регистрация / вход

Правосубъектность юридических лиц

КАЗАХСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА КУРСОВАЯ РАБОТА на ТЕМУ: ПРАВОСУБЪКТНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ Выполнил: Ткаченко Роман

КАЗАХСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

КУРСОВАЯ РАБОТА

на ТЕМУ:

ПРАВОСУБЪКТНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

Выполнил:

Ткаченко Роман

Группа: ПП 101 ВО

Проверил:

к.ю.н. Братусь Д.А.

Алматы-2003.г.

План
Тема:

Правосубъектность юридических лиц

Введение

глава 1

История и современность

5
глава 2

Правосубъектность

20
§ 1

Понятие правосубъектности.

20
§ 2

Возникновение и прекращение правоспособности юридического лица.

30
§ 3

Ограничение правоспособности юридического лица.

37
Заключение
Список литературы

Введение

Правосубъектность юридических лиц, не является новой темой. Как только появилось само юридическое лицо, так и появилась необходимость в разработке этой темы. Несмотря на то, что уже прошло более 100лет с момента легального закрепления за юридическим лицом статуса субъекта права, внимание к его правосубъектности лишь возросло. Такая ситуация объясняется тем, что на протяжении всей истории, на каждом её новом этапе, правосубъектность юридического лица, меняясь наполнялась новым содержанием. С 1991 года наступил новый этап, для всех государств, входивших в СССР. В этот период, появилась необходимость выделения того рационального, что было уже накоплено правовой наукой. Каким должно быть юридическое лицо? Какая правосубъектность ему необходима? Вот одни из вопросов, которые и стояли и стоят по настоящее время. Безусловно, дать на них окончательный ответ, будет не правильно. Каждый период времени, каждая форма государства требует свои ответы на эти вопросы. Но нам как раз и необходимо найти те ответы, которые бы были единственно правильными на данный период времени. На сегодняшний день рано подводить итоги, мнения авторов далеки от единой позиции, каждое из них заслуживает внимание и имеет как сильные, так и слабые стороны. В связи с такой разноголосицей на тему, правосубъектность[1] юридического лица, разгорелась дискуссия. Следуя поговорке: в споре рождается истина, в данной работе мы лишь попытаемся стать его участниками.

На основании вышеупомянутого перед настоящей работой будут поставлены следующие задачи:

В главе № 1: проанализировать историю, а также теории о правосубъектности организаций[2] с позиции настоящего времени, и состояния законодательства Республики Казахстан.

В главе № 2:

1) Раскрыть: понятие правосубъектности и его элементов

а) насколько оправдано употребление самого термина правосубъектность

б) насколько важно при рассмотрении правосубъектности юридического лица обращать внимание на его элементы

2) Определить момент возникновения и прекращения правосубъектности юридического лица.

3) Рассмотреть ограничение правоспособности юридического лица.

а) перечислить имеющиеся ограничения правоспособности и раскрыть их содержание

б) раскрыть проблему общей и специальной правоспособности,

в) определить:

· в чём необходимость разделения правоспособности на общую и специальную

· основание разделения правоспособности на общую и специальную

История и современность

Легального определения правосубъектности, как и самого термина, в Гражданском Кодексе нет. Под правосубъектностью в Теории Государства и права понимается признаваемая и обеспечиваемая государством способность лица иметь субъективные права и юридические обязанности, а также лично своими действиями осуществлять их в правоотношении[3] .

В окружающем нас мире, правосубъектность выражается в действиях лица по реализации имеющихся прав и обязанностей. Если исключить лицо, не будет ни прав и обязанностей, ни действий по их приобретению и осуществлению. Поэтому рассмотрение правосубъектности возможно лишь при тесном рассмотрении самого лица. В настоящей работе таким лицом является юридическое лицо, учение о котором уже развивается вторую тысячу лет. За этот период происходила эволюция взглядов на юридическое лицо, каторая в настоящее время отражается в законодательстве стран мира. Положения отдельных теорий угадываются и в Гражданском законодательстве Республики Казахстан. При необходимости в урегулировании, новых общественных отношений, при совершенствовании законодательства необходимо обращать внимание на уже имеющиеся рациональные идеи. Так как, всегда актуально высказывание «Новое это хорошо забытое старое». В связи с этим при изучении такого правового явления как правосубъектность юридического лица, было бы верным обратиться к его истории.

В разные исторические периоды содержание правосубъект­ности, ее наполнение было различным (неодинаковым).

В II—I в. до н.э. юристами Римской ре спублики обсуждалась идея существования организаций (союзов), обладающих не раздельным, обособленным имуществом (частные корпорации: коллегии), выступающих в гражданском оборот е от собственного имен и (городские общины), существование которых в принципе не зависит от измене ний в составе их участников. Само понятие “юридиче ское лицо” было неизвестно римским юристам, и его сущность ими не исследовалась, но идеей расширит ь круг субъектов частного права за сче т особых организаций, союзов граждан мы, несомненно, обязаны римскому праву.

Термин "корпорация" происходит от латинского выражения "corpus habere", обозначающего права юридической личности. Такие права стали признаваться за частными союзами в Римской империи в императорский период (начиная со 160-х годов н.э.)[4] однако окончательного признания гражданско-правовых союзов как равных с физическими лицами субъектов права в Риме так и не произошло.

Первоначально в Риме частные корпорации, религиозные общины[5] и профессиональные союзы ремесленников[6] представляли собой не юридические лица, а объединения, напоминающие простые товарищества. Отношения третьих лиц строились не с корпорацией в целом, а с каждым участником, общее же имущество корпораций рассматривалось как принадлежащее каждому из его участников в определенной доле либо как принадлежащее одному из участников казначею, ведущему дела объединения и ответственному перед его членами. Лишь в императорское время идея о самостоятельности общины по отношению к членам, в нее входящим, стала доминирующей. Имущество профессиональных союзов ремесленников и религиозных общин было обособлено от личного имущества их членов. Однако данная процедура имела значение лишь во внутренних отношениях союза с его членами, поскольку "для третьих лиц существовал не союз как целое, а физические лица, участники союза" уже тогда выделялись различия между римскими союзами (universitas) и гражданско-правовыми товариществами (societas). Так например существование союза, являющегося центром принадлежности прав, не зависело от смерти или выхода отдельных членов или от вступления новых, тогда как societas уничтожался при этих событиях. Другой отличительной чертой союза выступающего в обороте в качестве особого центра принадлежности прав было то, что отдельные его члены не являлись субъектами прав, группирующимися около союза как центра принадлежности прав. Члены союза могли сами вступать в договоры со всем союзом, предъявлять иски к союзу, не отвечали своим имуществом за долги союза и не имели права требования по обязательствам, в которые вступал союз. Все эти особенности были не характерны для товарищества (societas).

Организации, подобные юридическим лицам существовали и в средние века. Города[7] , коллегии, цеха, товарищества и подобные им организованности в соответствии с особыми актами монархов, парламентов и правительств становились субъектами общественных правоотношений. Этим образованиям даровались права и привилегии, набор и состав которых были весьма разнообразными. Общего понятия и единого содержания правоспособности не было, как впрочем, и понятие юридическое лицо.

И в течение достаточно долгого времени термин "корпорация" служил синонимом термина "юридическое лицо"[8] . Во многом это было связано с тем, что вплоть до Савиньи цивилистике не было известно понятие учреждения; все образования, трактовались как universitas, или корпорация. Лишь вследствие разработки германскими цивилистами понятия "учреждение" (Stiftung) понятие "корпорация" приобрело более современное значение юридическое лицо, основанное на членстве, участии.

Трактовка корпорации как союза, под которым долгое время подразумевалось юридическое лицо, привела к появлению так называемой корпоративной теории учреждения, в соответствии с которой учреждение рассматривалось не как иная, противоположная корпорации организационная форма, но как корпорация с неопределенным числом участников, В то же время германские цивилисты проводили различие между римскими universitas и немецкими союзами (Genossenschaften). Они отмечали, что римская корпорация это лицо, отличное от индивидов, его составляющих, между тем как германские союзы объединения, в которых переплетены интересы союзной личности и ее членов таким образом, что права членства не противопоставляются интересам союзной личности.

Период развития промышленности ознаменовался повышением внимания к теории юридического лица. Основная научная проблема, вызывающая наибольшие дискуссии,— это вопрос о том, кто или что является носителем свойств юридической личности, т.е. субстратом[9] юридического лица. В зависимости от ответа на вопрос о том, что стоит за понятием юридического лица, различные теории юридического лица можно разделить на две большие группы:

концепции, отрицающие существование некоего реального субъекта со свойствами юридической личности.

концепции, признающие существование носителя свойств юридической личности

К первой группе теорий относится концепция Савиньи, ставшая одной из первых фундаментальных теорий юридического лица и получившая название “теории фикции[10] ”. По взглядам Савиньи, свойствами субъекта права (сознанием, волей) в действительности обладает только человек. Юридическое лицо не создаётся природой. Однако законодатель в практических целях признает за юридическими лицами свойства человеческой личности, олицетворяет их. Таким образом юридическое лицо создаётся правопорядком.. Законодатель, прибегая к юридической фикции, создает вымышленного субъекта права, на которого распространяется юридическая способность правообладания. Возможность такого распростраения зависит всецело от воли государства. На оснвоании этого, основоположники данной теории считают, что юридическое лицо должно создаваться в строго разрешительном порядке. Более того, раз государство по сути создаёт юридическое лицо, оно же вправе по собственному усмотрению их упразднять[11] . Нашедшим своё отражение в современном законодательстве является положение теории о том, что юридические лица, лишённые воли, не могут быть субъектом уголовной ответственности[12] , но они способны быть субъектом гражданской ответственности[13] .Однако предлагаемая теорией фикции солидарная ответственность участников Юридического Лица в действующем законодательстве закрепление не получила. В настоящее время если участник, собственник имущества Ю.Л. и несёт ответственность, то она имеет субсидиарный характер[14] .Хотя необходимо отметить, что в отдельных статьях ГКРК предусматривается солидарная ответственность участников: п1. Ст 59 «Учредители (участники) товарищества в течение пяти лет с момента

такой оценки несут солидарную ответственность перед кредиторами

товарищества в пределах суммы, на которую завышена оценка вклада» или Ст 77.

«Участники товарищества с ограниченной ответственностью, не полностью

внесшие вклады, несут солидарную ответственность по его обязательствам в

пределах стоимости невнесенной части вклада каждого из участников». Но солидарная ответственность участников юридического лица по его обязательствам, в настоящем законодательстве, является исключением, нежели общим правилом, и закрепляется применительно к конкретным ситуациям.

Также к первой группе концепций можно отнести Теорию“персонифицированной цели”. Она была предложена Бринцем, и схожа с “теорией фикции” в том, что отрицает существование реального субъекта, обладающего свойствами юридического лица. В соответствие с этой идеей Юридическое Лицо – личность бессубъектная. Оно представляет собой имущество, принадлежащее не какому – либо субъекту[15] , а своему собственному предназначению-цели, ради достижения которой определённый имущественный комплекс был подвергнут соответствующему правовому обособлению. Данная теория нашла своё применение и в настоящем законодательстве, в частности в ГК РК, применительно к некоммерческим юридическим лицам. Так например в п 1 ст 107 ГКРК закреплено: «Общественным фондом признается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная гражданами и (или) юридическими лицами на основе добровольных имущественных взносов, преследующая социальные,

благотворительные, культурные, образовательные и иные

общественно-полезные цели». Данное определение по существу повторяет содержание определения юридического лица, как обособленного имущества предназначенного для определённой цели.

Вторая группа теорий юридического лица исходит из тезиса о реальности существования юридических лиц как действительных, а не вымышленных образований.

К этой группе относится “органической теория”, её основоположник Гирке уподоблял юридическое лицо человеческой личности, понимая его как некий социальный организм, отличный от суммы участвующих в союзе людей. При этом юридическое лицо имело такие формы[16] как корпорация и учреждение, котрые в свою очередь по аналогии с живым организмом состояли из души[17] и тела[18] …Данные положения закреплены в ГК РК. Так в соответствии со Ст92. высшим органом АО является общее собрание акционеров. Рассматривая компетенцию этого органа видно, что именно он из совокупности воль акционеров, формирует единую волю АО, которая впоследствии находит своё выражение, в том числе и через другие органы АО (совет директоров, исполнительны органы…). Что же касается учреждения, то оно «…распоряжается своими средствами на основе сметы, утверждённой собственником»[19] что, говорит о подчинении учреждения воли учредителя. Подтверждением этого касательно государственных учреждений, является их правосубъектность которая ограничена в том числе положениями[20] , где закреплены действия, совершения которых ожидает субъект, создавший учреждение. В связи, с чем положения можно назвать формой выражения воли учредителя.

Важным моментом «органической теории» является способ создания юридического лица. «Не разрешение, а простое признание со стороны государства сообщает объединению как реальному организму правовое качество Юридического Лица». При сравнении данного положения с действующим законодательством, необходимо отметить что в РК существует 2 способа создания: первый - разрешительный, второй - нормативно-явочный[21] . Последний по содержанию близок к обозначенному в органической теории признанию - «…регистрирующий орган не вправе отказать в регистрации создаваемой организацией при отсутствии нарушений установленных требований»[22] .

Разработанная Саллейлем, Мишу “реалистическая теория” юридического лица признавала реальность существования юридических лиц как особых субъектов права, несводимых к сумме индивидов. Данная теория поддерживала органическую теорию со следующей оговоркой: юридическое лицо не биологическая, а социальная реальность. В связи с чем, авторы данной теории сумели избежать биологизации юридических лиц, присущей взглядам Гирке. Интересным является определению воли юридического лица: «…многочисленные воли формируются в единое целое благодоря её органам».Данный механизм выражения воль, можно проследить в деятельности коллегиальных органов современных юридических лиц[23] .

Интерес представляет и разработанная Гельдером «теория органа» в соответсвии с которой подлинными носителями правосубъектности юридических лиц должны считаться возглавляющие его должностные лица. Данная теория актуальна и в настоящее время. Так в ст37ГК закреплено: Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя обязанности только через свои органы, действующие в соответствии с

законодательными актами и учредительными документами.

Особняком в ряду теорий юридических лиц стоит концепция Иеринга полагавшего, что юридическое лицо, как таковое, в действительности не существует. Это — не более, чем юридический курьез[24] . В корпорации не юридическое лицо как таковое, а отдельные её члены являются действительными субъектами права, поскольку создание корпорации связано с удовлетворением их интересов. Иоффе. О.С. описывал теорию следующим образом: «…Поскольку право — это система защищенных законом интересов, то законодатель дает правовую защиту отдельным группам людей, позволяя им выступать вовне как единое целое, что, однако, не означает создания нового субъекта права»[25] . Таким образом, Иеринг сочетал тезис о фиктивности самого юридического лица с признанием реальности стоящих за ним групп людей.

Данный подход, интересен и также находит выражение в современном гражданском законодательстве. То что описывал Иеринг несколько похоже на простое товарищество (договор о совместной деятельности) . Ст 228. По договору простого

товарищества стороны обязуются совместно действовать для получения

доходов или достижения иной, не противоречащей закону цели. При этом само Простое товарищество не является юридическим лицом, что является одним из отличий его, от полного товарищества. В соответствии со Ст 229 Ведение общих дел участников договора о совместной деятельности осуществляется по их общему согласию. По соглашению между собой они могут поручить руководство совместной деятельностью и ведение общих дел одному из участников, действующему в этом случае на основании доверенности, выданной остальными участниками договора. Данная статься позволяет сделать вывод, что участники договора о совместной деятельности по существу выступают как единое целое. Но есть в договоре и отступления, так например участниками простого товарищества могут быть и юридические лица, тогда как в теории Иеринга члены объединения люди. На основании этого можно сделать вывод, что данная теория несколько отошла от рассмотрения юридического лица, к рассмотрению взаимодействия субъектов на основе права. Тем не менее, её разработки нашли своё место в действующем гражданском законодательстве.

Также обособленно стоит теория коллективной собственности, в соответсвии с которой Юридическое лицо это способ управления имуществом, принадлежащим коллективу. Нужно подчеркнуть слово способ, которое позволяет сомневаться в признании автором данной теории – Планиолем, за юридическим лицом правосубъектности. Разве способ может иметь права и осуществлять обязанности, быть исцом и ответчиком в суде? Может ли способ обладать имущественной обособленностью? Если нет, в чём необходимость создания такого способа - юридического лица?

Интерес вызывают мысли Дювернуа о моменте создания юридического лица и его правосубъектности: «Когда мы обособляем правоспособность союза от правоспособности членов, разъединяем сферы их прав и обязанности – мы создаём Юридическое лицо» [26] или « Юридическое лицо-центр приурочения прав, технический приём их объективной по месту и времени распознаваемости. Сказать, что либо больше юриспруденция и не должна и не может». Возможно, последнее выражение относилось к учёным юристам того времени, которые излишне теоретизировали[27] учение о юридическом лице, тогда как в связи с высоким развитием промышленности, финансовых организаций существовала необходимость урегулирования отношений стороной которых, фактически выступала организация. Уже при принятии Гражданского кодекса наполеона 1804года шли обсуждения о легализации юридических лиц, но официального признание за юридическим лицом правосубъектности было закреплено лишь в Германском Гражданском Уложении, которое вступило в силу с 1900 года. В соответствии с этим нормативно правовым актом, в книге первой, вторая глава первого раздела посвящена Юридическим лицам. Юридические лица – общества делились на те которые имеют целью ведение хозяйственного предприятия и общества которое не имеет целью ведение хозяйственного предприятия приобретало правосубъектность, через концессию от правительства. Используемые при регистрации, способы напоминали действующие в настоящее время в нашей Республике – в первом случае приобретали правоспособность через внесение в реестр обществ при подлежащем суде (нормативно-явочный), во втором - приобретение правосубъектности, через концессию от правительства (разрешительный).

В главе предусматривались основания лишения правоспособности общества: по объявлении его не состоятельным, а также, если вследствие противозаконного постановления общего собрания или благодаря противозаконному образу действий правления оно угрожает общественным интересам. В Немецкой доктрине правоспособность отождествлялась с правосубъектностью. Так как юридическое лицо существует, поскольку за ним сохраняется правосубъектность можно предположить, что в данных положениях закреплены основания его ликвидации. В связи с чем можно отметить, что в ГК РК содержатся положения, схожие с выше рассмотренными: ст 49 пункт 2 по решению суда юридическое лицо ликвидируется в случаях : 1) подпункт 1 банкротства[28] 2) подпункт 4 «осуществления деятельности без надлежащего разрешения (лицензии), либо деятельности, запрещенной законодательными актами, либо с

неоднократным или грубым нарушением законодательства….».

В Германском гражданском уложении содержатся и другие нормы, которые, несмотря на прошедшее столетие, остаются в законодательстве стран мира.

Таким образом можно отметить, что в Новое время круг организованностей, способных стать субъектами гражданских отношений, значительно расширился. В отличие от средних веков для получения статуса акт высшей власти уже не требо­вался — во всяком случае, в обязательном порядке, в качестве правила. Основываясь на вышеизложенном, можно сделать вывод, о том, что впервые содержание правоспособности в достаточно полной мере было определено и закреплено в законодатель­ных актах европейских стран в XIX — начале XX веков. При изучении законодательства того времени, можно видеть, что оно строго ограничивало сферы деятельности и виды сделок, разрешенных юридическим лицам. Действия, прямо не разрешенные (не предусмотренные) законом, как правило, запрещались[29] .

Представление о правосубъектности юридического лица, эволюционировало за пониманием сущности самого юридического лица. Данной проблемой занимались не только в «капиталистических странах», пристальное внимание на неё было обращено и Советскими юристами. Сущностью юридического лица как субъекта гражданского права занимался такой учёного как С.Н. Братусь. В своих работах[30] он заявил себя как решительный сторонник теории юридического лица, впоследствии кратко обозначенной как теория коллектива. Братусь называл себя последователем и единомышленником А.В. Венедиктова. Вслед за А.В. Венедиктовым и С.Н. Братусем. теорию коллектива довольно успешно развивали, главным образом применительно к вопросам юридической ответственности такие ученые, как О.С. Иоффе, Г.К. Матвеев, В.К. Райхер, В.А. Мусин. В. П. Грибанов и ряд др. “Теория коллектива”, изначально предложенная академиком А. В. Венедиктовым, исходит из того, что носителями правосубъектности государственного юридического лица являются коллектив рабочих и служащих предприятия, а также всенародный коллектив, организованный в социалистическое государство. Тема коллектива, с приходом советской власти была популярна в те годы, однако упоминание в качестве носителя правосубъектности государственного юридического лица всенародный коллектив, организованный в социалистическое государства с позиции нашего времени,, кажется некоторым перегибом. Что касается государства, то оно не является юридическим лицом[31] , хотя как особый субъект обладает всеми правами субъекта гражданских правоотношений, но не на основании существования какого либо всенародного коллектива. Существование самого термина «всенародный коллектив» в настоящий момент является сомнительным так как в современном понимании термина коллектив, люди являющиеся его членами объединяются на основе общественно полезной деятельности (работа, учёба). Что же касается всенародного колелктива, то здесь вряд ли возможно объединение на основе общеполезной цели всех членов. Так например можно ли назвать совершающих преступление членами данного коллектива? Более того в настоящее время, при употреблении термина коллектив имеется в виду ограниченное число людей между которыми сложились отношения определённого уровня. В связи с чем при применении «Теории коллектива», было бы более верным более осторожно подходить к самому термину коллектив. Возвращаясь к рассмотрению самой теории нужно отметить, что А.В. Венедиктов и С.Н. Братусь разрабатывали теорию коллектива применительно к государственным юридическим лицам, т.е. применительно к государственным предприятиям и государственным учреждениям. На тот момент, разработка теории была как никогда актуальна и сложна. В то время велись поиски волеобразующего и волеизъявляющего субстрата[32] таких юридических лиц. Поиски осложнялись тем, что государственное предприятие и учреждение не выступало в качестве собственника закрепленного за ним государственного имущества[33] .Выход, по мнению авторов теории коллектива, состоял в том, чтобы признать государственным юридическим лицом возглавляемый назначенным государством ответственным руководителем коллектив рабочих и служащих, на который государство возложило выполнение определенных задач и которому выделило для выполнения этих задач в оперативное управление соответствующую часть единого фонда государственной собственности. Такой подход, по мнению ученых, достигал сразу нескольких целей. Во-первых, оставался незыблемым принцип единоначалия в управлении государственной собственностью, независимо от того, идет ли речь о государственных предприятиях или государственных учреждениях. Во-вторых, сохранялся в неприкосновенности принцип единства фонда государственной собственности как всенародного достояния, поскольку соответствующая часть государственного имущества выделялась государственному юридическому лицу не в собственность, а в оперативное управление. В-третьих, юридическое значение придавалось волевым актам всего коллектива рабочих и служащих, так как без этих актов задачи, возложенные государством на данное юридическое лицо, не могли бы быть выполнены.

Что же касается других видов юридических лиц, в первую очередь кооперативных и общественных организаций, то поскольку они могут быть отнесены к такому структурному типу юридических лиц как корпорации и строятся на началах членства, выявление их людского субстрата, как полагали А.В. Венедиктов и С.Н. Братусь, особых трудностей не представляет. Это не коллектив рабочих и служащих, а именно коллектив членов, который вырабатывает и осуществляет волю данного юридического лица.

Большее внимание А.В. Венедиктов и С.Н. Братусь уделяли обоснованию юридической личности союзов кооперативных и общественных организаций, поскольку не могли не обратить внимание на то, что в таких союзах решающее значение нередко придавалось волевым актам не членов коллективов, которые объединял союз и которые находились где-то на периферии, а тех же рабочих и служащих, которые состояли с соответствующим союзом не в отношениях членства, а в трудовых отношениях и как раз выполняли оперативно-хозяйственные функции, возложенные на данное юридическое лицо. Теория достаточно эффективно определяла природу юридического лица на примере госудраственных предприятий и учреждений, но применение её в определении сущности коммерческих юридических лиц, проблематично. На настоящий момент отдельные юридические лица могут состоять из одного человека. Например в соответсвии с ст 58 п.1 ГКРК Х озяйственное товарищество может быть создано одним лицом, которое становится его единственным участником. В соответствии со ст 60 ГКРК этот же единственный участник может осуществлять полномочия общего собрания и возглавлять исполнительный орган, при этом выполняя те или иные действия направленные на получение прибыли. Получается весь коллектив - одно лицо. Но здесь при употреблении терминов, как уже упоминалось выше, нужно быть осторожным, коллектив это «группа лиц, объединённых общей работой[34] …», а значит один человек не может быть коллективом[35] .

Теория коллектива, хотя и занимала в отечественной цивилистической науке 50-х и последующих годов, XX столетия лидирующие позиции, которые особенно усилились после проведения в первой половине 60-х гг. второй по счету общей кодификации советского гражданского законодательства, отнюдь не была единственной. В творческом соревновании с нею, а то и в противовес ей выдвигались другие концепции. В рамках общепринятого понимания юридического лица как реально существующего явления, обладающего людским субстратом, в советской цивилистике на ряду с вышеупомянутой выделились и другие теории.

«Теорией коллектива» имеет общую идею с “Теорией директора” о наличии людского субстрата (лица или коллектива) в государственном юридическом лице

“Теория директора” или “Теория администрации” наиболее полно исследованная в работах Н.Г. Александровa, М.В. Гордон, Ю.К. Толстого, исходит из того, что главная цель наделения организации правами юридического лица — это обеспечение возможности ее участия в гражданском обороте. Именно директор уполномочен действовать от имени организации в сфере гражданского оборота, поэтому он, и является основным носителем юридической личности государственного юридического лица. Если заменить слово администрация, словом орган юридического лица, то можно будет сказать, что и в настоящее время данная теория актуальна и отражена в законодательстве. Так например в хозяйственных товариществах собрание представителей, в производственном кооперативе общее собрание его членов, в акционерном обществе – общее собрание акционеров, являются органами которые по существу и определяют участие юридического лица в гражданском обороте, как непосредственно, так и опосредованно через создание других органов, которые уже в последствии могут выступать от имени юридического лица. Здесь же, можно упомянуть пункт 1 ст 37 «Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на

себя обязанности только через свои органы, действующие в соответствии с

законодательными актами и учредительными документами». В связи с этим нужно отметить, что именно высшие органы юридического лица могут изменять устав, являющийся наряду с учредительным договором составной частью учредительных документов, и который имеет приоритет над последним для отношений юридического лица с третьими лицами[36] . По существу один орган юридического лица, может определять правосубъектность лица, например закрепив цели и предмет его деятельности, а значит закреплять будет юридическое лицо иметь специальную или общую правосубъектность.

Кроме предусмотренных выше взглялов на юридическое лицо и его правосубъктность, возможны, и принципиально иные трактовки его сущности. Так, еще в 20-е годы в СССР получила значительное распространение “теория персонифицированного (целевого) имущества”[37] . Ее сторонники считали главной функцией юридического лица объединение различных имуществ в единый комплекс и управление этим имущественным комплексом. Таким образом, обособленное имущество это основа юридического лица. В связи, с чем законодатель его персонифицирует, наделяя владельца имущества правами юридического лица. Данная теория несколько отошла от теории «целевого имущества» разработанной Бренцем. Так если последний писал о том что имущество юридического лица не принадлежит какмоу либо стороннему субъекту, то в соответствии с данной теории имущество юридического лица имело собственника. Здесь же нужно отметить, что как в первом случае в положение Бернца нашло своё отражение в законодательстве так и во втором случае положение разработанное советскими учёными нашло применение в законодательстве РК применительно к Государственным предприятиям и Учреждениям[38] .

Наибольший интерес вызывает положение теории об обособленном имуществе как его основе. В настоящий момент, имущественная обособленность является одним из определяющих признаков[39] который закреплён в определении юридического лица, данном в ст 33: « Юридическим лицом признается организация, которая имеет на праве

собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления обособленное имущество …» Более того как уже упоминалось выше возможность создания юридического лица единственным учредителем, предусмотренная многими современными законодательствами возвращает актуальность теории персонифицированного имущества, ибо людской субстрат в одночленных корпорациях не играет важной роли. В условиях, когда персональный состав участников и организационная структура нескольких юридических лиц идентичны, только имущественная обособленность может служить целям их различения.

В пятидесятые и последующие годы известное распространение получила теория, сторонники которой, ограничиваясь констатацией того, что юридическое лицо — это социальная реальность. В сущности её авторы отказываются от попыток выявить его людской субстрат. Эта теория известна в цивилистической науке как теория социальной реальности юридических лиц. Ее придерживались, в частности, Д.М. Генкин, О.А. Красавчиков, Б.И. Пугинский, В.А Рахмилович, Б.Б. Черепахин. Противники этой теории не без оснований указывали на то, что задача цивилистики состоит в том, чтобы выявить специфические признаки юридического лица как социальной реальности, поскольку не всякая социальная реальность есть юридическое лицо.

В советский период существовала и “Теория государства”, разработанная С. И. Аскназием. Она основывается на положении о том, что за каждым государственным предприятием стоит собственник его имущества — само государство. Следовательно, людской субстрат юридического лица нельзя сводить к трудовому коллективу данного предприятия. Государственное юридическое лицо — это само государство, действующее на определенном участке системы хозяйственных отношений.

Справедливо нужно отметить, что существовали и другие теории среди которых есть как те, след которых можно заметить в законодательстве РК, так и те которые в связи с излишней теоретичностью[40] послужили лишь делу раскрытия многогранности правосубьектности и содержании[41] юридического лица.

Правосубъектность юридических лиц

§1. Понятие правосубъектности.

Определение термина «правосубъектность» уже было дано выше. Но следует отметить, что подход к его содержанию, в частности к элементам, из которых он состоит, в научной литературе не однозначен.

Отдельные авторы не стараются дать определение правосубъектности, лишь отмечая, что она является собирательной категорией. Есть авторы, которые в своих работах стараются не упоминать данный термин. Анализ источников, где упоминается о правосубъектности даёт, возможность сделать вывод, что содержание правосубъектности зависит от элементов, которые разные авторы считают составной частью данного термина.

В связи с этим, существует две позиции. В соответствии с первой, правосубъектность включает в себя два элемента – правоспособность[42] и дееспособность. Под первой понимается признаваемая государством возможность иметь предусмотренные законом права и обязанности, способность быть их носителем[43] .При этом различают общую, отраслевую и специальную правоспособность[44]

Общая, представляет собой принципиальную возможность лица иметь любые права и обязанности из числа предусмотренных действующим законодательством, хотя фактическое обладание теми или иными правами может наступить лишь при определённых условиях.

Отраслевая даёт возможность приобретать права в тех или иных отраслях права[45] .

Специальная правоспособность, определяется целями и задачами их деятельности, зафиксированными в соответствующих уставах и положениях[46] .

Под дееспособностью понимается способность осуществлять права и обязанности своими личными действиями, отвечать за последствия, быть участником правовых отношений[47] . Важно подчеркнуть, что данным определением охватывается также и деликтоспособность.

Вторую позицию защищают авторы, настаивающие на том, что кроме правоспособности и дееспособности в правосвбъктность входят и другие элементы. Здесь обычно предлагается или наиболее распространённый трёх элементный состав (правоспособность, дееспособность, деликтоспособность[48] ) или четырёх элементный (правоспособность, дееспособность, диликтоспособность, вменяемость[49] ). Последний в отношении юридических лиц не применим, так как получил распространение лишь в Уголовном праве в связи с чем, для темы настоящей работы интереса не представляет. Касательно первого состава, при рассмотрении его содержания можно заметить, что на самом деле никакого нового элемента нет, просто авторы, которые его придерживаются из дееспособности выделили деликтоспособность[50] .

Думается второй подход в последнее время становится более рациональным. Так как усложнение и развитие общественных отношений может привести к образованию субъектов гражданского права, которые обладая правоспособностью и дееспособностью возможно не будут обладать деликтоспособностью[51] . Так например, уже на сегодняшний день можно сомневаться в полной деликтоспособности отдельных видов юридических лиц. Деликтоспособность учреждений[52] , казённых предприятий[53] , а также полного и коммандитного товарищества можно назвать частичной. Для обеспечения ответственности по их обязательствам привлекаются учредитли. При этом в зависимости от имеющегося у них имущества, их можно разделить на те, которые несут ответственность всем своим имуществом (полное и коммандитное товарищества) и те которые несут её в рамках находящихся в распоряжении денег (Учреждения и Казённое предприятие).

Если касаться применения самого термина правосубъктность в отношении юридического лица, то некоторые авторы в его использовании проявляют осторожность. На основании вышерассмотренного, можно было бы предположить, что это происходит из-за дефектности одного из элементов правосубъектности (деликтоспособсности) у отдельных видов юридических лиц, но это не так. Дефектность деликтоспособности у рассмотренных субъектах в литературе не упоминается[54] . Можно сделать другое предположение. Авторы осторожны в употреблении термина так как он не содержится в гражданском кодексе. В Главе второй параграфе втором который называется юридические лица, в отличие от параграфа, посвящённого физическим лицам, не упоминается о дееспособности. Нет упоминания и о термине деликтоспособность. Единственный элемент правосубъектности который применяется к юридическим лицам – правоспособность. Видимо в связи с этим при раскрытии правосубъектности юридического лица ряд казахстанских авторов использует термин правоспособность[55] , хотя, например оглавление своих работ термином правосубъектность у О.С.Иоффе и .И.П. Грешникова никаких сложностей не вызывало.

Думается позиция последних более устойчива, так как они могут называть определения своими терминами, не идя на компромисс, пытаясь объяснить это недочётом законодательства. Так например Грешников определяет правосубъектность как: право- и дееспособность организации, которую можно охарактеризовать набором видов деятельности, кругом сделок, а также комплексом личных прав, которые могут организацией осуществляться, совершаться и ей принадлежать.

Также автор пишет: «правоспособность — это обеспеченная правом возможность (для физических лиц и организаций со статусом юридического лица) иметь права и приобретать обязанности. Для реализации своих прав и несения обязанностей, осуществления какой-либо деятельности как юридическое, так и физическое лицо должно быть дееспособным».

Весьма, чётко и ясно описывается момент возникновения право-дееспосоности: «Организация, в отличие от человека, право- и дееспособна с момента приобретения статуса юридического лица, то есть с ее государственной или иной регистрации». Данные описанные положения ясны, точны и не противоречат Теории права.

Несколько по другому пути пошёл Ю.Г.Басин. Он попытался связать теорию права с действующим законодательством. «Гражданская правоспособность-понятие традиционное в цивелистике. Под ней понимают способность лица иметь гражданские права и нести обязанности. Но в отличие от физических, говоря об организациях, закон не упоминает какой-либо их «дееспособности». Это вызвано самой сущьностью юридических лиц, которые становятся «дееспособными», то есть способными своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их, с момента государственной регистрации. Поэтому, в свете стати 35 ГК, термин «правоспособность» подлежит расширительному толкованию, поскольку в его содержание входият все элементы дееспособности»[56] Результат такой попытке был запечатлён в своей работе[57] и проанализирован С.И.Климкиным.: «Вряд ли верным является комментарий Ю.Г.Басина к статье 35Кодекса, Ге автор допускает смешение Понтий «правоспособность» и «дееспособность» применительно к физическим лицам». Столь категоричное осуждение Ю.Г. Басина несколько не оправдано. Во первых он рассматривал смешение понятий прменительно к юридическим а не физическим лицам. Во вторых он допускал первое лишь в качестве необходимой меры, для использования расширительного[58] вида толкования. Поэтому неверно профессора Ю.Г.Басина упрекать в не умении разграничивать дееспособность от правоспособности[59] . Более того, не нарушая общепринятого понятия правоспособности устоявшегося в Тоерии права, последний в сравнении с другими авторами наиболее ясен и последователен в его описании: «Поскольку же гражданские права и обязанности возникают в результате юридических фактов, прежде всего имущественных сделок, совершаемых юридическими лицами, содержание и границы правоспособности во многом определяются кругом сделок, какие вправе совершать юридические лица»[60] .

Возвращаясь к книге С.И.Климкина «Юридические Лица»[61] , можно сказать, что в отношении его позиции при определении правоспособности, дееспособности и правосубъектности, больше вопросов, нежели ответов. Так, по сути, излагая о правосубъектности в 3 главе, он её называет: «о правоспособности юридического лица»[62] . Более того, заметив, «в литературе правоспособность организаций называют ещё их правосубъектностью»[63] он не только оставил данную дефиницию без комментария, но и не высказал своего отношения к правосубъектности и её элементам.

Заканчивая рассмотрение вопроса о понимании правосубъектности, правоспособности, дееспособности, деликтоспособности их соотношения друг с другом в отношении юридического лица. Можно отметить, что отход от термина правосубъектность не оправдан. Важно также подчеркнуть, что лишь правоспособность, дееспособность деликтоспособность могут наиболее полным образом охарактеризовать юридическое лицо как субъекта права, и лишь правосубъектность включает все эти три элемента. В связи с чем было бы верным восстановить термины и их определения в их значениях употребляемых в теории права, во избежание разночтений и как их следствие - путаницы.

Но вышеуказанными положениями дискуссии о правосубъектности юридических лиц не исчерпываются. Во вторую половину 20 века широкое распространение получил термин компетенция юридического лица. В обсуждении, что из себя представляет данное понятие, приняли участие одни из сильнейших цивилистов того времени: А. Б. Годес В. В, Лаптев, В. К. Мамутова, А. А. Пушкин, А. В. Бенедиктов, Ю. Г. Басин В. Ф. Яковлева. Термин был выдвинут сторонником хозяйственного права Лаптевым. Он полагал, что, по­скольку юридическое лицо - носитель гражданских прав и обязанностей, хозяйственно-правовая трактовка правосубъектности несовместима с понятием юридического лица и вообще не испытывает в этом понятии какой-либо надобности. По его мнению, гораздо существенней тот факт, что, помимо предприятий, есть вышестоящие звенья хозяйственной системы, имеющие с предприятиями в сфере правосубъектности то общее, что они наделены определенной компетенцией, хоти бы ни теоретически, ни легально не признавались юридическими лицами. Не юридическое лицо, а правосубъектный хозорган как носитель соответ­ствующей компетенции - вот что стоит в центре хозяйственного права как особой отрасли советского права[64] .

При дальнейшем исследовании другими цивилистами правосубъектности, отрица­ние категории юридического лица не встретило поддержки даже со сто­роны приверженцев хозяйственно-правовой концепции, но понятие ком­петенции привлекло к себе значительное внимание и получило многооб­разное освещение. При этом его разработка велась не обособленно, а в сочетании с такими тесно связанными с ним юридическими феноменами, как правосубъектность в целом, а также право- и дееспособность как кон­кретное выражение правосубъектности.

О, С. Иоффе писал «подобно правосубъектности граждан, правосубъектность юридиче­ских лиц раскрывается через категории право- и дееспособности, специ­фика которых, в сравнении с право- и дееспособностью граждан, состоит в одновременности возникновения и специальном их содержании (специ­альные право- и дееспособность). Но если правосубъектность граждан конкретизируется только в категориях право- и дееспособности, то при­менительно к юридическим лицам употребляется также понятие компе­тенции» В связи с этим автор задался вопросом «…в каком соотношении компетенция юридических лиц находится с их гражданской право(дее) способностыо?»

У цивилистов того времени ответы на этот вопрос были разные. Каждый представлял место термина компетенция по своему. Отдельные авторы высказывали мнение что его понятие выходит за рамки гражданского права: «понятием компетенции обнимаются как права и обязанности, принадлежащие данному субъекту, так и возможность при­обретения прав и обязанностей при определенных юридических фактах (например, при заключении хозяйственного договора)»[65] На основании данного определения, основание выхода его за рамки гражданского права объяснялось следующим «поскольку гражданское право в трактовке правосубъектности никакими другими категориями, кроме право- и дееспособности, опери­ровать не может, то компетенция в области социалистического хозяйствования выходит за рамки гражданского права и всех иных «традиционных» отраслей советского права, образуя специальную хозяйственно-правовую категорию».

Интересным представляется позиция В. К. Мамутова: «правоспособность и компетенция - явления, распо­ложенные в разных плоскостях: первая означает лишь возможность правообладания, а вторая воплощается в конкретных правах и обязанностях, тем отличающихся от обычных обязанностей и субъективных прав, что они приобретаются непосредственно в силу закона, а их объем не может быть изменен по воле правосубъектных лиц»[66] Таким образом, из данного определения следует что не смотря на мнение автора «правоспособность и компетенция - явления, распо­ложенные в разных плоскостях» компетенция и правоспособность не так далеки друг от друга, более того представляется более правильным считать, что последняя охватывается более широким понятием правоспособности. В таком её понимании она представляет собой правоспособность, которая возникает на основании закона и не может быть изменена по воли самого её носителя. В этом понимании, компетенция актуальна для сегодняшнего законодательства: п2.ст 92 ГКРК «Исключительная компетенция общего собрания акционеров определяется законодательными актами». Таким образом, «внесение изменений и дополнений в устав общества или утверждение его в новой редакции»[67] можно считать частью компитении упомянутой В.К.Мамутовой. Безусловно можно оспорить, что исключительная компетенция общего собрания акционеров, это часть правоспособности всего юридического лица. Есть мнение, что правоспособность юридического лица характеризует его внешние отношения с другими субъектами права, а правоспособность его органов ограничивается пределами юридического лица. Однако в соответствии с «теорией органа» и ГКРК[68] , это не так. Правоспособность юридического лица получает своё выражение в правоспособности отдельных его органов.

Для А. А. Пушкина компетен­ция это совокупность не правомочий и обязанностей, а одних толь­ко принадлежащих госоргану властных прав в области планирования, финансирования, капитального строительства и т. п. Продолжая свою мысль автор сделал вывод: «…компетенция в области хозяйствования и есть не что иное, как административно-хозяйственная правосубъектность, представляющая один из видов административной правосубъектности и существующая независимо от правосубъектности гражданской»[69] Но такая позиция, в рамках настоящей работы представляется мало интересной, так как находится за пределами гражданского права. Несколько схожего мнения придерживался А. В. Бенедиктов. Он писал, что «государство определяет компе­тенцию каждого госоргана, т. е. предмет его деятельности (его задачи и функции) и объем прав и обязанностей, необходимых для осуществления его задач». Однако он рассматриваемое нами понятие считал применимым и к гражданскому праву при определении правосубъектности государственных органов: «компетенция - собирательное понятие для гражданской, административной и всех других видов правосубъектности, принадлежащих госорганам»

Интересна по этому поводу и позиция Ю. Г. Басина. Автор, отмечая взаимную связь, существующую между правосубъектностью и компетен­цией выступал против сведения компетенции к одному виду правосубъектности или к обобщенному обозначению нескольких ее ви­дов. «Такое сведение, как он полагает, недопустимо потому, что, во-первых, компетенция предполагает выполнение властных функций, тогда как по крайней мере один из видов правосубъектности госорганов (граж­данская правосубъектность) подобных функций в себе не воплощает; во-вторых, властные функции, сосредоточенные в компетенции, могут осу­ществляться в самых различных областях, тогда как «властная правосубъ­ектность» госоргана возможна лишь в одной области (в сфере административного права); в-третьих, правосубъектность (правоспособность) -общая (абстрактная) предпосылка правообладания, тогда как компетенция должна быть вполне конкретной для каждого ее носителя»[70] . Таким образом Ю.Г.Басин определял компетенцию - не как наличное право­мочие, а лишь как способность к выполнению властных функций, т. е. опре­деленную правоспособность[71] .

Заслуживает внимания позиция В. Ф. Яковлевой. Она пишет: «…при создании предприятия оно включается в соответствующую хозяйственную систему с подчинением органу, который эту систему возглавляет. Тем самым у вышестоящего органа возникают перед предприятием определенные властные правомочия, специфика которых состоит в том, что они позволяют совершать акты, обязывающие подчи­ненного субъекта…», «Именно эти правомочия в своей совокупности образуют компетенцию». Данное понимание компетенции при её некотором корректировании также можно применить к настоящему времени. Например, в отношении аффелированных лиц[72] , казённых предприятий с уполномоченным гос органом, учреждения с собственником его имущества.

Существуют позиция где аналогичный ход рассуждений применяется и к компетенции пред­приятия, которая существует и осуществляется лишь в отношениях с его внутренними подразделениями (цехами, участками и т. п.). Подчинение этих подразделений предприятию воплощается в правоотношении, упра-вомочивающем предприятие совершать властные акты, которые приобре­тают для их адресатов обязывающее действие, что и составляет сущность компетенции. После совершения властного акта между предприятием и его подразделениями устанавливается новое правоотношение, иногда не только управомочивающее, но и обязывающее предприятие, а в пределах управомоченности дающее ему возможность требовать соответствующего конкретного поведения от своего цеха или иного внутреннего подразде­ления. Такое понимание компетенции применимо и без изменения его смысла ко многим предприятиям нашей республики.

В заключении своего анализа компетенции и соотношения её с правосубъектностью, О.С.Иоффе пришёл к выводу: «Обзор разнохарактерных взглядов на сущность компетенции пред­приятия с очевидностью свидетельствует, что критическую и практиче­скую проверку выдержал только один из них и именно тот, который опре­деляет ее как обобщенное выражение всех принадлежащих предприятию видов правосубъектности». Данная трактовка компетенции, проста в понимании и содержании, но в связи с ней невольно возникает вопрос: зачем? Не проще ли совокупность правосубъектности разных видов назвать просто правосубъектностью, а далее упоминать следующим образом гражданско-правовая правосубъектность, административно правовая правосубъектность и.т.д.

Подводя итог можно отметить, что у термина компетенция при использовании его в гражданском праве большой потенциал. Но в связи с тем, что он уже употребляется в гражданском законодательстве, существует опасность при его более широком понимании, возникновения ещё одного омонима[73] и как следствие путаницы в толковании норм гражданского права.

§2. Возникновение и прекращение правоспособности юридического лица.

В соответсвии с п 2 ст 35: «Правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент завершения его ликвидации. Правоспособность юридического лица в сфере деятельности, на занятие которой необходимо получение лицензии, возникает с момента получения такой лицензии и прекращается в момент ее изъятия, истечения срока действия или признания недействительной в установленном законодательными актами порядке» [74] .

На основании этого правоспособность юридического лица нами условно будет разделена на:

1) Основную, которая возникает в момент создания юридического лица, и прекращается в момент завершения его ликвидации.

2) Дополнительную, которая возникает на основании лицензии, и прекращается при её изъятии, истечении срока действия, признания недействительной.

Основная правоспособность возникает на основании акта, подтверждающего получение организацией статуса юридического лица. Таким актом является свидетельство о государственной регистрации, выдаваемое органами юстиции[75] . Сходный порядок действует в Российской Федерации, где организация обретает статус юридического лица с даты ее государственной регистрации. Основным законодательным актом в РК, регулирующим эти вопросы является Указ о государственной регистрации юридических лиц. В ч1 ст 18 закреплено «недопускается деятельность в качестве юридического лица без государственной регистрации, а доходы, полученные от деятельности без госрегистрации. Изымаются в доход государства».Таким образом доходы от деятельности не правоспособной организации получает государство, что заставляет более серьёзно относится к приобретению правоспособности.

Способы возникновения юридического лица традиционно подразделяются на три типа: нормативно-явочный, разреши­тельный и распорядительный.

Нормативно-явочный порядок предусматривает наделение организации правами юридического лица на основании зако­на специальным государственным (или международным) органом путем явочной регистрации и занесения в особый ре­гистр (реестр). При этом регистрирующий орган не вправе отказать в регистрации создаваемой ороганизации при отсутсвии нарушений установленных требований.В настоящее время нормативно-явочный способ является базисным. Именно так возникает большинство коммерческих организаций, в частности в Казахстане, России и других странах СНГ и Балтии, а в некоторых странах, на­пример в Швейцарской Конфедерации, этот способ применя­ется даже для регистрации учреждений.

Исторически, еще до появления нормативно-явочного по­рядка, публичные организации, например благотворительные общества (фонды), образовательные и им подобные учрежде­ния, возникали на основе специального акта органов власти. Впоследствии этот порядок был назван распорядительным. Данным порядком юридическое лицо может возникать и на основании распоряжения учредителя. «Так создаются, например, государственные учрежедения и государственные предприятия»[76] Однако в отношении способа создания государственных учреждений и предприятий у Климкина есть своё мнение: «Юридическое лицо возникает на основе одного лишь распоряжения учредитля, а специальной государственной регистрации организации не требуется. Но в силу статьи 42 ГК, любое юридическое лицо(как негосударственное, так и государственное) считается созданным с момента его государственной регистрации. Поэтому распорядительный порядок создания юридических лиц сейчас может рассматриваться лишь в историческом аспекте»[77]

Для регистрации банков, финансовых компаний (кредит­ных товариществ), страховых, медицинских и многих других специализированных организаций, помимо пакета учредитель­ных документов, требуется разрешение государственного (кон­тролирующего) органа или лицензия. Этот порядок регистра­ции называется разрешительным.Так например, для создания юридического лица, предметом которого является банковская или страховая деятельность, требуется разрешение Национального банка РК на его открытие. Антимонопольный кометет в пределах своих полномочий вправе давать заключение на создание субъектов рынка, если это приводит к появлению хозяйствующих субъектов, доля которых на соответствующем товарном рынке будет превышать 35%[78] .

Прекращение юридического лица, как в России, так и в Казахстане закон связывает с его исключением из единого государственного регистра (реестра в РФ).

Но права совершать действия, требующие лицензирования, в содержание основной правоспособности не входят. Лишь после получения лицензии указанные права вводятся в содержание правоспособности, расширяя ее границы. При истечении срока действия лицензии, признании ее недействительной, ее досрочном прекращении, отзыве либо приостановлении ее действия содержание правоспособности юридического лица возвращается в его прежние общие границы.

Под лицензией[79] понимается выдаваемое компетентным государственным органом разрешение гражданину или юридическому лицу заниматься определенным видом деятельности или совершать определенные действия.[80]

По объему деятельности законном «О лицензировании» они подразделяются на:

1) генеральные - на занятие определенным видом деятельности, выдаваемые без ограничения срока, допускается выдача генеральной лицензии на несколько видов деятельности, если они входят в единый технологический комплекс;

2) разовые - на совершение определенной хозяйственной операции в пределах разрешенного объема, веса или количества (в натуральном либо денежном выражении);

3) операционные - на совершение определенной операции в банковской деятельности и операций, связанных с использованием валютных ценностей, определенных валютным законодательством.

Важно заметить, что лицензии различаются и по территориальной сфере действия:

1) действие которых ограничивается определенной территорией Республики Казахстан;

2) действие которых распространяется на всю территорию Республики Казахстан;

3) действие которых распространяется за пределы Республики Казахстан.

Лицензия выдается уполномоченным государственным органом, что в соответсвии с п 2.ст 35 ГКРК является моментом возникновения правоспособности у юридического лица. Государственный орган, выдающий лицензию, называется ли­цензиаром, а лицо, получающее лицензию, — лицензиатом (от лат. licentiatus — «допущенный к осуществлению какой-либо деятельности»). Выдача лицензий на весь период занятия соответствующим видом

деятельности осуществляется с разовой уплатой лицензионного сбора на момент выдачи лицензии[81]

Лицензирование практикуется в той или иной мере во многих государствах. Оно предусматривает выдачу предпринимателям специальных разрешений на занятие некоторыми (отдельными) видами деятельности — например, по производству и сбыту машин, приборов, точной техники, медицинских препаратов, химических изделий (т.е. товаров так называ­емого «контролируемого списка») — или на оказание ряда услуг. Всем этим могут заниматься только предприниматели, соответствующие определенным квалификационным требованиям. Они обычно определяются и закрепляются законодательно.

К примеру, в Чехии различают заявительное и разре-шительное предпринимательство. Лицо, намеревающееся заняться предпринимательством, подает заявление, и если заявитель соответствует всем предъявляемым законом квалификационным и иным требованиям, то получает предпринимательское свидетельство (лицензию на осу­ществление заявленного предпринимательства).

Лицо, намеривающееся заняться разрешительным предпринимательством, обязано просить соответствую­щее предпринимательское управление, расположенное по юридическому адресу лица, выдать концессию. Для по­лучения концессии квалификационные требования еще более жестки.

Предварительный контроль, осуществляемый до выдачи лицензии, необходим прежде всего там, где речь идет о безо­пасности и здоровье общества, отдельных граждан.

Так, пункт 4 статьи 10 ГК РК, а также пункт 6 статьи 3 Указа Президента РК, имеющего силу закона, от 17 апреля 1995 года «О лицензировании» устанавливают общие прави­ла, принципы лицензирования, согласно которым получение государственной лицензии обязательно, если производство и продажа некоторых видов товаров, работ или услуг угрожают национальной безопасности, установленному правопорядку, окружающей среде, собственности, жизни и здоровью граж­дан. Однако сам перечень видов деятельности, требующих обязательного лицензирования в Казахстане, включает мно­гие виды, которые не отвечают перечисленным признакам. К таким видам деятельности можно отвенсти: лицензированияе юридических услуг, не связан­ных с адвокатской деятельностью (консультирование и т.п.), деятельности в сфере почтовой связи и.т.п. Но дело не только в этом. Сам процесс лицензирования сугубо формален и носит, скорее, фискальный и учетный характер.

По общему правилу, отечественные, иностранные организа­ции и организации с иностранным участием обладают равной правосубъектностью, хотя и отнесены в соответствии со ст. 4. Закона «О лицензировании» к разным группам субъектов.

Как было указано выше в связи с изъятием, истечением срока действия или признания лицензии недействительной, правоспособность в сфере лицензируемой деятельности прекращается. В связи с чем за занятие предпринимательской или иной деятельностью без соответствующей лицензии предусматривается штраф до 500МРП, а за те же действия, совершённые повторно в течение года – 700МРП с конфискацией товаров[82] .

В заключение важно отметить, что как отмечено Ю.Г. Басиным «Лицензии непередаваемы и неотчуждаемы, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами»[83]

Важным моментом в рассмотрении темы правосубъектности юридического лица, является вопрос её осуществления.

В соответствии со статьей 37 ГК дееспособность юридического лица (т. е. способность осуществлять свои права и обя-шнности) реализуется действиями органов юридических лиц, а в предусмотренных законодательными актами случаях также через своих участников и представителей.

К органам юридического лица относятся должностные лица и коллективные звенья юридического лица, уполномоченные законодательством или учредительными документами решать вопросы, определяющие правовое положение юридического лица, а также выступать от имени юридического лица перед другими субъектами и органами государства.

Орган юридического лица не является самостоятельным субъектом права. Поэтому он лично (если это физическое лицо), действуя в качестве органа, не приобретает для себя ника­ких прав и обязанностей. Таковые непосредственно приобретает юридическое лицо. В связи с чем, смена конкретных физических лиц, осуществляющих функции органа юридического лица, а также реорганизация самих органов не влекут за собой изменения или прекращения тех прав и обязанностей, которые уже приобретены юридическим лицом через действия органов

Органы юридического лица могут быть индивидуальными (директор, президент, управляющий) либо коллективными (коллегиальными).

Как можно было видеть из вышеописанного органы юридического лица играют решающую роль в вопросах его дееспособности. Хотя по общему правилу закреплённому в п 4 ст 44 ГКРК. «Юридическое лицо несет ответственность перед третьими лицами по обязательствам, принятым органом юридического лица с превышением его полномочий, установленных учредительными документами…»,важным моментом является определение компетенции[84] органа юридического лица. Даная дефиниция подкрепляется тем оргументом, что указанное общее правило имеет исключения одно из которых закреплено в п11 ст159: «Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными настоящим Кодексом, иными законодательными актами или учредительными документами, либо с нарушением уставной компетенции его органа, может быть признана недействительной по иску собственника имущества юридического лица, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о таких нарушениях». Вторым исключением из общего правила является случай, когда физического лица (лицо) которые (рое) хотя и являются (ется) сотрудниками (ком), органа юридического лица но в свободное от своих функциональных обязанностей время могут (жет) приобретать для себя лично права и обязанности.

К первому исключению, закреплённому в ст 159 п 11, отношение Казахстанских учёных не однозначно. Так например С.И.Климкин пишет «Существующее положение не может быть признано обоснованным и целесообразным», более того автор данную норму называет небрежностью и предлагает толковать её расширительно[85] . Идея в автора в необходимости при нарушении органом юридического лица своей компетенции, защищать не контрагента с которым данное лицо вступило в правовые отношения, а участников самого юридического лица (акционеров, членов). Такое предложение имеет не безосновательно. Второму контрагенту легче защитить свои интересы, чем акционерам, в силу своих прав и профессионализма. Однако с этим можно поспорить, как и с необходимостью вносить изменения. Первое, участники той или иной организации, уже в силу своего участия в ней несут риск, который может быть оправдан доходами, и если они считают свой риск неоправданным, могут выйти из организации. Второе, если юридическое лицо не будет нести ответственность за превышение компетенции своих органов, его органы будут этим пользоваться в ущерб интереса контрагентов. Последнее в силу особенности большинства казахстанских фирм, которые не дорожат своим имиджем и гудвилом, может перерасти в хаос. Третье, слабая юридическая грамотность, а также боязнь выразить недоверие контрагенту требованием подтверждения компетенций, приведёт опять же к злобоупотреблению со стороны более сильного партнёра.

Орган юридического лица не является его представителем, поэтому выполнение функций органа не требует ка­кой-либо доверенности. Достаточно предъявления служебного документа, подтверждающего должностное положение.

Хотя в ст 37 ГКРК и закреплено, что права и обязанности юридическое лицо приобретает только через свои органы, на практике и из этого правила есть два исключения которые замечены Ю. Г.Басиным:

Во-первых, юридическое лицо может приобретать гражданские права и обязанности через представителей. Границы уполномочия представителей определяются обычно доверенностью (ст. 163-171 ГК). Но полномочия представителей могут также явство­вать из обстановки, в которой действует представитель (напри­мер, кассир или продавец в магазине).

Во-вторых, обязанности юридического лица могут также вытекать из действий его работников, которых нельзя считать ни органами юридического лица, ни его представителями. Так, юридичес­кое лицо обязано возместить вред, причиненный действиями его работников при исполнении ими своих трудовых (служеб­ных) обязанностей (п. 1 ст. 921 ГК).

При анализе этих двух положений С.И.Климкин провёл исследования данной ситуации. Первое ,что он отметил в статье 37КГ содержится предложение только через свои органы. Второе,что можно добавить к его замечанию: в данной статье нет отсылочных норм, к указанным Ю.Г.Басиным исключениям из общего правила. В результате своего анализа, С.И.Климкин пришёл к обоснованному заключению: «Считаем, всё же, что законодателю следовало отказаться от столь категоричного подхода к этому вопросу, предусмотрев, что Кодексом и иными законодательным актами могут быть установлены иные основания и порядок приобретения гражданских прав и возникновения гражданских обязанностей у юридического лица»

§3 Ограничение правоспособности юридического лица.

У человека есть права, которые не могут быть ограничены ни по его собственному желанию, ни в соответствии с законодательными актами, например свобода совести[86] . Другая ситуация у юридического лица. По существу у последнего нет таких прав, которые бы нельзя было ограничить учредительными документами (само себя) или законодательством.

В соответсвии с ст 35 правоспособность юридического лица может быть ограничена:

1) Учредительными документами

2) Законодательными актами[87] :

невозможность заниматься другой деятельностью, при осуществлении юридическим лицом определённых видов деятельности

при отсутствии у юридического лица лицензии на занятие определёнными видами деятельности

Если ограничение в связи с отсутствием лицензии уже было рассмотрено выше, то другие в данной работе раскрыты не были.

Правосубъектность юридического лица моет быть ограничена учредительными документами. В данном случае такое ограничение осуществляется самими участниками юридического лица посредством принятия соответствующего решения его высшим органом. Результат достигается путём установления исчерпывающего перечня разрешаемых для данного юридического лица видов деятельности, либо путём установления запрета на осуществление каких-то её видов[88] .

Отдельными законодательными актами может быть установлено ограничение правоспособности как некоммерческих, так и коммерческих юридических лиц, которые специально созданы или создаются для осуществления отдельных видов деятельности: банки, страховые организации, биржи, охранные организации и.т.д. Такое ограничение правоспособности со стороны закона для некоторых видов юридических лиц проводится с учетом содержания их деятельности. Оно осуществляется либо путем разрешения заниматься той или иной деятельно­стью только определенным юридическим лицам, либо, напро­тив, путем запрета юридическим лицам, указанным законода­тельством, заниматься определенными видами деятельности. Например, статья 1.3 Указа Президента Республики Казах­стан, имеющего силу закона, от 31 августа 1995 г. "О банках и , банковской деятельности в Республике Казахстан" запрещает любым юридическим лицам, не получившим официального статуса банка, именовать себя банком и заниматься банковской деятельностью. Статья 8 того же указа, напротив, определяет виды деятельности, которыми банкам заниматься запрещено. Здесь же можно рассмотреть п.3 ст. 11 Закона РК от 18 декабря 2000года «О страховой деятельности», в соответствии, с которым страховой (перестраховочной) организации запрещается осуществление сделок и проведение операций в качестве предпринимательской деятельности, не предусмотренной пунктами 1 и 2 настоящей статьи.

Правосубъектность юридического лица может быть ограничена законодательством также в случаях, если оно является иностранной или «смешанной» организацией. Так, пункт 4 статьи 4 Закона РК от 27 декабря 1994 года «Об иностранных инвестициях» устанавливает, что в Казахстане могут быть определены территории, на которых деятельность предприятий с иностранным участием ограничивается или запрещается, исходя из необходимости обеспечения национальной безопасности.

Здесь можно привести пример положения в соответствии, с которым на территории Казахстана не могут действовать иностранные нотариальные конторы и некоторые иные организации.

Практически во всех источниках, касающихся правосубъектности и её элементов, большое внимание уделяется вопросу специальной и общей правосубъектности. Гражданский кодекс не содержит определения указанных терминов, как и сочетания слов общая или специальная правоспособность (правосубъектность, дееспособность). Однако авторы при изучении данных понятий обычно рассматривают их в связки с понятиями коммерческое или не коммерческое юридическое лицо[89] . В большинстве случаев это делается для раскрытия и разграничения правосубъектности последних. Здесь можно процитировать С.И.Климкина «Принято выделять общую (универсальную) и частичную (специальную, целевую) правоспособность юридических лиц. Смысл этого деления в следующем: обладая универсальной правоспособностью, организации вправе заниматься любыми, не запрещёнными законодательными актами видами деятельности. Таким правом (а, значит, и универсальной правоспособностью) обладают все коммерческие организации, за исключением государственных предприятий»[90] .

Мнения авторов, по поводу правосубъектности коммерческих, некоммерческих лиц, а также юридических лиц с позиций рассматриваемых понятий различны.

Так, например Р.А. Маметова считает, что «юридические лица обладают специальной правосубъектностью[91] » При этом, отстаивая свою позицию, она подчёркивает, что это относится к любым юридическим лицам.

Такую категоричную позицию, большинство авторов не поддерживает. Наиболее распространённой является другая точка зрения. Здесь интерес представляет позиция Е.А.Суханова. Так, с одной стороны, он пишет, что правоспособность юридических лиц предполагается ограниченной (целевой), с другой,-отмечает, что новый ГК, следуя общим современным тендениям развития гражданского законодательства, закрепил почти за всеми коммерческими организациями общую правоспособность[92] . Этой же позиции придерживается Ю.Г.Басин, он пишет что правоспособность некоммерческих организаций является специальной тогда как,«коммерческие юридические лица, как правило, обладают общей и равной правоспособностью». При этом автор отмечает важную деталь насчёт оговорки «как правило» Он, подмечает, что такие коммерческие юридические лица как предприятия являются субъектами со специальной правоспособностью (гл. 3 Указа "О государственном предприятии").

Есть мнение что, ни специальной, ни общей правосубъектности в действительности не существует. Так как у юридических лиц, с одной стороны есть возможность осуществлять различные виды деятельности с другой, выбор деятельности всё же ограничен определёнными рамками. На основании этого можно говорить об универсальной правосубъектности.

В общей сложности взгляды современных Казахстанских авторов на правоспособность можно разбить на 3 основные группы.

юридические лица имеют специальную правоспособность

коммерческие юридические лица имеют (как правило) общую правоспособность, а некоммерческие специальную.

Юридические лица имеют универсальную правосубъектность.

Для анализа, понимания и выбора наиболее близкой к истине позиции, верным будет обратиться к истории.

Согласно Гражданскому Кодексу 1964 года, юридическое лицо обладало гражданской правоспособностью в соответствии с установленными целями его деятельности. Это означало, что организации могли иметь такие права и обязанности, которые отвечали целям их деятельности, предусмотренные в уставе (положении).[93] Иными словами в отношении организаций закреплялся принцип специальной правоспособности. Данный исторический этап ближе всего к третьей группе а значит к позиции Р.А. Маметовой.

Законом РК от 4 июля 1992 года «О защите и потдержке частного предпринимательства» было закреплено новое с точки зрения правоспособности организаций правило: частный предприниматель может осуществлять любые виды хозяйственной деятельности, если они не запрещены законодательными актами РК, независимо от того, предусмотрены ли они учредительными или регистрационными документами[94] . Правила установленные этим законом, чем то согласуются с третьей группой.

На сегодняшний же момент, более близка вторая группа. Но если в первых двух группах высказывалась позиция в отношении всех юридических лиц, то последняя предполагает разбиение юридических лиц на те у которых правоспособность специальная и тех у кого она общая. В данном случае встаёт вопрос, - по какому основанию эту разбивку следует проводить?. С помощью отнесения к коммерческим или не коммерческим лицам, деление проводить не верно. Как было верно замечено Ю. Г. Басиным, не все коммерческие лица имеют общую правосубъектность[95] .

На основании анализа законодательства[96] а также работ казахстанских учёных, единственно верным представляется отнесение к специальной или общей правосубъектности на основании закрепления её в уставе. По общему правилу за АО, Хозяйственными товариществами и ПК закрепляется общая правоспособность, но она может быть изменена на специальную с помощью внесения ограничений устанавливаемых, либо путём установления исчерпывающего перечня разрешаемых для данного юридического лица видов деятельности, либо путём установления запрета на осуществление каких – то её видов[97] .

Не коммерческие организации, как и государственные предприятия, обладают специальной правосубъектностью. Так как ГК РК требует указывать в учредительных документах этих юридических лиц предмет и цели их деятельности[98] .

специальнаяя правосубъектность достаточно содержательно описана И.П.Грешниковым: Организации со специальной правоспособностью - это, как правило, субъекты цели, их существование определено необходимостью достижения этой цели или осуществлением деятельности, поэтому права подобных организаций ограничены.

К организациям цели или же к субъектам со специальной правоспособностью относятся некоммерческие организации (в соответствии с Законом РК от 16 января 2001 года «О неком­мерческих организациях»).

Во-первых, норма статьи 4 названного Закона определяет, что «некоммерческие организации могут создаваться для достижения социальных, культурных, научных, образовательных, благотворительных, управленческих целей; зашиты прав, законных интересов граждан и организаций; разрешения споров и конфликтов; удовлетворения духовных и иных потребнос­тей граждан; охраны здоровья граждан, охраны окружающей среды, развития физической культуры и спорта; оказания юридической помощи, а также в других целях, направленных на обеспечение общественных благ и благ своих членов (участников).

Цели деятельности некоммерческих организаций определяются учредительными документами».

Во-вторых, «некоммерческая организация может заниматься предпринимательской деятельностью лишь постольку, поскольку это соответствует ее уставным целям.

Законодательными актами Республики Казахстан могут устанавливаться ограничения на предпринимательскую деятельность некоммерческих организаций отдельных организационно-правовых форм» (п. 1, 2 ст. 33 того же Закона).

В-третьих, государство осуществляет контроль за деятельно­стью некоммерческих организаций, и если в ходе мероприятий по проверке той или иной некоммерческой организации будут установлены факты неоднократного совершения сделок, выхо­дящих за пределы предмета и целей деятельности, определенной ее уставом, то деятельность организации «может быть приоста­новлена на срок от трех до шести месяцев по решению суда на основании представлений органов прокуратуры В случае приостановления деятельности некоммерческой организации ей запрещается заниматься деятельностью, предусмотренной учредительными документами. Приостанавли­вается также ее право пользоваться банковскими счетами, за исключением расчетов по трудовым договорам, возмещения убытков, причиненных в результате ее деятельности, и упла­ты штрафов.

Если в течение установленного срока приостановления деятельности некоммерческая организация устраняет нарушения, послужившие основанием приостановления ее деятельности, то после окончания указанного срока некоммерческая организация возобновляет свою деятельность. В случае неустранения некоммерческой организацией нарушений органы прокуратуры вправе обратиться в суд с заявлением о ее ликвидации» (п. 1, 2, 3 ст. 42 того же Закона).

Заключение:

В завершении данной работы нельзя поставить точку, но можно оставить место для продолжения. Не смотря на это, в результате поиска ответов на поставленные в работе задачи были сделаны определённые выводы.

При рассмотрении истории можно заметить, что вопросы обособления имущества от человека, ограничении предпринимательского риска последнего, занимали юристов, предпринимателей и других лиц ещё до нашей эры. Участие административно-территориальных единиц[99] и товариществ как субъектов права, уже имело место в средние века. В новое время интересным представляется появление теорий о юридическом лице, идеи которых, претерпев косметические изменения, впоследствии проглядывались уже в теориях двадцатого века. При анализе, большинства из них можно было наблюдать, что они нашли отражение в существующем гражданском законодательстве Республики Казахстан.

Во второй главе была сделана попытка раскрыть понятие, правосубъектность юридического лица. В связи с заменой многими авторами данного термина, на другие[100] , были рассмотрены основания для такой замены. В ходе рассмотрения таких оснований, можно было согласиться с отдельными выводами, параллельно принимая во внимание нормы гражданского законодательства, в которых не содержится упоминание термина правосубъектность. Но вместе с тем, в данной работе с учётом теории права, была сделана попытка выразить свою позицию в отношении самого термина правосубъектность. Суть её проста: всё необходимо называть своими именами. Такая позиция, показалась наиболее оптимальной, так как, не смотря на то, что элементы правосубъектности возникают в одно время, содержание их, отлично друг от друга. В особенности это проявляется при рассмотрении деликтоспособности отдельных юридических лиц. Так было выдвинуто предположение в соответствии с которым деликтоспособность юридических лиц во-первых может восполняться другими лицами[101] во-вторых она может быть ограниченной[102] .

В данной работе был рассмотрен вопрос о возникновении и прекращении правосубъектности юридического лица. Было выявлено, что она возникает и прекращается при наличии двух оснований. В соответствии с первым для его возникновения необходимо свидетельство о государственной регистрации, для прекращения - исключение из единого государственного регистра. Что касается второго основания для возникновения, то таким основанием является лицензия, с прекращением деятельности которой прекращается и правосубъектность. При утере правосубъектности в первом случае, прекращает деятельность и само юридическое лицо, во втором – юридическое лицо продолжает существовать, но оно не вправе осуществлять ту деятельность, на которую распространялась лицензия.

При рассмотрении юридического лица был выявлен круг ограничений его правосубъектности. На основе чего был сделан вывод: все юридические лица ограничены в правосубъектности. Однако, как было установлено позже из этого вывода, не обязательно должен вытекать другой: юридическое лицо имеет специальную правосубъектность.

При анализе законодательства и статей, касающихся общей и специальной правосубъектности, был сделан вывод, что главным основанием разграничения этих двух категорий является, наличие закреплённости последней в учредительных документах.

В заключение, можно отметить, что работа была проведена в соответствии с поставленными задачами, и основное её значение было в анализе и согласовании уже имеющихся разработок, обобщении того рационального, что уже было достигнуто, для дальнейшего продолжения работы в изучении правосубъектности юридического лица. При изучении проблемы нужно не рассредоточивать усилия, не делать холостые движения, а, выбрав одно наиболее верное направление его достигнуть.

Список использованной литературы

1. Конституции РК 1995 года

2. Гражданский Кодекс Республики Казахстан от 27 декабря 1994 г. с изменениями и дополнениями от 20.05.03 г. N 417-II

3. Кодекса об административных правонарушениях.от 30 января 2001года

4. Закон Республики Казахстан от г.от 16 января 1991года «О некоммерческих организациях»

5. Закон Республики Казахстан от19 января 2001 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности»

6. Закон Республики Казахстан от 22 апреля 1998 года «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответсвенностью»

7. Закон Республики Казахстан от 4 июля 1992 г. «О защите и поддержке частного предпринимательства»

8. Закон Республики Казахстан от 17 апреля 1995 г. N 2200 «О лицензировании»

9. Закон РК от, 13 мая 2003 года № 415-II ЗРК «Об акционерных обществах»

10. Постановление Правительства от 11.1.2000 г. № 48 «Об утверждении Положения о Министерстве финансов РК»

11. Хвостов В.М. Система римского права. М., 1996. - С.114.

12. Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. - С.49.

13. Толковый словарь С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой

14. Климкин.С.И.Юридические лица по законодательству Республики Казахстан. Общие положения.-Алматы:ТОО «Баспа», 2001. Стр 35

15. Комментарий к ГК КазССР/Под ред.Ю.Г.Басина, Р.С.Тазутдинова.-Алма-Ата: «Казахстан», 1990.С.64.

16. Гражданский Кодекс РК (общая часть). Комментарий (постатейный).В двух книгах. Книга 1.-2 изд., испр.и доп.,с использованием судебной практики/Ответсвенные редакторы:М.К.Сулейменов,Ю.Г.Басин - Алматы: Жеты Жаргы, 2003

17. Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Ч.1 Л.:Изд-во Ленингр. Ун-та, 1975.

18. Гражданское право. Том 1. Учебник для вузов (академический курс) /Отв.ред.М.К.Сулейменов, Ю.Г.Басин-Алматы: Изд-во КазГЮА, 200.С112.

19. Малько А.В. Теория государства и права в вопросах и ответах: Учебно-методчическое пособие-3изд., -М.: Юристь, 2001. Словарь

20. Теория государства и права. Курс лекций / Под редакцией Н.И.Матузова и А.В.Малько.- М.:Юристь,1999.-С.488.

21. Басин Ю. Г. № 6 журнал «Правоведение» за 1967 г.

22. Басин Ю.Г., 1996. ВШП. исправленное и дополненное "Эдiлет", 2000 – С.12

23. Климкин.С.И.Юридические лица по законодательству Республики Казахстан. Общие положения.-Алматы:ТОО «Баспа», 2001.120с

24. [1]Лаптев В.В. К совершенствованию хозяйственного законодательства. - № 7 Советское государство и право, 1967, , с. 96.

25. Хозяйственное право (Учебное пособие для юридических вузов под ред. В. В. Лаптева). М., 1970, с. 45

26. Мамутов В. К. О соотношении понятий компетенции и правоспособности государственных хозяйственных органов. - Правоведение, 1965, № 4, с. 59

27. Пушкин А. А. Правовые формы управления промышленностью в СССР. Автореф. докт. дис. Харьков, 1964, с. 10 - 11.

28. Гражданское право. Т1. Учебник для вузов /От вред М.К.Сулейменов,Ю.Г.Басин.-Алматы:Изд-во КазГЮА,2000.С.119.

29. Гражданское право РК.Учебное пособие (часть общая).2-е изд., доп.и. изм. /Отв.ред. Г.И. Тулеугалиев, К.С. Мауленов.- Алматы: «Даникер», 1999.С.133

30. Гражданское право: В 2-х т.Том 1:Учебник/Отв.ред.Е.А.Суханов.-2-е изд., перераб.и доп.-М.: «БЕК», 1998.С.189-190.

31. Сборник Гражданское законодательство № 4 Казахстан как субъект гражданских правоотношений с участием иностранных граждан, лиц без гражданства.

32. Сборник Гражданское законодательство № 6 Ответственность участников товарищества с ограниченной ответственностью

33. Сборник Гражданское законодательство № 7 Новый закон РК «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственности»

34. Сборник Гражданское законодательство № 9 Действие принципа равной защиты государственной и частной собственности в отношении государства и частных учреждений

35. Сборник Гражданское законодательство № 9 О возможности зачёта взаимных обязательств между группами юридических лиц

36. Сборник Гражданское законодательство № 9 Защита интересов кредиторов при универсальном правопреемстве юридических лиц в коммерческих отношениях


№1.Юридическое лицо в соответсвии с органической теорией.

№2 Правосубъектность юридического лица.


[1] Некоторые авторы правосубъектность юридических лиц, отождествляют с их правоспособностью, есть работы которые озаглавлены правоспособность и дееспособность юридических лиц.

[2] Поскольку Германское Гражданское уложение вступило в силу лишь в 1900 году, будет не верным упоминать термин юридическое лицо, так как он до этого не был легально закреплён ни в одной стране мира.

[3] Малько А.В. Теория государства и права в вопросах и ответах: Учебно-методчическое пособие-3изд., -М.: Юристь, 2001. Словарь

[4] Хвостов В.М. Система римского права. М., 1996. - С.114.

[5] collegiasodalicia

[6] fabrorum, pistorum

[7] В соответствии с ст 114ГКРК правосубъектность административно - территориальных единиц практически приравнена к правосубъектности юридических лиц: «К государству и административно-территориальным единицам применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством…»

[8] Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. - С.49.

[9] То, что лежит в основе каких–н. явлений, состояний. Толковый словарь С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой

[10] Данная теория, оказала большое влияние в формировании взглядов на правосубъектность. С развитием рыночных отношений, её актуальность возросла. На ряду с другими теориями «нового времени» она способствовала тому, что в будущем, за орга­низациями закреплялось право заниматься различными вида­ми деятельности, совершать любые сделки, прямо не запре­щенные законом, приобретать различные права и обязаннос­ти, не противоречащие сущности понятия юридического лица, то есть организации, обладающие статусом юридического лица обрели общую правоспособность.

[11] На сегодняшний момент вместо термина упразднеие Ю.Л. используется, термин ликвидация. В соответствии со ст 49 ГК ликвидация Ю.Л. возможна и по воле государства в лице компетентного органа, но только по основаниям предусмотренным законодательными актами.

[12] п1.Ст14 УКРК: Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо , достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом.

[13] Ст 44. ГКРК Ответственность юридического лица

[14] Например: ст 44 ГКРК и ст 48 ГКРК: «При недостаточности у казенного предприятия денег субсидиарную ответственность по его обязательствам несет Правительство Республики Казахстан или соответствующая административно-территориальная единица» и «Учреждение отвечает по обязательствам находящимися в его распоряжении деньгами. При их недостаточности ответственность по обязательствам учреждения несет его учредитель»

[15] В действующем законодательстве Юридические лица-собственники в отношении которых участники не сохраняют имущественных прав:

1 общественные объединения

2 общественные фонды

3 Религиозные объединения

Климкин.С.И.Юридические лица по законодательству Республики Казахстан. Общие положения.-Алматы:ТОО «Баспа», 2001. Стр 35

[16] Приложение №1

[17] У Корпорации - общая воля, у Учреждения – воля учредителя

[18] Тело Корпорации - организм союза, тело Учреждения – организм установления, благодаря которому люди в продолжении длительного времени становятся служителями учредительной воли.

[19] Гражданский Кодекс РК (общая часть). Комментарий (постатейный).В двух книгах. Книга 1.-2 изд., испр.и доп.,с использованием судебной практики/Ответсвенные редакторы:М.К.Сулейменов,Ю.Г.Басин-Алматы:Жеты Жаргы, 2003 С-362.

[20] Например: постановление Правительства от 11.1.2000 г. № 48 «Об утверждении Положения о Министерстве финансов РК»

[21] Климкин.С.И.Юридические лица по законодательству Республики Казахстан. Общие положения.-Алматы:ТОО «Баспа», 2001. С-75

[22] Климкин.С.И.Юридические лица по законодательству Республики Казахстан. Общие положения.-Алматы:ТОО «Баспа», 2001. С-75

[23] совет директоров, общее собрание акционеров, общее собрание участников

товарищества с ограниченной ответственностью …

[24] Курьёз: Странный, диковинный или смешной случай. Толковый словарь С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой

[25] Иоффе О.С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Ч.1 Л.:Изд-во Ленингр. Ун-та, 1975.

[26] Думается спор о том, что первично-юридическое лицо или его правосубъектность, безсмыслен. Лучше изходить из того, что они произошли одновременно

[27] Теоретизировать: 2 значение - рассуждать на отвлечённые темы без пользы для дела. Толковый словарь С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой

[28] ст 52 Банкротство - признанная решением суда несостоятельность должника,

являющаяся основанием для его ликвидации.

[29] В последствии, при определении такой правоспособности распространение получил термин «специальная правоспособность»

[30] А.В. Венедиктовым С.Н. Братусем , Ю.Г. Басиным О.С. Иоффе Г.К. Матвеев, В.К. Райхер В.А. Мусин Ю.К. Толстой С.И. Аскназий Н.Г. Александров Д.М. Генкин, О.А. Красавчиков, Б.И. Пугинский, В.А Рахмилович, Б.Б. Черепахин Е.А. Суханов

[31] И.У. Жанайдаров комментарий к ст 111 Гражданский Кодекс РК (общая часть). Комментарий (постатейный).В двух книгах. Книга 1.-2 изд., испр.и доп.,с использованием судебной практики/Ответсвенные редакторы:М.К.Сулейменов,Ю.Г.Басин-Алматы:Жеты Жаргы, 2003 С-386

[32] Субстрат - то, что лежит в основе каких–н. явлений, состояний. 1е значение. Толковый словарь С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой

[33] На настоящий момент они также не являются собственниками. Климкин.С.И.Юридические лица по законодательству Республики Казахстан. Общие положения.-Алматы:ТОО «Баспа», 2001. С-35

[34] Толковый словарь С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой

[35] В связи с распространением коммерческих юридических лиц, в последнее время, приобрела актуальность конкурирующая теория: персонифицированного имущества.

[36] П 6. Ст 41.ГКРК Учредительные документы юридического лица

[37] Она берёт начало с 1857года. Разработчиком был Бернц. См выше.

[38] Юридические лица не собственники: Государственные предприятия, Учреждения Климкин.С.И.Юридические лица по законодательству Республики Казахстан. Общие положения.-Алматы:ТОО «Баспа», 2001. С-35

[39] «Имущественная обособленность – основополагающий признак юридического лица…» Гражданское право. Том 1. Учебник для вузов (академический курс) /Отв.ред.М.К.Сулейменов, Ю.Г.Басин-Алматы: Изд-во КазГЮА, 200.С112.

[40] теоретичный, . Отвлечённый, абстрактный, не находящий практического применения.

[41] Содержание во втором значении: Единство всех основных элементов целого, его свойств и связей, существующее и выражаемое в форме (в 1 знач.) и неотделимое от неё. Толковый словарь С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой

[42] П1.Ст 13 ГК РК: гражданская правоспособность - способность иметь гражданские права и нести обязанности. Данное определение относится к физическим лицам, и далее в том же пункте данной статьи, отмечено, что она признаётся равной за всеми гражданами, В ст. 35 ГК РК, положения о признании равенства правоспособности за всеми юридическими лицами не содержит. На основании этого, можно предполжить, что разделение правоспособности в гражданском праве, в частности на общую и специальную, применительно к юридическим лицам имеет большую актуальность, чем её разделение для физических лиц.

[43] Не фактическое правообладание, а только возможность или способность к правообладанию. «Правоспособнрость, - означает только то, что лицо может иметь известные права, но это ещё не означает, что оно ими действительно обладает. Каждый способен иметь право собственности на имущество, но отсюда вовсе не следует, что уже имеет его» Коркунов Н.М.Лекции по общей теории права Спб.,1909.С.147.

[44] Обычно в литературе встречается разделение только на общую и специальную правосубъектность.

[45] Например, гражданско-правовая правоспособность.

[46] Определение употребляемое применительно к организациям

[47] Определение дано Н.И.Матузовым. Теория государства и права. Курс лекций /Под редакцией Н.И.Матузова и А.В.Малько.- М.:Юристь,1999.-С.488.

[48] Приложение № 2

[49] вменяемость - условие уголовной ответственности.

[50] В ГК РК ст.16. определение «гражданская дееспособность» употребляется применительно к гражданам: Способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. Как видно, в это определения не включена способность лица отвечать за деликты. Возможно, это объясняется тем, что содержится дальше за определением: «возникает в полном объёме с наступлением совершеннолетия, то есть по достижении восемнадцатилетнего возраста». С наступлением 18 летнего возраста, лицо становится деликтоспособным, т.е. само способно нести ответственность за гражданские правонарушения. На основании этого возникает предположение, что в соответствии с ГК РК в гражданскую дееспособность не включается деликтоспособность.

[52] Например если государственное учреждение не может расплатиться по своим договорным долгам за счёт имеющихся денежных средств, кредитор не получит исполнение обязательства и от государства.

[53] Ст.44 ГКРК

[54] Хотя например часто поднимаются вопросы ответственности государственных и частных лиц. Гражданское законодательство №9 Действия принципа равной защиты государственной и частной собственности в отношении государственных и частных учреждений.

[55] Е.А.Суханова, Р.А.Маметова. В частности для оглавления разделов о правосубьектности в своих книгах: Басин. Ю.Г, С.И.Климкин.

[56] ГК РК (общая часть).Комментарий. В двух книгах. Книга 1./Отв.ред.М.К.Сулейменов,Ю.Г.Басин.-Алматы: «Жетi Жаргы» 1998.-С.102.

[57] Климкин.С.И.Юридические лица по законодательству Республики Казахстан. Общие положения.-Алматы:ТОО «Баспа», 2001.-С.21

[58] данный вид относится к толкованию в зависимости от соотношения текста и действительного содержания юридических норм. Расширительное (распространительное) толкование применяется тогда, когда действительный смысл нормы права шире её текстуального выражения.

[59] Хотя в некоторых более ранних работах Ю.Г.Басина (№ 6 журнала «Правоведение» за 1967 г.) встречаются некоторая неопределённость в трактовании дееспособности и правоспособности юридического лица (см ниже).

[60] Ю.Л Басин Ю.Г., 1996. ВШП. исправленное и дополненное "Эдiлет", 2000 – С.12

[61] Климкин.С.И.Юридические лица по законодательству Республики Казахстан. Общие положения.-Алматы:ТОО «Баспа», 2001.120с

[62] У Ю.Л Басина напрмер: «правоспособность и дееспособность юридических лиц» или у Грешникова: «Правосубъектность организаций»

[63] Климкин.С.И.Юридические лица по законодательству Республики Казахстан. Общие положения.-Алматы:ТОО «Баспа», 2001.-С.21

[64] Лаптев В.В. К совершенствованию хозяйственного законодательства. - Совет­ское государство и право, 1967, № 7, с. 96.

[65] Хозяйственное право (Учебное пособие для юридических вузов под ред. В. В. Лаптева). М., 1970, с. 45

[66] Мамутов В. К. О соотношении понятий компетенции и правоспособности государственных хозяйственных органов. - Правоведение, 1965, № 4, с. 59

[67] пп1 п 1 ст 36. Закона РК Об акционерных обществах от, 13 мая 2003 года № 415-II ЗРК

[68] п1. ст37. ГК РК «Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя обязанности только через свои органы, действующие в соответствии с законодательными актами и учредительными документами».

[69] Пушкин А. А. Правовые формы управления промышленностью в СССР. Автореф. докт. дис. Харьков, 1964, с. 10 - 11.

[70] № 6 журнала «Правоведение» за 1967 г.

[71] Думается, здесь имелась в виду дееспособность юридического лица, которую Ю.Г.Басин включал в содержание правоспособности. Последнюю он толковал расширительно в связи, с чем её содержание можно было приравнять к правосубъектности. Хотя в связи с этим не понятно почему правоспособность в его работах отождествляется то с правосубъектсностью, то непосредственно общепринятым понятием правоспособности, то с дееспособностью. По сути, термин правоспособность у Ю.Г.Басина приобретает функции переменной среди членов выражения (выражение в пятом значении: формула, выражающая какие либо математические отношения). Толковый словарь С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой

[72] пп 3. ст 1 Закона РК Об акционерных обществах от, 13 мая 2003 года № 415-II ЗРК «аффилиированное лицо общества — лицо (за исключением государственных органов, осуществляющих регулирование его деятельности в рамках предоставленных полномочий), которое имеет возможность прямо и (или) косвенно определять решения и (или) оказывать влияние на принимаемые акционерным обществом решения, в том числе в силу договора, включая устный договор, или иной сделки, а также любое лицо, в отношении которого акционерное общество имеет такое право»

[73] Омонимы (от греч. homos — одинаковый и onyma — имя), разные, но одинаково звучащие и пишущиеся единицы языка. Толковый словарь С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой

[74] Как уже упоминалось выше, по существу в ГКРК правоспособность необходимо толковать расширительно. В связи с чем правоспособность и дееспособность (правосубъектность) возникают одновременно: «Организация, в отличие от человека, право- и дееспособна с момента приобретения статуса юридического лица, то есть с ее государственной или иной регистрации». (Грешников)

[75] Ст 42 ГК РК.

[76] Гражданское право. Т1. Учебник для вузов /От вред М.К.Сулейменов,Ю.Г.Басин.-Алматы:Изд-во КазГЮА,2000.С.119.

[77] Климкин.С.И.Юридические лица по законодательству Республики Казахстан. Общие положения.-Алматы:ТОО «Баспа», 2001.-С.76

[78] Пп 3 ч 1 ст 9 Закона РК от 19 января 2001года «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности».

[79] от лат. licentia — «право, разреше­ние».

[80] ст 2. Закона Республики Казахстан от 17 апреля 1995 г. N 2200 О лицензировании

[81] ч2ст18 Закона Республики Казахстан от 17 апреля 1995 г. N 2200 О лицензировании

[82] ст 137 Кодекса об административных правонарушений.

[83] ВШП "Эдшет", 2000 Басин Ю.Г., 1996-С.15

[84] КОМПЕТЕНЦИЯ: в данном случае упоминается как круг полномочий, предоставленных законом, уставом или иным актом конкретному органу или должностному лицу.

[85] Климкин.С.И.Юридические лица по законодательству Республики Казахстан. Общие положения.-Алматы:ТОО «Баспа», 2001.-С.44

[86] п1. Ст 22: Конституции РК «Каждый имеет право на свободу совести». Также другие предусмотренные п 3. ст 39 Конституции РК права которые «Ни в каких случаях не подлежат ораничению…»

[87] Законодательными актами могут быть предусмотрены и другие ограничения, которые будут рассмотрены ниже.

[88] Гражданское право РК.Учебное пособие (часть общая).2-е изд., доп.и. изм. /Отв.ред. Г.И. Тулеугалиев, К.С. Мауленов.- Алматы: «Даникер», 1999.С.133

[89] Данные термины используются в ГКРК, например в ст .35.

[90] Климкин.С.И.Юридические лица по законодательству Республики Казахстан. Общие положения.-Алматы:ТОО «Баспа», 2001.-С.22

[91] Гражданское право. Том1.Учебник для вузов (академический курс)/Отв.ред.М.К.Сулейменов.Ю.Г.Басин.-Алматы:Изд-во КазГЮА, 2000.С.117.

[92] Гражданское право: В 2-х т.Том 1:Учебник/Отв.ред.Е.А.Суханов.-2-е изд., перераб.и доп.-М.: «БЕК», 1998.С.189-190.

[93] Комментарий к ГК КазССР/Под ред.Ю.Г.Басина, Р.С.Тазутдинова.-Алма-Ата: «Казахстан», 1990.С.64.

[94] п.1.ст13 закона О защите и потдержке частного предпринимательства

[95] Государственные предприятия на праве хозяйственного ведения и оперативного управления. К этому также можно добавить: а также иные коммерческие юридические лица, в уставе которых закреплена специальная правосубъектность.

[96] Например:П.3.Ст41.ГКРК.

[97] Гражданское право РК.Учебное пособие (часть общая) 2-е издание.доп.и изм./Отв.ред Г.И.Тулеугалиев.К.С.Мауленов.-Алматы: «Даникер».1999.С.133.

[98] ч.1.п3ст.41ГКРК

[99] Правосубъектность которых как уже упоминалось выше в соответствии со ст 114 практически та же что и у юридических лиц.

[100] Правоспособность, право-дееспособность, компетенция

[101] ситуация напоминает ответсвенность родителей за детей (учреждния – учредитель, казённое предприятие-государство)

[102] В пределах сметы

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему