регистрация / вход

Германское буржуазное право ХІХ века

КУРСОВАЯ РАБОТА: Германское буржуазное право Х века Содержание Введение 1. Федеративная республика Германия 1.1 Конституционная история Германии

КУРСОВАЯ РАБОТА:

Германское буржуазное право Х ІХ века


Содержание

Введение

1. Федеративная республика Германия

1.1 Конституционная история Германии

1.2 Особенности общественного строя

2. Правовая система германской империи

2.1 Германские государства до создания Германской империи (Второго рейха) в 1871 г .

2.2 Конституция и государственный строй Германской империи (Второго рейха) 1871 г.

2.3 Политический режим кайзеровской Германии

Заключение

Список литературы

Введение

История Германии столь же сложна, сколь и интересна. Следует остановиться лишь на одном ее аспекте, имеющем прямое отношение к конституционно-правовой проблематике — это политико-территориальная организация государства.

На протяжении всей своей истории германские земли стремились к единению. И это меньше всего им удавалось. Хотя формально все германские земли были объединены в рамках Священной римской империи германской нации, но фактически они существовали в форме суверенных государств — курфюршеств, или самостоятельных владений князей, епископов, а также вольных городов. Всего насчитывалось свыше 300 такого рода владений[1]

В ходе исторического развития образовалось два центра «тяготения» — Прусское королевство и Австрийское, каждое из которых перетягивало к себе, стремилось возвыситься, стать центром притяжения. Такое единоборство еще более усиливало раздробленность. Немало способствовали этому и личные амбиции двух династий — Габсбургов (Австрия) и Гогенцоллернов (Пруссия). Лишь во второй половине XIX в. произошло объединение Германии «железом и кровью» по воле О. Бисмарка. Но и это еще было не окончательно. Последовали две мировые войны, закончившиеся двумя национальными катастрофами, разделом Германии, и только в последнем десятилетии XX в. Германия наконец-то стала единой.

В истории права XIX век нередко называют веком кодификаций. Пришедшая к политической власти буржуазия стремилась к законодательному оформлению своих основных юридических принципов: формального равенства, автономии личности, свободы и неприкосновенности собственности. в континентальной (романо-германской) системе права германский ГК наряду с французским является наиболее видающимся достижением буржуазной юридической мысли.

1. Федеративная республика Германия

1.1 Конституционная история Германии

Германия — государство в Центральной Европе. Граничит с девятью государствами. Площадь страны составляет около 357 тыс. кв. км, население — 81,9 млн человек (2002 г.). Религия в этой стране занимает далеко не последнее место. Большинство верующих (45%) — протестанты, католики составляют 37%, мусульмане — 2%. Государственный язык — немецкий. Столица — г. Берлин.[2]

Первая попытка разработать общегерманскую конституцию предпринималась еще в 1849 г. Тогда было созвано Общегерманское Национальное Собрание, но оно так и не смогло прийти к соглашению Конституции принимались в отдельных землях. В частности, в 1848 г. была принята первая конституция в Австрии, в 1850 г. — в Пруссии, затем и в других королевствах.

Пруссия, будучи самым сильным из Германских государств, стала объединять германские государства. В сентябре 1862 г. На пост канцлера был назначен Отто фон Бисмарк, опытный политический деятель.

В результате войны с Австрией в 1866 г. Пруссия аннексировала Ганновер, Нассау, Франкфурт и другие земли Германии, увеличив свою территорию за счет лишения трех германских князей и тронов. В том же году был упразднен Германский союз и образован Северогерманский союз, в который вошли все северные и ряд западных и южно – немецких государств.

В 1867 г. Была принята Конституция Северогерманского союза, согласно которой президентом Союза стал прусский король и ему передавалась вся полнота исполнительной власти и ряд других важных полномочий.

В ходе войны с Францией в 1871 г. В пользу Германии отошли от Франции Эльзас и Лотарингия, а также была выплачена огромная контрибуция. В дни войны завершилось объединение Германии. В 1871 г. Германская империя получила Конституцию.[3]

Первая общегерманская конституция принимается уже при Бисмарке в 1871 г. — Конституция Северо-Германского Союза, действовавшая до 1919 г., когда новая конституция была принята Национальным Собранием в Веймаре. Ее официальное название — Конституция Германской империи, но закрепляла она фактически республиканский строй, широкие демократические права. Статья 1 этой Конституции устанавливала, что государственная власть исходит от народа. В ней содержались нормы, закреплявшие неприкосновенность частной собственности, равенство граждан перед законом. С точки зрения политико-территориального устройства Германия представляла собой федерацию, состоявшую из 18 земель. Во главе государства стоял Президент, избиравшийся всенародно сроком на семь лет.

Далее опять начинается «смутный» период истории Германии: приход к власти фашистов, развязывание Второй мировой войны, стремление к мировой гегемонии и еще одна национальная катастрофа в 1945 г. после разгрома фашизма — очередной раздел Германии, получивший конституционное оформление в 1949 г., когда с перерывом в пять месяцев были приняты в Западном секторе Основной закон Федеративной Республики Германии (23 мая), в Восточном — Конституция Германской Демократической Республики, закрепившая создание рабоче-крестьянского государства. В Западном секторе разработка проекта новой Конституции началась в сентябре 1948 г., когда в Бонне в Музее Короля собрались члены Парламентского совета, чтобы разработать Конституцию переходного периода для трех оккупационных зон[4]

Эволюцию германской государственности в период с 1806 по 1871 гг. представлена на рисунке

Рисунок. Эволюция германской государственности в период 1806 по 1871 гг.[5]

Авторы западногерманской конституции полагали, что конституция должна закреплять государственный строй единого Германского государства, и пока такого государства не было, должен был действовать Основной закон. Уже после объединения Германии в ноябре 1990 г. была образована комиссия, имевшая своей задачей определить целесообразность принятия новой общегерманской конституции. В марте 1993 г. комиссия высказалась в пользу внесения изменений в действующий закон, не проводя коренной конституционной реформы.

Основной закон ФРГ состоит из преамбулы, 12 разделов и 146 статей. Он закрепляет парламентскую форму правления — В парламентскую республику с так называемым слабым президентом, т.е. ключевой фигурой в системе государственной власти является федеральный канцлер. Законодательную власть осуществляет двухпалатный парламент. Более подробно система органов государственной власти будет рассмотрена далее. Следует отметить, что составной частью Основного закона ФРГ 1949 г. являются отдельные статьи Веймарской конституции, в частности ст. 136, 137, 138, 139 и 141, которые регулируют взаимоотношения государства и религии.

Основной закон ФРГ изменяется по жесткому способу. Закон о поправке должен быть принят Бундестагом и Бундесратом (палатами германского парламента) большинством в 2 /з голосов. После подписания федеральным Президентом закон вступает в силу. В связи с этим следует заметить, что одно из последних изменений Основного закона было связано с защитой животных. Как отмечается в прессе, Германия стала первой страной в Европейском союзе, где защита животных возвышена до конституционного уровня.[6]

1.2 Особенности общественного строя

Экономическое и социальное положение Германии. Германия является членом Европейского союза и входит в число высокоразвитых стран. По совокупному уровню экономического развития Германия делит с Японией второе и третье места в мире.

Экономическая система страны характеризуется как социально ориентированная смешанная экономика. Основной закон Германии, признавая право собственности, закрепляет социальный щ рактер собственности: «Собственность обязывает. Ее использование должно одновременно служить общему благу» (п. 1 ст. 14). Закреплены также свобода труда и свобода выбора рода занятий, другие важные начала хозяйственной деятельности. По уровню экономического развития Германия входит в первую десятку высокоразвитых стран. ФРГ производит более 7% мирового ВВП.[7]

В свое время экономические реформы Л. Эрхарда, проводившиеся в послевоенный период, позволили сформировать социально ориентированную экономическую систему, которая смогла обеспечить высокий жизненный уровень германского населения.

2. Правовая система Германской империи

2.1 Германские государства до создания Германской империи (Второго рейха) в 1871 г.

Падение «Священной Римской империи германской нации» и начало объединительного движения. В XVIII в. «Священная Римская империя германской нации» лишь формально представляла собой единое государство, в состав которого помимо непосредственных владений императора входили семь курфюршеств, являющихся суверенными государствами, 300 владений имперских князей, епископов и аббатов, вольные города, формально зависимые от императора, а фактически управляемые князьями, епископами, городскими советами, и множество других феодальных владений. Империя скреплялась не столько экономической общностью или общеимперскими органами управления, сколько культурным, языковым и прочим единством ее народов.

Фактором, все больше влияющим на внутриполитическую жизнь империи, становится крепнущее монархическое государство Пруссия, достигшее во второй половине XVIII в. ранга крупной европейской державы. Этому во многом способствовала проводимая при прусском короле Фридрихе II (1740—1786) прогрессивная по своей сути политика «просвещенного абсолютизма», сопровождаемая упорядочением государственных финансов и судопроизводства, ослаблением внутригосударственных таможенных, цеховых и других феодально-бюрократических ограничений, некоторым улучшением положения крепостных крестьян. Указы 1749—1764 гг. запрещали сгон крестьян с земли, а по Указу 1777 г. государственные крестьяне получили право наследственного владения своими земельными участками. Пруссия первой из всех германских государств ввела всеобщее обязательное начальное образование (1763) и унифицировала свое право.

При всей ограниченности эти реформы, которые не могли существенно затронуть устои феодально-бюрократической системы и коренные интересы юнкерства, способствовали началу буржуазного по своему характеру процесса модернизации страны. Развитие капиталистического предпринимательства стимулировалось и созданием крупных боеспособных вооруженных сил страны. Пруссия обладала в это время четвертой по величине армией в Европе, что поглощало 85% ее годового бюджета.

Падение «Священной Римской империи германской нации» стало прямым следствием победоносных наполеоновских войн, в ходе которых не только существенно была перекроена политическая карта Европы, но и дальнейший импульс получило развитие Германии по капиталистическому пути. Было ликвидировано множество мелких феодальных владений, которые объединились или вошли в состав более крупных монархий. При этом наибольшие территориальные приобретения получили непосредственно зависимые от Наполеона государства Баден, Бавария, Вюртемберг и Саксония. В 1807 г. было создано крупное королевство Вестфалия.

В 1806 г. 16 формально независимых прирейнских государств были объединены в Рейнский союз, впоследствии их число увеличилось до 36. Рейнский союз формально возник как союз монархий, не лишенных государственного суверенитета, но отношения их с Наполеоном строились скорее на сюзеренно-вассальных связях зависимости и протектората. Государства Рейнского союза объявили о своем выходе из «Священной римской империи германской нации», что и предопределило ее распад. В этих государствах были отменены сословные привилегии духовенства и дворянства, личная крепостная зависимость крестьян, реорганизованы судебная и правовая системы; введен в действие Французский гражданский кодекс 1804 г.[8]

После сокрушительного поражения Пруссии в войне с Францией в 1807 г. процесс возрождения в развалившейся, лишенной половины своих территорий, обложенной огромной контрибуцией стране начался с новой серии буржуазных по своему характеру реформ. Самой значительной из этих реформ была отмена в 1807 г. личной зависимости крестьян и введение свободной купли-продажи земли. В 1811 г. был издан указ об условиях выкупа крестьянских платежей и повинностей, в том числе сохранившейся после реформы 1807 г. барщины. Дворянство получило право заниматься предпринимательской деятельностью. Было введено новое налоговое обложение, распространявшееся частично и на дворян, осуществлена секуляризация церковных земель, отменены цеховые ограничения.

Экономические преобразования сопровождались изменениями в государственном аппарате, а также установлением нового административно-территориального деления на провинции. Проведена была и реорганизация армии, в офицерские школы был открыт доступ лицам недворянского происхождения. В 1814 г. в Пруссии была введена всеобщая воинская повинность — главное условие осуществления агрессивного милитаристского курса ее внешней политики.

Конец эпохи наполеоновских войн в Европе был ознаменован созданием нового объединения германских государств, правовой основой которого стал Союзный акт 1815 г., принятый на Венском конгрессе державами-победительницами. Они боялись возникновения в сердце Европы единого сильного немецкого государства, но были заинтересованы в создании некоего конфедеративного форпоста у границ вызывающей опасения Франции.

В Германский союз вошли 35 суверенных монархий, в том числе различных королевств, курфюршеств, герцогств и четыре вольных города, но здесь не существовало ни крепких экономических связей, ни единого законодательства, ни общих финансов или дипломатических служб. В новом объединении отсутствовали и центральные органы власти, кроме единственного — Союзного сейма, состоящего из представителей правительств государств, вошедших в Германский союз. Решения сейма требовали единодушного согласия всех его членов, что нередко парализовывало его деятельность. Союзный акт 1815 г. предписывал не только форму отношений между немецкими государствами, но и будущее внутреннее устройство этих государств на основе сословно-представительных конституций.[9]

С 1816 по 1847 г. в большинстве германских государств были приняты первые конституции, в основном в форме октроированных (дарованных монархами) хартий. В условиях нарастающего демократического подъема эти конституции строились на сложном сочетании реакционно-реставраторских и реформистских тенденций эволюции германских государств. По формам правления и высшим органам государственной власти (во главе с «государем Божьей милостью» и, как правило, двухпалатным сословно-представительным органом — ландтагом, контролируемым монархом, а также назначаемым им ответственным перед ним правительством) эти конституции мало отличались одна от другой.

Так, согласно Конституционному акту Великого герцогства Баденского, принятого в 1818 г., наследственный великий герцог объединял в своем лице все права государственной власти, но «в согласии с предписаниями Конституции» (ст. 5), т. е. прежде всего в согласии с создаваемым на основе Конституции сословно-представительным двухпалатным органом — ландтагом, высшая палата которого представляла собой сугубо феодальное учреждение, со стоящее из принцев «великого герцогского дома», глав бывших владетельных фамилий, нескольких депутатов от земского дворянства и университетов, а также лиц, лично назначенных герцогом. Нижняя палата избиралась из депутатов городских и сельских округов на основе двухстепенных выборов лицами, достигшими 25-летнего возраста, с учетом ценза оседлости.

Конституция 1818 г. всю полноту исполнительной власти и контроль над властью законодательной вверяла великому герцогу, который мог созывать и распускать ландтаг, отсрочивать его заседания, расширять или сужать круг вопросов, подлежащих его обсуждению, «если они не были отнесены к их ведению самой Конституцией» (ст. 50). Ему же предоставлялось вместе с каждой из палат право законодательной инициативы, право утверждения (фактически в форме абсолютного вето) и обнародования законов, а также издание для их исполнения «распоряжений, регламентов и общих указов» (ст. 66). Конституция предусматривала и прямое законотворчество великого герцога в форме указов в связи с принятием мер, «которые по своему значению относятся к компетенции народного собрания, если они были крайне необходимы в видах государственной пользы» (ст. 66).

Конституция, однако, не соответствовала бы своему новому назначению, если бы она не говорила и об определенных ограничениях законодательных прав великого герцога, которые касались бюджета и изменения самой Конституции. Налоги не могли впредь устанавливаться и взиматься без согласия палат, а все законы, дополняющие, разъясняющие или изменяющие Конституцию, требовали для их принятия две трети голосов присутствующих в каждой палате членов (ст. 64). Отдав формально дань буржуазному конституционному принципу «никаких налогов без представительства», Конституция выхолащивала его множеством оговорок, предусмотрев, например, возможность заключения займов и установления военных налогов без согласия палат (ст. 63), включив в бюджет статьи «о секретных расходах» и «долговременных налогах», связанных с договорами правительства (ст. 63), а также категорически запретив ландтагу «ставить свое согласие на взимание налогов в зависимость от каких бы то ни было условий» (ст. 56). Правительство по Конституции 1818 г. отвечало в своей деятельности только перед великим герцогом. В его обязанность входил отчет перед ландтагом о расходах предыдущего сметного года при внесении очередного бюджета, за которым, однако, не могла последовать отставка его членов, назначаемых и сменяемых только главой государства.

Все германские конституции включали ограниченный перечень демократических прав и свобод и не предусматривали правовых гарантий их осуществления. Более того, они содержали оговорки, которые сводили провозглашенные права и свободы фактически на нет.

Например, в Конституции Баварии прямо устанавливалась цензура печати. Провозглашенное же в Конституции Бадена равноправие баденцев соседствовало с многочисленными привилегиями дворянства, с особым сословным порядком создания верхней палаты и положением о нераспространении воинской повинности на «членов бывших владетельных фамилий» (ст. 10). При этом в декларируемый перечень прав и свобод входили свободы совести, печати, передвижения и выбора профессии, неприкосновенность частной собственности и личности, независимость судей, право на рассмотрение уголовных дел в обычных судах, запрет произвольных арестов. О том, что требование неприкосновенности частной собственности касалось прежде всего феодального землевладения, свидетельствовала ст. 11 Конституции, устанавливающая обязательность справедливого вознаграждения «за объявленные подлежащими выкупу земельные повинности и барщинные обязанности и за все оброки, вытекающие из уничтоженной крепостной зависимости крестьян».[10]

Говоря о крайне ограниченном характере либерально-демократических положений первых германских конституций, нельзя не отметить и их исторического значения. Конституции, давшие начало развитию германского конституционализма, стали одним из факторов, способствовавших медленному эволюционному превращению абсолютных монархий Германского союза в ограниченные, и открывали возможности для формирования либеральной оппозиции, что явилось первым серьезным достижением немецкой буржуазии в борьбе за политическую власть.

Некоторым побочным негативным эффектом их принятия стало временное укрепление германского сепаратизма. Получив первые свободы из рук своих монархов, местная буржуазия, боясь потерять их, противилась объединению с влиятельными монархиями — Австрией и Пруссией, в которых в это время конституции так и не были приняты. В Австрии сословная Конституция была введена только в одной провинции — Тироль. Обещание прусского короля Фридриха-Вильгельма III в 1815 г. принять конституцию, за которым последовала работа четырех конституционных комиссий, вылилось в королевские указы 1823—1824 гг. о создании местных ландтагов в каждой из восьми провинций Пруссии. И только в 1847 г. необходимость в финансовых поступлениях заставила короля созвать первый общепрусский ландтаг.

Влияние революции 1848 г. на развитие германского конституционализма. Необходимость создания единого государства стала особенно очевидна в середине XIX в. в связи с завершением промышленного переворота, который в отличие от Англии и Франции начался в Германии в условиях политической раздробленности, при сохранении феодального уклада в значительной части немецкой деревни и задолго до революции. Достижение государственного единства Германии и стало одной из важнейших задач буржуазно-демократической революции 1848 г. Без уничтожения феодальных и полуфеодальных порядков, без окончательного утверждения национального единства не мог в полной мере быть обеспечен капиталистический прогресс — необходимое условие преодоления отставания Германии сравнительно с другими странами Европейского континента.

В переменах было заинтересовано подавляющее большинство немецкого народа, которому противостояли крупные и мелкие монархи, опиравшиеся на высшее дворянство, верхушку бюрократии и военщины, отстаивавших свои наследственные и благоприобретенные привилегии.

Разнородная, но все более настойчивая оппозиция принадлежала к различным идейно-политическим течениям, единым в главном, но по-разному смотрящим на пути и формы объединения.

Основываясь на реалистической оценке соотношения социально-политических сил и настроений в стране, либеральная буржуазия отстаивала идею создания федеральной конституционной монархии под эгидой одного из крупнейших германских государств — Пруссии или Австрии. Мелкобуржуазная демократия отвергала гегемонизм Австрии и Пруссии, сосредоточив главное внимание на требованиях неограниченной свободы ассоциаций, вооружения народа, полной свободе слова и печати, уничтожении всех привилегий дворянства, ликвидации феодальных отношений в деревне. Принимавшие непосредственное участие в революции К. Маркс и Ф. Энгельс выступали за единую демократическую германскую республику, рожденную в «буре войны и революции».

Апогеем германской революции стало мартовское массовое восстание в столице Пруссии Берлине в 1848 г. Король прусский Фридрих Вильгельм IV, стремясь погасить революцию, подписал в марте 1848 г. серию указов, идущих навстречу ее демократическим требованиям. Ими была признана необходимость конституционной монархии, создано новое либеральное правительство, провозглашены свободы личности, союзов, собраний, печати и др. Но последующий разгром революции привел к отказу от многих демократических обещаний. Ландтаг был разогнан, распущены демократические клубы, запрещены собрания и митинги, разоружено гражданское ополчение и т. д.

Несмотря на тяжелое поражение демократических сил, революция не прошла бесследно. Во всех сферах общественной жизни Германии, И прежде всего Пруссии, в экономической, социальной, идеологической и политической, произошли серьезные изменения. Отныне предприниматели, особенно при создании акционерных обществ, могли пользоваться относительно либеральными законами о концессиях, о горной промышленности и проч.[11]

В 1850 г. В период политической реакции был принят закон «О регулировании отношений между помещиками и крестьянами», в соответствии с которым некоторые незначительные повинности были отменены, а остальные подлежали выкупу. При этом величина выкупа равнялась 18-кратной стоимости ежегодных платежей. В течении нескольких лет крестьяне выкупали свои хозяйства, но за освобождение от повинностей они должны были оставлять дворянству треть земли.[12]

В 1850 г. была принята Конституционная хартия Пруссии, позволившая в последующие годы создать первые буржуазные оппозиционные партии, использовать ландтаг в качестве публичной трибуны открытой критики правительственной политики. Не случайно прусское правительство в 1851 г. приняло Закон об осадном положении, на основании которого король получил право вводить в стране режим военного правления, если внутренняя или внешнеполитическая обстановка создавали угрозу существующим в стране порядкам.[13]

2.2 Конституция и государственный строй Германской империи (Второго рейха)1871 г.

Победоносная война Германии с Францией привела в 1871 г. к отторжению от последней Эльзаса и Лотарингии и к выплате огромной контрибуции в 5 млрд франков, как было описано выше. В дни войны завершилось объединение Германии. Так называемые «оборонительные договоры» Северо-Германского союза с Баденом, Баварией, Вюртембергом и Гессен-Дармштадтом стали правовой основой их вступления в новый союз, преобразованный в 1871 г. в Германскую империю.

18 января 1871 г. в Версальском дворце король Пруссии был провозглашен германским императором под именем Вильгельма I. 16 апреля 1871 г. была принята Конституция Германской империи, которая в значительной мере воспроизвела Конституцию Северо-Германского союза, а также учла договоры с южногерманскими государствами путем ряда конституционных новаций. За этими государствами закреплялись некоторые особые права. Например, Бавария и Вюртемберг сохранили право на такую доходную статью местного бюджета, как налог на водку и пиво, а также на управление почтой и телеграфом. У Баварии оставалась определенная самостоятельность в сфере управления армией и железными дорогами. К тому же в имперскомКомитете по армии и крепостям она занимала постоянное место, в то время как другие его члены назначались императором. Под председательством представителя Баварии действовал имперский Комитет иностранных дел, состоящий кроме нее из уполномоченных от Саксонии и Вюртемберга, а также двух ежегодно избираемых представителей от других государств (п. 8 ст. 8 гл. III «Союзный совет»),

Составители Конституции 1871 г. законодательно закрепили ту же «жесткую» модель федеративно-административного устройства государства, которая была разработана их предшественниками во Франкфуртской конституции. Бундесрату (Союзному совету) и Рейхстагу была передана законодательная власть по вопросам внешней политики, торговли, таможни, установления необходимых для нужд империи налогов, почты, телеграфа, железных дорог, судоходства, армии, флота и др. Весьма характерно, что под надзор империи передавались «определения о прессе и о праве общения (союзов)». При этом Конституцией 1871 г. предписывалось, что «имперские законы имеют преимущество перед законами областными» (ст. 2 гл. II «Имперское законодательство»).[14]

Верхней палатой Империи являлся Союзный совет – бундесрат. количество представителей земель в бундесрате было установлено Конституцией. Бндесрат имел постоянный аппарат, который специализировался в различных областях государственной деятельности. Председателем Союзного совета был по положения канцлер Империи – прусский министр, назначенный прусским королем.

Рейстаг обладал значительно меньшими полномочиями, чем бундесрат. Он избирался сначала на три года, с 1887 г. – на пять лет. Досрочный роспуск мог был произведен простым постановлением Союзного совета.[15]

В гл. III «Союзный совет» были включены положения, закрепляющие организационную структуру весьма своеобразной формы германской федерации, получившей название «союза неравных». Бундесрат, формально призванный стоять на страже интересов субъектов федерации, не соответствовал своему назначению, прежде всего, в силу неравного представительства входящих в федерацию 25 союзных государств (22 монархии и три вольных города). Пруссии как самому крупному по территории, населению, военной мощи и экономическому потенциалу государству было отведено в Бундесрате 17 из 58 мест. Это фактически определило ее господствующее положение в федерации, так как без ее согласия не могло быть изменено ни одно из положений федеральной Конституции, требовавшей для блокирования подобных предложений всего лишь 14 голосов. «Гегемонистская федерация» Германии представляла собой не союзное государство, а по сути дела союз династий. В Бундесрате были представлены не народы субъектов федерации, а представители местных монархов (королей, князей и герцогов).

Особое место Пруссии в Германской империи определялось и тем, что президентство в союзе закреплялось за прусским королем, который носил титул германского императора (кайзера) Он обладал по Конституции обширнейшими полномочиями. Являясь главой исполнительной власти, он назначал должностных лиц империи и прежде всего имперского канцлера. Ему принадлежало право созывать, закрывать и распускать Бундесрат и Рейхстаг, а также право «разработки и публикации» имперских законов и надзора за их исполнением. Ряд важнейших своих полномочий он осуществлял с согласия Бундесрата: объявление войны и мира, заключение договоров, проведение экзекуций в отношении государств, не выполняющих своих союзных обязанностей, и т.д.

Представление о роли императора в конституционном механизме было бы неполным без выяснения положения имперского канцлера (рейхсканцлера), воплощавшего в своем лице правительство империи. Эту должность традиционно занимал министр-президент Пруссии, а в период с 1862 по 1890 г. — бессменно Отто фон Бисмарк, ставший одной из крупнейших политических фигур Германии XIX в. Имперский канцлер был не только единственным имперским министром, но и председателем Бундесрата. При равенстве голосов в верхней палате его голос был решающим, если речь шла о ряде важнейших косвенных налогов, о военных вопросах либо о «сохранении существующих предписаний и установлений», касающихся административных положений, регулирующих исполнение общего законодательства (ст. 37 гл. VI «Таможни и торговля»). Кроме того, если общие расходы империи не покрывались соответствующими налогами и пошлинами, он имел право в целях пополнения федерального бюджета назначать дополнительные взносы с отдельных союзных государств пропорционально численности их населения (ст. 70 гл. XII «Финансы империи»).

Конституция 1871 г. не знала принципа ответственного правительства, ставшего лозунгом либеральной буржуазии, выступавшей против «мнимого конституционализма» Германской империи, за парламентскую монархию по «вестминстерской модели». На исполнительную власть по германской Конституции фактически не возлагалось никакой ответственности. Почти самодержавная власть германского императора должна была сдерживаться лишь правом имперского канцлера на контрасиг-натуру. Но при подписании военных приказов, объявлении войны, заключении мира, в вопросах командования армией и флотом император не был связан контрасигнатурой канцлера. Канцлер также должен был ежегодно представлять Бундесрату и Рейхстагу отчет о расходах (ст. 72 гл. XII), но сместить его с должности мог только император, что фактически превращало министерскую ответственность в фикцию. Бесконтрольность императора и канцлера Германской империи опиралась на значительные конституционные полномочия Бундесрата с его прусским большинством. В Конституции при всей широте императорских полномочий даже не ставился вопрос о вето кайзера в законодательном процессе. В этом для правительства не было необходимости — вето было прерогативой всегда послушного Бундесрата.

Конституция 1871 г. не провозглашала даже формально принципа народного суверенитета, который приходил в полное противоречие с консервативными представлениями правящих кругов (и в определенной мере массового сознания) о государственной власти монарха, воля которого является высшей. От имени императора осуществлялась и исполнительная, и законодательная власть, определялась компетенция государственных учреждений и должностных лиц.

Рейхстаг, создаваемый на основе «всеобщих выборов с тайной подачей голосов», находился под контролем императора. Формально всеобщее избирательное право в действительности не было всеобщим из-за высокого возрастного ценза (25 лет), лишения избирательных прав лиц: пользующихся помощью для бедных; ограниченных в гражданских и политических правах по суду; а также находящихся на службе «нижних чинов» армии и флота и др. Бурные споры при создании Конституции вызвал вопрос о вознаграждении членов Рейхстага. Победила точка зрения Бисмарка, настаивавшего на том, что депутаты не должны получать за свою работу «никакого жалованья или вознаграждения» (ст. 32 гл. V «Рейхстаг»).

Конституционный механизм Германской империи создавался для наиболее эффективного решения под руководством Пруссии сложных внутри- и внешнеполитических задач, главным образом с помощью военной силы. В Конституции 1871 г. нет ни декларации, ни особой главы, посвященной правам и свободам немцев. Вместе с тем самые обширные гл. XI и XIII посвящены уставу о конфликтах и наказаниях и военному делу империи, где, в частности, закреплялась всеобщая воинская повинность (ст. 57 гл. XI) при принадлежности каждого немца, способного носить оружие, в течение семи лет (по общему правилу — с 20 до 28 лет) к составу вооруженных сил (ст. 59 гл. XI), требование немедленного введения по всей империи прусского военного законодательства и подготовки всеобщего имперского военного закона с целью создания единой германской армии, «подчиненной императору, безусловно следующей его приказу» (ст. 64 гл. XI), право императора назначать, увольнять, перемещать всех высших чинов и использовать армию для полицейских целей (ст. 66 гл. XI), объявлять любую союзную территорию на военном положении, если что-либо «угрожает общественной безопасности» (ст. 68 гл. XI) и т. п.

2.3 Политический режим кайзеровской Германии

Сложные и противоречивые социально-экономические процессы на пути исторического развития объединенной Германии в XIX в. непосредственно влияли на частые изменения ее политического режима. Особую роль в этих процессах играл имперский канцлер и министр-президент Пруссии Бисмарк, с именем которого связывается проведение политики, определяемой в исторической литературе такими противоречивыми понятиями, как «революция сверху», «государственный социализм», «реакционный милитаризм», «бонапартизм» и др.

Действительно, в XIX в. была решена главная задача буржуазной революции в Германии — объединение страны, способствовавшее ее бурному экономическому росту, развитию капиталистического предпринимательства, созданию множества акционерных компаний, банков, появлению новых отраслейпромышленности (судостроения, электроники, химической промышленности и проч.). Не случайно последнюю треть XIX в. в Германии называют временем грюндерства (нем. Griinder — основатель, учредитель). Так, например, на основании Закона о банках 1875 г. в стране создается руководимый канцлером Центральный имперский банк, призванный осуществлять контроль над делами частных эмиссионных банков. Он становится мощным рычагом осуществления экономической политики имперского правительства. Вводятся единые таможенные тарифы, система меры и веса, патентное законодательство и т. д. В течение последующих двух-трех десятилетий Германия превращается в одну из самых передовых и индустриально развитых стран мира.[16]

Значительно усиливается политический вес немецкой буржуазии в стране и за рубежом, хотя по-прежнему в административно-бюрократическом аппарате, в дипломатической, военной и иных сферах задает тон консервативное юнкерство, ярким представителем которого был и сам рейхсканцлер.

Для первых лет канцлерства Бисмарка характерно преобладание либеральных методов и средств осуществления государственной власти. В это время не только снимается множество феодальных препон для развития предпринимательства и торговли, но и создается общеимперская партийная система, растут рабочие организации, оппозиционная печать.

Ведущей буржуазной партией, задающей оппозиционный тон деятельности Рейхстага, становится Национально-либеральная партия, под влиянием которой находилась в это время и значительная часть рабочего класса. Слева примыкала к ней мелкобуржуазная Прогрессистская партия, которая в 1884 г. сливается с ее левым крылом и образует Немецкую свободомыслящую партию. Особое место в политической системе занимает разношерстная центристская Католическая партия. Резко настроенная против Пруссии, она преследует партикуля-ристские цели.[17]

Вместе с ростом промышленного пролетариата в 1869 г. возникает и первая Социал-демократическая рабочая партия (СДРП). В 1875 г. в результате объединения СДРП и Всегерманского рабочего союза (эйзенахцев и лассальянцев) формируется реформистская Социалистическая единая партия Германии (СЕПГ), которая по мере достижения своей организационной и политической зрелости становится во главе международного рабочего движения. Социал-демократы избираются в Рейхстаг, их представительство со временем растет.

Исторические силы, которые пришли в действие благодаря объединению страны, были сильнее реакционных устремлении ее правящих кругов и лично Бисмарка, который, неизменно исповедуя принцип великодержавности императора (прусского короля), должен был как с неизбежным злом примириться и с всеобщим избирательным правом и с Рейхстагом, и с активностью в нем политических партий. Идя на союз с либеральной буржуазией, Бисмарк как бы перешагивал через самого себя, чтобы завершить дело объединения страны, ставшее главной исторической задачей «революции сверху».

Ситуация изменяется в 1878 г. с окончанием «либеральной эры» канцлерства Бисмарка. Застой в экономике, рост влияния социалистов, успехи оппозиционных партий на парламентских выборах приводят к реакционному повороту в политике имперского правительства. Бисмарк выдвигает проекты кардинальной финансово-экономической реформы, перехода от свободы торговли (главного требования либеральной буржуазии в сфере экономики) к протекционизму и усилению государственного вмешательства в экономику и другие сферы общественной жизни, пресечения с помощью репрессивного законодательства деятельности социалистов. В это время фактически решается вопрос об установлении в сфере экономики и политики «твердой руки» рейхсканцлера. Все, кто выступал против нового курса правительства Бисмарка, объявлялись противниками подъема экономики, роста занятости в промышленности, сторонниками «безумных идей» социал-демократов, «ведущих народ к бунту, крови и насилию».

Поводом для начала наступления на социал-демократов стали два безосновательно инкриминируемых им покушения на германского императора Вильгельма I в 1871 и 1878 гг. Бисмарк назвал в печати социалистов «бандой убийц». В 1871 г. после первого покушения он распустил Рейхстаг и начал массированную атаку против инакомыслия. В 1878 г., угрожая очередным роспуском и манипулируя общественным мнением с помощью мифа «о красном призраке», а также обвинений социалистов в покушении на собственность, в подрыве веры в Бога и проч., он добивается принятия ранее отклоненного Рейхстагом Закона против общественно опасных стремлений социал-демократов, названного впоследствии «исключительным законом против социалистов».

Закон 1878 г. запретил все организации, «имеющие целью посредством социал-демократических, социалистических и коммунистических стремлений свергнуть существующий государственный и общественный строй», что было широко использовано против профсоюзов, для разгона рабочих касс взаимопомощи и иных рабочих организаций. Запрещались также собрания и печатные издания, пропагандирующие «подобные стремления», сбор средств с этой целью и т. п. Фактически запрещалось распространение всяких социалистических идей. Нарушение предписаний Закона 1878 г. угрожало денежным штрафом, тюремным заключением, запрещением заниматься определенными видами деятельности и т. д. Полиции и местным властям по их усмотрению предоставлялось право запрещать собрания и распространение политической литературы, объявлять «малое осадное положение» и высылать лиц, «опасных для общественной безопасности», из мест их «вредной деятельности». На основании этих полномочий в 1878 г. было введено «малое осадное положение» в Берлине, в 1880 г. — в Гамбурге, в 1881 г. — в Лейпциге, что дало правительству право выслать из этих центров влияния социал-демократии 500 видных ее представителей. СЕПГ фактически была распущена, но ее фракция в Рейхстаге оставалась действующей. 1881 год был определен как год окончания действия Закона 1878 г., но под жестким нажимом канцлера Рейхстаг продлил его срок.[18]

Неэффективность репрессивных мер против социалистов проявилась сразу же после принятия этого исключительного закона. Чтобы лишить социал-демократов опоры в массах, Бисмарк вслед за продлением действия этого закона учредил фабричную инспекцию, надзирающую за условиями труда, продолжительностью рабочего дня и проч. Он также провел беспрецедентную по тем временам акцию путем введения в действие целого пакета тщательно разработанных законов 1883 г. о социальном страховании на случай болезни, старости и инвалидности и закона 1884 г. о страховании при несчастных случаях, что и явилось одним из ярких примеров неизменно проводимой им политики социального маневрирования («бонапартизма»). Действие Закона 1878 г. распространялось, однако, лишь на часть рабочих, за счет которых и проводилось само страхование. Это послужило основанием его резкой критики в Рейхстаге представителем социал-демократии А. Бебелем.

В конце 80-х гг., однако, проявилась со всей очевидностью бесперспективность управления общественной и политической жизнью Германии с помощью репрессивных законов и непоследовательных уступок рабочему движению. 1889—1890 гг. стали рекордными по количеству рабочих забастовок (более 1100), принимающих все более массовый характер. Социальная политика Бисмарка зашла в тупик.

Вильгельм II (1888—1918), претендуя на роль «народного монарха» и «творца новой социальной политики», связывая рост забастовочного движения с «отсутствием заботы о рабочих со стороны большинства промышленников», вопреки сопротивлению Бисмарка, отменил в 1890 г. «исключительный закон против социалистов», что стало непосредственной причиной отставки «железного канцлера» и последующей очередной либерализации политического режима. Законом 1899 г. были отменены также ограничения для всякого рода союзов, не выходящих за пределы империи, постановления отдельных германских государств, запрещающие вступление в союзы рабочих, в том числе и в избирательные союзы. С деятельностью Вильгельма II был связан и ряд так называемых «фабричных законов», запретивших труд детей до 13 лет, сокративших рабочий день для подростков и женщин, установивших обязательный еженедельный день отдыха и др. В деятельности германской социал-демократии после 1890 г. наступает важный этап борьбы в Рейхстаге за утверждение принципов социальной справедливости при разработке Германского гражданского уложения, принятого в 1896 г.

При всех сменах методов и средств осуществления внутригосударственной политики неизменным, однако, оставался внешнеполитический агрессивный курс полуабсолютистского государства Германии, ставший прямым следствием объединения страны «железом и кровью» под гегемонией Пруссии. «Рожденная в войнах нечестивая Германская империя прусской нации, — писал великий немецкий писатель Т. Манн, — могла быть только милитаристским государством. Таковым оно и жило, занозой в теле человечества».

Прусско-германский милитаризм создал в Европе тот тип международных отношений, который вошел в историю XIX — начала XX в. под именем «вооруженного мира», сущностью которого стала систематическая подготовка к локальным войнам, а затем и к мировой войне. Германское правительство неуклонно готовилось к ней, создавая самую крупную агрессивную армию за счет увеличивающихся военных ассигнований. Это приводило к прямым нарушениям Конституции, сопровождаемым парламентскими кризисами. Такой кризис, например, разразился в начале 70-х гг., когда Рейхстаг, отклонив закон о «вечных», не вотируемых расходах на содержание армии, принял компромиссный закон 1874 г. о семилетнем сроке своего невмешательства в эту спорную сферу («правило септената») и тем самым лишил себя в значительной мере права финансового контроля над правительством. В 1900 г, этот закон был продлен еще на семь лет.[19]

Заключение

Буржуазные революции XVII-XIX вв. привели к кардинальным изменениям в области социально-экономических и политических отношений, к образованию конституционализма и права нового типа, которое способствовало развитию капитализма. Буржуазное право возникло как логическое и фактическое продолжение существовавших ранее систем рабовладельческого и феодального права. Оно, так же как и предшествующее право, функционировало в обществе, построенном на частной собственности, имущественном неравенстве и социальных противоречиях. Отрицание феодального права в ходе буржуазных революций и в последующие периоды происходило главным образом в той его части, которая противоречила экономическим и политическим интересам буржуазии. При конструировании нового правового порядка буржуазия смогла сохранить не только многие дореволюционные правовые нормы, но и целый ряд правовых принципов и институтов, форм и методов правового регулирования, которые давно уже были испытаны временем.

Германская буржуазия вела борьбу за создание единого немецкого национально – буржуазного государства в форме конституционной монархии. Левые радикалы призывали население к уничтожению сословных различий, улучшению материального положения беднейших слоев населения, провозглашению республики. Руководители прусской буржуазии предлагали вместо абсолютной монархии парламентскую.

Либеральная буржуазия сумела организовать и повести за собой дворянское большинство ландтага. Революция закончилась, но не решила стоящих перед ней проблем. Господствующие круги Германии пошли на проведение социально – демократических преобразований, способствующих развитию капитализма.


Список литературы

1) Арбузкин А.М. Конституционное право зарубежных стран: Учебник – М.: Юристъ, 2005 г., 255 – 267

2) Бисмарк О. Мысли и воспоминания. Под ред. А.С. Ерусалимского. Т.1-2. М.,1940.

3) Глазова Е.В., Терехова Л.Н. История государства и права зарубежных стран. СПб.:Питер, 2007

4) Жидков О.А. Избранные труды / Отв. ред. Г. И. Муромцев, Е. Н. Трикоз. 2006. 608

5) История государства и права зарубежных стран.: Учебник. Том II – 3-е издание/под. Ред. Д.ю.н. проф. Н.А. Крашенникова. – М.: Норма, 2005 г.

6) История государства и права зарубежных стран: Учебник. Под ред. К.ю.н. доцента М.М.Борисевича. – М.:Юриспруденция, 2001 г.

7) Комаров С.А. Общая теория государства и права: Курс лекций. Изд. 2-е. – М., 1995. – Лекц. 21.

8) Невинский В.В. Вводная статья к Основному закону ФРГ. Конституции государств Европейского Союза / Под ред. Л.А. Окунькова. М., 1997. С. 172

9) Савельев В.А. Германское гражданское уложение. Учебное пособие. М., 1983. 61 с

10) Статистические данные: Страны и регионы. 2000.

11) Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. М., 1995.


Приложение

Хронологическая таблица. Государство и право Германии[20]

1806 г.

«Рейнский союз» - образовался после захвата Францией Германии и ликвидации «Священной римской империи германской нации»; в состав Р.С. вошло 16 монархий под протекторатом Франции.

1814-1815 гг.

Венский конгресс - съезд государств - победителей Франции.

1814 г.

Прусский закон об обязательной воинской повинности.

1815 г.

«Германский союз» в виде конфедерации 35 германских государств под эгидой Пруссии, получивший законодательное закрепление в «Союзном акте».

1848 г.

Буржуазная революция в Германии.

1850 г.

Конституция Пруссии.

1866 г.

«Северо-Германский союз» германских государств, получивший правовое оформление в Конституции Северо-Германского союза 1867 г.

1871 г.

Образование Германской империи, закрепленное Конституцией империи 1871 г.

1874 г., 1888 г.

Германские законы о всеобщей воинской повинности.

1890 г.

Германское гражданское уложение.


[1] История государства и права зарубежных стран. Учебник для вузов / Под общ. ред. Н.А. Крашенинниковой и О.А. Жидкова. Ч. 2. 2-е изд. М., 1999. С. 124.

[2] Невинский В.В. Вводная статья к Основному закону ФРГ. Конституции государств Европейского Союза / Под ред. Л.А. Окунькова. М., 1997. С. 172.

[3] Глазова Е.В., Терехова Л.Н. История государства и права зарубежных стран. СПб.:Питер, 2007, 110-111

[4] Невинский В.В. Вводная статья к Основному закону ФРГ. Конституции государств Европейского Союза / Под ред. Л.А. Окунькова. М., 1997. С. 172.

[5] История государства и права зарубежных стран: Учебник. Под ред. К.ю.н. доцента М.М.Борисевича. – М.:Юриспруденция, 2001 г.

[6] История государства и права зарубежных стран: Учебник. Под ред. К.ю.н. доцента М.М.Борисевича. – М.:Юриспруденция, 2001 г.

[7] Статистические данные приводятся по: Страны и регионы. 2000. Статистический справочник Всемирного банка. М., 2001

[8] Жидков О.А. Избранные труды / Отв. ред. Г. И. Муромцев, Е. Н. Трикоз. 2006

[9] Комаров С.А. Общая теория государства и права: Курс лекций. Изд. 2-е. – М., 1995. – Лекц. 21

[10] Невинский В.В. Вводная статья к Основному закону ФРГ. Конституции государств Европейского Союза / Под ред. Л.А. Окунькова. М., 1997.

[11] История государства и права зарубежных стран.: Учебник. Том II – 3-е издание/под. Ред. Д.ю.н. проф. Н.А. Крашенникова. – М.: Норма, 2005 г. – 240-267

[12] Глазова Е.В., Терехова Л.Н. История государства и права зарубежных стран. СПб.:Питер, 2007, 110-111

[13] История государства и права зарубежных стран.: Учебник. Том II – 3-е издание/под. Ред. Д.ю.н. проф. Н.А. Крашенникова. – М.: Норма, 2005 г. – 240-267

[14] Арбузкин А.М. Конституционное право зарубежных стран: Учебник – М.: Юристъ, 2005 г., 249-251

[15] Глазова Е.В., Терехова Л.Н. История государства и права зарубежных стран. СПб.:Питер, 2007, 111

[16] Арбузкин А.М. Конституционное право зарубежных стран: Учебник – М.: Юристъ, 2005 г., 255 – 267

[17] Глазова Е.В., Терехова Л.Н. История государства и права зарубежных стран. СПб.:Питер, 2007, 108-109

[18] Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. М., 1995.

[19] Арбузкин А.М. Конституционное право зарубежных стран: Учебник – М.: Юристъ, 2005 г., 249-267

[20] История государства и права зарубежных стран: Учебник. Под ред. К.ю.н. доцента М.М.Борисевича. – М.:Юриспруденция, 2001 г., 266

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему