Компенсации морального вреда в России

Оглавление Введение. Глава I Правовая природа компенсации морального вреда 1.1. История развития института компенсация морального вреда в России 1.2. Понятие и основания компенсации морального вреда

Оглавление

Введение.

Глава I Правовая природа компенсации морального вреда

1.1. История развития института компенсация морального вреда в России

1.2. Понятие и основания компенсации морального вреда

1.3. Субъекты права на компенсацию морального вреда

1.4. Размер компенсации морального вреда

Глава II Отдельные проблемы компенсации морального вреда

2.1. Компенсация морального вреда при нарушении личных неимущественных прав в РФ

2.2. Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав потребителей

2.3. Компенсация морального вреда при нарушении трудовых прав

Заключение.

Список используемой литературы.

Введение

Глава l . Правовая природа компенсации морального вреда

1.1. История развития института компенсации морального вреда в России

1.2. Понятие компенсации морального вреда

1.3. Основание компенсации морального вреда

1.4. Субъекты права на компенсацию морального вреда

1.5. Размер компенсации морального вреда

Глава II. Отдельные проблемы компенсации морального вреда

2.1. Компенсация морального вреда при нарушении личных неимущественных прав в РФ

2.2. Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав потребителей

2.3. Компенсация морального вреда при нарушении тр4удовых прав

Заключение

Согласовано и утверждено /Максимова И.А/___________________________

Введение

В настоящее время Россия находится на пути становление и развития демократических институтов, в том числе и законодательства присущих для современного правового государства. Относится это и к защите прав человека и гражданина, что провозглашено в ст.2 Конституции РФ. Неотъемлемой частью правового статуса человека и гражданина является право обоснованно требовать возмещения морального вреда. История института морального вреда насчитывает чуть более пятнадцати лет, и как показала практика, он оказался востребованным обществом. Процесс становления категории морального вреда начался с принятия 12 июня 1990г. Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации», позже трактовка морального вреда появилась с принятием первой части Гражданского Кодекса РФ, а еще чуть позже Верховный суд РФ по вопросу компенсации морального вреда вынес постановление его пленума от 20.12.1994г. «о некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда».

Предметом данной дипломной работы является компенсация морального вреда как один из способов защиты гражданских прав. Этот способ защиты состоит в возложении на нарушителя обязанности по выплате потерпевшему денежной компенсации за физические или нравственные страдания, которые тот испытывает в связи с нарушением его прав. Институт компенсации морального вреда способствует наиболее полной

защите нематериальных благ и личных неимущественных прав человека, что, бесспорно, служит становлению и укреплению демократического правопорядка в обществе. В этой связи тема дипломной работы имеет особое значение и актуальность. При этом она имеет не только теоретическую, но и практическую направленность, позволяя определить пути наиболее полной защиты интересов личности.

В данной дипломной работе будет затронуты тема субъектов права на компенсацию, данная проблема является весьма актуальной, ведь вопрос в том, кто может претендовать на возмещение морального вреда, только ли физические лица или юридические лица, имеет весьма важное значение. Так же будут рассмотрены некоторые проблемы компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав, личных неимущественных прав, а так же нарушение трудовых прав.

Цель дипломной работы - это исследование института возмещения (компенсации) морального вреда в российском гражданском праве, а так же рассмотрение и выявление его недостатков и положительных сторон. В соответствии с указанной целью можно выделить следующие задачи дипломной работы:

1. Рассмотреть историю становления «компенсации морально вреда» в законодательстве России.

2. Определение сущности морального вреда, размер, а также основания, порядок и способы компенсации морального вреда.

3. Выявить субъектов права на компенсацию.

4. Рассмотреть некоторые проблемы компенсации морального вреда в России.

Глава I Правовая природа компенсации морального вреда

1.1. История развития института компенсация морального вреда в России.

Россия, в отличие от ряда европейских стран имеет сравнительно небольшую историю развития института морального вреда.

В России институт компенсации морального вреда фактически сформировался за последние 15 лет. Однако предпосылки возникновения данного института появились еще в конце 19 - начале 20 вв. В дореволюционном российском законодательстве институт компенсации морального вреда был развит слабо. Гражданское законодательство дореволюционной России не содержало общих норм, предусматривающих возможность компенсации морального вреда.

Скорей всего это связано с тем, что государство в России всегда играло большую роль, нежели права человека, особенно в то время. Поэтому защита прав, была возложена на самого гражданина, в том числе, когда она связана с «моральным вредом».

В дореволюционный период законодательство защиту неимущественных прав ограничивало лишь нормой о вознаграждении за нравственный вред при защите чести и достоинства гражданина. Личная обида, в то время является как возможность, основание для предъявления требования о выплате де­нежной компенсации, ведь именно под обидой понимается действие, наносящее ущерб чести и достоинству человека.

Г.Ф. Шершеневич говорил, что: «Личное оскорбление не допускает никакой имущественной оценки, потому что оно причиняет нравственный, а не имущественный вред…» (Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.1995г. с.402). Другого мнения придерживался И.А. Покровский, который критиковал аргументы противников возмещения нематериального вреда, активно выступал за такое возмещение, причем не только в деликтных, но и в договорных обязательствах. Он отмечал, что

именно эта позиция была отражена в проекте Гражданского уложения, который предусматривал возможность возмещения нравственного вреда в договорных обязательствах как общее правило и в деликтных обязательствах в ряде конкретных ситуаций. К таким деликтам относились: любодеяние и обольщение, обезображение или иное телесное повреждение, а также случаи лишения свободы. В указанных ситуациях суд, принимая во внимание различные обстоятельства дела (в частности, была ли со стороны виновного обнаружена злонамеренность), мог назначить потерпевшему денежную сумму по справедливому усмотрению, даже если потерпевший не понес никаких убытков (претерпел лишь нравственные страдания (Тактаев И.А. Компенсация гражданам морального вреда, причиненного органами власти и должностными лицами // Законодательство. - №7,8. - июль, август 2001г.)).

Если и в дореволюционном праве не появилось института морального вреда, то в советский период, он тем более не получает развития. Вред, причиненный нематериальным благам, мог быть возмещен лишь в случае, если он отражался на имущественной сфере потерпевшего (например, причинение вреда здоровью неблагоприятно влияло на материальные условия жизни потерпевшего: утрачивалась или ограничивалась его трудоспособность, исчезал источник материальных средств существования человека). Судебная практика того времени придерживалась господствующей доктрины: «принцип возмещения морального вреда, рассматривался как классово чуждый социалистическому правосознанию» (Эрделевский A.M. Компенсация морального вреда анализ и комментарий законодательства и судебной практики. М., Вольтере Клувер, 2007 С. 88), соответственно суды неизменно отказывали в исках о возмещении морального вреда в денежной форме.

Несколько позже в основах уголовного судопроизводства СССР 1984г. и

Союзных республик появилось упоминание о моральном вреде:

«Потерпевшим признаётся лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред» (ст.24). Это явилось толчком для целого ряда юристов попытаться закрепить в Российском

обществе необходимость возмещения морального вреда в материальной форме. Принцип компенсации морального вреда стал появляться в работах таких ученых, как Братусь С.Н., Шиминова М.Я. и др. Признавалась необходимость введения института имущественного возмещения неимущественного вреда, поскольку область гражданско-правового регулирования охватывает не только имущественные, но и личные неимущественные отношения.

В начале 90-х годов российское законодательство приобрело принципиально новый правовой институт компенсации за нанесенный моральный вред.

Впервые право гражданина на компенсацию морального вреда было установлено в 1990 году в Законе СССР от 12 июня 1990г. «О печати и других средствах массовой информации». Названный Закон не раскрывал содержания понятия морального вреда. Ст. 39 Закона закрепляла: Моральный вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами.

В качестве общеправовой нормы, возмещение в материальной форме за причиненный гражданину моральный вред (физические или нравственные страдания), появилось в российском законодательстве с 3 августа 1992г. -даты введения в действие на территории России Основ гражданского законодательства СССР и республик от 31 мая 1991г. Возмещение морального вреда предусматривается ст. 131 указанных Основ, где впервые была предпринята попытка определить понятие морального вреда, а также закрепить условия и способы его возмещения. Моральный вред в ст. 131 Основ был определен как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Что же касается условий возмещения морального вреда, то в качестве таковых предусмотрены противоправность действий, причинивших вред, и вина причинителя вреда. Предусмотрено, что моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемых судом, причем независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Эти правила действовали до 1 января 1995 года.

Между тем, появление нового института, на первом этапе его законодательного закрепления вызывает некоторые ошибки, т.е. законодатель вносил нормы о моральном вреде в отдельные акты, при этом возникала вероятность коллизии норм.

Как отмечает А.М. Эрделевский, «такая законодательная ситуация вызывала сомнения в возможности применения системы генерального деликта к возмещению морального вреда, а столь значительное число нормативных актов, регулирующих отношения в этой области наряду с регулированием разнохарактерных видов общественных отношений, порождало дополнительные сложности в правоприменительной практике, усугублявшиеся разными сроками принятия и введение в действие указанных нормативных актов» (Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. -3-е изд., испр. и доп. — М.: Волтерс Клувер, 2007г. - с.88.).

С принятием Гражданского кодекса РФ, данная проблема частично была разрешена. Однако сохранялось противоречие между ранее принятыми законодательными актами и ГК РФ, что в последующем было окончательно разрешено ВС РФ в обзорах судебной практики.

Статья 151 ГК РФ определяет моральный вред по существу так, как и Основы гражданского законодательства 1991г. союза СССР и республик, а именно как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Наряду с этим законодатель по-разному подходит к случаям причинения морального вреда. Если моральный вред причинен гражданину посягательством на принадлежащее ему нематериальное благо, то он, при наличии предусмотренных законом условий, возмещается независимо от того, предусмотрено ли такое возмещение специальным законом или нет.

В указанных случаях достаточным основанием для возмещения вреда служит ст. 151 ГК РФ. А вот если моральный вред причинен посягательством на какое-либо материальное благо, которое находит своё выражение в имущественном праве, то он подлежит возмещению лишь тогда, когда существует специальный закон, такое возмещение предусматривающий. Развернутое определение понятия «моральный вред» дал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 1994г. № 10: «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона,

нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.д.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина» (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" // библиотечка Российской газеты 2001 г. - выпуск №4.).

Важно подчеркнуть, что в соответствии с постановлением Пленума ВС РФ от 20.01.2003г. №2 настоящее постановление не подлежит применению на территории Российской Федерации, в части применения гражданского процессуального законодательства (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации - март 2003 г. - №3.).

Делая выводы можно констатировать, что термин «компенсация морального вреда» существовавший ранее значительно отличается от сегодняшнего.

«Денежное возмещение неимущественного или так называемого морального вреда, отмечалось в «Юридическом словаре» 1953 года, - как унижающее достоинство советского человека, согласно действующему законодательству, не может иметь места... ». И через тридцать лет после издания этого словаря в юридической литературе по-прежнему утверждалась такая же позиция. Так, достаточно известные юристы В. Смирнов и А. Собчак категорически указывали, что моральный вред лишён экономического содержания и не подлежит материальному возмещению (Смирнов В.Т, Собчак А., А. Общие учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. - Л., 1983.С.59). Это мнение поддерживали и некоторые другие юристы. М. Маркова, например, пишет: «Моральный вред, который терпит пострадавший от преступления и его близкие, не подлежит материальной компенсации» (Казанцев В. Г. Возмещение морального вреда. // Рос. Юстиция, 1996г., №5, с.48).

И так мы видим, что на протяжении длительного времени в России, считалось, что моральный вред возмещению вообще не подлежит. В последующие годы категория «моральный вред» входит в десятки нормативных актов страны и получает законодательное закрепление в быстро обновляемом законодательстве страны.

Таким образом, с 1990г. по наше время институт морального вреда получил надлежащее законодательное (материальное) закрепление и укрепился в ряде отраслей права: гражданское, семейное, трудовое, уголовное и др.

В настоящее время «моральный вред» - широко используемое законодателем категория, имеющая большие перспективы развития в будущем в России.

Несмотря на выражавшиеся ранее отдельными правоведами мнения о недопустимости компенсации морального вреда, о возможности компенсации его только в случае совершения уголовно наказуемых деяний либо о возможности компенсации лишь отдельных видов морального вреда, эти мнения не оказали сколько-нибудь заметного влияния на господствующую доктрину и судебную практику, которые исходят из того, что любой вред может и должен быть компенсирован в денежной форме. Судебная практика применяет общий подход к возмещению имущественного и морального вреда, и зачастую в решениях по иску о возмещении вреда даже не указывается, в какой части присужденная в качестве возмещения вреда сумма является возмещением имущественного вреда, а в какой — компенсацией морального вреда.

1.2, Понятие и основание компенсации морального вреда

Для более глубокого понимания сущности и содержания морального вреда необходимо понять смысл такого психического явления, как страдание. В толковом словаре русского языка страдание определяется как «физическая или нравственная боль, мучение», а боль в свою очередь, связывается, с «ощущением страдания». Таким образом, и боль, и страдания неразрывно связаны между собой.

Характерными признаками страдания, которые, в частности, могут быть установлены и использованы в суде, являются следующие: поведенческие признаки и психическое состояние человека. Страдающий человек внешне выглядит печальным, отрешенным от происходящих событий, он испытывает одиночество, изолированность, особенно от тех, кто заботится о нем, Чувствует себя неудачником, несчастным, потерпевшим поражение, неспособным к достижению прежних успехов. Уныния, упадок духа, мысли о своей профессиональной некомпетентности, об утрате смысла жизни все чаще посещают его. Появляются сопутствующие этому различного рода функциональные расстройства, нарушаются сон, аппетит.

В ГК РФ, а также в ППВС РФ от 20.12.94г. употребляются две разновидности страданий: страдания нравственные и страдания физические.

Вместе с тем, понятие «нравственность» и производное от него прилагательное «нравственный» можно понимать в нескольких смыслах. Во-первых, нужно определить понятие «нравственность» - это прежде всего, правила, определяющие поведение человека в обществе, но кроме этого в понятие нравственности вкладываются «духовные, душевные качества, необходимые человеку в обществе, а также выполнение этих правил

поведения» (Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М.,2006.С47, 630). А что касается, понятия «нравственный», то оно употребляется не только по отношению к человеку, соблюдающему требования нравственности, но и как прилагательное, характеризующее то или иное явление, «относящееся к внутренней, духовной жизни человека» (Ожегов СИ. Словарь русского языка. - М..2006.С С.339).

С этой точки зрения нравственные или душевные страдания человека напрямую связаны с его глубинными личностными структурами, которые подвергаются посягательству, что и вызывает у него столь сильную ответную эмоциональную реакцию в виде отрицательных переживаний, называемых страданиями. Источником нравственных страданий субъекта являются, прежде всего, посягательства на его социальный статус, честь и достоинство, личные убеждения (если они, разумеется, не носят антиобщественный, противоправный характер), на его самооценку, сложившуюся систему его межличностных отношений.

Все это, безусловно, связано с правами человека и его свободами, гарантированными Конституцией РФ. Поэтому посягательства на его неприкосновенность, свободу, мировоззрение, ценностные ориентации, то есть на все-то, что позволяет ему быть, оставаться личностью в обществе могут, на мой взгляд, вызвать нравственные (душевные) страдания. Например, принудительное лишение глубоко верующего человека возможности участия в отправлении тех или иных религиозных обрядов, принуждение его к выполнению действий, противоречащих его религиозным взглядам, несомненно, посягают на его мировоззрение, ценностные ориентации, личностные установки, совесть и вследствие этого не могут не вызывать у него неприятных переживаний в виде нравственных страданий. Лица, виновные в этом, представляется, должны по закону компенсировать ему причиненный своими противоправными действиями моральный вред. Как подчеркнул Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 1994г.: «Моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причинением увечья, иным повреждением здоровья, либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.». Нужно отметить что, Верховный Суд не дал общего определения страданий, из данного текста следует, что суд раскрывает содержания одного из видов морального вреда - нравственных страданий. Что касается физических страданий (второго вида страданий), то они (в отличие от нравственных страданий), связаны с причинением человеку физической боли, мучений, всегда сопутствующих нанесению телесных повреждений, различного рода увечий, истязаний, заражению какой- либо инфекцией, заболеванию, которое может быть результатом, в том числе и перенесенных нравственных страданий.

Следует отметить, что понятие «физические страдания» не совпадает по своему содержанию с понятием «физический вред» или «вред здоровью». Физические страдания - это одна из форм морального вреда, в том его виде, как он определен в российском законодательстве (ст. 151 ГК РФ). В то же время физический вред (его еще называют органическим), представляет собой любые негативные изменения в организме человека, это вред материализованный; негативные изменения происходят в организме под влиянием определенных внешних воздействий. Эти изменения в свою очередь приводят или могут привести к изменениям в состоянии психического благополучия и (или) в имущественной сфере личности. Негативные изменения в состоянии психологического благополучия могут выражаться в обоего рода страданиях (моральный вред), а негативные изменения в имущественной сфере - в расходах, связанных с компенсацией недостатков в организме потерпевшего, и утрате дохода (имущественный вред (Эрделевский А.М. Моральный вред: соотношение с другими видами вреда.// Российская юстиция. 1998№6.С.20)). Следовательно, любой органический вред в целях его возмещения распадается на моральный и имущественный.

Например, гражданин получает увечье в результате ДТП. Увечье, т.е. повреждение организма, представляет собой органический вред. Он вызывает физические страдания у потерпевшего в момент причинения увечья и в процессе последующего лечения. Одновременно осознание своей неполноценности, невозможности вести равноценную прежнюю жизнь, утрата работы заставляют его переживать нравственные страдания. В совокупности нравственные и физические страдания составляют моральный вред, который при наличии других необходимых условий должен быть в соответствии со ст. 151 ГК РФ компенсирован в денежной форме. Чтобы поддерживать свое существование и вести достойный образ жизни, потерпевший обращается за такими платными услугами, к каким вынуждает его полученное увечье, и совершает иные, связанные с этим состоянием расходы. Пользуясь терминологией ст. 15 ГК РФ, он несет расходы для восстановления своего нарушенного права на полноценную и достойную человека жизнь. Такие расходы составляют реальный ущерб потерпевшего. Теряя прежнюю работу, он теряет прежний доход (упускает выгоду), который не утратил бы, если бы его здоровье не было нарушено. В целом он несет убытки, которые подлежат возмещению в полном объеме. Этот пример показывает, что органический вред можно возместить путем возмещения морального и имущественного вреда, вызванных повреждением организма.

Основная трудность такого разграничения состоит в единстве формы компенсации морального вреда и возмещении имущественного вреда, так как деньги являются универсальным имущественным эквивалентном. Очевидно, при разграничении возмещения органического вреда и компенсации морального вреда следует исходить из того, что опосредованное через возмещение имущественного вреда, возмещение органического вреда направлено на устранение или сглаживание переживаний и страданий, связанных с причинением вреда организму человека. Поскольку, как было отмечено выше, моральный вред находит выражение в негативных психических реакциях потерпевшего, правильнее было бы использовать понятие «психический вред».

Обратимся к ст. 150 ГК РФ (Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ-СЗ РФ 05.12.1994 №32, ст.3301). В этой норме законодатель устанавливает принцип неотчуждаемости и непередаваемости иным способом личных неимущественных прав и других нематериальных благ и предусматривает возможность их защиты. Из текста п.1 ст.150 ГК РФ следует, что законодатель считает личные неимущественные права - одним из видов нематериальных благ. Так, выделяют: право свободного передвижения; право выбора места пребывания, жительства; право на имя; право авторства; в качестве нематериальных благ - жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна. В этой же норме законодатель говорит об осуществлении и защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ. Очевидно, что термин «осуществления» применим только к личным неимущественным правам как разновидности нематериальных благ: можно осуществить, реализовать путем соответствующего поведения право, но вряд ли возможно «осуществить благо». Поэтому законодатель делает акцент именно на защите этих благ.

Рассмотрим поближе понятие «нематериальный» применительно к благам, защите которых посвящена глава 8 ГК РФ. Дело в том, что, например, такие блага, как жизнь и здоровье неразрывно связано с состоянием организма человека, с самим его существованием как объекта материального мира. Можно сказать, что существование организма человека есть жизнь, а его нормальное, биологически благополучное состояние - здоровье. Сравнив п. 1 и 2 ст. 150 ГК РФ можно сделать вывод, что под нематериальными благами законодатель понимает неимущественные блага, т.е. блага, не имеющие имущественного содержания. Так, если в п. 1 ст. 150 ГК РФ среди нематериальных благ упоминаются личные неимущественные права, то в п. 2 той же статьи законодатель называет их нематериальными правами («...из существа нарушенного нематериального права...»). Поэтому вполне естественно сделать вывод, что понятие «нематериальные блага» в смысле ст. 150 ГК РФ тождественно понятию «неимущественные блага».

Сам по себе вред можно разделить на 2 вида: имущественный и неимущественный вред. Что же касается соотношения с этими видами морального вреда, то существует две позиции. Первая из которых, это то, что, «Нравственные страдания и боль не подлежат измерению в денежном выражении, не существует и строго определенной шкалы измерения человечес­ких эмоций, дабы перевести их в денежное выражение»( Клочков А.В. «Компенсация мопального вреда причиненного незаконными действиями правоохранительных органов» // «Современное право», № 11, 2004); «при причинении морального вреда трудно, даже невозможно выявить его денежный эквивалент» (Михно Е.А. Проблема возмещения морального вреда // Правоведение. 1992. №5 С. 89-94); «нет инструментов для точного измерения абсолютной глубины страданий человека, а также оснований для выражения глубины этих страданий в деньгах. В деньгах может быть выражена лишь компенсация за перенесенные страдания... поскольку глубина страданий не поддается точному измерению, а в деньгах неизмерима в принципе, невозможно говорить о какой-либо эквивалентности глубины страданий размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что большей глубине страданий должен соответствовать больший размер компенсации, и наоборот, т.е. что размер компенсации должен быть адекватен размеру перенесенных страданий» (Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики 11-М:. Волтерс Клувер2007г.).

Вторая позиция говорит, о том, что большей глубине страданий должен соответствовать и больший размер компенсации, и наоборот. На мой взгляд, данные положения являются взаимоисключающими. С одной стороны, презюмируется принципиальная невозможность оценить глубину страданий в деньгах. Затем следует заключение о том, что, коль скоро невозможно определить нематериальный вред, т.е. страдания, вызванные умалением в сфере нематериальных благ, измерить в деньгах, это в общем-то является нецелесообразным, поскольку институт компенсации морального вреда несет функцию сглаживания негативных эмоций путем доступа к неким иным благам взамен утраченных. После этого авторы все же увязывают степень страданий с размером компенсации морального вреда (чем сильнее страдания, тем большая компенсация должна быть выплачена), таким образом, опровергая первый тезис.

В свете этой конструкции Е.А. Малько отмечает, что существует некая абстрактная шкала соотношения, взаимозаменяемых нематериальных благ, на одном конце которой находятся утрачиваемые, умаляемые нематериальные блага, а на другом — те, доступ к которым лицо может приобрести взамен утраченных, причем и те, и другие каким-то образом соотносятся с денежным эквивалентом (Манько Е.А. критерии определения морального Бреда// «юрист» №3 2006 г). Такое положение по сути своей противоречит самой идее существования личных неимущественных прав и благ, которые являются неотчуждаемыми и принадлежат лицу от рождения.

Таким образом, в большинстве исследований приведен лишь анализ критериев оценки компенсации морального вреда, данных законодателем, а также сформулирован тезис о том, что указанные критерии являются рекомендательными нормами для суда, при этом каждый судебный состав применяет их сообразно рассматриваемому им делу. Следует отметить что, существует объективная необходимость в построении иной системы критериев, которая была бы фундаментальной, и на основе которой можно было бы разработать логичную методику оценки размера компенсации морального вреда.

Также необходимо сказать что, следует учитывать тот факт, что страдание является прежде всего категорией как физиологической, так и психологической одновременно, а не юридической конструкцией. Следовательно, к оценке страдания следует подходить с позиций медицины, то есть с «родными» для него критериями. Лишь затем будут возможны вер­ная юридическая оценка и выработка адекватных мер защиты лица путем компенсации морального вреда.

Общая норма, устанавливающая случаи, порядок и способы компенсации морального вреда, содержится в статье 151 ГК РФ. Детальное же регулирование этих вопросов предусмотрено статьями 1099, 1100 и 1101 ГК РФ. Компенсация морального вреда по общему правилу допускается при наличии вины причинителя. Вместе с тем в ст. 1100 ГК предусмотрены три случая, когда моральный вред компенсируется независимо от вины:

1) причинение вреда жизни и здоровью граждан источником повышенной

опасности (например, в результате наезда автомобиля);

2) причинения вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключение под стражу или подписку о невыезде; незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

3) причинение вреда в связи с посягательством на честь, достоинство и деловую репутацию гражданина. Допускается установление законом и иных случаев компенсации морального вреда независимо от вины причинителя.

Моральный вред компенсируется лишь при подтверждении факта причинения потерпевшему нравственных или физических страданий (Крутиков М.Ю. компенсация морального вреда// «Законность» №4 2005 г). Обязанность доказывания, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, лежит бремя доказывания на самом потерпевшем. Моральный вред компенсируется в случаях нарушения или посягательства на личные нематериальные блага (права) граждан. При нарушении имущественных прав граждан компенсация морального вреда допускается лишь в случаях, предусмотренных законом.

Рассмотрим в качестве примера Постановление Президиума ВС РФ (Постановление президиума ВСРФ от 12.07.2000г. №512п00пр). Тверским областным судом С. и Ш. признаны виновными в совершении кражи чужого имущества, с С. и Ш. в пользу М. в счет возмещения материального ущерба взыскано 867 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда — 1 млн. руб. (неденоминированных). Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ приговор изменила, исключила из него указание о взыскании с С. и Ш. в счет компенсации морального вреда в пользу М. 1 млн. руб. Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил во­прос об исключении из мотивировочной части определения вывода о возможности в принципе компенсации морального вреда, причиненного преступлением против имущественных благ. Президиум ВС РФ 12 июля 2000 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Судебная коллегия обоснованно исключила из приговора указание о взыскании с осужденных в пользу М. в счет компенсации морального вреда 1 млн. руб., сославшись на то, что потерпевшая иска не предъявляла, о наличии и характере морального вреда не заявляла, суммы взыскания не называла. В то же время Коллегия необоснованно отметила в мотивировочной части определения, что М. может обратиться за компенсацией морального вреда в порядке гражданского судопроизводства. Действующее законодательство не предусматривает возможность компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества. В соответствии со ст. 151, 1099 ГК РФ компенсация морального вреда допускается, когда совершаются действия, посягающие на личные неимущественные права гражданина либо на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом. Однако ни гражданское, ни иное законодательства не содержат указаний на возможность компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества.

В связи с этим Президиум ВС РФ исключил из мотивировочной части определения вывод о возможности в принципе компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества, в связи с тем, что она не преду­смотрена законом.

Пунктом 3 Постановления Пленума ВС РФ № 10 обращено внимание на то, что в соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя.

В настоящее время возможность такой компенсации предусматривается несколькими законами.

В соответствии со ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992г. «О защите прав

потребителей» (с последующими изменениями и дополнениями) моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителям (исполнителям, продавцам) или организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных российскими законами и правовыми актами, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины (Собрание законодательства Российской Федерации. 1996.№3. Ст.140). Размер возмещения вреда определяется судом. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Закон о защите прав потребителей имеет достаточно широкую сферу применения. Он применяется к отношениям, возникающим из договоров: розничной купли-продажи; аренды, включая прокат; найма жилого помещения, в том числе социального найма; в части выполнения работ, оказания услуг и других договоров, направленных на удовлетворение личных (бытовых) нужд граждан, не связанных с извлечением прибыли (п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994г. «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» (Бюллетень Верховного Суда РФ.1995.№2; 1997.Ш- С.6)). Другим нормативным актом, предусматривающим денежную компенсацию морального вреда при нарушении имущественных прав граждан, является Закон РФ от 22 апреля 1993г. «О статусе военнослужащих». Ч. 5 ст. 18 этого Закона содержит норму, согласно которой государство гарантирует военнослужащим возмещение морального и материального ущерба, причиненного противоправными действиями должностных лиц органов государственной власти и управления, предприятий, учреждений, организаций и общественных объединений, а также других лиц в результате: незаконного привлечения к уголовной или иной ответственности; незаконного лишения прав и льгот и др. (Федеральный закон от 27.05.1998 Ж76-ФЗ «О статусе военнослужащих» // СЗ РФ № 22, 01.06.1998, ст. 2331). Следовательно, военнослужащие вправе выдвигать требования о компенсации морального вреда, в частности, при несоблюдении условий контракта и незаконном лишении прав и льгот, т.е. в случаях причинения имущественного вреда.

Названными законами охватывается, конечно, крайне малая часть посягательств на имущественные права граждан. Вместе с тем нельзя отрицать наличие серьезных душевных страданий у человека, которому причинен какой-либо имущественный ущерб. Зачастую они оказываются намного более серьезными по сравнению с переживаниями, возникшими от посягательства на нематериальные блага личности. На проблему взаимосвязи права собственности гражданина и его неимущественных прав можно взглянуть с разных точек зрения. Как известно, в соответствии с положениями ст. 150 ГК РФ право на здоровье однозначно отнесено к неимущественным правам личности. Определенный интерес представляет сам термин «здоровье». Всемирная организация здравоохранения, например, определяет его так: «здоровье - это состояние полного социального, психического и физического благополучия» (Голубев К.И., Нарижный С. Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав гражданина.// Российская юстиция.2001. №4. С.20). Из этого следует, что к посягательствам на здоровье можно отнести не только действия, нарушающие анатомическую целостность человека, но и деяния, нарушающие его социальное и психическое благополучие.

Совершенно очевидно, что, посягая на собственность гражданина (с прямым умыслом), преступник одновременно посягает (с косвенным умыслом) и на психическое благополучие потерпевшего, т.е. на его здоровье, являющееся неимущественным благом личности. Следовательно, если потерпевший от правонарушения против собственности сможет доказать, что причиненный ему имущественный ущерб серьезнейшим образом отразился и на его психическом благополучии, то, думается, нет никаких оснований для отказа в компенсации причиненного ему морального вреда.

А.М. Эрделевский, полагает, что безоговорочное отнесение психического благополучия к числу нематериальных благ в смысле ст. 150 ГК РФ означало бы выхолащивание ограничений, установленных в отношении возникновения права на компенсацию морального вреда в ст. 151 ГК РФ (А. М. Эрделевский Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики //- М.: Волтерс Клувер 2007г).

Во-первых, как следует из вышеприведенного определения понятия «здоровья», психическое благополучие является его неотъемлемым элементом. Здоровье же, в свою очередь, безоговорочно относится к неимущественным благам личности ст. 150 ГК.

Во-вторых, в ГК установлены ограничения для имущественных прав, в то время как в данном случае речь идет о компенсации морального вреда,

причиненного посягательством на неимущественное благо «здоровье», которое лишь самым тесным образом связано с правом на имущество. Таким образом, думается, что граждане, пострадавшие от преступлений против их собственности, при обосновании своих исковых требований о компенсации причиненного им морального вреда могут просить возместить нравственные страдания, причиненные посягательством не на само имущество (такой вред согласно положениям ст. 151, 1099 Г К РФ не подлежит компенсации), а психическое благополучие, связанное с обладанием этим имуществом (Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики //- М.: Волтерс Клувер 2007г).

Возможность компенсации морального вреда напрямую зависит и от сроков. В этой связи необходимо затронуть тему исковой давности применительно к компенсации морального вреда. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении №10 от 20 декабря 1994г. отметил, что «на требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ». В ст. 208 ГК устанавливается, что исковая давность не распространяется «на требования о защите личных не­имущественных прав и других нематериальных благ».

Вернемся к возмещению вреда, как помним, это одно из требований, которые могут вытекать из нарушения личных неимущественных прав. Моральный вред и вред, причиненный жизни и здоровью, являются разновидностями неимущественного вреда. Здесь нужно отметить, что в отношении требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, законодатель предусматривает специальные правила о неприменении исковой давности - требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. По существу, это означает, что исковая давность применяется к этим требованиям в той их части, которая находится за пределами общего давностного срока.

По общим правилам срок исковой давности начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст.200 ГК РФ). Применительно к компенсации морального вреда это означает, что течение срока исковой давности должно начинаться в момент начала претерпевания страданий, но не ранее момента осознания потерпевшим причинной связи между испытываемыми страданиями и нарушением личных неимущественных прав (Голубев К.И. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. СПб:Юр.Центр Пресс, 2000).

Претерпевание страданий лишает человека психического благополучия (полностью или частично). По моему мнению, психическое благополучие -одно из нематериальных благ, принадлежащее гражданину от рождения, и одновременно одно из составляющих другого нематериального блага -здоровья в широком смысле. Нарушение психического благополучия как результат неправомерных действий (бездействия) со стороны правонарушителя никогда не наступает само по себе, а лишь в соединении с нарушением какого-либо иного вида принадлежащих гражданину прав. Поэтому при совершении правонарушения для возникновения права потерпевшего требовать компенсации морального вреда и корреспондирующей этому праву обязанности правонарушителя выплатить такую компенсацию, необходимо наличие причинной связи между следующими юридическими факторами: неправомерное действие (бездействие) - нарушение неимущественного права и умаление иного нематериального блага - нарушение психического благополучия (возникновение страданий). Между наступлением этих фактов возможно истечение некоторого промежутка времени (например, между моментом умаления его чести и началом претерпевания страдания по этому поводу). Это обстоятельство следует учитывать при применении правила о моменте

начала течения срока исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда. Особое внимание должно уделяться способности потерпевшего осознавать характер совершенного в отношении него неправомерного действия и его последствий, а также взаимную связь между ними, которая далеко не всегда бывает очевидной для потерпевшего.

Также необходимо затронуть ст. 151 и 1099 ГК устанавливается принцип сингулярного деликта, т.е. компенсации морального вреда при нарушении иных прав возможна лишь в случаях, специально предусмотренных законом, например, Законом РФ от 7 февраля 1992г. «О защите прав потребителей», Федеральным законом от 24 ноября 1996г. «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации». Под иными (т.е. отличными от упомянутых в ст. 150 ГК РФ) правами следует понимать:

во-первых, имущественные права;

во-вторых, неимущественные права, не имеющие признаков, свойственных личным неимущественным правам, упомянутым в ст. 150 ГК (например, неимущественные права акционеров, установленные Федеральным Законом РФ от 26 декабря 1995г. «Об акционерных обществах»).

Таким образом, в период действия Основ гражданского законодательства СССР и республик, компенсация морального вреда была возможна при внедоговорном нарушении как неимущественных, так и имущественных прав, и в последнем случае исковая давность к требованиям о компенсации морального вреда применима со всей очевидностью.

Что касается сопоставления таких двух понятий как «возмещение» и «компенсация» применительно к моральному вреду то оно одинаковы в понимании. Содержание самого понятия «моральный вред» не подверглось изменению. Изменению подвергся перечень неправомерных действий, совершение которых порождает право гражданина на денежную компенсацию причиненных этими действиями страданий, а также форма, в которой возмещается (компенсируется) моральный вред - любая материальная форма возмещения (как установлено в Основах) превращается в исключительно денежную форму компенсации морального вреда (ст. 151 ГК РФ). Отметим также, что термин «возмещение» в Основах относился к любому вреду: имущественному; моральному; вреду, причиненному жизни и здоровью. В Гражданском кодексе РФ законодатель использует термин «компенсация» лишь применительно к моральному вреду; во всех остальных случаях причинения вреда он использует термин «возмещение». Наконец, в ст. 12 ГК РФ законодатель выделяет компенсацию морального вреда в качестве специального способа защиты гражданских прав.

Таким образом, многие авторы считают, что существенных различий между возмещением и компенсацией морального вреда нет. Очевидно, законодатель хотел изменением терминологии подчеркнуть лишь особый характер этого вида вреда, но так ли это? Ведь вред нельзя возместить, так как денежная сумма не может и не способна возместить страдания лица. Важное значение, при компенсации морального вреда имеют сроки введения в действие соответствующих нормативно-правовых актов. Так как вопросы компенсации морального вреда в сфере гражданских правоотношений регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в разные сроки, возможность получения такой компенсации зависит от того:

- допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений;

- когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях;

- когда были совершены действия, повлекшие причинения морального вреда.

Если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования о возмещении морального вреда не удовлетворяются, в том числе и в случае, когда потерпевший после вступления этого акта в законную силу испытывает нравственные или физические страдания. На таком основании, что, на время причинения вреда такой вид ответственности не был установлен и по общему правилу действия закона во времени закон, усиливающий ответственность по сравнению с действовавшим на время совершения противоправных действий, не может иметь обратной силы.

Компенсировать моральный ущерб гражданин может, обратившись в суд, который определяет размер этого ущерба. С введением в действие нового ГК, то есть с 1 января 1995 года моральный вред компенсируется только в денежной форме (п. 1 ст. 1101 ГК РФ). Но по отношениям, возникшим после 3 августа 1992г. до начала, 1995г., компенсация определяется судом в денежной или иной материальной форме. То есть путем предоставления потерпевшему квартиры, машины или другого имущества.

Причинитель вреда может добровольно, не дожидаясь предъявления иска, совершить действия, направленные на сглаживание перенесенных потерпевшим страданий (уход за потерпевшим, оказание иной помощи, передача какого-либо имущества). Такого рода действия, на мой взгляд, должны быть учтены судом при определении размера компенсации, если потерпевший все-таки предъявит соответствующий иск. Важно отметить, что добровольная компенсация морального вреда отнесена ст. 61 Уголовного кодекса России к числу обстоятельств, смягчающих наказания (Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 64-ФЗ // С3 РФ, 17.06.1996, № 25 ст.2954).

Моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда, то есть как наряду с ним, так и самостоятельно. Причем делается это на основании представленных истцом доказательств. Изучение судебной практики показало, что районные и городские суды часто компенсируют моральный вред в случаях, когда в результате неоказания услуг или непринятия своевременных мер (а предоставление этих услуг, либо принятие мер являются обязанностью этих предприятий, учреждений и организаций) гражданам причиняются нравственные или физические страдания. Также суды выносят решения о компенсации морального ущерба и в результате нарушения администрацией предприятий и учреждений трудового законодательства и ущемления тем самым прав граждан.

М. работала бухгалтером государственного сельскохозяйственного предприятия и по совместительству исполняла обязанности заведующей цехом. При инвентаризации у нее была обнаружена недостача в сумме 1,7 млн. рублей. С выявленной недостачей М. не согласилась; предприятие же могло взыскать недостачи только через суд. Однако директор предприятия в нарушение действующего законодательства распорядился высчитывать недостачу из зарплаты М., которая в течение нескольких месяцев оказалась практически без средств к существованию. Все это повлекло обострение заболеваний у М. нервной системы и щитовидной железы. Она обратилась в суд, который ее иск удовлетворил: с предприятия взыскана незаконно удержанная заработная плата (с учетом индексации), компенсирован и моральный вред (Материалы судебной практики по делам о возмещении морального вреда // Составитель Аюпов К.Д. - Спб. – 2003).

В уголовном судопроизводстве моральный вред приобретает особое правовое значение. В первую очередь, наличие морального вреда является основанием признания лица потерпевшим, а в некоторых случаях — необходимым элементом состава преступления. Далее, моральный вред становится одним из обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Наконец, моральный вред можно рассматривать в уголовном процессе как негативные последствия преступления, подлежащие компенсации (возмещению), — он становится необходимым условием защиты нарушенного уголовным деликтом права потерпевшего (условием компенсации морального вреда (Кривощеков Н.В. компенсация морального вреда некоторые аспекты // «юрист» №4 2005г. Стр.2)). Все указанные возможности понимания морального вреда объединяются его сущностью как отрицательного последствия для личности человека и различаются поставленными задачами. Можно выделить определенные критерии для решения субъектами правоприменения вопроса о наличии морального вреда в каждом конкретном случае. К таковым, в частности, следует отнести субъективный фактор — восприятие потерпевшим негативных последствий преступления.

В силу данного критерия можно считать установленным факт причинения морального вреда преступлением против чести и достоинства личности, но только в случае возбуждения потерпевшим уголовного преследования путем подачи соответствующего заявления. При совершении преступления против жизни и здоровья наличие морального вреда должно быть доказано в каждом случае причинения вреда здоровью человека. Преступления против собственности причиняют моральный вред потерпевшему только в тех случаях, когда сам способ совершения деяния, сами действия виновного вторглись в область внутренней жизни человека. В остальных деликтах моральный вред является последствием вреда имущественного и в силу этого самостоятельного значения в уголовном процессе не приобретает. Следует отметить, что субъективный фактор приобретает особенную значимость при покушениях на преступления, так как по таким делам моральный вред становится единственным основанием признания лица потерпевшим.

После признания лица потерпевшим (по признаку причинения морального вреда) одной из задач должностного лица, ведущего расследование, становится рассмотрение морального вреда как обстоятельства, подлежащего доказыванию по уголовному делу. Закон (п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ (Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 № 177-ФЗ // С3 РФ, 24.12.2001, №54 (ч.1), ст.4921)) требует установить размер и характер вреда, то есть в чем именно выражались физические или нравственные страдания, какова их степень, глубина и пр.

Таким образом, понимание сущности морального вреда, причиненного преступлением, как негативных последствий для различных составляющих благосостояния человека позволяет выделить один из основных критериев существования морального вреда — субъективное мнение потерпевшего (Малеина М.Н. Компенсация за неимущественный вред // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 5. С.27). В уголовном процессе моральный вред является не только одним из элементов юридического состава по защите нарушенного гражданского права, но и значимым для производства по делу обстоятельством. Это подчеркивает самостоятельность морального вреда по отношению к другим разновидностям негативных последствий, как преступления, так и гражданского правонарушения.

1.3. Субъекты права на компенсацию морального вреда

Вопрос субъектного состава в данной теме вызывает множество дискуссий. Только ли физическое лицо (гражданин) имеет право требовать компенсации морального вреда при умалении чести, достоинства и деловой репутации, или же есть возможность такого требования и у юридического лица. Данная проблема появилась достаточно давно, а точнее в период действия Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик.

Статья 31 Основ говорила, что моральный вред (физические или нравственные страдания), причиненный гражданину неправомерными действиями, возмещается причинителем при наличии его вины, а в п. 6 ст. 7 Основ указывалось, что гражданин или юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Из данного определения, можно сделать вывод, что субъектом, которому причиняется моральный вред, мог быть только гражданин, иначе как же тогда объяснить возможность претерпевания физических или нравственных страданий юридическим лицом, которое по своей природе является искусственным субъектом права и не может испытывать эмоций (Боннер А.Т. Можно ли причинить моральный вред юридическому лицу? // Российская юстиция. - 1996. - №6. С.35). Однако в этой статье сказано, что требовать возмещения убытков и морального вреда может не только физическое лицо, но и юридическое, что способствовало появлению различных мнений по этому поводу.

Как отмечает А.М. Эрделевский юридическое лицо может вступать только в различные деловые связи, соответственно, правовое и экономическое значение для них может иметь из рассматриваемых нематериальных благ лишь деловая репутация.

Понятие «достоинство» вряд ли уместно применять к юридическому лицу, искусственному образованию, которое не обладает собственным сознанием и психикой. Что же касается чести юридического лица, то представляется, что это понятие полностью охватывается понятием «деловая репутация», т.е. оценка обществом поведения юридического лица не только в гражданско-правовых, но и в любых других, свойственных природе юридического лица отношениях.

В ст. 152 действующего ГК РФ сняты противоречия, связанные с вопросом о применимости понятий «честь, достоинство» к юридическому лицу. Пункт 7 ст. 152 ГК полностью устраняет эти понятия из области правового регулирования ГК, предусматривая гражданско-правовую защиту только деловой репутации юридического лица. Однако, формулируя п. 5 ст. 152 ГК, законодатель допустил, неточность, которая приводит к спорам по поводу применимости понятия «моральный вред» к юридическим лицам, а также вызвать иные осложнения.

В п. 5 ст. 152 ГК установлено, что гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе требовать «возмещения убытков и морального вреда», а в п. 7 той же статьи предусмотрено, что правила этой статьи о защите Деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Таким образом, по-прежнему остается неясным, имеет ли юридическое лицо право требовать компенсации морального вреда.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 11 от 18 августа 1992г. выразил противоположный взгляд на эту проблему, указав, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случае распространения таких сведений в отношении юридического лица.

Однако, Пленум совершенно необоснованно проигнорировал слова «применяются соответственно», не дав им должной оценки. Это привело к предъявлению исков о компенсации морального вреда юридическими лицами, а суды, в свою очередь, непреклонно отказывают в удовлетворении таких исков, основываясь при этом, например, на п. 1 того же постановления Пленума, так как истец — юридическое лицо не сможет доказать факт претерпевания им физических или нравственных страданий. Так, Савеловским народным судом г. Москвы был рассмотрен иск страховой компании к средству массовой информации. Предметом иска было требование страховой компании об опровержении сведений, порочащих ее деловую репутацию (осуществление деятельности без соответствующей лицензии), сопряженное с требованием о возмещении убытков и компенсации морального вреда. Суд удовлетворил требования об опровержении сведений и возмещении убытков и отказал в удовлетворении требования о компенсации морального вреда, исходя из неприменимости понятия морального вреда к юридическому лицу (Материалы судебной практики по делам о возмещении компенсации морально вреда// Аюпов К.Д. - Спб. - 2003 год. С.53).

Казалось бы, в пользу возможности применения института компенсации морального вреда к юридическим лицам можно привести следующий аргумент: действительно, юридическое лицо не обладает собственной психикой; между тем гражданское право применяет категорию «вина», под которой понимается психическое отношение субъекта к своему противоправному поведению или его последствиям, в отношении юридического лица при применении норм, регулирующих гражданско-правовую ответственность. Что же мешает применять в отношении юридического лица категорию «физические или нравственные страдания».

Как уже говорилось выше, юридическое лицо, в отличие от физического, это искусственная правовая конструкция, не имеющая телесной оболочки и не обладающая ни сознанием, ни психикой. Все, что совершается юридическим лицом в качестве участника гражданского оборота (сделки, исполнение обязательств, неправомерные действия), есть результат действий физических лиц, являющихся органами или работниками юридического лица. Поэтому волевые и виновные действия физических лиц могут лишь считаться (а не являться) действиями самого юридического лица, и только в тех случаях, когда соответствующая норма права предписывает считать их таковыми. Так, ст. 53 ГК устанавливает, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы. Именно эта норма позволяет считать волеизъявление физического лица, действующего в качестве органа юридического лица, волеизъявлением самого юридического лица. Соответственно, если бы в законе не было такого специального указания, то нельзя было бы и говорить о совершении юридическим лицом волевых действий.

Статья 1068 ГК, возлагает на юридическое лицо обязанность возмещения вреда, причиненного работником при исполнении им трудовых (служебных) обязанностей. Такой вред считается причиненным самим юридическим лицом, а вина его работников — виной самого юридического лица.

Итак, во всех случаях, когда мы встречаемся с категориями которые применительно к юридическому лицу могут подразумевав его некую «психическую деятельность», это оказывается психическая деятельность физических лиц, и лишь наличие в каждом конкретном случае специальной правовой нормы позволяет считать ее психической деятельностью юридического лица.

Конечно, в случае распространения сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, возможно возникновение страданий (переживаний) у физических лиц, являющихся его органами или работниками. Такие переживания могут быть связаны как с умалением деловой репутации самого юридического лица, так и с возможным умалением репутации этих физических лиц. Нужно заметить, что переживания физического лица по поводу умаления деловой репутации юридического лица вообще не порождают права на компенсацию морального вреда, поскольку лицо приобретает право на компенсацию только в случае, если неправомерные действия умаляют принадлежащие ему нематериальные блага (ст. 151 ГК).

Но с чем бы ни были связаны страдания физического лица, лишь специальная норма права может позволить считать ее страдания страданиями юридического лица. Подобной нормы в действующем законодательстве нет, что позволяет сделать вывод о том, что моральный вред юридическому лицу компенсироваться не будет.

1.4. Размер компенсации морального вреда

Одну из немаловажных ролей в развитии института компенсации морального труда играют судебная практика и доктринальные толкования. Как показывает время, в мире имеется тенденция к расширению перечня защищаемых путем компенсации морального вреда благ, путем судебного толкования. Также в судебной практике имеется тенденция к упорядочению системы определения размеров компенсации. Проблема отсутствия точно сформулированных критериев и общего метода оценки размера компенсации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение. Это осложняется еще и тем, что даже Верховный суд Российской Федерации не дает разъяснений и рекомендаций по этому вопросу. При этом после принятия второй части ГК РФ в ст. 1099 -1101 появились дополнительные требования, подлежащих учету судами при определении размере компенсации. Важно отметить, что единственное постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994г. № 10 не содержит указаний, которые позволили бы суду обоснованно определять размер компенсации при разрешении конкретного дела.

Многие ученые и теоретики, среди которых А.М. Эрделевский, предлагает путем анализа в ГК РФ критериев оценки размера компенсации морального вреда вывести определенный метод их применения.

В ст. 151 ГК РФ законодатель установил критерии, которые суды должны учитывать при определении размера компенсации морального вреда, среди них выделяют:

- степень вины нарушителя;

- степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;

- иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Сходные критерии содержатся и в статье 1101:

- характер физических и нравственных страданий, который должен оце­ниваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

- требования разумности и справедливости.

В случае противоречия между установленными в ст. 151 и ст. 1101 ГК критериями размера компенсации морального вреда, следует руководствоваться ст. 1101 ГК, которая, не только является более поздней по сравнению со ст. 151 ГК нормой, но и, как следует из ее названия, представляет собой специальную норму, устанавливающую правила определения размера компенсации морального вреда (Гаврилов Э.Н. Как определить размер компенсации морального вреда? // Российская юстиция. - №6. - июнь 2000 г. С. 18).

Рассмотрим поподробнее критерии оценки размера компенсации морального вреда.

Один из критериев — степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. Перечень случаев, когда вина не является основанием ответственности, содержится в ст. 1100 ГК.

Следующие критерии — это степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего, которые, должны приниматься во внимание во взаимосвязи с рядом других обстоятельств. Так, законодатель предписывает учитывать степень страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего (ст. 151 ГК).

Под степенью страданий следует понимать их глубину, например, говоря о боли нужно различать «слабую», терпимую», «сильную», «нестерпимую», что определяет, насколько глубоко мы при этом страдаем.

Глубина страданий для «среднего» человека зависит в основном от вида того неимущественного блага, которому причиняется вред, и степени умаления этого блага, а индивидуальные особенности потерпевшего могут повышать или понижать эту глубину (степень) страданий. Поэтому во внимание должны приниматься как эта «средняя» глубина, так и обусловленное индивидуальными особенностями потерпевшего отклонение от нее, что даст возможность суду учесть действительный моральный вред и определить соответствующий ему размер компенсации.

Таким образом, индивидуальные особенности потерпевшего по ст. 151, 1101 ГК — это подлежащее доказыванию обстоятельство, которое суд должен устанавливать предусмотренными процессуальным законодательством способами и принимать во внимание при оценке действительной глубины (степени) физических или нравственных страданий и определении соответствующего размера компенсации.

Делая выводы можно сказать, что законодатель, упоминая о степени страданий, связанной с индивидуальными особенностями потерпевшего, предполагает наличие некоей средней глубины страданий, но об учете ее законодатель специально не указывает, поскольку наличие страданий, т.е. морального вреда, — это необходимое условие возникновения права на его компенсацию вообще. И законодатель делает акцент на тех критериях, которые позволяют определить размер компенсации применительно к конкретному делу. Следовательно, необходимым критерием размера компенсации во всех случаях будет средняя глубина страданий, или

презюмируемый моральный вред для определенного вида правонарушения.

Анализ такого критерия, как «характер физических и нравственных страданий» вряд ли может подразумевать под собой не что иное, чем вид страданий.

Под видами физических страданий можно понимать боль, удушье, головокружение, зуд и другие болезненные симптомы (ощущения), под видами нравственных страданий — страх, горе, стыд, беспокойство, унижение и другие негативные эмоции. На практике нет смысла вести какое либо соотношение между, например, тошнотой и удушьем, страхом и горем. По моему мнению, «учитывать» характер физических страданий можно, лишь принимая во внимание те нравственные страдания, которые могут оказаться с ним связаны, например ощущение удушья может сопровождаться негативной эмоцией в виде страха за свою жизнь. Поэтому для определения размера компенсации следует, характер и значимость тех нематериальных благ, которым причинен вред, поскольку именно их характер и значимость для человека и определяют величину причиненного морального вреда.

Критерии разумности и справедливости указанные в ст. 1101 являются совершенно новыми по сравнению с ранее действовавшим законодательством.

Законодатель, вводя такие принципы, как разумность и справедливость руководствовался в первую очередь тем, что нет инструментов для точного измерения абсолютной глубины страданий человека, а также оснований для выражения глубины этих страданий в деньгах. В деньгах может быть выражена лишь компенсация за перенесенные страдания. Поскольку глубина страданий не поддается точному измерению, а в деньгах неизмерима в принципе, невозможно говорить о какой-либо эквивалентности глубины страданий размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что большей глубине страданий должен соответствовать больший размер компенсации, и наоборот, т.е. размер компенсации должен быть адекватен перенесенным страданиям.

Требование разумности и справедливости следует рассматривать как обращенное к суду требование о соблюдении разумных и справедливых соотношений присуждаемых по разным делам размеров компенсации морального вреда (Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики II-М.: Волтерс Клувер 2007г). На территории России расположено большое количество судов разных уровней, каждый из которых, так или иначе, сталкивается с взыскание моральной компенсацией в пользу какого либо лица. Поэтому так важно, чтобы существовали писаные, единые для всех судов базисный уровень размера компенсации и методика определения ее окончательного размера, придерживаясь которых конкретный суд, сможет определять размер компенсации так, как это предписывает закон, т.е. с учетом требований разумности и справедливости.

А.М. Эрделевский предлагает метод определения размера компенсации морального вреда. Согласно данному методу, базисный уровень размера компенсации определяется применительно к страданиям, испытываемым потерпевшим при причинении тяжкого вреда здоровью, и составляет 720 МРОТ, 720 МРОТ — это заработок физического лица за 10 лет при размере месячного заработка 6 МРОТ. Также он разработал специальную таблицу на основе санкций норм УК РФ, где изображена шкала размеров компенсации морального вреда применительно к различным видам нарушений личности. Что касается отдельных видов правонарушений, которые не влекут уголовную ответственность, то размер компенсации морального вреда принимался в таблице равным размеру компенсации того же вреда для видов преступлений, вызывающих, по мнению автора данного метода, страдания сходной глубины.

Так, моральный вред при нарушении имущественных прав потребителей, а также при причинении морального вреда незаконными действиями и решениями органов власти и управления принимался соответствующим моральному вреду при уголовно наказуемом обмане потребителей.

В результате учета различных критериев при рассмотрении конкретного дела итоговый размер компенсации может как уменьшиться, так и увеличиться по сравнению с размером компенсации презюмируемого морального вреда, образуя размер компенсации действительного морального вреда. При этом, по мнению автора, размер компенсации действительного морального вреда не должен превышать размер компенсации презюмируемого морального вреда более чем в 4 раза.

Данный метод является весьма оправданным, в связи с отсутствием в нашем законодательстве конкретных норм расчета. Данный метод, а в частности таблица, предложенная А.М. Эрделевским, позволяет установить определенные ориентиры и пределы для правоприменителя, оставляя достаточную свободу для учета особенностей конкретного дела. Необходимо упомянуть еще два критерия оценки размера компенсации морального вреда, это степень вины потерпевшего и имущественное положение гражданина — причинителя вреда.

Степень вины потерпевшего при наличии в его действиях грубой неосторожности, содействовавшей возникновению или увеличению вреда, является обязательным критерием оценки судом размера компенсации морального вреда, в то время как имущественное положение гражданина — причинителя вреда — это факультативный критерий, применять который суд не обязан. Суд может проявить снисхождение к причинителю вреда, приняв во внимание его имущественное положение при определении окончательного размера подлежащей выплате компенсации.

Критерии учета индивидуальных особенностей потерпевшего и заслуживающих внимания обстоятельства причинения морального вреда наиболее сильно зависят от вида правонарушения. Применительно к каждому виду правонарушений может быть определен свойственный ему круг индивидуальных особенностей потерпевшего и заслуживающих внимания обстоятельств, влияющих на оценку размера компенсации морального вреда.

Например, при причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего, заслуживающим внимания обстоятельством может быть характер телесного повреждения, поскольку в некоторых случаях физические и нравственные страдания потерпевшего могут оказаться незначительными. Причинение тяжкого вреда здоровью может принимать различные формы и сопровождаться разными обстоятельствами. В случае, когда вред здоровью выразился в прерывании беременности, подлежит учету способность женщины к последующему деторождению.

Степень тяжести вреда здоровью определяется в ходе судебно-медицинской экспертизы согласно Правилам судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений. Для возникновения права на компенсацию морального вреда совершенно необязательно, чтобы причинение тяжких телесных повреждений было преступным, достаточно, чтобы оно было противоправным и виновным.

К числу заслуживающих внимания обстоятельств, подлежащих учету как повышающих размер компенсации морального вреда, относятся:

- причинение в процессе изнасилования телесных повреждений;

- заражение венерическим заболеванием;

- беременность в результате изнасилования;

- совершение изнасилования на глазах детей, супруга или иного лица, чьим отношением женщина дорожит;

- наступившее ухудшение семейной обстановки или распад семьи;

- изнасилование в извращенной форме.

К числу обстоятельств, понижающих размер компенсации морального вреда, относятся следующие обстоятельства:

- неспособность женщины сознавать характер производимых с нею дей­ствий ввиду слабоумия или алкогольного или наркотического опьянения;

- провоцирование женщиной изнасилования, т.е. проявление ею грубой неосторожности, что может повлечь снижение размера компенсации морального вреда или отказ в таковой.

При разглашении тайны любого рода существенным обстоятельством, подлежащим учету, является характер разглашенных сведений. Так, при разглашении банковской тайны размер компенсации морального вреда должен быть различен в зависимости от того, разглашены ли сведения о самом факте наличия вклада или также о размере вклада. В случае разглашения адвокатской тайны существенно, в связи с делом какого характера оказались разглашены эти сведения.

При рассмотрении дел, связанных с нарушением врачебной тайны, большое значение приобретает характер заболевания пациента и вызванные разглашением последствия (распад семьи, увольнение с работы, необходимость перемены места жительства).

В качестве заслуживающих внимания обстоятельств для определения размера компенсации морального вреда, причиненного нарушением авторских прав, следует учитывать:

- количество незаконно распространенных экземпляров произведения;

- характер искажения произведения и степень нарушения его смысла, степень умаления чести и достоинства автора;

- восстановимость нарушенного права (например, при незаконном рас­крытии издательством имени автора, пожелавшего опубликовать про­изведение под псевдонимом, невозможно восстановить положение, су­ществовавшее до нарушения права).

При причинении морального вреда нарушением трудовых прав в качестве индивидуальных особенностей потерпевшего целесообразно учитывать возраст работника, состояние его здоровья, для женщины — состояние беременности. В качестве заслуживающих внимания обстоятельств должны учитываться последствия нарушения прав работника (заболевание, прекращение учебы и т.п.), тяжесть дисциплинарного взыскания, наличие предшествующих взысканий, стаж работы и сложившаяся трудовая репутация работника в организации (Абдулина О.П. Компенсация морального вреда Москва: Феникс 2008г., 218 стр.).

Так же необходимо затронуть и вопрос об имущественном положении потерпевшего. Как уже отмечалось, это обстоятельство следует принимать во внимание при оценке характера и степени страданий, перенесенных потерпевшим. С точки зрения компенсационной функции возмещения морального вреда, т.е. ее предназначения для максимального сглаживания перенесенных потерпевшим страданий, имущественное положение по­терпевшего, несомненно, имеет весьма серьезное значение.

Предположим, двум потерпевшим причинены одинаковые страдания, связанные с одинаковым нарушением личных неимущественных прав (например, каждому причинен легкий вред здоровью). Однако при этом годовой доход одного из потерпевших превышает годовой доход другого в 10 тыс. раз. Здесь нужно, отметить, что присуждение разных размеров компенсации за одинаковые страдания противоречило бы как принципам разумности и справедливости (ст. 1101 ГК РФ), так и общим правилам о возмещении вреда, которые предусматривают возможность учета имущественного положения субъектов деликтного обязательства лишь для целей снижения судом размера ответственности гражданина — причинителя вреда (ст. 1083 ГК РФ) (Усков В. Как компенсировать моральный вред богатому и бедному? // Российская юстиция. - №12. - декабрь 2000 г).

Делая выводы можно подытожить, что проблема компенсации морального вреда, в особенности определения размера возмещения в денежной форме, вызывает большие затруднения в судах. В части размера возмещения морального вреда в денежной форме решение должно быть законным и обоснованным. Мы видим, что вопрос о размере компенсации морального вреда имеет свои особенности. В каждом конкретном случае необходимы индивидуальный подход, подробный анализ ситуации. Самые большие трудности возникают при определении степени страданий человека, а, следовательно, и соответствующей суммы.

Учитывая, что вопросы компенсации морального вреда в сфере гражданских правоотношений регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в разные сроки, суду в целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникшего спора необходимо по каждому делу выяснять характер взаимоотношений сторон и то, какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и, если такая ответственность установлена, - когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсаций вреда в этих случаях, а также когда были совершены действия, повлекшие причинение морального вреда. Кроме того, для компенсаций морального вреда необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.

При обращении в суд кроме составления искового заявления, предоставления документов, подтверждающих причинение вреда, необходимо заплатить госпошлину. Как неоднократно отмечалось в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, несмотря на то, что компенсация морального вреда присуждается в денежной форме, иск о компенсации морального вреда относится к искам неимущественного характера, поэтому, независимо от размера компенсации, указанного истцам в исковом заявлении, государственная пошлина оплачивается по ставке, установленной Законом о государственной пошлине для исковых заявлений неимущественного характера. В настоящее время этот размер для граждан составляет 10% от минимального размера оплаты труда, установленного законом на момент подачи искового заявления.

В некоторых предусмотренных законом случаях истец вообще освобождается от уплаты государственной пошлины. Это возможно, в

частности:

- если требование о компенсации морального вреда вытекает из трудовых правоотношений;

- по искам о компенсации морального вреда, причиненного нарушением неимущественных прав авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений, полезных моделей, промышленных образов;

- по искам о компенсации морального вреда, причиненного увечьем или иным повреждениям здоровья, а также смертью кормильца;

- по искам, вытекающим из нарушений прав потребителей.

Глава II. Отдельные проблемы компенсации морального вреда.

2.1. Компенсация морального вреда при нарушении личных неимущественных прав в РФ

По общему правилу, установленному в ст. 151 и 1099 ГК, действия, совершение которых порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда, должны обладать необходимым квалифицирующим признаком — ими должны быть нарушены неимущественные права или блага гражданина. Поскольку такие права и блага не отчуждаемы и не передаваемы иным способом, они не могут являться предметом сделок, в связи, с чем обязательства из причинения морального вреда в большинстве случаев возникают при отсутствии между сторонами гражданско-правовых договорных отношений.

Между тем возможны случаи, когда и при наличии таких отношений возникает право на компенсацию морального вреда, например, если в процессе исполнения авторского договора об издании произведения издатель нарушает личные неимущественные права автора (право на имя или на неприкосновенность произведения и т.п. (Манукян В.И., Моральный зред право практика опыт. - Москва: Истина 2008г., стр. 283)).

Не исчерпывающий перечень неимущественных прав и благ, защищаемых путем компенсации морального вреда, приведен в ст. 150 ГК. Каждое из указанных там прав и благ имеет специфику, обусловленную характером этого права или блага.

Законодательного определения понятий жизнь и здоровье до сих пор не существует. Практическую ценность представляет определение моментов начала жизни человека и ее прекращения, так как именно ими определяются момент начала и прекращения действия соответствующих правовых норм применительно к конкретному человеку (Голубев К., Нарижный С. Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав гражданина.// Российская юстиция.2001. №4. С.20).

В российской правовой доктрине преобладает подход, согласно которому под моментом рождения человека понимается момент физического отделения организма плода от организма матери и переход его к автономному физиологическому функционированию, которое начинается с первого вздоха ребенка, обусловливающего возможность самостоятельного кислородного обмена в его организме. Определение момента смерти дается в ст. 46 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, из содержания которой следует, что состояние смерти человека возникает с момента необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга), что устанавливается в соответствии с процедурой, утверждаемой Министерством здравоохранения РФ.

Российское законодательство (в соответствии с преобладающей доктриной) связывает возникновение и прекращение гражданской правоспособности, т.е. способности гражданина иметь гражданские права и нести обязанности, с моментами соответственно его рождения и смерти (ст. 17 ГК).

В Конституции РФ прямо не упоминается право человека на здоровье, это право по своему содержанию также, несомненно, является одним из неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения прав. Такая позиция подтверждается как ст. 41 Конституции РФ, устанавливающей право каждого на охрану здоровья и гарантирующей, таким образом, право каждого на здоровье, так и п. 1 ст. 150 ГК, где жизнь и здоровье входят в не исчерпывающий перечень принадлежащие гражданину от рождения нематериальных благ. Право человека на охрану здоровья является самостоятельным личным неимущественным правом, тесно связанным с правом на здоровье. Реализация права на охрану здоровья обеспечивается различными отраслями права.

Статья 1 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан определяет институт охраны здоровья как совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья.

Из этого определения конструируется следующее определение понятия здоровья человека: «Здоровье человека — это состояние его полного физического и психического благополучия… » (Устав Всемирной Организации Здравоохранения, 1949). Соответственно повреждением здоровья должно признаваться действие или бездействие, влекущее утрату человеком Полного физического или психического благополучия. Право человека на здоровье конструируется, как личное неимущественное право человека находиться в состоянии полного физического и психического благополучия. В основном требования о компенсации морального вреда, причиненного здоровью, встречаются в делах о возмещении вреда, причиненного источниками повышенной опасности.

Отношения, возникающие с созданием произведений науки, литературы и искусства, регулируются в настоящее время в России 4-ой частью Гражданского Кодекса РФ от 18 декабря 2006 года. Согласно ст. 1257 Автором произведения науки, литературы или искусства признается гражданин, творческим трудом которого оно создано.

При этом для возникновения и осуществления авторского права не требуется регистрации произведения и какого-либо иного его специального оформления или соблюдения других формальностей.

Автор вправе использовать знак охраны авторского права ©, который помещается на каждом экземпляре произведения с указанием имени обладателя исключительных авторских прав и года первого опубликования произведения (Гражданский кодекс Российской Федерации (честь четвертая) от 18.12.2006 №230ФЗ //СЗ РФ 25.12.2006. №52(1ч.) ст.5496).

Согласно ст. 1257 ГК РФ авторство лица, указанного в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения, презюмируется, т.е. при отсутствии доказательств иного именно это лицо считается автором произведения.

В случае спора об авторстве обязанность доказывания иного и представления соответствующих доказательств возлагается на лицо, оспаривающее право авторства.

Содержанием субъективного авторского права является совокупность имущественных и неимущественных прав, принадлежащих автору произведения.

Для рассмотрения проблем компенсации морального вреда правовой интерес представляют неимущественные права авторов производственной науки, литературы и искусств, так как в соответствии со ст.151 ГК только нарушение неимущественных прав может породить право на компенсацию причиненного этим нарушением морального вреда. Конечно, нарушение имущественных прав автора также может причинить ему нравственные страдания, однако для возможности требования имущественной компенсации за их причинение необходимо специальное указание об этом в законе. В настоящее время законодательство такой возможности не предусматривает.

В соответствии с Гражданским Кодексом Российской Федерации совокупность личных неимущественных прав автора состоит из следующих прав:

- права авторства, т.е. права признаваться авторами произведения – ст.1265;

- права на имя, т.е. права использовать или разрешать использовать произведение под подлинным именем автора, псевдонимом или без обозначения имени – ст.1265;

- права на обнародование произведения, т.е. права обнародовать или разрешать обнародовать произведение в любой форме, включая право на отзыв — на отказ от ранее принятого решения об обнародовании при соблюдении предусмотренных законом условий - ст. 1268;

- права на защиту репутации автора, т.е. права на защиту произведения, включая его название, от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству автора - ст. 1266.

В науке гражданского права взгляды на содержание права авторства, права на имя и права на обнародование произведения являются достаточно устоявшимися. Статья 1266 ГК РФ право автора на неприкосновенность произведения как право автора на защиту произведения от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству автора; это право именуется правом на защиту репутации автора. Нетрудно видеть, что право автора на неприкосновенность, как оно сформулировано ст. 1266 ГК РФ, допускает два варианта подхода к его со­держанию. Право на неприкосновенность произведения можно понимать как:

1) право на защиту произведения от всякого искажения или иного посяга­тельства, способного нанести ущерб чести и достоинству автора, при этом способность нанести ущерб чести и достоинству рассматривается как квалифицирующий признак, как при искажении, так и при ином посягательстве;

2) право на защиту от всякого искажения или иного посягательства, спо­собного нанести ущерб чести и достоинству автора, при этом способность нанести ущерб чести и достоинству рассматривается как квалифицирующий признак только применительно к иному посягательству.

При причинении морального вреда незаконными действиями, нарушающими личные неимущественные права автора, состав оснований ответственности за причинение морального вреда в большинстве случаев общий — наличие морального вреда, противоправное поведение причинителя вреда, наличие причинной связи между противоправным поведением причинителя вреда и причиненным моральным вредом, вина причинителя вреда (Пешкова О.А. Компенсация морального вреда - М,: Ось-89 2006г. 239 стр.). Исключение составляют такие посягательства на неприкосновенность произведения, которые одновременно представляют собой распространение сведений, умаляющих честь и достоинство автора (репутацию автора, если пользоваться терминологией закона). Как правило, такие действия могут быть выполнены путем сопровождения произведения не санкционированными автором предисловием, комментарием, пояснением. В этих случаях обязанность произвести компенсацию морального вреда возникает независимо от вины причинителя вреда.

Нарушения личных неимущественных прав автора могут выражаться в плагиате — выпуске под своим именем чужого произведения науки, литературы или искусства, либо ином присвоении авторства на такое произведение, либо в незаконном обнародовании, воспроизведении или использовании произведения, внесении искажений в произведение без согласия автора и т.п.

При этом под обнародованием произведения понимается действие, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения — его опубликование, публичный показ, публичное исполнение, передача в эфир и др.

Представляется, что при определении размера компенсации за причинение морального вреда нарушениями авторских прав вряд ли должны приниматься во внимание индивидуальные особенности потерпевшего, так как правонарушителю, как правило, они неизвестны и не должны быть известны, а ответственность в большинстве случаев нарушений авторских прав наступает при наличии вины причинителя вреда (Сергеев А. П., Толстой Ю. К. Учебник по гражданскому праву. Часть 2. - М.: Проспект. -

2006.).

2.2. Компенсация при нарушении имущественных прав

В настоящее время одним из законов, которые прямо предусматривают возможность компенсации морального вреда в случае нарушения имущественных прав гражданина, является Закон РФ «О защите прав потребителей» (закон РФ «О защите прав потребителей», собрание законодательства РФ от 15.01.1996 №3).

Закон «О защите прав потребителей» охватывает достаточно широкую область правоотношений, в которые вступает гражданин.

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 7 от 29 сентября 1994г., это такие договорные отношения с участием граждан, как отношения, вытекающие из договоров бытового проката и заказа; купли-продажи; комиссии; безвозмездного пользования имуществом; хранения; имущественного найма; перевозки; страхования; из договоров на оказание финансовых и банковских услуг (прием от граждан и хранение денег и ценных бумаг, открытие и ведение счетов и т.п.); из договора найма жилого помещения, когда наймодатель является одновременно и исполнителем услуг (по ремонту жилищного фонда, обеспечению работы инженерного обо­рудования, обеспечению коммунальными услугами), и т.п. (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 №7 о практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей. Российская газета № 230, 26.11.1994). В силу ст. 15 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) или организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, его прав, предусмотренных законодательством о защите прав потребителей, возмещается причинителем вреда только при наличии вины. Для наступления ответственности необходимо наличие вины причинителя вреда (в любой форме), которая предполагается. Обязанность доказывать отсутствие вины, поэтому лежит на причинителе морального вреда. Он может быть также освобожден от ответственности, если докажет, что моральный вред причинен нарушением прав потребителя, вызванных действием непреодолимой силы.

Причиненный моральный вред компенсируется в денежной форме. Размер компенсации определяется соглашением сторон, а в случае спора - судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Требование о компенсации морального вреда может предъявляться самостоятельно или вместе с имущественными требованиями. Следует также отметить, что в связи с причинением морального вреда не могут быть обоснованы регрессные требования, изготовитель (продавец) не несет ответственности за действия третьего лица.

Российские суды уже имеют богатую практику применения норм о возмещении морального вреда. Хотя в большинстве решений по спорам о компенсации морального вреда отчетливо видно отсутствие единообразия в подходе судов к вопросу определения размера компенсации, но в делах по спорам о защите прав потребителей некоторое время проявлялась тенденция к уравниванию размера компенсации морального вреда со стоимостью некачественного товара (работы, услуги (Нарижний С, Голубев К. Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав гражданина // Российская юстиция. - N 4. - апрель 2001 г.).

Однако, как отмечено в вышеназванном Постановлении пленума Верховного суда РФ, поскольку моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемых судом, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда, размер иска, удовлетворяемого судом, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае.

Как отмечает Эрделевский А.М., позитивная часть этого постановления выглядит менее четко поскольку оперирует не вполне удачными понятиями: «характер и объем нравственных страданий» и «характер и объем физических страданий», так как нравственные и физические страдания, будучи составляющими морального вреда, не предполагают возможности их дальнейшего разделения по категориям. Как показывает анализ решений, суды в большинстве случаев не устанавливают, какие виды страданий перенес истец и в чем они конкретно выражались, и не обосновывают определяемый ими размер компенсации морального вреда.

Статья 9 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" предусматривает, что в случае, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий либо имеющий намерение заказать услуги для личных бытовых нужд, он пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с Гражданским кодексом РФ, а также правами, предоставленными потребителям Законом РФ "О защите прав потребителей". В соответствии с п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 7 от 29 сентября 1994г. (с последующими изменениями и дополнениями) "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" к отношениям, регулируемым этим законом, относятся и отношения, вытекающие из договоров перевозки граждан.

Таким образом, возможность применения Закона РФ "О защите прав потребителей" не ставится в зависимость от вида перевозки. Его действие распространяется и на международные воздушные перевозки.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ "О защите прав потребителей" нормы международного договора применяются, если они устанавливают иные правила о защите прав потребителей, чем те, которые предусмотрены данным Законом.

Следует обратить внимание также на следующий вопрос. Статьей 18 Закона «О защите прав потребителей» предусмотрено, что потребитель в случае продажи ему товара ненадлежащего качества вправе предъявить предусмотренные Законом требования продавцу либо организациям, выполняющим их функции на основании договора с ними. Эти организации, нарушив права потребителя, таким образом, могут стать причинителями морального вреда. Вместе с тем их ответственность за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие недостатков товара Законом не предусмотрена, поскольку они не имеют отношения к изготовлению или реализации товара.

Отношения этих организаций с продавцом товара регулируются договором между ними. Суть такого договора заключается в возложении продавцом исполнения своих обязательств перед потребителем, предусмотренных Законом, на соответствующие организации.

Общим правовым основанием таких действий является ст. 313 ГК РФ "Исполнение обязательства третьим лицом". Согласно этой статье, потребитель обязан принять исполнение его требований, предложенные за продавца, изготовителя третьим лицом.

В соответствии со ст. 403 ГК, продавец отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение их обязательств третьим лицом, на которое было возложено исполнение, если законом не установлена ответственность третьего лица, являющегося непосредственным исполнителем. Анализ показывает, что такая прямая ответственность третьего лица предусмотрена, например, в ст. 23 Закона «О защите прав потребителей». Прямая ответственность третьего лица может быть предусмотрена в договоре с продавцом, изготовителем. Договор между продавцом, изготовителем и третьим лицом является договором об оказании возмездных услуг, впервые предусмотренным в ГК РФ (гл. 39).

Иногда, как отметила Судебная коллегия Верховного Суда РФ, суды первой инстанции отказывают во взыскании компенсации морального вреда, при защите прав потребителей, ссылаясь на обстоятельства, которые могут служить лишь основанием для снижения размера компенсации. Действительно, размер компенсации морального вреда может быть сколь угодно малым, вплоть до символических сумм.

Но малый размер компенсации и отказ в компенсации — это принципиально разные вещи, поскольку в компенсации морального вреда может быть отказано лишь в случае отсутствия состава оснований ответственности за причинение морального вреда либо в случае, если грубая неосторожность или умысел потерпевшего способствовали возникновению вреда («Практическое пособие для граждан: защита прав потребителей. Теория - Советы - судебная практика». 2005г.).

2.3. Компенсация при нарушении трудовых прав.

Действующий ГК, безусловно, допускает применение компенсации морального вреда в случаях нарушения личных неимущественных прав работника, что вытекает как из ст. 151, так и из п. 2 ст. 2 ГК, устанавливающей, что неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага (следовательно, и право на труд, которое нарушается при незаконном увольнении, и право на хорошую репутацию и доброе имя работника, которое нарушается при незаконном применении дисциплинарного взыскания, и т.п.) защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ. В настоящее время суды в подавляющем большинстве случаев присуждают компенсацию морального вреда при рассмотрении дел о нарушении работодателями личных неимущественных прав работников. Новые экономические условия и появление большого количества субъектов хозяйственной деятельности различных организационно-правовых форм усилили напряженность на рынке труда, и, хотя число нарушений трудовых прав работников в результате незаконных действий работодателей многократно возросло, работники далеко не всегда прибегают к судебной защите своих нарушенных прав.

Такая ситуация обусловлена рядом причин, среди которых следует назвать нежелание вступать в конфликт с работодателем, из-за боязни потерять рабочее место, неуверенность работника в реальной исполнимости судебного решения, а зачастую неосведомленность работника по поводу своих прав и способов их защиты.

Между тем нормы трудового законодательства обязательны для организаций любых форм собственности: суды, как правило, стараются не допускать необоснованного затягивания рассмотрения трудовых споров.

С позиций современного законодательства, расположение ст. 151 ГК «Общие положения» разрешает сомнения в применимости норм о компенсации морального вреда при наличии договорных отношений между причинителем вреда и потерпевшим в пользу возможности такого применения, и основное внимание теперь сосредоточивается на виде прав и благ, нарушением которых причинены нравственные или физические страдания (Сосна Б. И. Возмещение материального и морального вреда по трудовому законодательству // Гражданин и право. - №9/10. - сентябрь-октябрь 2002 г.). При нарушении личных неимущественных прав и других нематериальных благ, принадлежащих гражданину от рождения или в силу закона, п. 2 ст. 2 ГК устанавливает принцип их практически неограниченной защиты гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ, и в частности путем компенсации морального вреда (ст. 151 ГК). При умалении других благ и прав (следуя применяемой в науке гражданского права классификации — имущественных прав и благ) применение института компенсации морального вреда возможно лишь в случаях, предусмотренных законом.

Применительно к нарушениям трудовых прав граждан это означает, что компенсация физических и нравственных страданий, причиненных нарушениями этих прав, возможна в том случае, когда нарушенное субъективное трудовое право не имеет имущественного содержания и носит личный характер. Примерный перечень таких правонарушений приводится в постановлении Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994г. № 10 (Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 № 10 - о некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда // Российская газета. -№29. - 8 февраля 3995г.): незаконное увольнение, незаконный перевод на другую работу, незаконное применение дисциплинарного взыскания, незаконный отказ в переводе на другую работу

в соответствии с медицинскими рекомендациями и т.п. Этот перечень не является исчерпывающим и может быть расширен.

Нужно отметить, что нормы Трудового Кодекса (ТК РФ) не устанавливают какого-либо специального, отличного от установленного в гражданском законодательстве определения понятия морального вреда, под моральным вредом в соответствии со ст. 151, 1099 ГК РФ следует понимать физические и нравственные страдания работника. В ст. 3 ТК РФ предусмотрена возможность компенсации морального вреда, причиненного дискриминацией в сфере труда. Под такой дискриминацией, как следует из ст. 3 ТК РФ понимается ограничение работника в трудовых правах и свободах или предоставление другим работникам каких-либо преимуществ в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника. Любая дискриминация в сфере труда влечет возникновение права потерпевшего на компенсацию причиненного такой дискриминацией морального вреда.

О компенсации морального вреда говорится и в ст. 21, 22 ТК РФ— в первой из упомянутых норм как о праве работника, а во второй — как о корреспондирующей этому праву обязанности работодателя. Обе эти нормы в части порядка и условий компенсации морального вреда содержат отсылку к другим нормам ТК РФ и иным федеральным законам.

Основной и центральной нормой ТК РФ, устанавливающей правила компенсации причиненного работнику морального вреда, является ст. 237 ТК РФ. Эта норма предусматривает, что моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора или, в случае спора по поводу факта

причинения работнику морального вреда или размера компенсации, решением суда.

С точки зрения оснований ответственности за причинение морального вреда следует, прежде всего заметить, что ст. 237 ТК РФ в сочетании со ст. 233 ТК РФ предусматривает компенсацию морального вреда, причиненного работнику любым виновным неправомерным поведением (действием или бездействием работодателя), независимо от того, какие права работника нарушаются этими действиями — имущественные или неимущественные. С позиций ст. 151, 1099 ГК РФ ст. 237 ТК РФ представляет собой предусмотренный законом случай, когда основанием возникновения права на компенсацию морального вреда может служить нарушение имущественных прав гражданина. Аналогичная ситуация имеет место в Законе о защите прав потребителей.

Основным имущественным правом работника является право на своевременное и в полном объеме получение заработной платы. Кроме того, к имущественным правам работника следует отнести права на получение гарантийных и компенсационных выплат. Впрочем, нарушение этих имущественных прав в большинстве случаев нарушает и личные неимущественные права работника. Так, несвоевременная или неполная выплата заработной платы нарушает право работника на свободу труда, поскольку ст. 4 ТК РФ квалифицирует такое поведение работодателя как принуждение работника к труду, а также его право на достойное человека существование самого работника и его семьи, неоплата или задержка оплаты ежегодного отпуска нарушает право работника на отдых и т.д. Таким образом, основаниями ответственности на работодателя за причинение работнику морального вреда являются:

1) наличие морального вреда, то есть физических или нравственных страданий работника;

2) неправомерное поведение (действие или бездействие) работодателя, нарушающее

имущественные или неимущественные права работника;.

3) причинная связь между неправомерным поведением работодателя и страданиями работника;

4) вина работодателя (Яненко Е. Компенсация морального вреда при нарушении трудовых прав // Российская юстиция. - N2. - февраль 2001 г.)

Статья 394 ТК РФ предусматривает компенсацию морального вреда, причиненного незаконным увольнением работника или незаконным переводом его на другую работу. Согласно этой норме в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о возмещении работнику денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Отсутствие в ст. 394 Г К РФ указания на соглашение сторон как основание для определения размера компенсации вовсе не означает, что размер компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением или переводом, не может определяться соглашением сторон. Статья 394 ГК РФ подлежит применению лишь в случае, спор о незаконном увольнении или переводе не урегулирован по взаимному соглашению между работником и работодателем. Если же такое урегулирование состоялось, то и размер компенсации морального вреда может быть определен соглашением сторон. ТК РФ не содержит специального определения понятия вины работодателя. Поскольку работодатель и работник находятся в договорных отношениях, вина работодателя в нарушении вытекающих из трудового договора прав работника должна определяться в соответствии с ч. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ, то есть работодатель должен признаваться виновным, если он не проявил соответствующей трудовому договору степени заботливости и осмотрительности и не принял всех мер для его надлежащего исполнения. Среди принадлежащих работнику нематериальных благ, умаление которых может повлечь возникновение у него права на компенсацию морального вреда, особого внимания заслуживают персональные данные работника, то есть информация, необходимая работодателю в связи с трудовыми отношениями и касающаяся конкретного работника. Эта информация представляет собой разновидность личной тайны работника, правила, защиты которой впервые установлены в ст. 85-90 ТК РФ. В частности, по общему правилу ст. 86 ТК РФ все персональные данные работника следует получать у него самого. Если персональные данные работника возможно получить только у третьей стороны, то работник должен быть уведомлен об этом заранее и от него должно быть получено письменное согласие. При этом работодатель должен сообщить работнику о целях, предполагаемых источниках и способах получения персональных данных, характере необходимых персональных данных и последствиях отказа работника дать письменное согласие на их получение. Работники должны быть ознакомлены под расписку с документами организации, устанавливающими порядок обработки их персональных данных, а также о своих правах и обязанностях в этой области.

В ст. 86 ТК РФ установлен категорический запрет работодателю на получение и обработку персональных данных работника о его политических, религиозных и иных убеждениях и частной жизни, кроме случаев, когда это непосредственно связано с вопросами трудовых отношений и получено письменное согласие работника.

Согласно ст. 89 ТК РФ работники имеют право на полную информацию об их персональных данных и обработке этих данных, свободный бесплатный доступ к своим персональным данным, включая право на получение копий любой записи, содержащей персональные данные работника (кроме случаев, предусмотренных федеральным законом), доступ к относящимся к ним медицинским данным с помощью медицинского специалиста по их выбору. Работники вправе требовать исключения или исправления неверных или не­полных персональных данных, а также данных, обработанных с нарушением требований ТК РФ. Неправомерный отказ работодателя исключить или исправить персональные данные работника, а также любое иное нарушение прав работника на защиту персональных данных влечет возникновение у работника права требовать устранения нарушения его прав и компенсации причиненного таким нарушением морального вреда.

Отдельного рассмотрения заслуживает вопрос о компенсации морального вреда, причиненного необоснованным отказом в заключении трудового договора. Такой отказ прямо нарушает соответствующий запрет, установленный в ст. 64 ТК РФ. Порождает право на компенсацию морального вреда и какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, если учет таких обстоятельств прямо не предусмотрен федеральным законом.

Таким образом, из смысла ст. 64 ТК РФ следует, что по общему правилу отказ в заключении трудового договора следует считать обоснованным и правомерным лишь в случае, если при наличии соответствующей вакансии отказ связан с деловыми качествами работника. В противном случае отказ в заключении трудового договора является неправомерным действием и порождает у лица, которому необоснованно отказано в заключении трудового договора, права на компенсацию морального вреда. Это право может быть реализовано им в судебном порядке как путем предъявления в суд самостоятельного требования о компенсации морального вреда, так и одновременно с требованием о признании отказа незаконным и понуждении работодателя к заключению трудового договора (Степанов М.А. Доказывание по гражданским делам о компенсации морального вреда // Диссертация. - Тверь. -2003).

Как показывает анализ судебной практики, большая часть исков о компенсации причиненного работникам морального вреда связана с нарушением права на труд. Как правило, в качестве компенсации морального вреда, причиненного нарушениями трудовых прав, суды присуждают достаточно скромные суммы.

Так, в деле, где за принуждение к увольнению по собственному желанию работник требовал компенсации в размере 100 тыс. руб., суд взыскал в его пользу с организации 500 руб. Еще в одном деле, где истица в связи с незаконным увольнением требовала компенсацию в более разумном размере — 5 тыс. руб., суд взыскал с ответчика 4 тыс. руб. В деле, где истица и ответчик пришли к N мировому соглашению, в соответствии с которым ответчик обязался восстановить истицу на работе, оплатить ей вынужденный прогул и выплатить компенсацию морального вреда в размере 1 тыс. руб., суд утвердил это мировое соглашение (А. М. Эрделевский Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики //- М.: Волтерс Клувер 2007г. С. 186).

Заключение

Рассмотрев и проанализировав принципиальные положения института компенсации морального вреда в российском законодательстве можно сделать следующие выводы.

Данный правовой институт имеет важное значение для защиты, прежде всего, таких прав и благ, которые носят личный неимущественный характер. Под личными неимущественными благами (в том числе и правами) следует понимать лишенные имущественного содержания блага, неразрывно связанные с их обладателем - человеком. При нарушении других субъективных гражданских прав возможность компенсации морального вреда должна быть прямо указанна в законе. Таким образом, закон ограничивает круг случаев, в которых моральный вред подлежит компенсации. Хотя очевидно, что при нарушении имущественных прав у человека почти всегда могут возникать нравственные или физические страдания.

В Российской Федерации можно выделить следующие основания компенсации морального вреда:

1) наличие вины причинителя вреда (исключение составляют случаи прямо предусмотренные в законе, в частности в ст. 1100 ГК РФ);

2) подтверждение факта причинения потерпевшему нравственных или физических страданий;

3) соблюдение сроков предъявления требования и сроков действия соответствующих законодательных актов. Что касается сроков исковой давности, то в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, на требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется. Действующий закон предусматривает единственную форму, в которой суд может взыскать компенсацию с причинителя вреда - денежную (по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995г.), 1993-1995 материальная форма (деньги и имущество).

До сих пор в российском законодательстве существует проблема определения размера компенсации морального вреда. В России Законодатель делает акцент на тех критериях, которые позволяют определить размер компенсации применительно к конкретному делу. Следовательно, необходимым критерием размера компенсации во всех случаях будет средняя глубина страданий, или презюмируемый моральный вред для определенного вида правонарушения. Определенную ценность, как в теоретическом, так и в практическом плане, представляет разработанная А. М. Эрделевским методика определения размера компенсации морального вреда. Поскольку потерпевший, предъявляя иск о компенсации морального вреда, вправе выразить в исковом заявлении свое мнение о следуемом ему размере компенсации, этой методикой вполне можно воспользоваться при составлении искового заявления.

В Гражданском кодексе РФ законодатель использует термин «компенсация» лишь применительно к моральному вреду; во всех остальных случаях причинения вреда он использует термин «возмещение».

По-прежнему остается неясным, имеет ли юридическое лицо право требовать компенсации морального вреда. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 11 от 18 августа 1992г. указал, что правила, регулирующие, компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, опорочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случае распространения таких сведений в отношении юридического лица. Это привело к предъявлению исков о компенсации морального вреда юридическими лицами, а суды, в свою очередь, непреклонно отказывают в удовлетворении таких исков, основываясь на том факте что юридическое лицо не сможет доказать факт претерпевания им физических или нравственных страданий. Однако, следует согласиться с мнением большинства авторов о том, что моральный вред юридическому лицу, исходя из самой категории морального вреда как причинение физических и нравственных страданий, причинен быть не может. Полагается, что в законе необходимо предусмотреть возможность возмещения вреда, причиненного деловой репутацией юридических лиц. Но данный вред не следует считать компенсацией морального вреда.

Следует обратить внимание также на следующий вопрос. Статьей 18 Закона «О защите прав потребителей» предусмотрено, что потребитель в случае продажи ему товара ненадлежащего качества вправе предъявить предусмотренные Законом требования продавцу либо организациям, выполняющим их функции на основании договора с ними. Эти организации, нарушив права потребителя, таким образом, могут стать причинителями морального вреда. Вместе с тем их ответственность за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие недостатков товара Законом не предусмотрена, поскольку они не имеют отношения к изготовлению или реализации товара. Отношения этих организаций с продавцом товара регулируются договором между ними. Суть такого договора заключается в возложении продавцом исполнения своих обязательств перед потребителем, предусмотренных Законом, на соответствующие организации.

Компенсация морального вреда в сфере трудовых отношений базируется на ст. 237 ТК и ст. 233 Г К. Данные нормы предусматривают компенсацию морального вреда, причиненного работнику любым виновным неправомерным поведением работодателя, независимо от того какие права нарушаются этими действиями - имущественные или неимущественные. В Постановлении Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. дан примерный перечень правонарушений: незаконное увольнение, незаконный перевод на другую работу, незаконное применение дисциплинарного взыскания, незаконный отказ в переводе на другую работу в соответствии с медицинскими рекомендациями.

Данный перечень является открытым. Особое пратическое значение имеет проблема компенсации морального вреда, причиненного необоснованным отказом в заключении трудового договора.

Список используемой литературы

Нормативные акты:

1. Конституция РФ Принята всенародным голосованием 12.12.1993г. М.: проект 2006г.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. М.: Ось-86 - 2007.

3. Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации. М.:Эксмо -2004

4. Закон «об акционерных обществах» М.: Ось-86 - 2008.

5. Закон «о защите прав потребителей» М.: ИТК «Дашко и ко» 2006г., 44стр.

6. Закон «о статусе военнослужащих» М.: «Омега-Л» - 2008.

7. Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации».

8. Основы гражданского законодательства СССР и республик М.: Изд. «Брандес», 1992г.

9. Основы уголовного судопроизводства СССР 1984.

10. Собрание законодательства Российской Федерации. 1996.№3.

11. Трудовой кодекс Российской Федерации М.: Юрайт-издат - 2007.

12. Уголовный кодекс Российской Федерации М.: Велби ТК - 2008.

13. Уголовно-процессуальных кодекс Российской Федерации М.: ИНФА-М-2008.

14. Устав Всемирной Организации Здравоохранения 1949

Учебная и научная литература:

1. Абдулина О.П. Компенсация морального вреда Москва: Феникс 2008г.,

2. Голубев К.И. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. СПб:Юр.Центр Пресс, 2000.

3. Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона) Пер. с фр., коммент. И справочный аппарат В.Захватаева; // Истина, Киев - 2006.

4. Казанцев В.Г. Возмещение Морального вреда.// Рос. Юстиция 1998г., №5.

5. Манукян В.И., Моральный вред право практика опыт. - Москва: Истина 2008г., стр. 283

6. Ожегов СИ Словарь русского языка. - М.,2006.

7. Пешкова О.А. Компенсация морального вреда - М.: Ось-89 2006г. 239 стр.

8. Сергеев А. П., Толстой Ю. К. Учебник по гражданскому праву. Часть 2. -М.: Проспект. - 2006.

9. Смирнов В.Т, Собчак А., А. Общие учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. - Л., 1983.С.59

10. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995г. с 402.

11. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики //- М.: Волтерс Клувер 2007г

12. Суханов Е.А. Гражданское право. -М.: Волтерс Клувер 2007г.

Статьи и монографии:

1. Боннер А.Т. Можно ли причинить моральный вред юридическому лицу? // Российская юстиция. - 1996. - №6.

2. Гаврилов Э.Н. Как определить размер компенсации морального вреда? // Российская юстиция. - №6. - июнь 2000 г.

3. Голубев К.И., Нарижный С. Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав гражданина.// Российская юстиция.2001. №4.

4. Казанцев В. Г. Возмещение морального вреда. // Рос. Юстиция, 1996г., №5,

5. Клочков А.В. «Компенсация мопального вреда причиненного незаконными действиями правоохранительных органов» // «Современное право», № 11,2004

6. Крутиков М.Ю. компенсация морального вреда// «Законность» №4.

7. Кривощеков Н.В. компенсация морального вреда некоторые аспекты // «юрист» №4 2005г.

8. Малеина М.Н. Компенсация за неимущественный вред // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 5.

9. Манько Е.А. критерии определения морального вреда// «юрист» №3 2006г.

Ю.Михно Е.А. Проблема возмещения морального вреда // Правоведение. 1992. №5

11. Сосна Б.И. Возмещение материального и морального вреда по трудовому законодательству // Гражданин и право. - №9/10.

12. Степанов М.А. Доказывание по гражданским делам о компенсации морального вреда // Диссертация. - Тверь. - 2003

13. Тактаев И.А. Компенсация гражданам морального вреда, причиненного органами власти и должностными лицами // Законодательство. - №7,8.

14. Усков В. Как компенсировать моральный вред богатому и бедному? // Российская юстиция. - №12.

15.Эрделевский А.М. Моральный вред: соотношение с другими видами

вреда.// Российская юстиция. 1998.№ 6. 16.Яненко Е. Компенсация морального вреда при нарушении трудовых прав // Российская юстиция. - N2.

Материалы судебной практики:

1. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995.№2; 1997.№2. С.6

2. Постановление президиума ВСРФ от 12.07.2000г. №512п00пр. // консультант плюс высшая школа 2007г.

3. Постановление Пленума ВС РФ от 29сентября 1994г. №7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» // Бюллетень ВС РФ. 1995 №1, 1997. №2.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" // библиотечка Российской газеты 2001 г. - выпуск №4.

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. -март 2003 г. - №3

6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 №7 о практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей. Российская газета № 230, 26.11.1994

7. Материалы судебной практики по делам о возмещени морального вреда // Составитель Аюпов К.Д. - Спб. – 2003.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ