регистрация / вход

Предмет международного частного права

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ИНСТИТУТ ПРАВА И УПРАВЛЕНИЯ

Контрольная работа

по дисциплине «Новые проблемы международного частного права»

Вариант № 3

Выполнил:

студент группы ЗБС -8

Карасёв Артём Петрович

Проверил:

кандидат юридических наук,

доцент

Королева Татьяна Владимировна

г. Ростов-на-Дону

2007г.

ПЛАН:

1. ПРЕДМЕТ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА

2. МЕТОД МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА.

3. ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗАДАНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ПРЕДМЕТ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА.

Общепринятого определения предмета международного частного права в доктрине пока нет. Отсутствие согласия о предмете порождает бесконечные споры о природе международного частного права и методах регулирования, его источниках и системе, ибо эти и другие качественные характеристики права обусловлены природой регулируемых отношений.
В сферу международного частного права входят гражданская право- и дееспособность иностранных физических и юридических лиц; отношения собственности иностранных физических и юридических лиц; отношения, вытекающие из внешнеэкономических (торговых, посреднических, монтажно-строительных и т.д.) договоров; финансовые и кредитно-расчетные отношения; отношения по использованию результатов интеллектуального труда (авторские, патентные и др.) иностранных физических и юридических лиц; отношения по перевозке зарубежных грузов; наследственные отношения по поводу имущества, находящегося за рубежом, и другие. И хотя данный перечень далеко не полный, ясно, что все они относятся к отношениям, аналогичным предмету гражданского права. По своей природе это - гражданско-правовые отношения, т. е. такие, которые в пределах каждого государства регулируются нормами гражданского права. Юридическая наука относит к предмету гражданского права имущественные и связанные с ними неимущественные отношения, возникающие между физическими и юридическими лицами.

Однако однотипность предмета международного частного и гражданского права не означает их тождества. Международное частное право регулирует не стандартные имущественные отношения, а такие, которые возникают в международной сфере. Так, договор купли-продажи между двумя российскими фирмами входит в предмет гражданского права, а экспортный договор купли-продажи между российской и иностранной фирмами входит в предмет международного частного права. Исходя из этого можно выделить два основных признака, характеризующих общественные отношения, составляющие предмет международного частного права: во-первых, это отношения международные, во-вторых, это отношения гражданско-правовые. Причем, термин "международный" имеет иное содержание по сравнению с этим термином в применении к международному (публичному) праву. В последнем он является синонимом термина "межгосударственный", т.е. имеет узкое значение. В применении к международному частному праву он употребляется в широком его значении: международные означает такие отношения, которые выходят за пределы одного государства, которые тем или иным образом связаны с правовыми системами разных государств. Образно говоря, международные отношения - это отношения, "пересекающие государственные границы". О таких международных гражданских правоотношениях идет речь в международном частном праве.Иными словами, те отношения, которые внутри государства регулируются нормами гражданского права, но которые имеют международный характер, входят в предмет международного частного права. В связи с этим возникает вопрос, как быть с семейно-брачными и трудовыми отношениями международного характера (например, браки между российскими и иностранными гражданами, алиментирование детей, рожденных в таких "смешанных" браках, работа иностранцев на предприятиях России и т. п.)? Известно, что в российском праве нормы, регламентирующие семейно-брачные и трудовые отношения, выделены в самостоятельные отрасли права - семейное и трудовое. Не рассматривая обоснованности такого выделения, необходимо отметить, что в основе семейно-брачных и трудовых отношений лежат имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения. Они принадлежат к тому же типу отношении, которые регулируются нормами гражданского права, и по своей природе являются гражданско-правовыми (например, заключение и расторжение брака, отношения между супругами, между родителями и детьми, заключение трудового договора, который является разновидностью гражданско-правового я договора найма и т.д.). Не удивительно, что во многих странах семейное право и трудовое не выделяются в качестве самостоятельных правовых отраслей, а входят в систему гражданского права. Правда, кроме гражданско-правовых, семейное и трудовое право охватывает своим регулированием и отношения другого порядка, например, административно-правовые (запись актов гражданского состояния, трудовой распорядок и т.д.). Понятно, что нормы, регулирующие подобные отношения, в гражданское право входить не могут. С рассмотренных позиций и следует решать вопрос об отнесении семейно-брачных и трудовых отношений к предмету международного частного права. В той мере, в какой они имеют гражданско-правовую природу и при этом выходят за пределы одного государства, они составляют предмет международного частного права. С учетом этого можно уточнить его предмет как международные гражданские, семейно-брачные и трудовые правоотношения. А так как сюда входят только те семейно-брачные и трудовые отношения, которые имеют гражданско-правовую природу, то возникает такая формулировка: международные гражданско-правовые отношения в широком смысле слова, куда входят и семейно-брачные и трудовые. Такая оговорка "в широком смысле слова" используется в доктрине только тех государств (в частности, в России), в которых последние существуют как самостоятельные отрасли права. Поэтому первоначально предложенная формулировка предмета как гражданско-правовых отношений международного характера юридически оправдана, ибо она включает все гражданско-правовые отношения, в том числе и семейно-брачные, и трудовые.

МЕТОД МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА.

Специфика механизма правового регулирования гражданских отношений с иностранным элементом раскрывается в методе и способах регулирования. Международному частному праву присущи свои собственные приемы и средства регламентации прав и обязанностей участников международного гражданского оборота. Они наиболее важный показатель юридического своеобразия международного частного права, что даст основание для выделения его в особую отрасль системы права.

Специфика международного частного права, включая метод и способы регулирования, обусловлена уникальностью объекта регулирования - гражданских отношений, осложненных иностранным элементом. Они порождают особую проблему - коллизию гражданского права различных государств, решение которой является необходимым условием их регулирования. В преодолении коллизионной проблемы заключается общий метод международного частного права. Своеобразие конкретных приемов и средств регламентации сводится, в конечном счете, к этому общему методу, определяющему специфику международного частного права.

Первым способом регулирования гражданских отношений с иностранным элементом является коллизионно-правовой, сущность которого заключается в выборе компетентного правопорядка для разрешения конкретного гражданского дела. Выбор, как уже указывалось, осуществляется посредством коллизионных норм, которые и содержат предписание о том, право какого государства надо применить. Этот способ называют также отсылочным. Коллизионная норма, указывая компетентный правопорядок, как бы отсылает для определения прав и обязанностей участников гражданского правового отношения к праву определенного государства. Коллизионно-правовой - исторически первый способ регулирования в международном частном праве. Первые правила, а затем и первые доктрины, относящиеся к сфере международного частного права, появились тогда, когда стали возникать многочисленные коллизии права в результате развития взаимоотношений между государственными образованиями, в которых сложились свои, обособленные, с достаточно четкими различиями, нормы гражданского права. Эти правила, получившие название коллизионных норм, применялись для решения проблем, возникающих из коллизии разноместных законов. В течение долгого времени международное частное право существовало и развивалось только как коллизионное право. В некоторых странах (например, в Англии, США ФРГ, Японии) такая позиция по отношению к международному частному праву сохранилась и по настоящее время, там оно называется коллизионным.

Коллизия может быть устранена путем использования так называемых коллизионных норм, указывающих, какой закон подлежит применению в том или ином случае.

Коллизионная норма - это норма, определяющая, право какого государства должно быть применено к соответствующему правоотношению. Поскольку коллизионная норма - это норма отсылочного характера, ею можно руководствоваться только вместе с какими-либо материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, то есть нормами законодательства, решающими вопрос по существу. Вместе с материально-правовой нормой, к которой она отсылает, коллизионная норма выражает определенное правило поведения для участников гражданского оборота.

Коллизионные нормы с юридико-технической стороны - это наиболее сложные нормы, применяемые в международном частном праве. Коллизионная норма по содержанию существенно отличается от традиционных норм гражданского права, структурными элементами которых являются гипотеза (условия применения), диспозиция (правило поведения) и санкция (мера государственного принуждения). В отличие от этого коллизионная норма включает два структурных элемента, которые принято именовать "объемом" и "привязкой". Объемом коллизионной нормы называется содержащееся в ней указание тех отношений, на которые норма распространяется. Привязкой коллизионной нормы именуется указание на правовую систему (национальное законодательство), подлежащую применению к данному виду отношений.

Например, ст. 1263 Основ гражданского законодательства устанавливала: "Право собственности на вещь определяется по закону страны, где эта вещь находится...". В этой коллизионной норме слова "право собственности на вещь" обозначают объем, а слова "по закону страны, где эта вещь находится" - привязку.

Коллизионная норма может содержать в привязке указание только на то, в каких пределах подлежит применению собственное законодательство данного государства. Такая коллизионная норма называется односторонней. Примером являлась ст. 127 ч. 3, Основ гражданского законодательства, согласно которой "наследование строений, находящихся в СССР, во всех случаях определяется по советскому закону".

Коллизионная норма может содержать в привязке указание на общий принцип, по которому можно определить, законы какого государства подлежат применению к данному виду правоотношений с иностранным элементом. Такая коллизионная норма именуется двусторонней. Примером может служить ч. 1 ст. 566-3 ГК РСФСР: "Право собственности на вещь определяется по закону страны, где эта вещь находится"
Судебная практика многих стран в порядке толкования односторонней коллизионной нормы может сделать вывод о содержащемся в ее основе коллизионном принципе двустороннего характера.

Несмотря на свою традиционность, применение коллизионно-правового способа связано с большими трудностями юридико-технического характера. Некоторые из них обусловлены национальным характером коллизионных норм. Так же как и нормы гражданского права, коллизионные нормы разных государств неизбежно отличаются по своему содержанию: они по-разному решают коллизионные вопросы при регулировании однородных гражданских отношений с иностранным элементом. В результате выбор права при одной и той же совокупности фактических обстоятельств может быть разным в зависимости от того, по коллизионному праву какого государства он будет осуществляться. Причем, от решения коллизионного вопроса в конечном итоге зависит решение дела по существу. Описываемое явление носит название "коллизии коллизий", т. е. коллизии коллизионных норм, и является деструктивным фактором в организации международного гражданского оборота. Расхождение в содержании гражданского и коллизионного права различных государств приводит к появлению так называемых "хромающих отношений". Это такие отношения, которые по праву одного государства являются юридически действительными, законными, а по праву другого государства они - незаконны и не порождают никаких юридических последствий. Такие отношения возникают в практике довольно часто, осложняя реализацию международных гражданско-правовых связей. Сложность коллизионно-правового способа регулирования связана с возможным применением иностранного права: коллизионная норма может отослать как к собственному праву, так и к иностранному. В последнем случае суд или иной правоприменительный орган будет обязан в силу предписаний отечественной коллизионной нормы рассмотреть дело на основе иностранного гражданского права. Судьи ex officio применяют и знают свое собственное право, иностранное право они знать не обязаны. Как показывает практика, установить содержание и квалифицированно реализовать нормы иностранного права довольно сложно. Осуществление коллизионного способа регулирования затрудняется и тем, что многие государства либо вообще не имеют системы коллизионных норм, либо она слабо развита. Правда, в последнее время набирает силу процесс создания и совершенствования национального коллизионного права. В ряде стран были приняты новые законы или подготовлены проекты. Например, в 1978 г. был принят Закон о международном частном праве в Австрии; в 1979 г. - Закон о международном частном праве в Венгрии; в 1982 г. - Закон о разрешении коллизий между законом и кормами иностранного права в Югославии. Закон о международном частном праве и процессе в Турции; в 1986 г. - Закон о новом регулировании в области международного частного права в ФРГ; в 1987 г. - Закон о международном частном праве в Швейцарии; подготовлены и обсуждены проекты соответствующих законов в Бельгии, Италии, Франции и других странах. Тем не менее эта проблема и до сих пор остается острой.

Сложность проблем, возникающих при применении коллизионного способа регулирования, порождает серьезные, подчас непреодолимые, трудности в правовой регламентации гражданских правоотношений, осложненных иностранным элементом. Интересы развития международного гражданского оборота требуют совершенствования этого способа. С конца XIX в. начался процесс унификации, т. е. создания единообразных (унифицированных) коллизионных норм. Унификация осуществляется в форме международных договоров, заключаемых между государствами. Последние берут на себя международно-правовое обязательство применять сформулированные в договоре единообразные коллизионные нормы по определенному кругу гражданских правоотношений. Использование унифицированных норм снимает частично рассмотренные недостатки коллизионного способа: способствует ликвидации такого негативного явления, как "коллизия коллизий", уменьшает вероятность возникновения "хромающих отношений", восполняет пробелы в национальном коллизионном правее. Однако, несмотря на то, что унификация является более совершенной формой регулирования, она не получила большого распространения. Начавшийся в конце XIX в. процесс унификации завершился принятием в 1902 и 1905 гг. пяти конвенций, устанавливающих правила разрешения коллизий по ряду вопросов в сфере семейно-брачных отношений. Но и они не получили широкого распространения: в них участвовали лишь некоторые европейские государства (Россия, хотя и активно участвовала в их разработке, к ним не присоединилась), причем, впоследствии число участвующих государств уменьшалось. Некоторые из них в 70-с годы были заменены новыми. Из других соглашений, направленных на унификацию коллизионного права, можно отметить Конвенцию о праве, применимом к международной купле-продаже, 1986 г., заменившую аналогичную конвенцию 1955 г.

Примером наиболее удачной унификации коллизионного права является региональная унификация, предпринятая латиноамериканскими странами. На VI панамериканской конференции в 1928 г. был принят договор, получивший название по имени его составителя известного кубинского юриста Кодекс Бустаманте. По существу, это - единственная довольно полная унификация коллизионного права (состоит из 437 статей). Правда, даже в своем регионе договор не получил всеобщего применения: его ратифицировали 15 государств Центральной и Южной Америки. США не присоединились к нему). Кодекс Бустаманте оказал серьезное влияние на развитие коллизионного права на всех континентах. Более широко унификация коллизионных норм происходит на двусторонней основе, как правило, в форме заключения договоров об оказании правовой помощи.

Несмотря на свою традиционность, применение коллизионно-правового способа связано с большими трудностями юридико-технического характера. Некоторые из них обусловлены национальным характером коллизионных норм. Так же как и нормы гражданского права, коллизионные нормы разных государств неизбежно отличаются по своему содержанию: они по-разному решают коллизионные вопросы при регулировании однородных гражданских отношений с иностранным элементом. В результате выбор права при одной и той же совокупности фактических обстоятельств может быть разным в зависимости от того, по коллизионному праву какого государства он будет осуществляться.

Сложность проблем, возникающих при применении коллизионного способа регулирования, порождает серьезные, подчас непреодолимые, трудности в правовой регламентации гражданских правоотношений, осложненных иностранным элементом. Интересы развития международного гражданского оборота требуют совершенствования этого способа. С конца XIX в. начался процесс унификации, т. е. создания единообразных (унифицированных) коллизионных норм. Унификация осуществляется в форме международных договоров, заключаемых между государствами. Последние берут на себя международно-правовое обязательство применять сформулированные в договоре единообразные коллизионные нормы по определенному кругу гражданских правоотношений. Использование унифицированных норм снимает частично рассмотренные недостатки коллизионного способа: способствует ликвидации такого негативного явления, как "коллизия коллизий", уменьшает вероятность возникновения "хромающих отношений", восполняет пробелы в национальном коллизионном правее. Второй способ регулирования гражданских отношений, осложненных иностранным элементом, - материально-правовой. Сущность его заключается в создании специальных норм гражданско-правового характера, которые должны непосредственно применяться к данным отношениям, минуя коллизионную стадию, стадию выбора права. Одной из причин возникновения коллизии и самой проблемы выбора права являются различия в содержании гражданского права разных государств. Следовательно, коллизионную проблему можно снять, если будут созданы и применяться единообразные, одинаковые по своему содержанию гражданско-правовые нормы. На этом прежде всего основан материально-правовой метод: он осуществляется посредством создания унифицированных (единообразных) материальных норм гражданского права, что снимает коллизионную проблему.

Материально-правовой способ регулирования в отличие от коллизионного, являющегося отсылочным способом, часто в литературе называют прямым способом регулирования. Здесь необходимо предостеречь от возможного неправильного толкования этого термина. Прямое регулирование в данном контексте используется только для противопоставления коллизионному регулированию. Прямое регулирование означает такое регулирование, при котором не возникает коллизионный вопрос и не возникает проблема выбора права. Унифицированные нормы регулируют отношения прямо, минуя коллизионную стадию. В то же время унифицированные нормы применяются не прямо, не непосредственно, а через определенный национально-правовой механизм, который придает международно-правовой норме национально-правовую силу. В равной степени это относится к унифицированным коллизионным нормам. Материально-правовой способ регулирования может осуществляться и в национально-правовой форме: государство в своем внутреннем праве устанавливает материальные гражданско-правовые нормы, специально предназначенные для регулирования гражданских правоотношений с иностранным элементом. Число таких норм возрастает. К ним относятся, например, нормы, регулирующие правовое положение субъектов международного гражданского оборота (иностранцев на территории России, российских граждан за рубежом, совместных предприятий, учрежденных на территории России с участием иностранных фирм); нормы, определяющие правовой режим иностранных инвестиций в России и российских инвестиций за рубежом, и т.д. Эти нормы непосредственно устанавливают права и обязанности участников соответствующих гражданских правоотношений. Однако доктрина неоднозначно решает вопрос о том, относится ли рассматриваемая форма регулирования к международному частному праву. Одни авторы отвечают на него положительно (И.С. Перетерский, М.М. Богуславский, В.П. Звеков, М.Н. Кузнецов), другие - отрицательно (Л.А. Лунц, Г.К. Матвеев). Представляется, что регулирование посредством национальных гражданско-правовых норм лежит вне сферы международного частного права. Главный аргумент в пользу такого вывода состоит в том, что наличие подобных норм в отличие от унифицированных не снимает коллизионную проблему: они применяются после того, как коллизионный вопрос решен в пользу российского права. Коль скоро избрано российское право, существует обязанность применить не только специальные нормы, предназначенные для регулирования гражданских отношений с иностранным элементом, но и любые другие нормы гражданского права по мере необходимости. Иначе говоря, механизм применения тех и других норм гражданского права к отношениям с иностранным элементом одинаков: через коллизионную норму, через выбор права. Следовательно, гражданско-правовые нормы, специально принятые для регламентации гражданских отношений с иностранным элементом, не преодолевают коллизионную проблему, не являются выражением общего метода международного частного права и не отражают его юридического своеобразия. Что касается места, которое занимают подобные нормы, то они входят в систему гражданского права как нормы lex specialis. Как и любые другие специальные нормы, они применяются при наличии каких-то особых, дополнительных условий (в данном случае - при наличии иностранного элемента), оставаясь при этом нормами внутреннего гражданского права. Важно подчеркнуть, что обязательным условием унификации материального гражданского права как способа регулирования является использование международно-правовых форм (главным образом - международного договора). В процессе взаимодействия государств происходит взаимовлияние национальных правовых систем, в результате чего в гражданском праве разных государств встречаются одинаковые по содержанию правила. Такие совпадения могут быть значительными; встречаются в практике и полные текстуальные совпадения законов разных стран. Известным примером такого совпадения является гражданское право Франции и Бельгии: в обеих странах действует Кодекс Наполеона.

Однако никакое фактическое совпадение, даже значительное, в гражданском праве разных стран не исключает возможности возникновения, между ними коллизий и необходимости выбора права: формально совпадающие нормы позитивного права получают различную интерпретацию в реальной юридической практике, подвергаются изменениям и дополнениям, что приводит к различной регламентации однородных гражданских отношений. При фактическом совпадении материального гражданского права действие коллизионных норм сохраняется. Так, если возникает гражданское правоотношение, состоящее из французских и бельгийских элементов, то, несмотря на действие Кодекса Наполеона и во Франции и в Бельгии, нужно поставить коллизионный вопрос и решить, гражданское право какого государства (Франции или Бельгии) подлежит применению.

Напротив, создание унифицированных материальных гражданско-правовых норм при использовании международно-правовой формы (договор, обычай), в которой выражена согласованная воля договаривающихся государств к единообразному регулированию определенного вида гражданских отношений, снимает саму предпосылку возникновения коллизии и ликвидирует условия-применения коллизионной нормы. Поэтому унификация материального гражданского права является выражением общего метода международного частного права, который заключается в преодолении коллизионной проблемы. Нормы, созданные в результате унификации, входят в систему международного частного права. 10
Многие унифицированные нормы международных договоров - результат компромисса и баланса интересов отдельных групп стран. В некоторых областях международного частого права, например семейном и наследственном, различия национальных правовых систем столь значительны, что выработка по этим вопросам широкого круга унифицированных материальных норм пока невозможна. Таким образом, создание материально-правовых норм в области международного частного права, и прежде всего унифицированных материально-правовых норм, как правильно подчеркивает С. Н. Лебедев, не должно вести к недооценке унификации коллизионных норм, которые, играют и будут в дальнейшем играть важную роль в регулировании международных хозяйственных отношений. Как отмечает А. Л. Маковский, материально-правовая унификация должна касаться основных вопросов регулирования международных гражданских отношений (в частности, в сфере торгового мореплавания) в сочетании с другими методами регулирования, в том числе с решением в тех же международных соглашениях относительно менее важных вопросов путем установления унифицированных коллизионных норм.

Преимущества метода материально-правового можно сформулировать следующим образом:

1) материально-правовые нормы, создаваемые при использовании этого метода, по своему содержанию призваны непосредственно регулировать гражданско-правовые отношения с иностранным элементом, тот "международный фактический состав", о котором говорилось выше. Тем самым создается большая адекватность регулирования, чем при использовании коллизионного метода, поскольку коллизионная норма отсылает общим образом к праву какого-то государства, а нормы этого права, как правило, за очень редким исключением, формировались как нормы общего характера, призванные регулировать все гражданско-правовые, семейные и иные отношения без учета специфики "международного фактического состава". Иными словами, при материально-правовом методе всегда применяется специальное регулирование, а при коллизионном - общее регулирование;

2) использование этого метода создает гораздо большую определенность для участников соответствующих отношений, поскольку им, а также соответствующим органам, которые будут применять эти нормы, они (т.е. материально-правовые нормы) всегда известны заранее;

3) метод унификации права при создании материально-правовых норм, содержащихся в международных договорах, дает еще одно дополнительное преимущество. Оно позволяет в большей степени, чем при использовании коллизионного метода, избегнуть односторонности при создании правового регулирования, т.к. отношения, выходящие за рамки одного государства, фактически призвано в большинстве случаев регулировать в одностороннем порядке какого-либо государства.13 Второй способ регулирования гражданских отношений, осложненных иностранным элементом, - материально-правовой. Сущность его заключается в создании специальных норм гражданско-правового характера, которые должны непосредственно применяться к данным отношениям, минуя коллизионную стадию, стадию выбора права. Как уже отмечалось, одной из причин возникновения коллизии - самой проблемы выбора права - являются различия в содержании гражданского права разных государств. Следовательно, коллизионную проблему можно снять, если будут созданы и применяться единообразные, одинаковые по своему содержанию гражданско-правовые нормы. На этом прежде всего "основан материально-правовой метод: он осуществляется посредством создания унифицированных (единообразных) материальных норм гражданского права, что снимает коллизионную проблему. Обязательным условием унификации материального гражданского права является использование международно-правовых форм (главным образом - международного договора).

Таким образом, международному частному праву присущи два способа регулирования: во-первых, коллизионно-правовой, который осуществляется в двух правовых формах - национальной и международной, и, во-вторых, материально-правовой, осуществляемый в международно-правовой форме. Оба они направлены на преодоление коллизионной проблемы, хотя и разными средствами. Именно это объединяет их в юридическую общность: они являются различным проявлением общего метода международного частного права. В процессе регулирования гражданских правоотношений, осложненных иностранным элементом, оба способа взаимодействуют, дополняя друг друга.

ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗАДАНИЕ:

Вариант № 3

1. Американская компания заключила в США контракт о продаже вооружения правительству государства А. Поскольку получатель не оплатил счета по поставке вооружения, компания предъявила иск к правительству государства А. Контракт был заключен после вступления в силу Закона об иммунитете иностранных государств 1976 года.

Будет ли государство А. пользоваться иммунитетом в судах США?

Является ли закупка вооружения с точки зрения американского закона действием de jure imperii или действием de jure gestionis ? Что означают эти термины? В чем сущность теории функционального иммунитета?

В Законеоб иммунитете иностранных государств США 1976 г. указано, что государству иммунитет не будет предоставляться, "когда основаниями для иска служат коммерческая деятельность, осуществляемая иностранным государством в Соединенных Штатах, или действие, совершенное за пределами Соединенных Штатов в связи с коммерческой деятельностью иностранного государства вне Соединенных Штатов, если это действие имеет прямые последствия для Соединенных Штатов" (§ 1605 (а) 2). На имущество иностранного государства, находящееся в США и используемое для коммерческой деятельности в этой стране, не распространяется иммунитет от мер по аресту для обеспечения иска и от мер по обращению взыскания на имущество на основании судебного решения.

Согласно концепции функционального (ограниченного) иммунитета, иностранное государство, его органы, а также их собственность пользуются иммунитетом только тогда, когда государство осуществляет суверенные функции, т.е. действия jure imperii. Если же государство совершает действия коммерческого характера (заключение внешнеторговых сделок, концессионных и иных соглашений), т.е. действия jure gestionis, то оно не пользуется иммунитетом. Иными словами, представители концепции функционального (ограниченного) иммунитета считают, что когда государство ставит себя в положение частного лица, к нему могут предъявляться иски, а на его собственность распространяются принудительные меры.

Согласно Закона об иммунитете иностранных государств США 1976 года в качестве критерия избрана не цель, а характер, природа операции или отдельной сделки (§ 1603 (d)). в котором говорится, что "коммерческая деятельность" означает либо регулярное осуществление коммерческого поведения, либо конкретное коммерческое действие или акт. Таким образом заключение государством А контракта продажу вооружения, является коммерческого характера (заключение внешнеторговой сделки) и согласно ему государство А не пользуется иммунитетом в судах США.

2. Подданный Иордании дважды вступал в брак по мусульманскому обряду в своей стране. В третий раз он там же вступил в брак с российской гражданской.

будет ли такой брак действителен на территории РФ? Как называется в международном частном праве отношения, которые признаны в одной стране и не признаются в другой?

Такой брак не может быть объявлен в России недействительным. Известны случаи, когда мужчины из Сирии или из Объединенных Арабских Эмиратов, имея уже трех жен, предлагали российским гражданкам стать четвертой женой. Согласно ст. 14 Семейного кодекса РФ заключить такой брак в России нельзя, потому что наличие брака является препятствием для заключения нового брака в России. Но это можно сделать в другой стране.

В ст. 167 Семейного кодекса РФ говорится не о противоречии иностранной нормы, допускающей полигамный брак, основам правопорядка РФ, а о последствиях применения такой нормы в Российской Федерации. Сами нормы иностранного права, допускающие полигамию, противоречат основным принципам российского семейного права, но это не означает, что полигамные браки, заключенные в стране, где они признаются, не могут порождать юридические последствия, признаваемые в нашей стране; нельзя, в частности, ссылаясь на оговорку о публичном порядке, возражать против признания в России алиментных обязательств членов полигамной семьи.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Богуславский М.М. Частное международное право, учебник, Юность 2005

2. Лукашук И.И. Международное право. Общая часть, учебник, Волтерс Клувер, 2005

3. Семейный кодекс Российской Федерации

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий