регистрация / вход

Юридическая техника понятие, виды, особенности

Понятие юридического документа. Этапы по составлению юридического документа. Требования к юридическим документам. Нормативные акты, акты правоприменения, договоры и иные виды юридических документов (исковое заявление, претензия, жалоба и т.д.). Некоторые особенности их создания.

Юридическая техника: понятие, виды, особенности.

Понятие юридического документа. Этапы по составлению юридического документа. Требования к юридическим документам.

Нормативные акты, акты правоприменения, договоры и иные виды юридических документов (исковое заявление, претензия, жалоба и т.д.). Некоторые особенности их создания.

Рекомендации по работе с готовыми документами.

Особенности юридического языка. Юридическая аргументация: понятие, приемы.

Понятие юридической техники.

Это – совокупность средств и приемов, используемых в соответствии с принятыми правилами при выработке и систематизации правовых (нормативных) актов для обеспечения их совершенства. Важнейшая ее разновидность – законодательная (правотворческая), в частности кодификационная, техника, которой в основном и будет посвящена данная глава.

Содержание средств и приемов юридической техники связано главным образом с определенной организацией правового материала и его внешним изложением, в первую очередь с выражением структуры права. Есть довольно веские основания полагать, что структура права – это именно та первооснова, которая предопределяет состав и содержание средств и приемов юридической техники. Однако связь между структурой права и юридической техникой не непосредственная, а опосредованная. Непосредственно же юридическая техника касается главным образом внешней формы права, и прежде всего нормативных юридических актов, проявляясь как в собственном специально-юридическом содержании акта, так и во внешнем словесно-документальном изложении выраженной в нем воли.

По своему содержанию юридическая техника складывается из двух элементов: а) технических средств и б) технических приемов. Здесь можно провести аналогию с материальной техникой, где тоже, с одной стороны, выделяются средства техники, т.е. машины, оборудование, а с другой – методы, приемы их использования, т.е. технология. В области права техническими средствами являются, в частности, юридические конструкции, терминология; правовой технологией – способы изложения норм, система отсылок.

Юридическая техника отличается многогранностью, многоаспектностью. Она имеет три основных проявления, три формы существования.

А. Юридическая техника выступает как совокупность средств и приемов нематериального, технического характера.

Средства и приемы здесь технические, потому что являются, так сказать, внешними инструментами и способами организации правового материала. Как и все техническое, они с одинаковым успехом используются при выработке, оформлении и систематизации многих и разных актов. Их значение по отношению к содержанию права служебное.

В то же время эти средства и приемы имеют нематериальный характер. Они выражены в определенных идеологических явлениях и категориях (юридических конструкциях, приемах изложения норм и др.)[2].

Б. Юридическая техника выражается в правилах (нормах), в соответствии с которыми она и используется. Ее средства и приемы действуют не сами по себе, не автоматически. Правильное и целесообразное использование технических средств и приемов закрепляется в правилах юридической техники, которые относятся к особой разновидности технических норм, касающихся области правового регулирования. Они могут быть выражены в нормативных актах, в том числе особых инструкциях по подготовке и оформлению законопроектов. Тогда они выступают в качестве технико-юридических норм, предъявляющих законодателю, иным субъектам общественных отношений определенные требования, от соблюдения которых зависит совершенство актов.

Использование средств и приемов юридической техники внешне выражается главным образом в применении соответствующих правил. Вот почему на практике, а иногда и в теории она понимается как совокупность правил наиболее рационального составления и правильного изложения правовых актов (что, однако, нельзя признать достаточно точным).

Правила юридической техники вырабатываются прежде всего в практической работе по подготовке и оформлению правовых актов. Решающая роль в выработке совершенных правил юридической техники принадлежит правовой науке[3]. Высокий технический уровень законодательства и индивидуальных актов может быть достигнут только на основе проверенных жизнью и теоретически отработанных научных рекомендаций. Уровень юридической техники зависит и от данных неюридических наук (в частности, приемы изложения нормативных актов в письменных документах построены в значительной мере на данных наук, занимающихся законами языка и стиля изложения). Таким образом, высокая юридическая техника является одним из тех юридических инструментов, через которые данные науки превращаются в своеобразную, в пределах правовой надстройки производительную силу.

В. Юридическая техника внешне материализуется в уровне совершенства правовых (нормативных) актов в качестве формы права. Как только средства и приемы юридической техники реально воплощаются в правовых актах, они становятся свойством данной системы законодательства. Уровень юридической техники в той или иной стране определяется прежде всего по реальному использованию технических средств и приемов в законодательстве, в правовых актах.

Обращаясь к социальной характеристике юридической техники, надо отметить, что ее средства и приемы сами по себе не имеют классовой направленности, безразличны к общественным классам[4]. Реакционное законодательство в буржуазных странах может быть довольно совершенным по уровню технической обработки. В социалистическом праве, не имеющем по содержанию какого-либо преемства с эксплуататорскими типами права, используются определенные средства и приемы юридической техники прошлого. Юридическая техника играет существенную роль в обеспечении эффективности социалистического права, в укреплении социалистической законности. Полное и правильное использование всех средств и приемов на основе отработанных правил юридической техники обеспечивает точное выражение содержания правовых актов, их доходчивость и доступность, возможность наиболее рационального их использования в практической работе. Уровень юридической техники- один из показателей уровня юридической культуры в стране. Необходимость полного и всестороннего использования юридической техники, выражающей передовой опыт законодательства и прогрессивные рекомендации науки, является объективной закономерностью, недоучет которой приводит к определенным отрицательным последствиям, издержкам, недостаткам в форме права.

С правовой стороны юридическая техника образует главное и, пожалуй, исходное в той части техники юриспруденции, которая связана с правовыми актами; другая ее важная часть-техника правоприменительной деятельности .При этом хотелось бы обратить внимание на органическое единство вопросов данной темы, а также темы о систематизации с вопросами толкования. Под известным углом зрения толкование права – это как бы продолжение юридической техники, это техника, выраженная в деятельности по установлению действительного содержания юридических норм.

В советской юридической литературе проделана значительная работа, направленная на выяснение понятия юридической техники. По этому вопросу высказаны различные, на первый взгляд, довольно разноречивые мнения. Многие авторы дают такое теоретическое истолкование юридической техники, которое сводит ее к "совокупности правил"системе правил и приемов.

Как уже отмечалось, юридическая техника – явление многогранное. Это и порождает то, что те или иные авторы рассматривают в качестве юридической техники лишь один ее аспект – одну из форм, в которой она проявляется.

И все же, думается, при теоретическом истолковании юридической техники на первый план следует выделить ее субстрат, так сказать, ее субстанциональную сторону – средства, а вслед за тем и приемы, используемые при выработке, систематизации правовых актов. Это помимо иного соответствует тому высоко значимому месту, которое занимает в правовой действительности юридическая техника как важнейшая часть техники юриспруденции, месту, не сводимому к словесно-документальному оформлению актов. Правила же – это такая ее сторона, которая характеризует использование технических средств и приемов, относящееся в основном к внешней форме.

Следует обратить внимание на взгляд, связывающий юридическую технику со структурой права. И дело не только в том, что структура права предопределяет состав, содержание и характерюридической техники (ее средства). Главное заключается в том, что, выражая особенности структуры права, средства юридической техники являются как раз тем нематериальным инструментом, при помощи которого на основе надлежаще отработанных научных данных возможно строительство структуры права. Однако такое строительство в рамках присущих праву объективных свойств и закономерностей может происходить только через форму права и ее собственное содержание, форму, в отношении которой только и могут "работать" средства и приемы юридической техники.

И еще одно замечание. При всей многогранности понятия юридической техники к ней все же не относятся процедурные (процессуальные) действия и операции, связанные с использованием технических средств и приемов. Организационно-технические вопросы подготовки проектов нормативных актов, порядок внесения в них изменений, их отмены и т.д. – все это можно охарактеризовать в качестве юридико-технической стороны правового регулирования. Но здесь техническое выражает лишь организационно-вспомогательное значение действий и операций, которые образуют материальное содержание процедурно-процессуальных правоотношений, т.е. иного (хотя и связанного с техникой) правового явления[10]. В каких бы формах ни проявлялась юридическая техника, се границы строго очерчиваются техническими средствами и приемами, образующими ядро рассматриваемого правового явления.

2. Виды юридической техники.

Юридическая техника классифицируется:

а) по видам правовых актов, которые обслуживаются данной совокупностью технических приемов и средств;

б) по содержанию этих приемов и средств.

По видам правовых актов юридическая техника подразделяется на: 1) законодательную (правотворческую) и 2) технику индивидуальных актов.

Техника индивидуальных актов изучается в основном в конкретных юридических дисциплинах (науках процессуального права, гражданского права и др.). Для общей теории права решающее значение имеет законодательная техника.

По своему содержанию технико-юридические средства и приемы подразделяются на две качественно различные группы: во-первых, средства и приемы юридического

выражения воли законодателя (или воли субъекта индивидуального акта) и, во-вторых, средства и приемы словесно-документального изложения содержания акта.

Первая из указанных групп относится к специально-юридическому содержанию права-собственному содержанию акта как формы права, а в конечном итоге представляет собой "технические моменты" конструирования правовых (нормативных) актов как явлений юридического порядка.

Вторая группа средств и приемов касается только внешней формы – правовых актов как документов.

Проводя строгое различие между рассматриваемыми разновидностями юридической техники, следует учитывать вместе с тем их взаимосвязь. Весьма важно, в частности, то, что юридическое выражение воплощенной в акте воли неизбежно находит известное внешнее изложение в тех или иных особенностях словесно-документальной формы. Следовательно, то, что относится к юридическому выражению воли, имеет "двойное" бытие: существуя как самостоятельная разновидность правовой реальности, оно проявляется и во внешней форме.

3. Юридическая терминология.

Это – выраженное непосредственно в тексте акта словесное обозначение определенного понятия. Относясь к средствам словесно-документального изложения, термины вместе с тем служат исходным материалом для строительства норм, их общностей.

Таким образом, юридическая терминология имеет общее, сквозное значение в юридической технике, выступает в качестве начального звена при юридическом выражении воли законодателя.

При формулировании юридических норм используются три вида терминов: обще употребляемые, специальные технические и специальные юридические.

К юридической технике принадлежит специальная юридическая терминология. Здесь термины – это обозначение юридических понятий, выражающих природу норм, юридические конструкции, отраслевую типизацию норм, т.е. иных средств техники, относящихся к более глубоким пластам юридической материи, к содержанию права. Поэтому специальные юридические термины имеют свой, особый смысл. И, следовательно, юридические термины являются как бы мостиком от непосредственно

воспринимаемых элементов текста ко всему комплексу технико-юридического инструментария.

Необходимыми условиями рационального использования терминологии являются: а) единство терминологии. Одинаковые термины, используемые при формулировании юридических норм, должны иметь тождественное значение; недопустимо для обозначения одних и тех же понятий использовать разные термины; б) общепризнанность терминологии. Используемые термины должны получить признание в науке и практике; в) устойчивость терминологии. Недопустимо без особо веских причин отказываться от ранее используемой терминологии, вводить наряду с принятыми другие, по мнению некоторых авторов, более "удачные" термины.

Ряд терминов нуждается в расшифровке непосредственно в тексте нормативного акта. Такая обязательная расшифровка дается в дефинитивных нормах, а также в содержании элементов иных норм (в описательных гипотезах, диспозициях, санкциях).

4. Средства юридического выражения воли законодателя.

Государственная воля, чтобы она стала правом, должна быть возведена в закон. Для этого необходимо выразить ее на языке права. Это и осуществляется на основе юридической терминологии при помощи специальных средств юридической техники.

Средства юридической техники данного вида – это нематериальные формы, при помощи которых возможно строить право – создавать его скелет, конструкции, облекать в юридический вид его содержание. Это – соответствующие в основном идеальной структуре права (1.15.7.) своего рода типовые схемы, которые позволяют отливать из воли законодателя юридические нормы, входящие в действующую систему права.

Главными средствами юридической техники рассматриваемого вида являются:

а) нормативное построение;

б) системное построение;

в) юридические конструкции;

г) отраслевая типизация[12].

Нормативное построение. Перевод воли государства на язык права состоит прежде всего в том, что она на основе категорий правосознания (категорий "право" и "обязанность" и др.) при помощи юридической и иной терминологии излагается в виде нормативного предписания – конкретного, формально закрепленного государственно-властного веления нормативного характера[13] (регулятивного, охранительного, дефинитивного и т.д.). Изложение государственной воли в виде нормы-предписания и есть та первичная типовая схема, с которой начинается юридико-техническое строительство права.

Системное построение. Нормативная организация воли законодателя не ограничивается только ее выражением в виде норм-предписаний. Последние должны быть построены и системно, прежде всего так связаны, чтобы выявлялись государственно-регулятивные, принудительные свойства права. А это значит, что нормативные предписания должны быть выражены также в виде логических норм. Особо важно, чтобы при нормативном изложении были неразрывно связаны регулятивные и охранительные нормативные предписания.

Юридические конструкции. Это – более высокий уровень технико-юридического выражения воли законодателя, отражающей характер (модель) связи между элементами и сторонами логических норм[14]. Юридические конструкции представляют собой специфическое построение нормативного материала, соответствующее определенному типу или виду сложившихся правоотношений, юридических фактов, их связи между собой.

В каждой отрасли социалистического права существуют устоявшиеся конструкции, выраженные главным образом в кодифицированных нормативных актах. Таковы типические схемы (модели) составов преступлений в уголовном праве, в том числе разнообразные общие и специальные составы. Тщательностью отработки юридических конструкций отличается гражданское право (разнообразные конструкции договоров, например таких, как иррегулярная поклажа и иррегулярный заем; конструкция "ответственность без вины"; конструкция "присутствующие и отсутствующие" субъекты и т.д.). Состав и разработанность юридических конструкций является одним из показателей технико-юридического уровня развития данной отрасли права, степени развития в ней нормативных обобщений, их отработанности.

Таким образом, юридические конструкции представляют собой как бы готовые типовые образцы, схемы, в которые облекается нормативный материал. Их использование облегчает формулирование юридических норм, придает нормативной регламентации общественных отношений четкость и определенность, обеспечивает, следовательно, необходимую формальную определенность права. Важнейшая задача при создании юридических норм состоит в том, чтобы подобрать такие конструкции, которые соответствовали бы содержанию нормативного материала, позволяли бы с максимальной эффективностью обеспечить поставленные законодателем задачи.

Юридические конструкции складываются на основе опыта правотворчества (в основном кодификационного), в ходе которого отбираются наиболее целесообразные и отбрасываются устаревшие модели построения нормативного материала. Большую роль в их выработке играет правовая наука. Она не только теоретически закрепляет и осмысливает сложившиеся на практике типовые конструкции, но и ставит вопрос об их дальнейшем развитии.

Отраслевая типизация. Специфической конструктивной моделью, обеспечивающей изложение воли законодателя на языке права, является структурный тип правоотношения. Нормативные предписания для их системной организации должны быть изложены таким образом,чтобы они не только образовывали логические нормы и стройные юридические конструкции, но включались в строго определенную отрасль права, соответствовали типическим чертам отраслевого правоотношения. Это достигается путем помещения данного предписания в отраслевой кодифицированный акт, подчинения его определенной системе общих норм, применения отраслевой терминологии и др.[15].

5. Средства словесно-документального изложения содержания нормативного акта.

Воля законодателя не только должна быть выражена на "языке права"; она нуждается и во внешнем, документальном изложении.

Средства юридической техники данного вида тоже связаны со структурностью права. Но они касаются не содержания нормативных актов (юридического выражения их содержания), а текста акта, его внешнего, документального построения, внешней архитектоники.

Средства юридической техники рассматриваемого вида – это формы, позволяющие закреплять, фиксировать надлежащим образом выраженную волю законодателя. К ним относятся составленный с помощью юридической терминологии текст документа (его реквизиты и структурное построение). С документальным изложением воли законодателя связан также стиль правовых актов (законодательная стилистика).

Текст документа как внешняя форма изложения содержания нормативного акта характеризуется: а) реквизитами, б) структурной организацией.

Реквизиты текста нормативного документа. Каждый нормативный документ должен иметь такие внешние реквизиты, которые свидетельствовали бы о его официальном характере, отражали его содержание, юридическую силу, место и дату издания. К внешним реквизитам относятся, в частности, наименование акта, его заголовок, обозначение даты. Все эти реквизиты подчиняются требованиям юридической техники, обеспечивающим надлежащее осуществление свойственных нормативному документу функций. Так, основные требования к заголовку нормативного документа – это точность и краткость. Слишком длинные, громоздкие заголовки создают известные трудности при применении актов и их систематизации, а также при их толковании. Следует вместе с тем заметить, что заголовки документов (частей, разделов, глав и статей) – это не чисто технико-юридический прием.

Заголовок представляет собой одно из средств выражения содержания данной группы юридических норм или одной нормы. Поэтому заголовки могут быть использованы при толковании актов.

Структурная организация текста нормативного документа. Необходимым средством юридической техники являются расположение нормативного материала в тексте акта в определенном порядке, его расчлененность и согласованность. К основным требованиям юридической техники здесь относятся:

1) последовательная дифференцированность нормативного материала в тексте нормативного документа. Подавляющее большинство нормативных актов нуждается во внутреннем распределении нормативного материала в тексте документа, отражающем структуру отрасли, подотрасли, института. Наиболее существенную роль дифференциация нормативного материала играет в кодифицированных актах – Основах, кодексах.

Структура текста нормативных актов (в особенности кодифицированных) должна обеспечить максимальные возможности для формулирования нормативных обобщений. Это достигается прежде всего при помощи выделения общей части (общих положений). Выделение общей части позволяет сконцентрировать в одном месте текста документа общие нормы, избежать повторений, с надлежащей четкостью сформулировать наиболее принципиальные нормативные положения, ведущие юридические принципы.

В кодифицированных актах конкретный нормативный материал распределяется по разделам и главам текста документа. Каждое из этих подразделений охватывает определенный институт или группу институтов. Распределение нормативного материала по разделам и главам – такое технико-юридическое средство, которое неразрывно связано с содержанием правового регулирования. Вот почему вопрос о структуре нормативного акта в ряде случаев приобретает принципиальное значение. Например, при кодификации советского гражданского законодательства возник вопрос, выделять ли правовые институты только по специальным юридическим признакам или, кроме того, по признакам, отражающим сферу регулируемых отношений (в частности, обособить все правовые институты, регулирующие отношения в области социалистического хозяйства). Законодательство пошло по первому пути. Между тем есть основания полагать, что обособление хозяйственных гражданско-правовых институтов в особый раздел позволило бы сформулировать ряд обобщающих нормативных положений, придало бы данной ветви гражданско-правового регулирования необходимые стройность и четкость, соответствующие потребностям социалистического общества.

Первичной структурной единицей текста нормативных актов является статья (или даже, что характерно для развитых, специализированных правовых систем, подразделения статьи-абзацы, пункты, части, иногда фразы текста статьи).

Статья (или ее подразделение) является первичной структурной единицей потому, что она соответствует основной первичной единице самого права – юридическому нормативному предписанию[16]. Вместе с тем в развитых, специализированных правовых системах статья все более становится типической формой выражения и закрепления первичной группировки – ассоциации нормативных предписаний (11.25.6.).

Отмечая принципиальное единство нормативных предписаний и первичных единиц текста акта, необходимо обратить внимание на то, что выделение новых статей (если это не является разукрупнением статей, содержащих несколько предписаний) возможно лишь постольку, поскольку одновременно в результате нормативного обобщения формулируются новые предписания, в том числе охранительные и специализированные. Произвольно дробить одну норму-предписание и размещать ее в нескольких статьях или их подразделениях объективно невозможно.

Основная задача при фиксировании юридических норм в тексте нормативного документа состоит в том, чтобы с надлежащей четкостью указать на условия действия и содержание властного государственного веления. Кроме того, следует иметь в виду и необходимость обеспечить охрану юридических норм принудительной силой государства, т.е. документального закрепления логических норм. Поэтому либо в данной статье, либо в иных статьях нормативного акта (а иногда и в другом акте) должны быть сформулированы охранительные нормы, которые бы с исчерпывающей полнотой охраняли действие всех норм, включая регулятивные предписания;

2) единство и внутренняя логика в тексте нормативного документа. Материал в тексте нормативного документа должен быть согласован во всех своих частях и расположен в логической последовательности.

Нормативный документ нуждается также во внешнем единстве. Одним из выражений этого единства является сквозная и стабильная нумерация статей.

На практике с определенным номером статьи или ее подразделением связывается представление о содержании соответствующих юридических норм в кодифицированном акте. Поэтому важное требование юридической техники состоит в том, чтобы при последующих изменениях, вносимых в нормативный акт, не перестраивать каждый раз нумерацию, а менять редакцию статей; новые же нормативные положения вносить в качестве дополнительных статей (с добавлением букв или цифр к основной нумерации);

3) обеспечение необходимых удобств в пользовании нормативными документами. В тексте нормативных документов следует избегать примечаний к статьям. Наоборот, дополнения и приложения постатейно-система-тизированного материала к кодифицированным актам в ряде случаев оказываются необходимыми. Облегчают

пользование кодифицированными нормативными документами алфавитно-предметные указатели.

Достижением кодификационной техники последнего времени является снабжение заголовками не только разделов и глав, но и статей кодифицированных актов. Заголовки в нормативном акте имеют не только техническое значение, но и являются своего рода официальным резюме о содержании нормативного акта, его части или статьи. Облегчая правильное понимание содержания нормативного акта, заголовки содействуют точному применению его нормативных положений.

В кодифицированных актах целесообразно обозначать (номерами, помещенными в скобках, или буквами) части статей. Такой прием кодификационной техники использован, например, в ГК Эстонской ССР.

6. Технико-юридические приемы.

Если средства юридической техники – это инструментарий юридического выражения и внешнего изложения воли законодателя, то технико-юридические приемы (юридическая технология) представляют собой порядок, способы рационального использования указанных средств.

Вполне понятно поэтому, что данная выше краткая характеристика средств юридической техники в известной мере содержала и упоминание о соответствующих технико-юридических приемах (таких, например, как использование сплошной нумерации статей в тексте акта, обозначение номерами частей статей кодифицированного акта). В конечном счете последовательная цепочка элементов юридической техники такова: средства техники – технико-юридические приемы – правила техники.

Технико-юридические приемы, относящиеся к обеим разновидностям юридической техники, – и приемы юридического выражения и приемы внешнего изложения воли законодателя – во многом совпадают: все они связаны с терминологией, так или иначе затрагивают внешнюю документальную форму нормативного акта, его текст и в то же время нередко касаются нормативного построения воли законодателя, юридических конструкций, системного изложения правовых предписаний.

В большинстве случаев приемы юридической техники, отражая накопленный опыт правотворчества и уровень юридической культуры, способствуют полному,точному, экономному, строго юридическому изложению содержания нормативных предписаний, их четкой словесной фиксации в нормативном документе.

Среди основных приемов юридической техники следует выделить те, которые характеризуют степень обобщения конкретных показателей нормы и способ изложения ее элементов.

По степени обобщения конкретных показателей различаются два приема: абстрактный и казуистический.

Абстрактный (обобщающий) – это такой прием формулирования юридических норм, при котором фактические данные охватываются обобщающей формулировкой, т.е. родовыми признаками. Например, в нормативном положении "лицо освобождается от ответственности при отсутствии в его действиях вины" слова "отсутствие вины" являются обобщающей формулировкой, которая охватывает все случаи, когда лицо не предвидело и по обстоятельствам данного дела не могло предвидеть противоправные результаты своего поведения.

Казуистический – это такой прием формулирования юридических норм, когда фактические данные указываются и при помощи индивидуальных признаков, в том числе путем перечисления конкретных, индивидуальных фактов, обстоятельств. Например, в Уставе железных дорог СССР основания освобождения от ответственности сформулированы следующим образом:

"Грузоотправитель освобождается от уплаты штрафа за невыполнение плана перевозок: а) по причине явлений стихийного характера... б) при запрещении и прекращении или ограничении погрузки грузов..." и т.д. Этот перечень, включающий несколько пунктов, прямо и конкретно указывает на фактические обстоятельства, освобождающие лицо от юридической ответственности.

Конечно, в настоящее время казуистический прием изложения не встречается в чистом виде (например, в таком, в каком он применялся в древних системах права). Нормативное изложение, каким бы оно ни было конкретным и индивидуализированным, всегда содержит определенные обобщения. Однако и сейчас нормативные положения, в которых достигнута максимально широкая в данных условиях степень обобщения, существенно отличаются от нормативных положений, в которых вместо обобщенной формулы, а иногда и наряду с ней приводится перечень конкретных фактов, обстоятельств и т.д. В последнем случае и можно говорить о казуистическом приеме.

Абстрактный прием изложения нормативного материла соответствует более высокому уровню юридической культуры и развития юридической науки. Он позволяет в кратких формулировках охватить все факты данного рода. Однако не все фактические данные могут быть во всех случаях изложены в обобщающих формулировках; иногда необходимо прямо и конкретно указать на индивидуальные обстоятельства, факты, конкретных лиц, т.е. использовать казуистический прием. Кроме того, казуистический прием в какой-то мере удобен на практике, а главное, соответствует формальной определенности права. Он позволяет без особых трудностей применять юридические нормы к фактическим обстоятельствам (например, значительно легче решить вопрос об освобождении от ответственности на основании конкретного перечня, чем на основе обобщающей формулировки). Но все это не может устранить существенного недостатка казуистического приема: каким бы ни был совершенным перечень конкретных фактов, он не может охватить всех фактов данного рода.

По способу изложения элементов юридической нормы различаются три приема: прямой, ссылочный и бланкетный. В зависимости от этого выделяются и соответствующие разновидности юридических норм, в том числе прямые, ссылочные и бланкетные.

При прямом изложении все элементы нормы прямо формулируются в данной статье нормативного акта.

При ссылочном изложении отдельные элементы нормы не формулируются в данной статье; в ней делается отсылка к другой норме, где содержатся нужные предписания. Этот прием изложения применяется для установления связи между частями нормативного материала и для избежания повторений.

При бланкетном изложении отдельные элементы норм тоже прямо не формулируются, но недостающие элементы восполняются не какой-либо точно указанной нормой, а правилами определенного вида, которые со временем могут изменяться. Иными словами, здесь как бы дается "открытый бланк", ссылка на вид правил. Например, ст. 213 УК РСФСР предусматривает определенную меру наказания за "нарушение действующих на транспорте правил об охране порядка и безопасности движения, если это повлекло гибель людей или иные тяжкие последствия". Бланкетное изложение позволяет не только устранить ненужные повторения, но и обеспечить стабильность правового регулирования при изменении текущего законодательства (правил).

Применение ссылочного, а тем более бланкетного приемов изложения во многих случаях вполне оправданно. Однако обилие отсылок, в особенности отсылок к нормам других нормативных актов, может создать определенные трудности при пользовании нормативным материалом. Кроме того, обилие ссылочных норм нередко свидетельствует о структурном несовершенстве акта, о недостатках в расположении нормативного материала.

7. Законодательная стилистика.

Это – система приемов наиболее целесообразного использования языковых средств в нормативных документах.

В стиле правовых актов концентрируется воедино и использование юридической терминологии, других средств юридической техники (юридических конструкций), и применение в области права требований современного литературного языка, требований к языку официальных документов.

Главное, что определяет стиль нормативных (а также индивидуальных) актов в социалистическом обществе, состоит в том, чтобы обеспечить сочетание, с одной стороны, доступности и убедительности нормативных документов, а с другой – их точности, определенности и высокой юридической культуры.

Доступность и убедительность правовых актов. М.И. Калинин говорил: "Наша задача, чтобы то, что мы говорим, было воспринято; восприятие же в значительной степени зависит от формы, в которую мы облекаем наши выступления"[18]. Для обеспечения беспрепятственного восприятия содержания нормативных актов необходимо "особенно обратить внимание на то,чтобы законы .излагались понятным для широких трудящихся масс языком".

Требование доступности предполагает, чтобы язык правовых документов был прост, ясен и понятен для каждого, к кому документ обращен. Фразы правового документа должны быть несложной конструкции, без перегрузки их придаточными предложениями. Большое значение имеет также правильное употребление различных соединительных или разъединительных союзов, знаков препинания, сравнений, образных выражений. При составлении текста правового акта нужно избегать употребления узкоспециальных терминов или терминов, употребляемых только в определенной местности[20].

Стиль нормативных актов обеспечивает предельную убедительность содержащихся в нем предписаний. В ряде случаев в нормативные акты включаются преамбулы и пояснения, но, главное, сами формулировки юридических норм должны обладать и обладают большой силой убеждения. Четкие, энергичные формулировки •нормативных актов призваны донести до всех лиц глубокую убежденность законодателя в необходимости и целесообразности проводимых мероприятий. Таким образом, совершенная языковая форма нормативных актов является одним из средств, обеспечивающих идеологическое воздействие норм права.

Точность, определенность, высокая юридическая культура стиля правовых актов. Правовой акт – это не обычное выступление, речь, статья. Язык закона, писал академик Л.В. Щерба, требует прежде всего точности и невозможности каких-либо кривотолков; быстрота понимания не является уже в таком случае исключительно важной, так как заинтересованный человек без всякого понукания прочтет всякую статью закона и два, и три раза. Иными словами, доступность и убедительность не являются в нормативных ак

тах самоцелью, это – доступность и убедительность в выражении воли законодателя[22].

Стиль нормативных актов должен обеспечить функционирование права как властного регулятора, и в частности точность и полноту выражения воли законодателя. Нужно, чтобы нормативные акты по возможности содержали в себе исчерпывающие ответы на все могущие быть выдвинутыми жизнью, практикой вопросы, связанные с их применением.

Важнейшие требования стиля правовых актов – строгая определенность фраз, выражений, терминов. Каждая фраза, каждое выражение, каждый термин должны пониматься только в одном значении. Недопустимы какая-либо двусмысленность, расплывчатость формулировок, позволяющих истолковывать смысл нормативных актов по-разному. Как правильно подчеркивается а литературе, "едва ли возможно назвать какую-нибудь иную область общественной деятельности, где неверно или неуместно употребленное слово, ошибочно построенная фраза, разрыв между мыслью и ее текстуальным выражением влекут за собой такие серьезные, а иногда и тяжелые последствия, как в области правотворчества".

Достоинством стиля нормативных актов являются краткие формулировки. Максимальная краткость, разумеется, не самоцель: она позволяет сочетать доступность и точность юридических текстов с необходимым уровнем нормативных обобщений. Краткие и ясные юридические формулировки, выражающие с исчерпывающей полнотой мысль законодателя, становятся характерной особенностью современного стиля правовых актов.

Можно ли говорить об особом языке права (законодательства)? Конечно, противопоставлять язык права общелитературному языку было бы неправильно. Вместе с тем надо видеть, что законодательство с языково-стилистической стороны имеет своеобразный, самостоятельный стиль литературной речи. Его особенности обусловлены назначением права – быть властным регулятором общественных отношений, а также единством регулятивно-волевой и интеллектуальной сторон содержания нормативных предписаний, необходимостью технико-юридического выражения воли законодателя.

Выражение "язык права" имеет еще один смысловой оттенок. Язык права – это язык, концентрирующий особенности и достоинства стиля правовых актов как духовной ценности; это чеканные, ясные и строгие формулировки, в которых доступно и кратко, в обобщенной форме выражен смысл определенных положений. В указанном смысле язык права является одним из элементов высокой духовной культуры. И ему как ценности, как явлению культуры большое значение придавал В.И. Ленин.

Вопросы законодательной стилистики получили весьма основательную разработку в советской юридической науке (Д.А. Керимов, А.С. Пиголкин, А.А. Ушаков).

Вместе с тем ряд проблем, поставленных в науке, нуждается в дальнейшем обсуждении, а некоторые выводы требуют проверки.

Так, А.А. Ушаков рассматривает законодательную стилистику (стилистику законодательной речи) в качестве теории, одновременно относящейся и к юридической науке, и к лингвистической науке, к литературоведению[28]. Действительно, на стыках наук возникают специфические научные дисциплины. Однако это не должно приводить к смешению научных аспектов в теоретическом анализе. Ведь дисциплины, возникающие на стыках наук, имеют комплексный характер: в их рамках строго различаются науковедческие ракурсы (планы). А каждая наука имеет свою систему понятий, свой категориальный аппарат, при помощи которого теоретически осваиваются факты действительности.

Когда А.А. Ушаков утверждает, что нормативные документы можно рассматривать в качестве литературы sui genezis и исследовать их при помощи категорий "тема", "идея", "проблема", "композиция", "сюжет", то не следует упускать из виду, что подобный анализ возможен не в рамках юридической науки (а именно так ставит вопрос А.А. Ушаков), а только в рамках литературоведения.

В пределах же юридической науки (учений о юридической технике законодательной стилистике) требуется использование специфических правовых категорий. Такие категории выработаны и продолжают вырабатываться: "предмет", "цель", "логика", "структура" и др. Распространение понятий, сложившихся применительно к анализу художественных произведений, на правоведение может не только исказить природу нормативных актов, но и привести к тому, что специальные правовые категории окажутся неразработанными, вытесненными из юридической науки и, следовательно, будет устранен юридический аспект при исследовании нормативных документов. Да и сама возможность использования в юридической науке литературоведческих категорий (приспособленных, надо повторить, для анализа художественных произведений) вызывает серьезные сомнения. Интеллектуальный момент в содержании права носит подчиненный характер по отношению к волевой стороне, и поэтому, думается, здесь нужен специфический подход, принципиально отличающийся от подхода к литературным художественным произведениям.

При рассмотрении вопросов законодательной стилистики возможно лишь такое применение категорий общей стилистики, лингвистики, литературоведения, которые совместимы, однопорядковы с правовыми категориями, составляют с ними единое целое и только в той мере, в какой это необходимо для более глубокого понимания нормативных юридических документов. Но и здесь надо отчетливо различать, что в том или ином случае относится к понятийному аппарату юридической науки, а что – к общей стилистике, лингвистике, литературоведению.

8. Техника индивидуальных актов.

Техника индивидуальных актов, в том числе правоприменительных (судебных, прокурорских и др.), договоров и т.д., по своей основе и по многим характеристикам едина с законодательной техникой.

В том и другом случаях перед нами юридические акты-документы. К тому же немало индивидуальных актов, включая договоры, выполняет индивидуально-регулятивную функцию, причем велик удельный вес актов (правоприменительных), имеющих государственно-властную природу.

В соответствии с этим при принятии правоприменительных актов-документов, договоров и т.д. могут быть использованы многие средства, приемы и правила техники, выработанные в отношении нормативных актов. Более того, некоторые из них следует признать для техники индивидуальных актов обязательными. Так, обязательное значение при выработке индивидуальных актов имеет общепринятая юридическая терминология, причем именно та, которая используется прежде всего в законах, иных нормативных актах. Индивидуальные акты (например, гражданско-правовые договоры) строятся с помощью юридических конструкций законов. Примечательно, однако, что некоторые юридические конструкции, такие, как договор услуг в гражданском праве, выработаны в индивидуальных актах, и это служит толчком к их исследованию в науке и к последующей постановке вопроса о включении соответствующих институтов в законодательство.

Могут быть использованы при составлении индивидуальных актов-документов и некоторые средства и приемы законодательной техники, относящиеся к внешнему, словесно-документальному изложению (подразделение содержания документов на части, статьи, сплошная нумерация статей и др.).

Вместе с тем техника индивидуальных актов нуждается в особом подходе. Технико-юридические средства и приемы не сопряжены здесь с нормативным регулированием и имеют свои аспекты, связанные с многообразием актов, с необходимостью постоянного, повторяющегося их совершения в практической жизни и с вытекающей отсюда потребностью обеспечить их законность, обоснованность и эффективность.

С этим связано, в частности, применение при выработке индивидуальных актов такого специфического технико-юридического средства, как типизация, получающего выражение в формулярах (образцах) актов-документов, которые создаются практикой, наукой, а в ряде случаев закрепляются в нормативных актах в виде типовых формуляров и конструктивных схем.

Подобного рода формуляры, составленные в соответствии с требованиями юридических норм, отражают накопленный опыт документального оформления актов применения права, договорных соглашений и т.д. Они значительно облегчают работу по составлению соответствующих актов-документов, вносят в практику применения закона необходимое единообразие, обеспечивают с документальной стороны соответствие актов требованиям юридических норм.

По мнению А. Нашиц, законодательная техника выступает как комплекс, методов и приемов, призванных придавать соответствующую форму содержанию правовых норм (см.: Нашиц А. Правотворчество. М., 1974, с. 144).

Правотворчество и применение юридических норм в настоящее время все более связываются также с достижениями материальной, "вещественной" техники (криминалистическая техника, ЭВМ и т.п.). Но это уже не юридическая техника в указанном выше значении.

В законодательной технике, пишет А.С. Пиголкин, как и в любых других технических приемах, сочетаются элементы науки, мастерства, искусства, опыта (см.: Пиголкин А.С. Теоретические проблемы правотворческой деятельности в СССР.-Автореф. докт. дисс., с. 17).

О.А. Красавчиков к средствам юридической техники причисляет: 1) терминологию; 2) юридические конструкции; 3) презумпции и фикции; 4) систематизацию (см.: Красавчиков О.А. Советская наука гражданского права, с. 124-132). Отмечая плодотворный характер самого подхода автора к вопросам юридической техники, следует указать, что его позиция нуждается в дополнениях и уточнениях. Наряду с иным, вытекающим из последующего изложения, надо видеть, что систематизация есть правотворческая по своей основе, юридически содержательная деятельность и с этой точки зрения она не может быть поставлена в один ряд с терминологией и юридическими конструкциями. В то же время, если связывать юридическую технику со структурой права (а это крайне существенно), необходимо среди технико-юридических средств выделить нормативное и системное построение воли законодателя, а также отраслевую типизацию норм (к тому же, как уже говорилось, юридическая техника включает приемы построения нормативного материала).

А.А. Ушаков пишет, что самым важным творением юридической техники является сама правовая норма (см.: Ушаков А.А. Очерки советской законодательной стилистики. Пермь, 1967, с. 15).

Характеристику юридических конструкций как модели см.: Черданцев А.Ф. Юридические конструкции, их роль в науке и практике.-Правоведение, 1972, № 3, с. 12 и след.

Наряду с приведенными средствами юридической техники, имеющими общее значение для нормативных актов, следует- указать на особые средства, используемые в некоторых областях права главным образом для обеспечения формальной определенности права – презумпции и юридические фикции. Известные особенности имеют средства изложения воли в индивидуальных актах (11.37.7.).

Идея о принципиальном соответствии статьи и нормы дает четкое представление о юридической норме, показывает разнообразие ее содержания, облегчает анализ законодательства (см.: Пиголкин А.С. Теоретические проблемы правотворческой деятельности в СССР.-Автореф. докт. дисс., с. 23).

Это обстоятельство не учитывают авторы, которые утверждают, что норма права и статья нормативного акта не совпадают и что многие нормы раздроблены на ряд статей (11.24.2). Они не замечают того, что статья, которые, по их мнению, содержат часть нормы, на самом деле закрепляют самостоятельные нормативные обобщения.

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Определение искового заявление. Составление искового заявление является очень важным этапом при ведении дел в суде. Необходимо очень тщательно подойти к вопросу составления искового заявление. Составление искового заявление в суд должно быть в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации. Требования к исковому заявлению указаны в ст. 131 Гражданско-процессуального Кодекса РФ (ГПК РФ).

Требования к исковому заявлению:

Существуют минимальные позиции, которые должны содержаться в исковом заявлении: наименование суда, наименование истца, его место жительства, если заявление подается представителем, наименование ответчика, его место жительства, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца и его требования, обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства; цена иска, если он подлежит оценке, а также расчет взыскиваемых или оспариваемых денежных сумм; сведения о соблюдении до судебного порядка обращения к ответчику, если это установлено федеральным законом или предусмотрено договором сторон; перечень прилагаемых к заявлению документов.

Исковое заявление должен подписать истец или его представитель.

Однако, это не полный перечень, который необходимо указать в исковом заявлении. Обязательно максимально полно и грамотно должны быть указаны обстоятельства дела.

Документы к исковому заявлению:

Документы, которые необходимо приложить к исковому заявлению при подаче в суд: копии; документ, подтверждающий уплату государственной пошлины; доверенность или иной документ, удостоверяющий полномочия представителя истца; документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, копии этих документов для ответчиков и третьих лиц, если копии у них отсутствуют; текст опубликованного нормативного правового акта в случае его оспаривания; доказательство, подтверждающее выполнение обязательного до судебного порядка урегулирования спора, если такой порядок предусмотрен федеральным законом или договором; расчет взыскиваемой или оспариваемой денежной суммы, подписанный истцом, его представителем, с копиями в соответствии с количеством ответчиков и третьих лиц.

Основные правила юридического письма

Общая характеристика

Юридический текст — одна из важнейших жизненных форм выражения права. Юридический документ, иной письменный носитель юридической информации имеют текстовые особенности, своеобразное языковое выражение. Несмотря на имеющиеся противоречия во взглядах ученых-лингвистов и юристов, большинство едины в том, что всякий текст имеет лексическую (языковую), логическую и грамматическую основы, определенным образом организованные с целью передачи информации. Нет сомнения, что юридические тексты независимо от их функционального назначения и прагматической роли имеют такие же основы. В зависимости от функциональной цели юридические тексты различаются определенной организацией, принципами и правилами выполнения'.

Уместно напомнить, что право представляет собой совокупность правил поведения индивидов и групп в обществе, предписывающих каждому определенную форму действий и формирующих принципы разрешения спорных вопросов. Для того чтобы каждый хорошо знал и понимал, что он должен и чего не должен делать, а также знал, как был применен закон к его конкретному случаю во время процесса, язык юридического документа должен в целом отвечать трем условиям: быть точным, ясным и достоверным. Рассмотрим более подробно особенности юридического языка2

Отсутствие эмоциональной окраски. Текст документа должен иметь ровный и спокойный стиль, не вызывающий дополнительных ассоциаций и лишних эмоций и не отвлекающий от сути документа. Следует отметить, что для некоторых юридических документов, таких, как исковые заявления, жалобы и т.п., определенный элемент эмоциональности необходим. Однако в нормативно-правовых актах, договорах и актах правоприменения недопустимы художественная красивость, высокопарность фраз, лозунговость или публицистичность. Нейтральное изложение юридических норм повышает эффективность правового регулирования.

Связность и последовательность изложения материала. Если текст лишен определенной логической последовательности, написан бессвязными фразами, то очень трудно уловить его содержание. Не допускается лексическая и смысловая абсурдность, перескакивание и разрыв мыслей.

Точность, ясность и простота изложения материала. Качество текста определенным образом влияет на эффективность правоприменения, степень регламентации конкретных отношений. Причем высокая точность предполагает и повторяемость отдельных фраз (слов, словосочетаний, терминов и т.п.) на определенных участках текста документа. Безусловно, это влияет на эстетическое восприятие текста, но практический критерий должен брать верх над общелитературными стандартами. В качестве подтверждения важности этого признака можно привести п. 2 ст. 30 Типового договора о международном лизинге': "Термины мужского рода при соответствующей смысловой нагрузке могут быть использованы как термины женского и среднего рода, а слова, зафиксированные в единственном числе, могут употребляться во множественном числе—и наоборот".

Использование логических приемов в процессе создания юридических документов

Юридический документ должен отвечать критериям обоснованности и законности.

Обоснованность юридического документа достигается при соблюдении следующих условий:

cоответствие содержания и формы';

соблюдение законов логики при расположении структурных элементов;

достаточная аргументация и доказательность положений содержания;

рациональность структуры и содержания.

В юридических документах в качестве обоснования правовой позиции, выраженной в документе, допускаются ссылки только на предусмотренные законом доказательства. Доказательствами признаются любые фактические данные, на основе которых уполномоченный орган устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, на которые ссылается заявитель.

Законность юридического документа слагается из соблюдения следующих положений:

• использование аргументов и доказательств, предусмотренных законом;

использование предусмотренной законом формы документов;

• наличие ссылок на соответствующие нормативно-правовые акты, регламентирующие подготовку и принятие данных юридических документов;

• наличие механизма материального и организационного обеспечения фактического исполнения документа.

В тексте нормативного акта должен быть предусмотрен механизм внесения изменений в действующие нормы (отмена ранее принятых актов, внесение изменения или дополнения в отдельные части юридических документов и т.п.). В ненормативных юридических документах также оговаривается возможность их пересмотра в дальнейшем по обоюдному соглашению сторон.

Юридические документы должны быть правильно аргументированы и составлены на основе законов логики. Знание этих законов и умение ими оперировать является краеугольным камнем правового мышления; любой юридический документ должен быть составлен квалифицированно, а это означает, что присутствие логики обязательно и естественно'. Можно назвать ряд законов логики, используемых в юридических документах.

Закон тождества. Обратной стороной этого закона является подмена тезисов (понятий), что возникает из-за непоследовательности в применении терминологии, неточности формулировок. Избежать подмены тезисов можно при точной повторяемости терминов. Как уже отмечалось, повторение используемых терминов или ключевых слов помогает углубленному пониманию текста.

Пример. В тексте искового заявления использовались такие наименования ответчика: "гражданка Иванова АС.", "Анна Сергеевна", "Анка", "Сергеевна", "соседка". Возникает ощущение, что речь идет о разных людях.

Закон непротиворечия. Противоречивость текста является достаточно серьезной ошибкой, не только затрудняющей применение документа, но и приводящей к его оспариванию. К сожалению, на практике часто встречаются документы, в которых одна часть противоречит другой. Возникают ситуации, когда акты разного уровня противоречат друг другу, когда отраслевое законодательство по-разному регулирует один и тот же вопрос.

Интервьюирование клиента

Интервьюирование является обязательной составляющей деятельности любого юриста, в какой бы области юриспруденции он ни работал. Поэтому выработка у студентов-клиницистов навыков интервьюирования — важный этап обучения в юридической клинике. Эти навыки необходимы студентам, так как они соприкасаются с необходимостью давать советы людям, столкнувшимся с жизненными трудностями и не могущими решить их самостоятельно. Как правило, рядовые граждане не очень хорошо (а иногда и совсем плохо) представляют себе способы преодоления данных трудностей и их последствия. Им предстоит общение с незнакомым человеком – юристом, которому придется так или иначе вмешаться в личную жизнь обратившегося. Кроме того, это люди разного культурного уровня, воспитания, характера, темперамента и т.п. Поэтому далеко не все из них способны выделить из возникшей ситуации именно правовые аспекты, изложить юристу самостоятельно, связно и последовательно именно те факты, которые важны для дела. Следовательно, юрист должен владеть навыками проведения собеседования (интервьюирования), чтобы получать от клиентов полную и достоверную информацию, необходимую для правильной правовой оценки полученных фактов.

Интервьюирование – это этап, в ходе которого студент должен получить от клиента максимум полезной информации, для достижения позитивного результата.

Первичное обращение клиента в юридическую клинику начинается с его сообщения о проблеме, которая привела его за помощью к юристу.

Клиенту необходимо:

• рассказать о своей ситуации и проблеме так, как он/она ее представляет – призыв о помощи;

• получить информацию о юридических услугах и как они могут помочь ему/ей;

• получить ответы на свои вопросы в отношении того, имеет ли он/она право воспользоваться такими услугами, и какова данная процедура.

Юристу-консультанту необходимо:

• удостовериться, имеет ли клиент право на получение услуг;

• информировать клиента о том, какого рода помощь и в каком объеме может быть оказана;

• получить точную и полную информацию о проблеме клиента;

• сообщить клиенту дополнительную информацию о возможных средствах правовой защиты;

• призвать клиента принять активное участие в разрешении его/ее проблемы.

Термин «интервьюирование клиента» получил международное признание: юристы всего мира под «интервьюированием клиента» понимают собеседование с клиентом с целью получения от него информации, имеющей правовое значение. Цель проведения интервью мы уже определили – получение от клиента информации, имеющей правовое значение, на основе которой юрист предложит клиенту варианты правового разрешения возникших проблем.

Юридическая этика и интервьюирование

Одним из постулатов юридической этики является признание самоценности человеческой личности, содействие защите прав и свобод человека и гражданина. Поэтому интервью в первую очередь должно быть основано на уважительном отношении к личности гражданина, обратившегося к юристу за помощью.

Другим важнейшим правилом юридической этики является доверительность отношений между юристом и клиентом. Это правило также является основой интервью. Вряд ли возможно достигнуть цели интервьюирования – получение полной информации, – если юрист не сумеет вызвать доверия к себе со стороны клиента. Доверительность отношений между юристом и клиентом базируется еще на одном этическом правиле, имеющем весьма большое значение для интервью. Речь идет о конфиденциальности отношений юриста и его клиента, об обязанности соблюдать профессиональную тайну, предметом которой является как сам факт обращения к нему конкретного человека, так и содержание бесед с клиентом и любая другая информация, касающаяся оказания юридической помощи.

Итак, выработка навыков проведения собеседования с клиентом должна начинаться с усвоения правил профессиональной этики. Особенно актуальным это является для студентов юридической клиники. Как уже отмечалось, в настоящее время многие юридические клиники, созданные при вузах, разработали и приняли этические кодексы. Не исключением является и Юридическая Клиника Юридического Института ИГУ.

Психологические аспекты интервью

Поскольку личность каждого клиента имеет свои психологические особенности, то знание основ психологии и их применение при общении с клиентом является одним из тех навыков, которые могут и должны помогать юристу в решении стоящих перед ним задач.

В ходе беседы с клиентом может возникнуть огромное количество различных ситуаций, для разрешения которых потребуется психологический подход. Вполне понятно, что не все ситуации можно предусмотреть заранее. Да это и не требуется, так как умение оперативно ориентироваться в создавшейся обстановке также необходимо юристу при работе с клиентом. И, тем не менее, определенных проблем можно избежать, если следовать правилам, разработанным психологической наукой для более эффективного общения с людьми.

Студента необходимо постоянно ориентировать на то, что его основная задача во время интервьюирования — собрать максимально полную информацию о проблеме клиента, чтобы в дальнейшее помочь ему решить ту проблему, которая у него возникла. При этом студент сталкивается с рядом трудностей, связанных с необходимостью:

- преодоления «барьера первой встречи»;

- постановки «базовых» вопросов, которыми можно будет «разговорить» клиента;

- «развеивания» возможных страхов клиента, которые, как правило, связываются с тем, что он думает об обязанности консультироваться именно у определенного студента (ведь подавляющее большинство клиентов, как правило (и это вполне понятно), считают студентов менее знающими и компетентными в вопросах права, чем профессиональные юристы);

- преодоления эмоционального стресса, возникающего у большинства людей при обращении за юридической помощью (когда приходится иметь дело с законом, клиенты часто бывают напуганы).

В каждом конкретном случае круг проблем, нуждающихся в первоочередном решении, индивидуален, и не может быть определен заранее даже опытным юристом. Поэтому важно подчеркнуть: студент должен максимально серьезно изучить особо значимые вопросы, связанные с проведением интервьюирования.

Студент, который собирается работать с клиентом, впервые обращающимся за юридической помощью, должен понимать, что в большинстве случаев проблема, побудившая последнего прийти в Юридическую клинику, является для него той самой «идеей фикс», о которой он постоянно думает, которая заставляет его прокручивать в голове варианты ее разрешения и, возможно, лишает покоя и сна. При этом клиент иногда может совершенно не понимать юридическую природу того вопроса, с которым он обратился, что, безусловно, осложняет работу студента. Ведь в этом случае возникает необходимость в рекордно короткие сроки познакомить обратившегося с азами юридического процесса.

Практика показывает, что существуют определенные «типажи» клиентов, знание которых позволит студенту определить стратегию проведения наиболее удачного интервьюирования. Можно предложить студентам классификацию таких «типажей», которая, хоть и весьма условно, но поможет им понять, с какими клиентами им предстоит общаться и, может быть, позволит избежать ошибок. Для облегчения восприятия целесообразно продемонстрировать эти типажи, пригласив волонтеров, которые исполнят соответствующие роли:

«молчун» – клиент, который весьма неохотно отвечает на вопросы, практически не допускает свободного рассказа, хотя при этом вполне контактен и вежлив. «Молчуны» – это, как правило, очень застенчивые люди. Они не могут четко изъясняться, каждое слово из них приходится «тянуть клещами». Здесь студенту следует напомнить о необходимости быть предельно вежливыми и терпеливыми. Неважно, сколько времени займет беседа с тем или иным клиентом. Важно получить весь объем необходимой информации. Поэтому лучше максимально полно, не пропуская ни слова, записывать то, что он говорит. Кроме того, студентам следует не бояться задавать повторяющиеся вопросы, так как это позволит «разговорить» клиента и получить необходимую информацию;

«говорун» – безусловно, в первую очередь к данной категории могут быть отнесены пожилые люди, чья «разговорчивость» часто объясняется недостатком общения и внимания со стороны близких. Он может много говорить о вещах, совершенно не относящихся к делу. В этом случае целесообразно быть предельно вежливым, но при этом вовремя тактично остановить такого клиента и постараться перевести разговор в нужное русло. Для этого можно посоветовать студенту использовать фразы типа: «Не могли бы сказать, что же у Вас произошло», «Я бы хотел как можно быстрее понять, что Вас привело к нам. Это поможет нам разобраться в Вашей проблеме и помочь Вам» и т. п.;

«агрессор» – клиент, который ведет себя весьма требовательно, часто настаивает на немедленном решении проблемы. При этом в большинстве случаев он уже консультировался у юристов и знает примерные ответы на свои вопросы. Общение с таким клиентом нередко заканчивается его резюме следующего содержания: «В общем, я понял, вы не можете ничем мне помочь и ответить на мои вопросы». Для студента главное в этой ситуации – не делать такого человека «хозяином положения», попытаться всем своим видом показывать, что вы готовы абсолютно спокойно выслушать его и помочь. Кроме того, студенту следует знать, что он ни в коем случае (как бы ему ни хо­телось) на имеет права вести себя с таким клиентом также агрессивно. Наоборот, важно всем своим видом показывать, что ситуация под контролем;

«бормотун» — клиент, чья речь путаная, медленная. Он нечетко и неторопливо отвечает на вопросы, тушуется. Студенту, как человеку молодому и энергичному, пытающемуся сразу «нащупать проблему и взять «быка за рога», общение с таким клиентом особенно сложно, что выражается в раздражительности и нетерпении, которое может проявиться в его поведении. А такое отношение студента может вызвать вполне адекватную реакцию клиента подобного типа – он замкнется и окончательно заведет студента в тупик. В этом случае студенту не надо бояться переспрашивать клиента. Необходимо также порекомендовать студенту сразу же начать записывать, чтобы не потерять суть повествования. Кроме того, как показывает практика, чем внимательнее студент относится к такому клиенту, тем быстрее налаживается необходимый психологический контакт.

Следует запомнить, что с самого первого момента между студентом-консультантом и клиентом возникают взаимоотношения, которые, возможно (в зависимости от того дела, с которым клиент обратился за консультацией), будут достаточно длительными. Если первый контакт оказался не совсем успешным, то будет нелегко построить сложные профессиональные взаимоотношения. Именно с первого контакта у студента и клиента должны установиться приемлемые взаимоотношения. Студент должен уяснить, что при общении с клиентом он обязан быть предельно вежливым и корректным, даже если он принимает так называемого «трудного» клиента, общение с которым по вполне объективным причинам может вызвать раздражение.

Весьма важен и еще один аспект, связанный с выработкой навыков проведения интервьюирования. Целесообразно напомнить студенту-консультанту, что язык, на котором изъясняются юристы, большинству людей, приходящих в клинику, непонятен из-за обилия специальных терминов. Поэтому необходимо при общении с клиентом использовать простой, доступный обычному обывателю язык. Если же все-таки возникает необходимость в использовании каких-либо специальных терминов (например, исковая давность, кассационная жалоба и т.п.), то следует всегда объяснять их значение, даже если клиент не спрашивает об этом, или уточнять, все ли ему понятно.

При обучении навыкам проведения интервьюирования следует подчеркнуть, что рассказ клиента – это объект внимательного исследования и критического анализа. Обучение навыкам интервьюирования предполагает необходимость получения студентами навыков психологии общения с клиентами. Приемы, которыми должен научиться студент-клиницист, очень просты, но необходимы для успешного проведения интервьюирования. Например, большинство клиентов в процессе рассказа нуждаются в так называемом невербальном одобрении, поэтому студент должен знать, что в ходе беседы надо поддерживать клиента взглядом, кивком головы или короткими репликами. Этим студент покажет понимание ситуации, в которой оказался клиент, И еще одна важная рекомендация: если в ходе интервьюирования студент почувствует, что проблема излагается очень коротко, то следует попросить: «Расскажите подробнее» или спросить «А что случилось потом?» для того, чтобы добиться более пространного ответа.

Существует еще одно простое правило, выработанное адвокатской практикой. Умение его использовать поможет студенту установить истину: многие опытные адвокаты советуют, прежде всего, постараться установить доверительные отношения. Как правило, клиент скрывает те или иные факты по двум причинам: или он боится выглядеть глупо, если станет известна правда, или боится, что студент откажет ему в помощи, если узнает все обстоятельства дела. Помочь «вытащить» такие факты из клиента может такой психологический прием, которому можно обучить студента: надо очень доступно разъяснить, что умолчание или утаивание тех или иных фактов крайне негативно скажется на перспективах разрешения проблемы.

Конкретные умения, необходимые для проведения интервью:

1. Умение проявить внимание к клиенту.

Оно включает все типы поведения, вербального и невербального, которое позволяет клиенту не испытывать чувства неловкости, рассказывая о своей ситуации. Такое поведение включает следующее:

Хороший зрительный контакт.

Поза, свидетельствующая о внимании.

Одобрение, побуждающее клиента говорить.

Запись, пометки в необходимых случаях.

Намеренное молчание.

2. Умение направить интервью в нужное русло и задавать вопросы клиенту.

Используя такое умение, юрист может направлять клиента на сообщение необходимой информации. Это можно сделать следующим образом:

Реагируя на существенную информацию и уделяя меньше внимания тому, что не относится непосредственно к делу.

Тактично прерывая клиента, задавая нужные вопросы (открытые и закрытые).

3. Умение показать, что вы следите за мыслями клиента и понимаете его переживания.

В этом случае клиент видит, что юрист слушает его, и что он понимает его озабоченность, проблемы и чувства. Этого можно добиться, перефразируя или суммируя заявления клиента.

4. Умение четко формулировать свои мысли, сообщая факты, выражая свое мнение и чувства.

Юрист проявляет это умение в двух ситуациях:

Объясняя законы, определяя юридические термины и характеризуя разные пути разрешения проблемы.

Выражая мнения и чувства.

5. Умение толковать ситуацию клиента.

Это сложное умение, представляющее собой комбинацию обсуждавшихся выше умений и навыков, например, умения проявлять внимание, отражать мысли и чувства, формулировать мысли и выражать чувства.

Этапы юридического интервью

Юридическое интервью не имеет жесткой структуры, и юрист должен использовать выделенное на него время наилучшим образом.

1. Подготовка к интервьюированию клиента:

Этап подготовки к собеседованию с клиентом имеет свои особенности в деятельности юридической клиники. Студенты, находящиеся на дежурстве, не знают, какие граждане и с какими вопросами придут на прием. Поэтому подготовка к собеседованию в этих случаях состоит в том, чтобы в часы приема находиться на своем рабочем месте, и чтобы рабочее место было организовано надлежащим образом: был стол и стул, на котором удобно сидеть клиенту, имелись письменные принадлежности для ведения записей, справочная литература, подготовлена правовая система. Иногда на прием одновременно является сразу 3-4 человека, очень важно сразу решить вопрос: имеется ли достаточно времени, чтобы побеседовать со всеми гражданами. И если времени для этого нет, следует предложить гражданам записаться на прием в другое удобное для них время. На таких дежурствах присутствует преподаватель Юридической клиники, который в любой момент может прийти на помощь студентам, оказавшимся в сложной ситуации.

2. Первый контакт с клиентом:

Ключевое значение во время проведения первого интервьюирования имеют взаимоотношения, развивающиеся между консультантом и клиентом. Клиент, не имеющий в прошлом опыта контактов с юристом, обычно боится интервьюирования, и эта тревога может затормозить процесс общения с клиентом. Клиент, имеющий опыт общения в прошлом с юристом, может иметь заранее сформировавшееся представление о данных взаимоотношениях. Именно с первого контакта студент-консультант должен начать устанавливать должные взаимоотношения с клиентом.

Свободное изложение клиентом сути своего обращения, тех обстоятельств, которые побудили его обратиться за юридической помощью.

Задачи данного этапа состоят в получении первичной информации именно из рассказа клиента о его проблемах, о самом клиенте и о том, что он ожидает от встречи с юристом.

Свободное изложение событий клиентом предоставляет юристу широкую возможность получения разнообразной информации о личности клиента, которая может оказаться необходимой для выстраивания линии поведения именно с этим человеком. Рассказ клиента помогает составить первое представление о тех событиях, которые привели человека к юристу, а также оценить реалистичность ожиданий клиента от встречи с юристом.

Разные люди ведут себя по-разному, излагая события, которые привели их к юристу. Одни будут очень лаконичными и сразу же заявят, например, что им необходима помощь в составлении искового заявления в суд, и даже достаточно четко сформулируют поводы и основания для обращения в суд. Другие будут очень подробно рассказывать о своих переживаниях, почти ничего не сообщая о фактах, имеющих юридическое значение. Но, в любом случае, проявляя уважение к клиенту как к личности, юрист должен выслушать обратившегося к нему человека.

Безусловно, юрист должен уметь управлять ходом свободного рассказа, ведь это именно он ведет интервью. Существует достаточное количество психологических приемов такого управления, о которых мы будем говорить далее. Однако юрист не должен торопиться задавать вопросы, прерывая ход свободного рассказа. В противном случае он рискует навязать клиенту собственное представление об имевших место событиях, упустит возможность уловить какие-то нюансы в рассказе клиента, которые в дальнейшем ока­жутся чрезвычайно важными для дела.

При работе в юридической клинике у студентов, ведущих интервьюирование, на рассматриваемом этапе обычно возникает такая ситуация: они внимательно слушают своего клиента, но не умеют направить свободный рассказ в нужное русло. В одних случаях это происходит потому, что студенты, опасаясь обидеть обратившегося к ним человека, не прерывают рассказа. В других случаях продолжительное выслушивание клиента бывает связано с тем, что студенты затрудняются установить правовые аспекты возникших у человека проблем, здесь им следует начинать задавать клиентам вопросы, не опасаясь при этом выявить свою недостаточную компетенцию. Это могут быть прямые вопросы о том, что клиент ожидает от встречи с юристом, например: «Как Вы полагаете, какую помощь мы можем Вам оказать?» или: «Скажите, пожалуйста, зачем Вы пришли к нам? Чем мы можем Вам помочь?» Ответы на эти вопросы помогут выявить правовые аспекты ситуации, по поводу которой обратился клиент. Можно прибегнуть в этом случае и к помощи преподавателя или более опытного студента. Не следует стыдиться недостатка в правовых знаниях. Клиент ведь осведомлен о том, что он беседует со студентом.

3. Выяснение характера проблемы, стоящей перед клиентом

В практике очень редки такие случаи, когда свободного рассказа оказывается достаточно для выяснения правовых проблем клиента и для уяснения всех имеющих значение для данного случая юридически значимых фактов. Поэтому в интервью в качестве самостоятельного этапа принято выделять ту его часть, когда устанавливаются юридически значимые факты, характеризующие проблемы клиента, причем в их хронологической последовательности.

Этот этап работы требует от юриста наибольшей активности. Задача состоит в том, чтобы поставить перед клиентом такие вопросы и в такой форме, которые будут способствовать получению наиболее подробной и достоверной информации. Отметим, что на этапе выявления характера правовых проблем клиента и установления хронологии событий значительные сложности возникают у тех юристов, особенно начинающих, которые испытывают недостаток в правовых знаниях и поэтому затрудняются в постановке конкретных вопросов. Для преодоления таких затруднений используется прием, суть которого состоит в том, что на основе данных, полученных в ходе свободного рассказа, юрист задает такие вопросы, которые позволяют ему составить связное повествование о происшедшем с клиентом событии. Это вопросы о том, что произошло с клиентом, когда произошло, кто был участником этих событий, каким образом, в какой последовательности развивались события, какие последствия они повлекли за собой. Для составления такого повествования в ходе интервью можно делать записи, чтобы избежать ошибок в установлении хронологии событий, вычерчивать схемы или предложить сделать это самому клиенту и вместе с ним их проанализировать. Составление такого повествования в письменном виде поможет неопытному юристу при обращении за помощью к более опытному коллеге точнее воспроизвести информацию, полученную от клиента, более толково объяснить, почему у него возникли затруднения. Для студента юридической клиники представление информации, полученной в ходе интервьюирования клиента, в письменном виде является обязательным.

На этой стадии интервьюирования целью студента-консультанта является именно получение представления самого клиента о своей собственной проблеме без навязывания клиенту структуры взглядов юриста.

Общая ошибка, которую делают студенты-консультанты, заключается в том, что им не всегда удается позволить клиенту завершить изложение своей проблемы. Если студент предвосхищает проблему, то он может пропустить едва заметные факты дела клиента и особые решения клиента. Это может, в конечном счете, привести на неправильный путь и к нежелательному результату.

При выявлении того, что составляет проблему клиента, студент должен быть готов альтернативно взглянуть на проблему, должен начать разрабатывать предположительные гипотезы относительно проблемы клиента и различных подходов к ее решению.

4. Завершение интервьюирования, резюмирование

Составление резюме, т.е. основанного на информации, полученной в ходе собеседования от клиента, подробного, изложенного в хронологической последовательности пересказа юристом событий, составляющих правовые проблемы клиента. Такое пересказывание необходимо для установления обратной связи с клиентом. Юрист при этом как бы еще раз проверяет, правильно ли он понял, в чем именно состоят правовые проблемы клиента, не допустил ли он ошибки в хронологии событий, имеющих юридическое значение. Студенты юридических клиник должны обратить особое внимание на важность этого этапа интервьюирования. Завершая интервью, они обязательно должны получить обратную связь с клиентом, удостовериться, что правильно поняли, с чем и зачем обращался к ним гражданин. Уже упоминалась необходимость в письменном виде излагать информацию, полученную от клиентов в ходе интервью. Наиболее удобная форма такого изложения и представляет собой резюме проведенного интервью. В этих целях заполняется регистрационная форма №2.

Во-первых, это может быть завершение интервью как такового, т.е. юрист получил необходимую информацию, чтобы предложить клиенту варианты правового разрешения его проблем. Юрист должен хотя бы в течение очень непродолжительного времени еще раз проанализировать полученную от клиента информацию. Поспешность, с которой юри­сты, особенно начинающие, стремящиеся продемонстрировать свою состоятельность и компетентность, начинают консультирование, может привести к серьезным ошибкам. После подведения итогов собеседования в виде резюме юристу, особенно начинающему, целесообразно назначить клиенту другое время для консультирования. В этом случае он имеет возможность еще раз оценить полученную информацию, еще раз проанализировать факты и нормы права, а затем подготовить обстоятельную кон­сультацию.

Если же переносить встречу нецелесообразно и юрист уверен в том, какую консультацию надо дать, можно устроить небольшой перерыв, попросив клиента подождать какое-то время, либо некоторое время побеседовать с клиентом на отвлеченные темы. Однако и в это время юрист непроизвольно будет анализировать полученные им факты и при этом может обнаружить пробелы и восполнить их, задав клиенту дополнительные вопросы.

Во-вторых, собеседование с клиентом может быть закончено в связи с тем, что клиент не располагает всей необходимой для юриста информацией. Но это значит, что интервью не завершается, а прерывается. В этом случае завершение первой встречи предполагает не только установление места и времени последующего свидания, но и распределение обязанностей по восполнению недостающей информации.

В-третьих, поводом к прерыванию интервью является неготовность юриста его продолжать. Речь идет о сложных правовых ситуациях, когда юрист испытывает затруднения и в установлении правовых проблем клиента, и в знании правовых норм, регулирующих определенные области отношений. Из таких ситуаций есть два выхода. Если юрист уверен в том, что он способен через непродолжительное время должным образом подготовиться, он предлагает перенести встречу на другое время, потому что недостаточно готов для продолжения собеседования. В этом случае клиент волен согласиться на другую встречу или выбрать другого юриста. Если же у юриста такой уверенности нет, он должен честно признаться клиенту, что недостаточно подготовлен к даче консультации, и посоветовать ему обратиться к другому специалисту.

В любом случае в конце интервьюирования необходимо проинформировать клиента о том, что будет происходить после этого, и когда это будет иметь место. Можно обратиться с просьбой к клиенту предоставить дальнейшую документацию к определенной дате. Необходимо проинформировать клиента о дате последующей встречи. Собеседование с клиентом может заканчиваться по разным причинам.

При оказании консультационной помощи клиентам юристы применяют закон к фактическим обстоятельствам конкретного дела.

ФАКТЫ + ЗАКОН = РЕЗУЛЬТАТ

Наиболее важным компонентом данного уравнения являются ФАКТЫ. ЗАКОНЫ опубликованы в книгах, специальных изданиях, их можно найти в правовых системах, они доступны каждому, кто обладает достаточной подготовкой, чтобы их понять.

ФАКТЫ известны вашему клиенту. Версия фактических обстоятельств дел в изложении клиента является уникальной. Вы ДОЛЖНЫ впитать ЭТИ факты от вашего клиента. Чтобы решить тот или иной юридический вопрос в соответствии с законом и фактическими обстоятельствами, вы обязаны выяснить все фактические обстоятельства дела во всей возможной полноте и точности.

Интервьюирование — это беседа между двумя людьми, один из которых — рассказчик, а другой — слушатель.

Ваш клиент — рассказчик, а вы — слушатель.

РАССКАЗ + УМЕНИЕ СЛУШАТЬ = ПОНИМАНИЕ

Если человек, с которым вы проводите собеседование, чувствует, что вы его не слушаете, он не расскажет вам то, что вас интересует. Кроме того, если вы не слушаете, вы не сможете его понять.

Умение слушать — редкий навык. Большинство людей не умеют слушать других. Но умению слушать можно научиться.

Во-первых, следует понимать динамику диалога между людьми.

Во-вторых, обладая теоретическим пониманием хода собеседования, вы будете учиться на опыте проведения собеседований, задавая вопросы и отвечать на них.

Слушать можно активно или пассивно.

Пассивный слушатель слышит то, что рассказчик хочет ему сообщить. Большинство студентов юридических факультетов на лекциях являются пассивными слушателями, не принимая активного участия в обсуждении. Но если студенты хотят больше узнать или лучше понять материал, на занятии они должны быть активными слушателями.

И при проведении собеседования компетентный юрист должен быть активным слушателем.

• Активный слушатель постоянно напоминает говорящему, что он его слушает. Например, можно время от времени медленно кивать головой в знак того, что вы внимательно слушаете;

• Активный слушатель время от времени делает какое-нибудь краткое замечание относительно услышанного («да-да, я понимаю»);

• Активный слушатель время от времени повторяет сказанную ему фразу, чтобы показать, что он ясно понимает то, что ему говорят;

• Активный слушатель смотрит в глаза говорящему, как бы подтверждая, что он его слушает. Он также смотрит на говорящего, чтобы лучше «услышать» все, что тот говорит. Ведь слова составляют лишь небольшую часть содержания беседы. Если не обращать внимания на выражение глаз, жесты и движения говорящего, вы услышите лишь малую часть того, что он рассказывает. Психологи утверждают, что слова составляют только 7 % речевого сообщения. 38 % содержания передается через громкость, тон и другие качества голоса говорящего, а 55 % — через выражение его лица.

• Активный слушатель не должен прерывать говорящего, не должен высказывать суждений или порицаний. Своими замечаниями активный слушатель должен лишь подтверждать, что внимательно слушает и понимает чувства говорящего.

Для начала разговора желательно встретить клиента и поприветствовать его. Следует попросить клиента заранее представить исходные данные о себе, которые необходимо указать в письменном виде (фамилия, место жительства и т. п.). Для этого в Юридической клинике существует регистрационная форма № 1. От ее правильного и четкого заполнения зависит ваше дальнейшее сотрудничество с клиентом.

Клиент должен чувствовать себя комфортно в физическом и психологическом плане. Благоприятное впечатление о Юридической клинике должно возникать благодаря вашей манере поведения и компетентности, а не исходя из стоимости и размеров мебели, техническому оснащению и т.п.

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ СПОСОБЫ РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ

Исторически сложились три основных подхода к разрешению споров и конфликтов: с позиции силы, с позиции права и с позиции интересов.

Суть подхода с позиции силы состоит в том, что одна (или несколько) сторон подавляется за счет перевеса другой в силе. Это может быть физическая сила, численное или техническое превосходство, деньги или деловой статус и т.д. Такой подход дает быстрое решение проблемы и обеспечивает достижение результата.

При этом подход с позиции силы:

- нарушает отношения и порождает желание отомстить;

- требует много ресурсов и может привести к их истощению; в случае изменения баланса сил - к проигрышу;

- провоцирует применение негуманных, а порой и нечестных, способов борьбы;

- приемлем в экстремальных по опасности или срочности ситуациях, при неэффективности других подходов, при высокой значимости результата и незначимости отношений.

Второй подход к разрешению споров - с позиции права. Это может быть применение закона в суде, арбитраже или третейском суде, каких-либо инструкций, нормативов, правил. Кроме того, этот подход может включать в себя и оказание давления, используя процедуру исполнительного производства, традиции делового оборота, профессиональные и этические стандарты.

Подход с позиции права:

- обеспечивает равенство сторон перед законом;

- более справедлив и предсказуем, основан на рациональных договоренностях;

- может быть использован, если спорная ситуация явно подпадает под юридические нормы, а другие способы ее разрешения неэффективны;

- может создавать серьезные проблемы в ситуациях, когда важно сохранить добрые отношения, когда нет четких юридических норм и судебной практики.

Судебное разбирательство изначально предполагает противостояние сторон и часто еще больше нарушает отношения между ними. Нередко вынесение судебного решения не означает действительного разрешения конфликта, а напротив, может спровоцировать его эскалацию. Не только проигравшая, но и выигравшая сторона бывает не удовлетворена достигнутым результатом.

Третий подход к разрешению конфликтов - с позиции интересов. Для того чтобы разрешить спор, стороны стараются определить, что и послужило основанием для возникновения спора и, по возможности, удовлетворить те интересы, которые были ущемлены,

Наиболее распространенные способы разрешения споров с позиции интересов - это переговоры и посредничество (медиация).

Подход с позиции интересов:

· ориентирован скорее на категориальную посылку, что именно каждая из сторон понимает под справедливостью, чем прямо на юридические законы, прецеденты и правила.

· позволяет использовать разные стили ведения переговоров: либо переговоры на уровне позиций (позиционный торг) с использованием стратегия «выигрыш—проигрыш», либо переговоры на уровне принципиальных интересов (интегративные переговоры) с использованием стратегии «выигрыш—выигрыш»;

· облегчает разрешение спора между сторонами на основе переговоров с участием непредубежденного, нейтрального посредника (медиатора);

· обеспечивает достижение сторонами спора взаимоприемлемого соглашения; помогает сохранить или восстановить отношения, которые будут или должны быть продолжены в будущем.

2. ОБЗОР АЛЬТЕРНАТИВНЫХ ФОРМ РАЗРЕШЕНИЯ ПРАВОВЫХ КОНФЛИКТОВ

От зарубежных коллег – юристов, работающих в России, не раз приходилось слышать высказывания о том, что наши российские суды загружены множеством дел, в которых нет спора о праве, где обязательства ответчика перед истцом бесспорны. Но по каким-то причинам объективного либо субъективного характера эти обязательства не выполняются. Например, типичная в наших российских условиях причина не исполнения - нехватка денег. Но если суд после ряда судебных разбирательств тянущихся месяцами, годами и забравших время, силы и средства, признает вину ответчика, обяжет его выполнить обязательства, наложит штрафные санкции, взыщет судебные издержки, это отнюдь не гарантирует исполнение судебного решения. Российская судебная система больна: затянувшиеся судебные дела, неисполненные судебные решения. В результате – правовой нигилизм у людей, проходящих через процедуру разбирательств гражданских дел, углубляющуюся экономическая нестабильность предприятий при рассмотрении дел в арбитражном суде.

Между тем во всем мире существует практика применения альтернативных форм разрешения правовых конфликтов (Alternative Dispute Resolution, или ADR). Они выступают как альтернатива по отношению к официальному правосудию, к судебной системе государства. Рост популярности этих процедур в различных сферах гражданско-правовых отношений привели к существованию многообразных форм этих альтернативных процедур.

Наиболее традиционным является деление альтернативных форм разрешения правовых конфликтов на основные и комбинированные.

К основным альтернативным формам относятся:

· переговоры (negotiation), представляющие собой урегулирование спора непосредственно сторонами без участия иных лиц;

· посредничество (mediation), означающее урегулирование спора с помощью независимого, нейтрального посредника, который содействует сторонам в достижении соглашения;

· третейский суд (arbitration) – разрешение спора с помощью независимого, нейтрального лица – арбитра (или группы арбитров), который уполномочен вынести обязательное для сторон решение.

Критериями для такого деления является участие в урегулировании разногласий третьего лица или его полномочия. Элементы этих трех «чистых» видов входят составной частью во многие другие процедуры. Так, переговоры почти всегда имеют место в любой другой альтернативной форме, а посредничество часто используется как предварительная процедура до начала судебного разбирательства.

Кроме того, компоненты основных видов, смешиваясь друг с другом, образуют совершенно новые комбинированные формы. Например, такие как:

· посредничество – третейский суд (mediation—arbitration—med-arb), означающее урегулирование спора с помощью посредника-арбитра, который в случае недостижения сторонами соглашения уполномочен разрешить спор в порядке арбитража;

· «мини-суд» (mini-trial), широко применяемый способ для урегулирования коммерческих споров, получивший название от внешнего сходства с судебной процедурой и представляющий собой урегулирование спора с участием руководителей корпораций, юристов и третьего независимого лица, возглавляющего слушание дела;

· независимая экспертиза по установлению фактических обстоятельств дела (neutral expert fact-finding) - процедура достижения сторонами соглашения на основе заключения квалифицированного специалиста, изучившего дело с точки зрения фактического состава;

· омбудсмен (ombudsman) - урегулирование споров, связанных с недостатками в деятельности правительственных агентств и частных организаций официально уполномоченным лицом, расследующим обстоятельства дела по жалобам заинтересованных лиц;

· частная судебная система (private court system) или судья «напрокат» (rent-a-judge), обеспечивающая разрешение споров с помощью судей, ушедших в отставку, за достаточно высокую плату, которые имеют полномочия не только примирить стороны, но и вынести обязательное для них решение.

Анализируя работы американских авторов, можно прийти к выводу, что альтернативное разрешение споров (ADR) как элемент правовой системы США возникло и развивается по двум основным направлениям - в рамках действующей судебной системы (в публичной сфере), и вне ее (в сфере частного правового регу­лирования). Эти два направления находятся в постоянном взаимодействии и испытывают взаимное влияние. Тем не менее, каждое из них имеет свою специфику. Поэтому представляет интерес рассмотреть классификацию ADR с точки зрения их деления на две основные категории по основанию принадлежности к той или иной сфере правового регулирования: частные и публичные. Следует оговориться, что термин «публичные» в данном аспекте является в определенной мере условным. Он указывает не на правовую природу альтернативных досудебных процедур (они представляют собой соединение частных и публичных элементов), а на их принадлежность к публичной государственной судебной системе.

К частным относятся процедуры, применяемые исключительно на основе добровольного волеизъявления сторон, - переговоры, посредничество, арбитраж, мини-суд и т.п. Данные средства являются самостоятельными, независимыми в своем регулировании и существовании от судебной системы. Они характеризуются большей степенью диспозитивности с минимальным вмешательством со стороны государства. Роль последнего сводится к официальному признанию внесудебной системы альтернативного разрешения правовых споров и обеспечению надлежащих условий ее функционирования. В частности, предметом законодательной регламентации во многих штатах США являются следующие аспекты частных ADR:

· признание альтернативных процедур в качестве предпочтительных и широко применяемых методов урегулирования правовых конфликтов;

· определение категорий гражданских дел, допускаемых к альтернативному разрешению;

· установление перечня категорий гражданских дел, не подлежащих урегулированию и разрешению с помощью ADR;

· определение понятия той или иной альтернативной процедуры;

· обеспечение гарантий конфиденциальности как принципа альтернативного разрешения споров;

· установление квалификационных стандартов для нейтральных лиц, осуществляющих урегулирование разногласий и разрешение споров в альтернативных процедурах;

· обеспечение возможности принудительного исполнения решений, вынесенных в соответствующих процедурах;

· признание соглашения, достигнутого в ходе альтернативного урегулирования, имеющим обязательную для обеих сторон силу при наличии их взаимного волеизъявления.

К публичным относятся средства, используемые внутри судебной системы. Данные средства получили название Court-Annexed ADR или, буквально, «альтернативные средства разрешения споров, присоединенные к суду». Они охватывают такие процедуры, как досудебные совещания по урегулированию споров, досудебный арбитраж и досудебное посредничество, предварительная независимая оценка материалов дела, упрошенный суд присяжных и так называемую частную судебную систему или частный трибунал.

Классификация альтернативных форм урегулирования споров на частные и публичные позволяет:

· получить целостное представление об альтернативном разрешении споров как едином элементе правовой системы, включающем различные сферы правового регулирования;

· исследовать специфику каждой из этих сфер в отдельности;

· обеспечить дифференцированную регламентацию тех или иных процедур с учетом их частного или публичного характера;

· предполагает возможность дальнейшего деления альтернативных форм внутри каждой группы по более узким основаниям.

С другой стороны, наиболее целесообразным разграничением частных средств действительно является рассмотренное выше деление на основные и комбинированные.

Что касается публичных процедур, то их можно распределить согласно цели применения по трем группам:

· процедуры, направленные на достижение соглашения (досудебные совещания, досудебное посредничество);

· процедуры, направленные на вынесение рекомендательного решения (упрощенный суд присяжных);

· процедуры, направленные на вынесение обязательного решения (досудебный арбитраж, частный трибунал).

Началом широкого распространения альтернативных процедур в судебной системе США послужило принятие в 1990 году Акта о реформе гражданского судопроизводства (Civil Justice Reform Act). Он предусматривал создание в каждом федеральном судебном округе специальных рекомендательных комитетов (Advisori Committees) по разработке мероприятий, связанных с ADR.

И сегодня в американских судах вопрос заключается не в том, применять альтернативное производство или нет, а в том, какие средства, способы являются наиболее подходящими для примирения сторон или для разрешения спора до начала судебного разбирательства. Основное назначение этих процедур заклю­чается в том, что с их помощью происходит отсеивание тех гражданских дел, которые в действительности не нуждаются в полном судебном разбирательстве. Как пишет профессор А. Фридмэн, «большинство зарегистрированных в судебном порядке дел никогда не слушаются в суде. Они сходят с дистанции гораздо раньше... Ведение дел в судах достаточно дорогое и рискованное мероприятие. Для обеих сторон, как правило, гораздо удобнее и дешевле самим урегулировать возникший спор». Как раз этому и призваны содействовать различные досудебные примирительные и упрощенные процедуры.

В отличие от самостоятельных частных форм досудебные согласительные процедуры всегда являются частью законодательной или судебной регламентации. Для них характерна меньшая степень свободы волеизъявления сторон и процессуальной гибкости. Некоторые законы требуют обязательного урегулирования определенной категории споров. Например, Гражданский кодекс Калифорнии предусматривает обязательное посредничество для всех споров, связанных с опекой или попечительством несовершеннолетних; по арбитражным правилам штата Гавайи все денежные иски, не превышающие 150 000 долларов, должны сначала рассматриваться досудебным арбитражем. В соответствии со многими судебными правилами обязательное применение ADR может основываться на усмотрении суда. Хотя не исключается и даже поощряется использование той или иной примирительной процедуры по договоренности сторон. Ограниченность диспозитивности сторон в Court-Annexed ADR проявляется не только в их, по общему правилу, обязательном применении, но и в возможности назначения судом без согласия сторон нейтрального лица, осуществляющего досудебное урегулирование или разрешение спора. Кроме того, в отдельных процедурах (например, в досудебных совещаниях) функции нейтрального лица могут выполнять и сами судьи, которые впоследствии полномочны рассмотреть этот же спор по существу.

Поскольку судебные программы по обязательному применению альтернативных процедур до начала судебного разбирательства ограничивают диспозитивные возможности сторон, необходим осторожный и ограничительный подход к этому вопросу. С одной стороны, данные программы позволяют судам, самим участникам спора получить определенные преимущества, связанные с сокращением сроков разбирательства гражданских дел, с уменьшением судебных расходов и т.п. С другой стороны, они могут подорвать доверие к судебной системе, сделать невозможным установление судебного прецедента в какой-либо важной сфере.

Третейские суды и посреднические фирмы, возникающие сейчас в России, можно рассматривать как организационные формы ADR. Что касается методов ведения переговоров, преодоления конфликтных ситуаций и примирения, то элементарными знаниями в этой области должен обладать каждый юрист. Посредничество успешно используется во многих странах для разрешения гражданско-правовых споров и основано на методах, разработанных психологами. Но наша система юридического образования и правоприменительная практика, нацеливая юриста на знание права, умение применять правовую норму, недооценивает приемы и процедуры, изучаемые психологией и конфликтологией.

Для успешного развития третейских судов и других форм и методов альтернативного судопроизводства нам пока не хватает ни законодательной базы, ни финансовых средств, ни позитивного отношения в обществе в целом и в юридическом сообществе в частности, когда ADR расценивают как необоснованное уклонение от юрисдикции государственной судебной системы. Вместе с тем свобода экономической деятельности, свобода договора предполагает и известную свободу урегулирования разногласий между субъектами такого рода правоотношений. Считается, что ADR применимы к большинству гражданских дел. Существует точка зрения о возможности их применения и по некоторым уголовным делам.

Поиск компромисса в работе юриста, поиск компромисса в хорошем смысле, в цивилизованной форме – вот существенность альтернативных форм и методов разрешения правовых конфликтов.

3. ПЕРЕГОВОРЫ КАК АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ СПОСОБ РАЗРЕШЕНИЯ ПРАВОВЫХ КОНФЛИКТОВ

Самый распространенный способ разрешения споров с позиции интересов - это переговоры.

ПЕРЕГОВОРЫ - это процесс, посредством которого стороны, вовлеченные в проблему, обсуждают ее друг с другом, стараясь достичь взаимоприемлемого соглашения. Переговоры - это не только формальные встречи между президентами, руководителями фирм, представителями воюющих держав, но и неформальные попытки решить проблемы между адвокатами и клиентами, детьми и родителями, друзьями и недругами, учителями и учениками, продавцами и покупателями и многие другие.

Во взаимоотношениях между людьми существует большое разнообразие видов переговоров, которые могут вестись с различных позиций - силы, права, интересов. Они могут происходить непосредственно между участниками, вовлеченными в проблему, или между представляющими их интересы юристами.

Одно из различий в стилях ведения переговоров представляется особенно важным. Переговоры могут происходить на уровне позиций (позиционный торг) или на уровне принципиальных интересов (интегративные переговоры). В первом случае стороны «торгуются», т.е. каждая из сторон видит ситуацию как «выигрыш—проигрыш», т.е., чтобы ей выиграть, другая сторона должна проиграть. Даже если они приходят к идеальному компромиссу, где каждая из сторон уступила поровну, ни одна из них не удовлетворяет свои интересы полностью.

Однако возможна и другая стратегия, когда стороны отстаивают не свои позиции, а обращаются к тем принципиальным, более глубоким интересам, средством удовлетворения которых и должны служить эти позиции. При таком подходе оказывается возможным найти большое количество других способов удовлетворения тех же интересов, помимо отстаивания позиций. Среди этих способов нередко обнаруживаются те, которые устраивают обе стороны. Это можно назвать стратегией «выигрыш—выигрыш».

Например, каждый из супругов при разводе яростно сражается за ребенка, старается перетянуть его на свою сторону, добиться, чтобы ребенок жил с ним. Если же спросить, зачем он (она) это делает, наиболее вероятные ответы обоих будут: «Чтобы ребенку было лучше», «Я люблю его и хочу быть с ним». На самом деле эта позиционная борьба безмерно вредит ребенку и разрушает его отношения с родителями, т.е. интересы в действительности не удовлетворяются.

Есть различия в семейном, социальном и культурном фоне, в условиях развития, в личностных характеристиках, установках и ценностях, в умении эффективно общаться, в интеллекте, в способности к пониманию и т.д.

В различных исследованиях специфики протекания процесса переговоров между участниками разных культур (например, международных коммерческих переговоров) были выявлены некоторые особенности поведения российских представителей.

Так, например, и немцы, и американцы отмечают следующие характерные черты российских переговорщиков, затрудняющие взаимопонимание между сторонами:

· слабо ориентируются в целях: характерно либо очень абстрактное видение проблемы, либо чрезмерная детализация (иногда и то, и другое вместе);

· не видят альтернатив в решении проблем, не сопоставляют различные решения;

· принимают неясные, теоретические решения, необязательно ориентированные на выполнение.

· стремятся к сиюминутной выгоде, а проблемы решают медленно;

· недостаточно инициативны, склонны избегать ответственности;

· не думают о последствиях;

· не склонны говорить о конфликтах открыто;

· жестко настаивают на своих позициях, трудно идут на уступки.

В свою очередь, российские переговорщики считают, что их иностранные партнеры:

· склонны их принижать, считать свой образ мыслей и действий предпочтительным;

· не смотрят на россиян как на партнеров, не дают им достаточно полномочий и ответственности;

· очень меркантильны, ориентированы только на выгоду;

· не думают о социальных целях.

Сопоставление особенностей, проявляющихся в межкультуральных и «внутренних» переговорах, выявляет целый ряд сходных черт. Так, например, на предприятиях руководители ведут себя, скорее, как «иностранцы», а коллектив выдвигает те же претензии, которые типичны для российских переговорщиков. Ряд особенностей оказывается общим и для той, и для другой стороны. Действительно, внешняя политика оказывается продолжением внутренней и, по-видимому, отражает ряд культуральных особенностей.

Как наши различия, так и сам конфликт часто приводят к невозможности эффективной коммуникации в переговорах, неспособности понять, что другие думают, чувствуют и во что верят, нежеланию действовать с уважением к потребностям, мнениям и правам других. Когда такое случается, люди могут считать, что у них нет другого выхода, кроме обращения в суд, вызова милиции или даже агрессивных действий против других. Поэтому во многих случаях полезной оказывается помощь непредубежденного, нейтрального посредника, способного взглянуть на ситуацию «со стороны».

4. МЕДИАЦИЯ КАК АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ СПОСОБ РАЗРЕШЕНИЯ ПРАВОВЫХ КОНФЛИКТОВ

МЕДИАЦИЯ - это процесс разрешения проблем между сторонами на основе переговоров с участием нейтрального посредника; это метод, при котором стороны управляют и владеют как самим процессом, так и его результатом - соглашением, ничего не решается без согласия сторон.

Существует мнение, что медиацией могут разрешаться любые споры, в которых стороны действительно хотят уладить свои разногласия, поскольку медиация представляет минимальный риск. В худшем случае - это лишь потеря времени. Если в ходе медиации не достигнуто соглашение, стороны могут обратиться или вернуться к судебной или другой процедуре. И даже в тех ситуациях, когда проблема не разрешается медиацией, стороны обычно глубже осмысливают конфликт и свои интересы. Впоследствии они более эффективно взаимодействуют с судом. Кроме того, стороны получают полезные советы о стиле поведения, что может помочь им в предотвращении будущих конфликтов.

Высокая эффективность медиации определяется прежде всего ее базовыми принципами - нейтральностью, добровольностью и конфиденциальностью.

Нейтральность, беспристрастность медиатора дает возможность сторонам раскрыться, почувствовать доверие к процессу и работать в атмосфере сотрудничества. Сохранять нейтральность, не поддаваться искушению найти правого и виноватого - одна из самых сложных, но необходимых задач медиатора.

Добровольность означает, помимо добровольного участия сторон в медиации, возможность выхода из процесса в любой момент до окончательного подписания соглашения, что все происходящее во время медиации делается только с их взаимного согласия. Медиатор не дает советов. Ответственность за принятое решение и его выполнение лежит на самих сторонах.

Конфиденциальность выражается во взаимной договоренности и сторон и медиатора не разглашать происходившее во время процесса (если только нет другой обшей договоренности), записи, сделанные во время процесса, уничтожаются после него, медиатор не может выступать свидетелем в суде по данному делу.

Медиатор должен обладать целым арсеналом специальных приемов, коммуникативных техник, которые помогают создать атмосферу доброжелательности и сотрудничества. Успех медиации зависит от интуиции медиатора, его гибкости, креативности, способности соблюсти баланс между сопереживанием и ней­тральностью, а главное - и, наверное, самое трудное - от его умения не навязывать сторонам своего решения проблем, даже если это решение кажется наилучшим выходом из ситуации.

Поскольку медиация может помочь сохранить или восстановить отношения, она особенно полезна, если предполагается, что взаимосвязь должна быть продолжена в будущем. Безусловно, медиация - не панацея, но если люди добровольно обращаются к помощи профессионального медиатора, они очень часто добиваются успеха.

Опыт показывает, что медиация позволяет успешно разрешать разнообразные конфликты: раздел имущества и родительская опека над детьми при разводе, объединение компаний, отношения между соседями, отношения арендодателя и нанимателя, поставщика и потребителя, заказчика и подрядчика, подрядчика и субподрядчика и т.д. Опыт российской практики медиации подтверждает правомерность тесных контактов с судебной системой, аналогично тому, как это происходит во многих зарубежных странах.

С одной стороны, распространение медиационной практики в России затрудняется наличием в нашей культуре установки на разрешение проблем с позиции силы или власти и избегания личной ответственности за происходящее, тенденции искать виноватого вовне. С дугой стороны, в России медиация имеет даже более благоприятную почву вследствие такой особенности российского самосознания, как большая значимость взаимоотношений между людьми.

Типичная медиация имеет ряд стадий, выстраивающих процесс наиболее эффективным образом.

1. Введение

Медиатор кратко рассказывает сторонам о медиации, своих функциях и функциях сторон, устанавливает основные правила взаимоотношений (например, не прерывать друг друга, не использовать оскорбительных выражений и т.п.), объясняет основные принципы медиации. Медиатор является беспристрастным организатором процесса, задает конструктивный тон общению, помогая сторонам в самом начале диалога достичь соглашения по процедуре ведения переговоров. Процедурное соглашение играет важную роль, оно охраняет процесс и показывает сторонам, что они способны договариваться друг с другом и прийти к согласию.

2. Вступительное слово сторон

Каждая из сторон рассказывает, со своей точки зрения, о том, что произошло. После каждого изложения медиатор возвращает стороне сказанное ею своими словами, уточняя информацию и смягчая акценты. Нередко это - первая возможность для сторон действительно услышать друг друга. Очень помогает то, что стороны не обращаются непосредственно друг к другу, а общаются друг с другом через медиатора. После изложения своего видения проблемы стороны имеют возможность обменяться репликами, что-то уточнить или добавить.

3. Формулирование повестки дня

Медиатор помогает сторонам отделить факты от интерпретаций и выделить проблемы для обсуждения во время медиации. Это достигается обсуждением точек зрения каждой из сторон и уточнением того, что есть факт, а что - интерпретация этого факта одной из сторон. Как ни парадоксально, стороны, яростно отстаивающие свои позиции в конфликте, часто весьма туманно представляют свои истинные интересы и действуют даже им наперекор.

4. Выдвижение альтернативных решений

Медиатор поддерживает баланс сил сторон, обучает их думать, действовать, вести переговоры с позиции сотрудничества и искать решения, которые отвечали бы как их собственным интересам, так и интересам другой стороны.

Стороны с помощью медиатора генерируют возможные способы решения проблемы. Медиатор составляет список и просит каждую из сторон поделиться своими соображениями. Если сторонам не хватает информации, трудно выйти за пределы привычных стереотипов и ограниченных взглядов на проблему, медиатор не сам консультирует их, а рекомендует им обратиться к специалистам за юридической, психологической или финансовой консультацией для более эффективного продолжения медиации.

5. Оценка и выбор решений

Основываясь на высказанных идеях, медиатор помогает сторонам выделить те решения, с которыми согласны обе (или более) стороны. Он проводит «тестирование реальности», т.е. вместе со сторонами прослеживает последствия реализации этих решений, сравнивая их с ожидаемыми и желательными для каждой из сторон. Если на этой стадии или на предыдущий происходит взрыв эмоций или обсуждение становится неконструктивным, медиатор может предложить сторонам поговорить с каждой из них раздельно. Он может обсудить с ними ту информацию, которую они не хотят выносить на совместную сессию, провести более жесткое тестирование реальности и обсудить несоответствие стиля поведения стороны ее истинным интересам. Происходящее в такой раздель­ной встрече конфиденциально и может быть передано второй стороне только с согласия или по желанию первой.

6. Достижение соглашения

Медиатор помогает сторонам достичь взаимовыгодного соглашения и оформить его документально. Стороны должны обсудить, что произойдет, если одна из сторон нарушит соглашение. Это должно также быть одним из пунктов окончательного соглашения. Чтобы соглашение было жизнеспособным, оно должно быть конкретным, ясным, реалистичным, однозначно понятым обеими сторонами.

В случае слишком быстрого завершения медиации (иногда потому, что стороны просто хотят быстрее закончить, так как торопятся или устали), тогда, когда стороны радуются из-за успешного взаимодействия, медиатор может выступать в роли замедлителя процесса.

Функции медиатора

1. Оценщик конфликта - в этой роли посредник должен обдуманно и тщательно изучить все измерения спора с точек зрения каждой из спорящих сторон.

2. Активный слушатель - в этой роли посредник должен слушать активно, с тем, чтобы усвоить как содержательную, так и эмоциональную составляющую. Активное слушание включает в себя следующие компоненты:

- обеспечить обратную связь говорящему, чтобы удостовериться, что другая сторона услышала и поняла его;

- отделять эмоции от содержательных вопросов спора;

- замечать, раскрывать и доискиваться до истинных интересов сторон;

- допускать выражение гнева, если оно конструктивно;

- устанавливать, когда стороны чувствуют несправедливость или принуждение к соглашению;

- устанавливать, когда сторонам нужна дополнительная информация, консультации или время подумать.

3. Беспристрастный организатор процесса - в этой роли посредник имеет несколько обязанностей:

- задавать тон процесса;

- помогать сторонам в достижении процедурных соглашений;

- поддерживать корректных отношений между сторонами в рамках процесса;

- обеспечивать и поддерживать психологическую удовлетворенность сторон.

4. Генератор альтернативных предложений - в этой роли посредник может помочь спорщикам найти иные решения, которые в конечном итоге могут послужить спасению репутации стороны.

5. Расширитель ресурсов - посредник снабжает участников спора информацией или помогает им найти необходимую информацию, но при этом он не дает советов сам.

Что касается юридических вопросов, посредник должен быть очень осторожен, чтобы не давать каких-либо юридических толкований, разъяснений или советов, особенно, если посредник - юрист. Адвокат, выступающий в роли посредника, ни в коем случае не должен давать спорщикам советов по юридическим вопросам. Вся предлагаемая информация должна представлять собой только действительные факты и не зависеть от всякого рода побочной информации, уточнений, интерпретаций или каких-либо посторонних результатов.

6. Испытатель реалистичности и выполнимости предложений - в этой роли посредник выступает как бы «адвокатом дьявола» - защищает менее приемлемую позицию или позицию другой стороны, испытывая аргументированность каждой позиции, отстаиваемой в ходе спора. При этом нужно быть осторожным, чтобы спорящая сторона не истолковала превратно такие вопросы, чтобы ей не казалось, что посредник расположен к позиции, противоположной ее собственной.

7. Помощник в выработке сторонами окончательной договоренности - в этой роли посредник должен удостовериться, что спорящие стороны точно и ясно понимают все условия соглашения об урегулировании. Стороны, кроме того, должны быть полностью согласны с условиями соглашения и способны выполнить свою часть договоренности так, чтобы урегулирование не было нарушено. Только таким образом стороны смогут достичь устойчивого удовлетворения от соглашения и процесса переговоров.

8. Обучающий процессу партнерских переговоров - в этой роли посреднику надо обучить стороны думать, действовать и вести переговоры с установкой на сотрудничество. Большинство участвующих в споре не знают, как вести переговоры с такой установкой. Они зачастую выступают с ложных позиций, пытаются применить «переговорные уловки», задействовать «фальшивые эмоции», чтобы затравить противника или заставить его принять их позицию. Эффективное посредничество помогает сторонам достигнуть прочного урегулирования, в котором удовлетворены или хотя бы учтены все их возможные интересы.

Достоинства медиации

Посредничество проходит конфиденциально. Все остается между сторонами конфликта и посредником. Посредник обязан держать в секрете всю информацию. Посредничество - частное дело, оно позволяет быть искренним и сохраняет репутацию и реноме, не делается никаких публичных записей, если только сторонам не понадобится довести свое соглашение до рассмотрения в судебном порядке, как, например, при разводе.

Посредничество - это процедура разрешения спора, при котором вы управляете и владеете как самим процессом, так и его результатом - соглашением, ничего не решается без вашего согласия.

Посредничество нацелено на удовлетворение интересов каждой из сторон и обычно приводит к ситуации обоюдного выигрыша для каждой стороны. Посредничество ориентировано скорее на то, что каждая из сторон понимает под справедливостью, чем прямо на юридические законы прецеденты и правила.

Посредничество относительно непродолжительно и тем не менее, поскольку сторонам выгодно придерживаться того, о чем они договорились добровольно, имеет высокий уровень надежности.

Риск посредничества минимален, поскольку каждая сторона в любой момент может отказаться от процесса.

Оно справедливо и может обойтись дешевле, чем другие процедуры разрешения споров.

Для успешного ведения переговоров с участием посредника необходимо, чтобы стороны:

· имели желание разрешить проблему ;

· были готовы попытаться сделать это совместно;

· делились необходимой для разрешения ситуации информацией;

· были гибкими, не застопоривались на начальных позициях;

· уважительно относились к ценностям и интересам друг друга;

· осознавали свои истинные интересы и могли отличить их от сиюминутных желаний и позиций;

· понимали последствия и альтернативы в случае срыва переговоров;

· были способны отделять эмоции, оценки, интерпретации от объективных фактов;

· могли генерировать разнообразные и разноплановые предложения и анализировать последствия их воплощения;

· сформулировали реалистичное, выполнимое, долгосрочное соглашение, удовлетворяющее все стороны и т.д.

Недостатки медиации

Посредничество неэффективно, когда медиатор не может заставить участников спора воспользоваться посредничеством или хотя бы попытаться это сделать. Посредничество - добровольный процесс, ни одну сторону нельзя принудить к посредничеству, продолжать посредничество или согласиться с его результатом.

Этот недостаток, однако, является одной из сильных сторон посредничества, поскольку означает, что стороны сами контролируют свое будущее, а не подвергаются контролю третьей стороны, такой как судьи или арбитры, которые, конечно, не могут обладать полными сведениями и представлениями обо всех фактах и подоплеке спора между сторонами.

Анализ характера взаимодействия с посредником, хода переговоров и их эффективности при разрешении коммерческих споров показывает, что на уровень сопротивления посредничеству прежде всего влияют:

· относительно постоянные переменные - статус и характер функциональных обязанностей,

· опыт работы в данной сфере или на данной должности (наибольшие трудности встречаются в работе с сотрудниками с небольшим опытом, которые опасаются уронить свой авторитет и стремятся доказать свою компетентность);

· уровень образования (в целом более высокий уровень образования, а главное интеллекта, способствует успеху медиации);

· личностные особенности, в частности, установка на власть, характер;

· возраст, пол (например, медиация легче воспринимается молодыми от 18 до 22 лет, а также людьми от 30 лет до 60 лет; женщины воспринимают медиацию более благоприятно, чем мужчины);

· профессиональная деформация (сопротивление медиации наблюдается в выраженной форме в ряде профессий, в том числе у юристов и учителей; с другой стороны, после некоторой работы учителя нередко становятся активными апологетами этого метода);

· прошлый опыт, степень приверженности старым методам (успешное использование проверенных ранее методов тормозит экспериментирование, лишает мотивации на поиск новых возможностей; напротив, опыт, говорящий о том, что старые методы не срабатывают, способствует успеху медиации).

· отношение к медиатору;

· особенности ситуации и ее восприятие (ситуация может быть застарелой, затрагивающей глубоко нарушенные отношения, может восприниматься как безнадежная или, напротив, оцениваться слишком оптимистично и т.д.).

Сейчас, в период особенно высокой правовой неопределенности, изменения и недостаточной проработанности юридических нормативов в целом ряде областей деятельности, использование медиационных процедур может не только облегчить разрешение проблем, но и обеспечить значительное моральное удовлетворение всех участников. Подобные соображения, например, нередко являются одним из стимулов участия в медиационной практике американских юристов, которые работают медиаторами зачастую бесплатно, просто «для души».

Эти аспекты медиации чрезвычайно важны для юристов, так как они постоянно подвергаются значительному риску профессиональной деформации. Она может приводить к неблагоприятному изменению характера, невротизации, сужению поля сознания и формированию тенденции действовать в рамках динамического стереотипа в качестве психологического защитного механизма в ответ на экстремальную сложность и ответственность условий деятельности. Это снижает возможности профессиональной и человеческой самореализации. Таким образом, осознанное применение медиационных процедур может послужить эффективной психологической зашитой от профессионального «выгорания».

5. ТРЕТЕЙСКИЕ СУДЫ КАК ФОРМА РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ: РОССИЙСКИЙ ОПЫТ И ПЕРСПЕКТИВЫ

5.1. ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ БАЗА И РАЗВИТИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ТРЕТЕЙСКИХ СУДАХ

Долгое время в коммунистической России существовала и развивалась только одна государственная форма судопроизводства. О существовании Международного коммерческого арбитража при Торгово-промышленной палате СССР знали лишь единичные структуры, связанные с внешнеэкономической деятельностью. Между тем система торгового коммерческого арбитража как форма альтернативного судопроизводства имеет глубокие корни и очень развитую и популярную систему рассмотрения экономических споров в передовых странах мира.

История правосудия в России также не бедна воспоминаниями о договорном разрешении споров или так называемом третейском правосудии (суде третьих лиц). Упоминания о подобной форме судопроизводства встречаются еще в 1362 году в грамотах великого князя Дмитрия Ивановича Донского.

Но официальное становление института торговых третейских судов начинается с 1831 года, когда впервые было утверждено Положение о третейском суде Российской империи.

Декретом о суде № 1 1917 года также было предусмотрено, что граждане имеют право передать свои споры о гражданском праве на рассмотрение третейского суда. В период нэпа институт третейского суда успешно использовался частными предпринимателями, заинтересованными в том, чтобы их споры по коммерческим операциям не стали достоянием гласности.

В начале 30-х годов были образованы два постоянно действующих третейских суда - Московская арбитражная комиссия (МАК образована в 1930 году, ныне состоит при Торгово-промышленной палате Российской Федерации), Внешнеторговая арбитражная комиссия (ВТАК образована в 1932 году, впоследствии называлась Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, ныне - Международный коммерческий арбитраж при ТПП Российской Федерации).

В 1959 году было допущено рассмотрение хозяйственных споров между предприятиями, организациями и учреждениями третейским судом, образуемым для конкретного дела.

Несмотря на законодательное закрепление деятельности третейских судов, в условиях административно-командной системы третейские суды не получили широкого развития и активного применения, лишь номинально являясь формой хозяйственной юрисдикции. Так в 20-х годах государственным предприятиям было запрещено прибегать к помощи третейских судов, в 60-е годы аналогичный запрет касался колхозов и организаций с их участием.

11 июня 1964 года Верховным Советом РСФСР был принят Гражданский процессуальный кодекс, содержащий приложение № 3 «Положение о третейском суде». В статье 1 данного положения содержится указание на то, что граждане могут передать любой возникший между ними спор на рассмотрение третейского суда, за исключением споров, вытекающих из трудовых и семейных отношений. Данное положение, задуманное с целью разгрузки государственного правосудия, также не получило широкого применения.

Таким образом, несмотря на характер общественных отношений, складывающихся на различных этапах исторического развития России, третейские суды всегда находили свое место, переживая взлеты и падения.

Конечно же, новый этап в истории третейских судов связан с коренной перестройкой экономики России и созданием условий для формирования рыночных отношений. Именно развитие коммерческого оборота, образование новых структур, лавинообразный рост количества заключаемых гражданско-правовых договоров обусловил потребность в иной форме судопроизводства. В частности, период 1992-1993 годов характеризовался массовой организацией всевозможных бирж, при которых, как правило, создавались арбитражные комиссии, выполняющие роль третейских судов.

В 1992 – 1993 г.г. при разнообразных биржах было создано более 400 третейских судов, что в пять раз превышало количество государственных арбитражных судов. Но подобные процессы образования третейских судов происходили стихийно; уровень работы большинства третейских судов был весьма низок, что и обусловило их недолгое существование. К сожалению, в России не было и нет сегодня какой-либо организации, обеспечивающей руководство деятельностью третейских судов, в связи с чем нет и официальных статистических данных, характеризующих их деятельность. В этой связи представляется возможным воспользоваться данными о деятельности государственных арбитражных судов, предваряя эти цифры комментарием.

По данным Высшего Арбитражного Суда РФ количество заявлений о выдаче исполнительных листов на решения третейских судов, рассмотренных арбитражными судами РФ, изменялось следующим образом:

1992 год - 356 заявлений; 1995 год - 663 заявлений;

1993 год - 541 заявление; 1996 год - 708 заявлений;

1994 год - 529 заявлений; 1997 год - 789 заявлений.

Увеличение числа заявлений свидетельствует о росте активности, которая наблюдается в деятельности третейских судов.

Данные о количестве действующих в России третейских судов можно взять, пожалуй, из единственного источника - доклада Е.А.Виноградовой «Альтернативное разрешение споров». Проведя сбор статистической информации о деятельности третейских судов, Е.А.Виноградова пришла к выводу о том, что к началу 1998 года в России существовало примерно 250 постоянно действующих третейских судов, в списки которых было включено более 1500 третейских судей.

В то же время, в отличие от большинства стран мира, Российская Федерация, также как ранее СССР, не имеет кодифицированного законодательства о третейском суде. Оно представлено отдельными статьями и нормами: в Гражданском кодексе РФ (ст. 11, предусматривает защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав третейским судом), в Гражданском процессуальном кодексе РСФСР (далее ГПК) и Арбитражном процессуальном кодексе РФ (далее АПК). Кроме того нормы, касающиеся третейского разбирательства, закреплены в Федеральном Конституционном Законе «Об арбитражных судах в РФ» от 01.07.95 года.

Существуют также два специальных законодательных акта о третейском суде: Положение о третейском суде (Приложение № 3 к ГПК РСФСР) и Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров, утвержденное 24.06.92 г. Постановлением Верховного Совета РФ (с изменениями, внесенными Федеральным законом от 16 ноября 1997 г.).

Нормативная база деятельности третейских судов практически ограничивается этими Положениями. Практика показывает, что в настоящее время назрела необходимость закона, который бы более конкретно определил правовой статус третейских судов, правила защиты гражданских прав и законных интересов третейским судом и устранил существующие проблемы правового регулирования третейского судопроизводства. Такой проект закона «О третейских судах» в Российской Федерации уже разработан и находится на рассмотрении в Государственной Думе РФ с 1997 г.

Законодательной основой функционирования двух постоянно действующих третейских судов: Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ и Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате РФ являются: Закон РФ от 07.06.93 г. «О международном коммерческом арбитраже» и Приложение № 1 и № 2 к данному закону.

Нормы, регулирующие третейское разрешение споров, закреплены также в Законе РФ «О товарных биржах и биржевой торговле» от 20.02.92 г.

Приложение № 3 к ГПК РФ и ряд статей ГПК РФ закрепляют порядок организации и деятельности третейского суда для рассмотрения споров между гражданами.

Статья 27 ГПК РСФСР определяет случаи передачи споров, возникших из гражданских правоотношений, на рассмотрение в третейский суд, по соглашению сторон.

На основании п. 6 ст. 129 и п. 7 ст. 219 ГПК РСФСР судья отказывает в принятии искового заявления либо прекращает производство по делу, если между сторонами заключен договор о передаче дела в третейский суд.

В соответствии с п. 10 ст. 338 и п. 1 ст. 339 ГПК РСФСР, решение третейских судов по спорам между гражданами подлежит принудительному исполнению, в случае неисполнения добровольно сторонами, на основании исполнительного листа, выдаваемого судом.

Статья 1 Положения о третейском суде (Приложение № 3 к ГПК РСФСР) закрепляет право граждан на обращение в третейский суд, порядок создания и функционирования третейских судов, рассматривающих споры между гражданами.

На основании статьи 17 Положения о третейском суде (Приложение № 3 к ГПК РСФСР) решение третейского суда, не исполненное сторонами добровольно, может быть приведено в исполнении принудительно на основании исполнительного листа, выдаваемого судом общей юрисдикции.

Статья 23 АПК РФ регламентирует право передать, по соглашению сторон, возникший или могущий возникнуть между ними экономический спор, подведомственный арбитражному суду, на рассмотрение третейского суда.

Судья отказывает в принятии искового заявления либо прекращает производство по делу, если имеется соглашение сторон о передаче данного спора на разрешение в третейский суд (ст. ст. 85 и 104 АПК РФ).

Что касается исполнения решений третейского суда, то в соответствии со ст. 157 АПК РФ исполнение осуществляется в добровольном порядке, в установленный в решении срок. В случае невыполнения решения третейского суда в установленный срок, исполнительный лист на принудительное исполнение решения выдается арбитражным судом.

В законе «Об арбитражных судах в РФ» в общей форме содержатся ответы на основные вопросы, связанные с основаниями для передачи споров в третейский суд и исполнением принимаемых третейскими судами решений. Срок предъявления исполнительных документов к исполнению, закреплен ст. 14, Федерального Закона РФ «Об исполнительном производстве» от 04.06.97 г., где говорится, что исполнительные листы, на основании решений третейских судов, выдаются судами, в течение шести месяцев.

Правовой основой деятельности третейских судов в настоящее время также является уже упоминавшееся выше «Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров», утвержденное Верховным Советом РФ от 24.06.92 г. № 3115-1.

Российская Федерация, в том числе и как правопреемник СССР, участвует в ряде международных договоров и конвенций по третейскому суду. Третейское разбирательство должно рано или поздно получить широкое распространение при разрешении споров между контрагентами из бывших республик в составе СССР. Однако в нынешних условиях стремление сторон из этих новых государств урегулировать споры в третейском суде пока не подкрепляется гарантиями принудительного исполнения решений третейских судов данных государств на территории государства «ближнего зарубежья».

Для обеспечения исполнения решений третейских судов, вынесенных против организаций других стран СНГ, бывшие республики СССР могли бы ратифицировать Нью-Йоркскую конвенцию от 10.06.58 г. о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (пока она ратифицирована Россией, Украиной и республикой Беларусь), а также Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 20.03.92 г. государств – участников СНГ, которое подписано 8 государствами.

Конвенция применяется в отношении арбитражных решений, вынесенных на территории государства иного, чем то государство, где испрашивается признание и исполнение таких решений, по спорам, сторонами в которых могут быть как физические так и юридические лица (ст. 1 Конвенции).

Конвенция (ст. 3) предусмотрела, что «каждое договаривающиеся государство признает арбитражное решение как обязательное и приводит его в исполнение в соответствии с процессуальными нормами той территории, где испрашивается признание и приведение в исполнение этих решений …». Это позволяет применять процессуальное законодательство тех государств, где имеется порядок приведения в исполнение решений третейских судов, либо исполнять решение в соответствии с самой Конвенцией.

Статья 5 Конвенции содержит исчерпывающий перечень формальных оснований для отказа в приведении в исполнение решений третейских судов. Что касается соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, то в нем закреплено намерение государств – участников предоставить возможность беспрепятственного обращения в суды (в том числе и третейские) на всей территории СНГ. В соглашении предусмотрены признание и порядок исполнения вступивших в законную силу судебных решений.

5.2. ВИДЫ И СПОСОБЫ ТРЕТЕЙСКОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА.

5.2.1. Модели действующих третейских судов в России.

По действующему законодательству в Российской Федерации могут создаваться третейские суды для рассмотрения конкретного спора (ad hoc), а также постоянно действующие третейские суды.

Третейский суд для рассмотрения дела (ad hoc) - это одно или несколько физических лиц - третейских судей, избранных сторонами в связи с необходимостью разрешения только одного экономико-правового спора. Компетенция третейских судей в данном случае ограничивается только рамками судебного разбирательства одного дела, после окончания которого судьи теряют свой статус и прекращают деятельность. Какая-либо организационная структура отсутствует, и третейские судьи являются не штатными сотрудниками, а выступают как физические лица, облеченные доверием сторон.

Постоянно действующие третейские суды - это суды, созданные в качестве структурных подразделений тех или иных предприятий, учреждений, организаций, либо в качестве самостоятельных юридических лип, с постоянным штатом сотрудников и третейских судей. Организация, принимающая решение о создании третейского суда, утверждает регламент его работы, положения об арбитражных сборах и состав судей.

Другими словами, если третейский суд для рассмотрения конкретного дела - это только физические лица, занимающиеся разбирательством конкретных дел, то постоянно действующий третейский суд - это орган, которому соглашением сторон поручена организация третейского разбирательства. Функции третейских судов по рассмотрению конкретных дел не поддаются какому-либо анализу, поскольку нет систематизированной информации о подобной деятельности.

5.2.2. Третейское разбирательство споров с участием граждан.

Как упоминалось выше, деятельность третейских судов для разрешения споров между гражданами регламентируется Положением о третейском суде (Приложение № 3 к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР).

Третейские суды для разрешения споров между гражданами, согласно ст. 2 Положения, могут быть только судами ad hoc: третейский суд организуется всякий раз по соглашению всех участников спора.

Граждане могут передать любой возникший между ними спор на рассмотрение третейского суда, за исключением споров вытекающих из трудовых и семейных отношений.

Третейский суд рассматривает и разрешает спор только при наличии соответствующего Договора сторон (третейской записи). Договор о передаче спора на рассмотрение третейского суда, граждане должны заключить в письменной форме (ст. 1 Положения о третейском суде, Приложения к ГПК РФ № 3). Договор может быть заключен как в виде отдельного соглашения, так и в виде соответствующей оговорки в договоре. Несоблюдение письменной формы договора влечет за собой признание его незаключенным. При этом соглашение должно содержать: наименование сторон и их местожительство; предмет спора; наименование избранных судей; срок разрешения спора; место и время составления договора (ст. 5 Положения). Однако признание третейским судом недействительным договора не влечет за собой недействительность содержащейся в нем третейской записи. Сторона вправе отказаться от соглашения, если докажет, что кто-либо из судей заинтересован в исходе дела и что об этом обстоятельстве ей не было известно при заключении договора (ст. 6 Положения).

Состав третейского суда, в зависимости от усмотрения сторон, может быть различным. Третейский суд образуется по усмотрению сторон в составе одного судьи либо в составе нескольких судей избранных в одинаковом числе каждой стороной, и одного по общему избранию судей.

Статья 4 Положения устанавливает определенные требования к третейскому судье, исключая из числа кандидатов лиц, не достигших совершеннолетия, состоящих под опекой и попечительством, привлеченных к уголовной ответственности, а также лиц, лишенных по приговору суда права занимать должности в органах суда и прокуратуры или заниматься адвокатской деятельностью – в течение срока, указанного в приговоре.

Перемена судей до окончания рассмотрения дела не допускается.

Порядок рассмотрения споров граждан настоящим Положением не определен. Лишь статья 10 гласит, что третейский суд не связан правилами судопроизводства, изложенными в Гражданском процессуальном кодексе РСФСР. Однако он не может решать дела, не выслушав объяснений сторон, кроме случаев, когда сторона уклоняется от явки в суд для дачи объяснений. Третейский суд сам может избрать порядок рассмотрения спора сторонами или его могут предложить сами стороны.

Третейский суд признается несостоявшимся:

- вследствие истечения предусмотренного третейской записью срока;

- вследствие отказа кого-либо из судей или устранения такового;

- если при производстве дела откроется обстоятельство, дающее основание к возбуждению уголовного преследования в отношении какой-либо стороны и могущее оказать влияние на исход дела;

- в случае смерти одной из стороны.

Решение по делу, независимо от того, пришли ли стороны к соглашению или же спор решен судьями, принимается простым большинством голосов третейских судей. Если сторонами достигнуто соглашение об урегулировании спора мирным путем, решение принимается третейским судом с учетом этого соглашения. Требования к форме и содержанию решения третейского суда установлены в ст. 13 положения. Обязательным является соблюдение письменной формы и установленных реквизитов решения. Решение должно быть подписано всеми судьями, судья не согласный с мнением большинства, может изложить свое особое мнение в письменном виде.

Решение объявляется сторонам под расписку. Если сторона отказалась от подписи или без уважительных причин не явилась в заседание суда, на котором объявлялось решение, оно считается объявленным такой стороне, о чем на самом решении делается соответствующая отметка.

По окончании рассмотрения спора все производство третейского суда хранится в этом суде.

Третейский суд – суд негосударственный, в силу чего он не располагает собственными средствами обеспечения принудительного исполнения принятых им решений, поэтому решение третейского суда исполняется добровольно. Вместе с тем, признавая третейский суд органом, осуществляющим защиту прав и законных интересов граждан, государство обеспечивает его решения возможностью принудительного исполнения. Это осуществляется путем выдачи судьей районного (городского) суда исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ст. 17 Положения), по заявлению, заинтересованной стороны, в пользу которой состоялось решение.

Заявление о выдаче исполнительного листа подается заинтересованной стороной в суд общей юрисдикции через третейский суд. При наличии исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда начинают применяться правила исполнительного производства, изложенные в Федеральном Законе РФ «Об исполнительном производстве» от 04.06.97 г., и в разделе V ГПК РСФСР (в части, не противоречащей названному Закону от 04.06.97).

Судья может отказать в выдаче исполнительного листа в случае:

- если решение третейского суда противоречит закону;

- если при вынесении решения было допущено нарушение правил, установленных положением о третейском суде.

Отказ судьи в выдаче исполнительного листа может быть обжалован или опротестован в установленном порядке, путем подачи кассационной жалобы на определение судьи об отказе в выдаче исполнительного листа.

5.2.3. Третейское разбирательство споров с участием юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Юридические лица и граждане – предприниматели без образования юридического лица могут передавать возникшие между ними споры как на рассмотрение разового третейского суда, создаваемого для рассмотрения конкретного спора, так и в постоянно действующий третейский суд. Деятельность таких третейских судов регулируется Временным положением о третейском суде для разрешения экономических споров, утвержденным Верховным советом РФ от 24.06.92 г. № 3115-1. Разница состоит в следующем: если заключено соглашение о передаче спора в постоянно действующий третейский суд, то стороны как бы согласовали ту процедуру рассмотрения спора, которая закреплена в Регламенте постоянно действующего третейского суда. Таким образом, текст регламента будет являться неотъемлемой частью соглашения о передаче спора в третейский суд.

При рассмотрении спора в разовом третейском суде стороны не могут согласовать процессуальные правила, закрепленные в императивных (обязательных) нормах Временного положения, но могут самостоятельно определить процедуры, не упомянутые во Временном положении. В качестве примера императивной нормы Временного положения можно назвать требование о письменной форме соглашения о передаче спора на рассмотрение в третейский суд (ст. 3). Оно может быть включено в текст договора, либо оформлено в виде отдельного соглашения. Наличие такого соглашения влечет определенные процессуальные последствия: невозможность одностороннего расторжения, обязанность Арбитражного суда отказать в принятии искового заявления или прекратить производство по делу при наличии соглашения о передаче спора в третейский суд.

При несоблюдении письменной формы соглашение признается судом недействительным.

Третейское разбирательство осуществляется на началах равенства сторон (ст. 9). При отсутствии между сторонами соглашения о порядке разрешения спора третейский суд, созданный для рассмотрения конкретного спора, может определить порядок разрешения спора с учетом Временного положения.

Истец излагает свои требования в письменной форме, заявление передается третейскому суду. А его копия – ответчику (статья 13).

Что касается принятия решения третейским судом, то суд при разрешении спора руководствуется законодательством РФ; законодательством республик в составе РФ; другими нормативными актами; межгосударственными соглашениями; международными договорами. Третейский суд принимает решение в соответствии с условиями договора и с учетом торговых обычаев, применимых к данному договору (статья 18).

Решение принимается большинством голосов всех членов Третейского суда. Если стороны в процессе Третейского разбирательства пришли к соглашению об урегулировании спора, то решение принимается Третейским судом с учетом этого соглашения.

В решении Третейского суда должны быть указанны:

- дата его принятия, состав его участников, место и время рассмотрения спора;

- наименование участников спора;

- сущность спора, заявление и объяснение участвующих в рассмотрении спора лиц;

- обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на основании которых принято решение, законодательство, которым суд руководствовался при принятии решения;

- срок и порядок исполнения решения.

Каждой стороне передается экземпляр решения, подписанный третейскими судьями (статья 20).

Суд прекращает производство по делу, если:

- стороны достигли соглашения о прекращении разбирательства;

- спор не подлежит рассмотрению в третейском суде (статья 21).

В течение 10 дней после получения решения третейского суда, любая из сторон, уведомив об этом другую сторону, может просить третейский суд исправить допущенную в решении арифметическую ошибку или опечатку, а так же дать разъяснение решения и его части, не изменяя при этом существа решения, либо вынести дополнительное решение в отношении требований, которые были заявлены в ходе третейского разбирательства, однако не были отражены в решении (статья 22).

Решение третейского суда исполняется добровольно в порядке и сроки, установленные в решении. Обычно это 1-2 месяца. Если в решении срок исполнения не установлен, то оно подлежит немедленному исполнению (статья 24).

В случае неисполнения обязанной стороной решения суда в установленный срок, исполнительный лист на принудительное исполнение решения, выдается арбитражным судом республики в составе РФ, края, области, на территории которых находится третейский суд. Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда подается стороной, в пользу которой вынесено решение.

Заявление может быть подано в течение месяца, со дня окончания срока исполнения решения третейского суда. К заявлению прилагаются документы, подтверждающие неисполнение решения третейского суда (статья 25). Процедура арбитражного исполнительного производства подробно определена Федеральным Законом "Об исполнительном производстве" от 04.06.97 г. и разделом IV Арбитражного процессуального кодекса РФ ( в части не противоречащей названному Закону от 04.06.97 г. ).

Арбитражный суд вправе отказать в выдаче исполнительного листа на исполнение решения Третейского суда в случаях:

- если соглашение сторон о рассмотрении спора в Третейском суде не достигнуто;

- если в состав суда и процедура рассмотрения спора не соответствовали соглашению сторон о рассмотрении спора в третейском суде;

- если сторона, против которой принято решение Третейского суда, не была надлежащим образом извещена о дне разбирательства в Третейском суде или по другим причинам не могла представить свои объяснения;

- если спор возник в сфере управления не полежал рассмотрению в Третейском суде.

На определение Арбитражного суда может быть подано кассационная жалоба в порядке, предусмотренном АПК РФ.

Если при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда будет установлено, что решение не соответствует законодательству, либо принято по неисследованным материалам, Арбитражный суд возвращает дело на новое рассмотрение в Третейский суд, принявший решение (статья 26).

Постоянно действующие третейские суды для разрешения споров с участием юридических лиц и индивидуальных предпринимателей можно классифицировать на три вида.

1. Третейские суды, обшей юрисдикции.

2. Корпоративные третейские суды.

3. Специализированные третейские суды.

Третейские суды обшей юрисдикции:

· создаются при объединениях, организующих взаимодействие между различными субъектами предпринимательской деятельности;

· компетенция не ограничивается какими-либо видами гражданско-правовых отношений;

· сфера деятельности не ограничивается территориальными признаками;

· процесс включения оговорок в передаче дел в данные третейские суды не контролируется;

· организация, принявшая решение о создании третейского суда, не оказывает влияния на деятельность юридических лиц, обращающихся в третейский суд;

· основанием для принятия в создание третейского суда служат вопросы повышения престижа организации.

Наглядным примером подобных третейских судов являются третейские суды, создаваемые при торгово-промышленных палатах.

Корпоративные третейские суды:

· рассматривают споры, ограниченные либо определенными видами деятельности (банковская, страховая, оценочная и т.п.), либо определенным составом участников спора (например, только между фирмами, входящими в холдинг);

· в состав третейских судов входят специалисты по тем видам деятельности, которые включены в компетенцию третейского суда;

· организация, при которой создан третейский суд, правомочна оказывать влияние на деятельность юридических лиц, обращающихся за помощью в третейский суд (влияние может быть организационным, методическим, управленческим);

· возможно финансирование (полное или частичное) деятельности третейского суда организацией, принявшей решение о его создании;

· осуществляют свою деятельность в качестве структурного подразделения организации, принявшей решение о его создании;

· основанием для принятия решения о создании третейского суда является прежде всего разрешение узкокорпоративных проблем.

Примером корпоративного третейского суда может служить третейский суд при Ассоциации российских банков, сферой деятельности которого является преимущественно банковская деятельность, а истцами и ответчиками - банки и кредитные организации.

Специализированные третейские суды

Примерами специализированных третейских судов могут служить Независимый третейский суд рынка недвижимости и оценки (Москва), Ростовский третейский арбитражный суд, а также Судебная палата Санкт-Петербургского международного коммерческого арбитража по спорам в сфере недвижимости и оценки.

Преимущества третейского суда

К неоспоримым достоинствам третейского разбирательства следует отнести его оперативность, возможность включить в его состав специалистов (не только юристов) в той или иной сфере хозяйственных отношений.

Процедура разрешения споров достаточно упрощена, так как третейский суд не связан правилами судопроизводства, изложенных в процессуальных нормах законодательства РФ. Простая процедура позволяет разрешать споры в короткие сроки, что делает третейский суд быстрым и результативным. Третейское разбирательство проходит без посторонних наблюдателей, то есть отсутствует публичность, что также упрощает процедуру и обеспечивает конфиденциальность. Спорящие стороны добровольно обращаются в третейский суд и участвуют в выборе судей.

5.3. ЭТИКА ТРЕТЕЙСКОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

А.Ф. Кони писал: «Как бы хороши ни были правила деятельности, они могут потерять свою силу и значение в неопытных, грубых или недобросовестных руках».

Каждое действие судьи, обращение к участникам судебного разбирательства должно свидетельствовать о его справедливости и стремлении установить истину. Судья для того и избран сторонами, чтобы предельно точно исполнять предписания закона и разрешить спор по справедливости.

Справедливому решению предшествует третейское разбирательство, которое убеждает в непредвзятости и объективности судей, в их стремлении установить истину, выяснить действительную меру правоты каждого участника спора. Обязанность создать такую атмосферу судебного разбирательства возлагается в первую очередь на судью, председательствующего в судебном заседании. Председательствующий должен принимать все предусмотренные законом меры, чтобы обеспечить всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела и установление истины.

Не только стремление к объективному рассмотрению всех обстоятельств дела, но и уважение человеческого достоинства со стороны всех участников третейского разбирательства способны помочь отысканию истины.

Слушается дело. Это значит, что прежде всего надо уметь слушать спокойно, без раздражения, дать возможность высказаться всем участникам процесса, выяснить все, что имеет значение для правильного воссоздания картины, имевшего место события и его обстоятельства.

Судья должен проявлять внимание к сказанному, проводить всесторонний анализ показаний, уметь задать контрольный или опровергающий вопрос.

В третейском разбирательстве недопустимы со стороны третейского судьи различного рода замечания, нотации участникам процесса: это может дать повод для упрека в том, что у него еще до окончания слушания дела сложилось мнение по тому или иному вопросу. Однако беспристрастность и объективность судьи вовсе не исключает его эмоциональных переживаний в ходе судебного разбирательства. Грубость, дерзость со стороны участников процесса, ложь не оставят судью равнодушным. Но его внутреннее, эмоциональное состояние не может проявляться в каких-либо неправомерных действиях, в грубом обращении со спорящими сторонами или свидетелями.

В ходе третейского разбирательства у судей складываются определенные симпатии и антипатии. Но как бы дерзко ни вели себя спорящие стороны на процессе, как бы не раздражали судей, нельзя это ставить в основу выносимого решения. Поэтому суд всегда определяет объективные критерии, характеризующие личность истца или ответчика, которые должны быть учтены при принятии решения.

В ходе процесса судья не должен выражать своего отношения к поведению истца или ответчика, к их личностям и показаниям. Спорящие стороны могут уловить то или иное отношение судьи, и, соответственно, строить свои показания, стараясь угодить суду. Это нередко приводит к искажению представления о самом нарушении закона и роли, имевших к нему отношение лиц. Таким образом, малейшее нарушение судьей моральных норм может привести к тому, что принятое решение будет не обоснованным.

Личная, прямая или косвенная заинтересованность судьи в исходе дела не только препятствует всестороннему, полному и объективному исследованию его обстоятельств, установлению истины, но и отрицательно сказывается на реализации гарантий прав участников процесса, на культуре и психологической атмосфере третейского разбирательства. Объективность судьи имеет не только психологическое, но и нравственное значение, так как убеждает стороны спора в справедливости и способствует повышению уровня из правовой культуры. Поэтому закон устанавливает правило о том, что судья не может участвовать в рассмотрении дел:

- если он является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем;

- если он является родственником потерпевшего или его законного представителя.

Рассмотрение дела судьей, который является родственником кого-либо из участников процесса, заинтересованных в деле, будет не только незаконным, но и безнравственным. Поэтому не только правовая, но и нравственная обязанность судьи в этом случае – заявить самоотвод.

Высоконравственным принципом независимости судьей является подчинение их только закону. Принцип независимости судей и подчинения их только закону распространяется на взаимоотношения суда не только с государственным органами и судами, но и на отношения между судьями, входящими в состав третейского суда, коллегиально рассматривающего дело.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему