регистрация / вход

Мусульманское право возникновение, источники и основные институты

Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Петрозаводский государственный университет»

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Петрозаводский государственный университет»

Кольский филиал

Кафедра юриспруденции

Дисциплина «История государства и права зарубежных стран»

МУСУЛЬМАНСКОЕ ПРАВО: ВОЗНИКНОВЕНИЕ, ИСТОЧНИКИ И ОСНОВНЫЕ ИНСТИТУТЫ

Контрольная работа

студента 1 курса

(группа 2008/3,5)

заочной формы обучения

специальность 030501 Юриспруденция

Преподаватель:

Апатиты

2009

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..3

1. Возникновение мусульманского права……………………………………....4

2.Общая характеристика мусульманского права.................................................6

3.Источники мусульманского права……………………………………………..9

4. Применение права……………………………………………………………16

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………...……..19

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ……………………………20

ВВЕДЕНИЕ

Мусульманское право оказало глубокое влияние на историю развития государства и права целого ряда стран Востока. Сфера его действия как юридического и идеологического факторов в наше время также остается широкой, что во многом предопределяется тесными связями мусульманского права с исламом как религиозной системой, которая до сих пор имеет едва ли не определяющее значение для мировоззрения самых широких слоев населения в этих странах. Кроме того, из всех мировых религий ислам наиболее близко соприкасается с государством и правом. Связующим звеном здесь выступают мусульманское право и исламская идеология. В свою очередь, подчеркивая государственный характер ислама, мусульманское право стояло в центре его учения и воспринималось не только как система норм, но не в последнюю очередь как универсальная политико-правовая доктрина.

Мусульманское право можно рассматривать с двух позиций. В мирском смысле оно представляет собой единую исламскую систему социальных норм регулирования, которая включает как юридические нормы, так и неправовые регуляторы, в первую очередь, религиозные и нравственные правила поведения.

В жизни при опосредовании общественными отношениями все эти нормы тесно взаимодействуют и переплетаются. Однако как свидетельствует практика правового развития исламских стран, в данной системе юридические правила поведения занимают относительно самостоятельное место. Более того, с течением веков обособление юридических норм от прочих, неправовых исламских регуляторов становилось все более отчетливым, система таких норм выступает мусульманским правом в юридическом значении.

1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ МУСУЛЬМАНСКОГО ПРАВА

На раннем этапе становления ислама богословие и правоведение были еще слиты воедино в рамках исламского правоведения (фикха). Позже возникает суннитское богословие (калам), возникшее на базе фикха и добившееся самостоятельности именно как богословие, свободное от правоведения. Но, тем не менее, калам многими своими корнями тесно связан с правоведением – задача толкования Корана и увязывания строгих догматов с реальными потребностями текущего момента всегда была связана в первую очередь с решением спорных проблем религиозно-правового характера. На авторитет специалистов по каламу опирались и законоведы в случае возникновения различных спорных проблем. Для решения этих проблем в исламе выработано несколько методов, в разной мере признававшихся и использовавшихся различными школами исламского (суннитского) права. Первый метод – рай, т.е. индивидуальное толкование какого-либо из авторитетов калама. Роль этого метода всегда была ограничена. Второй метод – иджма, согласное мнение многих, а то и всех авторитетов данного времени; этот метод широко признавался всеми. Метод третий – кияс (кыяс), т.е. заключение по аналогии. Метод четвертый – истислах (истихсан), т.е. признание возможности изменения некоторых хадисов Сунны, если их содержание оказалось в противоречии с тем, что признано благом.[1]

Опираясь на Коран и Сунну, как каноническую основу исламского права, обособившиеся от богословия законоведы, используя указанные четыре метода решения спорных богословских проблем, в VIII – IX вв. создали в рамках ортодоксального суннитского ислама четыре наиболее известные и сохранившие свое влияние и поныне школы исламского права. Их основателями были известные законоведы-имамы, по именам которых школы (мазхабы) и были названы.

1.Система Ханифы (Абу-Ханифа - умер в 767г.), ханифизм, опираясь, как и другие системы на Коран и Сунну, наибольшее внимание уделяет методам рая и кыяса, признается также и иджма, но в значительно меньшей степени. Зато именно ханифизму принадлежит выдвижение на первый план метода истислах. Большое внимание уделяется и обычному праву арабского и других мусульманских народов – адату, нормы которого, будучи увязаны с основами ислама, также должны приниматься во внимание[1] .

2.Система Малика (умер в 795 г.), маликизм, также опирается на методику истихсана, но из всех остальных методов предпочитает иджму и рай. Метод кыяса практически не используется[2] .

3.Система Аш-Шафии (умер в 820 г.), шафиизм, использует иджму и кыяс и выступает против рая и истихсана. Распространена в Сирии, частично в Египте и восточной Африке, в Пакистане и Индонезии.

4.Система Ибн-Ханбала (умер в 855 г.), ханбализм, опирается в основном на хадисы и лишь ограниченно использует методы рая, иджмы и кыяса. Распространена в Аравии.[3]

Вывод:

Все четыре мазхаба, хотя и спорят между собой по различным вопросам права, методики и обрядности, практически мирно сосуществуют, нередко в рамках одного и того же государства. Всем четырем школам сунниты придают равное значение; каждый имеет право менять свои симпатии в пользу того или иного мазхаба, пользоваться учебными пособиями различных школ.

Эти четыре школы и включены в сводную систему мусульманского права – шариат .

2.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МУСУЛЬМАНСКОГО ПРАВА

Шариат органически связан с исламом, его учением. Согласно юридической энциклопедии "Шариат — свод религиозных и правовых норм, составленный на основе Корана и Сунны (мусульманских священных преданий), содержащий нормы государственного, наследственного, уголовного и брачно-семейного права".[2]

Другими словами, шариат — это правовые предписания, неотъемлемые от теологии ислама, тесно связанные с его религиозно-мистическими представлениями. Ислам рассматривает правовые установления как частицу единого божественного закона и порядка. Отсюда велениям и запрещениям, составляющим нормы шариата, также приписывается божественное значение.

Шариат развивался как строго конфессиональное право. Особенно на первых порах шариат в целом и его собственно доктринально-нормативная часть (фикх) вобрали в себя не только правовые установления, но и религиозную догматику и мораль. В результате нормы шариата (правила, предписания), с одной стороны, регулировали общественные ("человеческие") отношения, а с другой — определяли отношения мусульман с Аллахом (ибадат). Введение в шариат божественного проведения и религиозно-нравственного начала нашло свое отражение в своеобразии правопонимания, а также оценке правомерного и неправомерного поведения. Так, тесная связь права с теологией ислама нашла свое выражение в установлении в шариате пяти видов действий мусульманина, которым придавался в равной мере правовой и морально-религиозный смысл:

— обязательные,

— рекомендуемые,

— дозволенные,­­­­­­­­

— предосительные, но не влекущие за собой применения наказания;

— запрещенные и подлежащие наказанию.

Признание божественного предопределения в шариате с неизбежностью породила и большую значимость вопроса о свободе воли мусульманина и ее пределах. Столкнувшиеся по этому поводу религиозно-философские школы заняли разную позицию. Так, одна из этих школ (джабариты) вообще отрицала свободу воли человека.

Для шариата не к правам мусульманина, а к его обязанностям по отношению к Аллаху. Нормы, содержащие также обязанности, определили всю жизнь правоверного мусульманина[3] . Не случайно особенностью норм, составляющих шариат, является то, что они применяются только к мусульманам и в отношениях между мусульманами. Раннему исламу и шариату были присущи нормы, восходящие еще к общинному строю, содержащие элементы коллективизма, милосердие, заботы о калеках. Но в шариате нашли свое отражение и представлении о бессилии человека перед богом, о вытекающей отсюда созерцательности и покорности. В Коране особенно подчеркивалась необходимость для мусульманина проявлять терпение и смирение: "Терпение, ведь Аллах с терпеливыми" (8.48). Таким же образом в шариате закреплялась обязанность мусульманина подчиняться халифу и государственной власти: "Повинуйтесь Аллаху и повинуйтесь посланнику и обладателям власти среди вас" (4.62).[5]

Одной из характерных черт средневекового мусульманского права была его целостность. Вместе с предствлением о едином боге - Аллахе - утвердилась идея единого правового порядка, имеющего универсальный порядок. мусульманское право на первый план выдвигало не территориальный, а конфессиальныЙ принцип. Мусульманин, находясь в любой другой стране, должен был соблюдать шариат, сохранить верность исламу. Постепенно с распространением ислама и превращением его в одну из основных религий мира шариат стал своеобразной мировой системой права.

Как конфиссеональное право шариат отличался от канонического права в странах Европы в том отношении, что он регулировал не строго очерченные сферы общественной и церковной жизни, а выступал в качестве всеохватывающей и всеобъемлющей нормативной системы, утвердившейся в целом ряде стран Азии и Африки. Со временем нормы шариата вышли далеко за пределы Ближнего и Среднего Востока, распространили свое действие на Среднюю Азию и часть Закавказья, на Северную, частично Восточную и Западную Африку, на ряд стран Юго-Восточной Азии. Однако столь бурное и широкое распространение ислама и шариата повлекло за собой и все большее проявление в нем местных особенностей и различий при толковании отдельных правовых институтов. Так, со временем с утверждением двух главных напрвлений в исламе соответсвующим образом произошел раскол в шариате, где наряду с ортодоксальным направлением (суннизм) возникло и другое направление — шиизм.[4]

Вывод:

Предписания шариата многочисленны и строги. Они определяют все нормы взаимоотношений человека в семье и обществе, регулируют гражданские правоотношения, порядок разрешения имущественных споров. За нарушение норм шариата предусмотрена очень жесткая система наказаний (достаточно вспомнить публичные казни в Чечне, провозгласившей приверженность шариату). Так же хотелось бы добавить, что нормы шариата не утратили свою актуальность и сегодня. В 28 странах, где ислам признан государственной или официальной религией (Иран, Ирак, Кувейт, Марокко, Саудовская Аравия, Пакистан и др.), нормы шариата и сегодня непосредственно регулируют или оказывают существенное влияние на государственное регулирование широкого круга общественных отношений в различных сферах функционирования общества и государства.

3. ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ МУСУЛЬМАНСКОГО ПРАВА

Исследова­тели выделяют в составе мусульманского права две группы взаимосвязанных норм. Первую из них составляют юриди­ческие предписания Корана и Сунны. Вторую группу образуют нор­мы, сформулированные мусульманско-правовой доктриной на основе «рациональных» источников или логических приемов толкования. Это прежде всего единогласное мнение (иджма) наиболее авторитетных правоведов - муджтахидов и факихов, и кияс (кийас) - суждение по аналогии.

В качестве основополагающих рассматриваются нормы пер­вой группы, особенно те, которые зафиксированы в Коране.[2]

Вместе с тем, исследователи справедливо отмечают, что ряд наций и этнических групп, принявших ислам в качестве религии (догматики и культа), в регулировании взаимоотношений индивидов продолжали при­держиваться прежних социальных нормативов, прежде всего обычаев, которые нередко прямо противоречили мусульманско­му праву. Например, бедуины многих районов Аравии, берберы Северной Африки или исламизированные народы Тропической Африки в своих внутри- и межплеменных отношениях весьма ревностно отстаивали приоритет древних обычаев и сопротивля­лись попыткам распространить на них мусульманское право как систему юридических норм. Подобный дуализм наблюдается вплоть до настоящего времени. Характерен в этом отношении пример Йемена, где мусульманское право традиционно применялось только в городах, а на территориях, занятых племенами (пре­имущественно в северных районах страны), господствовали старые доисламские обычаи. Попытки имама Иахйи в 20-е го­ды XX в. обязать племена руководствоваться мусульманским правом ни к чему не привели, и государство было вынуждено смириться с автономией племен в вопросах права[4] .

Доисламские племенные социальные нормы были настолько прочны, что вскоре после завоевания независимости в НДРЙ был даже принят закон об уголовной ответственности за кров­ную месть. Имеются свидетельства сохранения этого обычая, противоречащего мусульманскому праву, даже в современном Египте - стране, которая одной из первых стала объектом арабо-мусульманских завоеваний.[3]

Живучесть племенных обычаев в противовес мусульманско­му праву подтверждается и наличием судов обычного права в ряде мусульманских стран. Подобные суды наряду с судами кади сохранялись до конца 60-х годов в Ираке и до начала 70-х годов в республике Йемен, до сих пор они функционируют в Иордании, где действует даже законодательство, признающее племенные обычаи источником права (аналогичное законодательство было принято в свое время в Ираке). Следует при этом подчеркнуть, что догматическая и ритуальная части ислама воспринимались и воспринимаются племенами в указанных странах достаточно последовательно, хотя и подвергаются определенному влиянию местных традиционных религиозных верований. Сказанное мо­жет быть отнесено и к ряду стран Африки, где значительная часть населения исповедует ислам. Здесь действие многих ин­ститутов мусульманского права ограничивается или даже пол­ностью исключается местным обычным правом. Во многом сходное положение сло­жилось в Индонезии и ряде других стран Юго-Восточной Азии, где местные обычаи (адат) исключают действие многих норм мусульманского права и даже влияют на ритуально-догмати­ческую сторону ислама[5] . [2]

Важнейшим источником считается Коран - священная книга мусульман, состоящая из притч, молитв и проповедей, приписываемых пророку Мухаммаду. Коран состоит из 114 глав (сур), разделенных на 6219 стиха (адата). Большая часть Корана имеет мифологический характер, и лишь до 500 стихов содержат предписания верующим - шары или шариат, относящиеся к правилам поведения мусульман. Шар или шариат означает в переводе «путь следования» и составляют то, что называют мусульманское право.

Однако, содержащиеся в Коране положения юридического характера явно недостаточны в силу отражения в нем раннефеодальных отношений. В связи с этим в качестве следующего авторитетного источника права выступает Сунна. Сунна (священное предание) - состоит из многочисленных рассказов (хадисов) о суждениях и поступках самого Мухаммада. В Сунне содержатся нормы брачного, наследственного, доказательственного, судебного и некоторых других отраслей права.[3]

Коран - бесспорно, первый источник мусульманского права. Между тем, очевидно, что содержащиеся в нем положения юридического характера явно недостаточны для того, чтобы регламентировать все отношения, возникающие между мусульманами, отдельными фундаментальными учреждениями ислама, которые в Коране даже не упоминаются. Сегодня только некоторые крупные ученые обращаются непосредственно к первоисточникам. Причем это обращение ограничено рядом вопросов, и трудно представить себе, что новая теолого-правовая школа может сложиться в наше время. Однако, имен­но опираясь на эти источники, а также на доктрину, специалисты му­сульманского права пытаются найти ответ для решения современных проблем. Так обстоит дело, например, при регламентации вопросов искусственного осеменения или продажи человеческих органов. Тем не менее, юридические положения Корана можно найти в определенном количестве его строф[6] .

Различают строфы, которые устанавливают личный статус (их 70); строфы, касающиеся «гражданского права» (также 70); строфы уголовно-правового характера (в количестве 30); строфы, регламентирующие судебную процедуру (13); «конституционные» строфы (10); строфы, касающиеся экономики и финансов (10) и, наконец, строфы, относящиеся к «международному праву» (25).[3]

По степени определенности согласно мусульманской докт­рине, все нормы Корана и сунны делятся на две категории. К первой относятся абсолютно точные и не допускающие раз­личных толкований установления, среди которых значатся все правила религиозного культа и некоторые нормы, регулирую­щие взаимоотношения людей. Большинство таких установлений возникло по частным случаям при решении Пророком конкретных конфликтов, оценке им отдельных фактов или в ответ на заданные ему вопросы. Преобладающая часть нормативных предписаний сунны также имеет казуаль­ное происхождение. Данная категория норм не допу­скает иджтихада, а представляет собой понятные и однозначные правила поведения, которые могут непосредственно и единооб­разно применяться на практике. Причем если конкретные правила исполнения религиозных обязанностей мусуль­мане должны воспринимать как божественное откровение, смысл которого им не дано понять, то конкретные нормы взаимоотношений между людьми во многих случаях могут быть рационально объяснены. Такая концепция позволяла, по существу, отказываться от применения данных норм в пользу других.[5]

Вторую разновидность составляют отвлеченные и недостаточно ясные предписания. Их наличие объясняется тем, что мусульманское право, не уделяя большого внимания юридическим тонкостям и деталям[7] , оставляет их на усмотрение мусульман, и идет по пути установления лишь общих ориентиров поведения. Утверждается, что Мухаммад стремился не создать пра­во в строгом смысле, а научить людей, как поступать во всех жизненных ситуациях, как относиться к тому или иному собы­тию, факту, поступку и т.п. Поэтому, полагают многие совре­менные исследователи, главным в мусульманском праве явля­ется установление самых общих параметров отношений между людьми на религиозной основе, а юридические детали считаются второстепенными, коль скоро религиозно-нравственные рам­ки поведения не преступаются. Эти нормы не только допускают различное понимание их смысла, но и предполагают конкретизацию в разнообразных правилах поведения на основе иджтихада, в результате которого правоведы-муджтадиды могут прийти к несовпадающим выводам. Без подобной конкретизации эти рас­плывчатые и многозначные предписания вообще не могут быть применены для оценки поведения людей и нормативно регули­ровать общественные отношения.[1]

Иджтихад (буквально «усердие», «прилежание», «настойчивость») представляет собой поиск правил поведения на основе рационального толкования самых общих постулатов или многозначных положений Корана и сунны либо в случае пробельности этих источников. На его основе и формулируется подавляющее большинство норм, ре­гулирующих взаимоотношения людей. Конечно, такая свобода оцени­вать мирские проблемы «по своему усмотрению» не является абсолют­ной и предоставлена далеко не каждому. Суть иджтихада в том и за­ключается, чтобы на не имеющий готового решения вопрос найти ответ, который соответствовал бы шариату. Именно поэтому мусуль­манские правоведы полагают, что муджтахид[8] не создает новое правило поведения, а лишь ищет и «извлекает» его, обнаруживает решение, изначально содержащееся в шариате - если не в его точных положениях, то в его много­значных предписаниях или общих принципах и целях.[3]

Иджма рассматривается как «общее согласие мусульманской общины». Один из адатов гласит: "То, что мусульмане считают справедливым, справедливо в глазах Аллаха". Такое положение позволяло и сейчас позволяет докторам ислама создавать новые правовые нормы, приспособленные к меняющимся условиям жизни. Отвергаемая некоторы­ми шиитами, иджма считается третьим источником мусульманского права. По единодушному мнению докторов права, она использует­ся для углубления и развития легального толкования божественных источников. Легитимированная своей связью с Кораном и Сунной, иджма приобрела силу только после смерти пророка и при наличии ряда условий. Иджма может быть четко выраженной или предполага­емой, но сила последней во много меньше.[5]

Для того чтобы норма права была основана на иджме, необяза­тельно, чтобы масса верующих признала ее или чтобы эта норма со­ответствовала единому чувству всех членов общества. Иджма не име­ет ничего общего с «обычаем» (орф). Требуемое единство - это единство компетентных лиц (муджтахидов и факихов) - фукаха. Их единогласное мнение придает правовому решению силу закона.

Иджма в настоящее время представляет собой единствен­ную догматическую основу мусульманского права. Коран и Сунна - это только его исторические основы. Современный судья ищет мотивы для решения не в Коране или сборниках традиций, а в книгах, в которых изложены решения, освященные иджмой. Кади, который попытался бы толковать своей собственной властью положения Корана или хотел бы сам оценить возможную подлинность адатов, совершил бы такой же противоречащий уважению ортодоксальности акт, как и верующий ка­толик, который хотел бы сам установить смысл церковных текстов, из­данных в подтверждение ее догм... Этот третий источник мусульманско­го права - иджма - имеет исключительно большое практическое значение. Только будучи записанными в иджму, нормы права независи­мо от их происхождения подлежат применению».[2]

Фетва - в мусульманском праве заключение, даваемое муфтием. В самом общем смысле фетва означает оценку какой-либо ситуации с позиций шариата и фикха. Она может быть индивидуальным заключением мусульманского правоведа или выражать коллективное мнение - группы знатоков шариата и фикха либо особого органа. Фетва, как правило, выносится в ответ на обращение к муфтию - официальный запрос или по просьбе частного лица. В современных мусульманских странах термин "Фетва" используется в различных значениях. Так, фетва. называются доктринальные мнения крупных мусульманских правоведов по различным вопросам фикха.

Фетвы выносятся выдающими мусульманскими учеными-законоведами, имеющими общепризнанный авторитет в мусульманском мире – муджтахидами. Фетва является мнением муджтахида по конкретной правовой проблеме и должна быть основана на принципах шариата. В конечном счете фетва является также источником права, но скорее производным, так как вытекает из шариата, впрочем, как и байа. Фетва содержит в себе вводную часть, то есть постановку проблемы, ее описание, мотивировочную, то есть изложение доводов муджтахида и в конце повеление, то есть установленное правило поведения. Фетвы сильно обусловлены мазхабами муджтахидов[9] , но все же многие из фетв носят общемусульманский характер. Фетва является в какой-то степени аналогом прецедента в англосаксонской правовой системе, так как выносится конкретным человеком по конкретной правовой проблеме, однако этим человеком является не судья, а ученый.[4]

Обязанные толковать закон мусульманские юристы призывают на помощь рассуждение (кияс ). Таким путем они смогли «сочетать откровение с разумом человека». Согласно киясу правило, установленное в Коране, Сунне или иджме, может быть применено к делу, которое прямо не предусмотрено в этих источниках права.

Кияс становится легитимным благодаря Корану и Сунне. Рассуждение по аналогии можно рассматривать только как способ толкования и применения права: мусульманское право основано на принципе авторитета. Благодаря наличию рассуждения по аналогии, создана возможность рационального толкования источников мусульманского права; но таким образом нельзя создать фундаментальные нормы, сравнимые по своей природе с системой традиционных норм, созданной в Х веке. Мусульманские легисты в этом случае отличны от юристов общего права, которые, используя технику различия, создают новые нормы.[5]

Производным от шариата источником мусульманского права были указы и распоряжения халифов - фирманы. В последующем в других мусульманских государствах с развитием законодательной деятельности в качестве источника права стали рассматриваться и играть все возрастающую роль законы - кануны . Фирманы и кануны тоже не должны были противоречить принципам шариата и дополняли его, прежде всего нормами, регламентирующими деятельность государственной власти с населением.

В качестве дополнительного источника права шариат допускал также и местные обычаи, не вошедшие непосредственно в само мусульманское право в период его становления, но не противоречившие прямо его принципам и нормам. При этом признавались правовые обычаи, сложившиеся в самом арабском обществе (урф), а также у многочисленных народов, покоренных в результате арабских завоеваний или же подвергшихся в более позднее время влиянию мусульманского права (араты).

3. ПРИМЕНЕНИЕ ПРАВА

Известно, что для мусульманского права характерно преобладание религиозного принципа применения[10] . Данный принцип в целом сохраняется и в наши дни. Например, брачно-семенные нормы мусульманского права распространяются исключительно на мусульман и не применяются другими религи­озными конфессиями. Предусматриваемая уголовным законода­тельством Марокко и Иордании ответственность за несоблюде­ние поста во время рамадана касается только мусульман, а по Уголовному кодексу Северной Нигерии по мусульманскому праву могут быть наказаны только последователи ислама.[2]

Вместе с тем религиозный принцип применения мусульман­ского права никогда не проводился в жизнь без изъятий, по­следовательно и безусловно. С самого возникновения ислама и становления мусульманского государства многие нормы мусульманского права распространялись и на немусульман[11] . Дру­гим случаем является подчинение нормам мусульманского пра­ва немусульманки, вышедшей замуж за мусульманина. Наибо­лее нагляден отход от религиозного принципа при применении норм «личного статуса», которые традиционно рассматриваются в тесной связи с вероисповеданием лица. Так, в настоящее вре­мя мусульманско-правовые нормы относительно завещания, наследования, ограничения правоспособности, вакуфного иму­щества в большинстве арабских стран распространяются и на немусульман.[4]

Применение мусульманского права в случае молчания граж­данского законодательства также не учитывает религиозной принадлежности сторон. Однако нормы современного мусульманского уголовного права в Саудовской Аравии, Судане, Иране, Ливии и некоторых других странах также применяются ко всем граж­данам соответствующих стран вне зависимости от их вероиспо­ведания (в Судане это явилось причиной массового недовольст­ва жителей юга страны, не принявших ислам).Представляется, что за­крепление норм мусульманского права в принимаемых государ­ством законах и их распространение на всех граждан не могли бы иметь места, если бы мусульманское право не являлось си­стемой юридических норм, обладающих относительной самостоя­тельностью по отношению к религиозным постулатам ислама.

Действительно, тезис о религиозном критерии применения мусульманского права представляется правильным только с весьма существенными оговорками. Он может быть принят при условии рассмотрения мусульманского права с одной точки зрения - в максимально широком, а не специально юридиче­ском смысле, т.е. как «божественного закона» - шариата, кото­рый в таком понимании практически поглощает собой ислам в целом. Естественно, при этом юридические нормы действительно оказываются в тени собственно религиозно-ритуальных или нравственных предписаний, растворяются в них. Понятно, что такой подход не позволяет выявить особенности именно юриди­ческих норм как относительно самостоятельной части всего мусульманского социально-нормативного комплекса. Более того, если принять за аксиому положение о неразрывном единстве религиозных предписаний (догматических и ритуальных), нравственных и собственно правовых норм в исламе, то вопрос о самом существовании мусульманского права в юридическом смысле вообще снимается.[4]

В самом деле, если исходить из того, что так называемые правовые нормы в исламе ничем принципиально не отличаются от ритуальных и моральных, то возникают сомнения в обоснованности оценки мусульманского права как юридического явления. А раз так, то закономерно встает воп­рос, допустимо ли вообще говорить о наличии в исламе, пусть даже в нерасчлененном виде, различных типов норм, в том чис­ле и юридических. Иными словами, выводу о том, что мусуль­манский социально-нормативный механизм включает религиоз­ные, нравственные и правовые правила поведения, должен пред­шествовать анализ тех факторов, которые обусловили юриди­ческий характер отдельных предписаний ислама, придали им качество права. Поэтому специфику мусульман­ского права нельзя полностью раскрыть, указав только на его тесную связь с мусульманской религией и нравственностью. Прежде всего необходимо дать ему оценку именно как праву в юридическом смысле, рассмотреть его соотношение с государ­ством, определить, отвечает ли оно всем требованиям, которым должно отвечать право как особый социально-нормативный ре­гулятор. Без этого невозможно понять место мусульманского права в правовой надстройке общества в мусульманских странах.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Отношение к праву, определяет специфику любой правовой системы и отражает уровень ее развития. Мусульманское право в этом смысле не является исключением.

Шариат — это правовые предписания, неотъемлемые от теологии ислама, тесно связанные с его религиозно-мистическими представлениями. Ислам рассматривает правовые установления как частицу единого божественного закона и порядка. Отсюда велениям и запрещениям, составляющим нормы шариата, также приписывается божественное значение.

Предписания шариата многочисленны и строги. Они определяют все нормы взаимоотношений человека в семье и обществе, регулируют гражданские правоотношения, порядок разрешения имущественных споров. За нарушение норм шариата предусмотрена очень жесткая система наказаний (достаточно вспомнить публичные казни в Чечне, провозгласившей приверженность шариату). Так же хотелось бы добавить, что нормы шариата не утратили свою актуальность и сегодня. В 28 странах, где ислам признан государственной или официальной религией (Иран, Ирак, Кувейт, Марокко, Саудовская Аравия, Пакистан и др.), нормы шариата и сегодня непосредственно регулируют или оказывают существенное влияние на государственное регулирование широкого круга общественных отношений в различных сферах функционирования общества и государства.

Основными источниками мусульманского права являются КОРАН, СУННА, ИДЖМА, ФЕТВА, КИЯС, ФИРМАНЫ, КАНУНЫ.

Известно, что для мусульманского права характерно преобладание религиозного принципа применения: оно действует, прежде всего, во взаимоотношениях мусульман.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Васильев Л.С. История религий востока. – М., 1983.

2.Сюкияйнен Л.Р. «Шариат и мусульманско-правовая культура» М., 2005.-214 с.

3.Сюкияйнен Л.Р. «Шариат – открытая книга».-М.,2004.-167с.

4. Радугин А.А. Введение в религиоведение. – М.,1997.

5.Графский В. Г.Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов. - 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма, 2007. — 752 с.


[1] Благодаря гибкости ханифизма его приверженцами являются более трети мусульман-суннитов, проживающих, прежде всего в Турции, Афганистане, Египте, Пакистане, Индии.

[2] Маликитский мазхаб распространен среди мусульман Африки.

[3] Ежедневное совершение молитвы, соблюдение поста и правил захоронения и т.д.

[4] Сюкияйнен Л.Р. «Шариат и мусульманско-правовая культура» М., 2005.-115-120 с.

[5] ритуально-догмати­ческую сторону ислама - «Адатный ислам».

[6] Мусульманские юристы называют их «правовыми строфами».

[7] За исключением подробного регулирования отдельных видов отношений - например, вопро­сов наследования.

[8] Муджтахид -облеченный правом на иджтихад знаток шариата.

[9] Мазхаб - правовые школы.

[10] Т.е. оно действует, прежде всего, во взаимоотношениях мусульман.

[11] Это отно­сится, например, к государственному праву или к положениям, устанавливающим налоги на немусульманское население.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий