как старший сын умер еще до открытия наследства. Необходимо также отметить, что супруга старшего сына Тиберия не может являться наследницей, так переживший супруг призывается к наследованию только тогда, когда никого из первых 4 классов наследников по закону не выявилось или никто из них не вступил в наследство.

Список литературы

1. Учебники и учебные пособия:

1.1. Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы римского гражданского права. – Ленинград: Из-во Ленинградского ун-та, 1975;

1.2. Латыпова Д.Ф. Римское право: Учебное пособие в схемах и определениях. – Уфа: Из-во Башкирск. ун-та, 2002;

1.3. Новицкий И.Б. Римское право: Учебник.— М.: Издательство «ГЕИС, 2002;

1.4. Подопригора A.A. Основы римского гражданского права: Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и факультетов. - К.: Вентури, 1995.

1.5. Романовская В.Б., Курзенин Э.Б.Основы римского частного права: Учебное пособие. - Нижний Новгород, 2000;

1.6. Тархов В.А. Римское частное право: Учебное пособие для студентов юридических вузов. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 1994;

1.7. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран/ Под ред З.М. Черниловского. – М.: Юрид. лит., 1984;


[1] Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы римского гражданского права. –Ленинград: Из-во Ленинградского ун-та, 1975. С. 26.

[2] Тархов В.А. Римское частное право: Учебное пособие для студентов юридических вузов. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 1994. С. 23.

[3] Тархов В.А. Римское частное право: Учебное пособие для студентов юридических вузов. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 1994. С. 22-23.

[4] Тархов В.А. Римское частное право: Учебное пособие для студентов юридических вузов. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 1994. С. 23.

[5] Романовская В.Б., Курзенин Э.Б.Основы римского частного права: Учебное пособие. - Нижний Новгород, 2000. С. 20.

[6] Романовская В.Б., Курзенин Э.Б.Основы римского частного права: Учебное пособие. - Нижний Новгород, 2000. С. 20-21.

[7] Романовская В.Б., Курзенин Э.Б.Основы римского частного права: Учебное пособие. - Нижний Новгород, 2000. С. 21.

[8] Новицкий И.Б. Римское право: Учебник.— М.: Издательство «ГЕИС, 2002. С. 59.

[9] Тархов В.А. Римское частное право: Учебное пособие для студентов юридических вузов. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 1994. С. 21.

[10] Романовская В.Б., Курзенин Э.Б.Основы римского частного права: Учебное пособие. - Нижний Новгород, 2000. С. 25-28.

[11] Романовская В.Б., Курзенин Э.Б.Основы римского частного права: Учебное пособие. - Нижний Новгород, 2000. С. 28-29.

[12] Романовская В.Б., Курзенин Э.Б.Основы римского частного права: Учебное пособие. - Нижний Новгород, 2000. С. 29-30.

[13] Латыпова Д.Ф. Римское право: Учебное пособие в схемах и определениях. – Уфа: Из-во Башкирск. ун-та, 2002. С. 13.

[14] Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы римского гражданского права. –Ленинград: Из-во Ленинградского ун-та, 1975. С. 75.

[15] Новицкий И.Б. Римское право: Учебник.— М.: Издательство «ГЕИС, 2002. С. 118-119.

[16] Новицкий И.Б. Римское право: Учебник.— М.: Издательство «ГЕИС, 2002. С. 119-120.

[17] Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран/ Под ред З.М. Черниловского. – М.: Юрид. лит., 1984. С. 47.

[18] Новицкий И.Б. Римское право: Учебник.— М.: Издательство «ГЕИС, 2002. С. 120-121.

[19] Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы римского гражданского права. –Ленинград: Из-во Ленинградского ун-та, 1975. С. 124.

[20] Тархов В.А. Римское частное право: Учебное пособие для студентов юридических вузов. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 1994. С. 56-57.

[21] Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы римского гражданского права. –Ленинград: Из-во Ленинградского ун-та, 1975. С. 125.

[22] Подопригора A.A. Основы римского гражданского права: Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и факультетов. - К.: Вентури, 1995. С. 277.

[23] Подопригора A.A. Основы римского гражданского права: Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и факультетов. - К.: Вентури, 1995. С. 278.

[24] Тархов В.А. Римское частное право: Учебное пособие для студентов юридических вузов. – Саратов: Издательство Саратовского университета, 1994. С. 71.

[25] Новицкий И.Б. Римское право: Учебник.— М.: Издательство «ГЕИС, 2002. С.294.

[26] Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы римского гражданского права. –Ленинград: Из-во Ленинградского ун-та, 1975. С. 152-153.

[27] Подопригора A.A. Основы римского гражданского права: Учеб. пособие для студентов юрид. вузов и факультетов. - К.: Вентури, 1995. С. 281-282.

[28] Новицкий И.Б. Римское право: Учебник.— М.: Издательство «ГЕИС, 2002. С. 295.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий