регистрация / вход

Место государства в современной политической системе

Оглавление : 1.Охаректеризуйте место государства в современной политической системе. 2.Система права : проблема понимания и тенденции развития. 3.Дайте толкование ч.1 ст.32 Конституции РФ,регламентирующей право граждан участвовать в управлении государства по объему толкования.

Оглавление :

1.Охаректеризуйте место государства в современной политической системе.

2.Система права : проблема понимания и тенденции развития.

3.Дайте толкование ч.1 ст.32 Конституции РФ,регламентирующей право граждан участвовать в управлении государства по объему толкования.

Заключение

Литература

1 Охарактеризуйте место государства в современной политической системе.

Политическая система представляет собой одну из частей или подсистем

совокупной общественной системы. Она взаимодействует с другими

ее подсистемами: социальной, экономической, идеологической, этической,

правовой, культурной образующими ее общественное окружение, ее

общественные ресурсы наряду с ее природным окружением и природными

ресурсами (демографическими, пространственно-территориальными), а также

внешнеполитическим окружением. Центральное положение политической системы

в этой структуре ее внешнего и внутреннего окружения определяется ведущей

организационной и регулятивно-контрольной ролью самой политики.

Политическая система конкретного общества определяется его

классовой природой, социальным строем, формой правления (парламентского,

президентского и т.п.), типом государства (монархия, республика),

характером политического режима (демократического, тоталитарного,

деспотического и др.), социально-политических отношений (стабильных или

нет, умеренно или остро-конфликтных либо консенсунсных и т.п.), политико-

правового статуса государства (конституционного, с развитыми или не

развитыми правовыми структурами), характером политико-идеологических и

культурных отношений в обществе (сравнительно открытых либо закрытых),

историческим типом государственности (централистским, с иерархическими

бюрократическими структурами и т.п.), исторической и национальной

традицией уклада политической жизни (политически активным или пассивным

населением, с кровно-родственными связями или без них, с развитыми или

не развитыми гражданскими отношениями и т.д.).

Огромную теоретическую и практическую значимость, особенно в

современных условиях, имеет рассмотрение проблемы, связанной с определением

соотношения политической системы общества и государства, выявление

экономических и социально-политических факторов, влияющих на определение

его места и роли в политической системе общества.

Следует сразу же оговориться, что государство нельзя отождествлять с

политической системой, его следует рассматривать в качестве важной

составной части этой системы, входящей в нее не как совокупность

разрозненных органов, а как целостный политический институт.

В отечественной и зарубежной литературе исследование вопросов,

касающихся различных сторон внутренней организации и деятельности

государства, уделяется значительное внимание. Государство обстоятельно

изучается в различных направлениях: в структурном и функциональном плане, с

точки зрения его статики и динамики, с позиции философских категорий формы,

содержания, сущности. Однако при этом нередко остается без внимания ряд

вопросов, непосредственно связанных с функционированием государства как

составного элемента политической системы общества. Рассмотрение государства

в этом ракурсе представляет несомненный интерес, поскольку позволяет

охарактеризовать государственный механизм через опосредуемые им

политические отношения и тем самым дает возможность более точно определить

место и роль государства в политической системе общества.

Государство выступает как особое звено в структуре политической

системы общества. Его роль и место в этой системе не отождествляется с

ролью и местом, с одной стороны, правящей партии, а с другой – иных звеньев

этой системы.

Государство не просто самое массовое политическое объединение граждан,

а объединение всех без исключения граждан, всех членов общества,

находящихся в политико-правовой связи с государством, независимо от

классовой, возрастной, профессиональной и прочей принадлежности.

Государство есть выразитель их общих интересов и мировоззрения.

В юридической литературе встречается понимание государства как основы

политической системы. Следует присоединиться к точке зрения М.Н. Марченко,

что государство не выступает, да и не может выступать в качестве основы или

главного структурного элемента политической системы. Рассмотрение

государства в качестве основы привело к смешению его с такими

разнопорядковыми явлениями, какими представляются действительные

экономические, социальные, идеологические основы политической системы.

Место и роль государства в политической системе общества определяются

следующими основными моментами:

во-первых, государство играет немаловажную роль в совершенствовании

общества как собственника основных орудий и средств производства,

определяет основные направления его развития в интересах всех и каждого;

во-вторых, государство выступает организацией всех граждан;

в-третьих, государство располагает специальным аппаратом управления и

принуждения;

в-четвертых, государство располагает разветвленной системой

юридических средств, позволяющих использовать различные методы убеждения и

принуждения;

в-пятых, государство обладает суверенитетом;

в-шестых, государство обладает единством законодательных,

управленческих и контрольных функций, это единственная полновластная

организация в масштабе всей страны.

Негосударственные организации такими свойствами и функциями не

обладают.

Таким образом, не противопоставляя государство как «особое звено» в

политической системе общества всем другим объединениям, не приуменьшая его

роли в системе иных демократических организаций, следует еще раз

подчеркнуть, что понятия главного и особого звена (элемента) в структуре

политической системы не являются идентичными. Роль главного звена,

охватывающего своей организующей и направляющей деятельностью активность

всех структурных элементов, выполняет личность, в то время как особым

звеном является государство.

Следует присоединиться к точке зрения М.Н. Марченко, который считает,

что государство относится к числу собственно политических организаций, что,

будучи оснащенным специальтным аппаратом принуждения и подавления с

соответствующими «вещественными придатками» в виде тюрем и иных

принудительных учреждений, государство выступает как главная сила в руках

политических сил, стоящих у власти, как главный проводник их воли и

интересов в жизнь, как важнейшее средство осуществления политической

власти.

2.Система права: проблема понимания и тенденции развития.

Система права — совокупность норм, институтов и отраслей права в их взаимосвязи.

Система права включает в себя четыре компонента: нормы права, правовые институты, суботрасли (подотрасли) и отрасли.

Правовой институт представляет собой обособленную группу юридических норм, регулирующих качественно однородные общественные отношения внутри одной отрасли права или на их стыке.

Несколько близких по характеру регулирования правовых институтов образуют подотрасль права. Например, в составе гражданского права выделяют авторское, жилищное, патентное право, в составе финансового права выделяется подотрасль налогового права.

Отрасль права является самым крупным элементом в системе права. Ее образует совокупность норм права, регулирующих качественно однородную группу общественных отношений, она характеризуется своеобразием предмета и метода правового регулирования. Если правовой институт регулирует вид общественных отношений, то отрасль - род общественных отношений.

Таким образом, для деления права на отрасли используются главным образом два критерия - предмет и метод правового регулирования. По этим критериям и отличают одну отрасль права от другой.

Система права выступает как научная основа различных форм правоустановительной деятельности (законодательства, установления норм прецедентного права и т.д.), а также систематизации результатов такой деятельности (нормативно-правовых и иных правоустановительных актов).

В отличие от законодательства (и других форм и актов правоустановительной деятельности) система права — это определенная научно-доктринальная, юридико-логическая конструкция, выражающая результаты научного познания специфических закономерностей правового регулирования общественных отношений.

Отраслевой принцип построения системы права, концепция выделения различных отраслей права по критериям предмета и метода правовой регуляции, конструкция внутренней организации системы права и его составных частей (правовых норм, институтов и отраслей) и т.д. являются положениями юридико-доктринального учения о праве как регуляторе общественных отношений, о внутренне согласованной системе правовой регуляции (ее формах, механизме, средствах и способах), об особенностях правовой регуляции разнородных общественных отношений и т.д. Как доктринальная конструкция система права выражает научное понимание смысла, порядка, средств и правил надлежащей нормативно-правовой регуляции общественных отношений и соответствующих форм систематизации ее результатов (правоустановительных актов).

Система права, таким образом, является доктринальной юридико-логической моделью для реальной практики правоустановительной деятельности, издания соответствующих законодательных и иных правоустановительных актов, их рационально организованного учета и систематизации.

В юриспруденции всегда уделялось пристальное внимание поискам объективных закономерностей, лежащих в основе правовой регуляции и законотворчества. С учетом соответствующих представлений о подобных закономерностях и строились определенные доктринальные конструкции системы права в качестве научно обоснованной объективной основы для законодательной деятельности и принятия надлежащих законов.

Система права как абстрактно-юридическая конструкция в обычных условиях эволюционного развития общества отличается большой структурной стабильностью и концептуальной консервативностью. Однако существенные изменения в общественных отношениях, в целях и задачах правовой регуляции и т.д. сопровождаются соответствующими корректировками концепции и преобразованиями структуры сложившейся системы права (появление новых правовых отраслей и институтов, исчезновение или преобразование прежних и т.д.).

Так, в современной российской системе права нет уже такой отрасли, как колхозное право, и вместе с тем появились некоторые новые правовые отрасли (например предпринимательское право) и подотрасли (например банковское право, конституционно-процессуальное право и т.д.). Значительные изменения наблюдаются в институциональной структуре многих традиционных отраслей права (появление многих новых правовых институтов, существенное обновление прежних и т.д.).

Существенно изменилась и общая концепция правовой регуляции и системы права. Важное значение в этом плане имеют прежде всего конституционное признание и закрепление позитивно-правового значения естественных (прирожденных и неотчуждаемых) прав и свобод человека в качестве приоритетного источника действующего права; конституционное признание общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ как составной части системы российского права; восстановление доктринального значения принципа деления права на публичное и частное; значительное усиление роли диспозитивных норм и в целом частно-правовых начал в правовой регуляции и т.д.

Однако и при всех подобных несовпадениях и различиях между структурами системы права и законодательства главным и определяющим ориентиром и юридико-логической основой для всего правоустановительного процесса и упорядочения всей совокупности нормативно-правового материала является система права.

Основные направления развития и совершенствования права связаны с социально-экономическими и политическими реформами, происходящими в стране. Одновременно идут глубинные процессы изменения самого содержания права, обновления законодательства и осознания новой роли правовых явлений в жизни человека и общества.

Здесь можно выделить такие тенденции:

1) общие, характерные для права в целом, включая систему права и систему законодательства как две стороны одного целостного явления;

2) тенденции развития структуры (системы) права;

3) тенденции совершенствования законодательства.

К общим тенденциям относятся следующие.

1. Постепенное изменение соотношения «человек и право». С одной стороны, речь идет об «очеловечивании» права, о создании такой правовой системы, где бы в центре внимания всегда были человек, его права и свободы. Реальные шаги в этом направлении сделаны в Декларации прав и свобод человека и гражданина, Конституции РФ, Гражданском кодексе РФ, законах о собственности, гражданстве и других нормативных актах. Сюда же относится изменение методов правового регулирования: переход от императивных к диспозитивным методам, преобладание общедозволительного типа регулирования в отношениях между людьми. Одним словом, все больше выкристаллизовывается и расширяется сфера действия частного права.

С другой стороны, наблюдается определенное ограничение публично-правового регулирования, которое в прежние времена было доведено до абсурда (свидетельство тому — установление предельных размеров садовых домиков, бань, погребов и т. п.). В настоящее время происходит выравнивание отношений между государством и отдельным человеком с точки зрения объема прав и обязанностей между ними, гарантий их реализации.

2. Децентрализация правового регулирования. Конституция РФ и Федеративный договор создали базу для законодательного стимулирования развития субъектов Федерации, органов местного самоуправления. Значительное развитие получают такие средства децентрализованного регулирования, как договоры, субсидиарное применение, аналогия закона и права.

3. Интеграция в российское законодательство в определенных случаях общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации (ст. 15 Конституции РФ). Можно говорить также об интеграционной тенденции законодательства стран — участниц СНГ в экономическом, информационном пространстве, сфере борьбы с преступностью.

В числе тенденций развития структуры (системы) права можно назвать такие.

1. Процесс постепенного накопления нормативного материала и распределение его по структурным блокам — институтам, отраслям. Все более заметна тенденция к определенной унификации подобных блоков как равнозначных по объему, структуре и другим Характеристикам, что позволяет расширять плоскости их взаимодействия, повышать эффективность регулирования. Данный процесс включает в себя образование новых институтов и отраслей (банковское, налоговое право), а также вычленение их из уже существующих структурных подразделений (семейное право).

2. Рост значения правового регулирования, что влечет за собой образование комплексных структурных объединений юридических норм. Это обусловлено комплексным характером предмета и метода правового регулирования, субъектов и объектов правовых отношений. Возникновение комплексных образований зависит и от степени развитости правовой системы, от взаимодействия ее с другими нормативно-регулятивными системами общества.

3. Возможное развитие системы права в направлении от современной структуры с ее довольно прочными связями между институтами и отраслями к «плазменному» строению, где первичные структурные элементы будут находиться в состоянии относительной автономности. В необходимых случаях при наличии определенных системообразующих факторов они могут создавать структурные ассоциации для решения каких-либо вопросов. Проблемы, возникающие из естественных потребностей общественного развития, обусловливают цели законодателя по их урегулированию. Цель законодателя «притягивает» к себе из нормативного массива различные по своему назначению и функциональной специализации нормы для эффективного и быстрого ее достижения.

3.Дайте толкование ч.1 ст.32 Конституции РФ, регламентирующей право граждан участвовать в управлении государства по объему толкования.

Часть 1 комментируемой статьи, находясь в системном единстве с другими положениями Конституции и прежде всего с ч. 1-3 ст. 3, является нормативной основой правомочий, воплощающих как общие, так и конкретизированные (в той или иной мере) возможности граждан, их объединений и организаций участвовать в управлении делами государства и, соответственно, в осуществлении власти народа. Нормативное ядро комментируемого положения составляет конституционное понятие управление делами государства, значение которого не ограничивается содержанием самой по себе ч. 1 ст. 32; оно распространяется на все части статьи 32 Конституции РФ, имея в виду, что в них также находят свое отражение, в той или иной мере, нормативные характеристики публичных форм участия граждан в управлении государством посредством таких институтов, как выборы органов государственной власти и местного самоуправления, проведение референдумов (ч.2), формирование государственного аппарата (ч. 4), отправление правосудия (ч. 5) и т.п.

Вместе с тем получающее закрепление в ч. 1 ст. 32 конституционное право характеризуется, прежде всего, собственными правомочиями, отличными от составляющих его комплексное содержание родовых конституционных правомочий граждан. Таким правомочием является, например, опосредованное членством в легитимной политической партии право на коллективное участие в избирательном процессе (Постановление КС РФ от 16.07.2007 N 11-П (365)) (также ч. 1 ст. 30). Представление о том, что право на участие в управлении делами государства может быть реализовано лишь через более конкретные виды прав, которые закрепляются в ч. 2, 4 и 5 ст. 32 Конституции, нельзя признать обоснованным (366). Вывод о самостоятельном значении данного права подтверждается и международными актами по правам человека (ч. 1 ст. 21 Всеобщей декларации прав человека; п. "а" ст. 25 Международного пакта о гражданских и политических правах), а также правовыми позициями КС РФ (например, Постановления от 25.02.2004 N 4-П, от 26.12.2005 N 14-П (367)).

Одновременно это не исключает того обстоятельства, что многие из законодательно конкретизированных возможностей, находящихся в нормативной связи с правами, закрепленными в других частях ст. 32, могут быть как бы интегрированы в нормативное содержание ч. 1 той же статьи и тем самым, имея гарантирующее значение, рассматриваться как относительно самостоятельные правомочия, реализующиеся в конкретных правоотношениях и характеризующие право каждого гражданина на участие в управлении делами государства (368). Таковыми являются, например, избирательные права, оговоренные в подп. 28 ст. 2 Закона об основных гарантиях.

Право на участие в управлении делами государства относится к числу основных политических прав, воплощающих сущность демократической идеи народовластия. По своей юридической природе оно может быть отнесено к непосредственно действующим субъективным публичным правам. Будучи проявлением политической свободы гражданина, право на участие в управлении делами государства характеризует не только субъективные правопритязания, связанные с возможностями индивидуального влияния на положение в стране, но и социальную значимость и публичную потребность в стабильной и эффективной системе организации публичной (государственной и муниципальной) власти. В этом плане оно заключает в себе как субъективно-личностное (частное), так и публично-правовое начала, соотношением которых во многом определяются не только статусные характеристики гражданина в политической сфере, но и публично-правовая природа данной сферы отношений. Из этого вытекает и еще одна важная юридическая характеристика данного права: обладая качествами субъективного и одновременно публичного политического права, оно может получать реализацию как на индивидуальной, так и коллективной основах.

Данные характеристики находят свое подтверждение и в практике Конституционного Суда, который, в частности, применительно к избирательным правам неоднократно указывал на то, что в силу взаимосвязанных положений ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 3 и ч. 1 и 2 ст. 32 Конституции соответствующие права как права субъективные выступают в качестве элемента конституционного статуса избирателя; вместе с тем они являются элементом публично-правового института выборов, в них воплощаются как личный интерес каждого конкретного избирателя, так и публичный интерес, реализующийся в объективных итогах выборов и формировании на этой основе органов публичной власти (абз. 1 п. 3 мотивировочной части Постановления КС РФ от 29.11.2004 N 17-П; абз. 2 п. 2 мотивировочной части Определения КС РФ от 04.12.2007 N 797-О-О (369)).

При этом конституционное понятие управление делами государства нельзя отождествлять с государственным управлением. Под управлением делами государства следует понимать все формы субъективно-публичного властвования в государстве, в том числе на уровне местного самоуправления (муниципального образования) посредством прямого волеизъявления граждан и в пределах полномочий выборных и других органов самоуправления (370) (Постановление КС РФ от 30.11.2000 N 15-П) (ст. 3, 12, 130-132). Как подчеркнул Конституционный Суд, народовластие, будучи одной из основ конституционного строя РФ, осуществляется и через признанное и гарантированное государством местное самоуправление. Народ не только конституирует органы местного самоуправления и легитимирует их полномочия, но и контролирует в предусмотренных законом формах их деятельность (Постановление КС РФ от 10.06.1998 N 17-П*(371)). Взаимодействие правомочий гражданина на участие в осуществлении как государственной власти, так и местного самоуправления отражает диалектику государственных и муниципальных начал в конституционном механизме народовластия, что на конституционно-категориальном уровне проявляется через понятие "дела государства", включающие, в том числе и вопросы местного значения (ст. 130 Конституции).

Характеризуя субъектный состав закрепляемого в ч. 1 ст. 32 конституционного права, следует исходить из того, что основными политическими правами обладают граждане соответствующего государства. Такой подход характерен и для российского законодательства. Так, согласно п. 1 ст. 11 Закона о выборах Президента РФ не допускается участие иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций, международных организаций и международных общественных движений в осуществлении деятельности, способствующей либо препятствующей подготовке и проведению выборов Президента, выдвижению, регистрации и избранию того или иного кандидата. Аналогичный режим установлен и для выборов депутатов Государственной Думы (п. 1 ст. 12 Закона о выборах депутатов ГД ФС РФ). Утрата депутатом законодательного (представительного) органа власти гражданства РФ, приобретение им гражданства иностранного государства либо получение им вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина РФ на территории иностранного государства, является основанием для досрочного прекращения депутатских полномочий (п. 4 ст. 12 Федерального закона от 06.10.1999 N 184-ФЗ). Вместе с тем, как установлено в абз. 2 ч. 1 ст. 3 Закона о местном самоуправлении, иностранные граждане, постоянно или преимущественно проживающие на территории муниципального образования, обладают при осуществлении местного самоуправления правами в соответствии с международными договорами РФ и федеральными законами, что основывается на положениях ч. 3 ст. 62 Конституции.

Конституционное право граждан на участие в управлении делами государства логически дополняет субъективно-личностными началами принцип и нормативную конструкцию народного суверенитета (ч. 2 ст. 3 Конституции). Как подчеркнул Конституционный Суд, осуществление депутатских полномочий (как и другие формы реализации данного права) необходимо воспринимать в контексте принципа народовластия (Постановление от 10.12.1997 N 19-П, от 09.07.2002 N 12-П (372)). Соответственно, даже качественная модернизация системы и практики государственного управления (местного самоуправления) и связанные с этим временные (переходные) правовые режимы не могут препятствовать реализации гражданами комментируемого права (например, Определение КС РФ от 12.07.2005 N 309-О (373)).

При этом конституционное политико-правовое представительство нельзя трактовать по аналогии с представительством в частно-правовых отношениях. Воля народа, как сказано в ч. 3 ст. 21 Всеобщей декларации прав человека, должна быть основой власти правительства, однако возможности участия в публично-властном управлении через представителей ограничены принципом свободного мандата (независимости) депутатов законодательных (представительных) органов власти (что не противоречит принципу объективного выражения депутатами интересов избирателей), законодательно определенной компетенцией иных выборных и формируемых органов публичного властвования и должностных лиц (374), конституционными и законодательными гарантиями независимости судей. С учетом этих ограничений управление через представителей может заключаться только в косвенном влиянии граждан (населения) на государственное управление законно уполномоченными к тому лицами, посредством доведения до них мнения граждан (населения) об актуальных задачах и качестве осуществляемого управления.

Важное значение имеет и конституционная формулировка свои представители, принципиально уточняющая адресатов допустимого гражданского воздействия. Формы же такого воздействия определяются законодателем в зависимости от уровня публичного властвования. Например, Закон о местном самоуправлении закрепил такие формы коллективного и индивидуального участия населения в осуществлении местного самоуправления, как: правотворческая инициатива граждан; публичные слушания (обсуждения) проектов муниципальных правовых актов; собрания граждан для обсуждения вопросов местного значения или информирования населения о деятельности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления; опросы граждан; обращения граждан в органы местного самоуправления (ст. 26, 28, 29, 31 и 32 Закона). Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 33 Закона граждане вправе участвовать в осуществлении местного самоуправления в иных формах, не противоречащих Конституции, федеральным законам, законам субъектов РФ.

Допустимое (информирующее, побуждающее) воздействие граждан (населения) на властных представителей, как правило, сочетается с пользованием иными конституционными правами, в том числе закрепленными в ч. 1 и 4 ст. 29, ст. 31, 33 Конституции. Гарантиями политического участия выступают свобода массовой информации и запрет цензуры (ч. 5 ст. 29 Конституции), институты выборности и политической ответственности власти, а также специальные нормативные установления.

В то же время пользование комментируемым правом может быть соразмерно ограничено и сопряжено с конституционными регулирующими требованиями (ч. 3 ст. 55 Конституции). При этом законодатель должен обеспечивать соблюдение конституционных принципов и норм, в том числе относящихся к условиям и пределам допустимых ограничений прав и свобод граждан (Постановление КС РФ от 25.04.2000 N 7-П (375)). Это относится, в частности, к устанавливаемым федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними законами и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ особым требованиям, связанным с комментируемым правом и проявляющимся в конкретизациях статусов депутатов Государственной Думы, законодательного (представительного) органа субъекта РФ, представительного органа муниципального образования (Определение КС РФ от 20.02.2003 N 41-О (376)). Например, Законом о статусе члена СФ и депутата ГД (п. "а" и "б" ч. 2 ст. 6) и Законом об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ (п. 1 ст. 12) установлены запреты на совмещение (одновременное исполнение) публично-властных полномочий для депутатов представительной власти на федеральном, субфедеральном и муниципальном уровнях. В отмеченном выше Определении от 20.02.2003 N 41-О Конституционный Суд РФ подтвердил принципиальную конституционность таких запретов, которые хотя и характеризуют содержание права непосредственного участия в управлении делами государства, но не ограничивают его.

Конституционно обоснованными были признаны также статусные ограничения, не позволяющие депутатам, деятельность которых осуществляется на профессиональной основе, заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности. Как подчеркнул Конституционный Суд, такие запреты не означают и разноуровневого (по отношению к депутатам, работающим без отрыва от основной деятельности) гарантирования независимости депутатов в зависимости от формы осуществления ими депутатской деятельности, поскольку учитываются при назначении соответствующим депутатам денежного содержания и других выплат, предусмотренных законодательством (377).

Конституционное право на участие в управлении делами государства получает свое дополнительное обоснование и конкретизацию не только в федеральном законодательстве, но и в законодательстве субъектов РФ, в котором в соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 72 Конституции предусматриваются дополнительные гарантии его защиты.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Огромную теоретическую и практическую значимость, особенно в

современных условиях, имеет рассмотрение проблемы, связанной с определением

соотношения политической системы общества и государства, выявление

экономических и социально-политических факторов, влияющих на определение

его места и роли в политической системе общества.

Следует сразу же оговориться, что государство нельзя отождествлять с

политической системой, его следует рассматривать в качестве важной

составной части этой системы, входящей в нее не как совокупность

разрозненных органов, а как целостный политический институт.

Государство выступает как особое звено в структуре политической

системы общества. Его роль и место в этой системе не отождествляется с

ролью и местом, с одной стороны, правящей партии, а с другой – иных звеньев

этой системы.

Государство не просто самое массовое политическое объединение граждан,

а объединение всех без исключения граждан, всех членов общества,

находящихся в политико-правовой связи с государством, независимо от

классовой, возрастной, профессиональной и прочей принадлежности.

Государство есть выразитель их общих интересов и мировоззрения.

Во взаимоотношениях государства и общественных организаций отражается

общность их конечных целей и задач, единство принципов построения и

функционирования, их подлинный демократизм, возникновение всех

государственных и негосударственных объединений по воле народных масс,

постоянная опора на их творческую инициативу и поддержку.

В России, например, общественные организации участвуют в выработке и

реализации политики государства. Они непременные участники всех

политических кампаний, в том числе таких, как всенародное обсуждение

проектов законов и других вопросов, выборы депутатов, народных заседателей.

Общественные организации делегируют своих представителей в состав целого

ряда государственных органов. Многие вопросы жизни общества, его

политической системы решаются органами государства с учетом их мнению или

совместно с общественными организациями.

Общественные организации – это не «филиалы» государства, а

самостоятельные звенья политической системы, имеющие свои самостоятельные

функции, свое социальное назначение и активно работающие на благо человека.

Взаимоотношения государства с профсоюзами, молодежными организациями,

творческими союзами строятся при отсутствии государственного руководства,

тогда как деятельностью таких общественных организаций, как потребительская

кооперация, ряд добровольных обществ, государство руководит. Но это не

означает какого то ни было «включения» общественных организаций в систему

государственного аппарата.

Россия провозгласила себя светским государством. Но вместе с тем

признала особую роль православия в её истории, в становлении и развитии ее

духовности и культуры. Закон утверждает, что христианство, ислам, буддизм,

иудаизм и другие религии составляют неотъемлемую часть исторического

наследия народов России.

Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной

или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны

перед законом.

Итак, государство и общественные объединения – это самостоятельные

части политической системы. Они обладают внутренней самостоятельностью и

независимостью в решении вопросов, касающихся их внутренних и внешних дел.

Конституция РФ обозначила Россию правовым социальным государством.

Пройдет ещё немало времени, возможно, смениться не одно поколение граждан

нашей страны, прежде чем желаемое станет реальностью.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12

декабря 1993 года).

2. Федеральный закон от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ "Об общественных

объединениях" (с изменениями от 17 мая 1997 г.)

3. Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о

религиозных объединениях".

4. Егоров С. А. Политическая система, политическое развитие, право: критика

немарксистских политологических концепций. - М.: Юрид. лит., 1983. –

310с.

5. История политических и правовых учений. – М.: Юридическая литература,

1991. – 428с.

6. Комаров С.А. Общая теория государства и права: Курс лекций / Издание 2-

е, исправленное и дополненное. - М.: Манускрипт. 1996. – 312с.

7. Манов Г. Н. Государство и политическая организация общества. - М.: Изд-

во “Наука”, 1974. – 275с.

8. Марченко М. Н. Политическая система современного буржуазного общества

(политико-правовое исследование). - М.: Изд-во МГУ, 1981. – 340с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий