регистрация / вход

Наследование по завещанию 16

Содержание Введение 3 § 1. Понятие завещания 5 § 2. Общие правила о форме и порядке совершения завещания 10 § 3. Отмена и изменение завещания 17 § 4. Недействительность завещания 19

Содержание

Введение 3

§ 1. Понятие завещания 5

§ 2. Общие правила о форме и порядке совершения завещания 10

§ 3. Отмена и изменение завещания 17

§ 4. Недействительность завещания 19

§ 5. Исполнение завещания 25

§ 6. Особые завещательные распоряжения завещателя 29

Заключение 36

Список литературы 38


Введение

Третья часть Гражданского кодекса Российской Федерации[1] , изменяющая правила о наследовании имущества, вступила в силу 1 марта 2002 года и вместе с этим, долгожданные нововведения наследственного права, наконец-то обрели форму закона.

Положения, действующие в данной сфере до этого, принимались в начале 60-х годов прошлого века и в определенной мере устарели, но в целом, как отмечают отдельные исследователи - это весьма сложившаяся консервативная подотрасль гражданского права, многое там устоялось и в больших изменениях просто не нуждается.

Третья часть ГК РФ дополнила и уточнила механизм использования наследственного имущества и распоряжения им, перехода этого имущества к наследникам, в результате чего названные механизмы приобрели целый ряд не имевшихся ранее важных черт.

Такое обновление было обусловлено прежде всего расширением круга объектов наследственного имущества: теперь в него входят и предприятия, и земельные участки, и жилые дома, и квартиры, и многие другие виды имущества, которых раньше граждане просто не могли иметь в собственности.

Кроме того, требовалось законодательно закрепить расширение права частной собственности граждан в части распоряжения имуществом на случай смерти. В этом смысле можно сказать, что часть третья ГК РФ реализует конституционные положения о свободе распоряжения частной собственностью и свободе наследования, а также о защите этих прав.

В ГК РФ нормы о завещании поставлены на первое место и сказано, что наследование по закону имеет место постольку, поскольку оно не изменено завещанием. Это положение существовало и прежде, но в ГК РФ расставлен ряд акцентов, увеличивших значение завещания.

Как отмечают большинство исследователей, завещанию теперь будет придаваться куда большее значение, чем раньше; можно сказать, что наше законодательство наконец то восприняло наиболее правильную и гуманную норму о том, что человек волен свободно распоряжаться своим имуществом как в течение жизни, так и после смерти. Если в Гражданском кодексе РСФСР 1964 года[2] завещание рассматривалось скорее как исключение, нежели правило, то ГК РФ, напротив, направлен на то, чтобы как можно больше людей составляли завещание для того, чтобы выразить свою свободную волю, обеспечить близких людей и предотвратить ненужные и унизительные разбирательства и дележи.

Завещанию придана «главенствующая роль» в наследовании, обрели законодательную форму множество новелл.

Целью данной работы является уяснение вопроса: «Что такое наследование по завещанию? И его особенности».

В курсовой работе я попытаюсь:

· Дать понятие завещания

· Определить форму и порядок совершения завещания

· Определить порядок отмены и изменения завещания

· Выявить в каких случаях завещание является недействительным

· Изучить исполнение завещания

· Рассмотреть особые завещательные распоряжения.


§ 1. Понятие завещания.

При самом первом приближении завещание можно определить как акт физического лица (гражданина, иностранца, лица без гражданства) по распоряжению принадлежащими ему материальными или нематериальными благами на случай смерти[3] .

Пункт 2 ст. 218 ГК[4] в качестве одного из оснований перехода по наследству права собственности гражданина на принадлежавшее ему имущество указывает завещание. Однако впервые на законодательном уровне понятие завещания как распоряжения имуществом на случай смерти определено в п. 1 ст. 1118 ГК РФ. Распоряжаясь имуществом на случай своей смерти, завещатель, по сути, определяет дальнейшую судьбу своего имущества на день открытия наследства, которым в соответствии со ст. 1114 ГК как раз и признается день смерти гражданина.

Завещание относится к юридическим актам, т. е. к таким правомерным действиям, при совершении которых имеет место направленность воли совершающего их лица на достижение определенных правовых последствий. Завещание - это односторонняя сделка, поскольку оно совершается действием (волеизъявлением) одного лица. Завещание - это срочная сделка, ибо наступление смерти, на случай которой завещание совершено, неизбежно. Завещание может быть совершено завещателем только лично, причем это правило не допускает никаких изъятий. Совершение завещания через представителя ни при каких обстоятельствах не допускается (п.3 ст. 1118 ГК РФ). Если завещатель является незрячим и неграмотным, то при совершении завещания он прибегает к помощи нотариуса, который записывает завещание с его слов, и рукоприкладчика, который в присутствии нотариуса подписывает завещание. Однако и в этом случае завещатель совершает завещание лично, поскольку в нем фиксируется именно его, а не чья-либо другая воля, ее формирование и выражение должны происходить свободно, без какого-либо давления извне.

Завещание может быть совершено только тем гражданином, который в момент его совершения обладает полной дееспособностью (п.2 ст. 1118 ГК РФ). Статья 534 ГК 1964 г. и ст. 155 Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик 1991 г.[5] вообще не предусматривали в качестве условия совершения завещания дееспособность гражданина. Такое условие было закреплено в ст. 57 Основ законодательства о нотариате[6] . Но поскольку ГК 1964 г. (ст. 12, 13) предусматривал, а ГК (ст.26, 28) и сейчас предусматривает наличие дееспособности несовершеннолетних не в полном объеме, то на практике неоднократно вставал вопрос о возможности совершения завещания несовершеннолетним.

Сейчас ГК четко и ясно урегулировал этот вопрос, указав, что завещатель должен обладать дееспособностью в полном объеме. Это гражданин, который достиг требуемого законом возраста (восемнадцати лет либо шестнадцати лет, но вступил в брак или эмансипирован) и к моменту совершения завещания не признан недееспособным или ограниченно дееспособным. Но если гражданин в момент совершения завещания не отдавал отчет в своих действиях или не мог ими руководить, то это может служить основанием для признания судом завещания по иску заинтересованных лиц недействительным, независимо от того, признан ли гражданин впоследствии недееспособным или ограниченно дееспособным либо не признан.

Завещание создает права и обязанности только после открытия наследства. Совершение завещания само по себе не создает никаких прав и обязанностей ни для лица, совершившего завещание, ни для лиц, интересы которых так или иначе завещанием могут быть затронуты (например, для лиц, в пользу которых завеща­ние совершено)[7] . Именно поэтому завещатель в любой момент вправе отменить или изменить совершенное завещание (абз. 1 п. 2 ст. 1119 ГК). Право завещателя отменить или изменить совершенное завещание на первый взгляд придает ему характер условной сделки. Это, однако, не так. К условиям в юридическом смысле слова относятся обстоятельства, которые неподконтрольны, или, во всяком случае, неполностью подконтрольны воле лиц, которые возникновение или прекращение прав и обязанностей по сделке поставили в зависимость от наступления или ненаступления условия. Между тем отмена или изменение завещания полностью зависит от воли совершившего завещание лица. Именно поэтому завещание не является условной сделкой, хотя в момент его совершения завещатель зачастую и сам не знает, отменит или изменит он завещание либо оставит его в силе.[8]

Завещание относится к распорядительным сделкам сугубо личного характера. Личностный характер завещания означает установление законодателем запрета совершать его через любого представителя, а также совершать одно завещание двум или более гражданам. Именно поэтому совершение одного завещания двумя или более гражданами не допускается. В завещании может и должна быть выражена воля только одного лица, желающего распорядиться имуществом на случай смерти. Если же граждане после смерти каждого из них хотят оставить имущество друг другу или третьим лицам, то это может быть сделано лишь в раздельно совершенных завещаниях. Разумеется, граждане могут согласовывать друг с другом, да и со сведущими лицами (например, с домашним адвокатом) условия этих завещаний (это их личное дело, в которое никто не вправе вмешиваться), но сами эти завещания должны быть составлены и представлены для удостоверения нотариусу или иному уполномоченному лицу в виде раздельных документов, в каждом из которых, выражена воля только одного завещателя. Совершение одного завещания двумя или более гражданами, не говоря уже о том, что оно нарушало бы тайну завещания, вело бы к массе практических неудобств, порой трудно разрешимых. В частности, кто должен призываться к наследованию после смерти завещателя, который умер позднее: его наследники или наследники (например, по праву представления) того завещателя, который умер раньше? К наследованию должны быть призваны наследники завещателя, умершего позднее, поскольку завещательное распоряжение, совершенное им в пользу завещателя, умершего раньше, с момента смерти последнего утратило силу[9] . Таким образом, завещание, в котором была бы выражена воля двух лиц, в конечном счете, все равно свелось бы к завещанию, в котором выражена воля одного лица (ст. 1116 ГК).

Акт распоряжения имуществом на случай смерти, каковым является завещание, вовсе не означает, что завещатель к моменту совершения завещания на самом деле имеет указанное в завещании имущество. Более того, к этому моменту у него никакого имущества может и не быть (например, он только что вышел из мест заключения), что отнюдь не лишает его права совершить завещание в надежде на то, что он это имущество приобретет, а возможно, и для отвода глаз, дабы придать себе больший социальный вес. Отнюдь не случайно, что при составлении завещания нередко прибегают к такой формулировке: «все мое имущество, в чем бы оно ни выражалось и у кого бы ни находилось, завещаю...» и далее следует перечень лиц, которым имущество завещано, и другие завещательные распоряжения завещателя. С другой стороны, к моменту совершения завещания завещатель может обладать солидным капиталом, но к моменту своей смерти разориться дотла (например, вследствие дефолта). Это обстоятельство, как и в предыдущем случае, не ставит под сомнение действительность совершенного завещания, хотя наследовать, возможно, будет нечего[10] .

Таким образом, завещание как акт распоряжения имуществом на случай смерти нельзя трактовать в том смысле, что распорядиться можно только тем, что имеешь, хотя, если к моменту открытия наследства наследовать нечего, этот акт и может оказаться юридически несостоявшимся. Впрочем, указанное обстоятельство не следует абсолютизировать. Если, гражданин пал жертвой финансовых пирамид, но впоследствии обманутые вкладчики уже после смерти этого гражданина получили компенсацию, то его наследники, призванные к наследованию и принявшие наследство, вправе в порядке наследования требовать причитающейся им доли.

В законе записано, что распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания (п. 1 ст. 1118 ГК). Этому правилу корреспондирует положение, закрепленное в п. 3 ст. 572 ГК: договор, предусматривающий передачу дара одаряемому только после смерти дарителя, ничтожен. К такого рода дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании (п. 3 ст. 572 ГК).

Почему же распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания и, соответственно этому, дарение имущества на случай смерти дарителя юридически ничтожно и что означает применение к такому дарению правил законодательства о наследовании? По ныне действующему законодательству дарение может быть как реальным, так и консенсуальным договором. Реальный договор дарения считается заключенным лишь в момент передачи дара одаряемому. Поэтому реальный договор дарения, который предусматривал бы передачу дара одаряемому только после смерти дарителя, юридически невозможен, его просто нет. Что же касается консенсуального договора дарения, то в принципе можно было бы заключить договор, по которому имущество оставалось бы в собственности дарителя до его смерти. Но в этом случае конструкция дарения юридически излишня, поскольку для обеспечения интересов как дарителя, так и одаряемого вполне достаточно норм о наследовании. К тому же эта конструкция могла бы быть использована для ущемления прав наследника, имеющего право на обязательную долю, т. е. в обход закона.

Именно этим и вызвано правило п. 1 ст. 1118 ГК о том, что распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. Тем самым юридически ничтожен не только реальный, но и консенсуальный договор дарения, который предусматривает передачу дара одаряемому лишь после смерти дарителя.


§ 2. Общие правила о форме и порядке совершения завещания.

Завещание - акт распоряжения имуществом на случай смерти. Этот акт социально значим не только для самого завещателя, который путем его совершения как бы подводит предварительный итог прожитой жизни, но и для других лиц, в первую очередь тех, кому имущество завещано. Он достаточно значим и для общества в целом, которому далеко не безразлично, как после смерти завещателя будут обеспечены близкие ему лица, в чьи руки попадет предприятие, которое при жизни завещателя приносило изрядный доход в казну, что произойдет с земельным участком, который принадлежал завещателю на праве собственности или на праве пожизненного наследуемого владения, и т. д. Словом, и общество в целом и его граждане заинтересованы в том, чтобы подлинная воля завещателя и форма ее выражения полностью соответствовали друг другу. Не менее важно, чтобы и после смерти завещателя достоверность их закрепления в соответствующем документе не вызывала сомнений. Именно поэтому новый ГК содержит развернутые правила о форме и порядке совершения завещаний.

Как и прежнее законодательство, новый ГК требует, чтобы всякое завещание, независимо от того, в каких обстоятельствах оно совершается, кем удостоверяется и какого имущества касается, было облечено в письменную форму, не признавая юридической силы за устными завещаниями, т. е. завещаниями на словах.

В виде общего правила предусмотрено, что завещание, составленное в письменной форме, должно быть удостоверено нотариусом. В изъятие из общего правила об удостоверении завещания нотариусом закон допускает возможность удостоверения завещания иными, кроме нотариуса, лицами. Перечень случаев, при которых завещание может быть удостоверено иным лицом, ограничен и указан в законе. Помимо нотариуса завещание может быть удостоверено:

уполномоченными на это должностными лицами консульских учреждений Российской Федерации на территории других государств от имени Российской Федерации (п. 7 ст. 1125 ГК и ч. 5 ст. 1 Основ законодательства о нотариате);

уполномоченными должностными лицами некоторых учреждений и организаций. Перечень этих лиц, учреждений и организаций, а также условия, при которых завещания могут удостоверяться данными лица­ми, определены в законе (п. 1 ст. 1127 ГК);

уполномоченными служащими банка при удостоверении распоряжений завещателя на случай смерти своими правами на денежные средства в банке (п. 2 ст. 1128 ГК);

должностными лицами органов местного самоуправления в случае наделения их федеральным законом правом совершения нотариальных действий (п. 7 ст. 1125 ГК).

Помимо нотариально удостоверенных завещаний, допускается совершение завещаний, приравниваемых к нотариально удостоверенным, а также завещательных распоряжений вкладчика своим счетом в банке. Предусмотрены также так называемые закрытые завещания и завещания в чрезвычайных обстоятельствах, причем как те, так и другие прежнему законодательству известны не были,. Закрепляя завещания, приравниваемые к нотариально удостоверенным, завещательные распоряжения вкладчика своим счетом в банке и завещания в чрезвычайных обстоятельствах, законодатель детально определяет условия, при которых указанные завещания могут быть совершены, порядок и форму их совершения. Что же касается так называемых закрытых завещаний, то в законе регламентированы правила о форме и порядке их совершения с учетом специфики этих завещаний. Что касается закрытых завещаний, то хотя закон и не предусматривает их нотариального удостоверения, но они в обязательном порядке передаются нотариусу, который в подтверждение этого факта выдает завещателю свидетельство о принятии закрытого завещания по форме № 68, утвержденной Приказом Минюста России № 99[11] .

На завещании должны быть указаны место и дата его удостоверения. Условия, при которых удостоверению в последующем подлежит завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, определены в ст. 1129 ГК. Применительно к нотариально удостоверенным завещаниям место их удостоверения следует указывать в соответствии с утвержденными Приказом Минюста России № 99 формами удостоверительных надписей.

При удостоверении завещания не по месту нахождения нотариаль­ой конторы (последние части ст. 13 и 22 Основ законодательства о нотариате) представляется необходимым дополнительно указывать также конкретный адрес месторасположения помещения, в котором было удостоверено завещание. Указание конкретного адреса необходимо и в случаях удостоверения завещаний, приравниваемых к нотариально удостоверенным.

Что касается даты удостоверения завещания, то, исходя опять же из форм удостоверительных надписей и принимая во внимание, что днем открытия наследства является день смерти гражданина (ст. 1114 ГК), в нем должны быть указаны число, месяц и год удостоверения завещания. Требование об указании (помимо даты удостоверения) также и времени удостоверения завещания законом не предусмотрено.[12]

Применение Кодекса на практике ставит вопрос о том, где должно содержаться указание о месте и дате удостоверения завещания: в тексте самого завещания или в удостоверительной надписи лица, удостоверяющего завещание. Поскольку в законе предусматривается указание о месте и дате удостоверения, а не составления или написания завещания, а также учитывая, что именно с местом и датой удостоверения завещания закон связывает наступление определенных юридических последствий, представляется достаточным указать эти атрибуты в удостоверительной надписи, а не в тексте завещания[13] .

Требование об обязательности указания на завещании места и даты его удостоверения не распространяется на закрытые завещания (ст. 1126 ГК). Это объясняется тем, что закрытое завещание не удостоверяется, а передается нотариусу, который, по сути, удостоверяет лишь факт принятия конверта, в котором предполагается закрытое завещание. И именно дата удостоверения нотариусом факта принятия конверта с закрытым завещанием будет точкой отсчета для возникновения тех или иных последствий совершения гражданином закрытого завещания.

Хотя закон и не называет прямо такого исключения из общего правила, но следует признать, что требование об обязательности указания на завещании места и даты его удостоверения не может быть распространено и на завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, поскольку оно совершается в простой письменной форме, никем не удостоверяется и подлежит исполнению только при условии подтверждения судом факта, что завещание совершено в чрезвычайных обстоятельствах. Вместе с тем представляется, что на таком завещании должна быть проставлена дата изложения завещателем своей последней воли, совпадающая с имевшимся в это время чрезвычайным обстоятельством. Указание этой даты является необходимым для подтверждения судом факта совершения данного завещания в период действия чрезвычайных обстоятельств[14] .

Несоблюдение правил о письменной форме завещания и его удостоверении уполномоченными на то законом лицами влечет недействительность завещания, которое в этих случаях относится к числу ничтожных сделок. Завещание квалифицируется законом в качестве ничтожной сделки, хотя бы оно и было совершено в простой письменной форме, нo не удостоверено уполномоченным лицом. Исключения на сей счет сделаны лишь для закрытых завещаний (п. 4 ст. 1124 и ст. 1126 ГК) и завещаний, совершенных в чрезвычайных обстоятельствах (ст. 1129 ГК). Что же касается завещаний, совершенных на словах, то об их недействительности речи не идет, их просто нет.

Новый ГК, пожалуй, впервые в законодательстве о наследовании послеоктябрьского (1917 г.) периода уделяет значительное внимание роли свидетелей в производстве по наследственным делам, возлагая на них целый ряд обязанностей. Прежде всего, на свидетелей в полной мере распространяется обязанность хранить тайну завещания, т. е. до открытия наследства не разглашать сведения о содержании, совершении, изменении или отмене завещания. Ее нарушение может повлечь применение к свидетелю предусмотренных законом способов защиты гражданских прав, в том числе и мер ответственности (абз. 2 ст. 1123 ГК).

В случаях, прямо предусмотренных законом, присутствие свидетеля при составлении, подписании, удостоверении завещания и (или) при передаче его нотариусу или иному уполномоченному на удостоверение завещания лицу является обязательным. К числу таких случаев относятся:

передача нотариусу закрытого завещания, вскрытие конверта с закрытым завещанием и оглашение закрытого завещания (п. 3, 4 ст. 1126 ГК);

подписание завещания, приравниваемого к нотариально удостоверенным завещаниям (п. 2 ст. 1127 ГК);

присутствие при написании и подписании завещания, совершаемого в чрезвычайных обстоятельствах (абз. 2 п. 1 ст. 1129 ГК).

В остальных случаях при составлении и удостоверении завещаний свидетель может присутствовать по желанию завещателя. Если свидетель подписывает завещание наряду с завещателем (абз. 2 п. 4 ст. 1125, абз. 1 п. 2 ст. 1127 ГК), то он должен быть ознакомлен с содержанием завещания. От свидетеля нельзя требовать, чтобы он «подмахнул» завещание вслепую[15] . Вместе с тем завещатель имеет право выбора свидетеля (свидетелей) и тогда, когда присутствие свидетеля при составлении, удостоверении завещаний или передаче их нотариусу является обязательным.

В п. 2 ст. 1124 ГК очерчен круг лиц, которые не могут быть свидетелями и не могут подписывать завещание вместо завещателя. К лицам, которые не могут быть привлечены в качестве свидетеля или рукоприкладчика, закон относит:

нотариуса или другое удостоверяющее завещание лицо. Представляется, что в этом случае речь идет не обо всех нотариусах и должно­стных лицах, наделенных правом удостоверять завещания, а о конкретном нотариусе или должностном лице, удостоверяющем данное завещание;

лицо, в пользу которого составлено завещание или сделан завещательный отказ, супруга такого лица, его детей и родителей. При переда­че закрытого завещания невозможно установить, могут ли выступать в качестве свидетелей названные лица или нет. В связи с чем нотариусу следовало бы разъяснять завещателю, передающему закрытое завеща­ние, о требованиях, предъявляемых настоящей статьей к свидетелю, о правовых последствиях завещания, при передаче которого в качестве свидетелей выступают ненадлежащие лица, и отражать этот факт в сви­детельстве о принятии закрытого завещания;

граждан, не обладающих дееспособностью в полном объеме, т.е. малолетних и несовершеннолетних (за исключением эмансипированных несовершеннолетних и несовершеннолетних, вступивших в брак до достижения 18 лет) и лиц, признанных судом недееспособными или ограниченно дееспособными (ст. 21, 27 ,29, 30 ГК);

неграмотных, т.е. применительно к данному случаю не умеющих читать и писать, а также лиц, которые сами относят себя к неграмот­ным;

граждан с такими физическими недостатками, которые явно не позволяют им в полной мере осознавать существо происходящего. К чис­лу таковых в первую очередь следует отнести слепых, глухих и слепоглухонемых граждан, а также граждан, хотя и полностью дееспособных, но находящихся в момент совершения завещания в состоянии, не по­зволяющем им в полной мере осознавать существо происходящего, например находящихся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, психического расстройства;

лиц, не владеющих в достаточной степени языком, на котором составлено завещание. Вопрос о степени владения языком, на котором составлено завещание, будет решаться нотариусом. Необходимо отметить, что указанное ограничение законодатель не распространил на закрытое завещание.

Указанные лица не могут быть свидетелями не только тогда, когда присутствие свидетеля является обязательным, но и тогда, когда свидетель присутствует по желанию завещателя. Они не могут также и подписывать завещание по просьбе завещателя вместо самого завещателя. При этом подписание завещания вместо завещателя следует отличать от подписания завещания вместе с завещателем. В первом случае лицо, подписывающее завещание, является рукоприкладчиком (абз.2 п. 3 ст. 1125 ГК), во втором - свидетелем (абз. 2 п. 4 ст. 1126, абз. 1 п. 2 ст. 1127 ГК).

Однако ни рукоприкладчик, ни свидетель не может рассматриваться в качестве представителя завещателя, поскольку завещание должно быть совершено гражданином только лично, совершение завещания через представителя законом вообще не допускается.[16]

Если при составлении, подписании, удостоверении завещания или при передаче его нотариусу или иному удостоверяющему завещание лицу присутствие свидетеля обязательно, то его отсутствие влечет недействительность завещания, т.е. констатацию того, что завещание является ничтожной сделкой. Если же свидетель не соответствует требованиям, установленным законом, то это может являться основанием для признания завещания недействительным как оспоримой сделки. Допустим, что присутствие свидетеля было обязательным. Свидетель присутствовал, но при составлении и удостоверении завещания не был дееспособным в полном объеме, например не достиг восемнадцати лет. Поскольку свидетель при составлении и удостоверении завещания присутствовал, то хотя он и не достиг определенного законом возраста, указанное обстоятельство может служить основанием для квалификации судом завещания недействительным как оспоримой сделки. При этом решению суда о признании завещания недействительным придается обратная сила[17] .

Аналогичные положения должны применяться и при совершении закрытых завещаний, хотя они и не подлежат удостоверению, а их содержание свидетелям, которые должны присутствовать при передаче завещания нотариусу, неизвестно. Иными словами, если завещание передавалось нотариусу в присутствии лишь одного свидетеля, его следует отнести к ничтожным сделкам, а если двух свидетелей, но один из них на момент передачи завещания не был полностью дееспособен – к оспоримым сделкам.


§ 3. Отмена и изменение завещания.

Бывает так, что при формировании и выражении воли завещателя и ее фиксации в завещании, облеченном в требуемую законом форму, никаких дефектов допущено не было. Завещатель полностью дееспособен, никто на него не «давил», форма и порядок совершения завещания скрупулезно соблюдены. Словом, завещание является юридически чистым. И тем не менее завещатель приходит к выводу о необходимости отменить завещание или внести в него какие-то коррективы, т. е. изменить его. Право завещателя отменить или изменить ранее составленное им завещание закрепляет ст. 1130 ГК, которая, с одной стороны, уходит своими корнями в принцип свободы завещания, а с другой - тесно соприкасается со ст. 1131 ГК «Недействительность завещания».

Принцип свободы завещания включает право завещателя по своему усмотрению не только определять, кому и в какой доле наследовать имущество, но и право завещателя в любое время изменить или отменить уже совершенное завещание, не ставя об этом в известность кого-либо из наследников и не указывая причин его отмены или изменения. Акт отмены или изменения завещания, как и акт его совершения, - это односторонняя сделка. Для отмены или изменения завещания достаточно волеизъявления самого лица, в свое время совершившего завещание.[18]

Необходимо различать отмену завещания и его изменение. При отмене завещание отменяется полностью, независимо от того, сопровождается ли отмена совершением нового завещания или нет. Завещатель может ограничиться отменой завещания, не совершая взамен никакого другого завещания. Но он может взамен прежнего завещания совершить новое, например, завещая все свое имущество наследнику, который в прежнем завещании назначен наследником не был.

Напротив, при изменении завещания происходит не отмена завещания целиком, а лишь отмена или изменение отдельных содержащихся в нем завещательных распоряжений (например, завещатель исключает из числа наследников одного из назначенных им в прежнем завещании наследников, оставляя в силе все другие сделанные в нем завещательные распоряжения).

Если последующее завещание не содержит прямых указаний об отмене прежнего завещания или отдельных содержащихся в нем завещательных распоряжений, то оно отменяет прежнее завещание полностью или в части, в которой оно противоречит последующему завещанию (абз. 2 ч.2 ст. 1130 ГК РФ).

Может случиться так, что завещатель полностью или в части отменит и последующее завещание. Это, однако, не влечет восстановления завещания, которое полностью или в части отменено последующим, также оказавшимся отмененным.

Если же последующее завещание недействительно, то наследование осуществляется в соответствии с прежним завещанием. Объясняется это тем, что недействительное завещание не может отменить или изменить прежнее завещание, совершенное в полном соответствии с требованиями закона. Например, при совершении прежнего завещания гражданин был полностью дееспособен, а к моменту его отмены или изменения признан ограниченно дееспособным. Последующее завещание недействительно, а потому наследование будет происходить в соответствии с прежним завещанием.[19]

Статья 1130 ГК различает отмену прежнего завещания посредством нового завещания и отмену завещания посредством распоряжения о его отмене. Здесь имеется в виду «голое» распоряжение, которое не сопровождается совершением нового завещания. Именно поэтому речь должна идти не об отмене прежнего завещания (нового нет!), а просто об отмене завещания. Если, завещатель ограничивается отменой завещания, не сопровождая ее какими-либо иными распоряжениями в отношении судьбы наследства, то налицо отмена завещания посредством распоряжения о его отмене. Но если отмену завещания завещатель сопровождает распоряжением о лишении наследства всех наследников, то налицо отмена завещания (здесь уже прежнего завещания!) посредством нового завещания. Распоряжение об отмене завещания должно быть сделано в форме, установленной для совершения завещания[20] .


§ 4. Недействительность завещания.

Вопросы, относящиеся к основаниям и последствиям недействительности завещания обладают особой значимостью. Регламентация указанных вопросов выделена в особую статью - ст. 1131 ГК. Настоящая статья является новой, она принята в развитие общих положений о действительности сделок исходя из особенностей и значимости завещания как односторонней сделки на случай смерти.

Как и любые другие сделки, завещание должно отвечать ряду обязательных требований, предусмотренных законом (по своему содержанию и форме соответствовать закону; выражать подлинную волю завещателя, обладающего полной дееспособностью)[21] .

Нарушение этих требований закона влечет недействительность завещания - оно не имеет юридической силы и не порождает каких-либо правовых последствий.

На завещания как односторонние сделки распространяются общие нормы гражданского законодательства об основаниях и последствиях недействительности сделок. В первую очередь это касается классификации оснований недействительности завещаний. Завещания могут быть недействительными вследствие пороков содержания, формы, в субъектном составе и воли.

На завещания полностью распространяется деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые (ст. 166 и п. 1 ст. 1131 ГК). При этом если в ст. 166 ГК на первое место поставлены ничтожные сделки, а на второе - оспоримые, то в п. 1 ст.1131 ГК они поменялись местами: впереди идут оспоримые сделки, а вслед за ними ничтожные. Объясняется это тем, что среди недействительных завещаний чаще всего фигурируют оспоримые. В зависимости от основания недействительности завещание является недействительным в силу признания его таковым судом, и тогда завещание относится к оспоримым, либо независимо от такого признания, и тогда оно относится к ничтожным.

Завещания с пороками содержания (совершенные с целью, за­ведомо противной основам правопорядка и нравственности, мни­мые и притворные), с пороками формы (причем независимо оттого, о несоблюдении какой формы идет речь) относятся к ничтожным; с пороками воли - к оспоримым. Что же касается завещаний с пороками в субъектном составе, то они могут относиться либо к ничтожным, либо к оспоримым. Так, если завещание совершено гражданином, который в момент его совершения был полностью недееспособным, то оно ничтожно. Если же завещание совершено гражданином, который недееспособным признан не был, но в момент совершения завещания не отдавал отчет в своих действиях или не мог ими руководить, то его следует отнести к оспоримым.[22]

К числу недействительных ввиду их ничтожности законом отнесены завещания, если:

1. не соблюдены правила о письменной форме завещания и его удостоверения (п. 1 ст. 1124 ГК);

2. завещание составлено, подписано, удостоверено или передано нотариусу в отсутствие свидетеля (свидетелей), когда участие свидетеля в этих действиях обязательно. Законом предусмотрено обязательное присутствие свидетелей: а) при передаче закрытого завещания нотариу­су (п. 3 ст. 1126 ГК), б) при удостоверении завещаний, приравненных к нотариально удостоверенным (п. 1 ст. 1127 ГК), в) при изложении по­следней воли завещателем в чрезвычайных обстоятельствах (ст. 1129 ГК).

Точно так же завещание ничтожно, когда в нарушение требований ст. 1118 ГК оно совершено: а) недееспособным лицом, или б) через представителя, или в) от имени двух и более лиц, Т.е. так называемое совместное завещание.

Весь этот перечень ничтожных завещаний отличает то, что они не могут быть приняты к исполнению и не требуют признания их таковыми по решению суда, поскольку их ничтожность прямо определена законом.

К другой группе можно отнести завещания, недействительность которых признается только в судебном порядке. При этом не имеет значения, заявлено ли требование по основаниям ничтожности или оспоримости завещания.

Это вызвано тем, что, во-первых, как правило, без тщательного исследования представленных доказательств и проведения соответствующих экспертиз нельзя прийти к определенному выводу о действительности того или иного завещания. К примеру, при оспаривании завещания по мотивам подложности, т.е. его ничтожности, необходимо доказать, что оно составлено не завещателем, а иным лицом. Совсем не исключено, что в распоряжении истца таких доказательств не окажется, и суд откажет в удовлетворении иска.[23]

Во-вторых, не все недостатки завещания и нарушения порядка его удостоверения достаточны для признания завещания недействительным.

Судом первой инстанции признано недействительным завещание по тем причинам, что нотариус внес исправление слова «август» на «сентябрь» в текст завещания и в книге реестров нотариальных действий подпись от имени завещателя выполнена не им самим, а другим лицом.

Признавая это решение суда ошибочным, Судебная Коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что по смыслу закона завещание должно быть собственноручно подписано завещателем, лич­но им представлено нотариусу и нотариально удостоверено. Судом установлено, что приведенные требования по делу были соблюдены.

По мнению Судебной Коллегии, несоблюдение требований удосто­верительной процедуры или необходимых реквизитов завещания не является безусловным поводом к признанию его недействительным[24] .

Поскольку судебная практика по этим спорам не отличалась единством, то для ее направления исключительно важны правила п. 3 ст. 1131. Исходя из данной нормы, нельзя признать, что завещание недействительно из-за описок и других незначительных нарушений порядка его составления, подписания или удостоверения, если они не искажают волеизъявление завещателя.

Таким образом, максимальный учет судом подлинной воли наследодателя - одно из требований закона.

Что же касается последствий недействительности завещания, то они зависят от того, было ли по такому завещанию что-либо исполнено или нет. Если нет, то дело ограничивается признанием или констатацией недействительности завещания. Если исполнение имело место, то все полученное по такому завещанию подлежит передаче тому, кому оно причитается. Например, имущество было получено наследником по подложному завещанию. В случае признания завещания недействительным имущество должно быть передано тому, кому оно причитается по закону (например, наследникам по закону, которые призываются к на­следованию, или государству, если имущество оказывается выморочным).[25]

В п. 2 ст. 1131 ГК закреплены два положения, которые вроде бы неадекватны друг другу. Согласно первому из них завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием. Согласно второму оспаривание завещания до открытия наследства не допускается. Относится ли оно только к оспоримым или также к ничтожным завещаниям? Ведь оспаривать ничтожные завещания не требуется. Они и так недействительны в силу закона. В первом же предложении прямо не указано, что предъявление соответствующего иска допускается лишь после открытия наследства. Наконец, как определить круг лиц, чьи законные интересы нарушены завещанием, которое может быть признано судом недействительным.

Постановка вопроса о недействительности завещания до открытия наследства исключена независимо от того, как впоследствии это завещание будет квалифицировано - как оспоримое или как ничтожное. Завещатель в любой момент завещание может отменить, никак это не мотивируя. Поэтому предъявление с его стороны иска о признании завещания недействительным лишено смысла. К тому же, предъявляя такой иск, он вольно или невольно раскрыл бы подноготную завещания, т. е. действовал бы во вред самому себе. Что касается других лиц, то предъявление ими иска о признании завещания недействительным до открытия наследства, т.е. при живом завещателе, означало бы нарушение свободы завещания и тайны завещания. Круг лиц, права или законные интересы которых могут быть нарушены завещанием, определяется с учетом характера завещания, основания призвания возможных наследников к наследованию, наличия особых завещательных распоряжений завещателя и целого ряда других обстоятельств. Так, законный интерес в признании недействительным завещательного отказа может иметь наследник, обремененный легатом.[26] К числу таких лиц относятся, прежде всего, наследники по закону и наследники по другому завеща­нию, отказополучатели, а также иные заинтересованные лица[27] .

Завещание может содержать одно или несколько распоряжений. Предусмотрено, что недействительным может быть как завещание в целом, так и отдельные содержащиеся в нем завещательные распоряжения. При этом недействительность отдельных распоряжений не затрагивает остальной части завещания, если можно предположить, что она была бы включена в завещание и при отсутствии распоряжений, являющихся недействительными. Как правило, завещание признается недействительным частично при нарушении интересов наследников, имеющих право на обязательные доли, а также когда умерший распорядился общим имуществом либо принадлежащим другому лицу[28] .

К примеру, детям от первого брака умерший завещал все свое имущество: сыну - квартиру, а дочери -- садовый участок, автомобиль и денежный вклад. По иску пережившей супруги суд признал за ней право на половину квартиры и в этой части завещание признал недействительным. Признавать в целом завещание недействительным оснований не имелось, так как можно с большой долей вероятности предполагать, что такое распределение имущества в основном соответствовало воле наследодателя. Ситуация была бы иной, если бы суд признал за пережившей супругой право на всю квартиру либо исключил квартиру из наследственной массы в связи с допущенными нарушениями при ее приватизации. Признание завещания недействительным только в этой части, по существу, означало бы лишение сына наследства, что явно входило бы в противоречие с желанием завещателя оставить нажитое имущество своим детям примерно в равных долях. Такое завещание должно признаваться недействительным полностью[29] .

В каждом случае, когда ставится вопрос о признании недействительным одного из завещательных распоряжений, решение суда в целом по завещанию должно приниматься с учетом подлинной воли наследодателя и в зависимости от того, насколько самостоятельны и взаимосвязаны распоряжения завещателя, а также других конкретных обстоятельств.

Во всех указанных случаях нотариус, исполнитель завещания или суд для усвоения содержания завещания и адекватного восприятия волеизъявления завещателя должны использовать в числе других и те приемы толкования завещания, которые закреплены в ст. 1132 ГК.


§ 5. Исполнение завещания

Завещание совершается для того, чтобы оно было исполнено. В противном случае совершение завещания лишено смысла. Исполнение завещания затрудняется тем, что того, кто оставил завещание, уже нет в живых, а потому в спорных случаях, которые при исполнении завещания могут возникнуть, к нему нельзя обратиться. Правда, «присутствует» его воля, выраженная в завещании, и ею в первую очередь при исполнении завещания и надлежит руководствоваться. В ст. 1133 ГК определен круг лиц, на которых возлагается исполнение завещания, т.е. реализация воли завещателя путем совершения конкретных действий, указанных в завещании или в определенных случаях в законе.

Как и ранее, к лицам, на которых может быть возложено исполнение завещания, закон относит наследников по завещанию и исполнителя завещания. При этом решение вопроса о выборе лица, которое будет исполнять завещание, законодатель полностью относит на усмотрение завещателя.

Однако в отношении определенного исполнителя завещания воля завещателя всегда должна быть конкретизирована и выражена письменно. По отношению к наследникам по завещанию данное требование не обязательно. Даже если в завещании наследники по завещанию не будут названы в качестве исполнителей завещания, то они будут являться таковыми в силу закона. Но, представляется, не все наследники по завещанию могут выступать в качестве его исполнителей, а лишь обладающие дееспособностью в полном объеме, грамотные и в полной мере осознающие суть происходящего[30] .

Закон не ограничивает количественный состав наследников, на которых возлагается исполнение завещания. Это означает, что при наличии нескольких наследников по завещанию при открытии наследства они все обязаны исполнять завещание таким образом, чтобы было обеспечено наиболее полное осуществление предполагаемой воли завещателя. Для реализации обязанностей по исполнению завещания наследнику по завещанию вовсе не обязательно принимать наследство в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 1153 ГК. Эти обязанности осуществляются на основании завещания, свидетельства о праве на наследство и полномочий исполнителя завещания, предусмотренных в завещании и (или) в ГК.

Закон не обязывает завещателя назначать исполнителя завещания, но допускает такое назначение через указание в завещании. Кодекс предоставляет завещателю право поручить исполнителю завещания исполнение завещания либо полностью, либо в определенной части. Если поручение в адрес конкретного исполнителя завещания будет касаться только частичного исполнения завещания, то в части, не пору­ченной исполнителю завещания, оно будет исполняться наследниками по завещанию. Если полномочия исполнителя завещания не конкрети­зированы в завещании, то при выполнении своих обязанностей исполнитель должен будет руководствоваться положениями закона.

В ст. 1133 ГК предусмотрено, что исполнение завещания осуществляется наследниками по заве­щанию. Закрепляя это положение, законодатель исходит из того, что при исполнении завещания разногласий между наследниками не возникнет. Если же согласия нет, а это нередко бывает, то воз­никающие между наследниками при исполнении завещания спо­ры как споры о праве гражданском подлежат разрешению в судеб­ном порядке.

При исполнении завещания как наслед­ники, так и исполнители завещания должны стремиться к тому, чтобы завещание было надлежаще исполнено, чтобы воля завещателя была, насколько это возможно, полностью выполнена, они должны оказывать друг другу всяческое содействие в исполнении завещания, не допуская при этом расточительства в расходовании средств. При исполнении завещания и наследники по завещанию, и исполнитель должны вести себя достойно, не бросая тень ни на самих себя, ни на доброе имя завещателя.[31]

Если же при исполнении завещания выясняется, что в завещании есть какие-либо пробелы, неясности или неточности, то они подлежат восполнению или устранению путем толкования завещания и учета других, имеющих существенное значение для установления предполагаемой воли завещателя обстоятельств.

Судами неоднократно рассматривалось дело о недействительности завещания гражданки Ш. Являясь членом садоводческого товарищества, свое имущество в виде паенакопления она завещала В. По иску другого наследника, заявленному после открытия наследства, нотариально удо­стоверенное завещание Ш. суд признал недействительным, сославшись на то, что уставом садоводческого товарищества паевые взносы не пре­дусмотрены. Надзорная инстанция решение суда первой инстанции отменила, указав, что завещание Ш. было составлено в 1986 г., когда по сложившейся в то время нотариальной практике было принято указы­вать в качестве имущества не садовый домик с постройками и насаждения, а паевые накопления. Тем самым, по мнению надзорной инстан­ции, судом не установлено действительной воли завещателя по поводу судьбы принадлежавшего ему имущества. При новом рассмотрении дела суд в иске о признании указанного завещания недействительным отказал. Данное дело является примером того, что толкование пред­ставляет известную сложность и во многом носит оценочный характер[32] .

Те же недостатки на практике встречаются и при определении круга наследников по завещанию. В ряде случаев имущество завещается жене или единственному сыну без указания имени и фамилии. Само по себе отсутствие точного обозначения имущества или лиц, призываемых к наследованию, не ведет к признанию завещания недействительным. Проблема возникает с толкованием таких завещаний. Казалось бы, про­стая на момент совершения завещания, эта ситуация становится слож­ной и спорной, если брак будет в дальнейшем завещателем расторгнут либо у него появятся другие дети. Возможность толковать завещание призвана устранять неясно­сти или восполнять пробелы в его содержании с тем, чтобы обеспечить наиболее полную реализацию предполагаемой воли завещателя.

Как установлено ст. 1132, при толковании завещания в первую оче­редь следует исходить из буквального смысла содержащихся в нем слов и выражений, т.е. речь идет о грамматическом толковании[33] . И только во вторую очередь - прибегать к логическому или иному толкованию. На практике суды не всегда ограничиваются анализом текста завещания. Для понимания его смысла исследуются представленные сторонами письменные документы, заслушиваются свидетели, в том числе лица, которыми были удостоверены спорные завещания.

В этих же целях, т.е. для выяснения воли наследодателя в завеща­нии, не может проводиться филологическая либо любая иная экспертиза текста завещания, поскольку это означало бы подмену компетенции суда иным органом, что в принципе недопустимо. В то же время проведение экспертизы не исключается для уточне­ния и детализации волеизъявления завещателя.

Споры при исполнении завещания подлежат разрешению в су­дебном порядке не только тогда, когда они возникают между на­следниками по завещанию, но и тогда, когда они возникают меж­ду наследниками и исполнителем завещания.

Что касается полномочий наследников по завещанию и исполнителя завещания при исполнении завещания, то они несколько разнятся. ГК наделяет более широкими полномочиями исполнителя завещания, пре­доставляя ему право (наряду с другими мерами) самостоятельно или через нотариуса принимать меры по охране наследственного имущества и (или) учреждать доверительное управление этим имуществом. При этом обращение к нотариусу за принятием надлежащих мер является правом, а не обязанностью исполнителя завещания. Наследники по завещанию лишены таких конкретных полномочий и всякий раз при возникновении надобности принять меры по охране наследственного имущества или по управлению им должны обращаться к нотариусу с соответствующим требованием.


§ 6. Особые завещательные распоряжения завещателя

Распоряжения завещателя на случай смерти в соответствии с принципом свободы завещания могут носить са­мый различный характер. К таковым относятся: подназначение наследника (ст. 1121 ГК); назначение исполнителя завещания - душеприказчика (ст. 1134 ГК, абз. 3 п. 1 ст. 1026 ГК); распоряже­ния завещателя, касающиеся его похорон и увековечения его памяти (ст. 1174 ГК), и ряд других. Но каких бы вопросов эти распо­ряжения ни касались, лица, причастные к исполнению последней воли завещателя (нотариус, исполнитель завещания, наследники и т. д.), должны стремиться к тому, чтобы осуществить их с макси­мально возможной полнотой. Но при этом воля завещателя не должна расходиться с законом, должна соответствовать принци­пам разумности и добросовестности, быть осуществимой[34] .

В числе распоряжений завещателя в законе выделены завещательный отказ (ст. 1137 ГК) и завещательное возложение (ст. 1139 ГК).

Из п. 1 ст. 1137, содержащего определение завещательного отказа, следует, что завещательный отказ - это распоряжение завещателя, адресованное одному или нескольким наследникам, в силу которого эти наследники обязаны совершить в пользу других, названных завещате­лем, лиц определенные предоставления имущественного характера, а отказополучатели вправе требовать от наследников исполнения воз­ложенной на них обязанности.

Специфика завещательного отказа как особого завещательного распоряжения состоит в том, что в данном случае проводником воли завещателя может быть только его наследник. Путем установления завещательного отказа или, что тоже самое, легата завещатель возлагает на одного или несколь­ких своих наследников исполнение за счет наследства обязанно­сти имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей или, что тоже, легатариев), которые при­обретают право требовать исполнения этой обязанности.

Завещательный отказ должен быть установлен только в завещании (ни в каком другом распоряжении наследодателя он не может быть установлен), содержание завещания может исчерпываться одним только заве­щательным отказом и исполнение завещательного отказа может быть возложено не только на наследника (наследни­ков) по завещанию, но и на наследника (наследников) по закону, а иногда как на тех, так и на других. По ранее же действовавшему законодательству (ч. 1. ст. 538 ГК 1964 г.) легатом мог быть об­ременен только наследник (наследники) по завещанию. В тех случаях, когда содержание завещания исчерпывается завещательным отказом, оно может быть таково: «Возлагаю на моего наследника (имярек) исполнение за счет наследства обязанности в пользу та­кого-то (имярек), выражающейся в том-то».

Можно даже и не указывать в этом завещании, что лицо, обре­мененное легатом, является наследником. Во-первых, это может быть сделано в одном завещании, а распоряжение об установле­нии легата - в другом. Во-вторых, если завещания в пользу ука­занного лица нет, то он будет считаться обремененным легатом лишь тогда, когда призван к наследованию по закону, поскольку легат обременяет только наследников (в том числе и наследников того лица, которое было обременено легатом, ст. 1140 ГК).

Из того, что содержание завещания может исчерпываться установлением завещательного отказа, следует вывод, что завещатель может обязать наследника передать отказополучателю все наследство в виде завещательного отказа. Но в этом случае возло­женная на наследника обязанность исполнить завещательный отказ может рассматриваться как скрытая форма лишения наследника наследства. Однако наследник и в этом случае не освобождается от обязанности расплатиться с долгами завещателя и лишь после этого передавать то, что осталось, отказополучателю.

По сравнению с ранее действовавшим законодательством (ст. 538 ГК 1964 г.) новый ГК определяет предмет легата значительно шире. Это передача отказополучателю в собственность, во владение на ином вещном праве или в пользование вещи, входящей в состав наследства, передача ему имущественного права, опять-таки входящего в состав наследства, приобретение для отка­зополучателя и передача ему иного имущества, выполнение для него определенной работы или оказание ему услуги либо осуществление в его пользу периодических платежей и т. д. Предметом завещательного отказа могут быть вещи, вещные и обязательственные права, действия, работы и услуги, т. е. весь тот набор материальных благ, которые выступают в качестве объ­ектов гражданских прав.

Внимания заслуживает абз. 2 п. 2 ст. 1137 ГК, где в более обобщенном и развернутом виде закреплено правило, которое было известно и ранее действовавшему законодательству. Речь идет о том, что на наследника, к которому переходит жилой дом, квартира или иное жилое помещение, завещатель может возложить обязанность предоставить другому лицу, т. е. отказополучателю, на период жизни этого лица или на иной срок право пользования этим помещением или его определенной частью. До введения в действие части третьей ГК это право было принято относить к числу ограниченных вещных прав пользования чужой вещью, т. е. сервитутов. В новом ГК вещное право и передача вещи в пользование вроде бы разведены и характеристика того права, коим отказополучатель наделяется в соответствии с абз. 1 п. 2 ст. 1137 ГК, как вещного не дается. По-видимому, это объясняется тем, что в пользование можно предоставить не только жилой дом и квартиру, но и иное жилое помещение (например, комнату, которую завещатель приватизировал в коммунальной квартире), а в этом случае предоставленное отказополучателю право пользования до вещного права не дотягивает[35] .

Право пользования жилым помещением, предоставленное отказополучателю, является срочным независимо от того, предо­ставлено ли оно на период жизни данного лица или на иной срок.

Смерть отказополучателя, хотя бы срок, на который помещение предоставлено, еще не истек, влечет прекращение этого права. А если срок истекает при жизни отказополучателя, то это право прекращается с истечением указанного срока.

Хотя право пользования имуществом, предоставленное отказо­получателю, ст. 1137 ГК и не относит к числу вещных прав, оно следует за вещью: при переходе права собственности на имущест­во, входившее в состав наследства, к другому лицу право пользо­вания этим имуществом, проставленное по завещательному отка­зу, сохраняет силу.

В настоящее время сохраняет свое значение разъяснение Постанов­ления Пленума ВС РФ № 2[36] : «...необходимо иметь в виду, что нуж­даемость наследника в пользовании наследственным имуществом (на­пример, личная нуждаемость в жилье), а также переход права собствен­ности от наследника к другому лицу независимо от оснований такого перехода (продажа, дарение, обмен и т.п.), не влияют на права отказополучателя, поскольку объем этих прав устанавливается наследодате­лем при составлении завещания и не может быть изменен его наследни­ками» (п. 15).

В результате открытия наследства между отказополучателем (кредитором) и наследником, обремененным завещательным от­казом, возникают обязательственные отношения. К ним применя­ются нормы ГК об обязательствах, если из правил раздела V «Наследственное право» и существа завещательного отказа не следует иное.

Право на получение завещательного отказа действует в течение трех лет со дня открытия наследства и не переходит к другим ли­цам. Иными словами, отказополучатель может воспользоваться указанным правом в течение трех лет. Истече­ние указанного срока влечет прекращение права на получение заве­щательного отказа.

В порядке наследственного правопреемства к наследникам пе­реходит не только актив наследственной массы, но и ее пассив, т. е. падающие на нее доли завещателя. В тех случаях, когда на­следник обременен легатом, необходимо определить очередность удовлетворения подлежащих исполнению наследником обяза­тельств. Закон, как нынешний, так и предыдущий, занимает одно­значную позицию - вначале нужно рассчитаться с долгами заве­щателя и лишь вслед за этим исполнять завещательный отказ. И то и другое подлежит исполнению за счет наследственного иму­щества, в пределах его стоимости, т. е. в пределах актива наследст­ва, но не всего, а лишь того, который перешел к наследнику, обязанному к уплате соответствующей части долгов и исполнению за­вещательного отказа. Наследнику же придется довольствоваться тем, что останется (если останется!) после уплаты долгов и испол­нения завещательного отказа.

Из этого правила есть одно исключение. Если наслед­ник, на которого возложено исполнение завещательного отказа, относится к числу необходимых, т. е: имеет право на обязательную долю в наследстве, то вначале, как и в первом случае, уплачиваются долги завещателя, затем бронируется та часть наследства, которая составляет обязательную долю, и лишь из оставшейся части наследства исполняется завещательный от­каз.

В тех случаях, когда завещательный отказ обременяет несколь­ких наследников, возникает обязательство с пассивной множест­венностью лиц, т. е. с множественностью лиц на стороне наслед­ников, выступающих в качестве должников. Такое обязательство в соответствии с общим правилом ст. 321 ГК признается долевым, т. е. каждый наследник обязан к исполнению завещательного от­каза соразмерно доле наследника в наследстве. Завещанием, одна­ко, может быть предусмотрено иное. В частности, наследники мо­гут быть обязаны в завещании к исполнению завещательного от­каза в равных долях, хотя бы это и не соответствовало их долям в наследстве.

Правила п. 3 ст. 1138 ГК, как и правила п. 4 ст. 1137 ГК, рас­считаны на те случаи, когда отказополучатель по тем или иным основаниям право на получение завещательного отказа утратил. В этих случаях право на получение завещательного отказа ни к ко­му не переходит, и наследник освобождается от обязанности ис­полнить завещательный отказ. Однако из этого правила есть одно исключение: если отпавшему отказополучателю в завещании подназначен другой отказополучатель, то наследник обязан испол­нить завещательный отказ подназначенному отказополучателю.

В п. 4 ст. 1137 содержится норма, согласно которой завещатель вправе подназначить другого отказополучателя. Эта норма является новеллой, но только законодательной. Пунктом 15 (абз. 3) Постановления Пле­нума ВС РФ № 2 было предусмотрено: «Права и обязанности отказо­получателя в соответствии со ст. 538 ГК РСФСР пре­кращаются его смертью и не могут быть переданы им по наследству, если иное не было предусмотрено наследодателем, оставившим завещательный отказ». Из этого разъяснения Пленума Верховного Суда РФ вытекало, что сам завещатель вправе был установить в завещании «иное», в том числе подназначить другого отказополучателя. Но такое подназначение было возможно только на случай смерти первого отказополучателя. В п. 4 ст. 1137 перечень обстоятельств, на случай наступ­ления которых может быть подназначен другой отказополучатель, рас­ширен. Подназначение допускается, если основной отказополучатель умрет до открытия наследства либо одновременно с завещателем, если он откажется от завещательного отказа (см. ст. 1160 ГК) или не воспользует­ся своим правом на получение завещательного отказа, либо если он будет лишен права на его получение как недостойный (п. 5 ст.1117 ГК).

Завещательное возложение относится к особым завещательным распоряжени­ям завещателя, и оно достаточно близко завещательному отказу.

Во-первых, если при завещательном отказе завещатель возла­гает на одного или нескольких наследников по завещанию или по закону обязанности имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц, именуемых отказополучателями, то при заве­щательном возложении он может обязать тех же лиц совершить какое-либо действие не только имущественного, но и неимущественного характера, причем это действие должно быть направлено на осуществление общеполезной цели. Таким образом, конкретное лицо, в пользу которого указанное действие должно быть совершено, при завещательном возложении может и не быть обозначено. Если, скажем, завещатель обязал наследника за счет наследства на определенную сумму денег закупить теплые вещи и передать их детскому дому, в котором проживают дети беженцев и вынужденных переселенцев, то такое завещательное распоряжение можно квалифицировать как завещательный отказ. Если же завещатель обязал наследника оборудовать общественную столовую и кормить в ней всех нуждающихся, пока не иссякнут отпущенные на эти цели в завещании средства, то налицо завещательное возложение[37] .

Во-вторых, исполнение завещательного отказа может быть возложено не только на наследников, но и на исполнителя завещания при условии выделения в завещании части наследственного имущества для исполнения завещательного возложения. Но и в этом случае такая обязанность может быть возложена на исполнителя завещания в самом завещании. После же смерти завещателя она может быть возложена на исполнителя при согласии на то самого исполнителя и наследников. Обязанность содержать принадлежащих завещателю домашних животных, осуществлять за ними надзор и уход за­вещатель может возложить не только на наследников, что предусмотрено в абз. 2 п. 1ст. 1138 ГК, но и на других лиц, к которым животные привязаны (например, на проживавшую вместе с завещателем в течение многих лет домработницу)[38] .

В тех случаях, когда предметом завещательного распоряжения являются действия имущественного характера, к нему, соответственно, могут применяться правила ст. 1138 ГК об исполнении завещательного отказа, что подчеркивает близость завещательного возложения и завещательного отказа (легата).

Из п. 2 ст. 1139 следует, что правовой режим, установленный для завещательного отказа и завещательного возложения имущественного характера, не распространяется на завещательное возложение, предме­том которого являются действия неимущественного характера.

Это значит, что: во-первых, не применяется правило об исполнении завещательного возложения за счет стоимости полученного наследником наследствен­ного имущества. Однако это правило не исключает того, что действие по исполнению завещательного возложения неимущественного харак­тера должно быть связано с наследственным имуществом. Например, возложение на наследника обязанности экспонировать полученные им по наследству художественные произведения; осуществить публикацию писем и дневников наследодателя; во-вторых, действие права требования исполнения завещательного возложения неимущественного характера не ограничено сроком; в-третьих, право требования исполнения завещательного возложе­ния, в отличие от завещательного отказа, не носит личного характера.

Заинтересованные лица (например, общество по охране культурных ценностей или общество по защите животных), исполнитель завещания, любой из наследников вправе требовать исполнения завещательного возложения в судебном порядке, если завещанием не предусмотрено иное. Например, наследник, которому завещатель оставил средства для содержания собаки, прокучивает их, жестоко обращается с животным. Общество собаководов вправе на основании ст. 241 ГК и п. 3 ст. 1139 ГК предъявить к наследнику иск о выкупе животного за счет оставленных на эти цели в завещании средств и передаче его в добрые надежные руки.


Заключение

Отношения собственности выдвигаются на передний план и, возможность распоряжаться своим имуществом как при жизни, так и на случай смерти, имеет большое значение, что и находит свое выражение, во-первых, в Конституции Российской Федерации, которая гарантирует охрану государством право частной собственности в РФ и права ее наследования; во-вторых, в современном гражданском законодательстве и в частности в нормах части третей ГК РФ о завещании.

Изучив литературу, нормативную базу и судебную практику можно сделать следующие выводы.

Часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации стала переломным нормативным актом в становлении завещания как приоритетного вида наследования.

Гражданский кодекс, в части о завещании, принес множество положительных изменений:

в отличие от действовавшего прежде законодательства частью третьей ГК РФ установлено право завещателя возлагать завещательный отказ не только на наследника по завещанию, но и на наследника по закону.

снят запрет на получение исполнителем завещания какого-либо вознаграждения за свои действия.

добавлено две новых формы завещания: завещание в простой письменной форме, совершённое в чрезвычайных обстоятельствах и закрытое завещание.

гражданское законодательство содержит указание на необходимость присутствия свидетеля в случаях, связанных с совершением завещания, не содержал.

Можно констатировать становление «частного» завещательного наследования, когда собственник сам формулирует судьбу его имущества. И в целом, как отмечают большинство исследователей, наследственное право приближается к тем требованиям, которые ставит рыночная экономика.

Завещание - личное распоряжение гражданина на случай смерти по поводу принадлежащего ему имущества, с назначением наследников, сделанное в предусмотренной законом форме. По юридической природе завещание - односторонняя сделка и не предполагает какого-либо встречного волеизъявления другого лица. Оно непосредственно связано с личностью завещателя и не может быть совершено через представителя, действующего по доверенности или на основании закона. Удостоверение одного завещания от имени нескольких лиц не допускается.


Список литературы.

I . Законодательные и иные нормативные акты.

1. Конституция Российской Федерации, принята 12 декабря 1993 года, с последними изменениями 30.12.06 // «Российская газета» № 237 25.12.93.

2. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.1993 с последними изменениями от 26.06.2007 // Ведомости СНД и ВС РФ, 11.03.1993, N 10, ст. 357.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001, с последними изменениями 29.12.2006 // СЗ РФ 03.12.01 №49 ст.4552.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.94, с последними изменениями 26.06.07 // СЗ РФ 05.12.94 №32 ст.3301.

5. Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 31 мая 1991 г. // Ведомости СНД и ВС СССР, 19991, №26, ст. 733.

6. Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г. // Ве­домости ВС РСФСР, 1964, № 24, ст. 407.

7. Приказ Министерства юстиции РФ от 10 апреля 2002 г. № 99 «Об утверждении форм реестров для ре­гистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удо­стоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах»с последними изменениями 28.09. 2005 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, 20.05.2002, № 20.

II . Специальная литература.

1. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – 784 с.

2. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный). – 2 – изд., испр. и доп. / Отв. ред.: доктора юридических наук, заслуженные деятели науки Российской Федерации Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: ИНФА-М: Юридическая фирма «Контракт», 2007. -608 с.

3. Фоков А.П. Гражданское право. Общая и Особенная части: учебник / А.П. Фоков, Ю.Г. Попонов, И.Л. Черкашина, В.А. Черкашин; отв. ред. А.П. Фоков. – М.: КНОРУС, 2005. – 688 с.

III . Судебная практика.

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1991 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании» // Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (РФ) по гражданским делам.

2. Определение № 74В99пр-17 // БВС РФ, 2000, №7, с. 17.


[1] СЗ РФ 03.12.01 №49 ст.4552.

[2] Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1964. - №24. - Ст. 406.

[3] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 666.

[4] СЗ РФ 05.12.94 №32 ст.3301.

[5] Ведомости СНД и ВС СССР, 19991, №26, ст. 733.

[6] Ведомости СНД и ВС РФ, 11.03.1993, N 10, ст. 357.

[7] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 667.

[8] Фоков А.П. Гражданское право. Общая и Особенная части: учебник / А.П. Фоков, Ю.Г. Попонов, И.Л. Черкашина, В.А. Черкашин; отв. ред. А.П. Фоков. – М.: КНОРУС, 2005. – с. 596.

[9] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 667.

[10] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 668.

[11] Приказ Министерства юстиции РФ от 10 апреля 2002 г. № 99 «Об утверждении форм реестров для ре­гистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удо­стоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах»с последними изменениями 28.09. 2005 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, 20.05.2002, № 20.

[12] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный). – 2 – изд., испр. и доп. / Отв. ред.: доктора юридических наук, заслуженные деятели науки Российской Федерации Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: ИНФА-М: Юридическая фирма «Контракт», 2007. - с. 46.

[13] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный). – 2 – изд., испр. и доп. / Отв. ред.: доктора юридических наук, заслуженные деятели науки Российской Федерации Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: ИНФА-М: Юридическая фирма «Контракт», 2007. - с. 47.

[14] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный). – 2 – изд., испр. и доп. / Отв. ред.: доктора юридических наук, заслуженные деятели науки Российской Федерации Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: ИНФА-М: Юридическая фирма «Контракт», 2007. - с. 47.

[15] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 679.

[16] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 680.

[17] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 680.

[18] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный). – 2 – изд., испр. и доп. / Отв. ред.: доктора юридических наук, заслуженные деятели науки Российской Федерации Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: ИНФА-М: Юридическая фирма «Контракт», 2007. - с. 65.

[19] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 691.

[20] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 692.

[21] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный). – 2 – изд., испр. и доп. / Отв. ред.: доктора юридических наук, заслуженные деятели науки Российской Федерации Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: ИНФА-М: Юридическая фирма «Контракт», 2007. - с. 67.

[22] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 693.

[23] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный). – 2 – изд., испр. и доп. / Отв. ред.: доктора юридических наук, заслуженные деятели науки Российской Федерации Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: ИНФА-М: Юридическая фирма «Контракт», 2007. - с. 68.

[24] Бюллетень ВС РФ, 2000,№7, с. 17.

[25] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 693.

[26] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 694.

[27] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный). – 2 – изд., испр. и доп. / Отв. ред.: доктора юридических наук, заслуженные деятели науки Российской Федерации Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: ИНФА-М: Юридическая фирма «Контракт», 2007. - с. 69.

[28] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный). – 2 – изд., испр. и доп. / Отв. ред.: доктора юридических наук, заслуженные деятели науки Российской Федерации Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: ИНФА-М: Юридическая фирма «Контракт», 2007. - с. 70.

[29] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный). – 2 – изд., испр. и доп. / Отв. ред.: доктора юридических наук, заслуженные деятели науки Российской Федерации Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: ИНФА-М: Юридическая фирма «Контракт», 2007. - с. 70.

[30] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный). – 2 – изд., испр. и доп. / Отв. ред.: доктора юридических наук, заслуженные деятели науки Российской Федерации Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: ИНФА-М: Юридическая фирма «Контракт», 2007. - с.74.

[31] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 695.

[32] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный). – 2 – изд., испр. и доп. / Отв. ред.: доктора юридических наук, заслуженные деятели науки Российской Федерации Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: ИНФА-М: Юридическая фирма «Контракт», 2007. - с. 72.

[33] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный). – 2 – изд., испр. и доп. / Отв. ред.: доктора юридических наук, заслуженные деятели науки Российской Федерации Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: ИНФА-М: Юридическая фирма «Контракт», 2007. - с. 72.

[34] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 700.

[35] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 702.

[36] Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (РФ) по гражданским делам.

[37] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 705.

[38] Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. – с. 705.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему