по Международному праву 2

Оглавление Вопрос 1. 3 Вопрос 2. 4 Вопрос 3. 6 Вопрос 4. 9 Список литературы 12 Вопрос 1. Договор об основах отношений между Российской Федерацией и Республикой Боливией 26 июля 1996 года

Оглавление

Вопрос 1. 3

Вопрос 2. 4

Вопрос 3. 6

Вопрос 4. 9

Список литературы 12


Вопрос 1.

Договор об основах отношений между Российской Федерацией и Республикой Боливией 26 июля 1996 года

Источник публикации.

Ратифицирован Федеральным Собранием (Федеральный закон от 30 ок­тября 1997 года №136-ФЗ // Собрание законодательства Российской Феде­рации, 1997, №44, ст. 5019) // Собрание законодательства Российской Феде­рации, 1999, №22, ст. 2674

а)

Вопрос

Ответ

вид договора

Договор двусторонний

дата подписания

Договор подписан в г. Москве 26 июля 1996 года в двух экземплярах, каждый на русском и испанском языках, причем оба текста имеют одинаковую силу.

форму (формы) выражения согласия на обязательность

подписание и ратификация договора

порядок и условия вступления в силу

вступает в силу с 29 марта 1999 г.

меры обеспечения реализации (в том числе контроля)

контроль осуществляется обоими государствами

кто является депозитарием

депозитарием являются оба государства

порядок (способ) прекращения

Договор неопределенно-срочный: Настоящий Договор остается в силе до тех пор, пока его действие не будет прекращено Договаривающимся Государством

б)

«В области научного и культурного сотрудничества Стороны содействуют обменам между высшими учебными заведениями, научно-исследовательски­ми центрами, общественными организациями, учреждениями культуры, архи­вами и другими организациями».

Данная норма является:

· по действию в отношении круга участников международно-правовых отношений – партикулярной (т.е. действует среди ограниченного количества участников) и локальной

· по способу (методу) правового регулирования – диспозитивная (т.е. в рамках этой нормы Россия и Боливия могут сами определять свое поведение, взаимные права и обязанности в конкретных правоотношениях в зависимости от обстоятельств)

Вопрос 2.

Согласно Федеральному закону «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» 1998 г. субъекты Российской Федерации в пределах полномочий, предоставленных им Конституцией, федеральным законодательством и договорами между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации о разграничении предметов ведения и полномочий, обладают правом на осуществление международных и внешнеэкономических связей с субъектами иностранных государств, а также на участие в деятельности международных организаций. Субъекты Российской Федерации с согласия Правительства Российской Федерации могут осуществлять такие связи и с органами государственной власти иностранных государств.

В конституциях ряда республик (например, Татарстана, Башкортостана) была признана международная правосубъектность этих республик.

Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 13 марта 1992 г. признал неконституционным провозглашенное в нормативных правовых актах Республики Татарстан положение о том, что Республика Татарстан является субъектом международного права и строит свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров. По мнению Конституционного Суда РФ, такое положение, по существу, означает, что Татарстан не состоит в Российской Федерации, и потому несовместимо с конституционно-правовым статусом данной республики как субъекта в составе Российской Федерации.

Республики не вправе вступать в отношения с иностранными государствами, заключать с ними межправительственные договоры и обмениваться дипломатическими и консульскими представительствами, быть членами межправительственных организаций. Республики могут заключать международные договоры по вопросам, входящим в их компетенцию. Однако в любом случае эти договоры должны носить вторичный, производный характер. Они могут содержать нормы, обеспечивающие реализацию соответствующих договоров Российской Федерации. В целях обеспечения выполнения таких договоров республики могут иметь свои представительства в иностранных государствах, которые не являются дипломатическими учреждениями.

Например, в соответствии с Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Башкортостан о разграничении предметов ведения и полномочий в области международных и внешнеэкономических связей 1994 г. в совместном ведении находятся вопросы защиты экономических интересов Республики Башкортостан с иностранными государствами, участие в подготовке вопросов, связанных с установлением торгово-экономического режима в отношениях с иностранными государствами, международными торгово-экономическими и валютно-финансовыми организациями, затрагивающих интересы Республики Башкортостан. Республика Башкортостан вправе самостоятельно осуществлять связи с иностранными государствами в области экономики, науки, культуры и спорта, за исключением тех, которые отнесены к ведению федеральных органов исполнительной власти и совместному ведению Российской Федерации и Башкортостана.

Башкортостан имеет право участвовать в решении вопросов в области международных и внешнеэкономических связей Российской Федерации, непосредственно затрагивающих его интересы. Наконец, эта республика вправе заключать договоры с субъектами иностранных федераций, административно-территориальными образованиями других стран в рамках своей компетенции по осуществлению международных и внешнеэкономических связей.

В соответствии со ст. 14 Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти города федерального значения Москвы 1998 г. Москва вправе выступать самостоятельно и по поручению органов государственной власти Российской Федерации участником международных и внешнеэкономических связей, если это не противоречит Конституции Российской Федерации, федеральному законодательству и международным договорам Российской Федерации. Москва вправе заключать соответствующие договоры (соглашения) с административно-территориальными единицами иностранных государств, субъектами иностранных федераций и иными иностранными партнерами в соответствии с федеральным законодательством.

Вопрос 3.

Исходя из условий задачи, данное обращение не должно быть принято к рассмотрению в Европейском суде по правам человека.

Со в вступлением в силу 1 ноября 1998 г. Протокола №11 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод была осуществлена реформа механизмов защиты прав человека в Европе. Целью проведенных изменений стало повышение эффективности правовой защиты, включая и сокращение процессуальных сроков рассмотрения дел. В соответствии с Протоколом №11 как органической частью Конвенции новый единый Суд заменил два ранее действовавших органа надзора – Европейскую Комиссию по правам человека и Европейский Суд по правам человека, взяв на себя функции, ранее выполнявшиеся этими органами. Обязательная для всех государств-членов юрисдикция Суда распространяется на все вопросы, касающиеся толкования и применения Конвенции, включая межгосударственные дела и жалобы отдельных лиц. Как и ранее, Суд может давать консультативные заключения по просьбе Комитета министров Совета Европы. В общем плане Комитет министров сохранил за собой полномочия по надзору за выполнением решений Суда (ст. 54 Конвенции), в то время как его полномочия в связи с заявлениями отдельных лиц были отменены.

В соответствии с Конвенцией, Суд может получать жалобы от любого физического лица, неправительственной организации или группы частных лиц, которые утверждают, что они являются жертвами нарушения Конвенции одним из государств – участников прав, изложенных в Конвенции или протоколов к ней. Тем самым европейская система защиты прав человека установила жесткие правила приемлемости индивидуальных жалоб. Государства – участники Европейской Конвенции обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права.

Европейский Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как в соответствии с общепризнанными нормами международного права были исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты, и лишь в течение шести месяцев с момента принятия окончательного внутригосударственного решения. В отношении любого дела, находящегося на рассмотрении какой-либо из Палат или Большой Палаты Суда каждое из государств-участников, гражданин которого является заявителем, вправе представлять письменные замечания и принимать участие в слушаниях. Председатель Суда может в интересах надлежащего отправления правосудия пригласить любое государство-участника, не являющегося стороной в деле, или любое заинтересованное лицо, не являющееся заявителем, представить письменные замечания или принять участие в слушаниях.

Приняв решение о приемлемости дела, Суд совместно с представителями сторон изучает дело, а если это окажется необходимым, осуществляет расследование, для эффективного проведения которого заинтересованные государства создают все необходимые условия. Он же «предоставляет себя в распоряжение заинтересованных сторон» с целью обеспечения «полюбовного урегулирования вопроса» на основе уважения прав человека, как они определены в Конвенции и Протоколах к ней.

Решения любой из палат Суда становятся окончательными после того, как стороны сделают заявление о том, что они не будут обращаться с прошением в Большую Палату; через три месяца после вынесения решения, если за это время обращения с прошением о направлении дела в Большую Палату не последовало; после того, как камера Большой Палаты отклонит прошение. Камера в составе пяти членов Большой Палаты принимает к рассмотрению прошение лишь в исключительных случаях, если дело поднимает серьезный вопрос, затрагивающий толкование или применение Конвенции или протоколов к ней или серьезную проблему общего значения. Решение Большой Палаты является окончательным.

Деятельность Суда в системе институциональных звеньев Европейской Конвенции о защите прав человека характеризуется следующими качественными моментами:

– инициатором возможного рассмотрения дела в Суде о нарушении прав человека и основных свобод выступает непосредственно человек, находящийся под юрисдикцией одного из государств – участников Конвенции;

– система защиты прав человека и основных свобод, предусмотренная Конвенцией, является по своей природе субсидиарной, т.е. вспомогательной, что нашло свое выражение в установленном ею процессуальном правиле (ст. 26): лицо может подавать жалобу о нарушении его прав, лишь исчерпав все доступные внутригосударственные средства правовой защиты . Из этого следует, что защиту прав человека должны обеспечивать, прежде всего, национальные суды, которые обязаны признавать принципы и нормы Конвенции в качестве приоритетной основы своей деятельности.

В нашей ситуации дело С.И. Папанешвили еще не рассматривала надзорная инстанция. Гр. С.И. Папанешвили должен дождаться ее решения. Если ответ для С.И. Папанешвили будет отрицательный, т.е. все средства внутригосударственной защиты будут исчерпаны, то тогда он имеет право обратиться в Европейский суд по правам человека.

Вопрос 4.

Исключительная экономическая зона (ИЭЗ) представляет собой находящийся за пределами территориального моря и прилегающий к нему район, в котором прибрежное государство осуществляет суверенные права в целях разведки, разработки и сохранения живых и минеральных ресурсов, а также юрисдикцию в отношении создания и использования искусственных островов, установок и сооружений, морских исследований и охраны морской среды. Ширина ИЭЗ не может превышать 200 миль. В ИЭЗ все государства, как прибрежные, так и не имеющие выхода к морю, пользуются свободой судоходства и пролета воздушных судов, прокладки кабелей и трубопроводов и другими узаконенными в международном порядке видами использования моря.

На 1 января 2002 г. более 100 стран установили ИЭЗ шириной до 200 миль.

Прибрежное государство обладает в этой зоне суверенными правами по управлению рыболовством. Оно обязано содействовать оптимальному использованию всех живых ресурсов. С этой целью прибрежное государство ежегодно определяет свои возможности в отношении вылова живых ресурсов. Если оно не может освоить всего оптимально допустимого улова, оно обязано предоставить рыбакам других государств доступ к излишкам допустимого улова на основе межправительственных соглашений. Предоставляя иностранным рыболовным судам доступ в ИЭЗ, прибрежное государство принимает во внимание соответствующие факторы, в частности значение живых ресурсов данного района для экономики заинтересованного государства, потребности развивающихся стран данного района в вылове излишков оптимально допустимого улова. Прибрежное государство обязано учитывать традиционные исторические права государств, граждане которых длительное время вели промысел в данной зоне или предприняли значительные усилия по исследованию и выявлению запасов рыб.

Законодательство прибрежных государств предусматривает порядок выдачи разрешений на ведение промысла, использование промысловых судов и оборудования, в том числе взимание сборов и другие формы оплаты.

В национальных правилах рыболовства определяются виды промысловых рыб, устанавливается квота вылова конкретных видов или объем вылова каждого судна в течение определенного времени.

Правилами устанавливаются сезон и районы промысла, а также определяются разрешенные для использования в зоне виды орудий лова и типы промысловых судов.

Прибрежное государство устанавливает порядок предоставления иностранными рыбаками сведений об объеме выловленной рыбы и другие процедуры обеспечения выполнения законодательства, касающегося режима рыболовства в ИЭЗ.

Промысел далеко мигрирующих рыб в ИЭЗ обычно регламентируется соответствующими международными соглашениями. Вылов анадромных видов рыб в зонах национальной юрисдикции осуществляется на основе специального соглашения, заключенного между прибрежными государствами и государством происхождения запасов проходных видов рыб.

Пограничный корабль РФ не вправе осуществлять преследование такого судна в исключительной экономической зоне.

В п. 1 ст. 58 Морской Конвенции отмечено, что отмеченные выше свободы являются свободами открытого моря. В п. 2 ст. 58, кроме того, определено, что в исключительной экономической зоне полностью применяются ст. 88–115 части VII Конвенции 1982 года, озаглавленной «Открытое море». К исключительной экономической зоне применяется положение ст. 89, которое гласит: «Никакое государство не вправе претендовать на подчинение какой-либо части открытого моря своему суверенитету». Из сказанного выше следует, что исключительная экономическая зона за изъятием конкретных прав и обязанностей, признанных за прибрежным государством, осталась в остальных отношениях открытым морем. Положения же, относящиеся к ресурсным правам прибрежного государства в исключительной экономической зоне, выходят за рамки традиционного понятия «открытое море».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации: Федеральный закон от 04 января 1999 г. №4-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1999. Ст. 231

2. Международное право: Учебник / Отв. ред. Е.Т. Усенко, Г.Г. Шинкарецкая. М., 2003

3. Международное право: Учебник / Отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. М., 1999

4. Международное публичное право: Учебник / Отв. ред. К.А. Бекяшев. М., 2005

5. Шевцов В.С. Права человека и государство в Российской Федерации. М., 2002