регистрация / вход

Административная ответственность должностных лиц 2

Административная ответственность должностных лиц. Неисполнение обязанностей либо нарушение запретов квалифицируется как правонарушение и поэтому влечет неблагоприятные последствия для нарушителя.

Административная ответственность должностных лиц.

Неисполнение обязанностей либо нарушение запретов квалифицируется как правонарушение и поэтому влечет неблагоприятные последствия для нарушителя.

Ответственность за совершение правонарушений установлена федеральными законами. Уголовный кодекс РФ содержит свод запретов, нарушение которых является наиболее тяжким видом правонарушений, и, как следствие, предусматривает наиболее тяжкие виды наказаний. Кодекс РФ об административных правонарушениях устанавливает основания ответственности за менее тяжкие правонарушения. Кроме того, основания привлечения к ответственности содержатся и в других законах: Налоговом кодексе РФ, Таможенном кодексе РФ, Гражданском кодексе РФ.

Каждый должен представлять, что совершение одного и того же противоправного действия или бездействия может повлечь за собой юридическую ответственность (дисциплинарную, материальную, гражданскую, административную или уголовную). Квалификация ответственности зависит от сопутствующих нарушению обстоятельств, наличия (отсутствия) умысла и вины, а также от степени опасности (тяжести) последствий, явившихся результатом этого нарушения.

В российском законодательстве отсутствует легальное определение понятия «ответственность». Теория права выработала большое количество определений ответственности, но единой точки зрения на этот вопрос нет.

Под юридической ответственностью понимают:

-наказание за совершенное правонарушение;
-реализацию санкции нормы права;

-меру государственного принуждения, которая выражается в отрицательных последствиях для правонарушителя;
-обязанность претерпевать определенные лишения личного или имущественного характера;
-порицание как совершенного правонарушения, так и правонарушителя;
-особое правоотношение, возникающее в связи с совершенным правонарушением.

Таким образом, юридическая ответственность — это необходимость лица подвергнуться мерам государственного принуждения за совершенное правонарушение.

В соответствии со ст. 2.4 КоАП РФ административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

Должность — понятие, которое определяет круг служебных обязанностей, права и пределы ответственности государственного служащего, требования к его профессионально-квалификационной подготовке. Она отображает содержание выполняемой служащим работы, определяет его правовое положение.

В российском законодательстве нет единого определения понятия «должностное лицо». Определение должностного лица, данное в уголовном законодательстве (ст. 285 УК РФ), не имеет универсального характера. Оно распространяется лишь на деяния, предусмотренные гл. 30 УК РФ «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления».

Под должностным лицом следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях России.

Это определение трудно признать удачным, потому что такие признаки, как «представитель власти»,«административно-хозяйственные обязанности», «организационно-распорядительная деятельность», через которые раскрывается данное понятие, сами недостаточно четко определены.

В данном вопросе важным будет отметить уточнение Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г.:

1) к представителям власти относятся работники государственных органов и учреждений, наделенные правом в пределах своей компетенции предъявлять требования, а также принимать решения, обязательные для исполнения гражданами или предприятиями, учреждениями, организациями независимо от их ведомственной принадлежности и подчиненности (народные депутаты, председатели, их заместители и члены исполнительных комитетов Советов народных депутатов, судьи, прокуроры, следователи, арбитры, работники милиции, государственные инспекторы и контролеры, лесничие и др.);

2) под организационно-распорядительными обязанностями следует понимать функции по осуществлению руководства трудовым коллективом, участком работы, производственной деятельностью отдельных работников (подбор и расстановка кадров, планирование работы, организация труда подчиненных, поддержание трудовой дисциплины и т.п.).

Такие функции, в частности, осуществляют руководители министерств, ведомств, государственных, кооперативных, общественных предприятий, учреждений, организаций и их заместители, руководители структурных подразделений (начальники цехов, заведующие отделами, лабораториями, кафедрами, их заместители и т.п.), руководители участков работ (мастера, прорабы, бригадиры);

3) под административно-хозяйственными обязанностями следует понимать полномочия по управлению или распоряжению государственным, кооперативным или общественным имуществом: установление порядка его хранения, переработки, реализации, обеспечение контроля за этими операциями, организация бытового обслуживания населения и т.д. Такими полномочиями в том или ином объеме обладают начальники планово-хозяйственных, снабженческих, финансовых отделов и служб и их заместители, заведующие складами, магазинами, мастерскими, ателье, ведомственные ревизоры и контролеры, заготовители и др.

Совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, а также лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное.

Наряду с лицами, выполняющими постоянно или временно властные функции либо организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в силу занимаемой должности, субъектом должностного преступления в соответствии с законом могут быть также лица, которые выполняют указанные обязанности в порядке осуществления возложенных на них правомочными на то органами или должностными лицами специальных полномочий (общественные контролеры и ревизоры, тренеры спортивных обществ и команд и др.).

Не являются субъектами должностного преступления те работники государственных, кооперативных и общественных организаций, предприятий, учреждений, которые выполняют сугубо профессиональные или технические обязанности. Если наряду с осуществлением этих обязанностей на данного работника в установленном порядке возложено и исполнение организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций, то в случае их нарушения он может нести ответственность за должностное преступление (например, врач — за злоупотребление полномочиями, связанными с выдачей листков нетрудоспособности или с участием в работе ВТЭК, призывных комиссий; преподаватель — за нарушение обязанностей, возложенных на него как на члена квалификационной или экзаменационной комиссии; учитель или воспитатель — за неисполнение возложенных на них обязанностей по обеспечению порядка и безопасности во время проведения внеклассных мероприятий или занятий).

В некоторых случаях КоАП РФ прямо устанавливает замену административной ответственности дисциплинарной. Так, военнослужащие, призванные на военные сборы граждане, сотрудники органов внутренних дел и другие лица, на которых распространяется действие дисциплинарных уставов или специальных положений о дисциплине, в большинстве случаев несут ответственность за административные правонарушения в соответствии с дисциплинарными уставами и иными нормативными правовыми актами, регламентирующими порядок прохождения ими службы. На общих основаниях, установленных ст. 2.5 КоАП РФ, они несут ответственность только за некоторые правонарушения (в области выборов и референдумов, в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, Правил дорожного движения и т.д.).

К должностным лицам организации относятся:

1) руководитель организации. Согласно ст. 273 Трудового кодекса РФ руководитель организации — физическое лицо, которое в соответствии с ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ, законами и иными нормативно-правовыми актами субъектов РФ, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, учредительными документами юридического лица и локальными нормативными актами осуществляет руководство этой организацией, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа. Порядок деятельности единоличного исполнительного органа общества и принятия им решений устанавливается учредительными документами организации, внутренними документами организации, а также договором, заключенным между организацией и лицом, осуществляющим функции его единоличного исполнительного органа.

К компетенции исполнительного органа организации относятся все вопросы руководства текущей деятельностью организации, за исключением вопросов, отнесенных к компетенции иных органов. Единоличный исполнительный орган(директор, генеральный директор) без доверенности действует от имени организации, в том числе представляет ее интересы, совершает сделки от имени организации, утверждает штаты, издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения всеми работниками организации;

2) члены коллегиального органа управления организацией (совета директоров, правления);

3) заместители руководителя организации;

4) иные лица, выполняющие в организации организационно-распорядительные функции (главный бухгалтер, руководители отделов и т.д.).

Особенность указанных субъектов определяется их правовым статусом.
Главный бухгалтер организации является особым должностным лицом любой организации, так как через него осуществляется вся хозяйственная деятельность организации. Кроме того, главный бухгалтер, как правило, является представителем организации во взаимоотношениях с налоговыми органами.

В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» главный бухгалтер (бухгалтер — при отсутствии в штате должности главного бухгалтера) назначается на должность и освобождается от должности — руководителем организации. Ответственность за организацию бухгалтерского учета в организациях, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций несут руководители организаций.

Главный бухгалтер подчиняется непосредственно руководителю организации и также несет ответственность за формирование учетной политики, ведение бухгалтерского учета, своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности.

В случае разногласий между руководителем организации и главным бухгалтером по осуществлению отдельных хозяйственных операций документы по ним могут быть приняты к исполнению с письменного распоряжения руководителя организации, который несет всю полноту ответственности за последствия осуществления таких операций.

В своей деятельности должностные лица организации обязаны руководствоваться законодательством РФ, а также трудовым договором, заключаемым при приеме на работу. Помимо трудового договора, полномочия (официально предоставляемые работнику права и обязанности) главного бухгалтера и руководителя указываются в должностной инструкции. Должностная инструкция является достаточно важным внутренним документом, который регламентирует реализацию функциональных обязанностей по выполнению условий трудового договора и содержит ряд требований к работникам, занимающим эти должности.

В должностной инструкции, помимо всего прочего, должны содержаться положения об ответственности.

Главный бухгалтер и руководитель организации не несут ответственность за налоговые правонарушения, предусмотренные Налоговым кодексом РФ, поскольку это не предусмотрено законодательством РФ о налогах и сборах. В данном случае ответственность наступает непосредственно у юридического лица. В то же время должностные лица организаций могут быть одновременно привлечены к административной ответственности (п. 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса РФ об административных правонарушениях»). Исключение из этого правила составляют правонарушения, хотя и предусмотренные Налоговым кодексом РФ, но не связанные непосредственно с уплатой налогов и сборов.

Административная ответственность.

Административная ответственность выполняет большую профилактическую роль в предупреждении преступлений, поскольку объект посягательства во многих административных правонарушениях и уголовных преступлениях один и тот же: права и свободы граждан, собственность, общественный порядок, порядок управления и другие административно-правовые отношения.

Особенность административной ответственности состоит в том, что исключительно широк правовой аспект регулируемых общественных отношений. Административное принуждение и административная ответственность предназначены для защиты личности, охраны прав и свобод человека и гражданина, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, защиты общественной нравственности, охраны окружающей среды, установленного порядка общественной безопасности, собственности, защиты законных экономических интересов физических и юридических лиц, общества и государства от административных правонарушений.

Итак, административная ответственность представляет собой разновидность юридической ответственности.

Несмотря на то, что в КоАП РФ есть глава носящая название «Административное правонарушение и административная ответственность», легального определения административной ответственности кодекс не содержит.

Учитывая данное нами понятие юридической ответственности, административную ответственность можно определить следующим образом -это сложно правовое явление, состоящее в применение к лицу (субъекту), совершившему административное правонарушение, предусмотренных законом мер государственного принуждения в установленном для этого процессуальном порядке.

В комментариях к КоАП РФ, рассуждая об определении административной ответственности, отмечают следующее: «…анализ статей гл.1 Кодекса позволяет сделать вывод, что законодатель под административной ответственностью понимает назначение судьями, уполномоченными органами и должностными лицами предусмотренного КоАП наказания за административное правонарушение».

В целом вопрос об определении понятия «административной ответственности» не носит дискуссионного характера, однако предметом бурных споров является выделение из административной ответственности самостоятельных (отличных) видов ответственности.

Дискуссионным является вопрос о выделении в качестве самостоятельного вида юридической ответственности финансовой (налоговой) ответственности. Полями сражения при этом были периодические издания, законодательные органы федерального уровня и субъектов федерации, залы судебных заседаний. Позиция одних заключалась в том, что налоговая ответственность (финансовая ответственность) является самостоятельным видом юридической ответственности. Этого же мнения придерживался и законодатель, в результате чего в налоговом законодательстве применялись следующие понятия - "финансовая ответственность", "налоговое правонарушение" и "налоговая ответственность" и дополнительно отсылочные нормы в части применения мер административной ответственности, если таковые предусмотрены КоАП. Выполняя фискальные задачи, законодатель постарался завуалировать административную ответственность за налоговые правонарушения, применяя понятие налоговые санкции. Это позволяло в упрощенном порядке (с позиции силы) решать вопросы привлечения к ответственности налогоплательщиков.

Другая точка зрения сводилась к тому, что правовая природа налогового правонарушения не отличается от природы административного правонарушения, поэтому ответственность за их совершение должна квалифицироваться как административная ответственность. Так, например, Л.А.Калинина отмечала: «Если рассматривать финансовую и налоговую ответственность как разновидность административной, то, очевидно, что принятие того или иного отраслевого закона, в том числе и кодифицированного, которым регулируется указанная сфера общественных отношений, не влечет возникновения нового подвида юридической ответственности. В противном случае следует признавать предпринимательскую, земельную, бюджетную, экологическую, аграрную, таможенную ответственность».

На наш взгляд, правы те авторы, которые не выделяют налоговую (финансовую) ответственность в качестве самостоятельного вида юридической ответственности.

Вряд ли можно поставить под сомнение, что именно институт административной ответственности является средством защиты в налоговых правоотношениях, в которых присутствует и административный контроль, и надзор. Принимаемые в налоговых отношениях меры административного принуждения имеют целью, прежде всего, предупреждение и пресечение налоговых правонарушений, а также соблюдение установленного законом порядка управления.

Автор согласен с точкой зрения С.Г. Пепеляева, изложенной им в Комментарии к главе 15 части первой НК РФ. «Термин «налоговая ответственность» применен законодателем в п.2 ст.108 НК РФ как синоним понятия «ответственность за совершение налогового правонарушения». Взыскания, установленные главой 16 НК РФ «Виды налоговых правонарушений и ответственность за их совершение», являются мерами административной ответственности. «Основанием такой ответственности служит налоговое правонарушение как вид административного проступка. Специфических мер воздействия за нарушения налогового законодательства НК РФ не предусмотрено. Эти меры сводятся к применению типичного административного взыскания – штрафа».

К разрешению спора о правовой природе налоговых взысканий в виде штрафа был привлечен и Конституционный Суд России, который в Определении Конституционного Суда РФ от 05 июля 2001 г. N 130-О. По запросу Омского областного суда о проверке конституционности положения пункта 12 статьи 7 Закона Российской Федерации "О налоговых органах Российской Федерации", занял позицию тех юристов, которые не признают налоговую ответственность как новый вид юридической ответственности. Конституционный Суд России указал, что санкции за налоговые правонарушения являются административно-правовыми, т. е. имеет место административно-правовая ответственность за налоговые правонарушения – «штрафные санкции, применяемые налоговыми органами за нарушение норм законодательства, направленного на обеспечение фискальных интересов государства, относятся к мерам взыскания административно-правового характера (за административные правонарушения) и осуществляются в рамках административной юрисдикции, а потому правосудие по такого рода делам, по смыслу статьи 118 (часть 2) и 126 Конституции Российской Федерации, осуществляется посредством административного судопроизводства».

В заключение данного параграфа подчеркнем, что к характерным особенностям административной ответственности можно отнести следующее:

- административная ответственность налагается за административные правонарушения;

- административная ответственность всегда представляет собой следствие противоправного действия (бездействия) юридического или физического лица;

- административная ответственность по преимуществу наступает вследствие правонарушений в сфере общегосударственных, а не частноправовых интересов.

Основанием административной ответственности является административное правонарушение.

Административная ответственность юридических лиц.

В соответствии со ст. 2.10 КоАП РФ юридические лица подлежат административной ответственности за совершение административных правонарушений, предусмотренных указанным Кодексом.
Административным же правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое установлена административная ответственность. Таким образом, признаками административного правонарушения являются антиобщественность, противоправность, виновность, наказуемость.

Что касается таких признаков, как антиобщественность (законодательством определено, какое деяние является антиобщественным в рамках института административной ответственности, а какое нет), противоправность (заключается в совершении деяния, нарушающего нормы административной и других отраслей права, охраняемые мерами административной ответственности) и наказуемость (административным правонарушением признается только то деяние, за которое законодательством предусмотрена административная ответственность), то их применение оправданно относится к деяниям, совершенным как физическими, так и юридическими лицами.

В соответствии с требованиями ст. 26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении выяснению подлежит в том числе виновность привлекаемого к ответственности лица. Исходя из содержания ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ, юридическое лицо признается виновным в совершении правонарушения, если оно должно было выполнить возложенную на него обязанность (за несоблюдение которой законом установлена ответственность), могло ее выполнить, но лицом не предприняты все зависящие меры по ее выполнению. При этом в отличие от вины физического лица вина юридического лица, по сути, является характеристикой объективной стороны совершенного административного правонарушения. Вступая в соответствующие правоотношения, лицо должно знать о существовании установленных обязанностей, а также обеспечить их выполнение, т.е. соблюсти ту степень заботливости и осмотрительности, которая необходима для строгого соблюдения действующих норм и правил. Поэтому при доказывании вины юридического лица следует устанавливать и подтверждать материалами дела все указанные обстоятельства в совокупности.

Вопрос о виновности юридического лица решить однозначно весьма затруднительно. Поскольку вина — это внутреннее психическое отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям, возникает закономерный вопрос: «Как можно рассматривать психическое отношение организации к противоправному деянию и его последствиям?». Рассмотрение этого вопроса дает понимание вины юридического лица посредством проекции вины физических и должностных лиц, непосредственно осуществляющих действия от имени юридического лица.

Рассмотренная таким образом «вина юридических лиц должна пониматься как психологическое отношение к содеянному коллектива, определяемое по доминирующей воле в этом коллективе».

В науке административного права имеет место и иной подход к вине юридического лица. Он основан на приоритете объективного аспекта в деятельности юридического лица. Аналогичное по конструкции понятие вины имеется в гражданском и предпринимательском праве. При таком рассмотрении вина юридического лица определяется как «комплекс негативных элементов, характеризующихся дезорганизацией деятельности юридического лица, непринятием им необходимых мер для надлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, неприложением требуемых усилий для предупреждения правонарушений и устранения их причин».

Аналогичное понимание вины содержалось в ст. 231 Таможенного кодекса РФ, с той лишь разницей, что она подразумевалась существующей изначально, до начала разбирательства, как и при гражданско-правовой ответственности за причинение имущественного вреда от источника повышенной опасности. Юридическое лицо в этом случае должно доказывать свою невиновность и наличие обстоятельств непреодолимой силы.

Согласно Федеральному закону от 30 декабря 2001 г. N 196-ФЗ «О введении в действие КоАП РФ» соответствующие статьи ТК РФ, посвященные понятию нарушения таможенных правил, перечню административных взысканий, условиям и процедуре привлечения к административной ответственности за нарушение таможенного законодательства, утратили силу. Поэтому в административном законодательстве подход к проблематике вины юридического лица несколько изменился.

При обоих подходах, субъективном и объективном, понятия форм вины (неосторожность в форме небрежности или самонадеянности, прямой или косвенный умысел) имеют второстепенное значение и наукой административного права в принципе не рассматриваются.
КоАП РФ упоминает вину как элемент состава довольно часто. Например, ст. 1.5 КоАП РФ провозглашает распространяющийся и на юридических лиц принцип презумпции невиновности при производстве по делу об административном правонарушении и устанавливает вину как обязательное условие для привлечения юридического лица к административной ответственности: «Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина». В соответствии со ст. ст. 26.1, 26.2 КоАП РФ при производстве по делу об административном правонарушении, в том числе совершенном юридическими лицами, фактор виновности в совершении административного правонарушения подлежит обязательному выяснению и доказыванию наряду с другими обстоятельствами. При этом в ст. 2.1 КоАП РФ содержится специальное определение: «Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм… но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению».

Часть первая Налогового кодекса РФ содержит также ясное определение вины юридического лица при нарушении законодательства о налогах и сборах (п. 4 ст. 110 НК РФ): вина юридического лица в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины его должностных лиц либо его представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Аналогично различаются Налоговым кодексом РФ и формы вины юридического лица — прямой и косвенный умысел (осознание противоправного характера своих действий (бездействия) либо желание или сознательное допущение наступления вредных последствий действий (бездействия); неосторожность, но только в форме небрежности. То есть лицо (физическое или организация) не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, хотя должно было и могло это осознавать.

Поскольку для привлечения к административной ответственности в соответствии с п. 6 ст. 108 НК РФ вина любого лица, в том числе организации, в нарушении законодательства о налогах и сборах должна быть установлена вступившим в законную силу решением суда, то административный штраф, будучи мерой ответственности, принудительно может быть взыскан с юридического лица только по результатам судебного разбирательства.

Поэтому Налоговый кодекс РФ не содержит процессуальной основы, опираясь на которую налоговый орган должен доказывать обстоятельства, свидетельствующие о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении. Указано лишь, что виновность должна быть доказана в предусмотренном федеральным законом порядке, но не указано, какой это закон. Конституционным Судом РФ это противоречие уже было разрешено, хотя и по другому поводу: ч. 2 п. 8 Постановления Конституционного Суда РФ от 12 мая 1998 г. N 14-П, принятого относительно Закона о применении контрольно-кассовых машин, установлено, что суд или иной орган, обладающий административной юрисдикцией, не лишены возможности рассматривать такие дела в надлежащей процедуре: «…в данном случае должно применяться процессуальное законодательство, относящееся к рассмотрению дел, возникающих из административных отношений (Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, Арбитражный процессуальный кодекс РФ и Гражданский процессуальный кодекс РСФСР). При этом подлежит доказыванию как сам факт совершения соответствующего правонарушения, так и степень вины правонарушителя».

Вместе с тем законодательство об административной ответственности юридических лиц содержит некоторые исключения, когда возможна ответственность без вины. В КоАП РФ содержатся такие случаи. Это, прежде всего, указанные в ст. 2.10 ситуации административной ответственности юридических лиц при реорганизации(слиянии, преобразовании, разделении, выделении, присоединении). Все эти случаи связаны с прекращением деятельности правонарушителя и появлением у него одного или нескольких правопреемников, которые самостоятельно несут административно-правовую ответственность только за собственные деяния.
Понятие «правопреемство» является гражданско-правовым; в административном праве, и в таможенном в частности, оно как правовой институт отсутствует, отсутствует также и законодательно данная оговорка об использовании в правоприменительной деятельности терминов и понятий гражданского права. Но она совершенно необходима, поскольку п. 3 ст. 2 ГК РФ гласит: «К имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством».

Такая оговорка имеется в ст. 11 Налогового кодекса РФ, согласно которой «институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом».

Например,п.2ст.50НК РФ указывает: «На правопреемника (правопреемников) реорганизованного юридического лица возлагается также обязанность по уплате причитающихся сумм штрафов, наложенных на юридическое лицо за совершение налоговых правонарушений до завершения его реорганизации».

Таким образом, в предмет доказывания по делу об административном правонарушении входит момент привлечения правонарушителя к ответственности: до или после реорганизации. Если привлечение к ответственности произошло после завершения реорганизации, то административное наказание в виде штрафа за нарушение законодательства о налогах и сборах исключается, поскольку организация-правонарушитель перестает к этому моменту существовать как юридическое лицо, а ее права и обязанности(но не ответственность, которая всегда индивидуальна) переходят к одному или нескольким самостоятельным правопреемникам.

Если привлечение к имущественной административной ответственности состоялось до реорганизации, но фактического имущественного исполнения не произошло, возможно обращение взыскания на имущество правопреемника, но привлекать его к ответственности за правонарушение, совершенное его предшественником, неправомерно, так как вина отсутствует, за исключением некоторых согласованных умышленных действий, направленных на уклонение от уплаты налогов и сборов.

КоАП РФ, напротив, не содержит однозначного упоминания границы ответственности юридических лиц при реорганизации. Из п. 8 ст. 2.10 косвенно следует, что административные наказания применяются к юридическому лицу только до завершения его реорганизации. Тем не менее п. 7 этой же статьи гласит, что при реорганизации в ее различных формах административная ответственность за совершение административного правонарушения наступает независимо от того, было ли известно привлекаемому к административной ответственности юридическому лицу о факте административного правонарушения до завершения реорганизации. По существу, данная норма допускает возможность наступления ответственности вновь образованного (реорганизованного) юридического лица без вины.

Правоприменителем данная норма может быть истолкована как возможность привлечь вновь возникшую организацию-правопреемника к ответственности за административное правонарушение, совершенное когда-либо реорганизуемым юридическим лицом. Подразумевается, что возможна ответственность и после реорганизации, но в пределах срока давности.

Рассмотрение вины юридического лица как элемента субъективной стороны состава правонарушения(финансовое и налоговое право) посредством субъективного подхода как продукта высшей нервной деятельности людей позволяет определить вину юридического лица через вину его коллектива, но не всего коллектива, а только той его части, которая является носителем доминирующей воли, каковая и привела к совершению административного правонарушения. Носитель доминирующей в коллективе воли — администрация юридического лица, ее полномочные должностные лица, виновность которых является основой для признания организации виновной и привлечения к административной ответственности.

Таким образом, отличительные особенности субъективной стороны административного правонарушения, совершенного юридическим лицом, проявляются в следующем:

-во-первых, вина юридического лица в совершении административного правонарушения есть субъективное отношение к противоправному деянию коллектива этого юридического лица, но определяемое по преобладающей воле, под которой прежде всего понимается воля администрации (органов управления) организации, ее полномочных должностных лиц, а также иных лиц, имеющих право давать обязательные указания в пределах структуры юридического лица. В этом случае вина юридического лица, рассматриваемая посредством субъективного подхода как продукт высшей нервной деятельности людей, должна пониматься как выражение вины должностных лиц администрации и считаться доказанной только при наличии установленной вины должностного лица;

-во-вторых, вина юридического лица может быть рассмотрена с объективных позиций как вина организации с точки зрения государственного органа, осуществляющего наложение административного взыскания. Только государственный орган, осуществляющий административно-юрисдикционную деятельность, может и должен решить, имелась ли у юридического лица объективная возможность совершить необходимые действия и не допустить совершения административного правонарушения.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий