Уголовно-правовая ответственность и её основание

Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Смоленский филиал Саратовской государственной академии права

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Смоленский филиал

Саратовской государственной академии права

Кафедра уголовного и уголовно – исполнительного права

Учебная дисциплина – уголовное право

Курсовая работа

Уголовно – правовая ответственность и её основание

Выполнил:

студент 2 курса 23 группы

очного факультета

Смоленского филиала СГАП

Иванов А.А.

Научный руководитель:

Кобзева Е.В.

Смоленск, 2006

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3
1 Общее понятие ответственности и её виды 5
2 Понятие уголовной ответственности 9
3 Основание уголовной ответственности 17
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 22
Список литературы 24

ВВЕДЕНИЕ

Понятие “уголовная ответственность” встречается во многих нормах Уголовного Кодекса РФ: статьи 1,2, 4 – 6, 8, 11 – 13, 17, 126 и т.д. Оно присутствует также в названиях глав 4, 11 и 14, разделов IVи V УК.

Действительно, уголовная ответственность является одним из фундаментальных понятий в уголовном праве, однако, несмотря на это, УК не содержит его определения.

В теории по данному вопросу ведётся оживлённая дискуссия. Например, группа учёных сводит уголовную ответственность к обязанности виновного лица подвергнуться наказанию или иным мерам уголовно – правового воздействия.

Другие считают такую обязанность недостаточной и понимают уголовную ответственность как реальное претерпевание лицом отрицательных последствий совершённого преступления.

Согласно ещё одной позиции, уголовная ответственность – это предусмотренные УК “негативные последствия, налагаемые судом” на виновное лицо.

Не менее распространена и точка зрения, в соответствии с которой под уголовной ответственностью понимается основанная на требовании уголовного закона, производимая судом от имени государства отрицательная оценка общественно опасного деяния и порицания лица, его совершившего.

Здесь вкратце описаны только некоторые из существующих мнений учёных – правоведов на вопрос о понятии и сущности уголовно – правовой ответственности. В последующем в данной работе будут более подробно раскрыты эти и другие теории различных авторов.

Цель курсовой работы можно сформулировать следующим образом: изучение существующих подходов к пониманию уголовно – правовой ответственности, на основе которого будет дана наиболее полная характеристика этого понятия путём выявления ряда её особенностей и признаков, а также рассмотрение различных аспектов основания данного вида ответственности.

Для достижения цели ставились следующие задачи:

· изучение литературы, помогающей получить знания, необходимые для выполнения курсовой работы;

· формулировка выводов и тезисов на основе полученных сведений и приобретенных навыков оперирования специальной лексикой и необходимыми терминами;

· написание курсовой работы с применением полученных знаний и навыков.

Методологической и информационной основой работы являются труды отечественных учёных – правоведов и ряд нормативно – правовых актов Российской Федерации.

1 Общее понятие ответственности и её виды

Прежде чем перейти к рассмотрению понятия уголовной ответственности, хотелось бы выяснить, что же такое ответственность вообще, и почему возникает столь явное и непреодолимое противоречие между ответственностью правовой и ответственностью социальной.

Внимательный анализ смысла термина “ответственность”, употребляемого в философской, правовой, социологической литературе и законодательстве, приводит к выводу, что указанный термин используется, по меньшей мере, в четырех различных значениях.

Широко распространено понимание ответственности как разновидности обязанности. Как раз в этом значении принято видеть так называемый позитивный момент ответственности.

В законодательстве и правовой литературе ответственность традиционно понимается как правовое последствие правонарушения, заключающееся в обязанности правонарушителя подвергнуться принудительной мере государственного воздействия, предусмотренной санкцией правовой нормы. В этом заключается так называемый негативный аспект ответственности.

Термин “ответственность” широко применялся в законодательстве в советский период как обязанность субъекта отчитываться за свои действия, как подотчетность.

И, наконец, философский словарь определяет ответственность как меру способности и возможности человека выступать в качестве субъекта своих действий.

В.А. Номоконов выстраивает вышеназванные понятия в определенную иерархию. Так, “характеристика ответственности как обязанности указывает на содержание ответственности. “Ответственность-подотчетность” указывает на необходимость отчитываться за результаты выполнения (невыполнения) возложенных на лицо обязанностей. Способность быть субъектом своих действий выступает необходимой предпосылкой возложения на негоответственности зарезультаты этих действий. И наконец, ответственность можно охарактеризовать как связь (связанность) субъекта соответствующей реакцией общества на поведение субъекта в зависимости от выполнения или невыполнения им своих обязанностей.”[1]

Следует также учесть, что ответственность всегда имеет двусторонний характер. Это, с одной стороны, ответственность личности перед обществом (государством, другим субъектом), а с другой – ответственность общества (государства, иного субъекта) перед личностью. Как отмечается в философской литературе, ответственность – это “отношение между личностью и обществом, выражающееся в осуществлении взаимных требований, содержание которых определено объективной необходимостью.”[2]

Ответственность объективно существует как необходимое проявление упорядоченности общественных отношений. Совместная деятельность людей - источник и предметное воплощение ответственности участников указанной деятельности. Содержание социальной ответственности, таким образом, образует ответственное поведение личности, адекватное выполнение ею социальной роли в общественном механизме. Социальная ответственность порождается совместной деятельностью, точнее - необходимостью во всякой совместной деятельности соподчинять действия каждого с действиями остальных, коррелировать частное во имя общего. Поэтому уже в элементарной форме взаимодействия (два человека – одно дело) имеется ситуация, которую можно определить как “отношение общественной зависимости”. Назначение социальной ответственности заключается не только в том, чтобы разрешать уже возникший конфликт, но и в том, чтобы не допустить его возникновения. Исходя их того, что социальная ответственность является неотъемлемой частью общественных отношений, а ее основание - реальное поведение субъекта, ее можно определить как “комплекс обязанностей определенного поведения, возложенных на субъекта в зависимости от его места в системе общественных отношений и реального поведения.”[3]

Несмотря на то, что теория социальной ответственности в значительной мере проработана в трудах философов и правоведов, вывод, следующий из этого, по меньшей мере? странен. Как утверждает В.А. Номоконов “с точки зрения системного анализа социальная ответственность в “чистом виде” не существует... Социальная ответственность дифференцируется на виды: экономическую, политическую, моральную, правовую, общественную и т.п.”[4]

С точки зрения теории права юридическая ответственность – это разновидность общесоциальной ответственности, она служит одной из форм реагирования государства на нарушение установленного порядка общественных отношений.

Хотя понятие юридической ответственности является центральным в юридической науке, тем не менее, по всем основным вопросам проблемы идут острые дискуссии.

По своему содержанию юридическая ответственность выступает в виде применения к лицу мер государственно-принудительного воздействия, а по своему непосредственному выражению представляет собой претерпевание неблагоприятных последствий для правонарушителя (отрицательные последствия в виде лишений личного, имущественного или организационного характера, ограничений в пользовании субъективными правами), которые могут быть самыми различными в зависимости от тяжести правонарушения и которые он должен принять как ответную реакцию государства на его деяния.

В.А. Номоконов рассматривает юридическую ответственность как комплекс обязанностей, характеризующий правовой статус субъекта. Он же выделяет два различных уровня возложения ответственности в праве. Это, во-первых, установление ответственности личности на уровне общего правового статуса гражданина, где определены его основные права и обязанности в виде:

· конкретные обязанности личности перед обществом (соблюдать законодательство, правильно его применять и т.д.);

· обязанности давать отчет в своих действиях (подотчетность, подконтрольность, обязанность подлежать оценке);

· обязанности подвергнуться мерам государственного принуждения за возможные нарушения гражданских обязанностей. Именно этот уровень ответственности определяется как перспективный (позитивный).

Во-вторых, это установление ответственности в рамках конкретных правонарушений, изменяющих общий правовой статус личности в связи с выполнением или нарушением возложенных на лицо обязанностей, что выражается:

· в расширении правового статуса субъекта (сокращение или снятие обязанностей, лежащих на лице, предоставление дополнительных прав);

· в ущемлении правового статуса субъекта (возложение дополнительных обязанностей, усиление их, лишение или ограничение прав).

При таком подходе, в случае правомерного поведения юридическая ответственность составляет не особый вид, аспект ответственности, а лишь ее первую стадию и выражается на данной стадии в обязанности субъекта подчинить поведение требованиям соответствующих правовых норм, предвидеть общественно опасные последствия своих действий и предотвращать их законными средствами.

2 Понятие уголовной ответственности

В рамках данного раздела будет рассмотрено непосредственной понятие уголовной ответственности.

Как и любой другой вид ответственности, социальная сущность уголовной ответственности, ее объем и содержание обуславливается характером отношений между свободой и необходимостью, в рамках которых осуществляется сознательная деятельность личности. Поскольку преступность не является необходимым фактором развития общества, совершение общественно опасного деяния вполне обоснованно влечет за собой уголовную ответственность. Уголовная ответственность предусматривается лишь за общественно опасные деяния, совершаемые вменяемыми лицами, то есть лицами, чье психологическое состояние объективно не исключает возможности осознанного и свободного выбора иного, непреступного поведения. Уголовная ответственность допустима лишь в случаях, когда субъект имел объективную возможность свободного выбора того или иного поведения, то есть не признаются наказуемыми деяния лица, совершенные им вынуждено, то есть под влиянием непреодолимой силы, когда он был лишен свободы выбора поведения.

В современной науке уголовного права можно выделить как минимум шесть различных определений понятия уголовной ответственности. Согласно первой точке зрения, уголовная ответственность есть реализация уголовно-правовых санкций (вариант: уголовная ответственность и наказание тождественны). Её сторонниками являются О.Э. Лейст, И.С. Самощенко, М.Д. Шаргородский и другие.

Одним из вариантов данной точки зрения является теория В.П. Малкова, в соответствии с которой уголовная ответственность сводится к реальному претерпеванию лицом, совершившим преступление, предусмотренных уголовным законом и конкретизированных приговором суда мер государственного порицания и принуждения. Однако, действующий уголовный кодекс выделяет уголовную ответственность и без назначения наказания (ст.92 УК РФ), а также различает освобождение от уголовной ответственности (гл.11 УК РФ) и освобождение от наказания (гл.12 УК РФ). Безусловно, уголовная ответственность и наказание – тесно связанные правовые явления, но нельзя забывать, что наказание – лишь одна из форм уголовной ответственности, хотя и наиболее распространенная.

Вторая позиция заключается в отождествлении уголовной ответственности с уголовным правоотношением (вариант: “совокупность уголовно-правовых, уголовно-процессуальных и исправительно-трудовых отношений”). Её придерживаются Б.Т. Базылев, Л.В. Головкин, А.Д. Горбуза, Н.А. Стручков и другие.

И.Я. Козаченко, считая уголовную ответственность основным элементом уголовного правоотношения, вводит такое понятие как “отношение уголовной ответственности”, которое определяет следующим образом: “возникающее с момента совершения преступления правоотношение между государством и лицом, совершившим преступление. При этом государство правомочно ограничить правовой статус виновного, а тот в свою очередь обязан претерпеть лишения личного или имущественного характера, возникающие из осуждения его от имени государства и применения к нему в необходимых случаях наказания, предусмотренного уголовным законом.”[5]

Третья точка зрения: уголовная ответственность является отрицательной оценкой, порицанием, осуждением виновного лица за совершенно преступление (Ю.А. Демидов, Л.М. Карнеева, П.П. Осипов, В.С. Прохоров, В.Г. Смирнов и другие). Однако, одно лишь порицание (осуждение) лица, совершившего преступление, хотя и касается важного аспекта уголовной ответственности, не раскрывает всех ее содержательных элементов и не указывает на ее основные функции.

Четвертая позиция: уголовная ответственность является важнейшим элементом уголовного правоотношения и представляет собой обязанность виновного лица подвергнуться неблагоприятным последствиям (наказанию) за совершенное преступление (С.С. Алексеев, Я.М. Брайнин, М.П. Карпушин, В.И. Курляндский, А.А. Пионтковский, Л.С. Явич и др.).

Данная обязанность основана на уголовном законе и обеспечивается принудительной силой государства. Однако, природа указанной обязанности многими авторами раскрывается по-разному. Так, М.П. Карпушин и В.И. Курляндский под уголовной ответственностью понимают “обязанность виновного лица дать в установленном порядке отчет в совершенном им преступлении: подвергнуться определенным правоограничениям, вытекающим из установленного порядка решения вопроса об ответственности, быть осужденным от имени государства и понести заслуженное наказание.”[6]

А.П. Чугаев же определяет ее как “обязанность быть подвергнутым неблагоприятным последствиям, наступающим в результате совершения предусмотренного в законе преступления и выражающимся в признании лица в уголовном порядке виновным в совершении преступления, осуждении от имени государства, назначении и применении уголовного наказания по приговору суда, что влечет за собой признание лица судимым.”[7]

Я.М.Брайнин утверждает, что уголовная ответственность “представляет собой основанную на нормах (советского) уголовного права обязанность лица, совершившего преступление, подлежать действию уголовного закона при наличии в действиях виновного предусмотренного этим законом состава преступления.”[8]

Отдельно следует выделить позицию А.Н. Игнатова и Т.А. Костаревой, которые трактуют уголовную ответственность как основное содержание уголовного правоотношения. Далее авторы предполагают, что содержанием уже уголовной ответственности является совокупность прав и обязанностей гражданина и государства по поводу преступного поведения гражданина. Спорность данного заявления состоит в том, что содержание любого правоотношения, по общему правилу, и есть совокупность прав и обязанностей его субъектов. И если принять уголовную ответственность как содержание уголовного правоотношения, то, во-первых, уголовная ответственность не может иметь самостоятельного содержания, а во-вторых, уголовная ответственность сама по себе и является совокупностью прав и обязанностей субъектов. Следует заметить, что данная трактовка не лишена смысла, поскольку определение ответственности как обязанности претерпеть меры принудительного характера, поддерживаемая большинством ученых, автоматически предполагает право государства требовать исполнение этой обязанности; а также предполагает встречное право лица требовать законности применяемой к нему уголовной репрессии, и обязанность государства соблюсти закон.

В последнее время ученые выделяют также так называемую позитивную ответственность, под которой понимается осознание индивидом своей обязанности не совершать запрещенные уголовным законом преступные деяния (ответственность, лежащая в основе правомерного поведения граждан).

Дифференциация единой ответственности в уголовном праве на две формы, негативную и позитивную, вытекает из двух различных оснований ее возникновения. Совершение преступления и иное нарушение уголовно-правовых норм влечет негативную уголовную ответственность. Наоборот, ожидаемое поведение, стимулируемое законом, порождает позитивную ответственность субъекта.

Содержание позитивной ответственности состоит в обязанности лица выполнить конкретные предписания уголовно-правовых норм. Позитивная ответственность реализуется путем отказа от наказуемости деяний, совершенных при обстоятельствах, исключающих общественную опасность и противоправность этих деяний, а также в виде освобождения от уголовной ответственности или наказания или замены его более мягким. Позитивная ответственность в уголовном праве имеет место не только в конкретно-регулятивных, но и в общерегулятивных отношениях. Общая обязанность каждого гражданина соблюдать уголовное законодательство, воздерживаться от преступных действий (а при некоторых условиях, наоборот, совершать требуемые действия) – это “первичная” ответственность, обеспеченная угрозой наказания к лицу, игнорировавшему свою ответственность, проявившему свою преступную безответственность.

Однако, по мнению ряда авторов, в том числе и А.Н. Игнатьева, такое понимание уголовной ответственности, несмотря на интересный, нетрадиционный подход, все же не может быть поддержано. Представляется, что в данном случае, используя полисемию русского языка, теория создана на чисто словесном материале. В одном из значений, слово “ответственность” действительно трактуется как добросовестность, обязательность, чувство долга, а сама позитивная ответственность – как социальный, нравственный и правовой долг человека. Именно отождествление позитивной (перспективной, активной) социальной ответственности с одним из ее компонентов – осознанием обязанности, лежащей на человеке, стало причиной отрицания самой возможности рассматривать правовую (в том числе и уголовную) ответственность как такую разновидность общей социальной ответственности, которая обладает всеми свойствами последней; то есть причиной сведения правовой ответственности исключительно к ретроспективной ответственности – ответственности за правонарушение. “Юридическая ответственность с тех пор как она возникла всегда была ответственностью за прошлое, за совершенное противоправное деяние... Ни научные соображения, ни тем более интересы практики не дают основания для пересмотра взгляда на юридическую ответственность как последствие правонарушения.”[9]

В широком значении, понятие ответственности трактуется как отношение лица к обществу, государству, к другим лицам в смысле выполнения определенных обязанностей. В узком, или специально-юридическом, значении ответственность интерпретируется как реакция государства на совершенное правонарушение[10] .

В этом смысле, во-первых, уголовная ответственность связана с государственным принуждением, т.е. всегда предполагает возникновение охранительного правоотношения, в котором одна сторона (преступник) обязана подчиниться требованию другой (государство в лице его органов и должностных лиц). Государственное принуждение выступает содержанием уголовной ответственности и реализуется через деятельность его специальных органов.

Во-вторых, уголовная ответственность характеризуется определенными лишениями, которые виновный обязан претерпеть. Лишение определенных благ – объективное свойство ответственности, реакция государства на вред, причиненный преступником.

Специфика лишений (а значит, и ответственности) состоит в том, что они наступают как дополнительные неблагоприятные последствия за совершенное преступление. Негативные последствия могут быть:

· личного (например, лишение свободы, арест, исправительные работы и т.п.);

· имущественного (штраф, конфискация имущества);

· нравственного характера (признание вины, осуждение, порицание, ограничение духовных потребностей и т.д.).

При этом важно иметь в виду следующее. Применение тех или иных мер уголовной ответственности всегда означает претерпевание преступником каких-либо лишений, стеснение его свободы, умаление чести, достоинства, влечет издержки имущественного характера.

В-третьих, уголовная ответственность наступает только за совершенное преступление. Не могут выступать в качестве оснований уголовной ответственности деяния, хотя внешне и сходные с преступлениями, но не являющиеся таковыми в силу своей общественной значимости. К ним уголовный закон относит необходимую оборону (ст. 37 УК РФ), крайнюю необходимость (ст. 39 УК РФ), обоснованный риск (ст. 41 УК РФ) и др.

Изложенное позволяет выявить цепочку взаимосвязанных звеньев в решении вопроса о понятии уголовной ответственности. Суть этой взаимосвязи заключается в том, что уголовное регулятивное правоотношение может в полном объеме реализоваться лишь через уголовную ответственность, уголовную санкцию и в необходимых случаях – уголовное наказание. Уголовная ответственность, таким образом, выступает как правоотношение, возникающее между государством и преступником по поводу его личных или имущественных прав. Возникая в рамках регулятивного отношения, уголовная ответственность, однако, реализуется не сразу. Уголовная ответственность реализуется в присущих ей формах, соответствующих определенным стадиям самого процесса ее реализации.

На первой стадии – привлечения к ответственности – она может реализоваться:

· в форме ограничений уголовно-правового характера, применяемых к лицу, совершившему преступление (например, меры пресечения);

· в форме безусловного освобождения от уголовной ответственности (истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности и др.)

Вторая стадия – назначение наказания – включает три формы реализации уголовной ответственности:

· безусловное освобождение от уголовного наказания (истечение сроков давности исполнения обвинительного приговора и др.);

· условное освобождение;

· реальное назначение уголовного наказания.

В содержании третьей стадии – исполнение наказания – она реализуется:

· в форме ограничений, обусловленных спецификой уголовно-исполнительных правоотношений;

· в форме замены одного вида наказания другим, более мягким или более тяжким (например, при злостном уклонении осужденного от отбывания исправительных работ).

Четвертая стадия – судимость (следствие уголовной ответственности) – реализуется в форме многообразных ограничений, предусмотренных различными отраслями права (например, запрет на занятие определенных должностей).

Указанные стадии, обладая относительной автономностью, могут быть самостоятельными. Однако во всех случаях правоотношения уголовной ответственности реализуют себя лишь в рамках уголовно-правовых отношений регулятивного типа.

Вместе с тем было бы ошибочным отождествлять регулятивные правоотношения с правоотношениями уголовной ответственности. Их совпадение (близость) заключается лишь в том, что они действуют в одних и тех же временных параметрах: от совершения преступления до снятия всех уголовно-правовых ограничений – судимости. Правоотношения уголовной ответственности составляю лишь юридическое содержание регулятивных. Функция регулятивных правоотношений заключается в том, чтобы наполнить правоотношения уголовной ответственности конкретным содержанием. Функция же правоотношений уголовной ответственности – в том, чтобы это содержание довести до лица, совершившего преступление. И, наконец, задача регулятивных правоотношений – создать все необходимое для привлечения преступника к уголовной ответственности. Задача же правоотношений уголовной ответственности – реализовать эту ответственность либо частично, либо в полном объеме.

Выше изложенное позволяет определить уголовную ответственность как правоотношения, возникающие с момента совершения преступления, в рамках которых и на основании закона уполномоченный на это государственный орган порицает (осуждает) преступное деяние, человека, его совершившего, ограничивает его правовой статус и возлагает на него обязанность вынужденно претерпеть лишения личного или имущественного характера исключительно с целью восстановления нарушенных законных прав потерпевшего и положительной ресоциализации сознания и поведения преступника.

3 Основание уголовной ответственности

Еще в глубокой древности на ответственность смотрели двояко: с одной стороны, как на внешнее наложение воли общества на волю индивида, с другой – как на осознание индивидом своей роли в цепи явлений и влияния на их развитие.

В классической школе уголовного права учение об основании уголовной ответственности покоится на философском учении об основаниях социальной ответственности человека за свои поступки. Согласно этому учению ответственность (любую) следует возлагать только тогда, когда у субъекта была свобода выбора поведения, то есть он мог поступить в соответствии с требованиями закона, но игнорировал эту возможность. Эта дилемма созвучна одному из основных вопросов философии - вопросу о свободе воли, в ответе на который можно выделить 3 основных теории. Первая - фаталистическая - предполагает жесткое давление обстоятельств на поступки человека, и отсутствие какой-либо свободы выбора. Вторая – индетерминистическая теория, основоположником которой является Э.Кант, предполагает абсолютную свободу воли, не зависящую от внешних условий и обстоятельств. Основанием ответственности в таком случае будет являться злая воля преступника. И последняя, детерминистическая теория (Ф.Энгельс), основывается на причинной обусловленности сознания и воли человека, а значит и его поведения, окружающими его условиями, его потребностями и социальным опытом. Основанием ответственности в теории Ф. Энгельса является осознание преступником своих действий.

Юридический аспект вопроса заключается в том, за что именно, за какие деяния и при каких условиях она должна наступать.

В теории советского уголовного права относительно основания уголовной ответственности развернулась дискуссия, основной причиной которой была нечеткая формулировка закона. В названии ст. 3 УК РСФСР был употреблен термин “основания”, в итоге возникла дискуссия о конкретном наборе оснований.

По прямому толкованию закона существовало два основания – совершение общественно опасного деяния и вина лица.

В статье 8 УК РФ говорится: “Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом”.

Из этой законодательной статьи можно сделать следующие выводы.

Во-первых, единственное и достаточное основание уголовной ответственности – наличие в совершенном деянии состава преступления. УК 1996 г. не раскрывает понятие состава преступления (не раскрывали и прошлые УК). Это делает уголовно-правовая теория.

Наименование “corpusdelicti” (состав преступления) было введено в юридическую терминологию еще в XVI веке и обозначало совокупность вещественных улик преступления, имея чисто процессуальное значение. Затем постепенно это наименование распространилось не только на криминальные следы, но и на объективное проявление преступного поведения, а с течением времени и на внутреннюю, субъективную сторону преступления.

Таким образом, термин “состав преступления” в науке уголовного права начинает употребляться для обозначения понятия о составных частях самого преступления, то есть основных элементах общественно опасного деяния. Это же понимание состава преступления прослеживается в работах русских правоведов XIX века и советских ученых вплоть до середины XX века.

Вполне очевидно, что в своем первоначальном значении термин “состав преступления” означал лишь существенно-необходимые признаки, без которых немыслимо ни одно преступление. Поскольку с точки зрения формальной логики совокупность всех признаков явления есть само явление, то состав преступления равнозначен самому преступлению, и именно в этом значении он являлся основанием уголовной ответственности.

И.Я. Гонтарь предлагает следующую формулировку состава преступления: “составом преступления является содержащееся в уголовном законе описание признаков общественно опасного деяния.”[11]

УК объявляет какие деяния являются преступными, описывая их в диспозиции статьи Особенной части и в статьях Общей части. С помощью объективных признаков описываются общественные отношения (объект преступления), которые УК охраняет, само деяние и его последствия (объективная сторона преступления). С помощью субъективных признаков дается описание вины, мотива, цели при совершении деяния (субъективная сторона преступления) и требования, которым должен отвечать человек, совершающий преступное деяние (субъект преступления).

Во-вторых, только в деянии может иметь место состав преступления. Отсюда следует, что УК гарантирует не привлечение к уголовной ответственности за мысли, убеждения, взгляды, воззрения, каковы бы они ни были, если они выражены в любой иной форме, кроме совершения деяния, предусмотренного уголовно-правовой нормой. Только совершение такого деяния создает основание уголовной ответственности.

В-третьих, деяние, в котором усматривается состав преступления, должно быть общественно опасным, то есть существенно нарушать общественные отношения, охраняемые УК, или ставить их под угрозу нарушения. В самой статье 8 УК, говорящей об основании уголовной ответственности, не указывается, что деяние должно быть общественно опасным. Однако такой вывод вытекает из других статей УК. Так, в ст. 2 говорится, что УК определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями. В ст. 5 говорится, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Общественная опасность, присущая деянию, - это объективная категория. Если УК объявил деяние преступным, то это не значит, что он наделил его общественной опасностью. Как раз наоборот. Оно потому то и объявлено преступным, что обладает независимо от воли законодателя такой опасностью. Задача законодателя как раз и заключается в том, чтобы, выявив общественную опасность деяния, установить наиболее эффективный способ борьбы с ним.

Если общественная опасность деяния отсутствует, хотя бы оно и подпало под признаки деяния, предусмотренного УК, оно не является преступлением, так как в нем нет состава преступления. Следовательно, нет и основания уголовной ответственности. На это прямо указывает ч.2 ст. 14 УК. Это вытекает из других частей УК, говорящих об обстоятельствах, исключающих преступность деяния.[12]

В-четвёртых, для установления основания уголовной ответственности необходимо сравнить совершенное общественно опасное деяние с описанным в УК. Если они совпадают, то, значит, в совершенном деянии есть состав преступления и, следовательно, есть основание уголовной ответственности. И наоборот, если совершенное деяние, хотя и обладает общественной опасностью, но по какому-то признаку не совпадает с описанным в УК, то оно не содержит состава преступления. Значит, нет и основания и уголовной ответственности. УК не предусматривает, например, в качестве преступления подстрекательство к самоубийству или содействие самоубийству, хотя эти деяния общественно опасны. Следовательно, совершение их не повлечет уголовной ответственности (отсутствует основание). Статья 3, часть 2 запрещает применение уголовного закона по аналогии.

Основание уголовной ответственности появляется с момента совершения общественно опасного деяния, содержащего состав преступления. Но для ее возложения на конкретное лицо нужен юридический документ – вступивший в законную силу обвинительный приговор суда. Он и является основанием реализации уголовной ответственности.

В числе принципов УК в ст. 4 сформулирован принцип равенства граждан перед законом, в соответствии с которым, лица, совершившие преступление, подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.[13]

Указанная норма подчеркивает конституционное право на равенство людей перед законом и судом, раскрывая его содержание.[14] Из этого следует, что никакие обстоятельства не могут ставить то или иное лицо в смысле основания его ответственности в привилегированное или, наоборот, в ухудшенное положение.

В соответствие с ч. 2 ст. 6 УК (статья излагает принцип справедливости) никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление. Это положение также является конституционным.[15]

Запрещается дважды привлекать за одно и то же преступление только к уголовной ответственности. Однако сочетаться уголовная ответственность с другими видами правовой ответственности может. Например, суд постановил взыскать с осужденного материальный ущерб, причиненный преступлением, то есть привлек к уголовной и гражданско-правовой ответственности. Кроме того, администрация по месту работы уволила лицо в связи с совершением им преступления с работы (применила дисциплинарную ответственность).

Заключение

В данной работе были рассмотрены различные точки зрения на вопрос о понятии уголовно – правовой ответственности (а также ответственности вообще), отражены аспекты восприятия сущности основания уголовной ответственности.

На основании изложенной в курсовой работе информации можно сделать вывод о наиболее характерных чертах отличающих уголовную ответственность от иных видов ответственности.

Во-первых, уголовная ответственность возлагается только за совершение деяния, предусмотренного УК РФ и содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного ст.8 УК РФ

Во-вторых, уголовная ответственность включает в себя государственное порицание лица и совершенного им деяния, поскольку приговор выносится от имени государства, а при назначении наказания - и государственное принуждение в виде серьезных правоограничений, связанных с исполнением наказания и судимостью. Таким образом, уголовная ответственность является наиболее строгим видом правовой ответственности, и единственным, налагаемым от имени государства.

В-третьих, ответственность возлагается только судом и только обвинительным приговором, вступившим в законную силу. Никакой другой орган или лицо не могут возложить уголовную ответственность.

В-четвёртых, уголовная ответственность носит личностный характер, то есть возлагается только на физическое лицо, виновное в совершении преступления.

И еще одним специфическим свойством уголовной ответственности является то, что она предусматривает, как правило, наказание за совершение преступления, а не восстановление нарушенного права.

Уголовная ответственность является наиболее строгим видом юридической ответственности, в значительной степени затрагивающей правовой статус физического лица. Именно поэтому вопрос об уголовной ответственности и основании привлечения к ней должен быть тщательно проработан в первую очередь в теории. В настоящее же время нет согласованного взгляда на само понятие уголовной ответственности, не говоря уже о его законодательном закреплении.

Что же касается вопроса об основании уголовной ответственности, то несмотря на относительное согласие, он так и остается одним из самых спорных и сложных вопросов права. И тем больше вызывает удивление ситуация, когда правоведы даже не делают попытки разобраться с проблемой, а кидаются в лингвистические и логические тонкости, каждые, по-новому формулируя один и тот же принцип.

Список литературы

Нормативные акты

1 Конституция Российской Федерации. М.: ИНФРА – М, 2003.

2 Уголовный кодекс Российской Федерации (По состоянию на 1 мая 2005 г).

– М.: Мартин, 2005.

3 Уголовный кодекс РСФСР. М.: Проспект, 1992.

Учебная литература

1 Гонтарь И.Я. Преступление и состав преступления как явления и понятия в уголовном праве. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1997г.

2 Гойман-Червонюк В.И. Очерк о теории государства и права. М., 1996.

3 Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. - М.: Юридическая литература, 1974г.

4 Козаченко И.Я. Уголовная ответственность: мера и форма выражения. - Свердловск: Свердловский государственный университет, 1987г.

5 Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении. Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой.- М.: Зерцало, 1999.

6 Наумов А.В. Уголовное право России. Общая часть. - М.: Издательство БЕК, 1996 год.

7 Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1989г.

8 Прохоров В.С. Преступление и ответственность. - Л.: Издательство Ленинградского Университета, 1984г.

9 И.С.Самощенко, М.Х.Фарукшин в книге Прохорова В.С. Преступление и ответственность. - Л.: Издательство Ленинградского Университета, 1984г.

.


[1] Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1989г., стр.115.

[2] Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1989г., стр.115.

[3] Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1989г., стр.116.

[4] Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1989г., стр.117.

[5] Козаченко И.Я. Уголовная ответственность: мера и форма выражения. - Свердловск: Свердловский государственный университет, 1987г., стр.20.

[6] Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. - М.: Юридическая литература, 1974г., стр.21.

[7] Козаченко И.Я. Уголовная ответственность: мера и форма выражения. - Свердловск: Свердловский государственный университет, 1987г., стр.13.

[8] Козаченко И.Я. Уголовная ответственность: мера и форма выражения. - Свердловск: Свердловский государственный университет, 1987г., стр.13.

[9] И.С.Самощенко, М.Х.Фарукшин в книге Прохорова В.С. Преступление и ответственность. - Л.: Издательство Ленинградского Университета, 1984г., стр.114.

[10] Гойман-Червонюк В.И. Очерк о теории государства и права. М., 1996. стр. 307.

[11] Гонтарь И.Я. Преступление и состав преступления как явления и понятия в уголовном праве. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1997г., стр. 97.

[12] Уголовный кодекс Российской Федерации. (По состоянию на 1 мая 2005 г.) – М.: “Мартин”, 2005. Ст. 37, 38.

[13] Уголовный кодекс Российской Федерации. (По состоянию на 1 мая 2005 г.) – М.: “Мартин”, 2005. Ст. 4.

[14] Конституция Российской Федерации. М.: ИНФРА – М, 2003. Ст. 19. Ч. 1.

[15] Конституция Российской Федерации. М.: ИНФРА – М, 2003. Ст. 50. Ч. 1.