регистрация / вход

Осовбенности правового регулирования внешнеэкономических сделок

Содержание Введение ... Характерные черты правового регулирования внешнеэкономических сделок .

Содержание

Введение …………………………………………………………........... С. 3
1. Характерные черты правового регулирования внешнеэкономических сделок………………………….................

С. 6

2.

Международное право в регулировании

внешнеэкономических сделок………………………….................

С. 10

3.

Решения Совета Безопасности ООН

и внешнеэкономические сделки…………………………………..

С. 15

Заключение……………………………………………………………… С. 19
Список использованных источников………………………………….. С. 20

Введение

На протяжении всей истории развития международного частного права одним из важнейших его институтов является институт внешнеэкономических сделок. Особенно роль данного института возросла в последние десятилетия. В первую очередь это обусловлено быстрыми темпами научно-технического развития, приведшими к появлению новых средств связи и транспорта. Возможность быстрого перемещения из одной точки земного шара в другую вольно или невольно привела к стиранию границ между странами и быстрому росту числа всевозможных связей между субъектами разных государств. Не стали исключением и отношения международно-частноправового характера.

Если рассматривать данную проблему с точки зрения российской цивилистики, то для нее необходимость исследования института сделок, осложненных иностранным элементом, и их правового регулирования является вдвойне актуальной. На протяжении семидесятилетней истории существования СССР субъектами внешнеэкономической деятельности в нашей стране практически всегда выступали государственные органы и предприятия. Кроме того, наличие в бывшем Советском Союзе административно-командной системы хозяйствования приводило к жесткому контролю за всеми такого рода отношениями, что не могло способствовать их росту и дифференциации.

Однако после преобразования и перехода нашей страны к рыночной экономике в Российской Федерации сложилась ситуация, приведшая к быстрому росту числа внешнеэкономических связей. Этому способствовало как открытие границ и установление более тесных отношений со странами капиталистического мира, так и то, что в результате распада СССР отношения между частными субъектами бывших республик стали носить международно-частноправовой характер.

После распада Советского Союза и принятия в 1993 году Конституции РФ возникла необходимость разработки ряда отечественных нормативно-правовых актов в области гражданского и международного частного права. В результате были приняты первая и вторая часть Гражданского кодекса РФ, а также целый ряд законодательных актов, содержащих нормы, регулирующие внешнеэкономические отношения. Наиболее важным из них является Федеральный закон «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» от 13 октября 1995 года. Однако, несмотря на это, в целом можно утверждать, что до конца 20-го века основным нормативно-правовым актом по исследуемой нами тематике оставались Основы гражданского законодательства 1991 года.

Лишь в ноябре 2001 г. Государственной Думой РФ была принята третья часть Гражданского кодекса РФ, раздел шестой которой содержит нормы международного частного права. Ряд статей данного раздела посвящен регулированию внешнеэкономических сделок. Кроме того, 21 ноября 2003 г. был принят новый закон «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности», который целиком посвящен урегулированию такого рода отношений. Однако недостатком данного закона является то, что он вступил в силу лишь в 2007 году, что привело к снижению эффективности норм данного нормативно-правового акта.

Из всего вышеизложенного видно, что законодатель в последние годы ведет весьма активную работу по разработке и принятию нормативно-правовых актов, регулирующих внешнеэкономические отношения. Однако специфика такого рода отношений, обусловленная их изменчивостью, требует постоянного обновления нормативно-правовой базы по данному вопросу; изучения и анализа законодательства и правоприменительной практики иностранных государств, а также целого ряда международно-правовых актов по данному вопросу, наиболее важным из которых, несомненно, является Венская конвенция ООН о международной купле-продаже товаров 1980 г., участницей которой является и Россия.

Следует отметить, что для Российской Федерации изучение данной проблематики актуально еще и потому, что, несмотря на наличие целого ряда нормативно-правовых актов, регулирующих внешнеэкономические отношения, нельзя говорить о наличии в нашей стране единой правоприменительной практики по данному вопросу. Об этом, в частности, свидетельствует и большое количество соответствующих споров арбитражной практике за последние годы. Такое положение усложняет в первую очередь работу судебных органов и тормозит развитие экономических отношений.

1. Характерные черты правового регулирования внешнеэкономических сделок

Существенной специфической чертой внешнеэкономических отношений является объединение в единую систему различных по субъектной структуре отношений, обусловливающих применение различных методов и средств правовой регламентации. Существует два уровня отношений: во-первых, отношения между государствами и иным и субъектами международного права (в частности, между государством и международными организациями) универсального, регионального, локального характера; во-вторых, отношения между физическими и юридическими лицами разных государств (к которым относятся и так называемые диагональные отношения – между государством и иностранными физическими и юридическими лицами). Именно отношения между физическими и юридическими лицами имеют решающее значение в осуществлении внешнеэкономической деятельности.

Первые регулируются нормами международного (публичного) права, вторые – национальным правом каждого государства, и прежде всего международным частным правом. Однако нормы международного права, регулируя межгосударственные отношения во внешнеэкономической сфере, играют все более важную роль в регламентации частноправовых отношений. Отсюда первой отличительной чертой правового регулирования внешнеэкономических сделок является тесное взаимодействие правовых норм различной системной принадлежности, то есть норм международного и национального права.

Второй отличительной особенностью правового регулирования внешнеэкономических сделок является взаимодействие норм различной отраслевой принадлежности национального права. Свою политику в области внешнеэкономической деятельности государство проводит главным образом через нормы публичного права. Определяющим является конституционное право.

Принципиальные основы государственной деятельности во внешнеэкономической сфере, закрепленные в Конституции Российской Федерации, были конкретизированы в ряде специальных законов конституционного характера. Федеральный закон от 8 декабря 2003 года «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» (с изм. От 22 августа 2004года) установил принципы осуществления государственной внешнеторговой политики, порядок ее осуществления российскими и иностранными лицами, права, обязанности и ответственность органов государственной власти и конкретизировал распределение компетенции в этой области между Федерацией и её субъектами. Федеральный закон от 14 апреля 1998 года «О мерах по защите экономических интересов Российской Федерации при осуществлении внешней торговли товарами» определил соответствующие меры (защитные, антидемпинговые, компенсационные) и установил порядок их введения и применения.[1] Федеральный закон от 1998 года «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами», исходя из особенностей такого сотрудничества, установил порядок участия в нем разработчиков, производителей продукции военного назначения и других субъектов.[2]

Кроме конституционного права, в регулировании внешнеэкономической деятельности значительную роль играют и другие отрасли публичного права: административное право (прежде всего такая его подотрасль, как таможенное право), финансовое право (особенно такие его подотрасль, как налоговое, валютное право).

Понятно, что нормы различных отраслей публичного права непосредственно не регулируют отношения между сторонами внешнеэкономической сделки. Но частноправовые последствия норм публичного права бесспорны: при осуществлении обязательств по внешнеэкономической сделке стороны обязаны руководствоваться нормами публичного права. Нарушение норм публичного права ведет к юридической невозможности исполнения частноправовой сделки.

Главным регулятором внешнеэкономических сделок является гражданское право. В силу своей природы внешнеэкономическая сделка связана с гражданским правом разных государств. Отсюда – особая роль международного частного права. Несмотря на значительные успехи, достигнутые мировым сообществом в унификации права международной торговли, коллизионный способ регулирования отношений по внешнеэкономическим сделкам, в том числе и посредством национальных коллизионных норм, сохраняет свои позиции.

Третьей особенностью регулирования внешнеэкономических сделок является широкое распространение форм так называемого негосударственного регулирования. Главной формой такого регулирования являются контрактные условия: заключая сделку, стороны свободны в установлении взаимных прав и обязанностей по сделке. Однако эта свобода не беспредельна. Она ограничивается, во-первых, нормами публичного права, во-вторых, общей диспозитивностью гражданского права («что не запрещено, то разрешено»), в-третьих, императивными нормами гражданского права. Существенная роль в системе негосударственного регулирования принадлежит обычаям международной торговли, под которыми понимаются единообразные устойчивые правила, сложившиеся в практике, но не имеющие обязательной юридической силы. Термин «обычаи международной торговли» - обобщающий. Он охватывает все применяемые в международной торговле правила неюридического характера. В зависимости от их значимости, уровня применения выделяют три группы подобных правил.

Первая группа включает: правила общего характера, наиболее значимые; правила, которые могут применяться к любым видам внешнеэкономических сделок. Их, собственно, и называют обычаем.

Вторая группа – правила, применяемые в отдельных областях международного делового сотрудничества, в торговом обмене определенными группами товаров. Их часто называют обыкновениями.

Третья группа – заведенный порядок. Это обычные правила, сложившиеся между конкретными партнерами в отдельной сфере международного предпринимательства.

Рассмотренная классификация носит достаточно условный характер: обычные правила международной торговли легко перетекают друг в друга.

К формам негосударственного регулирования следует отнести также судебную и арбитражную практику. Её роль заключается: в уяснении содержания и толкования норм применимого права (международного и национального) и обычаев международной торговли; в обеспечении единообразного применения унифицированных норм в области международной торговли; в обеспечении согласованного применения правовых норм различной системной и отраслевой принадлежности; в создании предпосылок для развития и совершенствования и международно-правовых, и национально-правовых норм, регулирующих внешнеэкономические сделки.

Таким образом, правовое регулирование внешнеэкономических сделок представляет собой достаточно сложную систему, состоящую из разных по своей природе, но тесно взаимосвязанных и взаимодействующих элементов: норм международного публичного права, норм национального, прежде всего международного частного права, и норм негосударственного регулирования.

2. Международное право в регулировании

внешнеэкономических сделок

Международное право, регулируя отношения между государствами в экономической сфере, оказывает возрастающее влияние и на правовую регламентацию внешнеэкономических сделок. Роль международного права в регулировании внешнеэкономических сделок осуществляется в двух направлениях:

Во-первых, установление правовых основ осуществления международных экономических связей, их правового режима;

Во-вторых, создание единообразного правового регулирования внешнеэкономических сделок на основе унификации материально-правовых и коллизионных норм.

Рассматривая первое направление , прежде всего, отметим торговые договоры, заключаемые на двусторонней основе (они могу иметь разное наименование: договор о дружбе, торговле и мореплавании; договор и торговле и навигации; договор о торговле и экономическом сотрудничестве о другие).

Заключаемые бессрочно или на длительные сроки, они устанавливают общую правовую основу не только для торговых, но и любых иных экономических отношениях между договаривающимися государствами. Их называют торговыми в силу исторической традиции, так как торговля в течении многих столетий была единственным видом межгосударственных экономических связей. В последнее время в развитие торговых договоров или вместо них заключают межправительственные соглашения о торговом, научно-техническом и экономическом сотрудничестве.

Данные договоры решают большой круг вопросов, имеющих принципиальное значение для участников внешнеэкономических сделок:

- определяют субъекты, правомочные осуществлять торговые или экономические связи в целом со стороны каждого договаривающегося государства;

- предоставляют друг другу правовой режим (как правило, режим наибольшего благоприятствования) в отношении таможенного обложения, порядка ввоза и вывоза товаров, транспортировки товаров, транзита, торгового мореплавания;

- определяют правовой режим деятельности физических и юридических лиц одной стороны на территории другой;

- содержат общий порядок расчетов, вытекающих из торговых и иных экономических отношений (иногда государства заключают специальные двусторонние договоры о расчетно-денежных отношениях).[3]

С рядом государств Россия заключает межправительственные соглашения о товарообороте или соглашения о товарообороте и платежах. В них устанавливаются контингенты товаров, составляющие товарооборот между договаривающимися государствами на двухсторонней основе. В отличие от торговых договоров они заключаются на короткие сроки (6 – 12 месяцев), при большем сроке ежегодно подписываются дополнительные протоколы. Соглашения обязывают государства обеспечить оговоренные поставки, то есть выдавать беспрепятственно выдачу лицензий и создавать другие условия для ввоза и вывоза в пределах согласованных контингентов товаров. Часто они определяют порядок расчетов.

По своему содержанию к соглашениям по товарообороту близко примыкают товарные соглашения, заключаемые на многосторонней основе. С помощью установления квот для каждого участвующего государства на куплю-продажу определенного товара на международном рынке государства стремятся предотвратить резкие колебания цен. Подобные соглашения существуют по нефти, каучуку, олову, пшенице, какао, кофе, сахару и прочему. Государства обязуются не допускать ввоз и вывоз соответствующих товаров за пределами установленных квот.

Рассмотренные международные договоры регулируют взаимоотношения между участвующими государствами. Но их положения имеют правовые последствия и для сторон внешнеэкономических сделок, если стороны находятся под юрисдикцией договаривающихся государств. Понятно, что если договором установлен режим наибольшего благоприятствования по таможенным платежам, то стороны внешнеэкономической сделки не вправе претендовать на иной режим. Сделка, выходящая за пределы квоты, установленной для государства международным договором, юридически не может быть исполнена.

Однако, несмотря на взаимосвязь сделки с международными договорами, она обладает юридической самостоятельностью. Это означает, что:

1) стороны при заключении внешнеэкономической сделки обязаны руководствоваться положениями соответствующих международных договоров;

2) после того, как сделка заключена, права и обязанности сторон определяются самой сделкой;

3) если после заключения сделки государства внесут изменения в содержание международных договоров, то они порождают гаржданско-правовые обязательства для сторон сделки только после того, как такие изменения будут внесены сторонами в сделку.

Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в процессе рассмотрения дел неоднократно исходил из того, что решения государственных органов спорящих сторон, не трансформированные в содержание заключенного между ними контракта, не порождают гражданско-правовые обязательства сторон по внешнеэкономической сделке. Так, вьетнамская компания в 1990 году предъявила к советскому внешнеторговому объединению иск о взыскании стоимости поставленного арахиса в части, касающейся неоплаты ответчиком поощрительных надбавок (бонификации) к договорным ценам за более высокое качество товара. Контракт о поставке был заключен во исполнение Протокола о товарообороте и платежах на 1988г., подписанного правительствами СССР и СРВ к Соглашению о товарообороте и платежах между СССР и СРВ на 1986 – 1990 гг. Поощрительные надбавки были предусмотрены специальным Протоколом № 3 к этому Соглашению. В контракте имелась ссылка на Протокол о товарообороте и платежах на 1988г., но не было ссылки на Протокол № 3. Арбитраж исходил из того, что: во-первых, обязательство уплатить поощрительную надбавку приняло на себя Правительство СССР по Протоколу № 3 как межправительственному соглашению, во-вторых, юридические лица не несут ответственности по обязательствам государств. Чтобы такое обязательство стало обязанностью покупателя (ответчика по делу), являющегося юридическим лицом, оно должно найти отражение в контракте. Это не имело места, и в иске было отказано.*[4]

Второе направление роли международного права в регулировании внешнеэкономических сделок проявляется в создании режима их единообразного правового регулирования в разных государствах, что достигается посредством унификации соответствующих норм коллизионного права и норм материального гражданского права, то есть унификации права международной торговли. Унификация права означает сотрудничество государств, направленное на создание, изменение или прекращение одинаковых (унифицированных) правовых норм во внутреннем праве определенного круга государств. Главная особенность этого процесса в том, что он происходит в двух правовых системах – в международном праве и во внутреннем праве государства с применением международно-правовых и национально-правовых форм и механизмов. Достаточным будет подчеркнуть, что для российских лиц, участвующих во внешнеэкономической деятельности, принципиальное значение имеют лишь те международные договоры, которые обязательны для Российской Федерации. Прежде всего, это Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980г., Соглашение об общих условиях поставок товаров между организациями государств - участников СНГ 1992г., Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением межхозяйственной деятельности, 1992г. (СНГ), Оттавская конвенция о международном финансовом лизинге 1988г.

3. Решения Совета Безопасности ООН

и внешнеэкономические сделки

Необходимость в специальном рассмотрении этого вопроса вызвана тем, что в отличие от других органов ООН, принимающих резолюции - рекомендации, Совет Безопасности может принимать юридически обязательные для государств решения. И хотя такие решения принимаются по вопросам, связанным с нарушением мира или представляющим угрозу нарушения мира, они часто выражаются во введении экономических санкций против государства, которые затрагивают и участников внешнеэкономической деятельности. Даже в самих резолюциях иногда прямо подчеркивается, что государства обязаны не только их выполнить, но и обеспечить их выполнение своими физическими и юридическими лицами. Поэтому решения Совета Безопасности оказывают воздействие на внешнеэкономические сделки.

Так, в резолюцию Совета Безопасности 678/1990г., вводящую санкции против Ирака в связи с его агрессией против Кувейта, было включено положение о том, что государства обязаны осуществлять их «несмотря на существование каких бы то ни было прав и обязанностей, созданных…любым контрактом, заключенным до даты принятия решения». Следовательно, даже контракты, заключенные до принятия резолюции, не должны исполняться, если их исполнение противоречит вводимым санкциям.

Следует различать юридические последствия решения Совета Безопасности, вводящих запреты на совершение тех или иных экономических связей с виновным государством, для внешнеэкономических сделок, заключаемых после введения санкций, и для сделок, заключенных до их введения.

Сделки, заключаемые после введения санкций, юридически недействительны, они не поражают прав и обязанностей у сторон, и последние не несут ответственности за неисполнение своих обязательств по сделке.

Сложнее решается вопрос о судьбе сделки, заключенной до введения санкций. Введение санкций делает исполнение обязательств по сделке юридически невозможным. Но возникает вопрос об ответственности стороны, не выполнившей свои обязательства. Наличие резолюции Совета Безопасности дает основания для решения суда об освобождении от ответственности. Идеально, когда данное основание предусмотрено во внутреннем праве государства. Если этого нет, то суд вправе обосновать освобождение от ответственности за невыполнение сделки ссылкой на непреодолимую силу. Но если стороны сделки желают избежать нежелательных последствий введения санкций, они могут включить в сделку положение, что «никакие решения международных органов не могут освободить от ответственности сторону, не выполнившую свои обязательства». В таком случае сторона, не выполнившая воя обязательства по сделке из-за введения санкций, тем не менее, будет обязана компенсировать убытки другой стороне. Подобного рода контрактные условия могут получить значительное распространение в отношениях со странами, положение которых не отличается стабильностью.

Резолюция Совета Безопасности юридически обязательны для государств, которые обязаны обеспечить их выполнение всеми находящимися под их юрисдикцией органами. Организациями и индивидами. Государство самостоятельно определяет правовую форму, в которой они будут действовать в пределах национальной юрисдикции и определять права и обязанности участников внешнеэкономической деятельности. Участие России в международных экономических санкциях и введение их в действие определяются указами Президента РФ или правительства РФ. В указах определяется круг лиц, на которых распространяются вводимые ограничительные меры (используется формулировка «находящиеся под юрисдикцией РФ»), перечисляются собственно ограничительные меры и против кого они вводятся (например, запрещение экспорта-импорта какого-либо товара, запрещение пассажирских перелетов в аэропорты соответствующего государства и пр.), определяется дата начала действия вводимых мер, а также возлагаются обязанности на конкретные государственные органы по осуществлению и контролю за исполнением вводимых ограничений.

Статья 21 Федерального закона 1995г. «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» содержала одно важное правило: «Российские лица имеют право на возмещение в судебном порядке убытков, связанных с участием Российской Федерации в международных экономических санкциях, за счет средств федерального бюджета». К сожалению, в законе 2003г. «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» подобного правила уже нет, что свидетельствует о нежелании государства взять под свою защиту собственных граждан и юридических лиц.[5]

Вопрос о возмещении убытков, причиненных введением экономических санкций, как государствам, обязанным выполнять эти санкции, так и частным лицам, относится к наиболее острым. Например, в результате применения санкций к Ираку непосредственные потери России составили около 3 млрд. долларов (потери российских физических и юридических лиц, осуществлявших экономические связи с Ираком, никем не подсчитаны). В международной практике сложилось правило, что убытки должны возмещаться государством, к которому санкции применяются. Однако реально добиться возмещения убытков крайне сложно, а зачастую невозможно.

В связи с этим в рамках Совета Безопасности ООН был создан особый механизм, призванный облегчить возмещение потерь не только государствам, но и частным лицам. Первоначально данный механизм был создан для обеспечения возмещения убытков в связи с агрессией Ирака против Кувейта, однако впоследствии было решено сделать его постоянно действующим. Была создана в качестве вспомогательного органа Совета Безопасности Компенсационная комиссия ООН с резиденцией в Женеве. Комиссия состоит из Руководящего совета (GoverningCounsil), который и принимает решения и состоит из 15 членов (по числу членов Совета Безопасности). Решения принимаются большинством в 9 голосов. Кроме того, в Комиссию входит много советников, которые изучают дела и готовят материалы по делу.

Комиссия рассматривает три категории исков: от индивидов, от корпораций и иных организаций, от государств и международных организаций. Индивиды и организации вначале представляют свои требования своим правительствам; правительство консолидирует их и представляет Комиссии. Правда, в некоторых случаях индивиды и организации вправе самостоятельно обращаться в Комиссию (эти случаи точно не указаны). Комиссия рассматривает все виды понесенных заявителем убытков на основе изучения фактов, подтверждающих требования, документальных доказательств и правовой обоснованности. Правительству государства, против которого введены санкции, предоставлено право сделать свои замечания по заявленным требованиям, но не право быть стороной в деле.

Следовательно, российские участники внешнеэкономических сделок, понесшие убытки в результате введения международных экономических санкций, могут в судебном порядке получить возмещение убытков из средств федерального бюджета, а Правительство РФ вправе возместить свои убытки через Компенсационную комиссию ООН.

Заключение

Правовое регулирование договорных обязательств занимает существенное место в гражданском праве любого государства. Нормы, регулирующие договорные обязательства, занимают важное место и в международном частном праве. С их помощью регулируется достаточно широкий круг гражданско-правовых отношений: международная купля-продажа, аренда, международная перевозка грузов и пассажиров, международные расчеты, отношения по использованию произведений литературы, науки и другие аналогичные отношения, осложненные иностранным элементом.

В нормах международного частного права для обозначения договорных обязательств используются два термина: сделки и договоры. Ранее в российском законодательстве использовались термины "внешнеторговая сделка" и "внешнеэкономическая сделка", охватывая и сделки, и договоры. Новое российское законодательство использует термин внешнеэкономическая сделка" лишь однажды, определяя форму данной сделки. Во всех остальных случаях коллизионные нормы определяют применимое право к любым сделкам и договорам, в том числе и к внешнеэкономическим.

Внешнеэкономическая сделка - это комплексное понятие, означающее деятельность субъектов международного частного права в области международного обмена товарами, работами, результатами интеллектуальной деятельности, различного рода услугами, направленную на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей. В международной практике более распространен термин международная коммерческая сделка.

Список использованных источников:

1. Гаагская Конвенция о праве, применимом к международной купле-продаже товаров 1955 г. / Г.К. Дмитриева, М.В. Филимонова // Международное частное право. Действующие нормативные акты. − М., 1997. – С. 157–160.

2. Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10.06.58 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1993. № 8. – С. 35-38.

3. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. // Международное частное право: Сборник документов / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. − М.: БЕК, 1997. – С. 142-152.

4. Римская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г. // Журнал международного частного права. − 2000. − № 2-3. – С. 58-65; C. 31-43.

5. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 26.01.2009, N 4, ст. 445.

6. Гражданский кодекс российской Федерации (часть 1) от 30.11.1994 г. № 51−ФЗ (ред. от 09.02.2009)// Собрание законодательства РФ, 1994, № 32, ст. 3301.

7. Гражданский кодекс российской Федерации (часть 3) от 26.11.2003 г. № 146−ФЗ (ред. от 30.06.2008) // Собрание законодательства РФ, 2001, № 49, ст. 4552.

8. Федеральный закон РФ от 08.12.2003 г. № 164−ФЗ (ред. от 02.02.2006) «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» // Собрание законодательства РФ, 2003, № 50, ст. 4850.

9. Международное частное право: учеб. / отв. Ред. Г.К. Дмитриева. – 3-е изд., перераб. и доп. – М. : Проспект, 2010. – 656с.

10. Международное частное право: учеб. – метод. Пособие. / под. Ред А.В. Алешиной, В.А. Косовской. – изд. Ростов-на-Дону, 2009. – 317с.

11. Канашевский В.А. Понятие внешнеэкономической сделки в российском праве, доктрине и судебно-арбитражной практике // Журнал российского права, № 8 (140), 2008. – С. 107 – 117.


[1] СЗ РФ. 1998. № 16. Ст. 1798.

[2] СЗ РФ. 1998. № 30. Ст. 3610

[3] См. международное частное право: учеб. / отв. Ред. Г.К. Дмитриева. – 3-е изд., перераб. и доп. – М. : Проспект, 2010. – 656 с. – стр. 283.

[4] См.: дело № 274/1990, решение от 01 июля 1991г., а также дело № 54/1989, решение от 14 ноября 1989г. // Торгово-промышленная палата Российской Федерации. Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ. Арбитражная практика за 1986-1991гг. М., 1997. С. 55-58.

[5] Международное частное право: учеб. – метод. Пособие. / под. Ред А.В. Алешиной, В.А. Косовской. – изд. Ростов-на-Дону, 2009. – 317с. –Стр. 265.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий