регистрация / вход

Преступления в сфере банкротства

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ РАЗДЕЛ 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ БАНКРОТСТВА 1.1.Сущность банкротства, его правовые и экономические признаки

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

РАЗДЕЛ 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ БАНКРОТСТВА

1.1.Сущность банкротства, его правовые и экономические признаки

1.2. Методы доведения предприятий до банкротства

1.3. Международный опыт в области предотвращения преступлений в сфере банкротства

РАЗДЕЛ 2. АНАЛИЗ ПРЕСТУПЛЕИЙ В СФЕРЕ БАНКРОТСТВА В УКРАИНЕ

2.1. Количественный и качественный анализ преступлений в сфере банкротства

2.2. Национальная практика доведения предприятия до банкротства и механизм выявления факта преступления

2.3.Меры по предотвращению национального рейдерства

Выводы

Список использованных источников

Приложения


ВВЕДЕНИЕ

Банкротство это один из ключевых элементов рыночной экономики, механизм, который дает возможность избежать катастроф и выгодно распорядиться средствами. Ситуация банкротства предприятий является типичной для экономики не только стран, которые развиваются. В частности, в странах Евросоюза ежегодно обанкрочивается значительное количество предприятий и предпринимателей – из каждых 100 вновь созданных предприятий на рынке остаются 20-30 [11,с.125]. Но невзирая на банкротство части фирм, экономика европейских стран развивается с предполагаемыми темпами, что объясняется тем, что законодательство и процедуры банкротства используются у них в первую очередь для оздоровление экономики. Для Украины такие условия были созданы после принятия Закона Украины «О возобновлении платежеспособности должника или признания его банкротом» от 30.06.99 г. №784-XIV, какой вступил действие с 1 января 2000 г. (для сельскохозяйственных товаропроизводителей – с 1 января в 2004 г.) [1]. Однако, в реалиях национальной экономики все чаще можно прочитать и услышать, что через процедуру банкротства очень часто происходит захват капитала, совершаются преступления, имеет место умышленный захват предприятий и преднамеренное доведение их до банкротства. Незаконные преднамеренные процедуры банкротства предприятий не являются нормой и в подавляющем большинстве развитых стран мира, как и в Украине, преднамеренное обанкрочивание предприятия уголовно наказуемо. Гарантией недопустимости доведения предприятия до банкротства является ст. 218 и 219 Уголовного кодекса. К сожалению, у правоохранительных органов Украины практика привлечения к уголовной ответственности за умышленное доведение до банкротства из корыстных побуждений чрезвычайно невелика [2].

Предметом исследования в работе служат сущность и механизмы преступлений в сфере банкротства, возможности их выявления и предупреждения. Объектом исследования выступает национальная практика предмета исследования. Основная цель работы рассмотреть объект исследования в соответствии с предметом на основании учебной, методической и периодической литературы, материалов монографий и публикаций.

Для достижения поставленной цели предполагается решить задачи следующего содержания:

- рассмотреть теоретические основы исследования преступлений в сфере банкротства, выделить правовые и экономические признаки банкротства, дать оценку методов доведения предприятий до банкротства и обобщить международный опыт в области предотвращения преступлений в сфере банкротства

- провести количественный и качественный анализ преступлений в сфере банкротства в Украине, оценить механизмы национальной практики доведения украинских предприятий до банкротства и выявления фактов преступления, представить основные направления предотвращения преступлений в сфере банкротства

- обобщить результаты исследований в виде выводов.

Данная тема широко освещается в работах отечественных и зарубежных экономистов, в частности, большое внимание теме преступлений в сфере банкротства уделено в работах таких исследователей, как Гавриш О. [4], Салига С.Я., Дацій О.І., Нестеренко Н.В. [10], Соловьяненко О. [13], Сыткник Л.С. [15] и многих других отечественных и зарубежных авторов.

Структурно работа состоит из введения, основной части (два раздела) и заключения, списка использованных источников. В первом разделе работы изложен теоретический материал и представлены методологические основы исследования преступлений в сфере банкротства, в том числе и на примерах зарубежного опыта. Второй раздел работы посвящен анализу преступнностив сфере банкротства на примере Украины, здесь также предлагаются напрвления предотвращения преступлений в сфере банкротства.


РАЗДЕЛ 1

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ БАНКРОТСТВА

1.1. Сущность банкротства, его правовые и экономические признаки

Под несостоятельностью (банкротством) предприятия, чаще всего, понимается неспособность удовлетворять требования кредиторов по оплате товаров, включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника [11,с.37].

Де-факто признаком банкротства является приостановление расчетов с заимодавцами, когда предприятие не обеспечивает или заведомо неспособно обеспечить выполнение требований кредиторов в течение определенного времени, но де-юре банкротство наступает после признания факта несостоятельности хозяйственным судом или, после официального объявления о ней, должником при его добровольной ликвидации.

До недавнего времени для большинства субъектов ведения хозяйства процессы банкротства были мало известны. Лишь в период реформирования экономики (после ликвидации планового распределения использования денежных ресурсов) ощутимыми стали такие экономические явления как нерентабельность, неплатежеспособность предприятий. Характерными признаками финансового кризиса предприятия является сокращение спроса на его продукцию, и, как следствие, снижение объемов производства; рост задолженности поставщикам, госбюджету и банкам; задержки с выплатой заработной платы работникам.

Причем тенденции банкротства распространяются не только на отдельных субъектов ведения хозяйства, но и на целые отрасли экономики (например, сельское хозяйство, которое уже на протяжении многих лет находится в глубокой финансовому кризису и где свыше 85% хозяйничающих субъектов заканчивают свою деятельность ежегодно с убытками; в промышленности убыточным является каждое второе предприятие).

На сегодняшний день для большинства неплатежеспособных предприятий характерным является более или менее одинаковый круг проблем [11,с.38]:

- изменение экономической среды, в которой они существуют;

- потеря традиционных рынков сбыта собственной продукции; изменение системы планирования и, как результат – нарушение ритмичности производственной деятельности;

- нестабильность правового поля.

Кроме того, процесс приватизации также приводит к коренному изменению принципов управления предприятием. В ходе приватизации государство потеряло роль администратора, передал ее акционерам (новым хозяевам) и исполнительному органу управления – правлению во главе с председателем. В сущности, у многих предприятий, в следствие приватизации, так и не появился реальный хозяин, заинтересованный в развитию предприятия и в стабильной его работе. Это далеко не полный перечень проблем, которые для многих украинских предприятий стали причиной банкротства и ликвидации.

В целом факторы, которые являются предпосылкой банкротства предприятий можно сгруппировать на внешние по отношению к предприятию (экономические, политические, демографические, усиление международной конкуренции, НТП, банкротство должников), на которые предприятие не имеет возможности влиять или это влияние это очень слабо, и внутренние факторы (рост дебиторской задолженности, дефицит собственных оборотных средств, неэффективность финансовых вложений, отсутствие договорной дисциплины и тому подобное), которые непосредственно зависят от организации работы на самом предприятии. Банкротство предприятия является следствием одновременного влияния на всех этих или их большей части факторов [11,с.41].

В странах с развитой рыночной экономикой, со стойкими политической и экономической системами, банкротства обычно на 1/3 предопределенные внешними факторами и на 2/3 – внутренними [14,с.3].

По Закону Украины "О восстановлении платежеспособности должника или признание его банкротом" (статья 1), банкротство - это признанная арбитражным судом невозможность должника восстановить свою платежеспособность и удовлетворить признанные судом требования кредиторов не иначе как через применение ликвидационной процедуры [1].

Под неплатежеспособностью в Законе Украины "О восстановлении платежеспособности должника или признание его банкротом" [1] понимается невозможность субъекта предпринимательской деятельности выполнить после наступления установленного срока их уплаты денежные обязательства перед кредиторами, в том числе по заработной плате, а также выполнить обязательство относительно уплаты налогов и сборов (обязательных платежей) не иначе как через восстановление платежеспособности.

Согласно национальной правовой норме, очевидно, что банкротство имеет экономический и правовой характер. С экономической точки зрения банкротство является невозможностью субъекта продолжать свою предпринимательскую деятельность вследствие ее экономической нерентабельности, бесприбыльности. Субъект предпринимательства имеет столько долгов перед кредиторами и обязательств перед бюджетом, который когда их требования будут предъявлены в определенные для этого сроки, то имущества субъекта - активов в ликвидной форме - не хватит для их удовлетворения. Юридический аспект банкротства состоит в том, что у субъекта есть кредиторы, т.е. лица, которые имеют подтвержденные документами имущественные требования к нему как к должнику. Это имущественное правоотношение банкротства, осуществление которых в установленном законом порядке может привести к ликвидации субъекта предпринимательства [19,с.29].

Процедура банкротства в Украине, согласно Закону Украины "О восстановлении платежеспособности должника или признание его банкротом" [1] состоит из таких основных этапов:

- распоряжение имуществом должника;

- мировое соглашение;

- досудебная санация, включая реструктуризацию предприятия-должника;

- ликвидация должника, признанного банкротом.

В результате составления мирового соглашения между должником и кредиторами предприятие получает возможность работать дальше в нормальном режиме, поскольку все его долги или прощаются, или предприятие получает возможность постепенного возвращения долга. При этом имеет место общая разработка бизнес-плана развития объекта, который должен способствовать эффективной деятельности и будущим расчетам с кредиторами. мировое соглашение может быть заключено на любой стадии осуществления по делу о банкротстве. Решение о заключении этого соглашения от имени кредиторов принимается комитетом кредиторов и считается принятым при условии, что все кредиторы, требования которых обеспечены залогом имущества должника, выразили письменное согласие на заключение соглашения. Утверждение мирового соглашения арбитражным судом является основанием для прекращения осуществления по делу о банкротстве. В то же время, по заявлению кого-либо из кредиторов мировое соглашение может быть признано недействительным, а следовательно осуществление по делу о банкротстве будет обновлено.

Одним из наиболее интересных процессов выступает процедура санации. Санация как система социально-экономических мероприятий, направленных на оздоровление финансов предприятий-банкротов, предусматривает целый комплекс мероприятий [19,с.56]:

- погашение долга;

- слияние убыточных предприятий из финансово крепкими;

- переоформление краткосрочных кредитов в долгосрочные;

- выпуск ценных бумаг;

- продажа имущества должника или передачи его в аренду;

- перепрофилирование предприятия-должника;

- предоставление правительством льготных кредитов и льгот по налогам;

- снижение нарицательной стоимости старых акций и тому подобное.

Кредиторы должны возможность получить определенную часть ценных бумаг должника и удовлетворить таки чином свои требования. В этом случае происходит изменение владельца на предприятии, который непосредственно будет решать его последующую судьбу.

Последним направлением процесса становится ликвидация предприятия или «чистое банкротство». Целью ликвидационной процедуры является пение размерное удовлетворение признанных судорог требований кредиторов. Эта процедура завершает дело о банкротстве. В соответствии из ст.22 Закона срок ликвидационной процедуры не должен превышать 12 месяцев (возможно удлинение срока на 6 месяцев). Проведение процедуры ликвидации поручается ликвидатору. Ему в течение трех дней со дня его назначения передается бухгалтерская и другая документация банкрота, штампы, печати, материальные и другие ценности. К нему переходят права руководителя (органов управления) юридического лица – банкрота. Ликвидатор наделен следующими полномочиями [1]:

- принимает в свое подчинение имущество должника и организует его хранение;

- проводит инвентаризацию и оценку имущества;

- предъявляет третьим лицами требования относительно возвращения дебиторской задолженности банкроту;

- осуществляет мероприятия, направленные на поиск, выявление и возвращение имущества банкрота, которое находится у третьих лиц;

- реализует имущество банкрота для удовлетворения требований, которые включены в реестр требований кредиторов.

Ликвидатор также возглавляет ликвидационную комиссию, в которую входят представители кредиторов, финансовых органов, а в случае необходимости – представители Антимонопольного комитета, органов местного самоуправления, государственного органа по вопросам банкротства.

После проведения инвентаризации и оценки имущества ликвидатор начинает его продажу на открытых торгах. Через средства массовой информации он оповещает о порядке продажи имущества банкрота, составлю, условиях и сроках приобретения имущества. В случаю поступления двух и больше предложений относительно приобретения имущества ликвидатор организует конкурс (аукцион). Средства, полученные от продажи имущества, направляются на удовлетворение требований кредиторов согласно их очередности: требования, обеспеченные залогом, выходные помощи освобожденным, расходы арбитражной процедуры, обязанности перед работниками (в частности, задолженность из заработной платы), налоговая задолженность, претензии кредиторов, не обеспеченные залогом, возвращение взносов коллектива в уставный фонд, остальные требования.

Ликвидатор исполняет свои обязанности к моменту завершения процедуры ликвидации, которая подтверждается определением арбитражного суда, которое является основанием для исключения юридического лица-банкрота из Единственного государственного реестра предприятий и организаций Украины. Из этого момента все требования кредиторов считаются погашенными. Юридическое лицо как субъект права и предприятие как имущественный комплекс прекращают свои существование.

Следовательно, если предыдущий механизм банкротства в Украине в большей степени работал на кредитора и предусматривал практически безапелляционное банкротство должника, то согласно Закону Украины "О восстановлении платежеспособности должника или признание его банкротом" предоставляет возможность поиску путей возобновления платежеспособности должника – санации, заключения мирового соглашения из применением цессии, переоформление долга или его переуступки.

1.2. Методы доведения предприятий до банкротства

Исторически практика банкротства предприятий в странах СНГ ведет отсчет с 90-х годов 20 века. Криминальный захват разными методами широко применялся в 1990-х годах при строительстве банковско-промышленных империй. Причем государство с этим не только не боролось, но и нередко этому способствовало, особенно на уровне местных властей. Возбуждение дел о банкротстве даже вполне успешных предприятий и назначение внешних управляющих чаще всего происходило при участии соответствующих губернаторов. История с захватами алюминиевых предприятий концерном «Русал» (Российская Федерация) послужила основанием для возбуждения антитрестовского дела против российской компании в американском суде, впрочем безуспешного [10,с.13].

С переходом к общему росту промышленного производства резко сузилась, а потом практически исчезла сфера бартера. Финансовое положение предприятий улучшилось, и доказывать их платежную несостоятельность стало труднее. Вместе с тем, число банкротств резко возросло и превысило сто тысяч в год (Россия). Значительная их часть – это фиктивные банкротства, посредством которых компании, с одной стороны, уходили от платежа своих долгов и налогов, а, с другой стороны, сами становились объектом захвата компаниями – хищниками. Главным объектом хищников были в этот период вполне благополучные, рентабельные предприятия.

В более поздний период (1995-1998 годы) банкротство в странах СНГ стало способом поглощения предприятий. Специалисты в области антикризисного управления связывают этот факт с тем, что в то время в СНГ только небольшое количество компаний котировали свои акции на фондовой бирже. В Америке ситуация прямо противоположная и поглощение чужой корпорации начинается со скупки достаточного количества, лучше контрольного пакета ее акций. Когда эта цель достигнута, остаются технические и организационные детали: победить на общем собрании акционеров, избрать послушный совет директоров, назначить своих менеджеров. В США такому способу захвата помогает раздробленность акций в большинстве крупных корпораций. Если компании никто не угрожает, ее достаточно контролировать, имея небольшой пакет, иногда менее 10 процентов общего количества акций. В России и Украине все наиболее крупные корпорации контролируются группами, имеющими более половины, иногда 80 – 90 и более процентов акций. Захватить такую компанию традиционным методом скупки акций практически невозможно. Поэтому есть более короткий путь – довести чужое предприятие до банкротства, объявить неплатежеспособным, поставить там своего внешнего управляющего, в конечном счете, заставить прежних владельцев продать свою собственность за бесценок. В США к такому средству прибегают крайне редко, т.к. втянуть предприятие в сеть неподъемной задолженности, как правило, довольно сложно. Исключительный пример - успешная операция, осуществленная в 1960-х годах группой банков против мультимиллионера Говарда Хьюза – прототипа героя нашумевшего американского фильма «Авиатор». В национальных условиях подобная практика становится правилом [9,с.11].

Способствует практике фиктивного банкротства несовершенство правового законодательства в данном вопросе. Так, в России дело о банкротстве можно начать против любого предприятия, имеющего задолженность свыше 100 тысяч рублей более трех месяцев. А в Украине эта цифра составляет 300 минимальных окладов (примерно 1500$) [7,с.12].

Отсюда, чтобы довести предприятие до банкротства достаточно перевести на счет предприятия некую сумму, которая ему не принадлежит. Если предприятие вовремя не откажется от необоснованного перечисления, начинается судебное расследование, грозящее обвинением в незаконных финансовых операциях. Как только дело доходит до назначения внешнего управляющего, вернуть контроль собственнику над своим предприятием становится крайне сложно.

Во многих случаях предприятие становится жертвой рейдеров, желающих присвоить себе его финансовые активы и доходы, а затем избавиться от него вовсе. Особенности законодательства о банкротстве в странах СНГ таковы, что дело не может быть закрыто даже в том случае, если предприятие вернет долг кредитору, а тот с этим не согласен. Понятно, что, если задачей кредитора является захват имущества, а не возврат долга, он никогда не согласится просто получить свои деньги обратно.

По имеющимся оценкам, почти треть всех дел о банкротствах являются заказными, т.е. противозаконными, и чаще всего завершаются переделом собственности. Заказные банкротства считаются уголовными преступлениями, но известны только единичные случаи наказания виновных. Объяснением этому факту служит то, что многочисленные случаи успешных криминальных поглощений относятся к захватам предприятий, не входящих в олигархические группы, более крупными финансово-промышленными империями. Единичному предприятию, даже успешно конкурирующему на рынке, нелегко отстоять свою независимость, когда на него набрасывается олигархическая группа, имеющая поддержку государственных структур. Криминальные банкротства стали привычным орудием продолжающейся внутренней экспансии олигархических империй за счет прежде независимых, немонополистических предприятий. Это закономерное продолжение той же прихватизации, только за счет других, более мелких и слабых частных собственников. Таким образом, в современной практике хозяйствования существуют различные методы доведения предприятий до банкротства [7,с.13].

Созданы правовые основы классификации механизмов умышленного доведения до банкротства. Наиболее распространенные термины это фиктивное банкротство и доведение до банкротства. Рассмотрим суть данных механизмов.

Согласно статье 218 УК Украины фиктивное банкротство это «заведомо неправдивое официальное заявление гражданина- основателя или владельца субъекта хозяйственной деятельности, а также служебного лица субъекта хозяйственной деятельности, а так же гражданина- субъекта предпринимательской деятельности о финансовой невозможности выполнения требований со стороны кредиторов и обязательств перед бюджетом, если такие действия нанесли большой материальный вред кредиторам или государству». Данное деяние согласно УК Украины наказываются штрафом от семисот пятидесяти до двух тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан или ограничением воли на срок до трех лет. Примечание. В статьях 218-223 Кодекса материальный вред считается крупным, если он в пятьсот и больше раз превышает необлагаемый минимум доходов граждан [2].

Статья 219 Уголовного Кодекса Украины раскрывает понятие такого действия, как доведение до банкротства. Согласно норме Закона это «умышленное, из корыстных мотивов, другой личной заинтересованности или в интересах третьих лиц совершение владельцем или служебным лицом хозяйственной деятельности действий, которые привели к стойкой финансовой неплатежеспособности субъекта хозяйственной деятельности, если это нанесло большой материальный вред государству или кредитору». Данное незаконное деяние в Украине наказывается штрафом от пятисот до восьмисот необлагаемых минимумов доходов граждан или ограничением воли на срок до трех лет, с лишением права обнимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет [2].

Статья 221 описывает сущность незаконных действий в случае банкротства. В частности к таковым Уголовный кодекс Украины относит «умышленное утаивание имущества или имущественных обязанностей, ведомостей об имуществе, передача имущества в другое владение или его отчуждение или уничтожение, а также фальсификация, утаивание или уничтожение документов, которые отображают хозяйственную или финансовую деятельность, если эти действия содеяны гражданином- основателем или владельцем субъекта хозяйственной деятельности, а также служебным лицом субъекта хозяйственной деятельности в случае банкротства и нанесли большой материальный вред».Эти действияв Украине наказываются штрафом от ста до пятисот необлагаемых минимумов доходов граждан или арестом на срок до трех месяцев с лишением права обнимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет [2].

В российском правовом поле также есть аналогичные понятия, которые описывают механизмы умышленного доведения предприятия до банкротства. Так в России есть понятие преднамеренное банкротство и по сути оно соответствует следующему механизму: «умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб либо иные тяжкие последствия». Непосредственным объектом рассматриваемого преступления являются охраняемые законом основы экономической деятельности, а также права и интересы кредиторов [6,с.7].

Одним из методов доведения до банкротства является умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершаемое путем растраты (разбазаривания) должником своего имущества и имущества, предоставленного ему другими лицами. Имущество безвозвратно выбывает из владения виновного из-за заведомо несостоятельного ведения дел. Такая ситуация может возникнуть в результате продажи имущества по заниженным ценам и других убыточных сделок, необоснованных расходов, заведомо невыгодного использования кредитов. При этом эксперты, например, Соловьяненко О. [16,с.7] не отрицают, что в принципе любая сделка может привести к убыткам. Поэтому главная проблема квалификации умышленных преступных действий состоит в том, как определить грань, позволяющую в каждом случае различить правомерные действия и преступные. По мнению автора, убыточными следует считать те сделки, которые уже изначально рассчитаны на меньший доход в сравнении с затратами. Убыточны, например, продажа товаров по цене ниже, чем та, по которой они были куплены, продажа акций по стоимости ниже курсовой и т.д. К убыточным сделкам следует отнести и договоры на оказание различных услуг по явно завышенным ценам. Однако не всякая убыточная сделка рассчитана на причинение ущерба кредиторам. Нередко убыточные сделки могут впоследствии оказаться полезными для предпринимателя. Например, магазины, особенно в начале своей деятельности, продают товары с уценкой, чтобы привлечь внимание покупателей и тем самым в будущем получить значительную выгоду. Подобные разумные меры, естественно, нельзя считать преступными. Временное превышение расходов предпринимателя над его доходами еще не дает оснований для его привлечения к уголовной ответственности. Объем расходов не просто должен превышать размер доходов. Расходы должны быть настолько велики, что их впоследствии нельзя будет возместить за счет собственного имущества должника. К необоснованным расходам, например, следует отнести необычайно высокие затраты на рекламу, на покупку или прокат дорогих автомобилей, различные представительские расходы и т.д. На каких основаниях и для каких целей допускались такие расходы - существенной роли не играет. Важно то, что эти расходы привели к созданию или увеличению неплатежеспособности и их нельзя будет покрыть за счет имущества должника. Заведомо невыгодное использование кредитов - это предоставление полученных кредитов под более низкие проценты. Суть этих действий в том, что виновный, получив в банке или иной кредитной организации денежные средства в кредит под определенные проценты, предоставляет их другим лицам под более низкие проценты. Таким образом, размер процентов, получаемых предпринимателем от предоставления денежных средств другим лицам, значительно ниже величины процентов, которые он должен выплачивать банку или иной кредитной организации, предоставившим кредит. Вследствие этого предприниматель терпит убытки и тем самым причиняет ущерб своим кредиторам, и прежде всего - организации, предоставившей ему в кредит денежные средства. Здесь следует оговорить, что под кредитами можно понимать не только денежные средства, которые выданы банком или иным кредитным учреждением, но и те, которые получены от любых других лиц по различным основаниям. Денежные средства могут быть получены и на основании притворных сделок, т.е. сделок, которые совершены с целью прикрыть другую сделку.

Очень серьезные последствия для экономики имеет банкротство градообразующих и бюджетонаполняющих предприятий. Здесь также могут быть использованы различные методы доведения до банкротства, прикрытые легальными на первый взгляд мотивами. Например, собственник имущества принимает решение о его передаче от одного предприятия другому. Указанные действия неизбежно повлекут за собой банкротство первой организации, у которой не будет возможности продолжать хозяйственную деятельность и рассчитываться с кредиторами. Личный корыстный мотив при совершении вышеназванных действий у руководителя соответствующего субъекта может отсутствовать, тогда как именно этот мотив является обязательной составляющей субъективной стороны состава преступления. В результате получается, что привлечь руководителя к уголовной ответственности невозможно. Это способствует значительному увеличению числа подобных примеров, по сути приводящих государственное предприятие к преднамеренному банкротству. Указанные проблемы приводят к тому, значительное число заключений и возбужденных по фактам преднамеренного банкротства уголовных дел не оканчиваются привлечением к ответственности виновных лиц [14,с.3].

1.3. Международный опыт в области предотвращения преступлений в сфере банкротства

Дела о банкротстве в последнее время становятся одной из наиболее социально значимых категорий дел. Во-первых, наблюдается резкое увеличение числа споров о банкротстве, рассматриваемых арбитражными судами в странах СНГ. К примеру, если в 1996 г. в арбитражные суды РФ поступило 3740 заявлений о признании должников банкротами, в 1997 г. — 5687, то в 1998 г. — 12 781 заявление. Причем если в 1998 г. в производстве арбитражных судов РФ находилось 8337 дел о несостоятельности (банкротстве), то по состоянию на 1 июля 1999 г. — уже 12 434 дела, т.е. их количество увеличилось практически на 50%. В 1998 г. поступило 151 заявление о признании банкротами градообразующих предприятий. Более современная ситуация в Российской Федерации в отношении банкротства характеризуется следующими данными (рис.1.1).

Рис.1.1. Характеристика количественного размаха дел о банкротстве в России

Источник: [29]

С каждым годом в России значительно увеличивается количество предприятий-банкротов. В 2000 году банкротами признано 15 тысяч предприятий, в 2001 году - уже 38 тысяч, а в 2002 году - 82 тысячи. Подобная динамика прослеживается и по Московской области, где в 2000 году банкротами стали 165, в 2001 году - 250, в 2002 году - 620 предприятий. В 2002 году в арбитражные суды РФ поступило 106 500 заявлений о признании банкротами, то в 2003 году - 14 277 заявлений. В 2005 году на рассмотрение в арбитражные суды РФ поступило 1 628 133 заявления. Это на 21,4% больше, чем в 2004 году: 2004 год - 1 340 699 заявлений. Анализ статистических данных по РФ показывает, что рассмотрение каждого пятого дела в отчетном периоде закончилось прекращением производства: 2004 год -213 436, 2005 год - 313 294. При этом только в 24 733 случаях (7,9% от количества прекращенных производством дел) производство прекращалось в связи с заключением мирового соглашения (2004 год - 12,1%). В 2005 году рассмотрено 9 050 дел по заявлениям и искам прокуроров, что на 51,1% больше, чем за прошлый отчетный период (2004 год - 5 990). Удовлетворены требования по 46,5% таких дел. С участием иностранных лиц арбитражными судами РФ рассмотрено 1 200 дел (2004 год - 1 270), исполнено 126 судебных поручений иностранных судов.

"Примерно тридцать процентов всех банкротств в России приходится на заказные банкротства", - заявила руководитель Федеральной службы России по финансовому оздоровлению (ФСФО) Татьяна Трефилова. Недавно был опубликован "Эксперт-200" - список крупнейших предприятий России. Так вот, из предприятий, входящих в две сотни, только в металлургии на момент публикации рейтинга восемь находились под внешним управлением (всего металлургов в рейтинге - 51). Более чем вероятно, что с банкротством в прямом смысле слова, с настоящей несостоятельностью, ни один из этих восьми случаев не имеет ничего общего; там просто идет "черный передел". Однако предметом уголовного расследования они становились крайне редко. Например, в 2004-м году было возбуждено три такого рода уголовных дела, в 2006-м - 58. С каждым годом неуклонно растет число уголовных дел, возбужденных по фактам, связанным с рейдерством. В 2006 году в России их было 460. Цифры 2007 года правоохранительные органы России не обнародуют, но, говорят, рост выявленных преступлений - двукратный по сравнению с аналогичным периодом 2006-го [10,с.13].

В последнее время в Российской Федерации значительно обострилась ситуация в сфере недружественных поглощений и захватов, в том числе и стабильно работающих предприятий, обладающих сильным экономическим потенциалом. Рейдерство вносит дезорганизацию в трудовые коллективы и дестабилизирует ситуацию. Вместе с тем, не установлен эффективный механизм по обеспечению защиты собственности и, тем самым, существует возможность захвата бизнеса со стороны лиц, использующих проблемы в законодательстве.Наиболее резонансными делами в 2005-2006 годах являлись попытки захвата таких компаний, как ОАО «Волга» (производитель газетной бумаги, Нижегородская область), ЗАО «СМАРТС» (оператор сотовой связи, г.Самара), ФГУП «Машиностроительный завод им. Дзержинского» (производитель бензопил, г.Пермь), ОАО АК «Домостроитель» (Пензенская область) и ОАО «Пензенский арматурный завод».Основной массив преступлений, так или иначе связанных с рейдерством, составляют незаконные действия, направленные либо на умышленное создание неплатежеспособности предприятия (преднамеренное банкротство - ст. 196 УК РФ), либо на сокрытие конкурсного имущества (неправомерные действия при банкротстве - ст. 195 УК РФ) и фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ). Также криминальную основу преступлений данной направленности создают составы статей 201 (злоупотребление полномочиями), 159 (мошенничество), 165 (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием) УК РФ и некоторых других. За прошлый 2006 год в целом по совокупности статей 195-197 УК РФ выявлено 167 преступлений [31]. Из них 162 совершены в крупном или особо крупном размере. В сфере незаконного банкротства окончено расследованием 91 преступление. В суд направлены уголовные дела по 45 преступлениям. По оконченным уголовным делам размер причиненного материального ущерба составил более 765 миллионов рублей. Возмещено свыше 551 миллиона рублей. За 2 месяца 2007 года количество документированных преступлений, связанных с банкротством, возросло до 41. Все они совершены в крупном и особо крупном размере. Выявлено 20 лиц, совершивших преступления [31]. Особенности разоблачения российского рейдерства в наглядном виде представим на рис. 1.2.

Рис.1.2.Показатели разоблачения российского рейдерства

Источник [31]

Во всех перечисленных случаях рейдеры используют отработанную схему, которая включает в себя подачу судебных исков на компанию и ее руководство; возбуждение уголовных дел; организацию многочисленных проверок; регистрацию подставной компании (фирмы-клона); проведение собрания акционеров без участия основных собственников с избиранием нового руководства; захват предприятия силами служб безопасности, а порой и с использованием сотрудников милиции и судебных приставов-исполнителей; распродажу активов компании; процедуру фиктивных банкротств и д.р. Их объектами зачастую становятся стратегические и социально значимые предприятия, научно-исследовательские и муниципальные учреждения, памятники истории и культуры, наиболее уязвимые в рыночных отношениях и имеющие привлекательную недвижимость. Как показывает практика в большинстве своём «недружественное поглощение» предприятий рейдерами проводится в рамках действующего законодательства, которое не позволяет официально получать интересующую информацию по легальным каналам и своевременно проводить профилактические мероприятия, направленные на декриминализацию объектов существующего рынка рейдерских операций. В ряде случаев возникают определенные трудности при доказательстве преступного умысла подозреваемых лиц, так как свои хозяйственные операции, повлекшие банкротство, они объясняют коммерческим риском. Возникают сложности с привлечением к уголовной ответственности виновных лиц, в случаях, когда решение о выводе активов предприятия-банкрота принималось коллегиальным органом управления. Доказать личную заинтересованность и умысел на совершение преступления у членов коллегиального органа управления крайне сложно.

В странах Дальнего Зарубежья ситуация в сфере банкротства имеет следующие особенности развития. По данным Федеральной корпорации страхования вкладов США, криминальные действия сотрудников предприятий и банков, а также кредиторов и заемщиков являются в 25—30% случаев причиной краха кредитных учреждений. Однако за рубежом имеет место более серьезный путь предотвращения финансовые проблем предприятий, прежде всего с помощью санации. За рубежом санация имеет не только историю, но и популярность. Памятен мировой финансовый кризис 1998 года, когда английский банк с двухвековой историей Barings (один из старейших и крупнейших в мире) был, по сути, разорен. Но голландская финансовая группа ING провела процедуру санации Barings. «В результате банк не потерял ни одного клиента и образовался новый конгломерат ING Barings, который успешно работает во всем мире. Это стало возможным благодаря проведенной санации, которая активно применяется в мировой практике и предназначена для выведения предприятия из финансового кризиса», — заявила корреспонденту «ЗН» Мария Панкратова, пресс-секретарь банка ING Barings (Москва). Государственная поддержка банкротов проводилась в 90-е годы государствами Восточной Европы (Польша, Венгрия, Румыния, Словакия), при переходе на новую структуру экономики, и в конце 80-х — начале 90-х в Скандинавии (Швеция, Финляндия), где экономика имеет ярко выраженную социальную направленность. Причем набор средств был самым широким — от финансовых дотаций до санации предприятий государством. В западном законодательстве используется термин «несостоятельность», а термин «банкротство» применяется лишь к уголовно наказуемым деяниям, за исключением США, где банкротом может быть признано лицо только после судебного решения, до этого с момента возбуждения процедуры банкротства лицо считается несостоятельным. В большинстве стран «нормы, регулирующие уголовно-правовые вопросы, исключены из законов о несостоятельности, инкорпорированы в уголовные кодексы и применяются только по отношению к физическим лицам» [23,с.16].

Юридическая формулировка понятия «несостоятельность» всегда различалась в разных странах и не имела общепринятого значения. В Голландии несостоятельность означала неспособность удовлетворить требования кредиторов, во Франции могла применяться при фактической платежеспособности должника, а в Италии - при временной неплатежеспособности. В одной и той же стране понятие неплатежеспособности может иметь разное значение в случае применения разных процедур банкротства. Более того, термины «несостоятельность» и «банкротство» по законодательству ряда стран не совпадают [23,с.17].

По мнению многих специалистов, значительная роль в восстановлении платежеспособности организаций принадлежит досудебным процедурам. К ним относятся не только мероприятия по восстановлению платежеспособности конкретного субъекта хозяйственной деятельности, по устранению причин, повлекших возникновение неплатежеспособности организаций как в отдельной отрасли, так и в экономике в целом. В зарубежных странах достаточно широко применяются внесудебные процедуры несостоятельности, осуществляемые как по инициативе должника, так и кредиторов. В некоторых странах предпочитают поощрять именно внесудебные процедуры реструктурирования долгов как формы реорганизации несостоятельного предприятия. Достаточно мягкие добровольные формы внесудебной реорганизации или ликвидации несостоятельных предприятий применяются в Австралии, Австрии, Великобритании, Ирландии, Сингапуре, Японии. Более жесткие, принудительные внесудебные процедуры несостоятельности применяются в Канаде, Италии, Франции, Новой Зеландии и США. В реформированном Законе о банкротстве Германии предусмотрено, что основные решения в ходе производства по несостоятельности принимаются не судьей по делам о банкротстве, а собранием кредиторов, на котором голоса распределяются в соответствии с реальной стоимостью прав требования. Можно сказать, что добровольное внесудебное урегулирование проблем между должником и кредитором используется повсеместно, хотя оно только поощряется, но ни в коем случае не навязывается [5, с.129].

Мировой практике известны две основные системы: внутреннего управления, когда должником управляет прежнее руководство (например, в США), и независимого - с привлечением профессионального управляющего (Великобритания)[5, с.131].

Один из экспертов, Николай Гетман директор департамента экономической безопасности Торгово-промышленной палаты РФ, так обрисовал следующую схему предотвращения преступлений в области банкротства, [21, с.11]: есть несколько правил, которые должны соблюдать собственники и менеджмент предприятия, чтобы защитить свой бизнес от недружественного поглощения. Во-первых, необходимо иметь грамотную юридическую и финансовую службу. Во-вторых, необходим постоянный контроль за текущей и просроченной задолженностью - руководитель должен еженедельно получать отчет о состоянии "кредиторки", о возникающих с ней проблемах. В-третьих, необходимо консолидировать пакет акций.

Другие эксперты, например, Сытник Л.С. главным методом предотвращения банкротства называет антикризисное управление [18,с.44].

В экономической науке не существует четкой всеми признанной дефиниции антикризисного управления. Изучение работ по тематике антикризисного управления, позволяет выявить два полярных подхода, названные «узким» и «широким» и «охарактеризованные как неадекватные целям и задачам антикризисного управления» (таблица 1.1.) [18,с.48].

Таблица 1.1.

Два подхода антикризисного управления

Характеристики «Узкий» подход «Широкий подход»
Объект Предприятия-банкроты Любые предприятия
Цель Реабилитация предприятий-банкротов, ликвидация хронически неэффективных предприятий Предотвращение кризиса
Методы Реабилитационные и ликвидационные процедуры арбитражного процесса Методы менеджмента, способствующие улучшению финансового и экономического положения предприятия
Субъект Арбитражные управляющие Менеджмент и персонал предприятия, арбитражные управляющие
Временной интервал Арбитражный процесс Нет временных ограничений, континуум

Источник: [18,с.48]

Так называемый «узкий» подход предопределяет неэффективность антикризисного управления: она вводится на фактически обанкротившемся предприятии, когда уже поздно предпринимать меры по выходу предприятия из кризиса и требуется «оживление» или ликвидация. Недостаток «широкого» подхода, заключается в том, что антикризисное управление фактически отождествляется с обыкновенным менеджментом, что ведет к размыванию понятия антикризисное управление. Любой менеджмент направлен на улучшение финансового состояния предприятия и недопущение возникновения кризисов. Но все же существуют некоторые отличия обычного менеджмента от антикризисного управления. Представим их в таблице 1.2. [18,с.49].

Таблица 1.2
Отличия обычного менеджмента от антикризисного управления
Общий менеджмент Антикризисное управление
Долгосрочное развитие Приоритет сиюминутной выгодой в ущерб будущему
Краткосрочные цели подчинены общей стратегии Нет стратегических целей, только краткосрочное планирование
Максимизация прибыли и минимизации убытков Аккумулирование денежных средств для недопущения банкротства, жертвуют малым во имя большего
Рациональное использование ресурсов, эффективность, качество Жесткая экономия
Меры наступательного характера в стратегических и тактических планах Меры защитного характера, являющиеся частью антикризисной программы (сокращение НЯ, производства)
Инвестирование в перспективные проекты Заморозка инвестиционных проектов, закрытие производств, не приносящих прибыл в данный момент
Активная социальная политика в отношении персонала Только обязательные текущие выплаты

Источник: [18,с.49]

По мнению Сытник Л.С. [18, с.51], процесс антикризисного управления можно разделит на пять этапов:

1. Подготовительный

2. Диагностический

3. Планово-расчетный

4. Реабилитационный

5. Аналитический

На первом этапе руководитель должен предпринять следующие действия: (1) обратиться в консалтинговую службу, специализирующуюся на антикризисном управлении; (2) оповестить стэйкхолдеров о наступлении кризиса и угрозе неплатежеспособности; (3) отдельно о наступлении кризиса следует информировать партнеров по бизнесу и кредиторов, попытаться получить отсрочку или рассрочку платежей и помощь; (4) заручиться внутренней и внешней поддержкой; (5) сформировать антикризисную команду.

Сущность второго этапа это анализ. Необходимо провести маркетинговый анализ (то есть изучить внешнюю среду), изучить финансовое и экономическое состояние предприятия, найти причины кризиса и определить скрытый потенциал предприятия. Планово-расчетный этап заключается в выработке антикризисной стратегии, обосновании эффективности, прогнозировании последствий ее применения и утверждении антикризисной программы. По мнению автора, границей между обычным менеджментом и антикризисным управлением может стать угроза приближения банкротства предприятия. В кризисной ситуации методы общего менеджмента совершенно непригодны. Антикризисное управление серьезно отличается от управления в обычном режиме. Во время кризиса нужны абсолютно другие подходы к принятию решений, которые могли бы в кратчайшие сроки изменить события.

Реабилитационный этап есть реализация антикризисной программы.

Аналитический этап - финальный. На этом этапе совершаются оценка эффективности антикризисной программы, выявляются отклонения от плана, определяются причины отклонений и корректируются действия.

Сытник Л.С. считает [18,с.52], что необходимо принять закон «о досудебном финансовом оздоровлении предприятия», который регламентировал бы процедуры финансового оздоровления вне рамок арбитражного процесса, а также обязал бы руководителей проводить финансовый мониторинг и применять антикризисный менеджмент при первых сигналах приближения неплатежеспособности. Автор полагает необходимым обращение менеджмента к специалистам из консалтинговых агентств. Несвоевременное введение антикризисного управления будет расцениваться как «доведение предприятия до банкротства», а это - уголовно наказуемое преступление.


Выводы по первому разделу

1. По Закону Украины "О восстановлении платежеспособности должника или признание его банкротом" (статья 1), банкротство - это признанная арбитражным судом невозможность должника восстановить свою платежеспособность и удовлетворить признанные судом требования кредиторов не иначе как через применение ликвидационной процедуры. С экономической точки зрения банкротство является невозможностью субъекта продолжать свою предпринимательскую деятельность вследствие ее экономической нерентабельности, бесприбыльности. Юридический аспект банкротства состоит в том, что у субъекта есть кредиторы, т.е. лица, которые имеют подтвержденные документами имущественные требования к нему как к должнику. Это имущественное правоотношение банкротства, осуществление которых в установленном законом порядке может привести к ликвидации субъекта предпринимательства.

2. По имеющимся оценкам, почти треть всех дел о банкротствах являются заказными, т.е. противозаконными, и чаще всего завершаются переделом собственности. Способствует практике фиктивного банкротства несовершенство правового законодательства в данном вопросе. Методы доведения современных предприятий до банкротства разнообразны, так чтобы довести предприятие до банкротства достаточно перевести на счет предприятия некую сумму, которая ему не принадлежит (даже в том случае, если предприятие вернет долг кредитору, а тот с этим не согласен). Одним из методов доведения до банкротства является умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершаемое путем растраты (разбазаривания) должником своего имущества и имущества, предоставленного ему другими лицами. Очень серьезные последствия для экономики имеет банкротство градообразующих и бюджетонаполняющих предприятий. Здесь также могут быть использованы различные методы доведения до банкротства, прикрытые легальными на первый взгляд мотивами.

3. В западном законодательстве используется термин «несостоятельность», а термин «банкротство» применяется лишь к уголовно наказуемым деяниям, за исключением США.

По мнению многих специалистов, значительная роль в восстановлении платежеспособности организаций принадлежит досудебным процедурам. Достаточно мягкие добровольные формы внесудебной реорганизации или ликвидации несостоятельных предприятий применяются в Австралии, Австрии, Великобритании, Ирландии, Сингапуре, Японии. Добровольное внесудебное урегулирование проблем между должником и кредитором используется повсеместно, хотя оно только поощряется, но ни в коем случае не навязывается. Мировой практике известны две основные системы: внутреннего управления, когда должником управляет прежнее руководство (например, в США), и независимого - с привлечением профессионального управляющего (Великобритания).

В целом эксперты главным методом предотвращения банкротства ученные и исследователи называют антикризисное управление. процесс антикризисного управления можно разделит на пять этапов: 1. Подготовительный, 2. Диагностический, 3. Планово-расчетный, 4. Реабилитационный и 5. Аналитический. При этом несвоевременное введение антикризисного управления может расцениваться как «доведение предприятия до банкротства», а это - уголовно наказуемое преступление.


РАЗДЕЛ 2

АНАЛИЗ ПРЕСТУПЛЕИЙ В СФЕРЕ БАНКРОТСТВА В УКРАИНЕ

2.1. Количественный и качественный анализ преступлений в сфере банкротства

Прежде всего, определимся с источниками информации о предприятиях банкротах в количественном содержании. Для этого воспользуемся официальными сообщениями в средствах массовой информации. Так, согласно источника [27] в 2006 году из 575 предприятий только 145 было продано и Украина недополучила в бюджет 1,5 млрд грн. Приватизация возвращается в ручное управление и непрозрачные схемы, – высказал позицию Президента руководитель службы социально-экономического развития Шлапак. По словам Шлапака, в 2007 году 19% предприятий, выставленных на продажу – банкроты, 20% – не приватизированы, 60% – имеют низкую инвестиционную привлекательность.

За время действия Закона "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом" с 2000 года возбуждено свыше 45 тысяч дел о банкротстве, более 33 тысяч предприятий было ликвидировано и только для 119 судопроизводство закончилось восстановлением платежеспособности. В каждом украинском регионе в стадии банкротства ежегодно находится от 400 до 600 предприятий [27]. Другие источники указывают более конкретное число предприятий, которые в последние годы признаны банкротами в Украине (рис.2.1) [27].

Создать картину о общих тенденциях в промышленности относительно возможности банкротства очень непросто, точной информации о неплатежеспособных предприятиях по всем формам собственности Госкомстат Украины не приводит. Имеет место информация о общей динамике роста убыточных предприятий в промышленности.

Рис.2.1. Статистика динамики предприятий банкротов в Украине

Источник: [30]

В приложении А представим данные о тенденциях в этом вопросе (таблица 2.1.) [25]. Согласно данным таблицы 2.1. Приложения А за январь-ноябрь 2007 года прибыль получили 66,9% отечественных предприятий (на 2,4% больше, чем в 2006 году). Эти предприятия завершили данный период с финрезультатом в 133,2 млрд. грн. (в 1,6 раза больше, чем в январе-ноябре 2006 года). Убыточными оказались 33,1% предприятий, которые понесли убытки в сумме 22,9 млрд. грн. (в 1,3 раза больше соответствующего периода 2006 года). Больше всего прибыльных предприятий в сельском и лесном хозяйстве (85,9%), розничной торговле (75%). Наибольшее количество убыточных предприятий в сфере транспорта и связи (40,1%); предоставлении коммунальных и индивидуальных услуг, деятельности в сфере культуры и спорта (37,3%); по операциям с недвижимым имуществом, аренда, инжиниринг и предоставление услуг предпринимателям (36,2%).

Как стало понятно из предыдущего раздела, не столько убыточные, сколько предприятия имеющие дебиторскую задолженность в размере свыше пятьсот и больше раз необлагаемого минимума доходов граждан могут оказаться в списке предприятий банкротов. Рассмотрим данные Госкомстстата Украины в отношении предприятий, имеющих дебиторскую и кредиторскую задолженность в таблице 2.2. Приложения А. Согласно данным таблицы 2.2. Приложения А [25] наибольшую дебиторскую задолженность предприятия Украины имеют за товар, работы и услуги. Это служит главным фактором риска в отношении возможности возбуждений дела о банкротстве.

Что же касается прямой информации, то в Украине практически отсутствует прямая статистика по преступлениям в сфере банкротства. Сегодня банкротством крупного или некогда сильного предприятия в Украине никого не удивишь. Неудивительно будет звучать информация и о том, что предприятие было сознательно доведено до банкротства либо в процедуре банкротства допускаются серьезные злоупотребления в угоду отдельных заинтересованных субъектов. Удивление скорее должен вызвать факт привлечения к уголовной ответственности виновных в банкротстве или тех, кто на нем незаконно нажился. За годы действия нового Уголовного кодекса в Украине зафиксированы единичные прецеденты привлечения лиц к уголовной ответственности за фиктивное банкротство (ст. 218 УК), доведение до банкротства (ст. 219 УК), сокрытие устойчивой финансовой несостоятельности (ст. 220 УК), незаконные действия в случае банкротства (ст. 221 УК). Вряд ли этот факт свидетельствует о том, что подобных злоупотреблений также мало, как и возбужденных дел. Почему это так, стало понятно из предыдущего раздела. Предполагаемые преступления не могут быть уголовно доказаны из-за несовершенства законодательства.

Процессы преступности в сфере банкротства плохо поддаются количественному анализу, но анализ схем доведения до банкротства в национальных условиях производится различными экспертами постоянно.

В последние годы широкое распространение приобрела схема, когда руководитель предприятия-должника проводит "реорганизацию" посредством создания нового предприятия. Как следствие, первое предприятие, полностью или большей частью приватизированное, остается только на бумаге и имеет на балансе неликвидное имущество, которое, в конечном итоге, не удовлетворяет имущественные притязания ни государства, ни других кредиторов. Используются и другие способы увеличения неплатежеспособности: заключение заведомо невыгодных сделок, принятие на себя чужих долгов, покупка товаров по высоким ценам, а продажа - по низким, различные манипуляции с имуществом. Также убыточными для кредитора действиями, влекущими неплатежеспособность организаций, является получение кредитов под чрезмерно высокие проценты, распродажа имущества по низкой цене, а также безвозмездные сделки [27].

В юридических фирмах "ликвидация" путем смены учредителей может быть реализована за $300-500 (в кавычках, потому что ликвидацией это на самом деле не является). Предлагаемая смена - фиктивная, то есть новым "учредителем" станет либо бомж, либо фирма, которая является так же учредителем еще в 10-20 подобных компаний. Налоговики, осуществив проверку, поймут, что долги сделаны в тот период, когда фирма была еще вашей, то есть отвечать придется вам, хотя, может быть, и не сразу. Есть еще вариант, когда смена учредителей, проведенная более сложным образом, может сработать. Например, если задолженность предприятия не отражалась на балансе и в распоряжении налоговой инспекции нет никаких документов, подтверждающих долги до смены учредителя, привлечь к ответу прежних учредителей будет непросто [14,с.3].

Возможен еще вариант. Клиентам предлагают двухуровневую схему: сначала происходит смена директора, затем фирма продается новому учредителю, не являющемуся гражданином Украины (например, россиянином), который одновременно становится ее третьим директором и уезжает на родину. Для того чтобы предъявить претензии прежним учредителям, налоговики должны хотя бы ознакомиться с документацией. Однако в Россию за документами никто, конечно, не поедет.

Таким образом, в Украине сложились условия, которые не позволяют (или "позволяют не") раскрывать такие преступления. Виновные в их совершении остаются не изобличенными и вкушают безнаказанность. В это время в нашей стране практически незащищенными остаются миллионы акционеров, вкладчиков, кредиторов и инвесторов. От незаконных действий расторопных дельцов страдает и само государство, которое не создало должной системы привлечения к ответственности за злоупотребления, связанные с делами о банкротствах. Вследствие этого оно теряет налоговые поступления и предприятия.

2.2. Национальная практика доведения предприятия до банкротства и механизм выявления факта преступления

Передел собственности в Украине продолжается. Весьма способствует этому нынешнее законодательство. В прессе нередко появляются материалы о проблеме, когда несовершенство закона позволяет недобросовестному кредитору обанкротить даже экономически активное предприятие. Сегодня Закон Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» от 01.01.2000 г. для зарабатывания денег? Кому это выгодно: судьям, чиновникам, арбитражным управляющим, местной власти, приносящим заказчику результат своей работы — желаемое предприятие? Кто выигрывает от перераспределения собственности?.

Как известно, участниками производства по делу о банкротстве выступают стороны (должник и кредитор), хозяйственный управляющий, а в случаях, предусмотренных законом, и другие участники — органы государственной власти. Из вышеперечисленных профессиональную деятельность здесь осуществляют хозяйственные управляющие, получая зарплату в размерах, утвержденных комитетом кредиторов, но не больше, чем среднемесячная зарплата руководителя должника. Предусмотрена возможность получения добавочного вознаграждения, устанавливаемого тем же комитетом и утверждаемого хозяйственным судом. Количество предприятий-должников, на которых хозяйственный управляющий может выполнять свои полномочия, не ограничено. Такая работа абсолютно легальна.

Что касается посредников или ответственных лиц, принимающих в производстве дела ответственные решения, то, по понятным причинам, их заработок не афишируется.

Нынешний закон, который полностью на стороне кредитора, наносит невосполнимый ущерб предприятию и дискредитирует его собственников. При этом страдают интересы добросовестных кредиторов, которые заинтересованы в возврате своих средств. Для их защиты существуют залоговое право и исполнительное производство. Если кредиторы вместо получения денег возбуждают дело о банкротстве, то это явный признак желания выделить свою часть в натуре, выкупить самый «лакомый кусок» предприятия по выгодной цене. И в этом закон всячески помогает кредитору, обеспечивая ему право покупки имущества банкрота. Подобное занятие превратилось в отлаженный бизнес с четкими расценками, которые в десятки раз ниже реальной стоимости предприятия.

При такой норме «рентабельности» желающих внедриться в этот бизнес более чем достаточно. «Дырявые» законы государства, принятые с учетом интересов группки заинтересованных лиц, и специфика украинской судебной системы позволяют богатым и нечистым на руку компаниям, располагающим свободными финансовыми средствами и опытными юристами, вести охоту за всем, что представляет для них ценность.

Одна из главных проблем упомянутого закона, говорит Леонид Середюк, — это крайне упрощенная система возбуждения процедуры банкротства, не оставляющая практически никаких шансов должнику на урегулирование спорных платежей. Платеж на сумму 1500 долл. США (300 минимальных окладов), просроченный более чем на три месяца, дает право кредитору смело подавать заявление в суд о признании должника банкротом. Суд, не принимая никаких объяснений, назначает конкурсное производство. За ним стоит ликвидационная комиссия, приступающая к распродаже имущества и недвижимости предприятия. При этом роль хозяйственного суда сведена к нулю. Он превращается лишь в формального фиксатора факта банкротства, придаток технического механизма, изобретенный для оправдания и придания видимости законности при распродаже имущества должников [27].

В силу непрозрачности целого ряда некоторых процедур банкротства оно может использоваться в качестве весьма удобного инструмента для различных махинаций. Такие махинации преследуют различные цели. Например, существует целый набор схем уклонения от уплаты налогов через банкротство.

Широкие возможности для этого предоставляет мораторий на удовлетворение требований кредиторов, на время действия которого останавливается выплата должником налоговых обязательств и к нему не применяются налоговые санкции. Кроме того, в плане санации, который утверждается комитетом кредиторов, могут быть не учтены интересы фискальных органов. Впрочем, то же самое касается и мирового соглашения. Манипулируя комитетом кредиторов, в который не вошли представители налоговой, должник может добиться списания всего налогового долга или рассчитаться по нему неликвидным имуществом. А в случае ликвидации должника, от которого остались одни лишь неликвидные активы и долги, налоговой только и останется списать его налоговой долг как безнадежный.

Непрозрачность процедуры оценки и реализации активов должника в ходе банкротства предоставляют возможность для вывода их в другую структуру, подконтрольную руководству или собственникам должника. Например, цена ликвидного имущества должника может быть сильно занижена. Такое имущество может быть реализовано дружественной или родственной структуре должника практически за бесценок. Уцененное ликвидное имущество также может быть обменено на требования кредиторов. Таким образом, предприятие-должник очень быстрыми темпами можно превратить в пустышку, оставив от него только наименование и счет в банке, на котором не будет ни копейки средств. Перед таким фактом махинаторы могут поставить акционеров, трудовой коллектив, многочисленных миноритарных кредиторов. А обогатиться от этого могут в первую очередь руководители должника, которые даже не являются его собственниками, зато своими действиями фактически привели предприятие к умышленному банкротству.

По словам Павла Михайлиди, хозяйственного управляющего, президента Союза кризис-менеджеров Украины, в практике банкротств очень часто приходится сталкиваться с тем, что остатки имущества предприятия-банкрота, например ОАО "Одуванчик", выкупает ООО "Одуванчик+". "Основное имущество (ликвидное) правдой или неправдой было "выведено" из кризисного предприятия в новое еще до процедуры банкротства", – рассказывает Павел Михайлиди. – "В итоге получается, предприятие, заработавшее долги, просто "хоронят", а его имущество теперь работает на новом предприятии". По его словам, основной массе кредиторов потом остается только ждать, когда им предоставят документ о невозможности удовлетворения требований в связи с недостаточностью имущества. Кредиторы, оставшиеся ни с чем, могут лишь списать дебиторскую задолженность с баланса за счет валовых доходов. Показательно, что при этом руководители должника, как правило, не несут никакой ответственности [27].

Процедура банкротства нередко используется не только в целях обычного увода активов с предприятия через хитро построенную логическую цепочку хозяйственных операций. Банкротство активно используется как инструмент в корпоративных войнах. Агрессивный инвестор, скупив долги приглянувшегося предприятия и подгадав момент, может инициировать процедуру банкротства и назначить своего арбитражного управляющего, через которого в дальнейшем контролировать всю деятельность и финансовые потоки должника. А в плане санации с подачи крупнейшего кредитора может быть предусмотрен пункт об обмене корпоративных прав должника на требования кредиторов. Таким образом, банкротство используется как относительно дешевый и эффективный инструмент теневой приватизации. По словам главы Агентства по вопросам банкротства Юрия Очерета, подобная акция должна быть детально спланирована и хорошо подготовлена. "Но проводить ее не имеет смысла, если нет уверенности в том, что в комитете кредиторов будет получено большинство голосов", – считает Юрий Очерет. – "Скупка долгов предприятия сродни обычной покупке акций предприятия, только механизм здесь задействован иной. Но в силу своей затратности такая акция по карману далеко не каждому".

Для смены собственника пираты используют механизм преднамеренного банкротства. Эти "поглощения" осуществляются ежедневно, однако никакой статистикой до сих пор не учитываются. Общественность узнает лишь о тех корпоративных войнах, в которых у руководства потерпевших предприятий хватает смелости отстаивать свои позиции. Более-менее известно из прессы о попытках захвата "Оболони" компанией "Сармат", молочного комбината "Приднепровский" компанией "Галактон", активов Ровенского и Северодонецкого "Азотов" - "Укрэнергосбытом", госпакета акций ОАО "Росава" - компанией "Амтел" и некоторых других. Украинские "недружественные поглощения" чаще всего происходят посредством проведения дополнительных эмиссий, прямой скупки бумаг у акционеров, доведения предприятий до банкротства с последующей санацией или распродажей активов[27].

Арсенал методов таких "корпоративных пиратов" достаточно широк - в ход идут судебные решения, ведение параллельного реестра акционеров, создание параллельных органов управления, перерегистрация в налоговых органах и имитация сделок с акциями. "Поглощаемые", конечно, пытаются сопротивляться, однако не всем хватает для этого сил и средств, а попытки добиться справедливости через прокуратуру оказываются безуспешными, так как уголовные дела в этих случаях приходится возбуждать не по фактам мошенничества, а, как правило, по другим, более "мягким" статьям: самоуправство, использование подложных документов и т. п. А самозванцы тем временем продолжают распоряжаться имуществом и разворовывать его.

Проблема более чем остра. В прошлом году заместитель председателя Фонда госимущества Украины Евгений Григоренко утверждал, что 99 процентов украинских слияний и "поглощений" являются недружественными, а отсутствие закона об акционерных обществах и погрешности в Гражданском и Хозяйственном кодексах создают благодатную почву для подобных захватов [27].

Даже на самом благополучном предприятии можно искусственно создать задолженность. Например, некая компания поставляет товар и сразу же, еще до получения денег, изменяет свои реквизиты, в том числе расчетный счет. Процесс оплаты "зависает" на полгода. В это время в какой-нибудь "облюбованный" райсуд (находящийся вообще в другой области) подается иск о признании предприятия злостным должником, который суд удовлетворяет почти автоматически. Эта "кредиторская задолженность" приобретается у истца уже компанией-"поглотителем", которая инициирует процедуру банкротства компании-жертвы в собственных интересах: наличие "контрольного пакета" кредиторской задолженности дает возможность управлять процедурой банкротства.

Специалистов по "поглощению" и захвату предприятий называют рейдерами (от англ. "raider"). Во времена англо-испанских войн так называли боевые корабли, выполнявшие "щепетильные" задания по грабежу и уничтожению транспортов и торговых судов противника в период заключенного перемирия. О моральном облике тех, кто подряжался на такие задания, можно догадываться. И очень грустно узнавать, что в лексике отечественного бизнеса уже прочно закрепились однокоренные слова: "рейд" и "рейдовать". В минувшие годы обходились без этого слова, поскольку в пиратских играх участвовали преимущественно крупные коммерческие структуры, не нуждавшиеся ни в подобных "специалистах", ни в специальных наименованиях для них. Но в последнее время в тревожных сводках все чаще фигурируют предприятия среднего и малого бизнеса. У них меньше возможностей для обороны, они более уязвимы при нападении хищной и хорошо организованной рейдерской компании, в штате которой состоят высокооплачиваемые юристы и аналитики и у которой "все схвачено". Что может противопоставить им, например, булочная или парикмахерская, акционировавшаяся на заре приватизации? А захватчику будет достаточно ста тысяч долларов, чтобы прибрать к рукам компанию, владеющую помещением, ныне оценивающимся в миллион. И о таком захвате не станут кричать СМИ, по этому поводу не будут собираться тысячные демонстрации. Предприятие умрет тихо, и только местные жители заметят, как поменяется на фасаде вывеска, а на площадях обоснуется новый собственник, например зал игровых автоматов.

Уверенность в том, что "захватить - гораздо разумнее, чем купить", широко распространенно. Понятно, что атмосфера передела не возникает сама по себе. Она выделяется и конденсируется из всех процессов, происходящих в обществе и государстве. И если само государство, которое обычно выступает гарантом стабильности и неприкосновенности собственности, инициирует жесткие разборки с национальным капиталом, то говорить о стабильности в бизнес-среде не приходится совсем. В такое историческое безвременье и на транспортных судах тоже ставят пушки.

Перечисленный нами перечень способов использования процедуры банкротства в корыстных целях является лишь вершиной айсберга. На самом деле банкротство в сочетании с другими инструментами может использоваться в неограниченном количестве махинаций, которые предусматривают не только внешне легальные операции, но и прямые нарушения закона – фальсификацию документов, подкуп должностных лиц, сокрытие имущества и т. д.

"Усложняет ситуацию еще и то, что к несостоятельности предприятие может прийти через целую цепочку совершенно легальных операций, связанных с отчуждением имущества и зарабатыванием себе долгов".

Юрий Очерет считает, что для того, чтобы выявить упомянутую связь, необходимо провести очень серьезную аналитическую работу, которая будет заключаться в анализе финансовых документов предприятия и главное – его договоров. "Такая работа на сегодняшний день может быть под силу разве что только КРУ или налоговой милиции, но и в них не найдется достаточного количества квалифицированных специалистов, которые смогут проделать такой сложный анализ", – отмечает глава Агентства по вопросам банкротства. – "Неподъемной такая работа может оказаться особенно на очень крупных предприятиях, тем более, если они шли к банкротству не один год".

Ранее Агентство по вопросам банкротства согласно Закону "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом" на запросы прокуратуры и суда принимало участие в подготовке выводов о наличии признаков фиктивного или умышленного банкротства госпредприятий или предприятий с долей госсобственности свыше 25%. Однако, по словам Юрия Очерета, при тех полномочиях, которые сейчас имеются у Агентства, ему с этой задачей эффективно справиться крайне сложно. Проводя упомянутую работу, Агентство руководствовалось приказом Минэкономики "О Методических рекомендациях относительно выявления признаков неплатежеспособности предприятия и признаков действий по сокрытию банкротства, фиктивного банкротства или доведения до банкротства" N 10 от 17.01.2001 г. Формулы и показатели из Методики, на основе которых Агентство должно делать свой вывод, не всегда применимы в нынешних экономических условиях. "Данные, полученные на их основе, не несут в себе содержательной информации", - говорит Юрий Очерет. – "На фоне Методики Минэкономики существенным шагом вперед выглядят Методрекомендации ГНАУ относительно выявления и раскрытия фиктивного банкротства, которые адресованы налоговой милиции". Эффективной работе госорганов по выявлению фиктивного и умышленного банкротства мешает еще и то, что у них не всегда хватает полномочий истребовать определенные финансовые и хозяйственные документы предприятий-банкротов, их договора, а также проводить встречные проверки контрагентов [27].

2.3. Меры по предотвращению национального рейдерства

Проблема безнаказанности нарушений, которые допускаются при фиктивном банкротстве, является системной. Эксперты считают, что существующие формулировки в уголовном законодательстве и законодательстве о банкротстве необходимо менять на более жесткие, четкие и соответствующие экономической действительности. Впрочем, существуют и мнения о том, что поскольку банкротство в нашей стране является инструментом передела собственности, остается лишь ждать, когда этот передел закончится и новая бизнес-элита будет заинтересована в учреждении цивилизованных правил игры либо этот инструмент не исчерпает свой ресурс.

Безусловно, нужны более активные действия, то есть необходимо не только возбуждать и расследовать уголовные дела, но и давать публичное освещение таких процессов.

Способствовать предотвращению преступлений в сфере банкротства поможет изменение политики государства в отношении охраны права собственности и неприватизированных предприятий. По словам эксперта, Павла Михайлиди [27], для этого не обойтись без создания единого специализированного органа, который бы занимался всеми вопросам банкротства и концентрировал бы в себе государственные интересы, как это сделано в России с созданием Федеральной службы по финансовому оздоровлению. В России функционирует также мощный государственный орган по вопросам банкротства – это Федеральная служба по финансовому оздоровлению. Она же и представляет в процедурах банкротства интересы государства как кредитора. В этом органе консолидированы все интересы государства. В Украине эти интересы рассредоточены между Минэкономики, ГНАУ, ПФУ, МВД, судом, Агентством по вопросам банкротства. Все эти органы действуют независимо друг от друга и порой между их интересами возникают конфликты. В России работа единого органа имеет свои положительные результаты: в 2007 году в первом полугодии по представлению ФСФО России было возбуждено более 250 уголовных дел, связанных с фиктивным банкротством и доведением до банкротства.

Правительственным постановлении N533, датированным 19 апреля 2006 года Кабинет Министров Украины утвердил Положение о Государственном департаменте по вопросам банкротства. Госдепартамент по вопросам банкротства является правительственным органом государственного управления, который действует в составе Министерства экономики Украины и ему подчиняется. Основными задачами Департамента является участие в реализации государственной политики в сфере предотвращения банкротства и обеспечения условий осуществления процедур восстановления платежеспособности должника или признания его банкротом относительно государственных предприятий и предприятий, в уставном фонде которых доля государственной собственности превышает 25%, и субъектов предпринимательской деятельности других форм собственности в случаях, предусмотренных законодательством Украины, а также повышение полномочий и персонализация ответственности за реализацию политики в сфере банкротства[27].

Следует отметить, что и в Украине в последнее время созданы не только властные но и общественные организации для борьбы с фиктивным банкротством. Так, 28 декабря 2006 года в Украине создана гражданская организация "Антирейдерский союз предпринимателей Украины", целью которой является противодействие рейдерству. Данная организация зарегистрирована и учредителями выступили 27 предприятий. По словам исполнительного директора, организация планирует создать сеть региональных отделений, в частности, такие отделения уже создаются в Сумах, Севастополе, Полтаве, Харькове, Днепропетровске, Одессе, Львове, Чернигове, Житомире. Членами организации на сегодня являются НПП "Сатурн", Сумской фарфоровый завод, Одесское производственное химико-фармацевтическое предприятие "Биостимулятор", "Укрспецавтоматика", фабрика "Сувенир", Киевский судостроительно-судоремонтный завод, Киевский завод сварочного оборудования им. Патона. "Антирейдерский союз предпринимателей Украины" обратился к президенту и Кабинету министров с предложением создать государственную комиссию по рассмотрению обращений акционеров и руководителей предприятий, права которых пострадали в результате рейдерских атак [27].

Другой эксперт в данной области - заместитель главы Агентства по вопросам банкротства Сергей Донков отмечает, пока что в качестве действенного инструмента для пресечения злоупотреблений в процедурах банкротства правоохранительными органами практикуется возбуждение уголовных дел по смежным статьям Уголовного кодекса, по которым уже имеется обширный опыт доказывания и применения: злоупотребление служебным положением, получение взятки, уклонение от уплаты налогов, хищение, служебный подлог и другие.

Кроме организационных мероприятий и создания специализированных органов, которые должны способствовать борьбе с фиктивными банкротствами нельзя недооценивать меры финансового характера (рис.2.2), которые способны предупредить злоупотребления в сфере банкротства [13,с.154].

Превентивной мерой для того, чтобы не допустить или противостоять злоупотреблениям в ходе процедуры банкротства со стороны заинтересованных субъектов, является строгий финансовый контроль за деятельностью хозяйственного управляющего, за действиями менеджмента должника, аудит, в том числе инвентаризация и оценка активов должника, требований кредиторов, контроль за финансовым состоянием инвестора, который готов помочь должнику.

Рис.2.2. Основные меры противодействия незаконным действиям в сфере банкротства

Источник: [13,с.154]

Большой эффект имеет также аудит с эффектом внезапности. Подвести к решению о проведении срочной аудиторской проверки и заодно проконтролировать деятельность менеджмента предприятия-должника может арбитражный управляющий. Благодаря аудиту может быть получена и зафиксирована реальная картина текущих дел на предприятии. А в дальнейшем хозяйственный управляющий сможет опираться на результаты аудита, четче понимать основные проблемы предприятия и ему будет легче заниматься его восстановлением. К тому же, используя данные аудита арбитражный управляющий может исправить ошибки, допущенные в отчетности должника и которые могут повлиять на размер его денежных обязательств перед государством и другими кредиторами.

"Такую проверку кредиторы могут инициировать в ходе возбуждения дела о банкротстве", – рассказывает адвокат Ирина Калинская, партнер юридической аналитической фирмы "Чернявский, Калинская и Партнеры". Согласно п. 10 ст. 11 Закона "О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом" хозяйственный суд в определении о возбуждении дела о банкротстве может обязать должника предоставить аудиторское заключение или провести аудит. Если у должника нет средств, то хозяйственный суд может назначить проведение аудита за счет кредиторов при их согласии. То есть, для того, чтобы инициировать аудиторскую проверку должника, кредиторам достаточно обратиться с соответствующим ходатайством в хозяйственный суд, в производстве которого находится дело должника. В проведении аудита может быть заинтересован и сам должник, а именно – его собственник (учредители, акционеры). "Дело в том, что по итогам аудиторской проверки может вполне обнаружиться, что накопленные предприятием долги и доведение его до кризисного состояние – прямая вина (возможно и с умыслом) менеджмента этого предприятия, – говорит Ирина Калинская. – Таким образом, аудиторская проверка может быть осуществлена на основании решения собственника". По итогам аудиторской проверки может вполне обнаружиться, что накопленные предприятием долги и доведение его до кризисного состояние – прямая вина (возможно и с умыслом) менеджмента этого предприятия. Выявить это поможет аудиторская проверка, инициированная решением собственника предприятия-должника"[27].

Основной проблемой, с которой могут столкнуться кредиторы и собственники должника в ходе аудиторской проверки, – это противодействие менеджмента предприятия-должника, который ранее допускал множество нарушений и злоупотреблений, а возможно даже фальсифицировал документы. Хозяйственные управляющие, кстати, довольно часто сталкиваются с тем, что бывшее руководство должника отказывается передавать им все необходимые финансовые документы, в том числе отчетность, договора и бухгалтерскую документацию. В таком случае, в ходе аудиторской проверки можно информировать прокуратуру о выявленных нарушениях.

Помимо аудиторской проверки может быть проведена инвентаризация имущества должника. Из данных об инвентаризации кредиторы смогут сделать выводы о том, достаточно ли у должника имущества для того, чтобы рассчитаться по всем долгам. Кроме того, в ходе инвентаризации может быть произведена переоценка всех основных фондов, что позволит в некоторых случаях оптимизировать амортизационные отчисления. "При этом, по итогам инвентаризации может оказаться, что должник фактически владеет имуществом, которое находится на его территории, но оно не отображено в его балансе", – считает тот же эксперт. Такая ситуация часто возникает на предприятиях, где государство имеет свою долю собственности. Тогда между частным собственником и государством может возникнуть конфликт относительно права собственности на неучтенное в балансе имущество. Впрочем, такой конфликт может быть решен через сверку правоустанавливающих документов с органами регистрации. Неучтенное имущество может обнаружиться и у предприятия, которое сдает (или когда-то сдавало) свои помещения и территории в аренду[13,с.155].

Таким образом, своеобразной профилактикой банкротства могут быть регулярные сверки и ревизии отчетов, всевозможных актов, расчетов, сверка и отслеживание поставок продукции, взаимозачетов и прочих документов и операций. Собственник предприятия также должен активизировать деятельность ревизионной комиссии, которая, как правило, действует на предприятии лишь формально. А ведь это реальный механизм контроля за текущей финансовой деятельностью предприятия.

Национальная практика показывает, что финансовый контроль необходим и за действиями арбитражного управляющего, который наделен полномочиями по отчуждению имущества и управлению деятельностью предприятия-должника после того, как менеджмент такого предприятия был отстранен. По словам опытного арбитражного управляющего Павла Михайлиди, президента Союза кризис-менеджеров Украины, сам должник фактически не имеет прямых рычагов контроля за действиями арбитражного управляющего, потому как он сам и является представителем должника. Однако, действия арбитражного управляющего могут контролировать кредиторы. В частности, они имеют право на регулярную информацию о получении и расходовании средств должника, которыми оперирует арбитражный управляющий. С этой целью он подает комитету кредиторов ежемесячные отчеты, в которых содержится информация о ходе процедуры банкротства, о движении денежных средств на счету должника. Притом, данный счет должен быть единственным[27].

Особое внимание кредиторы должны уделять такому активу должника, как его дебиторская задолженность. Выявление и взыскание дебиторской задолженности входит в обязанности арбитражного управляющего. Иногда дебиторам попросту удается "откупиться" от арбитражного управляющего и таким образом не вернуть долг. В результате, кредиторы рискуют остаться с неудовлетворенными денежными требованиями, а должник потеряет дополнительную возможность для восстановления своей платежеспособности.

Финансовый контроль может осуществляться не только со стороны кредиторов, но и со стороны государства в лице, например, органов налоговой службы. Как известно, в налоговой аккумулируются данные о доходах и расходах как самого должника, так и его кредиторов. Важно, что перед налоговой отчитывается и сам арбитражный управляющий, в том числе, подавая декларацию о собственных налогах как налогоплательщика – физического лица. При этом, заподозрив арбитражного управляющего в том, что он живет "не на одну зарплату", налоговики могут определить его доходы с помощью непрямых методов. Весомым инструментом контроля за финансовым состоянием должника является независимая оценка его активов, в ходе которой выясняется, какие активы должника могут быть проданы без ущерба для его основной деятельности и сколько средств можно выручить за эти активы, чтобы потом рассчитаться с кредиторами.

Вместе с тем независимая оценка имущества предприятия-банкрота может стать и инструментом злоупотребления, который используется с целью сокрытия реальных размеров активов должника и его способности рассчитаться по своим долгам перед кредиторами. Это наносит вред как самому должнику, так и его кредиторам. Часто бывает, что стоимость активов должника снижается оценщиком. При этом, оценщики обосновывают существенное снижение стоимости имущества таким понятием как "ликвидационная стоимость". Снижать стоимость, по мнению оценщиков, позволяет то, что сроки экспозиции (время, в течение которого необходимо реализовать имущество) крайне малы, и торговаться или организовывать полноценные торги нет времени. Тем более, что кредиторы торопятся как можно скорее вернуть свои деньги, пусть и не в полном объеме. Это приводит к тому, что на публичных торгах (аукционах) активы предприятия выставляются и продаются по весьма низким ценам. По сути получается, что нарушаются права собственности должника, имущество которого отчуждается за долги. "Снижая стоимость имущества должника, его просто обирают, поскольку лишают законного права свободной продажи своего имущества на открытом конкурентном рынке по цене, которая сложилась на время продажи. Возвращать долги, нужно цивилизованными путями, не нанося при этом ущерба ни одной стороне", – отмечает ведущий оценщик Украинского общества оценщиков и член Совета Союза кризис-менеджеров Украины Вадим Дворник. По его мнению, оценщик должен определять только рыночную стоимость имущества должника, которая ни в коем случае не может отличаться от стоимости подобного имущества, на которое не наложено взыскание. Понижать же стоимость может только продавец - организатор общественных торгов согласно установленного порядка [27].

Что касается подходов к независимой оценке, которые можно применять в отношении имущества должника, наиболее оптимальным и эффективным считается подход сравнения с аналогами продаж, который наиболее широко используется в мировой оценочной практике. Однако, по словам Вадима Дворника, данный подход в украинских условиях применять крайне сложно. "Подход сравнения с аналогами продаж особенно мало применим тогда, когда речь идет об оценке объектов доходной недвижимости, а тем более - объектов промышленной недвижимости, – отмечает эксперт. - Дело в том, что рынок доходной недвижимости, и главное - рынок земли в Украине еще не сформировался и не существует какой-то независимой или объективной информационно-аналитической базы о ценах на доходную недвижимость"[27].

Проведение независимой оценки предусмотрено в 20 законодательных актов, в том числе и кодексах, а также наборе всяческих нормативных методик и положений, которые были утверждены Кабмином, Фондом госимущества и некоторыми министерствами. Наиболее актуальными документами в сфере оценочной деятельности сейчас являются утвержденные Кабмином в 2003 году Методика оценки имущества, а также Национальный стандарт N 1 "Общие принципы оценки имущества и имущественных прав"[27].

С другой стороны - сейчас не существует твердой методической базы оценки для всех видов активов, а также базы проектных, конструктивных, функциональных, строительных показателей и коэффициентов, которые однозначно можно применять в ходе независимой оценки имущества. Это приводит к тому, что должник или кредиторы имеют возможность фактически в любой момент подвергнуть сомнению результаты оценки, инициировать переоценку, а в худшем случае – добиться отмены результатов торгов по имуществу должника.


Выводы по второму разделу

1. С 2000 года в Украине возбуждено свыше 45 тысяч дел о банкротстве, более 33 тысяч предприятий было ликвидировано и только для 119 судопроизводство закончилось восстановлением платежеспособности. В каждом украинском регионе в стадии банкротства ежегодно находится от 400 до 600 предприятий. Согласно Закону любое украинское предприятия имеющее дебиторскую задолженность в размере свыше пятьсот и больше раз необлагаемого минимума доходов граждан может оказаться в списке предприятий банкротов Что же касается прямой информации, то в Украине практически отсутствует статистики по преступлениям в сфере банкротства. За годы действия нового Уголовного кодекса в Украине зафиксированы единичные прецеденты привлечения лиц к уголовной ответственности за фиктивное банкротство (ст. 218 УК), доведение до банкротства (ст. 219 УК), сокрытие устойчивой финансовой несостоятельности (ст. 220 УК), незаконные действия в случае банкротства (ст. 221 УК). Процессы преступности в сфере банкротства плохо поддаются количественному анализу, но анализ схем доведения до банкротства в национальных условиях производится различными экспертами постоянно. Есть схема, когда руководитель предприятия-должника проводит "реорганизацию" посредством создания нового предприятия. Используются и другие способы увеличения неплатежеспособности: заключение заведомо невыгодных сделок, принятие на себя чужих долгов, покупка товаров по высоким ценам, а продажа - по низким, различные манипуляции с имуществом. В юридических фирмах "ликвидация" путем смены учредителей может быть реализована за $300-500 в Украине сложились условия, которые не позволяют (или "позволяют не") раскрывать такие преступления. Виновные в их совершении остаются не изобличенными и вкушают безнаказанность

2. Крайне упрощенная система возбуждения процедуры банкротства в Украине это платеж на сумму 1500 долл. США (300 минимальных окладов), просроченный более чем на три месяца, дает право кредитору смело подавать заявление в суд о признании должника банкротом. В силу непрозрачности целого ряда некоторых процедур банкротства оно может использоваться в качестве весьма удобного инструмента для различных махинаций. Такие махинации преследуют различные цели. Например, существует целый набор схем уклонения от уплаты налогов через банкротство. Цена ликвидного имущества должника может быть сильно занижена. Банкротство активно используется как инструмент в корпоративных войнах. Для смены собственника пираты используют механизм преднамеренного банкротства. Эти "поглощения" осуществляются ежедневно, однако никакой статистикой до сих пор не учитываются. Даже на самом благополучном предприятии можно искусственно создать задолженность. В последнее время в тревожных сводках все чаще фигурируют предприятия среднего и малого бизнеса рейдеры пользуются правилом "захватить - гораздо разумнее, чем купить". Чтобы распознать преднамеренное и фиктивное банкротство в Украине налоговики и арбитражные управляющие должны воспользоваться приказом Минэкономики "О Методических рекомендациях относительно выявления признаков неплатежеспособности предприятия и признаков действий по сокрытию банкротства, фиктивного банкротства или доведения до банкротства" N 10 от 17.01.2001 г. Но как показывает практика формулы и показатели из Методики, на основе которых должно делать вывод, не всегда применимы в нынешних экономических условиях.

3. Эксперты считают, что существующие формулировки в уголовном законодательстве и законодательстве о банкротстве необходимо менять на более жесткие. 28 декабря 2006 года в Украине создана гражданская организация "Антирейдерский союз предпринимателей Украины", целью которой является противодействие рейдерству. Кроме организационных мероприятий и создания специализированных органов, которые должны способствовать борьбе с фиктивными банкротствами нельзя недооценивать меры финансового характера: строгий финансовый контроль за деятельностью арбитражного управляющего, за действиями менеджмента должника, аудит, в том числе инвентаризация и оценка активов должника, требований кредиторов, контроль за финансовым состоянием инвестора, который готов помочь должнику.


ВЫВОДЫ

Согласно задачам, поставленным в работе сделаны следующие выводы и обобщения.

1. По Закону Украины "О восстановлении платежеспособности должника или признание его банкротом" (статья 1), банкротство - это признанная арбитражным судом невозможность должника восстановить свою платежеспособность и удовлетворить признанные судом требования кредиторов не иначе как через применение ликвидационной процедуры. С экономической точки зрения банкротство является невозможностью субъекта продолжать свою предпринимательскую деятельность вследствие ее экономической нерентабельности, бесприбыльности. Юридический аспект банкротства состоит в том, что у субъекта есть кредиторы, т.е. лица, которые имеют подтвержденные документами имущественные требования к нему как к должнику. Это имущественное правоотношение банкротства, осуществление которых в установленном законом порядке может привести к ликвидации субъекта предпринимательства.

По имеющимся оценкам, почти треть всех дел о банкротствах являются заказными, т.е. противозаконными, и чаще всего завершаются переделом собственности. Способствует практике фиктивного банкротства несовершенство правового законодательства в данном вопросе. Методы доведения современных предприятий до банкротства разнообразны, так чтобы довести предприятие до банкротства достаточно перевести на счет предприятия некую сумму, которая ему не принадлежит (даже в том случае, если предприятие вернет долг кредитору, а тот с этим не согласен). Одним из методов доведения до банкротства является умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершаемое путем растраты (разбазаривания) должником своего имущества и имущества, предоставленного ему другими лицами. Очень серьезные последствия для экономики имеет банкротство градообразующих и бюджетонаполняющих предприятий. Здесь также могут быть использованы различные методы доведения до банкротства, прикрытые легальными на первый взгляд мотивами.

В западном законодательстве чаще всего используется термин «несостоятельность», а термин «банкротство» применяется лишь к уголовно наказуемым деяниям, за исключением США. По мнению западных специалистов, значительная роль в восстановлении платежеспособности организаций принадлежит досудебным процедурам. Достаточно мягкие добровольные формы внесудебной реорганизации или ликвидации несостоятельных предприятий применяются в Австралии, Австрии, Великобритании, Ирландии, Сингапуре, Японии. Добровольное внесудебное урегулирование проблем между должником и кредитором используется повсеместно, хотя оно только поощряется, но ни в коем случае не навязывается. Мировой практике известны две основные системы: внутреннего управления, когда должником управляет прежнее руководство (например, в США), и независимого - с привлечением профессионального управляющего (Великобритания).

В целом эксперты главным методом предотвращения банкротства называют антикризисное управление. процесс антикризисного управления можно разделит на пять этапов: 1. Подготовительный, 2. Диагностический, 3. Планово-расчетный, 4. Реабилитационный и 5. Аналитический. При этом несвоевременное введение антикризисного управления может расцениваться как «доведение предприятия до банкротства», а это - уголовно наказуемое преступление.

2. С 2000 года в Украине возбуждено свыше 45 тысяч дел о банкротстве, более 33 тысяч предприятий было ликвидировано и только для 119 судопроизводство закончилось восстановлением платежеспособности. В каждом украинском регионе в стадии банкротства ежегодно находится от 400 до 600 предприятий. Согласно Закону любое украинское предприятия имеющее дебиторскую задолженность в размере свыше пятьсот и больше раз необлагаемого минимума доходов граждан может оказаться в списке предприятий банкротов Что же касается прямой информации, то в Украине практически отсутствует статистики по преступлениям в сфере банкротства. За годы действия нового Уголовного кодекса в Украине зафиксированы единичные прецеденты привлечения лиц к уголовной ответственности за фиктивное банкротство (ст. 218 УК), доведение до банкротства (ст. 219 УК), сокрытие устойчивой финансовой несостоятельности (ст. 220 УК), незаконные действия в случае банкротства (ст. 221 УК). Процессы преступности в сфере банкротства плохо поддаются количественному анализу, но анализ схем доведения до банкротства в национальных условиях производится различными экспертами постоянно. Есть схема, когда руководитель предприятия-должника проводит "реорганизацию" посредством создания нового предприятия. Используются и другие способы увеличения неплатежеспособности: заключение заведомо невыгодных сделок, принятие на себя чужих долгов, покупка товаров по высоким ценам, а продажа - по низким, различные манипуляции с имуществом. В юридических фирмах "ликвидация" путем смены учредителей может быть реализована за $300-500 в Украине сложились условия, которые не позволяют (или "позволяют не") раскрывать такие преступления. Виновные в их совершении остаются не изобличенными и вкушают безнаказанность

Крайне упрощенная система возбуждения процедуры банкротства в Украине это платеж на сумму 1500 долл. США (300 минимальных окладов), просроченный более чем на три месяца, дает право кредитору смело подавать заявление в суд о признании должника банкротом. В силу непрозрачности целого ряда некоторых процедур банкротства оно может использоваться в качестве весьма удобного инструмента для различных махинаций. Такие махинации преследуют различные цели. Например, существует целый набор схем уклонения от уплаты налогов через банкротство. Цена ликвидного имущества должника может быть сильно занижена. Банкротство активно используется как инструмент в корпоративных войнах. Для смены собственника пираты используют механизм преднамеренного банкротства. Эти "поглощения" осуществляются ежедневно, однако никакой статистикой до сих пор не учитываются. Даже на самом благополучном предприятии можно искусственно создать задолженность. В последнее время в тревожных сводках все чаще фигурируют предприятия среднего и малого бизнеса рейдеры пользуются правилом "захватить - гораздо разумнее, чем купить". Чтобы распознать преднамеренное и фиктивное банкротство в Украине налоговики и арбитражные управляющие должны воспользоваться приказом Минэкономики "О Методических рекомендациях относительно выявления признаков неплатежеспособности предприятия и признаков действий по сокрытию банкротства, фиктивного банкротства или доведения до банкротства" N 10 от 17.01.2001 г. Но как показывает практика формулы и показатели из Методики, на основе которых должно делать вывод, не всегда применимы в нынешних экономических условиях.

Эксперты считают, что существующие формулировки в уголовном законодательстве и законодательстве о банкротстве необходимо менять на более жесткие. 28 декабря 2006 года в Украине создана гражданская организация "Антирейдерский союз предпринимателей Украины", целью которой является противодействие рейдерству. Кроме организационных мероприятий и создания специализированных органов, которые должны способствовать борьбе с фиктивными банкротствами нельзя недооценивать меры финансового характера: строгий финансовый контроль за деятельностью арбитражного управляющего, за действиями менеджмента должника, аудит, в том числе инвентаризация и оценка активов должника, требований кредиторов, контроль за финансовым состоянием инвестора, который готов помочь должнику.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Закон Украины «О возобновлении платежеспособности должника или признания его банкротом» от 30.06.99 г. №784-XIV // www.rada.gov.ua

2. Уголовный Кодекс Украины // www.yurist-online.com

3. Балдин К. В., Галдицкая С. Н., Белугина В. В., Передеряев И. И. Банкротство предприятия. Анализ, учет и прогнозирование. Учебное пособие. - М: ИТК "Дашков и К".- 2007. - 376 с.

4. Бланк И.А. Основы финансового менеджмента. В 2-х томах. Том 1.- К: Ника-Центрю- 2007.- 689 с.

5. Васильев Е.А. Правовое регулирование несостоятельности и банкротства в гражданском и торговом праве капиталистических государств.- М..- 1983. -534 с.

6. Васильченко Е., Арсюхин Е. Банкрот в России больше, чем банкрот // «Российская газета» (www.rg.ru). - № 223 (2835). -2001.- С.6-9.

7. Гавриш О. Санация против банкротства // Зеркало недели. - № 40 (415). – 2002.- С.11-13.

8. Гизатуллин М.И Как избежать банкротства. Рецепты финансового оздоровления предприятия. - М: Гросс Медиа Ферлаг. -2006 . -356 с.

9. Дурмашкин Алекс Банкротство в Америке // «Российская газета» (www.rg.ru). -№ 377 (3562). -2002.- С.11-13.

10. Зайцева В. Несостоятельность и банкротство в современном российском праве // Право и экономика. - №5. - 1999. - С.13.

11. Зимин Н. Е., Солопова В. Н Анализ и диагностика финансово-хозяйственной деятельности предприятия. - Изд.: Колос.-2007. -536 с.

12. Ирнов О. Банкротство в Америке // «Российская газета» (www.rg.ru). -№ 407 (3592). -2002. - С.5-6.

13. Салига С.Я., Дацій О.І., Нестеренко Н.В. Управління фінансовою санацією підприємства. - К: ЦУЛ. - 2004. – 125 с.

14. Свириденко О.М.Назначение и цели института банкротства в хозяйственном обороте//"Право и экономика". - N 3. – 2003. - С.3.

15. Сергеев В.И. Оказание помощи собственникам фирмы, обанкротившейся в результате неправомерных действий исполнительных органов // «Российская газета» (www.rg.ru). -№ 477 (4136). -2003. - С.5.

16. Соловьяненко О. Прейскурант на банкротство. Механизмы сравнительно честного отъема собственности. // «Российская газета» (www.rg.ru). -№ 296 (3436). -2002. - С.7.

17. Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М.: Статут. - 1999. - С.13.

18. Сытник Л.С. Организационно-экономический механизм антикризисного управления предприятием. – Донецк: ИЭП НАН Украины, 2000. – 504 с.

19. Терещенко О.О.,Финансовая санация и банкротство предприятий, - К:КНЭУ. – 2000. - 489 с.

20. Титов М.И. Банкротство: Материально-правовые и процессуальные аспекты. — К: Харьков.- 1997.-126 с.

21. Трифонов В. Прозрачные банкротства? // «Российская газета» (www.rg.ru). -№ 224 (2836). -2001. - С.11.

22. Шичанин А.В., Гривков О.Д. Некоторые аспекты российского законодательства о несостоятельности // Адвокат. - 2000. - № 3. - С.24.

23. Шеленкова Н.Б. Россия и Германия: новое законодательство о банкротстве (сравнительно - правовой анализ)//Законодательство. - №7- 2001.- С.15-17.

24. Юн Г.Б., Таль Г.К., Григорьев В.Внешнее управление на несостоятельном предприятии. - М: Дело.- 2003. – 656 с.

25. http http://www.ukrstat.gov.ua

26. http://sta.kmu.gov.ua.

27. http://bankrut.com.ua

28. http://bankrotstvo.ru

29. http://www.rpgazeta.ru

30. http://www.expert.ru

31. http://www.corruptionet.ru


Приложение А

Таблица 2.1.

Прибыльность предприятий Украины в 2007 году

Предприятия по видам деятельности Финансовый результат до налогообложения Предприятия, которые получили прибыль Предприятия, которые получили убыток
В % к общему количеству предприятий Финансовый результат В % к общему количеству предприятий Финансовый результат
Сельское хозяйство 88,4 85,9 121,0 14,1 32,6
Промышленность 40016,1 63,3 50074,6 36,7 10058,5
Строительство 1553,5 65,4 2848,7 34,6 1295,2
Ремонт бытовой и автотехники 9643,9 70,8 15083,4 29,2 5439,5
Торговля техникой 1303,1 71,5 1655,3 28,5 352,2
Оптовая торговля 7965,0 69,9 12417,1 30,1 4452,1
Розничная торговля 375,8 75,0 1011,0 25,0 635,2
Деятельность отелей и ресторанов 202,8 67,4 342,6 32,6 139,8
Деятельность транспорта и связи 9200,3 59,9 11547,7 40,1 2347,4
Финансовая деятельность 15231,4 76,2 16103,9 23,8 872,5
Операции с основными фондами 32472,4 63,8 34586,5 36,2 2114,1
Образование 53,9 74,7 72,0 25,3 18,1
Охрана здоровья 72,8 69,9 147,2 30,1 74,4
Коммунальные и индивидуальные услуги, деятельность в сфере спорта и культуры 754,7 62,7 1237,9 37,3 483,2
Всего 110300,5 66,9 133215,1 33,1 22914,6

Источник [25]


ПРИЛОЖЕНИЕ А

Таблица 2.2.

Дебіторська та кредиторська заборгованість підприємств України станом на 1 січня 2008 року

Довгострокова дебіторська

заборгованість

Поточна дебіторська заборгованість
всього з неї прострочена
млн.грн. темп росту (зниження), %

млн.грн

темп росту (зниження), %

млн.грн.

темп росту (зниження), %
до і січня 2007р.

до 1

жовтня 2007р.

до 1

січня 2007р.

до 1 жовтня 2007р. до і січня 2007р

до 1

жовтня 2007р

Всього : (І+П) 21708,8 121,2 89,3 487635,0 126,6 101,2 50471,2 84,8 79,0
І. Між підприємствами та установами України 21647,4 121,0 89,2 455787,3 127,5 100,8 49296,8 85,2 79,3
за товари, роботи, послуги 8749,1 108,8 101,4 242125,3 131,5 104,9 34840,0 105,7 90,6
за векселями 3094,9 77,5 87,1 11744,8 73,3 95,1 233,9 71,2 79,7
з бюджетом 20,2 58,1 183,9 27559,8 136,5 101,1 1247,5 110,4 88,6
із внутрішніх розрахунків 34 68,6 38,5 12481,1 47,3 48,1 1355,9 13,6 15,6
зі страхування 1,9 у 26,6 р.б 120,6 351,7 118,7 58,7 1,1 38,6 121,3
з оплати праці X X X X X X X X X
інша заборгованість 9747,3 169,0 81,3 161524,6 146,3 104,1 11618,4 86,0 86,9
II. 3 суб'єктами господарської діяльності інших країн 61,4 У 2,1 р.6. 142,9 31847,7 114,9 106,8 1174,4 70,7 67,7
у тому числі
з країнами СНД 0,2 9,3 22,7 7543,7 114,6 88,5 221,7 23,3 23,6
з них
Росія 0,2 32,5 5856,2 117,8 88,6 122,4 13,4 13,7
Туркменістан 0,0 0,0 0,0 30,6 7,1 56,0 0,5 - 6,1

Источник [25]


Приложение Б

Пример «банкротства по-украински» [27]

Отличным примером «банкротства по-украински» может служить судьба Луцкого шелкового комбината «Волтекс». Вернее, того, что осталось от него: разоренные и разворованные цеха с затопленными подвальными помещениями, выбитые окна, заросшая сорняками территория. И это предприятие, где в прошлом насчитывалось шесть тысяч рабочих, являвшееся еще полтора десятка лет назад гордостью области. Доля государственной собственности составляет 26%. Такая цифра означает, что инициатором банкротства и санации выступает государство.

24 апреля 2003 г. постановлением хозяйственного суда была введена процедура санации, но план по ней не был выполнен. Между предприятием-должником и кредитором, в качестве которого выступила государственная налоговая администрация области, было заключено мировое соглашение с перечнем условий. В 2005 г. оно было расторгнуто решением суда с последующим возбуждением дела о банкротстве и введением внешнего управления.

На данный момент, по свидетельству Леонида Середюка, ОАО «Волтекс» обжаловало решение суда, и дело опять временно приостановлено, что в судебной практике банкротства бывает очень редко. Задолженность по зарплате составляет лишь 178 тыс. грн. Хозяйственные же активы исчисляются десятками миллионов гривен.

Предприятие совсем не осуществляет производственной деятельности. Есть охрана, внешний управляющий, а так фабрика совершенно заброшена. Из тех предприятий, отметил Леонид Середюк, которые находятся у нас в процессе банкротства, 99,9% — такие, которые будут ликвидированы: на момент возбуждения дела они находятся в таком состоянии, что об их возвращении к жизни не может быть и речи.

Приложение В

Депутаты Донецкого облсовета замешаны в рейдерстве // 21 сентября 2007 г. [27]

Проблема рейдерства не теряет своей остроты и актуальности. Рейдеры своими наглыми щупальцами пытаются прибрать к рукам имущество интересующих предприятий полулегальными, но зачастую все же чисто криминальными методами.

Простому обывателю на первый взгляд может показаться, что в Донецкой области рейдерам разгуляться негде, как говорится «все уже захвачено до нас», нашими же «партийных товарищами». Ну, действительно не атаковать же своих. Но это только на первый взгляд, на самом же деле для рейдеров на Донбассе просто поле непаханое «мишеней» для атак, и заручившись поддержкой высокопоставленных чиновников, продажных судей и ревизоров можно отхватить себе лакомый кусочек, не задев интересы партийных товарищей.

Таким лакомым кусочком оказалось некогда процветающее предприятие ЗАО «Трест «ДонбассТрансСтрой», интегрированное в Министерство транспорта Украины, с большими объемами строительных работ и с большими заказами от железной дороги. Он то и стал объектом наглой рейдерской атаки.

В центре скандала, среди фигурантов конфликта, оказались небезызвестные в области бизнесмены - председатель правления «Автокразбанка» Сергей Пахальчук, депутат Куйбышевского районного в городе Донецка совета, собственник финансово-промышленной корпорации «ДМС» Андрей Алеша и депутат Донецкого облсовета Дмитрий Тарадайко.

Именно они при посредничестве председателя правления ЗАО «Трест «ДонбассТрансСтрой» Александра Кириленко и его заместителя Игоря Зубко пытаются присвоить оставшееся имущество треста хищническим и полулегальным путем.

На сегодняшний день трест и большинство его подразделений стараниями его руководителей А.Кириленко и его зама И.Зубко доведены до банкротства.

Схема доведения до банкротства проста - создавались предприятия в форме обществ с ограниченной ответственностью, на которые переводилось ценное имущество дочерних предприятий Треста (здания, сооружения, поезда, техника) учредителями этих ООО становились товарищи и родственники А.Кириленко и И.Зубко (в частности, дочь Кириленко, является учредителем многих таких предприятий). В результате, подразделения треста не могли полноценно работать, росла задолженность перед кредиторами (которыми и становились новосозданные ООО), накапливалась, доги по зарплате перед работниками, а доведенные до банкротства предприятия закрывались.

Так, руководство «Трест «ДонбассТрансСтрой» старательно и целенаправленно привело к банкротству и последующей ликвидации дочерние подразделения треста, а именно: строительно-монтажные поезда в городах Попасная, Артемовск, Красноармейск, Мариуполь, Ясиноватая и Красноармейский завод железобетонных конструкций.

Вследствие криминальных действий А.Кириленко и И.Зубко пострадали акционеры треста. К слову, акционерами ЗАО является его трудовой коллектив, который на деле ни финансовой выгоды в виде дивидендов не получал, ни участия в управлении обществом не принимал. Сертификаты на акции работников треста хранились у председателя правления А.Кириленко, чтобы у трудяг не было возможности заявить о своих правах, как держателей акций и получить прибыль от продажи оных. Продолжение...

Но с марта текущего года ситуация начала меняться, и некое ООО «Трансстройинвестхолдинг» начало скупку акций треста у рабочих. Заявив себя владельцем более чем 10% акций ЗАО «Трест «ДонбассТрансСтрой», ООО «Трансстройинвестхолдинг» предъявил претензии на право участия в деятельности предприятий и подразделений треста, и потребовал отчета о хозяйственной деятельности руководства и отчет ревизионной комиссии о проделанной работе предприятий треста.

Данное событие заставило А.Кириленко, И.Зубко и их «хозяев» активизироваться в части дерибана оставшегося имущества предприятия. А среди таких предприятий успешно работающие, во многом благодаря руководству, ДП «Артемовский завод стеновых материалов», ДП «Краснолиманский песчаный карьер» и ДП «УПТК» г. Ясиноватая.

С целью вывода оставшегося имущества из под контроля акционеров, а также с целью его незаконного присвоения А.Кириленко совместно с адвокатской конторой «Креатив» были созданы два предприятия «Индастри - 2007» (учредителем которого является И.Зубко, а директором - О.Бычков, он же учредитель адвокатской конторы «Кретив») и ЧП строительная компания «Градострой ЛТД» (учредитель – О.Бычков, директор – И.Зубко).

И в тайне от всех в срочном порядке был сдан в аренду пансионат «Акация» на побережье Азовского моря в поселке Урзуф, который находится на балансе треста, сроком на 49 лет за 500 гривен (!) в месяц.

Также было сдано в аренду помещение на пр. Театральном -15, (центральный район Донецка) площадью 380 м, своим же фирмам на 49 лет за те же 500 гривен в месяц. При том, что по самым скромным подсчетам, рыночная цена аренды помещения в этой части города составляет 300 гривен за квадратный метр в месяц.

Так, буквально на днях стало известно, что Кириленко предпринял попытку перерегистрации по поддельным документам ДП «Артемовский завод стеновых материалов», ДП «Краснолиманский песчаный карьер», ДП «УПТК», г. Ясиноватая структуре А.Алеши - «ДМС Актив», которая пыталась получить контроль над предприятием (см. ФОТО 2,3). На сегодняшний день ДП «Артемовский завод стеновых материалов» является одним из процветающих предприятий треста, которое буквально из руин поднял ныне действующий директор Николай Боровик.Интерес ДМС к данным предприятиям понятен, поскольку данная Финансово-промышленная корпорация владеет активами в металлургической, строительной, угольной, транспортной, рекламной и других отраслях.

Удивляют хищнические и далекие от цивилизованных и граничащие с криминалом методы ведения бизнеса. Структура А.Алеши пытается заполучить имущество подразделения треста не принятым во всем мире способом – путем приобретения акций предприятия – а по поддельным и полулегальным договорам.

К слову, на сегодняшний день, А. Кириленко больше не является председателем правления ЗАО «Трест «ДонбассТрансСтрой», его зам И. Зубко также освобожден от занимаемой должности. Продолжение...

Сами А.Кириленко и И.Зубко на это мероприятие не явились, зато нагнали под здание Харцызского дворца культуры, в котором проходило собрание акционеров, более 100 «головорезов», сопровождавших судебного исполнителя в рупор зачитывавшего определение суда о запрете, проведения данного собрания, уже после того, как оно было закончено, а решения приняты.

Развязка данной истории может быть самой непредсказуемой, в свете того, что псевдоруководство ЗАО «Трест «ДонбассТрансСтрой» в лице А.Кириленко и И.Зубкова мертвой хваткой вцепились в свои кресала и всеми правдами и не правдами пытаются оправдать возложенные на них надежды и вложенные в аферу средства покровителей.

Так что в ближайшем будущем можно ожидать новых провокаций.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий