Понятие и виды вещных прав 5

Понятие и виды вещных прав. Как известно, одна из важных классификаций гражданских прав предусматривает их деление на вещные и обязательственные. Вещные права - одна из правовых форм реализации отношений собственности. Вещные права предоставляют их обладателю возможность непосредственного (независимого от какого-либо другого лица) воздействия на вещь, то есть абсолютное господство над вещью.

Понятие и виды вещных прав.

Как известно, одна из важных классификаций гражданских прав предусматривает их деление на вещные и обязательственные.

Вещные права - одна из правовых форм реализации отношений собственности. Вещные права предоставляют их обладателю возможность непосредственного (независимого от какого-либо другого лица) воздействия на вещь, то есть абсолютное господство над вещью. Субъект вещного права может осуществлять в своем интересе действия по владению, пользованию, во многих случаях и по распоряжению вещью, не обращаясь за содействием к кому-либо. В этом коренное отличие вещных прав от обязательственных. Лицо, имеющее обязательственное право на вещь, например, из договора аренды, безвозмездного пользования, может реализовать свои полномочия по владению и пользованию ею только тогда, когда фактически получит ее от собственника, по договору. Право собственности отличается от других вещных прав полнотой содержания. Никто из субъектов других вещных прав не имеет такой полноты правомочий на принадлежащее имущество. Объем их прав ограничен законом и собственником.

Это объясняется тем, что другие вещные права производны от права собственности. Так, собственник, передавая часть своего имущества в оперативное управление или хозяйственное ведение другому лицу, сохраняет за собой права собственности на это имущество. Поэтому никто кроме собственника не может обладать всей совокупностью правомочий собственника. Право собственности всеобъемлюще, по сравнению с ним любое иное вещное право является ограниченным по объему. Выделяя группу вещных прав, принадлежащих несобственникам, закон именует их "вещные права лиц, не являющихся собственниками".

Все входящие в эту группу вещные права характеризуются общими отличительными признаками. 1) Круг вещных прав, в отличие от обязательственных, очерчен самим законом (ст. 209, 216 ГК). Помимо права собственности и прав перечисленных в ст.216, к разряду вещных прав относятся также: право залога (ст.334 ГК); права членов семьи собственника жилого помещения (ст. 292 ГК); право учреждения по распоряжению доходами и имуществом, полученными в результате разрешенной хозяйственной деятельности (ст. 298 ГК). 2) Вещное право в отличие от обязательственного является разновидностью абсолютного права, то есть обладателю вещного права (права собственности, сервитута и т.п.) противостоит неограниченный круг субъектов, обязанных не нарушать его права на вещь. 3) Продолжение этой особенности вещного права - наличие у его владельца правомочий следования и преимущества. Это значит, что обладатель вещного права продолжает его сохранят и тогда, когда вещь переходит к новому владельцу. Например, собственник вещи, выбывший из владения помимо его воли, продолжает оставаться собственником и вправе истребовать вещь из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК).

Другой пример - Право залога.

В соответствии со ст. 353 ГК в случае перехода права собственности на заложенное имущество право залога в отношении имущества также сохраняется. Общее правило о том, что переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество, закреплено в п. 3 ст. 216 ГК. 4) К признакам, позволяющим отграничить вещные права от других абсолютных прав (на имя в авторском праве, на жизнь, свободу передвижения и др.) относится его объект. Объектом вещных прав служит индивидуально-определенное имущество, в обязательственных правах - действия. Этим объясняется существование специфических способов защиты вещных прав. Они (вещные права) защищаются от нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном в п. 4 ст. 216, ст. 301 - 305 ГК.

Сделаем вывод:

Вещное право - субъективное право, имеющее абсолютный характер, обладающее специфическим объектом и способом защиты, включающее в себя помимо прав владения, пользования и распоряжения имуществом правомочия следования и преимущества.

К вещным правам в соответствии со ст. 216 ГК, наряду с правом собственности отнесены следующие -- право пожизненного наследуемого владения земельным участком, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, право хозяйственного ведения, право оперативного управления имуществом и сервитуты. Этот перечень не является исчерпывающим. Иные, признанные таковыми законом, перечислены выше.

Закрепление в Гражданском кодексе РФ принципов международного частного права, лежащих в основе выбора компетентного права

Характерной особенностью международного права является наличие в нем комплекса основных принципов, под которыми понимаются обобщенные нормы, отражающие характерные черты, а также главное содержание международного права и обладающие высшей юридической силой. Эти принципы наделены также особой политической и моральной силой. Очевидно, поэтому в дипломатической практике их обычно именуют принципами международных отношений. Сегодня любое сколь - нибудь значимое политическое решение может быть надежным, если оно опирается на основные принципы. Об этом свидетельствует и факт наличия ссылок на эти принципы во всех значительных международных актах.
Важность данного положения подчеркивается в международной практике.

Принципы исторически обусловлены. С одной стороны, они необходимы для функционирования системы международных отношений и международного права. С другой - их существование и реализация возможны в данных исторических условиях. Принципы отражают коренные интересы государств и международного сообщества в целом. С субъективной стороны они отражают уровень осознания государствами закономерностей системы международных отношений, своих национальных и общих интересов.

В рамках международного права существуют различные виды принципов.
Среди них важное место занимают принципы-идеи. К ним относятся идеи мира и сотрудничества, гуманизма, демократии и др. Они нашли отражение в таких актах, как Устав ООН, пакты о правах человека, и во многих других документах. Основной объем регулирующего действия принципы-идеи осуществляют через конкретные нормы, отражаясь в их содержании и направляя их действие. Вместе с тем они и сами по себе служат регулятором международных отношений.

В многочисленных международных актах перечень основных принципов не одинаков, но совпадает в наиболее авторитетных универсальных актах, каковыми являются Устав ООН и принятая Генеральной Ассамблеей в развитие его положений Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г. В этих документах перечислены следующие принципы:
1. неприменение силы или угрозы силой;
2. мирное разрешение споров;
3. невмешательство;
4. сотрудничество;
5. равноправие и самоопределение народов;
6. суверенное равенство государств;
7. добросовестное выполнение обязательств по международному праву.

Заключительный акт СБСЕ 1975 г. дополнил приведенный перечень тремя принципами: нерушимость границ, территориальная целостность, уважение прав человека. Последние два не были выделены в качестве самостоятельных в
Декларации 1970 г., но были отражены в содержании других принципов. Что же касается принципа нерушимости границ, то он не получил универсального признания, а потому носит региональный характер.

Следовательно, принципы могут быть и региональными. Получили распространение двусторонние акты о принципах (декларации, договоры).
Нередко в их число включаются политические и иные принципы, например неделимость мира, равная безопасность, добрососедство, сохранение общего наследия человечества, охрана окружающей среды и др.

Принципы выполняют важные функции. Они определяют основы взаимодействия субъектов специфическим образом, закрепляя основные права и обязанности государств. Принципы выражают и охраняют комплекс общечеловеческих ценностей, в основе которых лежат такие важнейшие ценности, как мир и сотрудничество, права человека. Они служат идейной основой функционирования и развития международного права. Принципы - это фундамент международного правопорядка, они определяют его политико-правовой облик. Принципы являются критерием международной законности.

Общие основания ответственности за причинение вреда.

  1. Субъекты обязательства, возникающего в связи с причинением вреда, - потерпевший и лицо, ответственное за причинение вреда, как правило, не состоящие в договорных отношениях. Потерпевший, т.е. лицо, которому причинен вред, выступает в обязательстве из причинения вреда в качестве кредитора, а лицо, ответственное за причинение вреда (чаще всего сам причинитель вреда), - в качестве должника.
    2. В состав обязательства из причинения вреда входят право потерпевшего требовать восстановления прежнего состояния либо возмещения вреда и обязанность должника совершить одно из названных действий. Объектом этого обязательства не может быть воздержание от действия. Обязанность кредитора может быть исполнена только положительным действием, направленным на возмещение вреда.
    3. Основанием возникновения обязательства служит гражданское правонарушение, выразившееся в причинении вреда другому лицу. Для наступления ответственности за причинение вреда в общем случае необходимы четыре условия: наличие вреда; противоправное поведение (действие, бездействие) причинителя вреда; причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом; вина причинителя вреда. Указанные основания являются общими, поскольку перечисленный состав необходим в случае, если иное не предусмотрено законом (например, согласно ст. 1079 ГК ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, наступает независимо от вины причинителя вреда).
    4. Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме.
    5. Пункт 2 ст. 1064 ГК устанавливает презумпцию вины причинителя вреда. В силу этого лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.
    6. Примером возникновения обязанности возмещения вреда, причиненного правомерными действиями, является ст. 1067 ГК, устанавливающая обязанность возмещения вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости. Однако возмещение вреда, причиненного правомерными действиями, должно быть специально предусмотрено законом, в ином случае такая обязанность не возникает. Так, не возникает обязанность возмещения вреда, причиненного при задержании лица, совершившего преступление. Согласно п. 1 ст. 38 УК не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным и при этом не было допущено превышения необходимых для этого мер. Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

Романо-германская и англо-американская гражданско-правовые системы, их сравнительная характеристика.

Правовая карта мира включает в себя множество национальных правовых систем, каждая из которых интегрирует всю правовую действительность конкретного государства (доктрину, структуру, источники, ведущие институты и отрасли, традиции, правосознание, правопорядок, правовую культуру и т.п.) . Категория "правовая семья" служит для обозначения группы правовых систем, имеющих сходные юридические признаки, сходство является результатом их конкретно-исторического и логического развития.
Заслуживает поддержки подход западных компаративистов, отрицающих типологию правовых систем единственно по признаку их классовой сущности. При классификации они используют различные факторы, начиная с этических,

расовых, географических, религиозных и заканчивая юридической техникой и стилем права. Отсюда множество классификаций. Самой популярной оказалась классификация правовых семей, данная французским ученым Р. Давидом.
Она основана на сочетании двух критериев: идеологии, включающей религию, философию, экономические и социальные структуры, и юридической техники, включающей в качестве основной составляющей источники права. Р. Давид выдвинул идею трихотомии - выделения трех семей (или систем) : романо-германской, англосаксонской, или англо-американской, и социалистической. К ним примыкает остальной юридический мир, охватывающий 4/5 планеты, который получил название "религиозные и традиционные системы".
В основе другой классификации лежит концепция "западного права", и тогда возникает дуализм: западное право как продукт либерального общества, основанного на индивидуализме, традициях христианства, свободе предпринимательства и стремлении к правовой стабильности, призванного сохранить фундаментальные ценности, и социалистическое право как исключительно нестабильное, преходящее (доктрина "отмирания права при коммунизме") , определяемое социалистическими экономическими, политическими и культурными условиями, в частности господством государственной собственности и планирования.
В структуре западного права выделяются романо-германская и англосаксонская системы. Эта идея выдвинута также Р. Давидом в 1950 г. в книге "Элементарный курс сравнительного гражданского права". Впоследствии он отошел от этой позиции и стал придерживаться концепции трихотомии.
К. Цвейгертом и Г. Котцем в книге "Введение в правовое сравнение в частном праве", вышедшей в 1971 г., в основу классификации правовых систем положен критерий "правового стиля". "Правовой стиль" складывается, по мнению автора, из пяти факт

оров: происхождения и эволюции правовой системы; своеобразия юридического мышления; специфических правовых институтов; природы источников права и способов их толкования; идеологических факторов. На этой основе различаются следующие "правовые круги": романский, германский, скандинавский, англо-американский, социалистический, право ислама, индусское право. По существу, получен тот же результат, что и у Р. Давида. При этом во всех случаях не учитывается марксистско-ленинская типология права, в основе которой лежит критерий общественно-экономической формации (рабовладельческое право, феодальное, буржуазное, социалистическое) . А. Х. Саидов полагает, что только единство глобальной марксистско-ленинской типологии и внутритиповой классификации правовых систем дает возможность составить целостное представление о правовой карте мира.
Исходя из группы критериев, включающих, во-первых, историю правовых систем, во-вторых, систему источников права, в-третьих, структуру правовой системы - ведущие институты и отрасли права, он выделяет внутри буржуазного типа права восемь правовых семей: романо-германскую, скандинавскую, латиноамериканскую, правовую семью общего права, мусульманскую, индусскую правовые семьи, семью обычного права и дальневосточную правовую семью. Они рассматриваются наряду с семьей социалистического права. Историческое развитие признается главным в определении их особенностей. В пределах социалистической правовой семьи, теперь уже в историческом аспекте, существовали относительно самостоятельные группы: советская правовая система, правовые системы социалистических государств Европы, правовая система социалистических государств Азии и правовая система республики Куба, которые, естественно, имели и имеют много общего, а также особенного и единичного. Таким образом, существует ряд классификаций правовых систем прошлого и настоящего. С учетом общего, повторяющегося в рассмотренных классификациях, остановимся на характеристике основных правовых семей прошлого и современности

.
Регулирование гражданским законодательством правового положения субъектов международного частного права.

Особенность международного частного права как полисистемного комплекса определяется не только характерными чертами его предмета и источников. Специфичен также и метод (способ) правового регулирования, используемый в МЧП. Его основной задачей является устранение возникающей в процессе осуществления международных отношений частноправового характера «коллизии» законов (от лат. collisio – столкновение), при которой два или более нормативных акта из различных правовых систем одновременно претендуют на урегулирование одного и того же фактического состава.Такая ситуация достаточно редка в тех случаях, когда общественное отношение возникает между субъектами одной и той же государственной принадлежности и в рамках границ конкретного государства. Однако если оно имеет одну или несколько составляющих, придающих соответствующему отношению международный характер, то подобный фактический состав как бы одновременно «привязывается» сразу к нескольким правовым системам, каждая из которых потенциально может быть использована в данном случае. Поэтому задача правоприменителя значительно усложняется, так как из всех систем, претендующих на регулирование взаимоотношений субъектов, необходимо выбрать одну.Как бы ни были значительны достижения в унификации права, по-прежнему остаются Существенными различия в регулировании частноправовых отношений (Даже в рамках правовых систем, принадлежащих к одной и той же правовой семье, и более того – применительно к истолкованию правил одного и того же закона, действующего в разных странах)» как МЧП при помощи использования коллизионного и материально-правового способов регулирования, каждому из которых присущи свои достоинства и недостатки.Коллизионный способ регулирования. Ему международное частное право фактически обязано своим рождением и дальнейшим развитием. Проблема выбора надлежащего источника регулирования решается в данном случае посредством использования специальных коллизионных норм, формулирующих принципы, на основе которых определяется применимое материальное право.

Коллизионный способ регулирования иногда называют отсылочным, поскольку, по мнению некоторых исследователей, коллизионная норма лишь «передает» соответствующие отношения на разрешение компетентного правопорядка, а не регулирует их сама. С этой точкой зрения нельзя согласиться.Несмотря на кажущуюся простоту, применение коллизионного способа сопряжено с рядом объективных трудностей и недостатков, которые значительно снижают эффективность его действия.Во-первых, указанный способ не способствует достижению единообразия разрешения одинаковых по содержанию правовых споров или других конфликтных ситуаций между контрагентами в судах различных государств, так как нормы национальных правовых систем могут по-разному подходить к регулированию одних и тех же отношений. Здесь мы имеем дело с феноменом, который в доктрине международного частного права получил наименование «хромающие отношения».Во-вторых, так как коллизионные нормы содержатся в законодательстве различных государств, возникает коллизия между самими этими нормами. Поэтому иностранное право, к которому отсылает коллизионная норма, может в свою очередь предусмотреть необходимость применения нормативных предписаний первого государства или какой-нибудь третьей страны. Другими словами, в данном случае ни одна из национальных правовых систем может не признать себя компетентной в регулировании спорного правоотношения.В последнее время международное сообщество предпринимает значительные усилия по устранению противоречий между коллизионными нормами различных стран. Для этой цели используются международные договоры, заключаемые между государствами. Их участники принимают на себя обязательства применять сформулированные в таких соглашениях единообразные коллизионные нормы по определенному кругу отношений, входящих в предмет регулирования МЧП. Однако прогресс, достигнутый сегодня в этой области, все еще нельзя признать существенным.В-третьих, коллизионный метод регулирования, несмотря на то, что он используется при регулировании международных отношений, национален по своей сути. Материальный закон, к применению которого неизбежно приводит коллизионный метод, в подавляющем большинстве случаев будет являться внутренним законом конкретного государства, изначально не рассчитанным на регулирование отношений типа МНН.В-четвертых, в тех случаях, когда в соответствии с коллизионными нормами подлежит применению иностранное право, возникает серьезная проблема уяснения его содержания, толкования и принципов реализации. Проведение качественной работы в этой области представляет значительную сложность для национальных правоохранительных органов разных стран, которые, конечно же, не могут знать право иностранного государства с такой степенью детальности, как свое.

Материально-правовой метод регулирования. Разрешение проблемы выбора применимого права в рамках этого метода обеспечивается посредством использования унифицированных материальных норм, которые регулирую поведение субъектов отношений типа МНН без помощи коллизионных механизмов.Появление материально-правового метода было вызвано стремлением участников международного общения заменить разноречивые положения национального законодательства отдельных стран системой однородных нормативных предписаний, предназначенных для непосредственного регулирования международных немежгосударственных невластных отношений. Первоначально этот метод, применялся только в области международной торговли – сферы, для регулирования которой национальное прав было наименее приспособлено, а затем распространился на другие институты международного частного права включая международный гражданский процесс.В настоящее время основной формой достижения унификации материально-правового регулирования отношений в области МЧП является заключение международный, договоров . Как правило, все они являются итогом многолетней напряженной работы международных организаций; и конференций и отражают баланс интересов отдельны государств в соответствующих вопросах. Унификация норм международного частного права возможна сегодня также посредством утверждения международно-правовых обычаев, вырабатываемых на основе широкой и единообразной практики международного сотрудничества. Наконец, в качестве неправовых вспомогательных унифицированных норм, оказывающих воздействие на регулирование отношений типа МНН, следует рассматривать рекомендации межправительственных и неправительственных международных организаций и ассоциаций (например, Арбитражный регламент Комиссии ООН по праву международной торговли 1976 г., публикации Международной торговой палаты в Париже или типовые договоры на поставку готовых изделий, разрабатываемые различными международными торговыми ассоциациями), а также международные обыкновения. Как и коллизионный метод, метод материально-правового регулирования отношений типа МНН обладает рядом недостатков, к числу которых можно, в частности, отнести:1) сравнительно узкую предметную сферу распространения унифицированных материальных норм. Данный факт объясняется нежеланием государств на современном этапе развития международных отношений отказываться в ряде случаев от национально-правового регулирования отношений, входящих в предмет МЧП, в пользу регулирования международно-правового, полноценная реализация которого заведомо связана для них со значительными финансовыми, организационными и психологическими трудностями;2) наличие значительного количества пробелов и нечетких формулировок в текстах актов, содержащих унифицированные нормы. Даже в тех случаях, когда государства пришли к согласию относительно необходимости разработки того или иного договора, они не всегда способны прийти к такому соглашению относительно содержания составляющих его норм. Поэтому многие международные источники МЧП носят обобщенный и неполный характер, что снижает их регулятивные возможности и иногда может привести к необходимости их детализации на уровне национального законодательства. В последнем случае регулирование отношений будет уже невозможным без использования коллизионного метода;3) диспозитивный характер предписаний большинства унифицированных норм. Стремление расширить предметную сферу международных источников МЧП и количество субъектов, на которые они распространяли бы свое действие, вынуждают создателей международных договоров и конвенций в большинстве случаев отказываться от использования в их текстах положений императивного характера. Это обстоятельство открывает вполне легальные пути для выборочного применения участниками международных немежгосударственных невластных отношений такого рода источников или даже сознательного их игнорирования;4) сам по себе факт наличия унифицированных норм не устраняет проблемы их единообразного применения. Одинаковые категории и понятия, используемые в международно-правовых источниках МЧП, могут по-разному пониматься, толковаться и использоваться в разных странах.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ