Нематериальные блага и возмещение морального вреда

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение профессионального высшего образования «АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение

профессионального высшего образования

«АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Юридический факультет

КУРСОВАЯ РАБОТА

по предмету «Гражданское право»

Тема 1. Нематериальные блага и возмещение морального вреда.

Выполнил студент 2 курса

группы

Проверил:______________

_______________________

«__» _____________ 2009 г

Оценка ________________

Барнаул 2009

Содержание

Введение 3

Глава 1. История возникновения института морального вреда. 4

Глава 2. Нематериальные блага и их защита.

§ 1 Понятие, содержание нематериальных благ и их виды. 7

§ 2 Особенности защиты нематериальных благ. 11

Глава 3. Компенсация морального вреда как способ защиты нематериальных благ.

§ 1 Право на компенсацию морального вреда. 16

§ 2 Оценка компенсации морального вреда. 19

§ 3 Компенсация морального вреда и исковая давность. 24

Заключение. 28

Список используемой литературы и нормативного материала. 29

Задача 30

Введение

Общепризнанно, что для правового государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенство общечеловеческих ценностей. Не смотря на это, граждане, практически каждый день, сталкиваются с нарушениями каких-либо прав и свобод, которые в свою очередь причиняют им горе. Например, незаконное увольнение, отказ в оказании медицинской помощи без медицинского полиса, угон автомобиля и пр.

В данной работе рассмотрен один из видов вреда, так называемый «моральный вред» (страдания, вызванные различными неправомерными действиями), который подлежит компенсации.

В юридической литературе и практике явно недооценивается роль компенсации и юридического механизма воздействия на участников правоотношений, связанных с причинением морального вреда. Это связано с отсутствием единого подхода в судебной практике к определению размера компенсации морального вреда иправовой непросвещенности, а отсюда и пассивности граждан. Существующая судебная практика по делам, связанным с компенсацией морального вреда, зачастую отличается крайней несправедливостью выносимых решений в части размера компенсации, поскольку отсутствие единого базиса, приводит к присуждению совершенно различных сумм компенсации при сходных обстоятельствах дела.

В отличие от России, где компенсация морального вреда воспринимается большинством населения как некая правовая «диковинка», государства, именующие себя правовыми, имеют, как правило, весьма продолжительный опыт применения института компенсации морального вреда.

Глава 1. История возникновения института морального вреда.

Вопрос о моральном вреде длительное время являлся предметом научных правоведческих дискуссии, причем основной центр тяжести этих дискуссий сводился к вопросу о допустимости возмещения морального вреда в денежной форме. Гражданское законодательство дореволюционной России не содержало общих норм, предусматривающих компенсацию морального вреда как способ защиты гражданских прав. Компенсация за личное оскорбление могла быть взыскана в порядке гражданского судопроизводства только в случае, если она косвенно отражалась на имущественных интересах потерпевшего. Для российского дворянина было естественно отреагировать на оскорбление вызовом «к барьеру», чем требовать выплату денежной компенсацииишь для «подлого» сословия.

Существенно изменился менталитет российского общества после революции 1917 г., но это не изменило отрицательное (хотя уже и по другим основаниям) отношение к возмещению морального вреда в денежной форме. Преобладающим оказалось мнение о недопустимости такого возмещения, в связи с чем гражданское законодательство после революционной России до 1990 г. не предусматривало понятия морального вреда и, соответственно, возможности его возмещения. В соответствии с господствующей доктриной судебная практика, отличалась стабильностью в этом вопросе, и суды неизменно отказывали в изредка предъявлявшихся исках о возмещении морального вреда в денежной форме. Идея сторонников возмещения морального вреда состояла в том, чтобы обязать правонарушителя к совершению действий имущественного характера, которые сгладят остроту переживаний, вызванных правонарушением, а не в измерении личных неимущественных прав в деньгах. Деньги рассматривались не как эквивалент перенесенных страданий, а как источник положительных эмоций, способных полностью или частично погасить негативные последствия, причиненные психике человека в результате нарушения его прав.

Позитивные взгляды на эту проблему, высказываемые в основном до начала 30-х гг. (например, Брауде И., Утевский Б.), не имели воздействия на законодательство и судебную практику. После «полной победы социализма в СССР» эти дискуссии как-то сами собой прекратились, и в дальнейшем, появлявшиеся в печати сообщения о случаях присуждения имущественной компенсации за причинение физических или нравственных страданий воспринимались скорее как курьезы, чуждые социалистическому правовому регулированию. Однако нормы зарубежного законодательства о компенсации морального вреда использовались при предъявлении советскими гражданами исков к иностранным юридическим и физическим лицам.

В 60-х годах дискуссии возобновились. Принцип компенсации морального вреда поддерживался в работах Беликовой А. М., Братуся С. Н., Малейна Н. С. и др. Признавалась необходимость введения института имущественного возмещения неимущественного вреда, поскольку область гражданско-правового регулирования охватывает не только имущественные, но и личные неимущественные отношения. Высказываемые в поддержку принципа возмещения морального вреда взгляды в немалой степени обосновывались тем, что правовые системы ряда государств: Польская Народная Республика; Чехословацкая ССР; Венгерская Народная Республика; Германская Демократическая Республика (являвшихся в то время социалистическими) предусматривали возмещение морального вреда.

Более серьезный аргумент против возмещения морального вреда в имущественной форме заключался в невозможности или трудности ее объективной оценки. Такая позиция отражала представления о свойственном гражданскому праву принципе эквивалентного возмещения, не учитывая, что он не применим при причинении вреда личным неимущественным правам и другим нематериальным благам.

Однако до начала 90-х гг. понятие «моральный вред» не было легализовано в российском гражданском праве, что исключало возможность применения гражданско-правовых средств защиты нарушенных прав путем компенсации морального вреда. Лишь 12 июня 1990 года право на возмещение морального вреда было установлено в Законе СССР о печати и других средствах массовой информации, хотя в нем не было раскрыто содержание понятия морального вреда.

И только с принятием Основ гражданского законодательства СССР и республик 31 мая 1991 года (далее – Основы) моральный вред был определен как «физические или нравственные страдания». Российские законодатели внесли нормы о возмещении морального вреда в отдельные законодательные акты: Закон об охране окружающей природной среды от 19 декабря 1991 года, Закон о средствах массовой информации от 27 декабря 1991 года, Закона о защите прав потребителей от 7 февраля 1992 года, Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденные Постановлением ВС РФ от 24 декабря 1992 года, Закон о статусе военнослужащих 22 января 1993 года. Такая законодательная ситуация порождала сомнения в возможности применения системы генерального деликта в отношении возмещения морального вреда. А столь значительное количество нормативных актов порождает дополнительные сложности в правоприменительной практике, усугублявшиеся разными сроками принятия и введения в действие указанных нормативных актов.

Введение в действие в 1995—1996 гг. части первой и второй Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) имеют иной (по сравнению с предшествующими нормативными актами) подход к институту возмещения морального вреда, что неизбежно приведет к росту противоречий по данному вопросу в судебной практике. Проблема усложняется также громоздкой системой конкуренции нормативных актов (Основы, новая Общая часть ГК РФ, прежняя редакция ГК, российские законы и подзаконные акты, законодательство СССР).

Глава 2. Нематериальные блага и их защита.

§ 1 Понятие, содержание нематериальных благ и их виды.

Под нематериальными благами понимаются не имеющие экономического содержания и неотделимые от личности их носителя блага и свободы, признанные и охраняемые действующим законодательством.

В Гражданском кодексе приведен примерный перечень юридически защищаемых нематериальных благ, которые могут быть приобретены гражданами и юридическими лицами: а) в силу рождения (создания) - к ним ГК относит жизнь, здоровье, достоинство личности, честь и доброе имя, личную неприкосновенность, деловую репутацию, личную и семейную тайну, неприкосновенность частной жизни; и б) в силу закона - право свободного передвижения, право выбора места пребывания и жительства, право на имя и другие личные неимущественные права. В качестве других нематериальных прав личности могут оказаться право на жизнь, здоровье и пр. Личное неимущественное право оказывается как бы благом второго уровня, а сама жизнь, здоровье и пр. является благом, предшествующим праву на него, и в этом смысле могут признаваться благом первого уровня.

По действующему ГК понятие «нематериальное благо» является собирательным, относящимся как к самому «благу», так и к личным неимущественным правам. [2]

Наличием двух слагаемых нематериального блага можно объяснить то, что в ст.2 ГК, посвященной характеристике отношений, говориться с одной стороны, о регулировании (п. 1 ст. 2 ГК), а с другой, о защите нематериальных благ (п. 2 ст. 2 ГК), что не следует понимать как противопоставление регулирования защите и наоборот, так как осуществление защиты предполагает регулирование, а регулирование может оказаться бессмысленным при отсутствии защиты.

Благи первого уровня неразрывно связаны с самим существованием личности. Они объективно существуют независимо от их правовой регламентации и только в случаях посягательств на эти блага нуждаются в правовой защите. Право граждан на защиту чести и достоинства, деловой репутации является их конституционным правом, а деловая репутация юридических лиц – одним из условий их успешной деятельности. Блага второго уровня: право на имя, право авторства и иные личные неимущественные права являются субъективными правами, образующими содержание конкретного правоотношения и тем самым уже урегулированными нормами права. В случае же нарушения этих прав они пользуются правовой защитой.

Для обоих слагаемых «нематериальных благ» характерными оказываются, по крайней мере, два неразрывно связанных между собой признака. Это: 1) отсутствие материального (имущественного) содержания и 2) неразрывная связь с личностью носителя, предопределяющая неотчуждаемость и непередаваемость этого блага.

Неотчуждаемость не исключает того, что их осуществление и защита могут быть поручены третьим лицам, например, иски о защите чести и достоинства несовершеннолетних могут предъявить их законные представители.

Нетоварность, отсутствие экономического содержания нематериального блага, его неразрывная связь с личностью носителя являются необходимыми, но не исключительными признаками. Будучи неотделимым от личности носителя данного нематериального блага, наличие этого блага индивидуализирует, делает неповторимой саму личность носителя. Нематериальные блага характеризуют общественное состояние их обладателя и являются его неотъемлемым, хотя и подверженным изменениям, качеством в течение всего периода его существования. Нематериальные блага существуют без ограничения срока их действия.

Оба эти признака носят условный характер. Ущемление нематериальных благ может иметь для их носителя весьма ощутимые последствия экономического характера. Например, подрыв деловой репутации юридического лица или индивидуального предпринимателя может вызвать отток клиентуры, ужесточение условий предоставления кредита и пр. С другой стороны, сложившаяся деловая репутация служит гарантом того, что лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью, останется на плаву и тогда, когда его дела временно пошатнулись. Что касается неотторжимости от их носителя, то и его значение не следует преувеличивать. Многие из материальных благ изначально предназначены к тому, чтобы циркулировать в гражданском обороте и приносить прибыль. Это относится, в частности, к такому нематериальному благу, как интеллектуальная собственность.

Специфично основание возникновения личных неимущественных прав на нематериальные блага: не в силу юридического факта, а непосредственно на основании указания закона.

Содержание личного неимущественного права не включает, по общему правилу, совершение положительных гражданско-правовых действий, хотя управомоченный субъект по своему усмотрению использует принадлежащие ему личные нематериальные блага. Обязанные лица должны воздерживаться от нарушения соответствующего блага, например от вторжения в личную жизнь гражданина, от неправомерного использования наименования юридического лица (имени гражданина). Вместе с тем не допускается использование принадлежащего гражданину (юридическому лицу) права исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах (ч. 1 п. 2 ст. 10 ГК).

Особенность осуществления личных неимущественных прав состоит в том, что законом определяются не пределы реализации нематериальных благ управомоченным лицом, а устанавливаются границы вторжения посторонних лиц в личную сферу и, если эти пределы нарушаются, допускается применение принудительных мер к их восстановлению. При установлении границ поведения управомоченных и обязанных лиц существенное значение приобретают нормы морали.

Личные нематериальные блага представляют самостоятельную ценность для их правового урегулирования.

Нематериальные блага могут подразделяться на отдельные группы и по иным основаниям.

По степени связанности личных неимущественных прав с имущественными правами обладателей этих прав личные неимущественные права подразделяются на личные неимущественные права, связанные с имущественными, и личные неимущественные права, не связанные с имущественными.

По целевой направленности личные неимущественные права можно классифицировать на:

1. личные неимущественные права, направленные на индивидуализацию личности: право на имя (наименование юридического лица), право на честь, достоинство, деловую репутацию и т. п.;

2. личные неимущественные права, направленные на обеспечение физической неприкосновенности личности (жизнь, свобода, выбор места пребывания, места жительства и т. п.);

3. личные неимущественные права, направленные на неприкосновенность внутреннего мира личности и ее интересов (личная и семейная тайна, невмешательство в частную жизнь, честь и достоинство и т. п.).[2]

§2 Особенности защиты нематериальных благ.

Специфика гражданско-правовых способов защиты личных нематериальных благ проявляется в том, что в случаях нарушения нематериальных благ они подлежат восстановлению (если это возможно) независимо от вины правонарушителя. Гражданско-правовая защита этих благ направлена также на предупреждение их нарушения в будущем. При защите нематериальных благ допустимо использование любых форм и способов защиты гражданских прав, если это не противоречит существу нарушенного блага и характеру правонарушения (например, таких, как признание права, пресечение действий, нарушающих право, возмещение убытков, компенсация морального вреда). Основания и способы защиты нематериальных благ различаются в зависимости от того, нарушены ли права физического или юридического лица.

При жизни носителя личных неимущественных прав и других нематериальных благ в первую очередь от него зависит, воспользуется ли он предусмотренными законом способами защиты этих благ, и какими именно. Третьи лица могут осуществлять и защищать личные неимущественные права, принадлежащие третьему лицу, если уполномочены на то носителем права или законом и если это не противоречит существу нематериального права. Личные неимущественные права и иные нематериальные блага, принадлежащие умершему, при наличии юридически значимого интереса могут осуществлять и защищать другие лица, в том числе наследники правообладателя.

Право на честь, достоинство и деловую репутацию – это право на самооценку и социально значимую оценку моральных, деловых и иных черт и свойств гражданина или юридического лица (организации), от которых зависит их положение в обществе.

Честь и достоинство между собой имеют неразрывную связь в силу того, что в их основе лежит единый критерий нравственности. Между тем существуют и различия, заключающиеся в том, что честь - объективное общественное свойство, а в достоинстве на переднем плане - субъективный момент, самооценка. Отсюда можно сделать вывод, что достоинство человека находится в определенной зависимости от его воспитания, от внутреннего духовного мира, особенностей его психического склада.[3]

Достоинство человека равнозначно праву на уважение и обязанности уважать других. Оно достигается развитием личности, осознающей свою свободу, равенство и защищенность. Достоинство превращает человека из объекта воздействия в активного субъекта правового государства, которое дает право на самооценку, на "самоопределение" и охраняет его выбор жизненных ценностей.

В общем виде достоинство представляет собой своеобразную совокупность положительных качеств индивида, его моральную ценность. Оно может рассматриваться как социальная значимость того или иного лица, обусловленная его общественно полезными свойствами.[3]

Честь – объективная оценка личности, определяющая отношение общества к гражданину или юридическому лицу, это социальная оценка моральных и иных качеств личности.

Репутация – сложившееся о лице мнение, основанное на оценке общественно значимых его качеств. Деловая репутация – оценка профессиональных качеств.

Действующий ГК РФ устанавливает особый гражданско-правовой способ защиты чести, достоинства и деловой репутации, проводя при этом различия в основаниях и способах защиты нарушенных прав гражданина, с одной стороны, и юридического лица, с другой.

Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности (п. 1 ст. 152 ГК). Из содержания ст. 152 ГК РФ следует, что имеется в виду опровержение по суду таких сведений, которые: 1) порочат честь и достоинство гражданина, 2) распространены ответчиком, 3) не соответствуют действительности.

Статья 152 несколько выделяет честь, достоинство и деловую репутацию из других неимущественных прав и благ тем, что причинение морального вреда здесь носит более презумпционный характер. Для их защиты путем компенсации морального вреда должны применяться правила ст. 151 ГК ГФ.

Гражданско-правовые нормы наряду с нормами других отраслей права направлены на охрану жизни человека в плане не только предотвращения произвольного лишения жизни, но и регулирования отношений, связанных с трансплантацией органов человека, искусственным оплодотворением, искусственным прерыванием беременности и пр.

Российское законодательство, в соответствии с преобладающей доктриной, связывает возникновение и прекращение гражданской правоспособности, с моментами, соответственно, его рождения и смерти (ст. 17 ГК РФ).

Хотя в нормах Конституции РФ прямо не упоминается право человека на здоровье, это право по своему содержанию также несомненно является одним из неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения прав. Такая позиция подтверждается как ст. 41 Конституции РФ, устанавливающей право каждого на охрану здоровья и гарантирующей, таким образом, право каждого на здоровье, так и п. 1 ст. 150 ГК РФ, где жизнь и здоровье входят в перечень принадлежащих гражданину от рождения нематериальных благ. Право человека на охрану здоровья является по своему содержанию самостоятельным личным неимущественным нравом, тесно связанным с правом на здоровье. Реализация права на здоровье обеспечивается различными отраслями права. Нарушение права на свободу и личную неприкосновенность может проявляться в незаконном лишении свободы (в результате незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда), где во внимание должны приниматься несколько иные обстоятельства. В первую очередь это может касаться индивидуальных особенностей потерпевшего (например, впервые или нет подвергается лишению свободы). Но только в случае незаконного лишения свободы причиняемый моральный вред подлежит возмещению. На пресечение незаконных действий направлены соответствующие нормы Уголовного кодекса. Неприкосновенность жилища может быть нарушена следующими действиями: незаконный обыск, незаконное выселение, вторжение в жилище против воли проживающих и пр. Следует отметить, что эти действия неравноценны с точки зрения причиняемого морального вреда. Необходимо учитывать, что право на неприкосновенность неразрывно связано с имущественным правом на само жилище, и рассматриваемый способ нарушения неприкосновенности жилища нарушает оба права. Нарушения права на личную и семейную тайну. Согласно п. 1 ст. 23 Конституции РФ, каждый имеет право на личную и семейную тайну. Они относятся к личным неимущественным правам гражданина и охраняются различными отраслями права. Предметом личной и семейной тайны является информация о лице, определенная законом закрытой для общего сведения. Также законодательство предусматривает право лица на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщении, тайну усыновления, тайну искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, адвокатскую, врачебную, нотариальную тайну. Любое неправомерное действие причиняет страдания лицу в отношении которого они совершены. Однако не любой моральный вред подлежит возмещению. Гражданский кодекс РФ существенно сузил область применения такого способа защиты гражданских прав, как компенсация морального вреда. В соответствии со ст. 151 ГК РФ, моральный вред возмещается, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина или посягающие на принадлежащие ему другие нематериальные блага. При причинении морального вреда другими действиями он подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. В настоящее время единственным законом, предусматривающим компенсацию морального вреда в случае нарушения имущественных прав гражданина, является Закон РФ «О защите прав потребителей». Статья 13, которого устанавливает, что «Моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) его прав предусмотренных законодательством о защите прав потребителей, подлежит возмещению причинителя вреда при наличии его вины. Право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства обеспечивается тем, что только сам гражданин может решить по своему личному усмотрению, где и как долго ему проживать, какие места посещать, где будет находиться его постоянное или временное место жительства. Он может свободно перемещаться внутри страны, покидать ее пределы и возвращаться вновь. Свобода передвижения предполагает не только изменение места жительства и пребывания, но и оседлость, неизменность места жительства (нахождения) гражданина в пределах государства (его части), если постоянное пребывание в этом месте соответствует воле и желанию самого гражданина.

Гл. 3 Компенсация морального вреда как способ защиты нематериальных благ.

§ 1 Право на компенсацию морального вреда.

При различных обстоятельствах человек претерпевает страдания, в том числе и в результате неправомерных действий других лиц, но не во всех случаях он приобретает право на компенсацию морального вреда. Оно возникает при наличии предусмотренных законом условий, или оснований ответственности, за причинение морального вреда.

В качестве условий компенсации морального вреда суд должен принимать во внимание степень вины нарушителя и иные другие заслуживающие внимания обстоятельства, а также учитывать степень физических и нравственных страданий (ч. 2 ст. 151 ГК).

Необходимым признаком действий, совершение которых порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда, является нарушение ими неимущественных прав и благ гражданина. Поскольку такие права и блага не отчуждаемы и не передаваемы иным способом, они не могут являться предметом сделок, в связи с чем обязательства из причинения морального вреда в большинстве случаев возникают при отсутствии между сторонами гражданско-правовых договорных отношений. Между тем возможны случаи, когда и при наличии таких отношений возникает право на компенсацию морального вреда — например, если в процессе исполнения авторского договора об издании произведения издатель нарушает личные неимущественные права автора (право автора на имя или на неприкосновенность произведения). В ГК РФ законодатель, поместив ст. 151 в раздел I «Общие положения», переместил акцент на вид нарушаемых неправомерным действием, прав, установив тем самым принцип неограниченной (т. е. не требующей специального установления в нормативных актах) защиты личных неимущественных прав и благ путем компенсации морального вреда и ограниченной (в вышеуказанном смысле) защиты этим способом имущественных прав. Если неправомерное действие нарушает имущественные права гражданина, то (хоть действие и причинило моральный вред), право на его компенсацию возникает только в случаях, специально предусмотренных законом. Однако, при нарушении имущественных прав гражданина моральный вред возмещению не подлежит, за исключением отношений, регулируемых Законом РФ «О защите прав потребителей»

Законодатель обоснованно устанавливает только неправомерные действия в качестве условия ответственности за причинение морального вреда. Должен действовать принцип «презумпции морального вреда», содержание которого можно сформулировать так: «Любое физическое лицо, в отношении которого совершено неправомерное деяние (действие или бездействие), признается претерпевшим моральный вред, если совершивший деяние не докажет обратное». Это существенно упрощает позицию потерпевшего. Но совершивший деяние может опровергнуть эту презумпцию. Например, клеветник вправе ссылаться на неспособность потерпевшего осознавать позорящий характер распространяемых о нем сведений (допустим, вследствие слабоумия) и, доказав это обстоятельство, будет освобожден от ответственности за причинение морального вреда.

Специфика дел о клевете в аспекте возмещения морального вреда (так же как и дел о защите чести и достоинства) заключается в том, что порочащий характер распространяемых сведений является обязательным элементом состава правонарушения, и в то же время именно это обязывает презюмировать наличие у потерпевшего морального вреда, причиненного распространением.

Ответственность за причинение морального вреда возникает при наличии вины нарушителя. Но законодательство не всегда определяет вину в качестве необходимого условия ответственности за причинение морального вреда. Статья 1100 Г'К РФ устанавливает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

§ 2 Оценка компенсации морального вреда.

В ст. 151 ГК РФ законодатель установил ряд критериев, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда: степень вины нарушителя; степень физических и нравственных страдании, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред; иные заслуживающие внимания обстоятельства.

С введением в действие ч. II ГК РФ эти критерии были дополнены критериями, установленными в ст. 1101 ГК РФ: характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего; требования разумности и справедливости.

Поскольку из содержания ст. 1099 ГК РФ следует, что размер компенсации морального вреда должен определяться по правилам ст. 151 и ст. 1101 ГК РФ, рассмотрим, какие критерии оценки размера компенсации определяются совокупным применением этих норм.

Одним из критериев является степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. Перечень случаев, когда вина не является основанием ответственности, указан в ст.1100 ГК РФ.

Следующими критериями являются степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего, которые, должны приниматься во внимание во взаимосвязи с рядом других обстоятельств. Индивидуальные особенности потерпевшего в смысле ст. 151, 1101 ГК РФ — это подлежащее доказыванию обстоятельство, которое суд должен устанавливать предусмотренными процессуальным законодательством способами и принимать во внимание для оценки действительной степени физических или нравственных страданий и определения соответствующего размера компенсации. Итак, упоминание законодателем степени страданий, связанной с индивидуальными особенностями потерпевшего, предполагает наличие некоей средней глубины страданий, но об ее учете законодатель не делает специального указания, поскольку наличие страданий, т. е. морального вреда — это необходимое условие возникновения права на компенсацию морального вреда вообще, и законодатель делает акцент на те критерии, которые позволяют определить размер компенсации применительно к конкретному делу.

Таким образом, необходимым критерием размера компенсации во всех случаях будет средняя степень страдании для определенного вида правонарушения.

Средняя степень страдании — это страдания, которые, по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния человек. По существу, отражающая в себе общественную оценку противоправного деяния. Так, например, если по телевидению сообщается информация о совершенном преступлении против личности или ином правонарушении, умаляющем принадлежащие человеку личные неимущественные блага, то у каждого человека, составляющего большую телевизионную аудиторию, сложится представление о степени страданий (моральном вреде), перенесенных потерпевшим. Поскольку в данном случае для подавляющего большинства аудитории потерпевший представляет собой абстрактную личность, в основе выносимого, каждым составляющим аудиторию лицом, суждения будут лежать его предположения о той глубине страданий, которую само это лицо перенесло бы в этом случае. Разумеется, оценки отдельно взятых лиц несколько различались бы, однако усредненная оценка имела бы наиболее объективный характер.

Перейдем к анализу критерия «характер физических и нравственных страданий» Вряд ли под характером страданий может пониматься что-либо иное, чем их вид. Под видами физических страдании можно понимать боль, удушье, тошноту, головокружение, зуд и другие болезненные симптомы (ощущения), под видами нравственных страдании — страх, беспокойство, горе, стыд, унижение и другие негативные эмоции. Характер физических и нравственных страдании в таком понимании можно было бы учитывать и оценивать, если бы законодатель мог установить некую количественную соотносительность между их вышеперечисленными разновидностями. Однако не представляется возможным и целесообразным ни теоретически, ни практически ввести какое-либо объективное соотношение между тошнотой и удушьем, зудом и головокружением, страхом и горем. По нашему мнению, «учитывать» характер физических страданий можно лишь принятием во внимание тех нравственных страданий, которые могут оказаться с ним сопряжены (например, ощущение удушья сопровождается негативной эмоцией в виде страха за свою жизнь). Поэтому, на наш взгляд, для определения размера компенсации следует учитывать не вид (характер) нравственных или физических страданий, а характер и значимость тех нематериальных благ, которым причинен вред, поскольку именно их характер и значимость для человека и определяют величину причиненного морального вреда.

Упоминание в ст. 1101 ГК РФ об оценке характера физических и нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, не привносит чего-либо существенно нового по сравнению со ст. 151 ГК РФ, поскольку фактически дублирует установленное в ней требование учета всех заслуживающих внимания обстоятельств, связанных с причинением морального вреда. Сравнительный анализ этих норм показывает, что учитывать в целях определения размера компенсации следует не все фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, а только заслуживающие внимания для определения размера компенсации. Их перечень дифференцируется в зависимости от вида неимущественных благ, затронутых правонарушением.

Рассмотрим указанные в ст. 1101 ГК РФ совершенно новые критерии (по сравнению с ранее действовавшим законодательством) — требования разумности и справедливости. На первый взгляд это кажется несколько необычным и даже странным, будучи применено к отдельному институту гражданского права — компенсации морального вреда, так как трудно предположить, что законодатель не предъявляет подобного требования к судебному решению по любому делу. Анализ ст. 1101 ГК РФ в части требовании разумности и справедливости целесообразно проводить с учетом п. 2 ст. 6 ГК РФ, устанавливающего правила применения аналогии права. Согласно этой норме, при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства и требований добросовестности, разумности и справедливости. Не случайно, компенсация морального вреда оказалась единственным гражданско-правовым институтом (понятие разумности содержится также в ст. 10 ГК РФ, но имеет иное содержание), где законодатель специально предписал учитывать требования разумности и справедливости при определении размера компенсации морального вреда. Так как страдания не поддаются точному измерению, а в деньгах неизмеримы в принципе, то невозможно говорить о какой-либо эквивалентности страданий размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что большей степени страданий должен соответствовать больший размер компенсации, и наоборот, т. е. ее размер должен быть адекватен перенесенным страданиям.

Неразумно и несправедливо было бы присудить при прочих равных обстоятельствах (равной степени вины причинителя вреда, отсутствии существенных индивидуальных особенностей потерпевшего и других заслуживающих внимания обстоятельств) компенсацию в размере равном или большем лицам, перенесшим страдания в связи с нарушением права на неприкосновенность произведения и права на здоровье, выразившемся в утрате зрения или слуха (соответственно). Поэтому требование о соблюдении разумных и справедливых соотношении присуждаемых по разным делам размеров компенсации морального вреда следует рассматривать как обращенное к суду. Если бы на территории РФ действовал один судебный состав, рассматривающий все иски, связанные с компенсацией морального вреда, требование разумности и справедливости могло бы быть достаточно легко выполнимо. Вынося свое первое решение о компенсации морального вреда, судебный состав тем самым установил бы для себя определенный неписаный базисный уровень размера компенсации, опираясь на него, выполнял бы требования разумности и справедливости при вынесении всех последующих решений. Но такая ситуация в действительности недостижима, так как в России действует большое количество судов и еще большее — судебных составов. Следовательно, требование разумности и справедливости применительно к определению размера компенсации морального вреда следует считать обращенным не только к конкретному судебному составу, но и к судебной системе в целом. Поэтому должны существовать писаные, единые для всех судов базисный уровень размера компенсации и методика определения ее окончательного размера; придерживаясь их, конкретный судебный состав сможет определять размер компенсации так, как предписывает закон, т. е. с учетом требований разумности и справедливости. Поскольку законодатель отказался от нормативного установления базисного уровня и методики определения размера компенсации и, таким образом, предоставил этот вопрос усмотрению суда, то этим судом следует считать Верховный Суд РФ, который должен, в порядке обеспечения единообразного применения законов при осуществлении правосудия, предложить судам общий подход к определению размера компенсации морального вреда, оставляя при этом достаточный простор усмотрению суда при решении конкретных дел.

3. 3. Компенсация морального вреда и исковая давность

В ст. 208 ГК РФ в соответствующей части устанавливается, что исковая давность не распространяется «на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ...».

Так, указывая на неприменимость исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда, Пленум Верховного Суда РФ обосновывает это неприменимостью исковой давности к требованиям, вытекающим из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ. Но это могло обосновывать лишь неприменение исковой данности к требованиям о компенсации морального вреда, причиненного нарушением именно неимущественных прав и других нематериальных благ, в то время как в Постановлении указывается на неприменимость исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда вообще, без дифференциации оснований возникновения таких требований.

В ст. 151 и 1099 ГК РФ компенсация морального вреда при нарушении иных прав возможна лишь в случаях, специально предусмотренных законом (например: Закон РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г., Федеральный закон РФ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» от 24 ноября 1996 г.). Под иными (т. е. отличными от упомянутых в ст. 150 ГК РФ) правами следует понимать, имущественные и неимущественные права, не имеющие признаков, свойственных личным неимущественным правам, упомянутым в ст. 150 ГК РФ (например, неимущественные права акционеров, установленные Федеральным Законом РФ «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г.). Такая же ситуация имеет место и с требованиями о компенсации морального вреда, причиненного нарушением имущественных прав потребителей — ст. 208 ГК РФ не дает никаких оснований для неприменения исковой давности к таким требованиям.

Компенсацияморального вреда представляет собой один из видов имущественной ответственности. Предположение о неприменении к имущественной ответственности срока исковой давности в данном случае противоречило бы, на наш взгляд, основным началам и смыслу гражданского законодательства, регулятивная функция которого направлена на придание устойчивости отношениям, возникающим в гражданском обороте.

Изъятие, которое законодатель делает в отношении применения срока исковой давности для требований, вытекающих из причинения вреда жизни и здоровью, оправдано тем, что в большинстве случаев причинитель вреда знает или должен знать о самом факте причинения вреда и может предполагать возможный размер ответственности. В случае причинения морального вреда страдания, физические и нравственные, представляют собой результат психической деятельности человека. Эти страдания имеют наибольшую интенсивность либо в момент умаления принадлежащих лицу нематериальных благ, либо в момент осознания лицом факта такого умаления. Часто эти моменты совпадают. Например, умаление чести лица наступает в момент распространения о нем порочащих сведений, но нравственные страдания это лицо претерпит только тогда, когда узнает о факте распространения (возможно не сразу, а через определенный промежуток времени): в тот же момент наступит и умаление достоинства лица, т. е. собственной оценки лицом своих положительных качеств.

Разумеется, причинитель вреда может предполагать наличие у потерпевшего определенной психической реакции на факт совершения неправомерного действия, но уровень этой реакции ему может быть известен лишь весьма приблизительно. Что касается размера компенсации, то о нем причинитель вреда не может иметь вообще никакого представления, если потерпевший не заявил соответствующего требования; действительный же размер компенсации может быть определен только судом (ст. 151, 1101 ГК ГФ). Вряд ли справедливо было бы поставить причинителя вреда в такое положение когда без ограничения срока он мог бы подвергнуться наступлению ответственности, размер которой он изначально не мог и не должен был предвидеть. Наконец, если исковая давность действительно была бы неприменимой к требованиям о компенсации морального вреда в случае нарушения неимущественных прав и благ (как мы отметили выше, в случае нарушения иных прав и благ исковая давность применима безусловно), неоправданное промедление с предъявлением соответствующего иска, несомненно, входит в круг иных заслуживающих внимания обстоятельств, в смысле ст. 151, 1101 ГК РФ, которые следует учитывать при определении размера компенсации. Общий срок исковой давности составляет три года — если в течение этого срока с момента совершения неправомерного действия иск не был предъявлен, разумно и справедливо считать, что страдания отсутствовали, и во взыскании компенсации морального вреда должно быть отказано.

По общим правилам срок исковой давности начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст. 200 ГК РФ). Применительно к компенсации морального вреда это означает, что течение срока исковой давности должно начинаться в момент начала претерпевания страданий, но не ранее момента осознания потерпевшим причинной связи между претерпеваемыми страданиями и нарушением его прав. Последнее условие в особенности существенно при нарушении личных неимущественных прав детей, а также при причинении вреда здоровью, поскольку вышеуказанные моменты могут не совпадать.

Претерпевание страданий лишает человека психического благополучия (полностью или частично). По нашему мнению, психическое благополучие — это одно из нематериальных благ, принадлежащих гражданину от рождения, и одновременно одно из составляющих другого нематериального блага — здоровья в широком смысле. Нарушение психического благополучия как результат неправомерных действий (бездействия) со стороны правонарушителя никогда не наступает само по себе, но лишь в соединении с нарушением какого-либо иного вида принадлежащих гражданину прав или умалением иных благ. Поэтому при совершении правонарушения для возникновения права потерпевшего требовать компенсации морального вреда и корреспондирующей этому праву обязанности правонарушителя выплатить такую компенсацию необходимо наличие причинной связи между триадой юридических фактов: неправомерное действие (бездействие) — нарушение неимущественного права или умаление иного нематериального блага — нарушение психического благополучия (возникновение страданий). Между наступлением этих фактов возможно истечение некоторого промежутка времени (например, между моментом распространения порочащих сведений и моментом умаления достоинства гражданина либо моментом умаления его чести и началом претерпевания страдания по этому поводу). Это обстоятельство следует учитывать при применении правила о моменте начала течения срока исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда. Особое внимание должно уделяться способности потерпевшего осознавать характер совершенного в отношении него неправомерного действия и его последствий, а также взаимную связь между ними, которая далеко не всегда бывает очевидной для потерпевшего.

В ст. 151 ГК предпринята попытка найти ориентиры, из которых суд мог бы исходить при определении размеров компенсации морального вреда. Судом принимаются во внимание обстоятельства и учитывается степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. При этом, поскольку возмещение морального вреда является мерой гражданско-правовой ответственности, надлежит исходить из тех оснований ответственности, которые должны быть налицо в том или ином конкретном случае. Так, если ответственность наступает независимо от вины (например, за вред, причиненный источником повышенной опасности), то и моральный вред в принципе подлежит возмещению независимо от вины. [2]

Заключение.

В курсовой работе тема, которой «Нематериальные блага и их защита» были подробно раскрыты следующие вопросы:· в главе 1 - поэтапно рассмотрено развитие понятия нематериальные блага, начиная с дореволюционного времени до наших дней.· в главе 2 - раскрыты понятие, содержание нематериальных благ и их виды; рассмотрены блага первого и второго уровней приобретаемых в силу рождения и в силу закона. Также в этой главе рассмотрена защита нематериальных благ, таких как: честь, достоинство и деловая репутация; права на жизнь и здоровье; права на свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность жилища; права на личную и семейную тайну; права на идентификацию национальной принадлежности; авторских прав; прав потребителей и иных прав граждан; трудовых прав; право свободного передвижения; право на имя.· глава 3 - посвящена компенсации морального вреда. В ней изложены основные критерии компенсации морального вреда, которые суд должен принимать во внимание, такие как степень вины нарушителя и иные другие заслуживающие внимания обстоятельства, а также учитывать степень физических и нравственных страданий. Также в этой главе рассматривался вопрос об оценке компенсации морального вреда и исковая давность.

Список используемой литературы и нормативного материала

1. Гражданский кодекс РФ;

2. Сергеев А. П., Толстой Ю. К., Гражданское право: Учебник: Т. 1. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005;

3. Анисимов А. Л. Честь, достоинство, деловая репутация под защитой закона. – М., Норма, 2004;

4. Конституция РФ;

5. Красавчикова Л.О. Личная жизнь под охраной закона. – М., 1983 г.

6. Журнал «Информационное право». - http://www.infolaw.rniiis.ru/lib/2005-3-moral-damages-compensation-as-infosecurity;

7. Российская газета. - http://www.rg.ru.


Задача

Алиев и Петрова подали в ЗАГС заявление о регистрации брака. За два дня до регистрации к Петровой явилась мать Алиева и заявила о том, что она не позволит своему сыну вступить в брак с Петровой. Она пояснила, что от подруги Петровой узнала, что последняя вела прежде аморальный образ жизни и злоупотребляла наркотиками. Регистрация брака не состоялась. Через несколько лет, все еще находясь под впечатлением несправедливых обвинений подруги и неудачи в личной жизни, Петрова обратилась в суд с иском о защите чести и достоинства, а также компенсации морального вреда. Адвокат ответчицы заявил в суде, что сообщение порочащих сведений без свидетелей одному лицу нельзя рассматривать как их распространение, и потому иск не может быть удовлетворен. К тому же с момента этих событий прошло более 5 лет, поэтому истек срок исковой давности.

Решите дело.

Решение:

Иск Петровой о защите чести и достоинства должен быть отклонен, так как:

- сообщение порочащих сведений (злоупотребление наркотиками и аморальный образ жизни) без свидетелей одному лицу нельзя рассматривать как распространение. Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телепрограммам, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в судебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной, форме нескольким лицам или хотя бы одному лицу.

- срок исковой давности истек. Общий срок исковой давности установлен в три года (ст. 196 ГК РФ), а в данном случае прошло более 5 лет.