регистрация / вход

Негаторный иск 2

Данный способ защиты права собственности тоже был известен еще римскому праву, о чем свидетельствует и его название ("ас-tio negatoria" - буквально "отрицающий иск").

Данный способ защиты права собственности тоже был известен еще римскому праву, о чем свидетельствует и его название ("ас-tio negatoria" - буквально "отрицающий иск").

Негаторный иск - требование об устранении препятствий в осуществлении права собственности, которые не связаны с лишением собственника владения его имуществом. В основе негаторного иска находится средство защиты, указанное в ст. 12 ГК РФ: "Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения". Статья 304 ГК РФ конкретизирует случаи применения этого средства в рамках института вещных прав. Из содержания этой статьи следует, что негаторный иск является универсальным (в рамках вещной защиты) средством защиты, рассчитанным на применение ко многим видам правонарушений (соответствующим условиям его заявления).

Необходимо отметить, что отметить, что негаторный иск может быть применим и при угрозе причинения помех, что обусловлено возможностями материально-правового средства защиты, лежащего в его основе. Под угрозой будущего правонарушения следует понимать такое поведение потенциального правонарушителя, в результате которого с высокой долей вероятности будет совершено определенное, негативное действие, прямым следствием которого будет являться нарушение права.[1]

Негаторный иск – титульный иск, поэтому его вправе заявлять собственник или иной титульный владелец, сохраняющий вещь в своем владении, но испытывающий препятствия в ее использовании. Следует заметить, что титульные владельцы, предъявляя этот иск, могут защищать свое право только в той части, которая принадлежит лично им и пострадала от нарушения. В отношении субъектов права общей собственности считаем, что каждый из них может самостоятельно предъявить негаторное притязание в отношении помех, чинимых общей вещи третьим лицом. Это следует из того положения, что каждый субъект права легитимирован на его защиту. Также полагаем, что негаторныи иск допустим и для разрешения соответствующих вещных споров, возникающих между сособственниками. Несмотря на то что общая собственность имеет свой правовой режим (в частности, существует возможность определения порядка пользования и владения общей вещью соглашением в соответствии со ст. 247, 253 ГК РФ), его особенности, на наш взгляд, не исключают вещную природу отношений сособственников и вещный характер возможных нарушений. В отношениях общей собственности в основе негаторного правонарушения будет находиться узурпация одним из сособственников полномочий иных сособственников. Давностный владелец также может защищать свое владение от помех и стеснений, однако его иск не является негаторным, хотя он и подобен ему по своим защитным возможностям.

Ответчиком по иску (субъектом обязанности) считается нарушитель прав собственника, действующий незаконно (обычно это касается правомочия пользования, а не владения или распоряжения, что очевидно, например, по отношению к объектам недвижимости). Если помехи созданы законными действиями, например разрешенной в установленном порядке прокладкой трубопровода возле дома, придется либо их претерпевать, либо оспаривать их законность, что во всяком случае невозможно с помощью негаторного иска.

Объект требований по негаторному иску составляет устранение длящегося правонарушения (противоправного состояния), сохраняющегося к моменту предъявления иска. Поэтому отношения по негаторному иску не подвержены действию исковой давности - требование можно предъявить в любой момент, пока сохраняется правонарушение. При устранении нарушителем противоправного состояния к нему может быть предъявлен лишь иск о возмещении причиненных этим убытков.

Данный иск предоставляет собственнику защиту от действий, не связанных с лишением владения и направлен на защиту правомочий пользования и распоряжения имуществом. Например, при рассмотрении конкретного дела было установлено, что помещение, принадлежащее обществу с ограниченной ответственностью на праве собственности, соприкасается с помещением, арендуемым акционерным обществом. Последнее установило металлическую дверь, которая на день рассмотрения спора была замурована и закрывала доступ в помещение истца. Арбитражный суд в соответствии со статьей 304 Гражданского Кодекса иск удовлетворил, обязав ответчика устранить препятствие в пользовании нежилым помещением его собственником.

Уже сейчас суды разрешают споры между собственниками индивидуальных жилых строений, расположенных на смежных земельных участках, об устранении препятствий в пользовании земельным участком.

Другой сферой применения исков, связанных с устранением препятствий в распоряжении (иногда пользовании) имуществом, являются споры об освобождении имущества от ареста (исключении из описи). Арест имущества применяется только в случаях, прямо предусмотренных законом, для обеспечения исполнения судебного решения о возмещении ущерба или приговора о конфискации имущества, как средство обеспечения иска в суде и др.

Нередко в опись ошибочно включается имущество, принадлежащее другим лицам. Чаще всего им является супруг, который, владея имуществом, не вправе им распорядиться. Порядок рассмотрения таких исков разъяснен в постановлении Пленума ВС СССР от 31 марта 1978 г.[2]

Подобные иски не следует отождествлять с исками об освобождении имущества от ареста, которые подают собственники (обладатели иных вещных прав), лишенные права реально владеть этим имуществом.

В соответствии со статьей 208 Гражданского Кодекса РФ на негаторные иски сроки исковой давности не распространяются.

Одной из основных проблем, связанных с данным видом иска, можно считать проблему применимости негаторного иска для защиты сервитутов в российском праве. Современные российские земельные сервитуты в целом соответствуют своим древнеримским аналогам. В силу наличия права сервитута собственник господствующей вещи имеет право пользования определенным образом ценностью чужой (служащей) вещи. Но, как известно, сервитуарий по общему правилу не владеет служащей вещью[3] . Владение на его стороне в лучшем случае бывает только эпизодическое, скажем, во время прохода по чужому земельному участку (в данном случае являющемуся служащей вещью), когда сервитуарий и реализует соответствующий сервитут прохода. Если характер сервитута таков, что сервитуарий в его осуществлении не участвует, например, установлен сервитут, дающий право одному соседу спускать воду со своего участка (господствующая вещь) на принадлежащую другому соседу землю (служащая вещь), то говорить о владении сервитуарием служащей вещью не приходится кроме случаев, когда он непосредственно осуществляет свой сервитут, находясь в контакте со служащей вещью.

Проблема заключается в том, что ст. 304, 305 ГК РФ категорически устанавливают, что сервитуарий может заявить негаторный иск только для защиты своего неутраченного владения спорной вещью. Но так как сутью сервитута является доступ субъекта к служащей вещи (извлечение ее блага), то сервитуарию могут помешать, только ограничив его доступ к этой вещи. Если помехи существуют в отношении господствующей вещи, то перед нами нарушение права собственности, не имеющее никакого отношения к сервитуту. Владение сервитуарием его собственными вещами, в том числе и господствующей вещью, находится вне сферы действия ст. 305 ГК РФ. Значит, ст. 305 ГК РФ устанавливает, что в отношении права сервитута спорной является служащая вещь.

Следовательно, в строгом соответствии с содержанием ст. 304, 305 ГК РФ следует признать, что негаторный иск недоступен сервитуарию, так как он не владеет спорной вещью, а право на такой иск дается только субъекту, не лишенному владения.

Как строиться защита сервитутов? Сущесвует несколько позиций по решению данной проблемы:

А.В. Копылов предлагает для выполнения диспозиции ст. 305 ГК РФ признать возможность владения сервитутами. [4] Это решение хотя и допустимо, но не желательно, поскольку введение категории владения правами только ради возможности подстроить защиту сервитутов под точную формулировку ст. 304 ГК РФ вряд ли оправдано.

О.А. Минеев отмечает, что единственным средством защиты прав сервитуария может выступать обращение в суд с требованием о признании права сервитута[5] . Для полноценной защиты сервитутов он предлагает внести в ст. 304 ГК РФ изменения, предоставляющие сервитуарию право негаторного иска по факту наличия права, без учета критерия владения. С предложением об изменении формулы негаторного иска в этой части можно согласиться, но до этого момента защита признанием права может помочь только против нарушения права сервитута, выражающегося в его отрицании (оспаривании), что встречается нечасто. Нарушение сервитута обычно выражается в фактических помехах. А этом случае защита признанием права в силу своей природы (декларативности) вряд ли будет действенной. Данный способ может привести только к констатации наличия или отсутствия спорного права, что не послужит адекватной защитой от нарушения.

А.В. Коновалов, в свою очередь, отрицает традиционный взгляд, согласно которому сервитуарий имеет только право пользования служащей вещью, и считает, что "субъект частного сервитута наделен владением. Хотя и в усеченном виде, имея возможность своей властью долгосрочно и стабильно осуществлять физическое прикосновение к вещи и хозяйственное господство над нею, пусть и строго ограниченным способом; при наличии у него соответствующего намерения реализовывать эту возможность фактический состав владения... становится правомочием владения"[6]

Высказанный подход, основанный на идее связи владения с вещно-правовой защитой, не поможет в защите права сервитута. Так как, если владелец служащей вещи препятствует намерению сервитуария реализовать возможность долгосрочного и стабильного физического прикосновения к служащей вещи, то у последнего не возникает фактического состава владения, и сервитуарий является невладеющим субъектом права. Среди средств вещной защиты сервитуарию не помогут ни признание права собственности (в силу уже отмеченных причин), ни виндикация, так как виндицировать служебную вещь невозможно. Сервитуарий может реализовать свои интересы только посредством защиты негаторным иском, но такая возможность ему недоступна, ибо он лишен владения действиями собственника служащей вещи.

И.Э. Косарев предложил более радикальное решение - ввести новый вид вещного иска для защиты сервитутов - конфессорный.[7] Допустимость создания нового иска обосновывается нормой ст. 6 ГК РФ ("Применение гражданского законодательства по аналогии"). Конфессорный иск будет построен по аналогии с негаторным, с действием, направленным на защиту сервитутов. Законодательное закрепление нового иска следует признать более обоснованным, нежели введение в ГК РФ чуждой ему категории владения правами. Однако создание иска, рассчитанного на защиту только одного вида права, нам не кажется оптимальным решением.

Таким образом, нет препятствий для судебной защиты сервитуарием своего нарушенного права, если он захочет восстановить его с помощью средства защиты, непосредственно предусмотренного нормой, содержащейся в абз. 3 ст. 12 ГК РФ. В пользу этого свидетельствует тот факт, что ст. 12 ГК РФ является одной из основополагающих в отношении защиты права и непосредственно закрепляет защитные возможности, предоставленные гражданским правом России управомоченным субъектам.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод о необходимости внесения изменения в ст. 304 ГК РФ с тем, чтобы право негаторного иска напрямую предоставлялось сервитуарию не по критерию владения им защищаемой вещью, а по критерию наличия вещного права, подвергнувшегося нарушению или угрозе нарушения. Причем характер нарушения должен быть таков, чтобы восстановление права происходило с помощью защитного механизма, предусмотренного ст. 304 ГК РФ.

В качестве вывода стоит отметить что, негаторный иск является универсальным (в рамках системы вещной защиты) средством защиты, направленным на восстановление положения по нормальному и естественному владению и пользованию собственником его вещью, либо его вещным правом и на пресечение помех и стеснений в сфере исключительных полномочий собственника и реализующимся в судебной форме посредством иска, сфера применения которого касается только разрешения споров об устранении незаконных фактических помех и стеснений во владении и пользовании спорной вещью.


[1] А. В. Люшня «Защитные возможности негаторного иска» // «Закон» N 2, февраль 2007 г.

[2] Бюллетень ВС РФ, 1994, N 8, с.5-6."О применении законодательства при рассмотрении судами дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)"

[3] ст. 274 ГК РФ ("Право ограниченного пользования чужим земельным участком") устанавливает, что в отношении чужой (служащей) вещи сервитуарий имеет лишь право пользования.

[4] Копылов А.В. Вещные права на землю. Москва., 2000.

[5] Минеев О.А. Способы защиты гражданских прав: Диссертация... к. ю. н. Волгоград, 2003.

[6] Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. СПб., 2001.

[7] Косарев И.Э. Право ограниченного пользования чужим недвижимым имуществом (Сервитуты) // Правоведение. 1996. N 3

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий