регистрация / вход

Злоупотребление управомоченным лицом правом на защиту

Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО «Удмуртский Государственный Университет» Институт права, социального управления и безопасности Кафедра гражданского права

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО «Удмуртский Государственный Университет»

Институт права, социального управления и безопасности

Кафедра гражданского права

Курсовая работа

Тема: «Злоупотребление управомоченным лицом правом на защиту»

Выполнил студент:

дневной формы обучения группы 12-22

Рыкованова Ксения Сергеевна

Научный руководитель:

Ижевск

2009 г.

Содержание

Введение

Глава 1. Злоупотребление правом в теории российского права

1.1. Проблема злоупотребления правом в российском законодательстве

1.2. Пределы осуществления гражданских прав

1.3. Понятие злоупотребления правом

Глава 2. Пределы осуществления управомоченным лицом права на защиту

2.1.Право на защиту в гражданском праве

2.2. Пределы самозащиты гражданских прав

2.3. Пределы применения управомоченным лицом правоохранительных мер оперативного характера

2.4. Пределы осуществления управомоченным лицом требования о защите права, обращенного к компетентным государственным или общественным органам

Заключение

Список использованной литературы и нормативных правовых актов

Введение

Проблема злоупотребления правом является одной из актуальных. Об этом свидетельствуют примеры из арбитражно-судебной практики, а также многочисленные работы, посвященные рассмотрению данного вопроса.

Таким образом, говорить о том, что данный вопрос не исследован должным образом – не приходиться.

Вместе с тем, в современной науке отечественного гражданского права нет единообразия в понимании сущности и правовой природы запрета злоупотребления субъективным гражданским правом.

Предметом данной работы являются: сведения российских источников по истории института запрета злоупотребления правом, а также теоретические воззрения российских и зарубежных учёных по различным вопросам злоупотребления правом; нормы российского гражданского права; гражданско-правовые отношения, образующиеся в результате урегулирования общественных отношений нормами, составляющими институт злоупотребления правом. При этом более подробно здесь рассматривается проблема злоупотребления управомоченным лицом правом на защиту.

Основная цель исследования: выявить правовую природу института злоупотребления субъективным гражданским правом.

Глава 1. Злоупотребление правом в теории российского права

1.1. Проблема злоупотребления правом в российском законодательстве

В дореволюционной российской юриспруденции законодательство не знало норм, запрещающих злоупотребление правом. В.П. Доманжо, исследовавший проблему злоупотребления правом, писал, что в законе «нет правила, чтобы лицо, действовавшее по праву, законом ему предоставленному, могло подвергаться за деяние свое какой бы то ни было ответственности». Впервые четкое выражение понятия «злоупотребление правом» было обнаружено в решении Сената 1902 г., в котором записано: «Никто не свободен пользоваться его правом. Положить точно определенную грань между свободой пользоваться своим правом и обязанностью уважать право соседа теоретически нельзя; грань эта в каждом спорном случае должна быть определена судом».

Для права советского периода характерен принцип «Дозволено разрешенное законом», исключавший злоупотребление правом. Любое лицо, имея право, не имело возможности им злоупотребить, потому что малейшее отступление от условий осуществления права расценивалось как использование права не по назначению (ст.1 ГК РСФСР 1922г.). Существовала идеологическая установка: «Злоупотребление правом есть использование субъективного права в противоречии с его социальным назначением, влекущее за собой нарушение охраняемых законом общественных и государственных интересов или интересов другого лица».

В ныне действующем российском праве преобладает частно - правовой метод дозволительного регулирования, который заключается в том, что если действие специально не запрещено, то оно разрешено. Любое лицо вправе совершать любые действия, за исключением тех, в отношении которых установлен прямой запрет в законе. Между тем принцип «дозволено все, что не запрещено законом» допускает злоупотребление правом. Согласно ч.1 ст.10 Гражданского кодекса РФ: «Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах». Статья устанавливает границы (пределы) осуществления гражданских прав, запрещая определенное поведение. Она предусматривает общий ограничитель усмотрения субъектов гражданских прав при осуществлении ими своих прав и распоряжении правами: нельзя злоупотреблять своими правами, если это ведет к нарушению прав и интересов других лиц.


1.2. Пределы осуществления гражданских прав

Впервые понятие пределов осуществления права было сформулировано в ст.4 французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г., в которой указано: «Свобода состоит в возможности делать все, что не наносит вреда другому; таким образом, осуществление естественных прав каждого человека ограниченно лишь теми пределами, которые обеспечивают другим членам общества пользоваться теми же правами. Пределы эти могут быть определены только законом».

Свобода осуществления гражданских прав не может быть безграничной, она ограничивается интересами других лиц – физических и юридических, а также интересами общества.

Пределы осуществления субъективных гражданских прав - это законодательно очерченные границы деятельности управомоченных лиц по реализации возможностей, составляющих содержание данных прав.[1]

Пределы осуществления субъективных гражданских прав могут определяться правилами о недопустимости или допустимости тех или иных способов осуществления, недопустимости нарушения формы и процедуры осуществления субъективных гражданских прав, а также запретами использовать права для достижения социально вредных целей. Границы осуществления субъективных гражданских прав выражаются и в том, что управомоченным лицам предоставляются строго определенные формы и средства защиты своих прав. И главным средством установления пределов осуществления субъективных гражданских прав являются законодательные запреты на общественно вредные способы, средства и цели осуществления этих прав. Благодаря этим запретам становится ясным социальное назначение, цели того или иного субъективного гражданского права.

Пределы могут иметь как объективный, так и субъективный характер. Объективные пределы очерчиваются действующим законодательством (объективным правом), субъективные – определяются самим субъектом права.

О.П. Колесников в своей работе «Пределы субъективных гражданских прав» выделяет два вида пределов: абсолютно-определенные пределы и относительно-определенные пределы субъективного права. Абсолютно-определенные пределы установлены четким указанием в законе на те критерии, которые очерчивают меру свободы субъекта в рамках предоставленного ему субъективного права и указывают момент приобретения и утраты субъективного права. А относительно-определенные пределы, которые главным образом касаются процесса осуществления субъективного права, регламентируют возможность субъекта использовать предоставленное ему право по своему усмотрению, учитывая лишь достаточно размытые ориентиры.

По мнению В.П. Грибанова, пределы осуществления гражданских прав устанавливаются в гражданском законодательстве субъектными границами (определяемыми рамками дееспособности), временными границами (определяемыми сроками осуществления права), требованием осуществлять субъективные гражданские права в соответствии с их назначением, регламентацией способов осуществления права, предоставленными лицу средствами принудительного осуществления или защиты принадлежащего ему субъективного права.


1.3. Понятие злоупотребления правом

Рассмотрим подробнее п.1 ст.10 ГК РФ:

Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В данной статье предусматриваются 4 вида злоупотребления правом:

1) злоупотребление правом с прямым умыслом нанести ущерб интересам других лиц;

2) злоупотребление правом, хотя и не имеющее такой цели, но объективно причиняющее вред другим лицам;

3) злоупотребление доминирующим положением на рынке и ограничение конкуренции;

4) недобросовестная конкуренция и реклама.

Возможны и иные формы злоупотребления.

Первый из названных видов злоупотребления, так называемая «шикана», выделен по цели использования права. Классический пример «шиканы» — постройка гражданином забора с единственной целью: преградить соседу близкий путь к его участку. «Шикана» — действия, совершаемые с исключительной целью причинить вред другому лицу, но не злоупотребление правом вообще, поскольку оно гораздо шире этого понятия.

При втором из отмеченных видов злоупотребления правом прямого умысла ущемить интересы других лиц нет, однако поведение лица объективно вызывает такой результат. Например, строительство одного дома вблизи другого, ведущее к затемнению его окон.

Вопрос о том, что следует понимать под злоупотреблением правом остается дискуссионным. Можно выделить несколько подходов к определению этого понятия.

Согласно теории «пределов осуществления гражданских прав» (В. П. Грибанов), злоупотребление правом — это «особый тип гражданского правонарушения, совершаемый управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения». Сильные стороны данной теории: злоупотребление правом может быть допущено только лицом, имеющим данное право; злоупотребление правом имеет место только при осуществлении права; злоупотребление правом — это использование права «во зло».

Теория «целевых прав-обязанностей» (В. И. Емельянов) рассматривает злоупотребление правом как нарушение управомоченным лицом установленной законом или договором обязанности осуществлять субъективное гражданское право в интересах другого лица в непредвидимых условиях. Но с данным подходом можно не согласиться в том, что злоупотребление правом не может состоять в неисполнении обязанности; в ином случае его невозможно отграничить от правонарушения.

По мнению сторонников теории «легальной видимости» (С.Г.Зайцева, А.И. Муранов, М.Н. Малеина), злоупотребление правом имеет место в ситуации, когда не происходит видимого нарушения определённых предписаний нормативных правовых актов, однако происходит нарушение принципов права, страдает юридически признанная свобода других лиц; злоупотребление правом — это попытка представления при помощи любых способов и форм действий, неправомерных с точки зрения объективного права, в качестве правомерных.

Есть мнение, что злоупотребление субъективным гражданским правом — это осуществление принадлежащего управомоченному лицу права в противоречии с имеющимся у данного лица признанным законом интересом в его осуществлении. Последователей данной теории («теории интереса») множество: Ю.С. Гамбаров, И.А. Покровский, Л. Эннекцерус, В.М. Пашин, Н.С. Малеин, А.Я. Курбатов, Л.А. Бирюкова, М.И. Брагинский, В.И. Крусс и другие. По их мнению, злоупотребление возможно только при осуществлении права, как волевого действия, направленного на реализацию интереса. Совершение управомоченным субъектом действий по осуществлению права в своём интересе отвечает интересам общества. Осуществление права в отсутствии интереса есть социальное зло, против которого направлен запрет злоупотребления правом. Если субъект осуществляет право при отсутствии или в противоречии с имеющимся у него интересом, то государство в публичных интересах вправе ставить пределы такому правоосуществлению с помощью запрета злоупотребления правом.

Несмотря на такое количество подходов к рассматриваемому понятию, термин “злоупотребление правом” в его буквальном понимании означает употребление права во зло; это неразумное, недоброе, неумеренное использование права. Злоупотребление правом неразрывно связано с осуществлением лицом принадлежащего ему права и возможно только тогда, когда правопользователь обладает определенным субъективным правом; если действия лица не опираются на такое право, то невозможно говорить и о злоупотреблении правом. [2]

Внутри содержания субъективного права человек свободен в своем выборе и волен поступать так, как считает нужным, потому что нельзя исключать элемента саморегуляции поведения в рамках той свободы, которую предоставляет то или иное право. Злоупотребление правом имеет место тогда, когда данное право используется во вред другим субъектам права; оно связано с осуществлением права, с его реализацией в конкретных случаях. Злоупотребление правом можно определить как использование управомоченным лицом форм поведения, умаляющих права других лиц в рамках дозволенного общего типа поведения; оно заключается в действиях, не выходящих за границы содержания субъективного права, задевающих при этом права, свободы и интересы иных субъектов права или балансирующих на грани этого.[3]

Конкретные случаи злоупотребления правом прямо предусмотрены законом. Нормы, регламентирующие отдельные виды злоупотребления правом, предусматривают достаточно ясные и четкие критерии их применения. Отнесение всех этих видов правонарушений к одному типу - злоупотреблению правом - ни в какой мере не освобождает юрисдикционные органы от точного и неуклонного применения на практике предусмотренных законом конкретных составов этих правонарушений.

Злоупотребление правом весьма характерно для вещных отношений. Кроме того, одним из наиболее распространенных случаев является злоупотребление обвиняемыми своими правами. Многочисленны факты злоупотребления правом в отношениях по найму труда со стороны работодателей, манипулирующих своими полномочиями, в частности злоупотребление правом управления обществами и товариществами, а также компаниями со смешанным капиталом. К злоупотреблению правом следует отнести демонстрацию собственной свободы в общественном месте, что является не только вызовом окружающим, но и ущемлением их свободы, с попранием их прав. Сюда же можно отнести примеры неосуществления права, когда это затрагивает интересы других: намеренная неявка одной из сторон в суд, равно как неназначение своего представителя или непредставление своих доводов. Неосуществление полномочий, как правило, считается юридически безразличным фактом, однако здесь злоупотребление выразилось именно в полном неиспользовании стороной своих прав.


Глава 2. Пределы осуществления управомоченным лицом права на защиту

2.1. Право на защиту в гражданском праве

Всякое право, в том числе и любое субъективное гражданское право, имеет для субъекта реальное значение, если оно может быть защищено как действиями самого управомоченного субъекта, так и действиями государственных и иных уполномоченных органов.

Право на защиту является элементом-правомочием, входящим в содержание всякого субъективного гражданского права. Поэтому субъективное право на защиту - это юридически закрепленная возможность управомоченного лица использовать меры правоохранительного характера с целью восстановления нарушенного права и пресечения действий, нарушающих право.[4]

Право на защиту в его материально-правовом значении, т. е. как одного из правомочий самого субъективного гражданского права, представляет собой возможность применения в отношении правонарушителя мер принудительного воздействия. При этом возможность применения в отношении правонарушителя мер принудительного воздействия неправильно понимать только как приведение в действие аппарата государственного принуждения. Анализ действующего гражданского законодательства свидетельствует, что право на защиту по своему материально-правовому содержанию включает в себя:

во-первых, возможность управомоченного лица использовать дозволенные законом средства собственного принудительного воздействия на правонарушителя, защищать принадлежащее ему право собственными действиями фактического порядка (самозащита гражданских прав);

во-вторых, возможность применения непосредственно самим управомоченным лицом юридических мер оперативного воздействия на правонарушителя, которые в литературе иногда не совсем точно называют оперативными санкциями;

в-третьих, возможность управомоченного лица обратиться к компетентным государственным или общественным органам с требованием понуждения обязанного лица к определенному поведению.

В ст. 12 ГК закреплено, что защита гражданских прав осуществляется путем:

1) признания права;

2) восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

3) признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

4) признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

5) самозащиты права;

6) присуждения к исполнению обязанности в натуре;

7) возмещения убытков;

8) взыскания неустойки;

9) компенсации морального вреда;

10) прекращения или изменения правоотношения;

11) неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

12) иными способами, предусмотренными законом.

Содержание каждого из указанных способов защиты и порядок его применения конкретизируются в нормах общей части гражданского законодательства (ст. 13-16 ГК), в нормах, относящихся к институтам сделок, права собственности, обязательственного права.

Порядок и пределы применения конкретного способа защиты гражданского права зависят от содержания защищаемого субъективного права и характера его нарушения. В гражданском праве нередки случаи, когда одновременно применяются несколько различных способов защиты гражданских прав.

Каждый способ защиты гражданского права может применяться в определенном процессуальном или процедурном порядке. Этот порядок именуется формой защиты гражданского права. В науке гражданского права различают юрисдикционную и неюрисдикционную форму защиты прав. Юрисдикционная форма защиты - это защита гражданских прав государственными или уполномоченными государством органами. Юрисдикционная форма защиты означает возможность защиты гражданских прав в судебном или административном порядке. Судебная форма защиты гражданских прав наиболее полно соответствует принципу равенства участников гражданских правоотношений. В п. 1 ст. 11 ГК говорится, что защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд. В п. 2 ст. 11 ГК указано, что защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом.

Неюрисдикционная форма защиты гражданского права - защита гражданского права самостоятельными действиями управомоченного лица без обращения к государственным и иным уполномоченным органам. Такая форма защиты имеет место при самозащите гражданских прав и при применении управомоченным лицом мер оперативного воздействия.


2.2. Пределы самозащиты гражданских прав

Одним из способов защиты гражданских прав управомоченным лицом является самозащита гражданских прав.

Под самозащитой гражданских прав следует понимать совершение управомоченным лицом дозволенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав и интересов.

Использование мер самозащиты имеет свои границы и подчинено общим нормам и принципам осуществления субъективных гражданских прав. Недопустимо использование мер охраны имущества, опасных для жизни и здоровья окружающих, наносящих вред нравственным устоям общества и основам правопорядка.

Вместе с тем в случаях, предусмотренных законом, причинение вреда правонарушителю или третьим лицам действиями управомоченного субъекта по защите своих прав и интересов признается правомерным. Речь идет о действиях, совершенных в состоянии необходимой обороны или в условиях крайней необходимости.

Необходимо различать предпринимаемые управомоченным лицом для самозащиты своих прав меры превентивного характера и меры активно-оборонительного характера. Необходимая оборона и действия при крайней необходимости относятся к мерам активно-оборонительного характера. К мерам превентивного характера относятся, в частности, используемые собственником меры охраны своего имущества.

Право управомоченного лица принимать необходимые меры по охране своего имущества, как и всякое иное субъективное гражданское право или входящее в него правомочие, подчинено принципу осуществления его в соответствии с назначением. Охрана имущества должна осуществляться в соответствии с требованиями закона.[5]

Практике известны случаи, когда управомоченное лицо выходит за эти установленные законом рамки. Известен, например, случай, когда собственник в целях охраны своего владения огородил его колючей проволокой, пропустив через ограду электрический ток. Очевидно, что принятие таких мер охраны своего имущества преследует не только цели его охраны, но и имеет своей задачей причинение вреда, причем не только правонарушителю, но и любому другому лицу или животному, которое прикоснется к такого рода ограде. Не гарантирован от такого последствия и сам собственник.

Подобного рода меры охраны, как представляющие общественную опасность, не только недопустимы с точки зрения гражданского законодательства, но в случае наступления тяжелых последствий могут быть рассматриваемы как уголовное преступление.

Одним из способов самозащиты гражданских прав является необходимая оборона. Не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были нарушены ее пределы (ст. 1066 ГК). Следовательно, необходимой обороной признаются такие меры защиты прав, которые причиняют вред их нарушителю, но не влекут обязанности обороняющегося по его возмещению, поскольку признаются правомерными (допустимыми). Согласно ст. 37 Уголовного кодекса РФ: «Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия». Однако понятие необходимой обороны в гражданском праве несколько шире, чем в уголовном праве. Под необходимой обороной в гражданском праве следует понимать не только такие действия обороняющегося, которые подпадают под признаки состава преступления, но и те действия обороняющегося, которые не подпадают под признаки преступления, но подпадают под признаки гражданского правонарушения.

Различают условия, относящиеся к нападению, и условия, относящиеся к защите.

Для признания действий обороняющегося лица совершенными в состоянии необходимой обороны надо, чтобы нападение было действительным (реальным), наличным и противоправным.

Действительность (реальность) нападения означает, что нападение как таковое вообще имеет место. Оборона потому и называется обороной, что она противодействует нападению. Поэтому, если нет самого посягательства на чьи-либо права, то нет оснований говорить и об обороне, а тем более о необходимой обороне.

Наличность нападения означает, что нападение уже началось либо имеет место реальная угроза такого нападения. Необходимая оборона допускается лишь тогда, когда есть реальная угроза правам и интересам граждан или организаций. Если же такая угроза еще не возникла либо прекратилась, то действия лица не могут быть признаны совершенными в состоянии необходимой обороны.

Необходимой обороне свойственны и специфические условия защиты. Особенность защиты в состоянии необходимой обороны состоит прежде всего в том, что она осуществляется путем причинения вреда нападающему, т. е. посредством действий, которые в нормальных условиях, при отсутствии общественно опасного посягательства, являются действиями противоправными. И лишь тот факт, что такие действия носят вынужденно оборонительный характер, придает им характер правомерных действий.

Особенностью действий по защите в условиях необходимой обороны является и то, что они должны быть направлены непосредственно против нападающего лица. Не могут быть признаны необходимой обороной действия лица, которое в ответ на нападение одного причиняет вред другим лицам, например его родственникам или близким.

Наконец, одним из важнейших условий защиты является недопустимость превышения пределов необходимой обороны.

Ч.2 ст.37 УК РФ определяет, что есть превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Превышение пределов необходимой обороны может иметь место в отношении средств защиты, ее интенсивности и своевременности.

Превышение средств защиты над средствами посягательства и явное несоответствие этих средств защиты охраняемому благу является одним из признаков, свидетельствующих о превышении пределов необходимой обороны. При определении такого несоответствия суды должны учитывать также степень и характер опасности, интенсивность посягательства, численность посягавших, силы и возможности обороняющегося по отражению нападения, а также то волнение, которое возникает у обороняющегося в результате нападения, вследствие чего он не всегда в состоянии правильно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты.

Превышение пределов необходимой обороны может выразиться также в превышении интенсивности защиты над интенсивностью нападения. Соразмерность интенсивности нападения и защиты также нельзя рассматривать механически. Необходимая оборона по смыслу закона предполагает активное противодействие нападению средствами, соразмерными интенсивности последнего, и не может быть сведена к простому отражению угрозы.

Наконец, превышение пределов необходимой обороны может иметь место также и в отношении несвоевременности защиты. Как уже отмечалось выше, действия по защите признаются совершенными в состоянии необходимой обороны лишь тогда, когда нападение началось либо имела место непосредственная угроза нападения. Если же лицо предпринимает меры защиты уже после того, как нападение окончено, то возможны различные ситуации. В тех случаях, когда оборона последовала непосредственно за актом оконченного нападения и по обстоятельствам дела для обороняющегося момент окончания нападения не был ясен, оборона должна быть признана необходимой. Если же момент окончания нападения был достаточно ясен для обороняющегося, то действия, последовавшие вслед за окончанием нападения, следует рассматривать как превышение пределов необходимой обороны. Более того, если действия обороняющегося были совершены уже после того, как посягательство было предотвращено и в применении средств защиты явно миновала необходимость, то такие действия должны рассматриваться как акт мести - самочинной расправы. В этих случаях вообще нет оснований говорить о необходимой обороне и ответственность причинителя вреда наступает на общих основаниях.

Значительно сложнее вопрос о том, в каком размере должен быть возмещен вред при причинении вреда в случае, когда имеет место превышение пределов необходимой обороны. По мнению Н. Малеина, вред, причиненный при превышении пределов необходимой обороны, должен возмещаться с учетом как вины причинителя вреда (т. е. обороняющегося от нападения лица), так и потерпевшего (т. е. нападавшего) и, следовательно, по принципу «смешанной ответственности». О. С. Иоффе полагает, что при решений вопроса о размере возмещения вреда при превышении пределов необходимой обороны следует подходить дифференцированно. Если превышение необходимой обороны заключалось в применении обороны после окончания нападения, то причинитель вреда обязан возместить вред полностью. Но когда речь идет о неадекватности средств защиты и нападения, то в зависимости от конкретных обстоятельств дела речь может идти о возмещении потерпевшему не полного, а частичного ущерба с учетом вины самого потерпевшего.

Следующий способ самозащиты гражданских прав, который мы рассмотрим, это действия управомоченного лица в условиях крайней необходимости. Согласно ст. 1067 ГК РФ: «Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами, должен быть возмещен лицом, причинившим вред».

Крайняя необходимость имеет известные сходства с необходимой обороной, но вместе с тем весьма существенно отличается от последней.

Сходство крайней необходимости с необходимой обороной состоит прежде всего в том, что действия лица как в состоянии необходимой обороны, так и в состоянии крайней необходимости не являются только и исключительно способами самозащиты гражданских прав, но представляют собой также и средство защиты интересов государства, общества и других (не управомоченных) лиц, причем как имущественных, так и неимущественных интересов.

При крайней необходимости опасность для интересов управомоченного лица, интересов государства, общества или третьих лиц возникает вследствие стихийных бедствий, неисправности механизмов, особого состояния организма человека, например, вследствие болезни и т. п. Состояние крайней необходимости может быть вызвано и поведением людей и даже преступным поведением лиц (например, нанесение тяжелого ранения гражданину, для спасения жизни которого требуется принятие крайне необходимых мер), но это поведение не является нападением на причинителя вреда, действующего в состоянии крайней необходимости.

Особенность обстоятельств, которые закон относит к крайней необходимости, состоит в том, что устранение опасности при этих обстоятельствах не может быть осуществлено обычными способами и лицо, действующее в состоянии крайней необходимости, вынуждено использовать средства, связанные с причинением вреда. При этом в одних случаях причинение вреда может быть необходимой мерой предотвращения опасности, тогда как в других случаях вред может выступать лишь как сопутствующее явление, которое могло наступить, но могло и не наступить. Однако возможность причинения вреда при предотвращении опасности в состоянии крайней необходимости всегда осознается лицом, предпринимающим те или иные меры. Иначе говоря, с субъективной стороны причинение вреда в состоянии крайней необходимости может быть как умышленным, так и неосторожным. Но при любом положении обязательным является одно условие: вред причиненный должен быть менее значительным, чем вред предотвращенный.[6]

Если при необходимой обороне вред причиняется непосредственно нападающему, то при крайней необходимости вред причиняется третьему лицу. Отсюда вытекают и различные гражданско-правовые последствия. Поскольку причинение вреда в состоянии необходимой обороны вызывается виновными действиями самого нападающего, постольку этот вред возмещению не подлежит. При крайней необходимости третье лицо, которому причинен вред, невиновно.


2.3. Пределы применения управомоченным лицом правоохранительных мер оперативного характера

Наряду с самозащитой гражданских прав, которая представляет собой применение управомоченным лицом фактических мер по охране своих прав и интересов, российское гражданское законодательство предоставляет управомоченному лицу возможность применения к правонарушителю мер оперативного воздействия юридического характера.

Под мерами оперативного воздействия понимаются такие юридические средства правоохранительного характера, которые применяются к нарушителю гражданских прав и обязанностей непосредственно самим управомоченным лицом, как стороной в гражданском правоотношении, без обращения за защитой права к компетентным государственным или общественным органам.[7]

В отличие от самозащиты гражданских прав, которая имеет своей целью охрану личности гражданина, права собственности или иных прав организаций и граждан, имеющих вещно-правовой характер, меры оперативного воздействия неразрывно связаны с обязательственными отношениями. Они представляют собой один из видов правовых гарантий, направленных на обеспечение надлежащего исполнения обязательств путем предоставления управомоченной стороне права непосредственного оперативного воздействия на своего неисправного контрагента.

Прежде всего названные меры являются мерами правоохранительными. Они применяются управомоченным лицом лишь тогда, когда обязанная сторона допустила те или иные нарушения. Другая особенность мер оперативного воздействия состоит в том, что их применение носит односторонний характер. Управомоченной стороне здесь нет надобности обращаться к компетентным государственным органам. Именно поэтому названные меры и носят название оперативных. Односторонний характер мер оперативного воздействия определяет и особый характер гарантий их правильного применения. Эти гарантии носят двоякий характер: во-первых, меры оперативного воздействия могут применяться управомоченным лицом к нарушителю только в тех случаях, когда они прямо предусмотрены законом или соглашением сторон, и, во-вторых, их применение не устраняет возможности обязанного лица оспорить правильность их применения в суде или арбитражном суде.

Эффективность мер оперативного воздействия состоит не только в их оперативности, быстроте воздействия на нарушителя, но и в том, что их применение управомоченным лицом влечет за собой невыгодные последствия для обязанного лица. Однако при устранении им допущенных нарушений такие невыгодные последствия обычно отпадают либо значительно уменьшаются. Поэтому главная функция рассматриваемых мер состоит в обеспечении, стимулировании надлежащего исполнения обязанностей участниками гражданского оборота.

Меры оперативного воздействия многочисленны и многообразны, и они могут быть подразделены на следующие виды.

1) Меры оперативного воздействия, связанные с исполнением обязательств за счет должника.

Общая норма, касающаяся данного вида мер оперативного воздействия, установлена ст. 397 ГК. Согласно данной норме в случае неисполнения должником обязательства изготовить и передать вещь в собственность, в хозяйственное ведение или оперативное управление, либо передать вещь в пользование кредитору, либо выполнить для него определенную работу или оказать ему услугу кредитор вправе в разумный срок поручить исполнение обязательства третьим лицам за разумную цену либо выполнить его своими силами, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, договора или существа обязательства, и потребовать от должника возмещения понесенных необходимых расходов и других убытков. В нормах, касающихся отдельных видов обязательств, содержание и условия применения указанных мер оперативного воздействия конкретизируются.

2) Меры оперативного воздействия, связанные с обеспечением встречного удовлетворения.

Принципиальное положение о них сформулировано в ст. 359 ГК, где закреплено, что кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещения кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено.

3) Меры оперативного воздействия, связанные с отказом совершить определенные действия в интересах неисправного контрагента (меры отказного характера).

К ним относятся:

а) отказ от договора;

б) отказ от принятия ненадлежащего исполнения,

в) отказ во встречном удовлетворении по причине ненадлежащего исполнения обязательства.

Общие положения о них изложены в п. 2 ст. 328 ГК, в соответствии с которым в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков. При этом следует иметь в виду, что в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным (п. 3 ст. 450 ГК).

Пределы применения управомоченным лицом мер оперативного воздействия определяются теми условиями, при наличии которых управомоченный вправе воспользоваться той или иной мерой. Условия эти предусмотрены законом и по своей юридический силе являются требованиями императивного характера, отступления от которых недопустимы, за исключением случаев, предусмотренных законом. Например, относящееся к мерам оперативного характера, связанных с выполнением управомоченным лицом определенных работ, не исполненных обязанным лицом, за счет последнего, право нанимателя произвести капитальный ремонт нанятого имущества за счет наймодателя при невыполнении последним своих обязанностей. В ряде случаев законодательством предусматривается определенный предел тех расходов, которые подлежат возмещению наймодателем нанимателю. К мерам оперативного характера, связанных с обеспечением встречного удовлетворения, относится, к примеру, предоставленное транспортным законодательством право перевозчика отказать грузополучателю в выдаче груза до внесения всех причитающихся с него платежей. Устав железных дорог, определяя пределы осуществления этой меры, не только не предусматривает, но, наоборот, исключает возможность оспаривания таких односторонних действий транспортной организации в случае неправильного определения размера подлежащих внесению платежей.

Рассмотрим юридические границы применения такой меры оперативного воздействия, как односторонний отказ от договора. Поскольку всякий отказ от договора есть в то же самое время и отказ от его исполнения лицом, применившим данную меру к неисправному контрагенту, следует признать, что на эти случаи распространяется правило, согласно которому односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение условий договора не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом. Следовательно, границы применения такой меры оперативного воздействия, как односторонний отказ от договора, определены случаями, прямо предусмотренными законом. Пределы применения этой меры оперативного воздействия определяются также теми конкретными условиями, при наличии которых закон допускает односторонний отказ от договора. В одних случаях закон допускает односторонний отказ от договора лишь при наличии одного, строго определенного нарушения обязательства должником; в других - при наличии одного из нескольких названных в законе нарушений; наконец, в некоторых случаях закон дает общее определение условий применения этой меры, допуская отказ от договора при условии нарушения его другой стороной.

При определении пределов применения такой меры оперативного воздействия, как отказ от принятия просроченного исполнения, важное практическое значение имеет вопрос: является ли данная мера безусловной, либо она применяется лишь в случае виновной просрочки должника в исполнении обязательства? Вина есть условие гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Поэтому лишь виновная просрочка должника влечет за собой возложение на него гражданско-правовой ответственности, а следовательно, и применение гражданско-правовых санкций. Это означает, что право кредитора требовать возмещения убытков возникает лишь при наличии виновной просрочки со стороны должника. При этом виновная просрочка должника влечет за собой также и его ответственность за случайно наступившую невозможность исполнения обязательства.


2.4. Пределы осуществления управомоченным лицом требования о защите права, обращенного к компетентным государственным или общественным органам

Возможность обратиться к компетентным государственным органам за защитой права - важнейшая в содержании принадлежащего управомоченному лицу права на защиту. Подключение управомоченным лицом к реализации своего права аппарата государственного принуждения - важное условие реальности и гарантированности прав граждан и организаций.

К мерам правоохранительного характера, применяемым к нарушителям гражданских прав компетентными государственными органами, относятся те способы защиты гражданских прав, которые реализуются в юрисдикционной форме - в судебном или административном порядке.

Меры государственно-принудительного порядка, применяемые компетентными государственными органами, условно можно подразделить на два блока. Первый блок составляют меры государственно-принудительного порядка, не обладающие признаками гражданско-правовой ответственности. В науке гражданского права их именуют мерами защиты в узком смысле слова. Второй блок составляют меры гражданско-правовой ответственности.

В свою очередь, меры государственно-принудительного порядка, не обладающие признаками гражданско-правовой ответственности, можно разделить на следующие подвиды:

а) меры превентивного (предупредительного) характера;

б) меры регулятивного характера, имеющие задачей упорядочение нормальных отношений между спорящими участниками гражданских правоотношений.

Российское гражданское право определяет границы осуществления требования защиты субъективных гражданских прав посредством определения в законе субъектов, сроков защиты права и назначения права на защиту.

В связи с этим, перед нами встают два вопроса: во-первых, вопрос о пределах осуществления управомоченным лицом требования защиты права в связи с установлением определенной подведомственности гражданско-правовых споров; во-вторых, вопрос о пределах осуществления названного права во времени.

Вопрос о подведомственности - это прежде всего вопрос о том, какой государственный или общественный орган правомочен рассматривать тот или иной гражданско-правовой спор, на ком именно лежит обязанность защитить нарушенное субъективное гражданское право заявителя. От правильного решения вопроса о подведомственности споров зависит обеспечение реальности и гарантированности прав граждан и организаций.

Установление в законе определенной подведомственности гражданских споров имеет двоякое значение: с одной стороны, такой порядок разграничивает юрисдикционную компетенцию различных государственных и общественных органов по рассмотрению гражданских дел и тем самым определяет известные границы осуществления управомоченным лицом требования защиты права, поскольку с таким требованием управомоченный вправе обратиться только к определенному органу; а с другой стороны, установленный законом порядок подведомственности споров призван обеспечить надлежащую защиту прав и интересов граждан и организаций.

Основной процессуальной формой защиты гражданских прав является исковая форма их защиты. Однако требование защиты права в исковой форме, обращенное к суду или арбитражу, не может быть безграничным во времени. Это обусловлено, во-первых, установлением в законе или договоре сроков существования самого субъективного права, с прекращением которого естественно отпадает и надобность в его защите; во-вторых, недопустимостью продолжительной неопределенности в существовании самой возможности применения мер принудительного воздействия к правонарушителю, действия которого, совершенные в прошлом, по истечении значительного времени могут утратить свой общественно опасный характер, и применение к нему мер принудительного воздействия может оказаться не только не нужным, но и противоречащим целям правового принуждения в социалистическом обществе; в-третьих, необходимостью выяснения объективной истины при рассмотрении каждого гражданского дела, так как со временем могут быть утрачены или обесценены доказательства, без которых правильное решение дела станет невозможным; в-четвертых, необходимостью устранения медлительности и волокиты при защите прав социалистических организаций и граждан и укрепления государственной дисциплины в народном хозяйстве.

Осуществление управомоченным лицом требования защиты права, обращенного к суду или арбитражу, ограничено сроками исковой давности. Согласно Гражданскому кодексу РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено; общий срок исковой давности - три года; также для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком (ст. 195, 196, ч.1 ст. 197 ГК РФ).

Это значит, что правовым последствием истечения срока исковой давности является утрата управомоченным лицом возможности осуществить принадлежащее ему материальное право в принудительном порядке.


Заключение

Подводя итоги, хотелось бы сказать, чтопроблема пределов ограничения прав и свобод граждан, как наиболее важная теоретическая проблема прав человека, нуждается в новом научном осмыслении (во взаимосвязи с проблемой определения критериев пределов осуществления прав и свобод граждан) в рамках специального исследования и законодательного закрепления в целях обеспечения баланса интересов личности, общества и государства на современном этапе развития Российской Федерации.

Введениев ГК РФ понятия пределов осуществления гражданских прав и запрета злоупотребления правами является теоретически недостаточно обоснованным. Эта норма устанавливает запрет и санкцию за его нарушение, не описывая признаков запрещенного деяния, не раскрывая его содержания, что может привести к нарушению правоприменительными органами принципа законности при обращении к этой норме для разрешения конкретных дел.

1) Зайцева С.Г. «Злоупотребление правом», 2002

2) Крусс В.И. «Актуальные аспекты проблемы злоупотребления правом и свободами человека», 2002

3) Грибанов В.П. «Пределы осуществления и защиты гражданских прав», 1992

4) Грибанов В.П. «Осуществление и защита гражданских прав», 2000

5) Исмагилов Р.Р. «Злоупотребление правом или право злоупотребления», 2000

6) Поротикова А. «Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом», 2007

7) Поротикова А. «Формы злоупотребления правом»

8) Суханов Е.А. «Гражданское право. Том 1», 1998

9) Емельянов В. «Запрет злоупотребления гражданскими правами», 1999

10) Колесников О.П. «Пределы субъективных гражданских прав», 2007

11) Покровский И.А. «Основные проблемы гражданского права», 2001

12) Розенберг М.Г. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ

13) Гражданский кодекс РФ, 1994


[1] Е. А. Суханов «Гражданское право. Том 1», М.,1998.

[2] В.П. Грибанов «Осуществление и защита гражданских прав», 2000

[3] Р. Р. Исмагилов «Злоупотребление правом или право злоупотребления», "Право и политика" №7,2000

[4] Е. А. Суханов «Гражданское право. Том 1», М.,1998.

[5] В.П. Грибанов «Осуществление и защита гражданских прав», 2000

[6] В.П. Грибанов «Осуществление и защита гражданских прав», 2000

[7] Е. А. Суханов «Гражданское право. Том 1», М.,1998.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему