регистрация / вход

Покушение на преступление понятие, квалификация и наказуемость. Виды покушения

Введение Предусмотренные в нормах Особенной части УК составы преступлений формулируются как оконченные криминальные деяния. Однако в реальной жизни преступления не всегда доводятся до конца, по независящим от виновного обстоятельствам прерываясь на более ранних стадиях. Поэтому законодательство знает ответственность за неоконченное преступление.

Введение

Предусмотренные в нормах Особенной части УК составы преступлений формулируются как оконченные криминальные деяния. Однако в реальной жизни преступления не всегда доводятся до конца, по независящим от виновного обстоятельствам прерываясь на более ранних стадиях. Поэтому законодательство знает ответственность за неоконченное преступление. Стадии развития преступления - это определённые в законе этапы его подготовки и непосредственного осуществления (определённые этапы развития преступной деятельности). Выделяют следующие стадии развития преступления:

1. Приготовление к преступлению.

2. Покушение на преступление.

3. Оконченное преступление.

4. Некоторые деятели уголовной науки выделяют ещё одну стадию “Обнаружение умысла” – представляет собой проявление вовне (словесно письменно или иным путем) намерения совершить конкретное преступление.

В своем реферате я подробно рассмотрю вторую стадию развития преступления – покушение на преступление и его отличие от приготовления к преступлению.

В данной работе необходимо рассмотреть само понятие покушения на преступление, выявить его признаки, выяснить, как отличить покушение на преступление от других стадий совершения преступления, а также выделить виды покушений на преступление и в конечном счете определить ответственность за покушение на преступление, есть она или нет.

1. Понятие покушения на преступление, квалификация и наказуемость.

В соответствии с ч. 3 ст. 30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Судебная практика знает самые разнообразные случаи покушения на преступление. Например, вор с целью кражи проник в квартиру, но был задержан вернувшимися жильцами. Насильник не смог осуществить своего намерения из-за решительного сопротивления потерпевшей. Преступник с целью убийства выстрелил в потерпевшего, но промахнулся либо попал, но не убил, а причинил ему телесное повреждение. Взяткодатель пытался вручить предмет взятки должностному лицу, но тот отказался принять взятку. Все эти случаи и образуют покушение на преступление.

Таким образом, квалификация совершенного деяния как покушения на преступление должна происходить при установлении:

1) действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления;

2) умысла;

3) недоведения преступления до конца, причем по не зависящим от лица обстоятельствам.
1. Признак действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, означает, что при покушении на преступление осуществляется деяние, предусмотренное статьей Особенной части уголовного законодательства. Этот признак отличает покушение на преступление как от любого непреступного (пусть и предосудительного) поведения, так и от приготовления к преступлению - создания условий для совершения преступления (ч. 1 ст. 30 УК РФ). Если лицо не приступает к выполнению действий (бездействия), названных в соответствующей статье Особенной части, содеянное ни при каких условиях нельзя квалифицировать в качестве покушения на преступление.

2. Признак совершения умышленных действий (бездействия) сам по себе, конечно, не отличает покушение на преступление от оконченного преступления, но означает, что установление неосторожности сразу исключает квалификацию деяния как покушения на преступление. Известно, что умысел бывает прямым и косвенным (ст. 25 УК РФ). Однако практика обоснованно исходит из того, что покушение на преступление способно быть совершено исключительно с прямым умыслом. Так, в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" разъяснено, что "покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)" <*>. При таких условиях, казалось бы, очевиден вывод о том, что и установление косвенного умысла сразу исключает квалификацию деяния как покушения на преступление. В то же время само уголовное законодательство, используя термин "умышленное", прямо не ограничивает совершение подобного преступления лишь прямым умыслом. Вместе с тем покушение на преступление - это умышленные действия (бездействие), непосредственно направленные на совершение преступления или ведущие к совершению оконченного преступления. Конечно, такое может быть и при косвенном умысле, но последним, как признается в теории, всегда охватывается психическое отношение лишь к побочному результату действий (бездействия), ведущих к совершению иного преступления или непреступного деяния, для появления которого лицо вообще ничего не предпринимает. Поскольку для реализации косвенного умысла действия (бездействие) специально не осуществляются, их непосредственная направленность на совершение преступления исключается.

3. Признак недоведения преступления до конца означает, что при покушении на преступление соответствующие действия (бездействие) либо выполняются не в полном объеме, либо не влекут общественно опасные последствия, предусмотренные статьей или частью статьи Особенной части уголовного законодательства. Данное обстоятельство особенно важно для отграничения покушений на преступления от оконченных преступлений. Оно недвусмысленно свидетельствует о невозможности квалификации как покушения на преступление деяний, с помощью которых криминализуются в качестве оконченных преступлений покушения на преступления. Речь идет об усеченных и в некоторых случаях формальных составах. Например, совершение нападения в целях хищения при разбое уже само по себе без изъятия и обращения в свою пользу чужого имущества образует оконченное преступление (ст. 162 УК РФ); заявление при вымогательстве требования передачи чужого имущества без каких-либо действий, направленных на его получение, также образует такое преступление (ст. 163 УК РФ); оконченным преступлением является и просто посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, лица, осуществляющего правосудие или предварительное следствие, сотрудника правоохранительного органа (ст. 277, 295, 317 УК РФ) без цели воздействия на их профессиональную деятельность или мести за нее.
Определение при уголовно-правовой оценке содеянного, что соответствующие действия (бездействие) были выполнены не в полном объеме, предопределяется их описанием в уголовном законе. Если они не являются одноактными, то вполне могут быть не доведены до конца, а значит, и квалифицироваться как покушение на преступление.

Покушение на преступление более опасная стадия преступной деятельности, однако это не совершение оконченного преступления. Поэтому срок и размер наказания за покушение на преступление закон ограничил тремя четвертями максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного Кодекса за оконченное преступление. Между тем при назначении наказания за покушение на преступление суд должен выяснить все обстоятельства, способствующие его совершению, учесть все конкретные, а также смягчающие обстоятельства по делу. Подробней это написано в Постановлении Пленума Верховного Суда “О практике назначения судами уголовного наказания В соответствии со статьей 6 УК РФ назначенное подсудимому наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. С учетом характера и степени общественной опасности преступления и данных о личности суду надлежит обсуждать вопрос о назначении предусмотренного законом более строгого наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, преступным сообществом (преступной организацией), тяжких и особо тяжких преступлений, при рецидиве, если эти обстоятельства не являются квалифицирующим признаком преступления и не установлено обстоятельств, которые по закону влекут смягчение наказания.

Вместе с тем с учетом конкретных обстоятельств по делу, данных о личности следует обсуждать вопрос о назначении менее строгого наказания лицу, впервые совершившему преступление небольшой или средней тяжести и не нуждающемуся в изоляции от общества. При назначении наказания несовершеннолетним подсудимым необходимо также в каждом конкретном случае выяснять и оценивать условия жизни и быта подростка, данные о негативном воздействии на его поведение старших по возрасту лиц, уровень психического развития, иные особенности личности. Назначая наказание за покушение на преступление, суд должен руководствоваться правилами частей второй и третьей статьи 66 УК РФ имея в виду, что они применяются и в случае, когда исчисленный срок будет ниже низшего предела санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ. При этом не требуется, чтобы имелись основания для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление . Поэтому ссылка на статью 64 УК РФ в резолютивной части приговора является излишней. В этом случае в описательной части приговора должно быть мотивировано назначение наказания по правилам частей второй или третьей статьи 66 УК РФ.

2. Виды покушения на преступление.

Покушение делится на оконченное , неоконченное и "негодное" покушение. При оконченном покушение виновный совершает все действия, которые должны привести по его мнению к наступлению преступного результата, но последний не наступает в силу определенных причины не зависящих от виновного (лицо произвело выстрел в жизненно важные органы, но потерпевшего удалось спасти благодаря своевременному медицинскому вмешательству). Оконченное покушение имеет следующие характерные признаки: с объективной стороны – лицо выполнило все действия, необходимые для наступления последствий; с субъективной стороны – лицо осознает, что им выполнены все намеченные действия и предвидит, что последствия наступят без применения дальнейших усилий, и желает наступления таких последствий, однако преступный результат не наступает по причинам, не зависящим от его воли.

При неоконченном покушении лицо не успевает совершить все действия, которые указаны в законе в качестве уголовно-наказуемых, или которые должны привести к наступлению преступного результата (занесение над потерпевшим ножа, который удается потерпевшему выбить из рук преступника).

Деление покушения на перечисленные виды имеет практическое значение для установления в действиях лица добровольного отказа от исполнения начатого преступления, который может иметь место, как правило, при неоконченном покушении, когда лицо еще не успело выполнить все необходимые действия для завершения преступления и может отказаться от доведения его до конца. Добровольный отказ возможен лишь в том случае если лицо имело возможность доведения преступления до конца но не захотело в силу своих убеждений. Очень важно отделить добровольный отказ от преступления, от вынужденного отказа т.к. за вынужденный отказ лицо понесет уголовную ответственность в соответствии с уголовным законодательством. Как видно из примера приведенного ранее предполагаемой жертвой был выбит нож из рук посягавшего на него лица, из этого примера очевидно видно что здесь вынужденный отказ от преступления т.к. посягавшее лицо не имело возможности довести преступление до задуманного конца.

" Негодное" покушение в свою очередь имеет два вида: покушение с негодными средствами и покушение на "негодный" объект. При покушении с негодными средствами лицо использует для совершения преступления и достижения преступного результата средства, которые по своим объективным качествам и свойствам не могут привести к желаемому результату (выстрел из неисправного ружья; попытка отравления лекарством, которое не может вызвать смерть).

При покушении на "негодный" объект лицо в силу ошибочности своих представлений о фактических обстоятельствах совершается действия, которые не могут причинить вред или ущерб тем благам или охраняемым законом интересам, которые имелись в виду при совершении преступного посягательства (попытка совершить кражу из пустого сейфа, выстрел в манекен или труп). Негодное покушение влечет за собой уголовную ответственность так же как и всякое другое покушение, так как лицо имело конкретное намерение довести начатое преступление до конца, посягало на конкретные существующие отношения, и только лишь в силу случайных обстоятельств, не находящихся в волевой зависимости от виновного, не смогло реализовать свое преступное желание. Лицо может быть освобождено от ответственности за "негодное" покушение по признаку малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК), если в силу невежества или суеверия пыталось использовать такие явления или способы, которые в действительности ни при каких условиях не могут привести к желаемому преступному результату (заклинание с целью причинить смерть и т. п.).

Покушение на преступление подразделяются: 1) по степени оконченности и 2) по степени годности .
1) По первому критерию выделяют оконченное и неоконченное покушение. Для такого деления используется субъективный критерий, т.е. представление самого субъекта о степени завершенности преступления.
Оконченным следует считать такое покушение, при котором субъект сделал все, что он считал необходимым, однако преступный результат не наступает или преступление не завершается по объективным, т.е. независя­щим от него, обстоятельствам. Например: выстрел с целью лишить потерпев­шего жизни; побои с целью причинить тяжкий вред здоровью; оставление в кабинете должностного лица денег или ценностей в качестве взятки. Винов­ный при этом убежден, что все зависящее от него выполнено и преступный результат должен наступить. Однако этого не происходит: виновный прома­хивается или потерпевшего спасает своевременно оказанная медицинская помощь; вместо тяжкого вреда здоровью причиняется легкий вред; должно­стное лицо отказывается принять взятку.
Неоконченным считается такое покушение, при котором виновный по независящим от него обстоятельствам еще не выполнил всех необходимых, с его точки зрения, действий (бездействия) и тем самым не завершил преступ­ления, например, субъект прицеливается, чтобы выстрелить, но преступле­ние пресекается посторонними гражданами. При этом виновный сознает, что не совершил еще всего, что нужно для окончания преступления.
Следует отметить, что ни в ранее действовавшем, ни в новом российском уголовном законодательстве нет деления покушения на неоконченное и оконченное. Эти понятия разработаны в теории уголовного права, но они имеют и практическое значение, причем не только для индивидуализации наказания, а как раз при отграничении покушения на преступление от добровольного отказа.
Оконченное покушение обычно, при прочих равных условиях, более опасно, чем неоконченное, и неред­ко сопровождается причинением известного вреда, особенно при поку­шении на убийство, хотя этот вред и не является тем преступным ре­зультатом, к которому стремился виновный.
Деление покушения на оконченное и неоконченное играет важную роль при определении степени общественной опасности содеянного, назначении санкций и решении вопроса о добровольном отказе от преступления.
2) По второму критерию в юридической литературе принято выделять покушение на негодный объект и покушение с негодными средствами.

Деление покушения на оконченное и неоконченное имеет большое практическое значение. Степень завершенности покушения учитывается при назначении наказания (оконченное покушение опаснее неоконченного, так как первое в большей степени приближается к оконченному преступлению), а также при решении вопроса о добровольном отказе от совершения преступления. Однако доктор юридических наук Н.Ф. Кузнецова считает, что критика деления покушения на оконченное и неоконченное довольно обоснованна. Причиной тому она выделяет то, что всякое покушение прерывается дальше или ближе к последствиям преступления помимо воли субъекта. поэтому заслуга пресечения начатого исполнения состава преступления должна отдаваться тому, кто остановил преступление. В теории уголовного права выделяется также негодное покушение, которое бывает двух видов:

покушение на негодный объект;

покушение с негодными средствами.

Первый вид негодного покушения будет тогда, когда лицо направляет свои действия на определенный объект, но его действия в силу допускаемой ошибки в действительности не посягают на избранный им объект и не причиняют ему вреда. На практике случаи таких покушений редки. Примером покушения на негодный объект может послужить случай, когда лицо с целью совершения убийства наносит удар ножом по трупу или выстрел, не зная о том, что перед ним мертвое тело потерпевшего.

В уголовно-правовой литературе иногда говорится о покушении на нереальный или не существующий объект. Примером такому покушению можно привести следующую ситуацию. Убийца совершает несколько выстрелов потерпевшего, полагая, что это он и есть. Но в конечном итоге выясняется, что убийца производил выстрелы в муляж (куклу). Или, например, лицо похищает предметы, полагая, что они имеют особую ценность, но каковыми в действительности не являются.

Во всех приведенных случаях, как и во всех возможных, объект является всегда годным, всегда реальным и присутствующим. Определение объекта преступления зависит от того, против каких именно охраняемых уголовным законом интересов направлены действия виновного. В первом случае (стрельба в труп, куклу, изображавшую конкретного человека) объектом преступления является жизнь человека, во втором (похищение предметов) — чужая собственность.

Дело заключается в том, что в результате фактической ошибки, допущенной виновным, вред объекту не причиняется. Такая ошибка охватывается не зависящими от лица обстоятельствами, которые прерывают покушение. В связи с этим покушение на негодный объект (оконченное или неоконченное) следует рассматривать как обычное покушение, и оно должно влечь ответственность на общих основаниях, установленных в уголовном законе для такого рода преступных действий (в случае с похищением предметов виновный будет нести ответственность по ст. 164 "Хищение предметов, имеющих особую ценность").

При покушении с негодными средствами виновный для достижения своих общественно опасных целей применяет такие предметы, которые по своим объективным качествам и свойствам не могут привести к окончанию посягательства или желаемому преступному результату. Под средствами здесь понимаются не только собственно орудия и иные средства преступления, но и его методы и способы. Негодные средства подразделяются, в свою очередь, на абсолютно непригодные и непригодные в данных условиях (например, попытка убийства лекарственным препаратом, который по ошибке представлял для виновного яд) . Покушение с негодными средствами, как правило, обладает общественной опасностью и влечет наказание, так как преступление не доводится до конца лишь в следствие ошибки виновного, т.е. по обстоятельствам не зависящим от него. Абсолютно непригодны средства, связанные с суеверием или полным невежеством (заговор, молитвы, "напущение порчи", "сглаза" и т.п.). Такие действия объективно не представляют общественной опасности для охраняемого уголовным законом объекта и потому не влекут уголовной ответственности.

Таким образом, в зависимости от причин, по которым преступление не было доведено до конца, виды покушения можно объединить в три группы :
1. покушение в связи с ошибкой в фактических обстоятельствах (ошибка в объекте, средствах, способе действия);
2. невыполнение виновным названных в законе действий;
3. ненаступление указанных в законе общественно опасных последст­вий.

3.Отличие покушения от приготовления к преступлению.

Вопрос отграничения приготовления от покушения всегда вызывал дискуссии. Высказывались различные точки зрения, что свидетельствовало о недостаточной теоретической разработанности темы, но все сходились во мнении о необходимости отграничения приготовительных действий от покушения. Всеобщим было мнение, что приготовление и покушение являются уголовно-наказуемыми деяниями, которые характеризуются только им присущими признаками. Теория уголовного права 1950-1980 гг. рассматривала приготовление, как создание определенных условий для осуществления преступления, а покушение – это начавшееся причинение ущерба. Спор вызывал вопрос о включении приготовительных действий в объективную сторону оконченного преступления. Дальнейшее развитие теории уголовного права подтвердило правильность позиции тех авторов, которые считали, что приготовительные действия не входят в объективную сторону оконченного преступления.

Эти теоретические разработки нашли свое практическое воплощение в УК РСФСР 1960 года. В соответствии со ст. 15 УК РСФСР, приготовлением к преступлению признавалось «приискание или приспособление средств или орудий или иное умышленное создание условий для совершения преступления», а покушением на преступление - «умышленное действие, непосредственно направленное на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного».

Отличие приготовления от покушения заключалось в том, что приготовление рассматривалось, как создание условий для совершения преступления, покушение - как начало исполнения оконченного преступления. Законодатель не указал в норме о приготовлении на прерванность преступных действий по не зависящим обстоятельствам, тогда как законодательное определение покушения это содержало; общественная опасность при приготовлении признавалась меньшей, чем при покушении. В юридической литературе также утверждалось, что приготовление переходит в стадию покушения на преступление или оконченного преступления. Дальнейшие теоретические разработки были продолжены уже в наши дни.

УК РФ 1996 года в ч. 1 ст. 30 рассматривает приготовление к преступлению как приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч. 3 ст. 30 УК).

Дж. Флетчер считает, что между приготовлением и покушением не существует четкой грани. Для разграничения данных видов неоконченных преступлений, как полагает А.В. Наумов, «необходимо установить, является ли совершенное деяние частью объективной стороны готовящегося или совершаемого преступления». Не случайно в теории уголовного права в целом нет сторонников субъективного разграничения приготовления и покушения, в основном, авторы исходят из характера выполняемых при приготовлении и покушении действий.

А.И. Ситникова указывает, что разграничительными критериями следует считать признаки объективной и субъективной стороны данных видов неоконченных преступлений. Однако, она не раскрывает своей позиции. Проведенный далее анализ отличий покушения и приготовления позволит нам не согласиться с данной точкой зрения.

С.В. Бородин в своей монографии отмечал, что разграничение должно проводиться по объективной стороне преступного посягательства, с чем мы полностью согласны.

Согласно ст. 14 УК, преступлением признается общественно опасное деяние. Рассмотрим, какова же общественная опасность приготовления к преступлению и покушения на преступление. Есть ли здесь отличия, и в чем они заключаются, если присутствуют. Общественная опасность приготовления к преступлению заключается в поставлении объекта в возможность причинения ему вреда; чем ближе стоит субъект к выполнению задуманного, тем выше общественная опасность приготовительных действий. Общественная опасность при покушении, на наш взгляд, значительно выше, чем при приготовлении. Это обусловлено тем, что при покушении происходит непосредственное посягательство на объект, но желаемый результат не достигается. М.В. Гринь справедливо отмечает, что «в отличие от приготовления к преступлению при покушении субъект оказывает непосредственное воздействие на объект совершаемого преступления».

При этом возникает реальная вероятность причинения ущерба, определенные действия субъект в отношении объекта уже совершил, но результат, к которому он стремился, не был достигнут, что и можно выделить в качестве отличия покушения от приготовления, т.к. при приготовлении непосредственного посягательства на объект не происходит. Определенный ущерб при покушении уже нанесен, тогда как при приготовлении создаются лишь условия для его возникновения.

Мы считаем, что при разграничении приготовления и покушения возможно провести четкую грань по объективным признакам.

Объективная сторона приготовления не является объективной стороной оконченного преступления. В нее войдут различные действия, способствующие его совершению: приискание соучастников, разработка плана, приготовление орудия убийства и многое другое, что будет способствовать созданию условий для совершения деяния. При покушении субъект начинает выполнение именно объективной стороны оконченного преступления, но в силу причин, не зависящих от него, преступление не доводится до конца.

М.В. Гринь отмечает, что при покушении лицо не успевает выполнить все признаки состава преступления, которые характеризуют объективную сторону оконченного преступления. При приготовлении еще нет непосредственного посягательства на объект, тогда как при покушении всегда налицо непосредственное посягательство на объект уголовно-правовой охраны, в связи с чем, этот объект ставится под угрозу причинения вреда либо ему частично причиняется вред. По мнению Э.Ф. Побегайло, покушение от приготовления отличается тем, что здесь действия (бездействие) виновного не ограничиваются созданием условий, а уже непосредственно направлены на осуществление преступного акта.

Следовательно, при приготовлении и покушении налицо различия по объективной стороне преступления. При приготовлении субъект непосредственного воздействия на объект еще не оказывает, а создает определенные условия для совершения задуманного преступления, тогда как при покушении на преступление создается реальная опасность причинения вреда объекту посягательства. При покушении воздействие на объект уже происходит, но преступный результат, к которому стремился субъект, не достигается, хотя частично ущерб объекту может быть нанесен. Поэтому , чтобы отграничить приготовление от покушения, необходимо установить, является ли совершенное деяние частью объективной стороны готовящегося или совершаемого преступления.

Заключение

Как было сказано выше покушение на преступление возможно только при прямом умысле. Значит, лицо желает наступления преступных последствий и все его действия направлены на достижение преступного результата. Оно уже начинает выполнять объективную сторону, но по независящим от этого лица обстоятельствам эти действия прекращаются. В связи с этим можно говорить о том, что лицо является преступником, т.к. оно уже решилось на совершение преступления. Таким образом можно говорить о том, что это лицо подлежит уголовной ответственности, т.к. преступность его деяний очевидна. О приготовлении и покушении можно вести речь лишь применительно к целенаправленной преступной деятельности. Эти стадии возможны только в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом. Что же касается криминальных деяний, совершаемых с косвенным умыслом, то в них стадии приготовления и покушения невозможны. Не желая наступления общественно опасных последствий, виновный, естественно не может ни готовиться к преступлению, ни покушаться на него. В данном случае общественно опасные последствия преступления не составляют цели его криминальной деятельности. Приготовление и покушение составляют неоконченное преступление. Они совершаются до окончания преступления и для его осуществления. Не каждое умышленное преступление проходит все три стадии. Приготовление и покушение возможны только с прямым умыслом. При косвенном умысле они невозможны. Не желая наступления последствий, виновный не может готовиться к преступлению или покушаться на него. Не является преступной стадией обнаружение умысла. Угроза совершить общественно опасное деяние является оконченным преступлением, если она указана в законе.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий