регистрация / вход

Криминалистическая диагностика 3

Криминалистическая диагностика Впервые понятие криминалистической диагностики ввел в начале 70-х годов В.А.Снетков . Термин «диагностика» греческого происхождения, что означает способный распознать, распознание - учение о методах распознавания болезней и о признаках, характеризующих те или иные заболевания.

Криминалистическая диагностика

Впервые понятие криминалистической диагностики ввел в начале 70-х годов В.А.Снетков[1] . Термин «диагностика» греческого происхождения, что означает способный распознать, распознание - учение о методах распознавания болезней и о признаках, характеризующих те или иные заболевания. В широком смысле этого слова процесс распознавания используется во всех отраслях науки и техники, является одним из элементов познания материи, то есть позволяет определять природу явлений, веществ, материалов и конкретных предметов. С философской и логической точек зрения термин «диагностика» правомерно можно использовать в любых отраслях науки.

Сущность криминалистической диагностики может быть определена как учение о закономерностях распознавания криминалистических объектов по их признакам (пола человека по почерку, дистанции выстрела по следам применения огнестрельного оружия, роста человека по следам ног, возраста записей по свойствам штрихов, группы крови по смазанным потожировым следам, типа огнестрельного оружия по следам на гильзах, вида одежды по составу и свойствам единичных волокон и т.д.).

Криминалистическая диагностика распознает состояние объектов, познает события, явления, процессы. Так, по следам ног можно не только идентифицировать человека, но и судить о направленности его движе­ния, приблизительной скорости, о факте перетаскивания тяжести, о передвижении в темноте. По следам взлома судят не только об исполь­зованном орудии, но и о способе взлома, о навыках лица, его физичес­кой силе, затраченном времени и т. п.

Слово "диагностика" греческого происхождения и означает "распо­знавание", "различение", "определение". Каждый из этих терминов, не являющихся синонимами, способен охарактеризовать один из аспектов этого сложного процесса. Распознать— значит установить некое подобие уже известному. В криминалистике это установление сходства изучае­мой ситуаций с некоторой типовой моделью (типичной ситуацией). Разли­чить — значит дифференцировать, отделить эту ситуацию от других ей подобных. В медицине, например, есть понятие дифференциальной ди­агностики, когда типовая форма устанавливаемого заболевания отграни­чивается от иных форм, обладающих сходными симптомами. И наконец, определить (заключительный этап диагностирования) — значит через сходство с типовой моделью, различение исследованного выявить инди­видуально-конкретное, присущее данной исследуемой ситуации.

С учетом этого общая задача криминалистической диагностики трак­туется как установление (определение, раскрытие) объективной истины путем изучения и объяснения свойств и состояний объекта (явления). Следовательно, диагностика может быть определена как процесс позна­ния, в основе которого лежит определение события (явления, факта) по его результатам. Являясь одним из методов в сложной системе су­дебного доказывания, диагностика полностью согласуется с его общими принципами установления истины. С познавательной стороны судебное доказывание расценивается как мысленная реконструкция прошлых со­бытий, в ходе которой преобладают выводы так называемого обратного направления: от явления — к его сущности, от следствия — к его причи­не, от отображения — к анализу свойств и состояния отображенного объекта. Методологической основой процесса такого познания является теория отражения.

Криминальная ситуация как объект доказывания обладает в инфор­мационном плане следующими чертами[2] :

а) ретроспективностью, ибо познаваемое событие уже произошло;

б) уникальностью, т. е. неповторимостью, определяемой сочетанием условий и обстоятельств данной ситуации;

в) отображаемостью в материальных и идеальных формах, т. е. вещ­ной (вещественной) обстановке события и в сознании людей (участни­ков, свидетелей, потерпевших).

Рассматривая событийную ситуацию как определенную систему, в ней можно условно выделить две большие группы подлежащих уста­новлению фактов:

относящихся к относительно стабильным компонентам ситуации. Это - участники события, орудия преступления, иные предметы, средства сокрытия следов преступления;

относящихся к изменчивым компонентам ситуации. Сюда относятся состояние объектов, условия места и времени, механизм взаимодей­ствия субъектов, предметов.

В соответствии с этим и информацию о рассматриваемых фактах можно разделить на два вида: об относительно стабильных материаль­ных объектах, причастных к преступлению, и об изменчивых ситуатив­ных условиях, также связанных происшедшим событием. Если для его реконструкции необходима информация о тождестве конкретных объектов, то решаются идентификационные задачи (отождествление объекта по его следам, установление частей по единому целому, установление общего источника происхождения и т. п.). Если предметом изучения при реконструкции является установление конкретных ситуационных фак­торов (условия, в которых находились и взаимодействовали объекты первого вида, характер их взаимодействия, причина наблюдаемых по­следствий), то на первый план выходит решение диагностических за­дач.

В наиболее общем виде задачи криминалистической диагностики могут быть классифицированы следующим образом[3] :

а) установление пространственной структуры обстановки преступ­ного события (где, в какой обстановке произошло преступление, како­во точное место столкновения транспортных средств (ТС), какие из имеющихся следов относятся к совершенному преступлению и т. п.);

б) установление механизма отдельных этапов (стадий) события (на­правление и характер взлома преграды, взаимное положение ТС в мо­мент столкновения, способ изготовления фальшивых денежных знаков и т. п.);

в) определение вещественной структуры обстановки места проис­шествия (каковы свойства и состояние объектов этой обстановки, в ка­кой мере они могли обусловить механизм преступления, выбор орудия преступления, оставить следы на преступнике и его одежде, обеспе­чить скрытность преступления и т. п.);

г) установление временных характеристик преступного события (ког­да оно произошло, сколько времени могло потребоваться для его совер­шения, в какой последовательности совершались действия, какие сле­ды возникли раньше, а какие позже и т. п.);

д) определение свойств действовавших объектов (лиц, орудий, ТС), их количества, характера функционирования (сколько было участников преступления; обладало ли лицо, совершившее взлом, профессиональ­ными навыками, какое оборудование и навыки были применены при изготовлении огнестрельного оружия или взрывного устройства; исправно ли ТС, и если нет, то в какой связи неисправность находится с дорож­но-транспортным происшествием (ДТП) и т. п.);

е) ретроспективное исследование причинно-следственных связей (ка­кова причина пожара, что могло явиться причиной выстрела без нажатия на спусковой крючок, имеется ли причинная связь между опреде­ленными действиями и наступившими последствиями* могла ли быть причиной ДТП техническая неисправность, установленная при экспер­тизе ТС, и т. п.);

ж) прогнозирование действия причинно-следственных связей (какие последствия могли наступить в результате действий определенного лица, какие повреждения должны были остаться на скрывшемся ТС в результа­те ДТП и т. п.);

з) установление в целом механизма преступного события. Эта зада­ча представляет собой интеграционное диагностирование многих из при­веденных выше факторов, являясь по сути своей ситуационным анали­зом всего события как системы действий. Для ее решения необходимо изучить и использовать все виды информации: личностной — об участ­никах события; вещной — о предметах отражаемых и отражающих; опера­ционной — о механизме действий, их условиях, обстоятельствах;

и) установление соответствия ситуации, излагаемой участником про­цесса (обвиняемым, потерпевшим), тому механизму происшествия, ко­торый может быть определен по следам и иным вещественным доказа­тельствам;

к) установление криминогенных факторов, составляющих элементы причин и условий преступного события (какие обстоятельства способство­вали или могли способствовать его совершению; в какой обстановке может произойти аналогичное преступление; обеспечивает ли конструкция замка его надежность, может ли он быть открыт подобранным ключом, отмыч­кой; какие несовершенства документов способствуют их подделке и др.).

Из приведенного перечня видно, что при всем своем многообразии диагностические задачи касаются изучения трех категорий свойств и ус­ловий: внутренних (свойства и состояние объекта); внешних, обстановоч­ных (время, место, функционирование объектов); механизма возникнове­ния и развития процессов (взаимодействия объектов между собой и т. п.).

С учетом изложенного предмет криминалистической диагностики можно определить как исследование свойств и состояния объекта (си­туации) с целью установления происшедших в нем изменений, опреде­ление причины этих изменений и ее связи с совершенным преступлением.

При наличии общей цели идентификации и диагностики — установ­ление фактов, свидетельствующих о происшедшем событии преступле­ния, — имеется немало различий в сущности решаемых при этом задач. В первом случае это установление индивидуальности объекта, во вто­ром — определение конкретного ситуативного условия события. Оба про­цесса тесно связаны между собой. Так, определение условий следообразования всегда сопутствует отождествлению объекта по его следу-отобра­жению. В свою очередь, при диагностическом установлении механизма следообразования всегда учитываются свойства и состояние следообразующего объекта. Однако решение задач обеих групп не составляет единого целого. Они могут чередоваться, перемежаться, но могут решаться и по отдельности. Например, при экспертном анализе следов взлома чередо­вание задач и их взаимосвязь будут выглядеть следующим образом: оп­ределение направленности взлома (диагностическая задача) — определе­ние вида использованных орудий взлома (классификационно-диагности­ческая) — установление свойств субъекта: сила, рост, навыки (диагностическая) — установление групповых свойств примененного орудия взло­ма (идентификационная) — пригодность следов для отождествления (ди­агностическая) — отождествление орудия по следам (идентификацион­ная задача). Главное заключается в том, что эти задачи не должны про­тивопоставляться и отрываться одна от другой.

Установление групповой принадлежности

Установление групповой принадлежности в криминалистике это прежде всего исследование, в результате которого объект относится к определенной группе уже известных объектов. При этом (по аналогии с идентификацией) различают устанавливаемые и устанавливающие образцы[4] .

Если при идентификации происходит установление одного конкретного объекта из множества ему подобных объектов, то при установлении групповой принадлежности определяется группа (вид, род), к которой относится данный объект.

Установление групповой принадлежности осуществляется в основном по общим (групповым) признакам. С увеличением количества признаков сужается круг объектов, входящих в эту группу (например, пятно на одежде преступника оставлено кровью, кровь человеческая, относится к такой-то группе, происхождение ее от такого-то места и т.д.).

Установление групповой принадлежности имеет место и в процессе идентификации, являясь ее первой ступенью, служащей для сужения круга объектов, среди которых должен находиться данный объект.

К установлению групповой принадлежности прибегают и в тех случаях, когда:

1. Признаки, отобразившиеся на идентифицируемом объекте недостаточны для решения вопроса о тождестве (отобразились только групповые признаки, например, следы обуви на рассыпчатом грунте).

2. Идентифицируемый объект претерпел изменения в степени, исключающей отождествление (например, обувь, которой оставлен след на месте происшествия, после этого длительное время носилась преступником, и ее признаки, которые отобразились на следе, изменились или исчезли вовсе).

3. Механизм образования следов таков, что не отображаются в них признаки, индивидуализирующие конкретный объект (например, следы распила, образованные напильником, зубьями пилы и др.);

4. Когда есть только идентифицирующий, следствие располагает идентифицирующим объектом (следом), но неизвестен или не найден объект, тождество которого предстоит установить.

5. Когда объекты не обладают способностью отобразиться на других объектах, как не имеющие устойчивой внешней формы. Это чаще всего сыпучие и жидкие вещества. А иногда могут быть и твердые тела.

6. Когда определение групповой принадлежности удовлетворяет задачи расследования (например, определение однородности дроби, обнаруженной на месте происшествия и изъятой у подозреваемого).

Групповая принадлежность устанавливается для[5] :

1. Определения природы неизвестного вещества. Вопрос решается с помощью химических, биологических и других методов исследования, когда следствие интересует, например, каким веществом образовано пятно на одежде подозреваемого, или, что за жидкость находится во флаконе, обнаруженном на месте происшествия.

2. Определения сущности и значения предмета. В этом случае проводятся криминалистические, технические и другие исследования с целью решения вопросов как, является ли данный предмет огнестрельным оружием, пригодно ли данное приспособление для изготовления самогона и т.д.

3. Отнесение объекта к определенной группе, к массе веществ. При этом проводятся различные исследования для определения, например, однородности объектов, обнаруженных на месте происшествия и изъятых у подозреваемого.

4. Выяснение источника происхождения или способа изготовления объекта (например, фальшивых денег).

Групповая принадлежность объекта может быть установлена следователем, судом, оперативным работником как в процессуальной, так и внепроцессуальной форме, экспертом только в процессуальной форме, а специалистом - только в непроцессуальной форме.

Виды установления групповой принадлежности аналогичны видам криминалистической идентификации.


[1] Сивлевский В. А. Экспертная криминалистическая диагностика. Владивосток ДВГУ Учебно-методическое пособие по криминалистике. 1984;

[2] Корухов Ю. Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступле­ний. -М, 1998.

[3] Криминалистика./ Под ред. проф. Филиппова А.Г. - Спарк, 2000 г.

[4] «Криминалистика» под ред. Р.С.Белкина, М., ЮЛ, 1986.

[5] «Криминалистика» под ред. И.Р.Пантелеева, Н.Н.Селиванова, М., ЮЛ, 1988.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий