регистрация / вход

Понятие и виды невиновного причинения вреда

Невиновное причинение вреда : А889 Арчибасова, Л. А. (Лариса Анатольевна). Невиновное причинение вреда :Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

Невиновное причинение вреда :

АР
А889 Арчибасова, Л. А. (Лариса Анатольевна).
Невиновное причинение вреда :Автореферат диссертации на
соискание ученой степени кандидата юридических наук.
Специальность 12.00.08 - Уголовное право и криминология ;
Уголовно-исполнительное право /Л. А. Арчибасова ; Науч. рук
. А. И. Марцев ; Министерство внутренних дел Российской
Федерации. Омская академия. -Омск,2005. -23 с.-Библиогр. :
21 - 23.12 ссылок

Материал(ы):

  • Невиновное причинение вреда
    Арчибасова, Л. А.

Арчибасова, Л. А.
Невиновное причинение вреда :Автореферат диссертации на
соискание ученой степени кандидата юридических наук.

3

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Современное общество поддерживает принцип привлечения к уголовной ответственности лишь за виновное причинение вреда: принцип вины является одним из центральных в науке уголовного права и уголовном законодательстве. Совершение невиновного деяния не влечет за собой применения мер уголовно-правового воздействия. Привлечение к уголовной ответственности за деяния, общественную опасность которых лицо не должно было или не могло сознавать или предвидеть, приводило бы к нарушениям законности со стороны правоприменителя. Обеспечению принципа привлечения к уголовной ответственности лишь за виновное причинение вреда и служит в новом уголовном законодательстве норма о невиновном причинении вреда, закрепленная в ст. 28 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее—УК РФ).

Прежнее законодательство не содержало такой нормы. Закрепление нормы о невиновном причинении вреда в уголовном законодательстве позволяет более точно разграничивать случаи виновного и невиновного совершения деяний, повлекших общественно опасные последствия, усиливает внимание практических работников следствия, дознания и суда к установлению вины субъекта, субъективной стороны деяния и таким образом выступает одной из гарантий соблюдения принципа вины и недопущения объективного вменения.

Значимость рассмотрения положения о невиновном причинении вреда подчеркивается тем, что данные вопросы всегда были дискуссионными. Проблемы исключения уголовной ответственности в силу невиновного причинения вреда изучали П. С. Дагель, В. Ф. Кириченко, А. В. Наумов, А. А. Пионтковский, А. И. Рарог, И. С. Самощенко, В. П. Степалин, Н. С. Таганцев, К. Ф. Тихонов, А. Н. Трайнин, Б. С. Утевский, М. Д. Шаргородский и др. В последние годы вопросы невиновного причинения вреда затрагивались в работах Е. В. Благова, С. В. Векленко, Н. Г. Иванова, А. И. Марцева, Г. В. Назаренко, П. Н. Панченко и др. Некоторыми аспектами исключения уголовной ответственности на основании несоответствия психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам уделяли внимание М. С. Гринберг, Э. Н. Зинченко, Ю. С. Каткова, Р. И. Михеев, О. Д. Ситковская.

В соответствии с положением о невиновном причинении вреда последнее имеет место при наличии определенных условий, в связи с чем необходим теоретический анализ этих условий, что позволит принимать правильные реше-

4

ния по уголовным делам. Разграничение преступного и непреступного поведения имеет не только юридическое, но и важное социальное значение. К. Маркс писал, что различие этой терминологии является далеко не безразличным, ибо оно решает тысячи человеческих судеб и определяет нравственную физиономию общества[1].

Современное состояние российского общества характеризуется сложным социально-психологическим климатом, что естественным образом сказывается на психофизических качествах человека и его нервно-психическом состоянии. Законодателем закреплена в ч. 2 ст. 28 действующего УК новая норма, которая исключает уголовную ответственность лица в ситуации невозможности предотвратить общественно опасные последствия в силу несоответствия психофизиологических качеств лица требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам. По той причине, что данное положение впервые включено в уголовное законодательство, аспекты правоприменения рассматриваемой нормы являются практически неразработанными. Помимо этого, положение, предусмотренное ч. 2 ст. 28 УК РФ, имеет очевидную специфику, что, несомненно, вызывает сложность рассмотрения данного вопроса. Закрепление положения, имеющего своей целью регламентировать ответственность лиц за принятие решения в специфических условиях, стало потребностью нашего времени. Включение этой нормы порождает ряд вопросов, которые требуют своей теоретической разработки: в частности, необходимо сформулировать определения понятий, используемых законодателем в ст. 28 УК РФ, изучить соотношение невиновного причинения вреда и иных институтов уголовного права, уточнить различные толкования положений статьи и т. д.

Введение в уголовное законодательство данной нормы обусловило необходимость более тщательного, четкого и единообразного ее толкования, поэтому обращение к этой теме не случайно: неполная разработка нормы о невиновном причинении вреда свидетельствует об актуальности проблемы и требует ее дальнейшего изучения.

Объектом исследования стали общественные отношения, регулируемые уголовным законом в связи с невиновным причинением вреда.

Предметом исследования являются нормы ранее действовавшего и современного уголовного, гражданского и административного законодательства Российской Федерации о невиновном причинении вреда, зарубежного уголовного законодательства о невиновном причинении вреда, следственная и судебная практика применения данной нормы.

Цели исследования заключаются в разработке теоретических положений, определяющих понятие и формы невиновного причинения вреда, а также

5

в установлении соотношения невиновного причинения вреда с субъективными и объективными признаками деяния, а также иными институтами уголовного права, в частности, обоснованным риском, непреодолимой силой, ограниченной вменяемостью, аффектом. Прикладной целью исследования является установление путей совершенствования данной уголовно-правовой нормы и практики ее применения.

Цели исследования предопределили постановку и решение следующих задач:

— провести исторический анализ института невиновного причинения вреда в российском законодательстве;

— рассмотреть зарубежный опыт закрепления в уголовном законодательстве нормы о невиновном причинении вреда;

— исследовать практику применения нормы о невиновном причинении вреда;

— раскрыть и сформулировать содержание понятия «невиновное причинение вреда»;

— предложить собственные формулировки понятий, используемых законодателем в ст. 28 УК РФ;

— отграничить невиновное причинение вреда от иных институтов уголовного права;

— обозначить сферы применения нормы невиновного причинения вреда;

— рассмотреть виды вреда, которые охватываются нормой о невиновном его причинении;

— на базе обобщения теоретических положений и полученных в результате исследования данных сформулировать выводы и предложения, имеющие теоретическое и практическое значение.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования выступает общенаучный диалектический метод познания и анализа рассматриваемых явлений. В ходе работы над диссертацией также использовались исторический, конкретно-социологический, логический, сравнительно-правовой и статистический методы.

Теоретической базой диссертации служат научные работы в области психологии, философии, уголовного и гражданского права.

Данное исследование базируется на Конституции Российской Федерации; действующем уголовном, гражданском, уголовно-процессуальном и административном законодательстве Российской Федерации; соответствующих положениях уголовного законодательства зарубежных стран; материалах практики Верховного Суда Российской Федерации и Верховного Суда СССР, областных и районных судов.

Научная обоснованность и достоверность исследования определяются эмпирической базой, которая включает 59 материалов по прекращенным делам

6

о причинении вреда по неосторожности (ст. 264 УК РФ). В ходе проведенного исследования изучено 146 архивных уголовных дел, рассмотренных судами г. Омска в периоде 1997 г. по 2005 г. по ст.ст. 105,107,109,118 УКРФ. Были изучены также опубликованные в период с 1997 г. по 2005 г. материалы практики Верховного Суда Российской Федерации. Более ранние материалы изучались выборочно. Проведено анкетирование 300 специалистов, из них: 200 следователей, 30 судей, 30 сотрудников прокуратуры, 30 адвокатов, 10 специалистов судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Научная новизна исследования состоит в том, что автором проведено комплексное изучение института невиновного причинения вреда с помощью анализа существующих точек зрения, изучения правоприменительной практики, в основе которых лежит собственное видение данной проблемы и путей ее совершенствования. Предлагается определение понятия невиновного причинения вреда, анализируются формы невиновного причинения вреда. Нетрадиционным является рассмотрение автором положения о несоответствии психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам, предусмотренного ч. 2 ст. 28 УК РФ в качестве специальной невменяемости. Диссертантом предлагается новое видение формы невиновного причинения вреда—неосознание противоправности деяния. В работе выявляются особенности невиновного причинения вреда, установленные в результате сравнительного анализа субъективных и объективных признаков преступления и некоторых обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Научную новизну диссертационного исследования определяют также основные положения, выносимые на защиту.

1. Теоретическая конструкция невиновного причинения вреда может выглядеть следующим образом: это ситуация, при возникновении которой лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности в силу непричастности его сознания или воли к совершаемому деянию и наступившим в результате этого последствиям, при условии, что лицо не могло или не должно было осознавать или предвидеть их общественную вредность, а если и предвидело общественно вредные последствия, то не могло их предотвратить в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

2. Природа преступления и природа невиновного причинения вреда различны. Общественная опасность является признаком преступления, в связи с чем употребление категории общественной опасности в контексте невиновного причинения вреда представляется спорным. Следует исключить указание на общественную опасность деяния и его последствий в тексте ст. 28 УК РФ, связав эти деяния и их последствия с категорией «общественная вредность».

7

3.Невиновное причинение вреда, предусмотренное ч. 2 ст. 28 УК РФ, исключает уголовную ответственность в силу отсутствия признака субъекта как элемента состава преступления. Фактически речь идет о специальной невменяемости, под которой в теоретическом плане нами понимается установленный на основании заключения эксперта факт неспособности лица предотвратить предвидимые им вредные последствия вследствие несоответствия его психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам, не связанным с психическим расстройством или иным болезненным состоянием психики.

4.Законодательно положение о «специальной невменяемости» следует поместить в главу 4 «Лица, подлежащие уголовной ответственности» и выделить в отдельную статью 21 УК РФ с названием «Специальная невменяемость», сохранив конструкцию ч. 2 ст. 28 УК РФ. При этом отдельного разрешения требуют ситуации, когда лицо, зная о своих психофизиологических недостатках, занимает определенные должности, в результате чего причиняет вредные последствия. Для этого предлагаем обозначить примечание к данной статье следующего содержания: «Положение ст. 21' УК РФ не применяется, если общественно вредные последствия наступили в результате действия (бездействия) лица, достоверно знавшего о несоответствии своих психофизиологических качеств данному виду деятельности».

5.Использование в текстеч.2ст28УК РФ нескольких специальных терминов без соответствующего комментария ставит необходимость их толкования, в связи с чем предлагаются следующие формулировки основных понятий данного положения:

экстремальные условия — совокупность факторов, вызываемых явлениями природного, технического и общественного характера, которые резко нарушают нормальные условия жизни населения, общественную безопасность и правопорядок, сопровождаются трудно предсказуемыми последствиями, часто являющимися по своему характеру общественным бедствием;

психофизиологические качества — совокупность качеств нервной системы, которые определяют жизнедеятельность человека в различных обстоятельствах и оказывают влияние на возможность предотвращения вредных последствий своего деяния в экстремальных условиях или при нервно-психических перегрузках;

нервно-психические перегрузки - это психологическое состояние человека, вызванное различными факторами, которое характеризуется дезорганизацией его психики и оказывает влияние на возможность предотвращения предвидимых вредных последствий.

6.Необходимо исключить из текста ч. 1 ст. 28 УК РФ термин «возможность» предвидения общественно опасных последствий в связи с тем, что фактически не имеет значения степень вероятности наступления непредвидимых общественно вредных последствий. В связи с этим редакция ч. 1 ст. 28 УК РФ будет

8

выглядеть следующим образом: «Деяние является совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной вредности своих действий (бездействия) либо не предвидело наступления общественно вредных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть».

7.В уголовном законодательстве следует учитывать осознание лицом противоправности совершаемого деяния и исключать ответственность за содеянное в случае добросовестного заблуждения в этом, поскольку в данной ситуации, по сути, отсутствует психическое отношение субъекта к деянию и его последствиям. Исходя из сказанного предлагается следующая редакция ч. 2 ст. 28 УК РФ: «Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не имело возможности осознавать противоправности своих действий (бездействия) в силу неправильного представления (ошибки) о непреступности своего деяния, при условии, что оно не могло избежать этой ошибки».

8.Причинение вреда, о котором идет речь в заглавии ст. 28 УК РФ, представляется более узким относительно содержащейся в тексте нормы ссылки на само деяние и наступившие последствия. Для приведения в терминологическое соответствие текста нормы предлагается изменить название статьи на «Невиновное совершение деяния».

Теоретическая значимость данного исследования определяется тем, что выводы, сформулированные диссертантом, восполняют существующие в теории и практике уголовного права пробелы во взглядах на невиновное причинение вреда.

Практическая значимость состоит в возможности использования разработок и рекомендаций, содержащихся в диссертационном исследовании, в законотворческой деятельности, практике применения ст. 28 УК РФ в правоохранительных органах, в учебном процессе в ходе изучения Общей части уголовного права.

Апробация результатов исследования. Основные выводы и предложения по рассматриваемой тематике отражены в опубликованных научных статьях. Результаты научного исследования излагались на Межвузовской научной конференции адъюнктов и соискателей «Подходы к решению проблем законотворчества и правоприменения» (Омская академия МВД России, 2002 г.), на научном семинаре «Проблемы риска в уголовном праве» (Омская академия МВД России, кафедра уголовного права, 2002 г.), на Областной научно-практической конференции «Психолого-психиатрические и социальные аспекты оказания помощи участникам боевых действий и лицам, пострадавшим в ЧС» (Омская областная клиническая психиатрическая больница им. Н. Н. Солодникова, при участии Омского территориального центра медицины катастроф, 2003 г.), на Межвузовской научно-практической конференции «Проблемы тео-

9

рии, практики и законодательной регламентации противодействия служебно-экономической преступности и коррупции в современной России» (Чебоксарский филиал Нижегородской академии МВД России, 2004 г.), на 11-й Международной научно-практической конференции «Психологическое обеспечение профессиональной деятельности сотрудников правоохранительных органов» (Омская академия МВД России, 2004 г.), на Межрегиональной научно-практической конференции «Профессиональная подготовка кадров в органах внутренних дел Российской Федерации» (Чебоксарский филиал Нижегородской академии МВД России, 2004 г.), на Межвузовской конференции адъюнктов и соискателей «Преемственность и новации в юридической науке» (Омская академия МВД России, 2005 г.), на Межвузовской научно-практической конференции «Перспективы развития и духовно-нравственные основы социально-экономической деятельности потребительской кооперации» (Чебоксарский кооперативный институт, 2005 г.).

Материалы диссертации внедрены в учебный процесс Учебного центра УВД Омской области, в правоприменительную деятельность Следственного управления при УВД Омской области и Отдела организации дознания милиции общественной безопасности УВД Омской области.

Структура работы. Диссертационное исследование включает в себя введение, три главы, объединяющие 10 параграфов, заключение и список использованной литературы. Общий объем работы без списка использованной литературы составляет 209 страниц.

Содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются его цели и задачи, анализируется степень разработанности проблемы, демонстрируется научная новизна, теоретическая и практическая значимость, методологическая основа работы, а также формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Общая характеристика и социальная обусловленность института невиновного причинения вреда» содержит три параграфа.

В первом параграфе «Понятие и формы невиновного причинения вреда» автор отмечает, что уголовное законодательство России до принятия Уголовного кодекса 1996 г. не знало нормативного закрепления нормы невиновного причинения вреда. Теоретически и практически лица, подпадающие под эти ситуации, не привлекались к уголовной ответственности. Правоприменители же при принятии таких решений руководствовались принципом виновной ответственности. В настоящее время институт невиновного причинения вреда

10

нашел свое закрепление в ст. 28 УК РФ. В ходе анкетирования диссертантом сотрудников правоохранительных органов было установлено, что 88,5% следователей полагают, что положение о невиновном причинения вреда является в настоящее время достаточно актуальным. При этом 90% адвокатов считают, что включение данной нормы в УК РФ было необходимостью.

С появлением в законе этого положения возникла необходимость разработки понятия невиновного причинения вреда. По мнению соискателя, при этом необходимо использовать термин «ситуация». В общем смысле данным термином обозначается совокупность условий, обстоятельств, в которых действует (бездействует) субъект, причиняющий вред общественным отношениям. Она охватывает и само деяние, и наступившие последствия. В каждой из закрепленных в уголовном законе норм отражается социальная ситуация, приведенная к необходимости ее закрепления. Таким образом, под невиновным причинением вреда следует понимать ситуацию, при возникновении которой лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности в силу непричастности его сознания или воли к совершаемому деянию и наступившим в результате этого последствиям, при условии, что лицо не могло или не должно было осознавать или предвидеть их общественную вредность, а если и предвидело общественно вредные последствия, то не могло их предотвратить в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Данное определение предлагается автором относительно существующей в УК РФ ст. 28. Однако в дальнейшем предлагается выделить ч. 2 ст. 28 УК РФ в качестве «специальной невменяемости».

Природа преступления и природа невиновного причинения вреда различны. В частности, это различие видится автору в отсутствии в невиновном поведении лица, предусмотренном в ст. 28 УК РФ, общественной опасности деяния и его последствий. Преступление является таковым в силу наличия признаков общественной опасности и противоправности, но деяние будет обозначаться преступным, если оно совершено виновно. В тексте ст. 28 УК РФ законодатель при характеристике деяния и его последствий использует категорию общественной опасности как признак преступного деяния. В связи с этим представляется спорным употребление категории общественной опасности в контексте невиновного причинения вреда. При отсутствии вины традиционно деяние не рассматривается в качестве преступного ввиду отсутствия субъективного основания ответственности. Вместе с отсутствием вины следует констатировать отсутствие субъективной характеристики общественной опасности деяния, в результате чего можно говорить лишь о наличии ее объективной характеристики —общественной вредности. Исходя из этого автор предлагает характеризовать действия (бездействие) и последствия, закрепленные ст. 28 УК РФ, понятием «общественная вредность».

11

В рамках института невиновного причинения вреда, существующего в науке уголовного права и закрепленного на законодательном уровне в действующем УК РФ, мы усматриваем две формы: случайное причинение вреда и причинение вреда лицом при несоответствии его психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам (подробнее о содержании этих форм в других параграфах). В настоящем исследовании автор предлагает рассматривать несоответствие психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам не в качестве формы, а как «специальную невменяемость», но пока на законодательном уровне таких изменений не внесено, следует рассматривать это положение как форму причинения вреда невиновно.

Таким образом, закрепление в Уголовном кодексе положения о невиновном причинении вреда следует считать вполне необходимым и целесообразным.

Во втором параграфе «Исторические аспекты невиновного причинения вреда в отечественном законодательстве» рассматриваются источники русского права, с тем, чтобы проанализировать историческое состояние института невиновного причинения вреда. Так, впервые упоминание об отсутствии вины, связанном с ее малой степенью, имело место в Пространной редакции Русской Правды. Более конкретное закрепление случайного причинения вреда встречается в Псковской Судной грамоте. Белозерская уставная грамота четко разделяет убийство-преступление от смерти в результате несчастного случая. Положение о невиновном причинении вреда можно встретить в Соборном уложении 1649 г. В нем оговаривается степень участия в деянии сознания и воли деятеля через использование таких обозначений, как хитростные (виновные) и бесхитростные (случайные) деяния. Артикул воинский 1715 г.—следующий уголовно-правовой документ, в котором имеется упоминание о невиновном причинении вреда. В частности, в нем различаются умышленное, неосторожное и случайное (неумышленное и ненарочное) убийство. Как видим, нормативное закрепление положения о невиновном причинении вреда не было планомерным. Но положителен тот факт, что уже на ранних стадиях появления уголовного законодательства субъективная сторона деяния, пусть и несовершенным образом, но оговаривалась в ряде статей.

Устав о наказаниях от 1864 г. более четко оговаривал случаи, когда проступок не вменялся в вину. Уголовное уложение Российской империи 1903 г. не вменяло в вину преступное деяние, которое лицо не могло предвидеть или предотвратить. Указанное положение имеет ограниченный характер, так как здесь не происходит разграничение неосторожного и невиновного деяния. Несмотря на незавершенный, а в некоторых случаях и суженный характер закрепления в исторических памятниках уголовного права положения о невиновном при-

12

чинении вреда, необходимо отметить стремление законодателей разных эпох к соблюдению справедливости по отношению к лицам, невиновно причинившим вред охраняемым законом общественным отношениям. Можно отметить некую историческую преемственность положения о невиновном причинении вреда. Несмотря на то, что в исторических законодательных памятниках России невиновное причинение вреда отражено несовершенным образом, в действующем УК РФ нашло отражение общее понимание института невиновного причинения вреда, как деяния, имеющего внешние признаки преступления, но лишенного элемента вины и требующего разграничения с виновным деянием.

В третьем параграфе «Зарубежный опыт закрепления нормы о невиновном причинении вреда» освещается правовой опыт законодательства иностранных государств в вопросе невиновного причинения вреда, что представляет интерес для российского Уголовного кодекса в плане его совершенствования. Это также позволяет учесть опыт реформирования уголовного законодательства ближнего и дальнего зарубежья. Норму о невиновном причинении вреда содержат Уголовные кодексы Республик Казахстан, Узбекистан, Беларусь, Азербайджан и Латвийской. Отражение положения невиновного причинения вреда в текстах уголовно-правовых законов различных стран происходит по-разному. Сравнительный анализ данной нормы позволяет более четко и полно отследить закрепление положения о невиновном причинении вреда, его недостатки и достоинства в уголовных законодательствах ближнего зарубежья. В уголовном законодательстве других государств норма о невиновном причинении вреда содержится в УК Испании, правовой системе Англии, Уголовных кодексах Народной Демократической Республики Йемен, Мали, Дании, Китайской Народной Республики, Республики Болгария. В данных нормативно-правовых актах в конечном итоге отсутствует единая концепция исключения уголовной ответственности в силу невиновного причинения вреда. Поэтому тексты уголовных законов иностранных государств не подсказывают нужного направления на нормативное закрепление невиновного причинения вреда. В свою очередь, нужно отметить, что дефиниция невиновного причинения вреда в исполнении российского и казахстанского законодателя может представить интерес для иностранных юристов. Хотя, несомненно, и они не претендуют на совершенство и нуждаются в дальнейших исследованиях.

Во второй главе «Современное видение института невиновного причинения вреда» содержится три параграфа.

Первый параграф «Невиновное причинение вреда, предусмотренное ч. 1 ст. 28 УК РФ» рассматривает ситуации невиновного причинения вреда в силу так называемого субъективного случая. Он является таковым, когда лицо не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не

13

должно было или не могло их предвидеть. Здесь же приводятся взгляды ученых-правоведов по вопросам случайности и сущности случайного деяния.

Вызывает некоторое сомнение название статьи. В статье 28 УК РФ законодатель конкретно и отдельно указывает на такие понятия, как деяние и последствия (вред), точнее, на отношение субъекта к данным понятиям. Но в заголовке статьи использует лишь один из этих терминов — «вред», который не может выступать обобщающим этих двух разных понятий. Причинение вреда, о котором идет речь в заглавии статьи, представляется более ограниченным и узким по отношению к содержащейся в тексте нормы ссылке на само деяние и наступившие последствия. В теории уголовного права понятие «деяние» используется в двух аспектах. Первый—в широком смысле слова как общий поведенческий акт, поступок, который может выступать в качестве преступного или непреступного. Второй — в узком смысле как обязательный внешний элемент объективной стороны преступления. Думается, что в тексте статьи законодатель воспользовался термином «деяние» одновременно и в узком, и в широком смысле этого слова. Терминологически верно было бы обозначить ст. 28 УК РФ как «Невиновное совершение деяния».

Полагаем, что закрепленная в ч. 1 ст. 28 УК РФ законодательная формулировка «...не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий...» вызывает некоторые сомнения. Если лицо не предвидит, что своими действиями может причинить вред, то отсутствует смысл в указании на возможность наступления этих последствий. Для квалификации деяния в рамках ч. 1 данной статьи не имеет значения степень вероятности наступления непредвидимых общественно вредных последствий. Думается, что термин «возможности» необходимо исключить из рассматриваемой нормы, тогда формулировка ч. 1 ст. 28 УК РФ будет следующей: «Деяние является совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной вредности своих действий (бездействия) либо не предвидело наступления общественно вредных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть».

Во втором параграфе «Невиновное причинение вреда, предусмотренное ч. 2 ст. 28 УК РФ» автор указывает, что современная эпоха с постоянно ускоряющимся ритмом жизни, возрастающими психологическими нагрузками и повышающейся ответственностью предъявляет все большие требования к людям. В уголовном законе, напротив, эти требования к людям достаточно смягчены, что подтверждается включением в УК РФ нормы о несоответствии психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам, закрепленной в ч. 2 ст. 28 УК РФ.

В нормативно-правовых актах, специальной литературе и в практической деятельности для характеристики подобных ситуаций используются различные термины: «особые условия», «чрезвычайные обстоятельства», «чрез-

14

вычайные ситуации», «критические ситуации» и др. В психологии под экстремальными условиями принято понимать ситуации, которые предъявляют человеку требования, выходящие за пределы диапазона его приспособительных возможностей. Внезапно возникнув или став итогом действия ряда криминальных факторов, экстремальная ситуация может сохраняться в течение значительного времени. Исходя из сказанного, предлагаем понимать под экстремальными условиями совокупность факторов, вызываемых явлениями природного, технического или социального характера, которые резко нарушают нормальные условия жизни населения, общественную безопасность и правопорядок, сопровождаются трудно предсказуемыми последствиями, часто являющимися по своему характеру общественным бедствием.

При этом следует заметить, что в ходе проводимых автором исследований 64% лиц из числа опрошенных правоприменителей высказались за то, чтобы экстремальные условия не представляли собой их конкретный перечень, а широко толковались в зависимости от конкретной ситуации.

Единство социального и биологического в поведении человека предполагает единство психического и физиологического в нем самом и в процессе его отражательной деятельности. Особенностью человеческой психики выступает тот факт, что ориентация человека в окружающей действительности происходит под воздействием процессов мышления, восприятия, памяти и т. д. Поэтому психофизиологические качества имеют некий социальный оттенок. При этом в контексте ч. 2 ст. 28 УК РФ подразумевается сумма, совокупность качеств нервной системы, которые оказывают существенное влияние на процесс установления несоответствия предъявляемым требованиям.

Итак, под психофизиологическими качествами (в рассматриваемом контексте) мы предлагаем понимать совокупность качеств нервной системы, которые обуславливают жизнедеятельность человека в различных условиях, и оказывают влияние на возможность предотвращения вредных последствий своего деяния в экстремальных условиях или при нервно-психических перегрузках.

Нервно-психические перегрузки, о которых идет речь в ч. 2 ст. 28 УК РФ следует рассматривать в тесной взаимосвязи с дезорганизацией сознания и поведения. Нередко нервно-психические перегрузки приводят к развитию стойких состояний психической напряженности, эмоциональной неустойчивости, появлению невротических реакций, психосоматических функциональных расстройств и различных заболеваний на этой почве. Ввиду сказанного нервно-психические перегрузки — это психологическое состояние человека, характеризующееся дезорганизацией его психики, оказывающее влияние на возможность предотвращения предвидимых вредных последствий.

На взгляд автора, формулировка данной нормы, закрепленная на законодательном уровне, дает основание говорить о существовании биологического

15

и юридического критериев невиновного причинения вреда, предусмотренного ч. 2 ст. 28 УК РФ.

Биологический критерий ч. 2 ст. 28 выражается в несоответствии психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам, не связанным с психическим заболеванием.

Содержание юридического критерия ч. 2 ст. 28 УК составляет интеллектуальный и волевой моменты.

Интеллектуальный момент выражается в наличии способности лица отдавать отчет в своих действиях, что основывается на предвидении лицом наступления общественно опасных последствий.

Волевой момент заключается в неспособности в полной мере руководить своими действиями, что в законодательной формулировке закреплено: «не могло предотвратить...». Дня наличия юридического критерия достаточно одного из этих моментов, в ч. 2 ст. 28 УК РФ имеет место волевой.

В связи со всем сказанным предлагается обозначать положение, закрепленное в ч. 2 ст. 28 УК РФ, как «специальную невменяемость». Интересные данные получены по результатам анкетирования практических работников: 60% адвокатов высказались за наличие в уголовном законодательстве положения о «специальной невменяемости»; следователи лишь в 35% случаев выступили за обозначение ч. 2 ст. 28 УК РФ в качестве «специальной невменяемости».

Исходя из сказанного предлагается определять специальную невменяемость как установленный на основании заключения эксперта факт неспособности лица предотвратить предвидимые вредные последствия вследствие несоответствия его психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам, не связанным с психическим расстройством или иным болезненным состоянием психики, и располагать норму в ст. 21' главы 4 «Лица, подлежащие уголовной ответственности» УК РФ. Соответственно, данное положение необходимо рассматривать не в рамках отсутствия субъективной стороны деяния, а как признак субъекта преступления.

Особого разрешения требуют ситуации, когда субъект, зная о своих психофизиологических недостатках, тем не менее, выполняет определенные виды деятельности, занимает соответствующие должности, в результате чего причиняет общественно опасные последствия. Представляется, что логичным разрешением подобных ситуаций будет включение в ст. 21' УК РФ примечания следующего содержания: «Положение ст. 21' УК РФ не применяется, если общественно вредные последствия наступили в результате действия (бездействия) лица, достоверно знавшего о несоответствии своих психофизиологических качеств данному виду деятельности».

Третий параграф «Неосознание противоправности деяния с точки зрения невиновного причинения вреда» рассматривает положение о неосозна-

16

нии противоправности, в частности, разновидности субъективной ошибки — «ошибке в запрете», что обозначено лишь в теории уголовного права России, на законодательном уровне данной дефиниции нет. В том случае, если лицо не знает о существовании уголовно-правового запрета, то оно не может осознавать противоправности своего деяния, и если в данной ситуации субъект будет привлечен к уголовной ответственности, то налицо объективное вменение, тогда как деятельность правоприменителей базируется на принципе субъективного вменения и должна отвечать требованиям ст. 5 УК РФ. В настоящее время законодатель исходит из того, что правовая оценка совершаемого уголовно наказуемого деяния должна быть доступна каждому. Однако гражданам России достаточно проблематично отслеживать изменения уголовного законодательства, контролировать наличие или отсутствие в уголовном законодательстве той или иной нормы, особенно если их деятельность с этим не связана. На основании вышесказанного, думается, что наличие в УК РФ нормы, исключающей уголовную ответственность в силу неосознания противоправности, будет являться удачным исключением из принципа, которым руководствуются в повседневной деятельности правоохранительные органы, — «незнание закона не освобождает от ответственности». «Ошибка в запрете» только тогда исключает виновность деяния и уголовную ответственность, когда она порождает ситуацию случая или, иными словами, невиновного причинения вреда. Исходя из этого предлагаем выделить данную разновидность ошибки в отдельную форму невиновного причинения вреда. В общем виде можно выделить условия, при которых лицо не могло избежать ошибки:

—субъект не осознавал запрещенности своих действий и не мог осознавать в силу положения, извинительного по условиям места и времени (например, нахождение лица вне социальных условий и т. д.);

—нарушен порядок обнародования законодательного акта.

Одновременно с этим, для установления действительности наличия «ошибки в запрете» помимо указанных общих условий необходимо будет рассматривать все обстоятельства дела. Суммируя вышеизложенное, предлагается положение об «ошибке в запрете» закрепить в ч. 2 ст. 28 УК РФ со следующим содержанием: «Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не имело возможности осознавать противоправности своих действий (бездействия) в силу неправильного представления (ошибки) о непреступности своего деяния, при условии, что оно не могло избежать этой ошибки».

Третья глава «Спорные вопросы невиновного причинения вреда» включает в себя четыре параграфа.

В первом параграфе «Соотношение невиновного причинения вреда и субъективных признаков преступления» соискатель констатирует, что данная

17

норма находится на границе с неосторожными видами преступлений. При этом отмечается, что отсутствуют четкие моменты, по которым проводилось бы разграничение ст. 28 УК РФ с преступлениями, имеющими неосторожную форму вины. Это подтверждается мнением 37,1% от числа опрошенных следователей, которые считают, что испытывали затруднения в разграничении неосторожного и невиновного причинения вреда. Примечательно, что такого мнения придерживаются 81,8% адвокатов. В соответствии со ст. 26 УК РФ преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности. Рассматривая моменты, разграничивающие легкомысленное причинение вреда и невиновное, предусмотренное ч. 1. ст. 28 УК РФ, автор отмечает, что основным отличием выступает тот факт, что при невиновном причинении вреда, предусмотренном ч. 1 ст. 28 УК РФ, лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий, в отличие от легкомысленного причинения вреда. Обязательным признаком преступного легкомыслия является самонадеянный характер расчета субъекта на предотвращение общественно опасных последствий. В большинстве случаев о самонадеянном характере расчета свидетельствует тот факт, что общественно опасные последствия все же наступили, что обстоятельства, на которые рассчитывал субъект, не смогли предотвратить наступления последствий. Однако, если субъект добросовестно, с полным основанием рассчитывал на какие-либо обстоятельства, не будучи обязан или не имея возможности предвидеть их недостаточность, его расчет не может быть признан легкомысленным, поэтому неосторожность отсутствует. Налицо субъективный случай, за который субъект не может нести уголовной ответственности.

Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий сближает случаи, предусмотренные ч. 2 ст. 28 УК РФ, с преступным легкомыслием. Для того, чтобы признать причинение вреда по ч. 2 ст. 28 УК РФ и поэтому не влекущим уголовной ответственности, налицо должны быть такие объективные признаки, как экстремальные условия причинения вреда, или субъективные—нервно-психические перегрузки, при этом психофизиологические качества причинителя должны не соответствовать конкретным объективным и субъективным моментам.

Неосознание общественной опасности совершаемого деяния, а также непредвидение возможности наступления общественно опасных последствий сближают небрежность и субъективный случай. Для разграничения небрежного и невиновного причинения вреда теория уголовного права и судебная практика пользуются двумя критериями: объективным и субъективным. Объективный критерий небрежности заключается в обязанности лица предвидеть наступление опасных последствий. Эта обязанность может вытекать из закона, занимаемой должности и других обстоятельств. Субъективный критерий небрежности заключается в наличии возможности предвидеть наступле-

18

ние опасных последствий. Вывод о такой возможности делается на основе анализа данных об образовании, профессии, состоянии здоровья и других признаков, характеризующих интеллектуально-волевые способности лица. Субъективный случай характеризуется отсутствием объективного или субъективного критерия, определяющих небрежность как разновидность вины.

Далее автор полагает, что сходное психологическое содержание позволяет проводить разграничение аффективного состояния и состояния несоответствия психофизиологических качеств, предусмотренного ч. 2 ст. 28 УК РФ. Вместе с тем это достаточно разные институты уголовного права. Важным моментом их разграничения является то, что состояние аффекта должно быть вызвано противоправными, аморальными действиями потерпевшего, причем последние должны или могли повлечь вредные последствия и должны быть направлены на виновного или его близких, а действия виновного — на инициатора конфликтной ситуации. При наличии ч. 2 ст. 28 УК РФ данное условие отсутствует.

Под воздействием экстремальных условий или нервно-психических перегрузок, несмотря на несоответствие своих психофизиологических качеств предъявляемым требованиям, лицо предвидит наступление вредных последствий, следовательно, и осознает их. При аффекте только что возникшее желание выливается в действия, при которых невозможен сознательный контроль всех последствий. Следующий момент отличия выражается в том, что в случае аффекта субъект желает наступления общественно опасных последствий либо сознательно допускает возможность их наступления или безразлично к ним относится. В отношении ч. 2 ст. 28 УК РФ можно отметить, что лицо активно не желает наступления вредных последствий, но не может их предотвратить в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

По мнению автора, существует необходимость разграничения уменьшенной (или ограниченной) вменяемости и положения ч. 2 ст. 28 УК РФ. Первое положение охватывает лиц, имеющих какие-либо отклонения в психике. В случае ограниченной вменяемости возможности волевого контроля за своим поведением у лица лимитированы психическим расстройством. При возникновении ситуации, предусмотренной ч. 2 ст. 28 УК РФ, решающее влияние на поступки человека оказывают экстремальные условия или нервно-психические перегрузки. Влияние психических аномалий на поведение в типичных или предвидимых ситуациях в большинстве случаев заранее известно субъекту или должно быть известно. В части 2 ст. 28 УК РФ подразумевается, что субъект не знает о несоответствии своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Учитывая изложенное, автором сделан вывод о том, что неосторожные формы вины (небрежность и легкомыслие), аффект, ограниченная вменяе-

19

мость и невиновное причинение вреда (ч. 1 и ч. 2 ст. 28 УК РФ) имеют сходную психологическую суть, но не являются равнозначными по своей уголовно-правовой оценке.

Во втором параграфе «Соотношение невиновного причинения вреда с объективными признаками преступления и некоторыми обстоятельствами, исключающими преступность деяния» автор указывает на то, что ввиду пограничности существует необходимость разграничения института невиновного причинения вреда и объективных признаков преступления, а также обстоятельств, исключающих преступность деяния. В правоприменительной практике иногда допускается смешение субъективного случая и отсутствия причинной связи между действиями лица и наступившим результатом. Как отсутствие причинной связи, так и отсутствие вины являются одинаково необходимыми и равноценными предпосылками исключения уголовной ответственности. Субъективный случай может быть признан лишь там, где установлена причинная связь. При этом причинная связь отсутствует, когда деяние субъекта не было необходимым условием изменения в объекте уголовно-правовой охраны.

Причинная связь выступает первичным, необходимым фактором для разрешения вопроса о наличии или отсутствии невиновного причинения вреда.

Автор проводит разграничение непреодолимой силы и невиновного причинения вреда, отмечая, что явление непреодолимой силы характеризуется отсутствием объективных условий для выхода из сложной ситуации. Невиновное причинение вреда характеризуется отсутствием субъективной возможности. При непреодолимой силе у человека полностью отсутствуют возможные, вероятные варианты поведения. При несоответствии психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам субъект изначально может пытаться предотвратить предвидимые вредные последствия, выбирая из нескольких вариантов поведения, но в конечном итоге по определенным причинам не предотвращает данные последствия, избрав неверный тип поведения.

Кроме того, автор проводит сравнительный анализ невиновного причинения вреда и обоснованного риска (ст. 41 УК РФ). Различие обоснованного риска и невиновного причинения вреда состоит в том, что в первом случае от усмотрения субъекта зависит, использовать ему свое право на обоснованный риск, или нет. При невиновном причинении вреда, предусмотренного ч. 1 ст. 28 УК РФ, такое усмотрение отсутствует вообще, а что касается ч. 2 ст. 28, то усмотрение субъекта ограничено экстремальными условиями или нервно-психическими перегрузками. Обоснованный риск является обстоятельством, исключающим преступность деяния в связи с правомерностью действий. Невиновное причинение вреда исключает уголовную ответственность лица в силу отсутствия состава преступления, а именно такого его элемента, как субъек-

20

тивная сторона. При обоснованном риске существенное значение имеет цель, которую предполагается достичь, — она должна быть общественно полезной, при невиновном причинении вреда цели не ставится.

Институт невиновного причинения вреда и объективные признаки преступления, а также обстоятельства, исключающие преступность деяния имеют как общие, так и отличительные признаки, что определяет соотношение между перечисленными явлениями как достаточно близкое, но не равноценное.

В третьем параграфе «Сферы невиновного причинения вреда» автор говорит о том, что невиновное причинение вреда может иметь место в различных сферах человеческой деятельности. Выделение сфер обусловлено необходимостью упорядочения рассмотрения института невиновного причинения вреда, поскольку наличие системы сфер невиновного причинения вреда раскрывает область влияния рассматриваемой нормы и демонстрирует масштабность данного института уголовного права. Кроме того, рассмотрение сфер невиновного причинения вреда поможет понять правоприменителям, что причинение вреда невиновно возможно не только в производственной и медицинской деятельности, как это традиционно принято полагать.

Невиновное причинение вреда может возникнуть в бытовой сфере и сфере профессиональной деятельности. Бытовая сфера имеет место, если ситуации происходят в процессе повседневного, обычного уклада жизни. Лица, причиняющие при этом вред, не находятся в процессе исполнения служебных, функциональных обязанностей, а занимаются обыденными делами. К примеру, данные случаи могут произойти в период прогулки, отдыха, посещения друзей и прочее. В структуре профессиональной деятельности выделяются следующие направления: производственная деятельность, эксплуатация транспорта, научные эксперименты, медицинская деятельность, спортивная деятельность, хозяйственная деятельность, управленческая деятельность, правоохранительная деятельность. Одновременно с этим раскрывается специфика отдельных видов деятельности применительно к ст. 28 УК РФ.

Таким образом, можно констатировать, что ситуации, подразумеваемые нормой о невиновном причинении вреда, могут возникнуть буквально в любой сфере человеческой жизнедеятельности.

В четвертом параграфе «Виды вреда, предусмотренные ст. 28 УК РФ» автор отмечает, что законодатель не раскрывает виды вреда, подразумеваемые нормой о невиновном причинении вреда. В теории уголовного права общественно опасные последствия принято делить на материальные и нематериальные, по всей вероятности, это деление относится и к последствиям, предусмотренным нормой о невиновном причинении вреда. В процессе исследования института невиновного причинения вреда и практики применения нормы ст. 28 УК РФ было установлено, что правоприменители в основном рассматривают в рамках данной статьи причинение материального вреда, точнее, фи-

21

зического, т. е. вреда, причиненного жизни и здоровью человека. Изучение вопроса о видах вреда, которые охватываются ст. 28 УК РФ, вызвано необходимостью разъяснения их содержания и выработки рекомендаций по видам вреда, подразумеваемым данной нормой.

В названии статьи используется понятие «вред». Непосредственно в тексте самой нормы фигурирует понятие «общественно опасные последствия». Тем самым законодатель отождествляет эти понятия и ставит между ними знак равенства. В тексте параграфа диссертант рассматривает материальный (имущественный и физический) и нематериальный (моральный, нравственный, политический, организационный) виды вреда. Содержание общественно опасных последствий определяется содержанием объектов, вредные изменения в которых они производят. УК РФ предусматривает двадцать шесть видовых объектов. Столько же существует разновидностей общественно опасных последствий. Если учитывать, что норма о невиновном причинении вреда имеет смысл только тогда, когда в деянии усматривается какой-либо состав преступления, предусмотренный Особенной частью УК РФ, то и вред, подразумеваемый ст. 28 УК РФ, необходимо рассматривать в русле указанных последствий, предусмотренных Особенной частью УК РФ. Рассмотрение содержания видов вреда с соответствующими разъяснениями позволит правоприменителям расширить область применения на практике нормы о невиновном причинении вреда. Подводя итог, автор констатирует, что в рамках нормы о невиновном причинении вреда может рассматриваться любой из обозначенных в теории уголовного права видов последствий, причиненных субъектом при совершении деяния.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования проблемы, формулируются выводы и предложения, вытекающие из диссертационного исследования.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Арчибасова Л. А. О понятии экстремальных условий и нервно-психических перегрузок при невиновном причинении вреда, предусмотренном уголовным законодательством //Криминология и юридическая психология в развитии толерантности: Материалы международной научно-практической конференции. — Омск: Омская академия МВД России, 2002. - 0,3 п. л.

2. Векленко С. В., Арчибасова Л. Л. Уголовная ответственность за невиновное причинение вреда // Научный вестник Омской академии МВД России. — №2(16).— 2002. — 0,4 п. л. (авторство не разделено).

21

3. Арчибасова Л. А. Понятие экстремальных условий при невиновном причинении вреда // Психолого-психиатрические и социальные аспекты оказания помощи участникам боевых действий и лицам, пострадавшим в чрезвычайных ситуациях: Сборник материалов областной научно-практической конференции. — Омск: Омский территориальный центр медицины катастроф, 2004.—0,2 п. л.

4. Арчибасова Л. А. Развитие российского законодательства о невиновном причинении вреда (XII—начало XX вв.) // Омский научный вестник.—Омск: ОмГТУ.—2004.—№ 2 (27).—0,3 п. л.

5. Арчибасова Л. А. Соотношение институтов обоснованного риска (ст. 41 УК РФ) и невиновного причинения вреда (ст. 28 УК РФ) в уголовном праве // Уголовное право и современность: Межвузовский сборник научных трудов. — Вып. 8.—Красноярск, 2004.—0,2 п. л.

6. Арчибасова Л. А. Зарубежный опыт закрепления нормы о невиновном причинении вреда в уголовном законе // Служебно-экономическая преступность и коррупция: теория, практика, законодательная регламентация: Сборник научных трудов межвузовской научно-практической конференции / Под общ. ред. А. Г. Петрова, М. Г. Иванова. —Чебоксары: Чебоксарский филиал Нижегородской академии МВД России, 2004. — 0,2 п. л.

7. Арчибасова Л. А., Васильев Ф. П. Законодательное определение невиновного причинения вреда, предусмотренного ст. 28 УК РФ // Служебно-экономическая преступность и коррупция: теория, практика, законодательная регламентация: Сборник научных трудов межвузовской научно-практической конференции / Под общ. ред. А. Г. Петрова, М. Г. Иванова.—Чебоксары: Чебоксарский филиал Нижегородской академии МВД России, 2004. — 0,2 п. л. (авторство не разделено).

8. Арчибасова Л. А. Использование некоторых психологических категорий как оснований исключения уголовной ответственности при невиновном причинении вреда // Психопедагогика в правоохранительных органах. — Омск: Омская академия МВД России.—2004.—№ 1 (21). — 0,2 п. л.

9. Васильев Ф. П., Арчибасова Л. А. Неосознание противоправности с точки зрения невиновного причинения вреда// Перспективы развития и духовно-нравственные основы социально-экономической деятельности потребительской кооперации: Сборник материалов межвузовской научно-практической конференции. — Чебоксары: Чебоксарский кооперативный институт, 2005. — 0,5 п. л. (авторство не разделено).

10.Васильев Ф. П., АрчибасоваЛ. А. Виды вреда, предусмотренные ст. 28 УК РФ // Профессиональная подготовка кадров в органах внутренних дел Российской Федерации: Материалы межрегиональной научно-практической конференции. — Чебоксары: Чебоксарский филиал Нижегородской академии МВД России, 2005. — 0,5 п. л. (авторство не разделено).

22

11. Арчибасова Л. А. Невиновное причинение вреда при наличии экстремальных условий или нервно-психических перегрузок // Психопедагогика в правоохранительных органах. — Омск: Омская академия МВД России. — 2005.—№1(23).—0,4 п. л.


12. АрчибасоваЛ. А. Общая характеристика невиновного причинения вреда, предусмотренного ч. 2 ст. 28 УК РФ // Преемственность и новации в юридической науке: Материалы научной конференции адъюнктов и соискателей. — Омск: Омская академия МВД России, 2005.—Вып. 1.—0,2 п. л.


[1] Маркс К, Энгельс Ф. Сочинения. — Т. 18. — С. 516.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий