регистрация / вход

Международно-правовое регулирование авторских прав

Введение Трудно представить себе такую же область с внутренне присущей тенденцией к выходу за рамки одного государства, как авторское право, с которым в аспекте международного частного права почти каждый сталкивается в повседневной жизни практически ежечасно. Возможность пользования результатами творческой деятельности отдельных лиц и ее неотъемлемой части — авторского права — и соответственно иметь дело с объектами права интеллектуальной собственности в трансграничном измерении обеспечивают радио, телевидение, видео- и иные технические средства.

Введение

Трудно представить себе такую же область с внутренне присущей тенденцией к выходу за рамки одного государства, как авторское право, с которым в аспекте международного частного права почти каждый сталкивается в повседневной жизни практически ежечасно. Возможность пользования результатами творческой деятельности отдельных лиц и ее неотъемлемой части — авторского права — и соответственно иметь дело с объектами права интеллектуальной собственности в трансграничном измерении обеспечивают радио, телевидение, видео- и иные технические средства.

В настоящее время главным средством преодоления территориального характера авторского права является заключение межгосударственных соглашений о взаимном признании и охране прав на интеллектуальную собственность. Их разработка и принятие позволяют правам, возникающим по законам одного государства, действовать и охраняться на территории другого в соответствии с его законодательством. Иностранцы в этом случае получают возможность обладать правомочиями, предоставленными местными законами, а их национальные законы, как правило, не учитываются и не применяются.

В целях ликвидации практики контрафакции (не законной перепечатки литературных произведений) со второй половины XIX века все большее развитие получает тенденция заключения между государствами двусторонних соглашений об охране авторских прав своих граждан.

Основным методом регулирования отношений, имеющих юридическую связь с правопорядками различных государств и возникающих по поводу охраны результатов творческой деятельности, в том числе авторского права, на настоящем этапе выступает материально-правовой метод, основанный на разработке национально-правовыми средствами либо путем международного договора «прямых» норм, предназначенных непосредственно для регламентации соответствующих отношений. Несмотря на то, что в данной области пока не создано разветвленной системы международно-правовых договоров, которые представляли бы собой законченную совокупность единообразных норм, приемлемых в универсальных рамках, именно в этой сфере существуют старейшие международные соглашения, заложившие международно-правовой фундамент правового регулирования, — Бернская 1886 г. и Парижская 1883 г. конвенции как ведущие действующие акты в области интеллектуальной собственности.

Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений

Первым многосторонним договором в области защиты авторских прав стала Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений 1886 г. В последующие годы было проведено 7 конференций, на которых вносились соответствующие изменения в текст Бернской конвенции (в 1896 г. — в Париже, в 1908 г. — в Берлине, в 1928 г. — в Гаване, в 1948 г. — в Брюсселе, в 1967 г. — в Стокгольме, последняя редакции имела место в 1971 г. в Париже и была изменена 2 октября 1979 г.). Для каждого участвующего государства действует та редакция Конвенции, которая существовала в момент присоединения страны. Вместе с тем в отношениях между участниками—сторонами различных редакций Конвенции действует принцип, согласно которому применяется более ранний по времени текст. Так, в отношениях между Венгрией (Парижская редакция) и Турцией (Брюссельская редакция) действующим является Брюссельский акт Конвенции. В 1994 г. Россия присоединилась к Конвенции в редакции Парижского протокола 1971 г., которая вступила для нее в силу с 13 марта 1995 г. Соответственно в отношениях между Турцией и Россией будет применяться Брюссельский текст. Участники Конвенции создали Бернский союз охраны прав авторов на их литературные и художественные произведения.

Конвенция предусматривает охрану произведения в силу самого факта его создания и не требует для охраны предоставления материального носителя произведения, совершения формальностей, регистрации, депонирования экземпляра произведения, уплаты пошлины или сбора и т.д.: «Пользование этими правами и осуществление их не связаны с выполнением каких-либо формальностей. Такое пользование и осуществление не зависят от существования охраны в стране происхождения произведения» (ст. 5.1).

Конвенция характеризует вполне исчерпывающе объект охраны: «Термин «литературные и художественные произведения» охватывает все произведения в области литературы, науки и искусства, каким бы способом и в какой бы форме они ни были выражены» (ст. 2.1).

В Бернской конвенции для определения субъекта охраны использован территориальный принцип, согласно которому предпочтение отдается стране происхождения произведения или первого опубликования произведения. Она устанавливает критерии для предоставления охраны: гражданство автора, место выпуска произведения в свет, местожительство автора.

Авторы из числа граждан стран Бернского союза «пользуются в других странах Союза, кроме страны происхождения произведения, в отношении созданных произведений правами, которые предоставляются в настоящее время или будут предоставлены в дальнейшем соответствующими законами этих стран своим гражданам, а также правами, особо предоставляемыми настоящей Конвенцией» (ст. 5.1). Таким образом, по Конвенции, регулирование охраны авторских прав на литературные и художественные произведения строится на основе принципа национального режима. Объем охраны, равно как и средства защиты, обеспечиваемые автору для охраны его прав, регулируются с помощью положений Бернской конвенции и соответствующих норм национального права страны, в которой испрашивается охрана. Следовательно, система правового регулирования охраны прав интеллектуальной собственности в сфере авторского права обеспечивается двумя составляющими: международно-правовыми соглашениями (многосторонними и двусторонними договорами) и источниками национального права конкретного государства.

Такая же охрана согласно Конвенции предоставляется авторам — гражданам государств, не являющихся членами Союза, если их произведения впервые были опубликованы в одной из стран Союза или одновременно в стране, входящей и не входящей в Союз. Авторы, не являющиеся гражданами какой-либо из стран Союза, но имеющие обычное местожительство в одной из них, приравниваются при применении Конвенции к авторам—гражданам соответствующей страны (ст. 3.2). Что касается неопубликованных произведений, то охрана предоставляется только авторам-гражданам стран, входящих в Бернский союз.

Известно, что произведения некоторых советских (впоследствии российских) авторов впервые выпускались в свет не в СССР (России), а за границей. Так, многие музыкальные произведения знаменитого композитора современности Альфреда Шнитке впервые были сообщены для всегообщего сведения в Германии еще в тот период, когда Россия не присоединилась к Бернской конвенции и композитор не переехал в Германию. Несмотря на это, хотя А. Шнитке был гражданином государства, не входящего в Бернский союз, его права как автора-композитора подлежали охране в странах Бернской конвенции на основе постановлений ее статьи 3.1 (б). Аналогичным образом обстояли дела с охраной авторских прав в отношении литературных произведений советских граждан, впервые опубликованных за границей (Б. Пастернака в связи с выходом в свет в Италии романа «Доктор Живаго», А. Солженицына - в отношении его произведения «Архипелаг ГУЛаг», также впервые увидевшего свет за рубежом, и др. авторов).

Здесь важно подчеркнуть некоторую кажущуюся парадоксальность в конвенционном регулировании: оно направлено на защиту прав авторов из иностранных государств. Подобная охрана не распространяется на права, испрашиваемые в государстве происхождения произведения. К примеру, охрана произведения, впервые опубликованного в Швеции, подчиняется конвенционным правилам во всех странах Союза, за исключением Швеции. В подобном суждении нет противоречия: главным регулирующим эффектом Конвенция в отношении Швеции (равно как и любой другой страны, когда заходит речь о государстве происхождения произведения — члене Союза) после подписания или присоединения к международному документу выступает ее обязанность подготовить свое законодательство и правопорядок в целом к увязке с конвенционными нормами. В результате Конвенция уже вошла «в плоть и кровь», «букву и дух» национального права данной страны происхождения.

Конвенция установила срок охраны авторских прав — период жизни автора и 50 лет после его смерти. Однако для некоторых видов произведений установленные Конвенцией сроки могут варьироваться. В частности, для произведений кинематографии страны Союза вправе предусмотреть, что срок охраны истекает спустя 50 лет после того, как произведение, с согласия автора, стало доступным для всеобщего сведения, либо, если в течение 50 лет со времени создания это событие не наступит, срок охраны истекает спустя 50 лет после создания произведения.

Это минимальный срок, что буквально зафиксировано в самом документе: «Положения настоящей Конвенции не препятствуют установлению более высокого уровня охраны, который может предоставляться законодательством той или иной страны Союза» (ст. 19). Следовательно, необходимо констатировать, что в международном соглашении установлен минимальный стандарт охраны (принцип «минимального уровня охраны»), который вполне может быть превзойден в национальном праве конкретной страны. Если по закону страны — участницы Союза, в которой предъявляется требование об охране, срок является более продолжительным, то применяется установленный в этой стране срок. Однако он не может быть более продолжительным, чем срок действия авторского права, который установлен в стране, где произведение было впервые опубликовано, если в то же время законом этой страны не предусмотрено иное (ст. 7). По существу, данное правило представляет собой не что иное, как изъятие из принципа национального режима, провозглашенного Конвенцией. Однако в остальном пользование правами и объем охраны, предоставленные в одной стране в силу ее национально-правовых предписаний, не зависят от соответствующих установлений, действующих в стране происхождения произведения.

Скажем, автор произведения, гражданин государства «N», являющегося участником Бернской конвенции, в котором срок охраны авторского права установлен в 60 лет, впервые опубликовал литературное произведение (роман) у себя на родине. Если его роман будет издаваться на территории ФРГ, которая предоставляет охрану согласно своему национальному акту — Закону об авторском праве от 9 сентября 1965 г. (в редакции Дополняющего закона об изменении предписаний в области авторского права от 24 июня 1985 г.) — в течение всего периода жизни автора и 70 лет после его смерти, то при испрашивании охраны на это произведение в Германии автор — гражданин страны «N» должен иметь в виду, что в силу упомянутых положений Бернской конвенции, а также Закона об участии в международных конвенциях по авторскому праву, его авторское право на данное произведение будет защищаться в течение срока его жизни плюс 60 лет, поскольку в стране первого опубликования указанного литературного произведения срок охраны составляет 60 лет, т.е. меньше, чем 70 лет, а также поскольку § 140 Закона ФРГ об авторском праве прямо указывает, что в ФРГ охрана не может предоставляться в течение срока, более продолжительного, чем тот, который предоставляется в стране происхождения произведения.

Вследствие того что в Бернской конвенции содержится определенное число материально-правовых предписаний, непосредственно регулирующих важные аспекты авторских прав, а с другой стороны, в ней широко используется отсылка к национальному праву государств-участников, с этой точки зрения права авторов подразделяются на две группы: первую группу составляют установленные национальным законодательством стран—участниц международного договора личные неимущественные и имущественные права, вторую — те правомочия, которые установлены самой Конвенцией.

Таким образом, авторы литературных и художественных произведений, охраняемых Бернской конвенцией, пользуются следующими правами, предусмотренными этим соглашением: переводить и разрешать переводы своих произведений (ст. 8); разрешать воспроизведение этих произведений любым образом и в любой форме (ст. 9); разрешать переделки, аранжировки и другие изменения своих произведений (ст. 12). Статья 10 Бернской конвенции допускает цитирование произведений с обязательным указанием источника и имени автора произведения. Конвенция предполагает последующее осуществление этих и других прав в единообразном порядке всеми странами-участницами, поскольку на них лежит международно-правовое обязательство приведения в соответствие своего национального права с конвенционными нормами, вытекающее из участия в договоре.

Если произведения выпускаются в нарушение правил (контрафактная продукция), то, согласно ст. 16 Бернской конвенции, все контрафактные экземпляры произведения подлежат аресту в любой стране, в которой это произведение пользуется правовой охраной.

Статья 6 касается неимущественных прав автора, в частности права требовать признания своего авторства на произведение и противодействовать всякому извращению, искажению или иному изменению этого произведения, а также любому другому посягательству на произведение, способному нанести ущерб чести или репутации автора.

В связи с этим следует обратить внимание на то, что в традициях охраны литературной и художественной собственности (авторского права) средствами континентального права значится разграничение категорий имущественных и личных неимущественных авторских права, с особым выделением понятия так называемых моральных прав, куда входит право на имя, право на авторство, право на неискажение произведения и т.д. В некоторых странах в национальных актах по авторскому праву содержатся специальные разделы, посвященные «моральным правам» (см., например, законодательство Франции, ФРГ, в известной мере Дании и особенно Японии). Указанное не свойственно практике англосаксонских стран, чьи законодательные акты об авторском праве, судебная и иная правоприменительная практика не придерживаются этой категории.

Способствуя охране интересов авторов в международном масштабе, Бернская конвенция ограничивает, как показано, возможность свободного использования произведений (путем установления требования о необходимости получения согласия обладателей прав, выплаты гонорара и т.д.) и тем самым в ряде случаев входит в противоречие с насущными потребностями в развитии науки, образования, культуры развивающихся стран. По их инициативе в 1967 г. на Стокгольмской конференции наряду с пересмотренным текстом Конвенции был предложен особый протокол, предусматривающий льготы для развивающихся стран. Однако в результате противодействия западных государств, защищающих интересы крупных издательских и звукозаписывающих компаний и фирм, а также иных правообладателей объектов интеллектуальной собственности, которыми в условиях рыночной экономики в большинстве случаев выступают крупные объединения, протокол не стал действующим документом. Тем не менее шаги по достижению компромисса в рамках международного сообщества продолжались, вследствие чего на Парижской конференции в 1971 г. в текст Бернской конвенции был все же включен ряд правил, хотя и менее льготных, чем в протоколе, облегчающих распространение литературы, преимущественно переводной, в учебных и научных целях в развивающихся странах.

Бернская конвенция 1886 г. не единственный международный документ, регулирующий на протяжении длительного времени отношения по охране литературных и художественных результатов творческой деятельности. В Латинской Америке практически сразу после Бернской конвенции в г.Монтевидео принимается Межамериканская конвенция об авторском праве 1889 г. В ней имеется ряд положений, сходных с положениями Бернской конвенции 1886 г., но существуют и отличия. Так, Бернская конвенция исходит из принципа гражданства автора и места первой публикации произведения как критерия защиты, в то время как по Межамериканской конвенции гражданство автора не имеет значения. Бернская конвенция не содержит ограничений права автора осуществлять или разрешать перевод, конструируя его как исключительное право автора, хотя и предоставляет государствам возможность сделать оговорку в отношении этого права при присоединении к акту. Конвенция же, заключенная в Монтевидео, не применяет институт оговорки. Последовавшая за ней в 1946 г. Вашингтонская конвенция , объединяющая около 15 американских государств, заменила собой все предшествующие соглашения по авторскому праву, принятые в Мехико, Каракасе, Гаване и Рио-де-Жанейро. Еще одним отличием межамериканских конвенций по авторскому праву от Бернской (а впоследствии и Всемирной) конвенции является то, что они объявляют приоритет норм подписанных позднее соглашений, тогда как Бернская или Всемирная конвенции не препятствуют наличию иных соглашений между отдельными ее участниками. Однако в случае расхождения норм таких соглашений с принципами Бернской и Всемирной конвенции закрепляется преимущество последних. Тем не менее особые положения об иерархии норм международных соглашений (ст. 18 Всемирной конвенции) действуют только и исключительно для отношений между американскими государствами. В результате нормы межамериканских конвенций, заключенных до принятия Всемирной конвенции и присоединения к ней их участников, которые противоречат последней, уступают ей место. Однако нормы более поздних по отношению к Всемирной конвенции межамериканских соглашений, получив приоритет, будут превалировать над нормами Бернской и Всемирной конвенций.

В Бернской конвенции не участвовали Соединенные Штаты Америки, ибо национальное законодательство этой страны строилось на основе предоставления охраны авторского права с учетом совершения формальных процедур, в то время как Бернская конвенция не требует осуществления каких-либо формальностей для обеспечения охраны произведения. Это обстоятельство обусловливало неучастие в Бернском союзе и многих других государств, стоящих на аналогичных американской позициях в части национально-правового регулирования авторских прав.

Таким образом, задача достижения приемлемого для большинства стран мира, принадлежащих к различным системам охраны, международно-правового регулирования после второй мировой войны стала достаточно острой. В этот период под эгидой ЮНЕСКО начались работы по созданию всемирной системы охраны авторских прав, которые в начале 50-х гг. привели к завершению разработки проекта. В 1952 г. в Женеве по инициативе США была подписана Всемирная конвенция об авторском праве . СССР присоединился к Конвенции 27 мая 1973 г. в редакции 1952 г. Россия участвует в соглашении на основе договорного правопреемства после СССР. С 13 марта 1995 г. для Российской Федерации действуют данная Конвенция в редакции от 24 июля 1971 г., а также Дополнительные протоколы 1 и 2, подписанные в Париже в 1971 г. К Конвенции присоединились также и другие страны—члены СНГ.

Всемирная конвенция была рассчитана на применение в универсальном масштабе. Ее цель — создание международно-правового инструмента для широкого круга государств, с тем чтобы облегчить распространение литературных и художественных произведений. В настоящее время участниками Конвенции являются около 90 государств.

Так же как и Бернская конвенция, Всемирная конвенция исходит из принципа национального режима и отсылки к внутреннему праву, но, в отличие от Бернской, этот принцип играет здесь доминирующую роль, поскольку в ней содержится небольшое количество материально-правовых норм, отсылающих к внутреннему законодательству. Тем самым Всемирная конвенция в меньшей степени затрагивает вопросы охраны авторских прав, связанных с различиями регулирования во внутреннем законодательстве. По своему содержанию она носит более гибкий характер, устанавливая не слишком высокий уровень охраны и имея в своем составе меньшее количество прямых материально-правовых правил, что облегчает присоединение к ней государств с различными уровнями развития, содержанием внутригосударственных норм в области авторского права. В этой Конвенции представлены государства с различными системами авторского права, хотя в настоящее время с присоединением, например, США и Российской Федерации к Бернской конвенции членство в двух основных международных соглашениях, действующих в этой сфере, все больше совпадает.

В статье II Конвенции перечислены объекты охраны: «1. Выпущенные в свет произведения гражданами любого договаривающегося государства, равно как произведения, впервые выпущенные в свет на территории такого государства, пользуются в каждом другом Договаривающемся государстве охраной, которую такое государство предоставляет произведениям своих граждан, впервые выпущенным в свет на его собственной территории. 2. Не выпущенные в свет произведения граждан каждого Договаривающегося государства пользуются в каждом другом Договаривающемся государстве охраной, которую это Государство предоставляет не выпущенным в свет произведениям своих граждан. 3. Для целей настоящей Конвенции любое Договаривающееся государство может в порядке своего внутреннего законодательства приравнять к своим гражданам лиц, домицилированных на территории этого государства».

Таким образом, Всемирная конвенция, как и Бернское соглашение, закрепляет национальный режим и предусматривает минимальную охрану авторских прав на опубликованные произведения для граждан государств, участвующих в Конвенции, даже и в тех случаях, когда произведение впервые было опубликовано на территории государства, не участвующего в данной Конвенции.

Среди определенных новелл, введенных Конвенцией 1952 г., нужно назвать, во-первых, институт «выпуска в свет» произведения, с которым и этим актом, и в ряде случаев национальным законодательством определенных государств связывается начало исчисления срока предоставляемой охраны. «Под выпуском в свет, — говорится в ст. 6 Конвенции, — следует понимать воспроизведение в материальной форме экземпляров произведения и предоставление неопределенному кругу лиц возможности читать его или знакомиться с ним путем зрительного восприятия». Необходимо отметить, что подобное содержание и само понятие данной категории вошло в национальное право многих государств, участвующих в Конвенции. В их числе и Российская Федерация, в законе «Об авторском праве и смежных правах» 1993 г., которой эта дефиниция в смысловом отношении получила адекватное отражение. Статья IV п. 2 Конвенции устанавливает, что в договаривающемся государстве, в котором ко времени вступления в силу на его территории Конвенции «срок охраны не исчисляется, исходя из продолжительности жизни автора, этот срок может исчисляться со дня первого выпуска в свет произведения». Этот срок не может быть короче 25 лет. Аналогичным с Бернской конвенцией образом Всемирная конвенция оперирует таким понятием, как «страна происхождения» [см. ст. 4. 4(а)], вводя в оборот инструмент, именуемый «сравнением сроков», выраженный в конвенционном положении о том, что ни одно государство не обязано обеспечивать охрану произведения в течение срока более продолжительного, чем тот, который установлен для произведений данной категории законом участвующей в Конвенции страны автора, если речь идет о невыпущенном в свет произведении; если же речь идет о выпущенных в свет произведениях — законом участвующей в Конвенции страны, в которой произведение впервые выпущено в свет. При этом страной происхождения невыпущенного в свет произведения считается государство гражданства автора. Произведение гражданина договаривающегося государства, впервые выпущенное в свет на территории государства, не участвующего в Конвенции, считается впервые выпущенным в свет в договаривающемся государстве, гражданином которого является автор (ст. IV п. 5). Тем самым, естественно, расширяется сфера действия принципа национального режима, причем не только посредством его применения к лицам, не являющимся гражданами договаривающихся государств, но проживающим (домицилированным) на их территориях, а также и к другим субъектам в случаях первого выпуска в свет произведения гражданами договаривающихся государств в неучаствующих странах.

Статья V Конвенции устанавливает права авторов, к которым относятся их исключительное право переводить, выпускать в свет переводы и разрешать перевод и выпуск в свет переводов произведений. Это право авторов носит международный характер по самой своей сути и поэтому нуждается в специальном регулировании. Оно является особым правом авторов, получившим специальную охрану во Всемирной конвенции. Обладатель авторского права в соответствии с Конвенцией имеет исключительное право на перевод и переиздание своего произведения. Нельзя в другой стране издать перевод произведения без разрешения того издательства, которое впервые выпустило его в свет. К тому же вступает в действие и другое имущественное правомочие правообладателя — право на получение соответствующего вознаграждения.

Вместе с тем и в этом вопросе Конвенция предусматривает регулирование с помощью средств национального права: «внутренним законодательством государств будут установлены меры, необходимые для обеспечения носителю права на перевод справедливого вознаграждения в соответствии с международной практикой...» (ст. V п. 2). Тот же метод отсылки к национально-правовому регулированию используется Конвенцией применительно к отдельным категориям произведений. Так, предусматривая изъятие из конвенционного режима установления минимального срока охраны произведений, ст. IV п. 2 объявляет, что положения Конвенции не распространяются на фотографические произведения и произведения прикладного искусства. Однако в договаривающихся государствах, предоставляющих такую охрану указанным видам произведений, «поскольку они являются художественными произведениями», срок охраны таких произведений не может быть короче 25 лет.

Анализируя нормы Конвенции, некоторые авторы высказывают мнение, что ее положения, не содержащие конкретного правила поведения в отношении того или иного обстоятельства (соответствующего срока охраны, предоставления либо непредоставления охраны какому-либо объекту и т.д.), а отсылающие к национальному закону, представляют собой коллизионные нормы. С этим трудно согласиться, имея в виду специфические особенности коллизионных норм как норм международного частного права, т.е. правил поведения, решающих проблему выбора права и указывающих, какой правопорядок надлежит применить к данному общественному отношению. Другими словами, коллизионная норма как таковая обеспечивает надлежащее средство разрешения коллизионного вопроса. В этом суть и назначение коллизионных норм в международном частном праве. Если же рассматривать коллизионные нормы как технические инструменты осуществления отсылки, которые весьма часто применяются в праве в самых различных его отраслях, то в этом варианте приведенное утверждение могло бы быть принято только в некотором смысле, т.е. в значении отсылочной нормы, обеспечивающей упрощение юридической техники при формулировании правил поведения. В действительности же, как представляется, в данном случае речь идет о материальных нормах, указывающих случаи обращения к национальному законодательству соответствующего государства.

Чтобы примирить национально-правовые предписания государств, требующие совершения формальных действий для целей получения охраны, с конвенционным регулированием, Конвенция предусматривает помещение на произведениях знака охраны авторского права, состоящего из специального символа «С» в окружности, указания обладателя авторского права и года первого выпуска в свет как средства подтверждения осуществленных формальностей.

Как отмечалось выше, Всемирная конвенция устанавливает целый ряд льгот для развивающихся стран. Это свободное использование выпущенных в свет произведений в учебных и научных целях, свобода радио- и телевизионных передач. Также предусмотрен сокращенный срок действия авторского права, выдача государством принудительных лицензий на перевод произведений в целях развития национальной науки, культуры, образования. Развивающимся странам также предоставлено право на перевод произведений по истечении 10 лет после выхода произведения в свет.

В 1971 г. в Конвенцию были включены два Дополнительных протокола, касающиеся применения ее положений к лицам без гражданства и беженцам, а также к произведениям, издаваемым различными международными организациями.

Всемирная конвенция не имеет обратной силы, вследствие чего, например, произведение автора-иностранца, опубликованное на территории РФ (СССР) до ее (его) вступления в Конвенцию 1952 г., не подлежит охране с помощью ее норм.

Скажем, в июне 1973 г. наследники Этель Лилиан Войнич не были вправе претендовать на 25-летний срок охраны произведений после смерти автора и выплату гонорара, как это установлено во Всемирной конвенции, в отношении опубликования на территории СССР в 1972 г. ее произведений и поскольку в то время в Советском Союзе действовало законодательство, в силу которого этот срок определялся 15 годами, а в 1972 г. СССР в Конвенции не участвовал. Другой пример. Эрнест Хемингуэй умер в 1961 г., то есть право на его произведения возникло до 1973 г. В результате даже после присоединения нашей страны к Всемирной конвенции романы этого автора правомерно могли издаваться в СССР без договоров с правопреемниками и выплаты вознаграждения, ввиду именно того, что Конвенция не предусматривает возникновения права на основе принципа обратной силы.

Особого внимания заслуживают положения Конвенции, затрагивающие соотношение ее норм с другими международными договорами. Выше отмечалось решение этого вопроса применительно к межамериканским конвенциям. Кстати, примечательно, что подобный аспект получил непосредственное отражение в тексте Конвенции 1952 г. (ст. XVIII). В том же, что касается действия Конвенции и других международных соглашений, то правила, содержащиеся в ст. XIX, весьма отчетливы: «Настоящая Конвенция не лишает силы конвенции и многосторонние, и двусторонние соглашения по авторскому праву, действующие между двумя или несколькими договаривающимися государствами. В случае расхождений между постановлениями одной из этих конвенций или одного из этих соглашений и постановлениями настоящей Конвенции преимущество будут иметь положения настоящей Конвенции».

Поскольку в Женевской конвенции 1952 г. содержится гораздо меньше материально-правовых норм, «напрямую» регулирующих отношения, связанные с охраной авторских и смежных прав, по сравнению с Бернской конвенцией, можно найти объяснение более широкому применению именно Всемирной конвенции. Однако не слишком высокий уровень охраны, предоставляемый ее нормами, уже не может удовлетворить участвующие в ней государства. Вот почему в последние годы существенно расширился круг участников Бернской конвенции. Ряд авторов высказывают предположения, что в будущем может произойти либо слияние этих конвенций на основе выработки современной общей для них редакции, либо создание нового международного соглашения, охватывающего государства, участвующие в Бернской, Всемирной и, возможно, американских конвенциях.

Современным документом, опосредствующим значительный прогресс в области многостороннего регулирования прав интеллектуальной собственности, включая и авторское право, явился документ, разработанный и принятый в рамках Всемирной торговой организации (ВТО), — Соглашение об относящихся к торговле аспектах прав интеллектуальной собственности (сокр. от англ.: Agreement on Trade—Related Aspects of Intellectual Property Rights, Including Trade in Counterfeit goods — TRIPs), заключенное в рамках Уругвайского раунда ГАТТ и вступившее в силу с 1 января 1995 г.

МНЕ КАЖЕТСЯ ПРО ТРИПс НЕ НАДО, Т.К. ТАМ ОТДЕЛЬНО ТАКАЯ ТЕМА ЕСТЬ

Данное соглашение содержит весьма детальное регулирование отношений по поводу объектов интеллектуальной собственности. Структурно оно состоит из четырех частей: 1. Основные положение и принципы. 2. Стандарты, определяющие наличие, сферу действия и использование прав интеллектуальной собственности. 3. Осуществление прав интеллектуальной собственности. 4. Приобретение и поддержание прав интеллектуальной собственности. Соответствующие действия, предпринимаемые договаривающимися сторонами.

В этих рамках закрепленное в Соглашении регулирование характеризуется следующими основными положениями. Во-первых, документ устанавливает минимум стандартов охраны в отношении институтов интеллектуальной собственности, предусмотренных в нем, которые должны обеспечиваться договаривающимися государствами. Определен перечень охраняемых основных прав на объекты и допустимые исключения, установлен минимальный срок охраны. Примечательно, что текст Соглашения ТРИПс инкорпорировал соответствующие положения Бернской (ст. 6- bis в ред. 1971 г.) и Парижской конвенций, за исключением норм Бернской конвенции о моральных правах. Можно предположить, что последнее обусловлено противопоставлением по крайней мере, двух подходов к охране авторских прав, закрепленных соответственно в системе континентального права, которому известна категория «моральных прав», и «общего права» (прежде всего Великобритании и США), строящего регулирование на основе концепции «copyright», в наименовании чего отсутствует даже самое понятие «автор». Коль скоро в ТРИПс обойдена категория «моральных прав», нетрудно заметить, что предпочтение в данном случае оказано именно конструкции англосаксонского права. Обращает на себя внимание также и то, что Соглашение непосредственно в своем тексте подчеркивает связанность, за упомянутыми изъятиями, положениями Бернской конвенции: «Договаривающиеся Стороны обязуются соблюдать ст. 1—21 Бернской конвенции (в ред. 1971 г.), а также Приложения».

Во-вторых, Соглашение определяет основные принципы, применяемые во внутренних процедурах государств-участников, направленных на осуществление прав интеллектуальной собственности (административные, гражданско-правовые, судебные средства защиты, предоставляемые государствами правообладателям для защиты прав в случаях их нарушения). В-третьих, в соответствии с Соглашением все споры между членами ВТО в связи с исполнением ими взятых на себя обязательств подлежат разрешению посредством процедур, принятых для разрешения споров в ВТО.

Вместе с тем член ВТО вправе самостоятельно избирать в рамках конституционных и иных процедур способы и средства осуществления норм международного соглашения во внутригосударственной сфере. Они могут также предоставить более широкую защиту прав интеллектуальной собственности, чем это предусмотрено в нормах Соглашения. Правовое регулирование, содержащееся в Соглашении, преследует цель создания действенной системы предотвращения нарушений авторского и иных прав интеллектуальной собственности в отношениях между странами-членами ВТО. Для достижения этого III часть Соглашения ставит задачу разработки порядка осуществления прав на результаты интеллектуальной деятельности, который обеспечивал бы эффективные и оперативные меры борьбы против любого нарушения прав. Статья 45 Соглашения требует от государств наделить судебные органы правом обязывать лицо, нарушившее право, возмещать правообладателю ущерб в размере, достаточном для компенсации вреда, нанесенного ему в результате нарушения прав причинителем вреда, который умышленно или по неосторожности нанес ущерб.

Представляет интерес перечень объектов охраны, предусмотренный Соглашением ТРИПс: объекты авторского права, в числе которых особо выделяются компьютерные программы и базы данных, смежных прав, причем к последним относятся права исполнителей, производителей фонограмм (звукозаписей), организаций вещания; товарные знаки и права зарегистрированных фирменных наименований; географические названия в наименованиях мест происхождения товаров, при этом особо оговаривается дополнительная защита географических названий в наименованиях вин и спиртных напитков; промышленные образцы, созданные лицом независимо от других субъектов, и характеризующиеся новизной и оригинальностью; патенты на изобретения (устройство или способ) во всех отраслях техники при условии, что изобретение обладает изобретательским уровнем, является новым и промышленно применимым. В данном случае нельзя не заметить, что Соглашение оставило неприкосновенным архаизм Парижской конвенции — указание в числе объектов охраны промышленной собственности «патента на изобретение». Кроме того, охраняются топологии интегральных микросхем, а также нераскрытая (конфиденциальная) информация.

Анализируемый международный договор закрепляет фундаментальные принципы, на основе которых строится правовое регулирование взаимной охраны прав интеллектуальной собственности стран-участниц (ст. 3, 4, 5). Это — принцип национального режима и принцип наибольшего благоприятствования. Члены ВТО вправе самостоятельно избирать способы осуществления норм Соглашения в пределах национальной юрисдикции и, кроме того, предоставить более широкую защиту по сравнению с нормами Соглашения (ст. 1).

В связи с появлением современных технологий, обусловивших новые объекты авторских прав, в рамках ВОИС был разработан Договор об авторском праве , принятый в Женеве 20 декабря 1996 г., являющийся в соответствии с его постановлениями специальным соглашением в смысле ст. 20 Бернской конвенции, не затрагивающим действия иных международных актов и не умаляющим никаких прав и обязательств по любому другому договору (ст. 1).

В плане участия России в иных международных многосторонних конвенциях, помимо названных, Указом Президента РФ от 7 октября 1993 г. было дано поручение министерству иностранных дел РФ о рассмотрении вопроса о присоединении Российской Федерации к Многосторонней конвенции об избежании двойного налогообложения выплат авторского вознаграждения 1979 г. (о присоединении России к международным соглашениям в области смежных прав см. далее).

Сотрудничество в области авторских и смежных прав в СНГ. После образования Содружества Независимых Государств встал вопрос о правопреемстве новых государств в отношении прав и обязательств СССР по Всемирной конвенции об авторском праве. 24 сентября 1993 г. одиннадцать стран, ранее входивших в состав СССР в качестве союзных республик, заключили Соглашение о сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав, которое вступило в силу 6 мая 1995 г. (для Российской Федерации 3 апреля 1995 г.).

В соответствии с Соглашением его участники обязывались обеспечить на своих территориях соблюдение международных обязательств бывшего СССР по Всемирной конвенции об авторском праве. Соглашение предусматривает, что в отношениях между собой они будут применять положения Всемирной конвенции об авторском праве: государства—участники Соглашения «обеспечивают на своих территориях выполнение международных обязательств, вытекающих из участия бывшего Союза ССР по Всемирной конвенции об авторском праве (в редакции 1952 года), исходя из того, что дата вступления в силу указанной Конвенции для бывшего СССР (27 мая 1973 года) является датой, с которой каждое государство-участник считает себя связанным ее положениями» (ст. 1).

Однако смысл заключенного странами Содружества международного договора состоит не только в том, чтобы подтвердить свою связанность обязательствами, зафиксированными во Всемирной конвенции, поскольку это вытекает из самого их участия в данном международном соглашении, но также и обеспечить согласованный режим охраны более ранним, т.е. предшествующим присоединению СССР к Всемирной конвенции, произведениям. В частности, в ст. 2 Соглашения говорится: «Государства-участники применяют Всемирную конвенцию об авторском праве (в редакции 1952 года) в отношениях между собой как к произведениям, созданным после 27 мая 1973 г., так и к произведениям, охраняющимся по законодательству Государств-участников до этой даты, на тех же условиях, которые установлены национальным законодательством в отношении своих авторов. Сроки охраны авторского права устанавливаются в соответствии с законодательством того Государства-участника, которое предоставляет охрану, однако оно не обязано обеспечивать охрану в течение срока более продолжительного, чем срок охраны, установленный в другом соответствующем Государстве-участнике». Совершенно очевидно, что в юридическом плане речь идет в данном случае о двух принципах: принципе национального режима, который предоставляется общим порядком, — приравнивании в правах авторов из договаривающихся государств к собственным авторам (отечественным гражданам), и принципе взаимности — каждое из участвующих в международном договоре государств пользуется тем же самым режимом в других государствах. С другой стороны, уточнение о том, что срок предоставляемой на основе Соглашения охраны авторских прав не может быть более продолжительным, чем в соответствующем государстве, есть не что иное, как правило о материальной взаимности.

Страны—участницы СНГ также взяли на себя обязательства предпринять необходимые меры для разработки такого национального законодательства в сфере охраны авторских и смежных прав, которое отвечало бы требованиям действующих международных договоров в этой области, и прежде всего Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений, Женевской конвенции об охране производителей фонограмм от незаконного воспроизведения их фонограмм, Римской конвенции об охране прав артистов-исполнителей.

Участники Соглашения обязались также проводить совместную работу по борьбе с незаконным использованием авторских и смежных прав, способствовать созданию национальных организаций для управления авторскими правами. В нем страны-участницы наметили меры по устранению двойного налогообложения авторского и иного вознаграждения. Соглашение является открытым для стран, ранее входивших в состав Союза ССР.

Правовое регулирование современных отношений в области авторского права в ЕС. В процессе европейской интеграции в соответствии с Римским договором 1957 г., создавшим Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), Единым европейским актом от 14 и 28 февраля 1986 г., целью которого явилось укрепление и переход, начиная с 1 января 1993 г. стран-участниц Общего рынка к единому рынку, для достижения целей унификации законодательства различных государств, входящих в Союз, были разработаны и осуществлены 300 директив и постановлений органов Сообщества (Европейской Комиссии и Совета Министров) в разнообразных областях производства, экономики, науки, культуры, образования и т.д. В рамках Европейского союза унификация в сфере авторского права происходит путем принятия директив, т.е. правовых актов, содержащих нормы, обязывающие участников Сообщества привести в соответствие с международными предписаниями свое национальное законодательство. При этом сохраняется свобода выбора каждым из государств форм и средств реализации такого согласования собственного права с правом Сообщества.

В последние годы в области национально-правовой и международно-правовой охраны интеллектуальной собственности особую актуальность получили вопросы, относящиеся к компьютерным технологиям, электронным средствам связи и т.п. Вследствие этого в отсутствие широкого международного документа, который регулировал бы подобные отношения в универсальном масштабе, страны Евросоюза путем принятия соответствующих директив предпринимают попытки по ликвидации пробелов в правовом регулировании. Так, государства—члены Евросоюза обязались инкорпорировать в свое национальное право содержание нескольких директив: по компьютерным программам, правам на аренду и прокат, спутниковому телевидению и кабельной ретрансляции, правовой охране баз данных и сроку охраны авторского права (70 лет с даты смерти автора). Представляется целесообразным особо остановиться на директиве № 92/100/СЕЕ «О защите баз данных».

Исходя из ст. 16 Директивы государства-члены должны привести свое законодательство в соответствие с ее нормами до 1 января 1998 г. Национальные акты, принятые во исполнение этой Директивы, должны содержать ссылку на нее или сопровождаться ссылкой на Директиву при их официальном опубликовании. Кроме того, государства—члены Евросоюза обязаны были представить в Комиссию ЕС тексты проектов таких национальных законов, которые они обязались принять для урегулирования отношений, затрагиваемых Директивой. Рассматриваемая Директива представляет интерес постольку, поскольку в ней, помимо традиционных аспектов авторского права, предусматривается также защита так называемых прав sui generis (прав особого рода). Предлагается ввести эту конструкцию в сферу правовой охраны прав составителей баз данных. Ее сущность заключается в том, чтобы признать базу данных «единственным в своем роде» произведением, так как оно предполагает не только само по себе творческую деятельность при отборе и классификации данных, но к тому же и творчество особого характера. Заметим, что по смыслу документа защита предоставляется не произведению как таковому, а тем инвестициям, которые были вложены в создание объекта — базы данных. В этом плане становится понятным, что в таком случае о принципиальных идеях, положенных в основу авторского права, говорить не приходится.

Право sui generis в отношении создателя базы данных действует с момента завершения составления объекта в течение 15 лет, начиная с 1 января года, следующего за датой завершения составления базы данных. Статья 10 Директивы предусматривает защиту объекта на принципах самостоятельности охраны в случаях, если любое значительное изменение, накопление или удаление информации, имеющее качественную или количественную оценку, позволяет подойти к произведенным добавлениям, удалениям или изменениям в соответствующей базе данных как к объекту, вместившему в себя значительные новые вложения. Созданная таким способом база данных получит охрану на основании объекта права «особого рода».

Французские правоведы, кроме того, предлагают распространить право sui generis и на создателей таких объектов, как CD - ROM ( Compact Disk read - only memory ) мультимедиа, — поскольку непосредственный объект представляет собой специфическое произведение, создание которого требует организации внешней среды, структурирования команд, установления демонстрационных зон, обеспечения контакта с произведением, авторской обработки текстов путем логической компоновки, графического и иных видов изображения, включая рисунок, линии, цвет, формы, в статическом и динамическом выражении, и т.д., к тому же при их создании остро встает проблема так называемых каскадных прав.

В 1995 г. в рамках Европейского союза была распространена «Зеленая книга», обратившаяся к проблемам применимого законодательства, исчерпания прав, прав на аренду и прокат, предоставления в безвозмездное временное пользование, права на распространение моральных прав, а также систем идентификации и управления правами при компьютерно-сетевой передаче.

Двусторонние договоры в области охраны авторских прав

Двусторонние договоры в области охраны интеллектуальной собственности служат традиционным инструментом международного сотрудничества в вопросах взаимного предоставления охраны авторам—гражданам договаривающихся государств. Ввиду того что многие государства в течение длительного времени были участниками лишь какой-то одной из многосторонних конвенций (будь то Бернской или Всемирной), единственным средством «связать» участвующие в них порознь государства было заключение двустороннего соглашения по охране авторского права. В частности, в свое время для СССР, а затем и для Российской Федерации наличие заключенных двусторонних договоров с другими странами обеспечивало получение охраны для отечественных авторов в тех странах, которые не были участниками, скажем, Всемирной конвенции. Аналогичной позиции придерживались и США, которые так же, как и СССР (Россия), долгое время (до 1989 г.) не присоединялись к Бернской конвенции. Отметим, что один из ранних двусторонних договоров в рассматриваемой области Соединенными Штатами Америки был подписан в 1911 г. с Венгрией.

Ныне действующие международные соглашения Российской Федерации о взаимной охране авторских прав были заключены со следующими странами: с Австрией (16 декабря 1981 г.), Арменией (25 июня 1993 г.), Венгрией (16 ноября 1977 г.), Польшей (4 октября 1974 г.), Словакией (18 марта 1975 г.), Чехией (18 марта 1975 г.), со Швецией (15 апреля 1986 г.), с КНР (Соглашение в области охраны прав интеллектуальной собственности от 25 апреля 1996 г.). Необходимо отметить, что такие соглашения нередко дополняют международные договоры более общего характера — соглашения о культурном или научном сотрудничестве.

В этих договорах на основе взаимности устанавливался принцип национального режима в отношении охраны произведений авторов-граждан договаривающихся государств. Например, в Договоре, заключенном в 1974 г. с Польшей, предусматривался подобный режим также и применительно к гражданам третьих стран и их правопреемникам, если их произведения были выпущены впервые в свет на территориях договаривающихся государств. Таким лицам охрана обеспечивалась на тех же основаниях, что и для собственных граждан договаривающихся сторон.

Советско-австрийское Соглашение, вступившее в силу с 11 июля 1983 г., обеспечивает на территории России охрану только в отношении неопубликованных произведений австрийских авторов (независимо отдаты их создания, при условии, что не истекли сроки действия авторских прав). Применительно к опубликованным произведениям в ст. 2 установлено, что если произведения были опубликованы до вступления в силу Соглашения на территории другой договаривающейся стороны в качестве неохраняемых, то они будут считаться неохраняемыми на указанной территории и после вступления в силу данного Соглашения. Неохраняемыми на территории СССР были все произведения австрийских (и иных) авторов до даты вступления в силу присоединения СССР к Всемирной конвенции 1952 г. Таким образом, если произведение австрийского гражданина было опубликовано на территории России до 27 мая 1973 г. (даты присоединения к Всемирной конвенции об авторском праве 1952 г.), то такое произведение признается неохраняемым, если же после этой даты, — охраняемым. В реальной жизни проблемы взаимной охраны авторских прав граждан различных стран и постоянно проживающих на их территориях лиц-неграждан нередко решаются в рамках деятельности и международного сотрудничества специальных организаций, если следовать терминологии российского Закона об авторском праве и смежных правах, «управляющих имущественными правами на коллективной основе». Такими организациями в Российской Федерации являются РАО — Российское авторское общество и две организации в области смежных прав: РОСП — Российское общество исполнителей и производителей фонограмм, созданное в 1997 г., и РОУПИ — Российское общество по управлению правами исполнителей. Эти общества заключают договоры, с одной стороны, с российскими и зарубежными авторами и исполнителями, производителями фонограмм, с другой — иностранными авторско-правовыми обществами и организациями аналогичного типа, управляющими имущественными правами иностранных авторов на коллективной основе в разных странах (САСЕМ — во Франции, ГЕМА - в ФРГ, ЗАИКС - в Польше, ДЖАСРАК - в Японии, Пи-Ар-Эс (PRS) — в Англии, СЕСАК, АСКАП и Би-Эм-Ай (BMI) — в США и т.д.), что позволяет успешно защищать права российских правообладателей за рубежом и отстаивать права иностранных авторов на территории РФ.

В этом отношении примечателен следующий эпизод. В РАО обратилось английское издательство, обладающее авторскими правами на оперу Бриттена «Смерть в Венеции», транслировавшуюся российским радио. Согласия правообладателя на трансляцию никто не запрашивал. РАО предложило радиокомпании выплатить владельцу прав причитающееся авторское вознаграждение. Это требование было удовлетворено без обращения в судебные инстанции.

Другой пример. В сентябре 1993 г. в Москве состоялся концерт Майкла Джексона, который исполнял произведения американских авторов. Их интересы в России согласно заключенным договорам с американскими обществами представляло РАО. Накануне концерта РАО связалось с российским устроителем гастролей фирмой «Десса». После долгих переговоров было заключено лицензионное соглашение, в соответствии с которым фирма «Десса» обязалась перечислить в РАО в течение трех банковских дней после концерта авторское вознаграждение в размере 3 процентов суммы, полученной от продажи билетов. Однако это обязательство не только не было выполнено, — более того, фирма стала опротестовывать заключенное соглашение, ссылаясь на то, что генеральный директор, подписавший его, якобы не имел должных полномочий это делать. Дело было передано в суд, в результате рассмотрения которым предъявленных РАО требований вынесено решение о взыскании 30 млн. рублей.

О днако проблемы защиты авторского права и иных прав интеллектуальной собственности составляют предмет внимания не только для организаций—субъектов хозяйственного и гражданского права. Министерство юстиции РФ, сосредоточив в последнее время в своих структурах, помимо прочего, функции государственного ведомства по охране прав интеллектуальной собственности, проводит встречи с представителями иностранных органов исполнительной власти по вопросам защиты авторских прав и прав промышленной собственности.

Так, в июне 1999 г. указанные проблемы обсуждались в рамках контактов министерств юстиции России и Финляндии. В ходе встречи наибольший интерес вызвала унификация законодательства в рамках ЕС и взаимодействие с международными организациями, а также деятельность авторских обществ в сфере коллективного управления авторскими правами в части вторичного использования аудиовизуальных произведений.

Заключение

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий