регистрация / вход

Суд как субъект уголовного судопроизводства

"Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Челябинский Юридический институт МВД России" Кафедра уголовного процесса

"Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Челябинский Юридический институт

МВД России"

Кафедра уголовного процесса

Курсовая работа

на тему:

"Суд как субъект уголовного процесса"

Выполнил:

курсант 313 уч. гр.

рядовой милиции

Мухамедьянов Р.Г.

Проверил:

начальник кафедры уголовного процесса

доктор юридических наук

Зуев С. В.

Челябинск 2010

Содержание:

Введение......................................................................................................................

1. Суд и его функция в состязательном уголовном процессе...........................4

2. Состав суда............................................................................................................12

3. Судебный контроль в ходе досудебного производства.................................17

Заключение

Приложение

Введение

Актуальность исследования состоит в том, что Уголовно-процессуальный закон определяет место суда в осуществлении задач уголовного судопроизводства и реализации его предназначения. Занимая центральное место в системе органов уголовного судопроизводства, суд призван реализовывать указанное в Конституции Российской федерации уголовное судопроизводство для защиты прав и свобод граждан в ходе отправления правосудия. Поэтому от содержания установленного процессуальным законом статуса суда, его обязанностей, пределов полномочий и предоставленных ему правовых средств в значительной мере зависит эффективность решения поставленных перед уголовным судопроизводством задач.

В новом уголовно-процессуальном законодательстве существенно изменяются назначение, роль и содержание компетенции суда. Основополагающим фактором конституирования уголовно-процессуального положения суда является осуществление правосудия по уголовным делам на основе принципов равноправия сторон и состязательности, исключения уголовного преследования из компетенции суда. Концептуальная новизна положения суда в системе современного российского уголовного судопроизводства выражается в ограничении активности суда в инициировании обвинительных функций в расследовании дела, в отделении доказывания от функции правосудия и возложении обязанности собирания, представления доказательств и их интерпретации на стороны. Вместе с тем значительно усиливается и возрастает объем полномочий суда по судебному контролю за соблюдением процессуальных прав участников уголовного судопроизводства; в подготовке судебного заседания при изучении поступившего в суд уголовного дела и в ходе проведения предварительного слушания. При этом значительная часть распорядительных полномочий по применению государственного принуждения на досудебных этапах уголовного судопроизводства передается в ведение суда (введение судебного порядка применения меры пресечения в виде заключения под стражу, судебная процедура ограничения иных конституционных прав граждан). Исключая принцип объективности и полноты исследования обстоятельств дела из числа основ судебной деятельности, законодатель одновременно принимает меры к усилению гарантий беспристрастного разрешения судом уголовного дела по существу.

Цели и задачи исследования. Цель состоит в раскрытии полномочий суда в уголовном производстве.

Для достижения цели исследования в работе поставлены и решены следующие основные задачи:

1. Рассмотрение суда и его функций в состязательном процессе и в судебном контроле;

2. Изучение состава суда;

Предмет и объект исследования. Предметами исследования являются функции суда в уголовном судопроизводстве. Объектом исследования является суд и его состав.

В круг участников уголовного судопроизводства Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации включает все государственные органы и всех лиц, в той или иной форме принимающих участие в уголовном процессе.[1]

Участники уголовного судопроизводства призваны выполнять различные уголовно-процессуальные функции, реализовать определенные законом процессуальные полномочия, исполнять возложенные на них обязанности и осуществлять предоставленные им права. Функции суда в состязательном процессе будет раскрываться в данной работе.


1. Суд и его функции в состязательном уголовном процессе

Типология уголовного процесса позволяет выделить не только родовые признаки состязательности (одинаковой и в уголовном, и в гражданском процессе), но и видовые. “Чистая” состязательность обвинительного типа процесса (спор равных сторон перед пассивным судом) обусловлена преобладанием частного начала. Степень публичности состязательного типа уголовного процесса является причиной проявления его специфических черт. Рассмотрим понятие и принципы состязательного уголовного судопроизводства, а также особенности метода регулирования в нем. Затем с позиции выявления специфики уголовно-процессуальной состязательности проанализируем проблемы активности суда, равенства сторон и сделок о признании вины.

Состязательный процесс свойственен развитому демократическому обществу и его форме − правовому государству. В процессе эволюции уголовно-процессуального права частное начало получает все большее признание законодателя. Личность из объекта права приобретает качество его субъекта, что находит свое отражение в процессуальном положении основных участников процесса. В первую очередь свобода обвиняемого получает законодательное закрепление. За ним признается право на защиту, и он уравнивается в правах с органом уголовного преследования. Кроме того, свобода судьи считается необходимым элементом справедливого правосудия, а его внутреннее убеждение возводится в ранг процессуального принципа. Возрастает роль потерпевшего и государственного обвинителя, выражаясь прежде всего в ограничении судебного разбирательства пределами заявленного ими обвинения (уголовного иска).

Состязательный уголовный процесс характеризуется сохранением публичного начала с предоставлением широких прав основным его участникам. Сущность состязательного уголовного процесса проявляется в процессуальных признаках, которые в общем виде представляют его как “состязание” равноправных сторон перед беспристрастным судом.

Итак, общепризнанными чертами состязательного типа уголовного процесса являются:

1) разделение процессуальных функций обвинения, защиты и разрешения дела;

2) положение обвиняемого как субъекта процесса;

3) наличие сторон;

4) спор сторон как источник движения процесса;

5) равноправие сторон;

6) свободная оценка доказательств на основе внутреннего убеждения.

В судебном разбирательстве на суд возложена обязанность рассмотреть и разрешить уголовное дело.

В науке уголовного процесса общепризнано, что функцией суда в стадии судебного разбирательства является осуществление правосудия путем разрешения уголовного дела. Поэтому необходимо рассмотреть понятие правосудия (применительно к уголовному процессу).

В соответствии с ч. 1 и 2 ст. 118 Конституции РФ «судебная власть осуществляется посредством уголовного судопроизводства», «Правосудие в РФ осуществляется только судом». Термин «правосудие» используется в Конституции для обозначения важнейшего направления деятельности суда при осуществлении судебной власти путем судопроизводства (например, уголовного). Однако «правосудие не исчерпывает всего объема судебной деятельности», − отмечается в комментарии к Конституции РФ. Из этого следует. что правосудие осуществляется не во всех стадиях уголовного процесса, ибо, в частности, признать обвиняемого виновным и назначить ему меру наказания можно лишь приговором, а он постановляется только по итогам судебного заседания суда первой или апелляционной инстанции[2] .

Однако в соответствии с п. 50 ст. 5 УПК судебное заседание есть процессуальная форма осуществления правосудия в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу. Иными словами, в уголовном судопроизводстве деятельность суда в любом судебном заседании признается осуществлением правосудия. Таким образом, содержание понятия правосудия в УПК существенно расширено: по сути, законодатель попытался отождествить «осуществление судебной власти путем уголовного судопроизводства» и «осуществление правосудия по уголовным делам». Решение более чем спорное, поскольку правосудие есть важнейшее, но не единственное полномочие судебной власти и суда как ее носителя.

Оправление судебных функций как одна из разновидностей управленческой деятельности имело некоторые особенности: исключительная общественная значимость решаемых вопросов и особые обряды исполнения. Эти обряды, торжественные религиозные ритуалы, детально разработанная процедура, малейшее отступление от которой аннулировало результаты судоговорения, есть не что иное, как исторически первая гарантия правосудности разрешения общественно важных конфликтов. И лишь в XIX-XX вв. завершилось окончательное размежевание судебных и административных органов, что и выразилось в утверждении принципа осуществления правосудия только судом.[3]

Таким образом, сущностным признаком правосудия по уголовным делам, присущим ему на всех этапах развития, является то, что оно осуществляется в особой процессуальной форме, выступающей в качестве гарантии прав и законных интересов участников процесса и основного метода уголовно-процессуального регулирования. Коренные признаки данной процессуальной формы в настоящее время определяются системой конституционных демократических принципов правосудия: равенства всех перед законом и судом[4] , состязательности сторон [5] независимости судей[6] , гласности судебного разбирательства [7] и др.

Сказанное не означает, что правосудию несвойственны и другие признаки, выделяемые в процессуальной литературе, прежде всего суд как особый и единственный государственный орган, уполномоченный выполнять эту деятельность, и без него перечисленные выше принципы нереализуемы. Но важно подчеркнуть, что данный признак характерен для правосудия в его современной, развитой форме, а не для правосудия на ранних стадиях его развития.

Всякая ли процессуальная деятельность суда является правосудием? В ходе производства по уголовному делу перед судом встают вопросы различной правовой природы: от главного вопроса уголовного дела (о наличии уголовно-правового отношения между государством и подсудимым) до вопросов, возникающих в связи с уголовным судопроизводством: о снятии судимости[8] , о наложении денежных взысканий[9] . Правовая природа (и значимость) разрешаемого судом вопроса определяет сложность применяемой для этого процессуальной формы, разработанность системы процессуальных гарантий, степень выраженности принципов правосудия. Называть правосудием всякую деятельность суда в форме судебного заседания по решению любого подведомственного ему вопроса − значит выхолащивать понятие правосудия, не учитывать, что исторически деятельность по отправлению правосудия подразумевает (в силу общественной значимости разрешаемых вопросов) максимальный объем процедурных процессуальных гарантий.

Следовательно, правосудием является лишь такая деятельность суда, процессуальная форма которой предполагает обязательное участие заинтересованных участников уголовного процесса или по меньшей мере их представителей, предоставление им предельно широких процессуальных гарантий, обеспечивающих правильное решение важнейших вопросов уголовного дела − о вине и наказании. Условия, отвечающие этим требованиям, обеспечиваются главным образом состязательным построением стадии судебного разбирательства, когда решается основной вопрос уголовного дела с обязательным участием сторон обвинения и защиты, наделенных равными правами в исследовании доказательств с соблюдением иных конституционных принципов правосудия.

Как уже было упомянуто, ч. 2 ст. 15 УПК указывает на существование функций разрешения дела. Теперь можно определить содержание и пределы этой функции: разрешение уголовного дела осуществляется судом в стадии судебного разбирательства на основе принципа состязательности сторон и представляет собой осуществление правосудия.

Сделанный вывод не умаляет значение иных полномочий суда, реализация которых происходит в несостязательном порядке и не является правосудием, поскольку не обладает его существенным признаком: не связано с решением основного вопроса уголовного дела при предоставлении заинтересованным участникам процесса максимального объема процессуальных гарантий. Ибо зависимость сложности процессуальной формы и объема процессуальных гарантий от правовой природы решаемого судом вопроса закономерна и сама по себе составляет одну из гарантий прав личности.

Таким образом, правосудие по уголовному делу представляет собой осуществляемую в установленной законом специальной форме деятельность компетентного государственного органа, суда по рассмотрению и разрешению уголовных дел в судебном разбирательстве на основе принципа состязательности сторон и других принципов указанной деятельности, итогом которой является общеобязательное решение о признании лица виновным в совершении преступления и применении к нему (или отказе от применения) существенных мер государственного принуждения либо оправдании невиновного, в целях охраны прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечения мира и безопасности человечества, а также предупреждения преступлений[10] .

Как указал Конституционный суд РФ, наделение суда функцией осуществления правосудия предполагает предоставление суду необходимых и достаточных для надлежащего осуществления этой функции полномочии суд должен иметь право не только руководить разбирательством дела[11] , но и активно участвовать в исследовании его доказательственной базы, достаточность которой определяет законность и обоснованность будущего приговора10. Тем не менее в УПК процессуальная активность суда по многим направлениям существенно ограничена.[12]

Так, в предварительном слушании суд обязан удовлетворить ходатайство стороны об исключении доказательства, если противная сторона против этого не возражает[13] . В судебном разбирательстве суд не определяет порядок исследования доказательств [14] и не вправе по собственной инициативе огласить показания подсудимого, данные в ходе производства предварительного расследования или в суде[15] ; нет указаний на право суда по собственной инициативе вызывать свидетелей [16] и осматривать вещественные доказательства[17] ; ограничены возможности суда огласить показания свидетеля и потерпевшего, данные в ходе производства предварительного расследования или в суде [18] . Возможность отмены приговора суда в кассационном (апелляционном) и надзорном порядке в связи с односторонностью или неполнотой судебного следствия исключена[19] . Поэтому правы процессуалисты, призывающие восстановить обязанность суда принимать все предусмотренные законом меры к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела и установлению истины[20] − обязанность, необходимость которой обоснована еще составителями и современниками Судебных Уставов.[21]

На решение законодателя отказаться от закрепления в законе рассматриваемой обязанности известное влияние оказала позиция Конституционного суда РФ, которая представляется непоследовательной. В 1999 г., опираясь на расхожие представления о сущности принципа состязательности сторон, характерного, суд пришел к выводу, что процессуальная активность суда всегда означает обвинительную направленность и поэтому является недопустимой. Но уже в 2001 г. Суд свою точку зрения существенно изменил и признал, что процессуальная активность суда, ограниченная пределами судебного разбирательства, конституционным нормам не противоречит.

Следует отметить, что и Конституционный суд РФ в постановлении от 8 декабря 2003 г., пришел к выводу, что «правосудие по своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах».

Выполняя свою уголовно-процессуальную функцию в судебном разбирательстве, суд, в отличие от государственного обвинителя, не доказывает тот или иной заранее выдвинутый тезис, не имеет целью изобличить подсудимого в совершении преступления[22] . Суд осуществляет доказывание для беспристрастного установления всех обстоятельств дела[23] . В результате процессуальной деятельности суда могут быть сформированы как обвинительные, так и оправдательные доказательства. Других доказательств в уголовном процессе нет. Однако из факта получения судом тех или иных доказательств не может быть сделан вывод, что, суд принял на себя выполнение функции обвинения либо зашиты. Уголовно-процессуальная функция суда такова, что не обязывает его, в отличие от государственного обвинителя и защитника, перед производством следственного действия прогнозировать, какое доказательство будет впоследствии сформировано. Она обязывает его не иметь целью получение только или преимущественно одного вида доказательств обвинительных или оправдательных [24]

Единственный способ гарантированно избежать «уклонов» в работе суда − вообще лишить его права участвовать в доказывании. Но не слишком ли высока цена такой судейской беспристрастности? На наш взгляд, обязанность государства защищать права человека, в том числе право обвиняемого не быть осужденным, пока его вина не доказана[25] , равно как и интересы правды, справедливости, в уголовном процессе, заставляет желать активности суда и мириться с неизбежно таящейся в активной позиции суда возможностью тех или иных «уклонов» в его деятельности.


2. Состав суда

При определении состава суда, имея в виду наличие такого вида множественности преступлений, как совокупность, возникает вопрос, какое максимальное наказание предусматривается в ст. 15 УПК − максимальное, которое может быть назначено за каждое из преступлений, входящих в совокупность, или максимальное − за совокупность преступлений в целом. Из сопоставления норм УПК о подсудности и ст. 69 УК РФ, устанавливающей правила назначения наказания по совокупности преступлений, напрашивается вывод, что в уголовно − процессуальном законе речь идет о максимальном наказании, которое может быть назначено за отдельные преступления, входящие в совокупность. При совокупности преступлений наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление.[26] Если совокупность образована только преступлениями небольшой тяжести, то окончательное наказание за все преступления, входящие в нее, назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения наказаний, но в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК окончательное наказание не может превышать максимального срока или размера наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Следовательно, такая совокупность преступлений никак не может отразиться на решении вопроса об определении состава суда. Если же совокупность образована только преступлениями средней тяжести, тяжкими или особо тяжкими деяниями, то в соответствии с ч. 3 статьи 69 УК окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний, и при этом оно может оказаться выше максимального срока или размера наказания за любое из преступлений, входящих в совокупность, но не должно быть более двадцати пяти лет лишения свободы. Думается, что правила о коллегиальном рассмотрении уголовных дел о преступлениях, наказание за которые может превысить установленные в законе пределы, направлены на создание предпосылок для грамотного и квалифицированного рассмотрения и разрешения таких дел, что в конечном счете является гарантией защиты прав и законных интересов лиц, совершивших преступления. Единоличное рассмотрение дел о совокупности преступлений средней тяжести, за каждое из которых может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок не свыше пяти лет, а окончательное наказание может достигнуть десяти, пятнадцати и − максимально − даже двадцати пяти лет лишения свободы, противоречит смыслу установления коллегиального рассмотрения уголовных дел. Действительно, если дело о привлечении к ответственности за единичное тяжкое или особо тяжкое преступление должно рассматриваться коллегиально, а дело о нескольких преступлениях средней тяжести, за которые может быть назначено большее по сроку наказание, − судьей единолично, то это по меньшей мере нелогично, а по большому счету нарушает права и законные интересы обвиняемого.

Аналогичная ситуация может сложиться и в случаях, когда совокупность преступлений образована несколькими тяжкими преступлениями, наказание за каждое из которых согласно соответствующей статье уголовного закона не превышает десяти лет лишения свободы. Такие дела рассматриваются коллегиально, но отнесены к подсудности районных судов. Окончательное наказание за такую совокупность может превысить и десять, и пятнадцать лет (максимальная граница, как уже отмечалось, двадцать пять лет) лишения свободы. Дела о единичных преступлениях, наказание за которые может превысить пятнадцать лет лишения свободы, подсудны областным, краевым, городским судам, судам автономного округа или области, верховным судам республик. Более того, в перспективе эти дела должны рассматриваться коллегией из трех профессиональных судей. Далее, если за единичное особо тяжкое преступление может быть назначено лишение свободы на срок свыше пятнадцати лет, то согласно ч. 3 ст. 15 УПК подсудимый имеет право ходатайствовать о рассмотрении дела судом присяжных. Если же такое наказание может быть назначено по совокупности тяжких преступлений, за каждое из которых максимальное наказание - десять лет лишения свободы, то он лишен возможности ходатайствовать о рассмотрении его дела судом присяжных. То есть и здесь права обвиняемого могут быть нарушены. Причем речь в таких случаях идет не просто и не только об определении состава суда, а о разграничении компетенции между вышестоящим и нижестоящим судами. Такое разграничение, по смыслу уголовно − процессуального закона, должно толковаться в пользу передачи дела вышестоящему суду. Это вытекает из смысла ст. ст. 40 и 43 УПК.

Отмеченная проблема, возникающая при определении подсудности уголовных дел о совокупности преступлений средней тяжести, тяжких и особо тяжких, не решена ни в действующем УПК, ни в его проекте.

В качестве возможного пути решения данной проблемы можно предложить следующий порядок определения подсудности уголовных дел при наличии такого вида множественности преступлений, как их совокупность. Поскольку совокупность преступлений небольшой тяжести не влияет на максимальную границу возможного наказания, дела о такой совокупности рассматриваются мировым судьей или судьей районного суда единолично, дела о совокупности преступлений средней тяжести − районным судом, но коллегиально, дела о совокупности тяжких и особо тяжких преступлений следует отнести к подсудности вышестоящих судов и рассматривать коллегией из трех профессиональных судей. По ходатайству обвиняемого такие дела должны рассматриваться судом с участием присяжных заседателей.

Определение состава суда, рассматривающего уголовное дело, согласно порядку, предложенному в проекте УПК, также вызывает ряд вопросов. Так, неясно, в каком составе должно рассматриваться дело о тяжком преступлении, за которое уголовным законом предусмотрено максимальное наказание до десяти лет лишения свободы. В проекте записано, что судья единолично рассматривает дела о преступлениях небольшой и средней тяжести, за которые максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы, а коллегия из трех профессиональных судей - о тяжких и особо тяжких преступлениях, за которые предусмотрено наказание на срок свыше десяти лет лишения свободы, пожизненное лишение свободы или смертная казнь. Состав суда, рассматривающего дела о преступлениях, за которые может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пяти, но не более десяти лет лишения свободы, не установлен. Думается, что определение подсудности уголовных дел, в частности дел о совокупности преступлений, в проекте УПК РФ должно производиться по предложенным правилам с учетом того, что состав суда из судьи и двух народных заседателей полностью планируется заменить коллегией из трех профессиональных судей, что можно только приветствовать.

Также в Уголовно-процессуальном законе закрепляется норма, которая регулирует состав суда в суде первой инстанции, в суде апелляционной инстанции и суде кассационной инстанции. Рассмотрение уголовных дел осуществляется судом коллегиально или единолично. Суд первой инстанции рассматривает уголовные дела в следующем составе:

1) Судья общей юрисдикции − уголовные дела о всех преступлениях, за исключением уголовных дел, указанных в пунктах 2-4 ч.2 ст. 30 УПК РФ

2) Судья федерального суда общей юрисдикции и коллегия их двенадцати присяжных заседателей − по ходатайству обвиняемого уголовные дела о преступлениях, указанных в части третьей статьи 31 УПК РФ, за исключением уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 205, 206 частями второй − четвёртой, 208 частью первой, 212 частью первой, 275, 276, 278, 279 и 281 Уголовного Кодекса Российской Федерации;

3) Коллегия из трех судей федерального суда общей юрисдикции - уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 205, 206 частями второй - четвертой, 208 частью первой, 212 частью первой, 275, 276, 278, 279 и 281 Уголовного кодекса Российской Федерации, а при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания в соответствии со статьей 231 настоящего Кодекса, - уголовные дела об иных тяжких и особо тяжких преступлениях;

4) мировой судья - уголовные дела, подсудные ему в соответствии с частью первой статьи 31 настоящего Кодекса.

Рассмотрение уголовных дел в апелляционном порядке осуществляется судьей районного суда единолично.

Рассмотрение уголовных дел в кассационном порядке осуществляется судом в составе трех судей федерального суда общей юрисдикции, а в порядке надзора - в составе не менее трех судей федерального суда общей юрисдикции.

При рассмотрении уголовного дела судом в составе трех судей федерального суда общей юрисдикции один из них председательствует в судебном заседании.

Уголовные дела, подсудные мировому судье, совершенные лицами, указанными в части пятой статьи 31 настоящего Кодекса, рассматриваются судьями гарнизонных военных судов единолично в порядке, установленном главой 41 настоящего Кодекса. В этих случаях приговор и постановление могут быть обжалованы в кассационном порядке.


3. Судебный контроль в ходе досудебного разбирательства

Действующее законодательство установило такой порядок, такую процедуру уголовного судопроизводства и, в частности, досудебного производства, который согласуется с гарантированными Конституцией РФ правами человека и обеспечивает их эффективную защиту. Важная роль в обеспечении прав личности при производстве дознания и предварительного следствия отведена суду. Помимо выполнения своей традиционной задачи — осуществления правосудия, на суд в соответствии с Конституцией РФ возложены новые полномочия, состоящие в контроле за законностью действий и решений органов предварительного расследования и даче разрешений на проведение следственных и процессуальных действий, если они носят принудительный характер и вторгаются в охраняемые Конституцией РФ права и свободы личности.

Новый уголовно-процессуальный кодекс принципиально изменил цели, содержание и форму уголовного судопроизводства, перенеся центр тяжести на защиту интересов личности. Становится необратимым процессом то, что в условиях правового государства осуществление судом функции защиты прав и свобод личности будет обоснованно доминировать во всей его деятельности. При этом важно подчеркнуть, что судебная власть как одна из основных структур правового государства не может быть сведена к рассмотрению конкретных уголовных дел. Судебную власть характеризует не только правосудие в традиционном смысле, а также юридическая возможность оказывать активное влияние на решения и действия органов, ведущих расследование. В поисках оптимального средства защиты конституционных прав и свобод граждан в уголовном процессе, соблюдения комплекса процессуальных гарантий личности на досудебном этапе производства, теория уголовно-процессуальной науки все чаще обращается к исследованию сути социального назначения и роли в механизме регулятивного воздействия на уголовно процессуальную деятельность такого относительно нового института уголовно-процессуального права, как судебный контроль.

Понятие судебного контроля в досудебном производстве нередко связывает с разрешением возникающих при этом социально-правовых конфликтов. Вопрос о судебной власти и её государственном характере издавна обращал на себя внимание юридической и философской науки. Наибольшее значение он приобрел в конце ХVIII века, когда на Западе Европы приобрели актуальность взгляды Дж. Локка, Ш.Л. Монтескье о разделении властей. Существенные аспекты доктрины разделения властей и их роль в системе судебной власти были рассмотрены Ш.Л. Монтескье, он отмечал: «Все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении ... были соединены эти три власти: создавать законы, приводить в исполнение общеобязательные постановления и судить преступления и тяжбы частных лиц, ... подумайте о положении, в которое может быть поставлен гражданин этих республик» .

В вопросе о полноте судебной власти в нашем праве (в России) заслуживают быть отмеченными ст.ст.8-11 Устава уголовного судопроизводства, которыми установлено право контроля судей и прокуратуры над порядком задержания и заключения под стражей, т.е. созданы некоторые гарантии личной свободы. Представляется, что именно здесь исторически заложен ключ к пониманию функции судебного контроля в отечественном уголовном судопроизводстве. Суд по уголовному делу разрешает один конфликт публичного характера - уголовно-правовой: между государством и лицом, совершившим преступление. Именно суд - орган правосудия и он его вершит, признавая или не признавая лицо виновным, назначая или освобождая его от наказания.

При осуществлении судебного контроля представляется, что преследуются другие цели судебной деятельности. Закон возлагает на суд обязанность осуществлять контроль в досудебном производстве, дабы обеспечить законность при установлении юридически значимых обстоятельств: сбора фактического материала, необходимого как для выяснения внешнего состава преступного деяния (следственные действия), так и для предполагаемой виновности подозреваемого (меры уголовно-процессуального принуждения), а также обеспечения всей требуемой законом формы процесса (процессуальные решения). Да, суд - орган правосудия, да, к нему должен быть обеспечен доступ. Санкционирующая деятельность суда сохраняется за ним в полной мере и при отсутствии какого-либо уголовно-правового конфликта. Возможно эта деятельность и чужда суду, потому что при отсутствии столкновения, суд не должен проявлять своей санкционирующей деятельности, но закон обязывает принимать судебные решения и, в частности, в досудебном производстве и при исполнении процессуальных решений

Специфичность судебной власти в досудебном производстве очень интересна: именно судебные следователи, по должности принадлежавшие к судебному ведомству осуществляли контроль за применением принуждения и сбором доказательств. Думается, что именно с позиций разрешения материально-правового конфликта по уголовному делу (одного, а не множества) и необычно для нашего времени и понимания, И. Я. Фойницкий трактовал образ богини юстиции, по преимуществу уголовной - Фемиды: в этой символичной форме меч - эмблема потребностей материального существования, женская фигура с повязкой на глазах - эмблема потребностей чувственных, весы - эмблема потребностей интеллектуальных[27] .

Переосмысление роли суда в системе уголовной юстиции началось практически одновременно с началом судебно-правовой реформы в конце 80-х -начале 90-х гг. XX в. Отмечалось, что суды, находились в центре системы уголовной юстиции, выступали как органы борьбы с преступностью. Это неизбежно вытекало из того, что законодатель ставил перед всеми органами уголовной юстиции общую задачу борьбы с преступностью. Законодатель обращался ко всем представителям правоохранительных органов с общим требованием "О решительном усилении борьбы с преступностью" (Постановление Верховного Совета СССР от 4 августа 1989 года), обязывая в равной степени следственные органы и суды "с максимальной строгостью рассматривать случаи совершения различных преступлений". Однако правовые позиции Конституционного Суда РФ постепенно освободили суд от несвойственной ему функции обвинения, закрепили принцип состязательности в уголовном судопроизводстве, что явилось важнейшим этапом в реализации судебно-правовой реформы. Решение этих вопросов обеспечили судебную защиту прав личности по уголовным делам и исключение из уголовного законодательства многих недемократических форм процессуального контроля: возбуждение уголовного дела судом по своему усмотрению; возвращение дела судом на дополнительное расследование; продолжение рассмотрения уголовного дела при отказе прокурора от государственного обвинения.

Рядом постановлений и определений Конституционный Суд РФ раз-двинул границы применения предписаний ст. 46 Конституции РФ при производстве по уголовным делам. Практически было признано, что суды общей юрисдикции должны принимать и рассматривать по существу жалобы на незаконность любых процессуальных действий и решений органов и должностных лиц, уполномоченных вести досудебное производство по уголовным делам.

Эта линия получила свое дальнейшее развитие в УПК РФ 2001 г. , в первую очередь в его ст. 123 и 125, закрепивших институт судебного контроля в досудебных стадиях уголовного процесса - один из уголовно-процессуальных институтов, призванных обеспечивать законность и обоснованность действий и решений правоохранительных органов и должностных лиц, уполномоченных выявлять преступления и принимать меры к их раскрытию и изобличению виновных. Итак, судебный контроль распространяется на сравнительно ограниченный круг следственный действий и процессуальных решений, затрагивающих конституционные права граждан, обеспечивающих судебную проверку жалоб и ходатайств, заявленных в ходе досудебного производства.[28] В связи с этим считаем возможным согласиться с мнением ряда авторов о том, что понятие судебного контроля применимо лишь для проверочной деятельности суда на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Понимая различия полномочий суда в досудебном производстве, законодатель по-разному регламентирует порядок их осуществления. Так, суд контролирует избрание меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста, а также продление срока содержания под стражей в порядке, установленном в УПК РФ.[29] Очевидно, в таком же порядке суду надлежит разрешать вопрос об отмене меры пресечения, избранной на основании судебного решения, хотя прямого указания на это закон не содержит, а также о помещении не содержащегося подозреваемого или обвиняемого в стационар для производства экспертизы. Другие же вопросы, перечисленные в п. п. 4-9 и 11 ч. 2 ст. 29 (о производстве следственных действий), − в порядке, закрепленном ст. 165, а временное отстранение обвиняемого от должности − ст. 114 УПК РФ.

Кроме того, ст. 123 УПК РФ предоставляет практически неограниченному кругу лиц право обжаловать любые другие действия (бездействия) как должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, так и суда в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы. Судебный порядок рассмотрения подобных жалоб определен ст. 125 УПК РФ.

Следовательно, сводить контрольные полномочия суда в досудебном производстве только к рассмотрению им вопросов, перечисленных в ч. 2 ст. 29 УПК РФ, неправильно, т.к. законодатель сделал судебный контроль в досудебном производстве фактически всеобъемлющим. Деятельность эта, как в принципе и любая контрольная деятельность, осуществляется эпизодически. Так же эпизодически осуществляется прокурорский надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования.

Конечно же, контрольно-проверочная деятельность суда в досудебном производстве не может рассматриваться как деятельность по отправлению правосудия или разрешению уголовного дела. Дело будет рассмотрено по существу и разрешено в стадии судебного разбирательства, после чего и можно будет сказать, что правосудие свершилось.

Исходя из особой важности гарантируемых Конституцией прав и свобод личности, которые в ходе уголовного судопроизводства с неизбежностью ущемляются в той или иной мере, поскольку оно объективно осуществляется и обеспечивается силой особого рода государственного (уголовно-процессуального) принуждения, какого нет ни в одной другой сфере государственной деятельности, в том числе и судебной, осуществляемой в форме не уголовного, а иного судопроизводства (гражданского, административного или конституционного), законодатель совершенно обоснованно поставил возможность их ограничения под судебный контроль.

Но закон не наделил суд достаточными средствами для осуществления контрольных полномочий в досудебном производстве. Так, признав незаконными или необоснованными действия и решения должностных лиц, проверяемые в порядке ст. 125 УПК РФ, судья не может отменить их. Эффективный контроль за заключением под стражу невозможен без проверки доказанности совершения преступления, за которое по закону может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет.

Рассмотрим судебную практику по данному вопросу.Центральный районный суд города Челябинска — Постановлением Центрального районного суда г. Челябинска от 08.12.2009 г. Мануйлова С. Н. жалоба удовлетворена частично.

Председатель Комитета по управлению имуществом и земельным отношениям г. Челябинска Мануйлов С.Н. и его защитники обратились в суд с жалобой на постановление следователя по ОВД СУ СК при прокуратуре РФ по Челябинской области Гилева А.С. о возбуждении уголовного дела в отношении Мануйлова С.Н. и неустановленных должностных лиц Администрации г. Челябинска по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ. Просили признать постановление незаконным и необоснованным, прекратить уголовное дело и обязать устранить допущенные нарушения.

Данная жалоба судом признана допустимой только в части возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица.

Постановлением Центрального районного суда г. Челябинска от 08.12.2009 г. жалоба удовлетворена частично. Постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Мануйлова С. Н. признано незаконным и необоснованным. В удовлетворении остальной части жалобы отказано.

К таким выводам суд пришел по следующим основаниям:

Органами следствия при возбуждении уголовного дела указано, что Мануйлов и неустановленные должностные лица во исполнение постановления Главы г. Челябинска №773-п от 26.07.2005 «О продаже двух земельных участков на торгах (аукционе)», из личной заинтересованности решили организовать проведение торгов таким образом, чтобы обеспечить на них победу ОАО «Макфа» и минимизировать ее расходы на приобретение земельных участков.

Вместе с тем, из представленных органами следствия материалов следует, что большинство из представленных действий явно совершены не Мануйловым С. Н., а другими должностными лицами до его назначения на должность.

Фактически из всего объема указанных действий Мануйлов принимал участие лишь в конкурсно - аукционной комиссии и подписал договоры купли-продажи.

Участие Мануйлова С.Н. в деятельности конкурсно - аукционной комиссии, а так же подписание договоров купли-продажи земельных участков по результатам открытого аукциона впрямую входит в круг его служебных обязанностей и само по себе не подтверждает наличие злоупотребления служебными полномочиями. Документов достаточно подтверждающих такие утверждения не представлено.

Настоящее постановление не вступило в законную силу и может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Челябинского областного суда в течении 10 суток со дня провозглашения.


Заключение

Конечно, в объёме одной курсовой работы было трудно ответить на такой обширный вопрос для уголовного процесса как суд как субъект уголовного процесса, но я постарался это сделать в своей работе. Было очень интересным рассмотреть понятие суда, как субъекта уголовного процесса и вникнуть в сущность такого понятия, а также осознать важнейшее место суда в уголовном судопроизводстве. Очень интересным фактом является то, что суд относится к иным участникам уголовного судопроизводства и не относится не к стороне обвинения, не к стороне защиты, так как по моему , так оно и есть, суд должен быть беспристрастен не к обвинению не к защите того лица, которого подозревают или обвиняют в совершении того или иного преступления, предусмотренного российским уголовно-правовым законодательством.

Важно то, что только суд правомочен признавать лицо виновным в совершении преступления и назначить ему наказание. Это немаловажно при исполнении основных принципов уголовного судопроизводства. Также в принципах уголовного судопроизводства закреплен принцип осуществления уголовного судопроизводства только судом и никто не может быть признанным виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке установленном Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации. Широко представлены мнения великих мыслителей. Особенно важным содержанием принципа состязательности сторон является положение о том, что суд не является органом уголовного преследования и не выступает ни на стороне обвинения, ни на стороне защиты. Принцип состязательности обязывает суд создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.[30] Изучение изложенного материала курсовой работы расширит кругозор знаний и представлений об уголовном процессе и в частности суде, как субъекте, как участнике уголовного судопроизводства, даст информацию о составе суда в суде первой инстанции, в апелляционной инстанции, кассационной инстанции.

В данной курсовой работе раскрыты вопросы о судебном контроле на досудебных стадиях уголовного процесса. Ведь суд заинтересован в том, чтобы в его производство прошло уголовное дело, которое было составлено должностным лицом без каких либо правовых изъянов и противоречий с современным действующим законодательством Российской Федерации.Подводя итоги работы, следует отметить, что судебный контроль – очень молодой институт в отечественном уголовном процессе, и, как показало, в частности, проведенное исследование, существуют проблемы практики его применения.

Целями судебного контроля в досудебном производстве являются: во-первых, устранение нарушений уголовно-процессуального закона, во-вторых, обеспечение соблюдения прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства и иных лиц, в-третьих, восстановление нарушенных прав и свобод граждан в досудебном производстве. Специфика форм судебного контроля в досудебном производстве состоит в его осуществлении в условиях как открытого состязательного процесса (рассмотрение жалоб и ходатайств), так и закрытого состязательного процесса (получение решения суда о применении в качестве меры пресечения заключение под стражу и др.)- ст.ст.107-109, 125 УПК РФ.

Главное, что необходимо уяснить, это то, что расширение в УПК РФ сферы судебного контроля: принятие решений судом о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, о производстве обыска и выемки в жилище, о производстве личного обыска, о производстве выемки предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, о наложении ареста на корреспонденцию и выемке ее в учреждениях связи, о наложении ареста на имущество, включая вклады, о контроле и записи телефонных переговоров - заменяет прокурорский надзор. Одновременно возрастает степень ответственности суда за результаты расследования, поскольку увеличивается его возможность влияния на процесс формирования доказательственной базы по уголовному делу. Причем это влияние в итоге будет выражаться не только в оценке доказательств с точки зрения их допустимости, признания законности или незаконности действий и решений органов дознания и предварительного следствия, но может приводить к косвенному участию суда в уголовном преследовании, что противоречит его правовому статусу. Судебный контроль может быть более эффективным, когда его усилия сосредоточатся на решениях, соответствующих правовому статусу суда.

Важно, на наш взгляд, осознать, ясно различить существенные моменты: реальные возможности судебного контроля в обеспечении режима законности при расследовании преступлений, а также потребность в законодательном совершенствовании правил рассмотрения судом жалоб на действия (бездействие) следователя, дознавателя, прокурора. Направленность судебного контроля - обеспечить законность действий следственных органов.


Список использованной литературы

І Нормативные акты:

1)Конституция Российской Федерации (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерацию поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 N 6-ФКЗ и от 30.12.2008 N 7-ФКЗ)

2)Уголовный Кодекс (с изм., внесенными Постановлениями Конституционного Суда РФ от 27.05.2008 N 8-П, от 13.07.2010 N 15-П,

Федеральным законом от 27.07.2010 N 224-ФЗ)

3)Уголовно-процессуальный кодекс (с изм., внесенными Федеральным законом от 27.07.2010 N 224-ФЗ)

4) Постановление Центрального районного суда г. Челябинска от 08.12.2009 г.

ІІ Книги и монограммы:

1) Уголовный процесс : Учебник/Под ред. В. Г. Глебова, Е. А. Зайцевой - М.: ЦОКР МВД России, 2006. - 340с

2)Курс уголовного судопроизводства: Учебник/Под ред. И. Я. Фойницкий М 1996. 411с

3) Уголовный процесс/Учебник под ред. Рыжакова А.П.: Норма 2004.288с

4)Байтин М. И. Механизм современного Российского государства // Правоведение. 1996 г. № 3.

5) Уголовный процесс// учебник под ред. Гуценко К.Ф., М., 1998. 327с

6) . Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно - практический комментарий. / Отв. Ред. В. М. Лебедев. - М.: Юрайт - М., 2002.

7) Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) //под общей редакцией В.И.Радченко -М.: Юридический дом "Юстицинформ", 2008.

8) Теория государства и права.//под редакцией Рассолова М.М. - М.:2000. 240с


Приложение

Задача.

В квартире у Ступиных была совершена кража денег. При проведении дознания подозрение пало на Зорину, которая была в приятельских отношениях с семьей Ступиных, часто бывала у них, знала о наличии денег.

Имеются ли основания для задержания Зориной в подозрении в совершении преступления?

Решение.

Соответствии со статьей 91 Уголовно-процессуального Кодекса орган дознания, дознаватель, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы , при наличии одного из следующих оснований:

1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда потерпевшие и очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо его личность не установлена, либо если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд было направлено ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Таким образом нет никаких оснований для задержания Зориной по подозрению в совершении преступления.


[1] п. 58 ст. 5 УПК РФ

[2] п. 28 ст. 5 УПК РФ

[3] Лезим 0.3. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М, 2002. – С. 45.

[4] ч. 1 ст. 19 Конституции РФ

[5] ч. 3 ст. 123 УПК РФ

[6] ч. 1 ст. 120 УПК РФ

[7] ч. 1 ст. 123 УПК РФ

[8] ст. 400 УПК РФ

[9] ст. 118 УПК РФ

[10] ч. 1 ст. 2 УК РФ

[11] ч. 3 ст. 15, ст. 243 УПК РФ

[12] Лебедев В. Правосудие // Российская Юстиция. – 1999. - №9. С. 4.

[13] ч.5 ст.234 УПК РФ

[14] ст. 274 УПК РФ

[15] ч. 1 ст. 276 УПК РФ

[16] ч. 3 ст. 278 УПК РФ

[17] ч. 1 ст.284 УПК РФ

[18] ч. 2 ст. 281 УПК РФ

[19] ч. 1 ст. 379; ч. 1 ст. 409 УПК РФ

[20] ч.2 ст.243 УПК РСФСР 1960 г.

[21] Уголовный процесс под ред. Рыжакова А.П.: Норма 2004.С146

[22] п. 55 ст. 5; ч. 4 ст. 37 УПК РФ

[23] ст. 73 УПК РФ

[24] ч.З ст. 15 УПК РФ

[25] ст.2, ч. 1 ст. 17, ст. 18, ч. 1 ст.45, ст.49 Конституции РФ

[26] ч. 1 ст. 69 УК РФ

[27] И.Я.Фойницкий Курс уголовного судопроизводства М 1996. С 71

[28] ч. 2 ст. 29, ч. 1 ст. 125 УПК РФ

[29] ст. 108 УПК РФ

[30] Уголовный процесс : Учебник/Под ред. В. Г. Глебова, Е. А. Зайцевой - М.: ЦОКР МВД России, 2006. - С 38

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий