регистрация / вход

Основные вопросы действия уголовного закона во времени и пространстве

Содержание Введение 3 1. Принципы действия уголовного закона в пространстве в Российской Федерации 7 1.1 Территориальный принцип 7 1.2 Принцип гражданства 12

Содержание

Введение 3

1. Принципы действия уголовного закона в пространстве в Российской Федерации 7

1.1 Территориальный принцип 7

1.2 Принцип гражданства 12

1.3 Универсальный и реальный принцип 14

2. Основные вопросы действия уголовного закона во времени и пространстве 16

2.1 Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление на территории Российской Федерации 16

2.2 Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации 23

2.3 Выдача лиц, совершивших преступление 31

2.4 Обратная сила закона 34

Заключение 35


Введение

Актуальность темы исследования. Расширение прав и свобод человека, получившие развитие в Конституции Российской Федерации, а также повышение роли личности в общественной жизни обуславливает необходимость применения наиболее адекватных и более тонких средств уголовно-правового воздействия. Это тем более важно, поскольку нормы уголовного права предусматривают наиболее острые формы вмешательства в общественные отношения, и именно поэтому они требуют повышенного внимания и более глубокого изучения. Кардинальные преобразования в современном обществе актуализировали интерес, высветили новый уровень понимания и подходов к проблемам пространственно-временной характеристики реализации уголовно-правовых норм.

Степень научной разработанности. Следует отметить, что исследование вопросов, связанных с действием уголовного закона во времени и пространстве, всегда привлекало внимание теоретиков права. Интерес к этой проблеме особенно возрастал в периоды разработки или существенного изменения текущего уголовного законодательства. Теоретические и историко-философские основы реализации этого института в уголовном праве рассматривались Я.М. Брайниным, А.И. Бойцовым, Н.Д. Дурмановым, М.И. Ковалевым, А.М. Медведевым, А.А. Тилле, М.Д. Шаргородским, А. Е Якубовым. Ряд важных проблем применения уголовных законов исследовались в трудах Е.В. Благова, Б.В. Волженкина, Ю.В. Голика, Т.Г. Дауровой, В.А. Елеонского, А.Н. Игнатова, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, И.И. Карпеца, В.Е. Квашиса, С.Г. Келиной, Ю.И. Ляпунова, М.П. Мелентьева, В.П. Малкова, А.С. Михлина. А.В. Наумова, В.П. Панова, И.И. Солодкина и других ученых. Их труды внесли значительный вклад в развитие учения о действии уголовного закона во времени и пространстве.

Вместе с тем, возросшие требования и задачи борьбы с преступностью, направленные на урегулирование правопорядка в стране и защиту прав и интересов граждан, а также потребности правоприменительных органов требуют дальнейшего развития методологических основ уголовного права и исследования наиболее крупных и сложных теоретических проблем. Одной из таких актуальных проблем является исследование концептуальных основ учения о действии уголовного закона во времени и осмысление практики применения соответствующих уголовно-правовых норм в деятельности правоохранительных органов. Решение этой задачи приобретает особую актуальность в связи с принятием нового Уголовного кодекса Российской Федерации, прежде всего с изменением ряда положений, касающихся действия уголовного закона во времени. Так Уголовный кодекс Российской Федерации впервые законодательно определяет понятие времени совершения преступления и пространства, где действует уголовное законодательство, во многом по новому решает вопросы об уголовной ответственности граждан России, совершивших преступления на территории других государств, а также имеет ряд других новелл, в целом соответствующих международным стандартам и историко-правовым традициям Российского государства.

Именно поэтому более глубокий анализ вопросов действия уголовного закона во времени и пространстве позволит определить факторы, влияющие на формирование уголовно-правовой системы в России, проследить эволюцию указанного института уголовного права осмыслить отечественный и зарубежный опыт соответствующих политико-правовых решений и позитивно использовать его в практике реализации правовых предписаний в современных условиях.

Все это вызывает настоятельную необходимость углубленной разработки ряда принципиальных положений, касающихся проблем действия уголовного закона во времени и пространстве, а также определяет актуальность и научно-практическую значимость исследуемой темы. Сказанное позволяет определить научное обоснование общего понятия действия уголовного закона, сформулировать и внести концептуальные предложения по совершенствованию уголовного законодательства в этом направлении.

Это будет способствовать повышению качественного уровня правоприменительной деятельности государственных органов, укреплению гарантий прав и свобод личности, общества и государства в сфере уголовно-правового регулирования, усилению борьбы с преступностью, укреплению правового порядка.

В связи с вышеизложенным цель настоящего исследования состоит в том, чтобы с учетом накопленного нормотворческого опыта и научного знания провести анализ теоретических основ действия уголовного закона во времени и пространстве, определить пределы реализации современного уголовного законодательства, а также разработать предложения, направленные на совершенствование уголовно-правовых норм указанного института и практики их применения.

Достижение этих целей предполагает реализацию следующих задач исследования:

- анализ соответствующих нормативно-правовых актов и теоретических воззрений в отечественной доктрине относительно вопросов действия уголовного закона во времени;

- разработка общего понятия действия уголовного закона в рамках временных характеристик реализации уголовно-правовых норм;

- теоретическое обоснование и исследование некоторых практических аспектов действия уголовного закона во времени;

- определение места и роли норм, регламентирующих действие уголовного закона во времени в системе уголовного права;

- разработка предложений по совершенствованию законодательства, регламентирующего пределы действия УК РФ;

Объектом исследования - является процесс становления и развития института действия уголовного закона во времени в отечественном законодательстве, а также вытекающие из этого закономерности, определяющие содержание проблемы функционирования уголовно-правовых норм.

Предметом исследования является правовое регулирование института действия уголовного закона во времени, выявление тенденций и закономерностей его развития и реализации в уголовно-правовой доктрине, а также в нормах Общей Особенной частей Уголовного кодекса Российской Федерации.

Методологической основой исследования являются философские категории времени, а также положения диалектической теории познания, в рамках которой применялись другие общенаучные методы конкретно-исторического, логического, формально-юридического, сравнительно-правового, системного анализа и толкования уголовного закона.

Нормативную базу исследования составили правовые источники по уголовному законодательству Российского государства, некоторых зарубежных стран, а также международно-правовые акты, регламентирующие порядок применения норм о действии уголовного закона во времени.

Теоретическая и практическая значимость работы состоит в научном анализе нормативно-правовых актов и выявлении основополагающих факторов становления института действия уголовного закона во времени, которые призваны способствовать развитию науки уголовного права на современном этапе, а также в том, что выводы и предложения, сформулированные в результате исследования могут быть использованы в правоприменительной деятельности и для дальнейшего совершенствования законодательства, регламентирующего пределы действия УК РФ.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

1. Принципы действия уголовного закона в пространстве в Российской Федерации

1.1 Территориальный принцип

Действие уголовного закона в пространстве основывается на пяти принципах: территориальном, гражданства, покровительственном (специального режима), универсальном и реальном.

В соответствии с территориальным принципом, основанным на незыблемости суверенитета Российской федерации, все лица, совершившие преступление на территории Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по УК РФ (ч. 1 ст. 11 УК).[1] Действие УК РФ 1996 г. (ред. от 29.12.2010) (с изм. и доп., вступающими в силу с 27.01.2011) распространяется на всю территорию Российской Федерации. Эта территория, согласно Закону РФ "О Государственной границе Российской федерации" от 1 апреля 1993 г. (ред. от 07.02.2011), определяется как сухопутное, водное и воздушное пространство в пределах Государственной границы РФ.[2] Следовательно, территорией Российской Федерации являются находящиеся в пределах их государственных границ суша, воды, недра, воздушное пространство над сушей и водами. Сухопутная государственная территория включает в себя материковую часть государства и островов в пределах Государственной границы. Водную территорию Российской Федерации составляют территориальные и внутренние морские воды, а также части пограничных рек и озер.

К территориальному морю Российской Федерации относятся прибрежные морские воды шириной 12 морских миль, отмеряемых по постоянному уровню воды, а в случае периодического изменения уровня воды - по линии максимального отлива, как на материке, так и на островах, принадлежащих России. Международными договорами Российской Федерации, а при их отсутствии - согласно общим принципам и нормам международного права - ширина территориальных вод может быть установлена иной.

К внутренним морским водам относятся воды: портов РФ, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и других постоянных сооружений портов; заливов бухт, губ и лиманов, берега которых полностью принадлежат Российской Федерации, до прямой линии, проведенной от берега к берегу в месте наибольшего отлива, где со стороны моря впервые образуется один или несколько проходов, если ширина каждого из них не превышает 24 морские мили; заливов, бухт, губ, лиманов, морей и проливов с шириной входа и них не более чем 24 морские мили, которые исторически принадлежат Российской Федерации, перечень которых устанавливается Правительством РФ.

Территориальное море РФ - примыкающий к сухопутной территории или внутренним морским водам морской пояс шириной 12 морских миль, определяемых от исходных линий - согласно Закону "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" от 31 июля 1998 г (ред. от 27.12.2009).[3] В этом Законе устанавливаются правила захода в морские порты иностранных судов, порядок захода иностранных военных кораблей и других некоммерческих государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях, в морские порты и т.д.

Уголовное законодательство действует и в случаях совершения преступления на континентальном шельфе Российской Федерации (ч. 2 ст. 11 УК). В соответствии с международной Конвенцией о континентальном шельфе и Федеральным законом РФ "О континентальном шельфе Российской Федерации" от 30.11.1995 N 187-ФЗ (ред. от 28.12.2010) континентальный шельф включает в себя морское дно и недра подводных районов, находящихся за границей территориального моря Российской Федерации на всем протяжении естественного продолжения ее сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка. Подводной окраиной материка является продолжение континентального массива Российской Федерации, включающего в себя поверхность и недра континентального шельфа, склоны и подъемы. Приведенное определение шельфа относится и к островам Российской Федерации. Закон "О континентальном шельфе Российской Федерации" от 30.11.1995 N 187-ФЗ (ред. от 28.12.2010) определяет пространственные пределы внутренней и внешней границ континентального шельфа.[4]

Иными словами, континентальный шельф Российской Федерации - это примыкающие к территориальному морю до определенной глубины поверхности и недра морского дна. Сооружения и установки, возведенные в целях разведки или разработки естественных богатств континентального шельфа Российской федерации, находятся под юрисдикцией России. Иностранные физические и юридические лица не имеют права проводить исследования, разведку и разработку естественных богатств и иные работы на континентальном шельфе, за исключением тех случаев, когда это предусмотрено соглашениями Российской Федерации с иностранным государством или специально разрешено компетентным органом власти России. За нарушение Закона о континентальном шельфе предусмотрена уголовная ответственность (см. ст. 253 УК).

В ч. 2 ст. 11 УК РФ определено, что его действие распространяется и на исключительную экономическую зону Российской Федерации. Ее правовой режим аналогичен континентальному шельфу. И ответственность за преступные нарушения такого режима также предусмотрена ст. 253 УК РФ.

Исключительная экономическая зона устанавливается в морских регионах, находящихся за пределами территориальных вод (территориального моря) Российской Федерации и прилегающих к ним, включая районы вокруг принадлежащих Российской Федерации островов. Российская граница исключительной экономической зоны находится на расстоянии 200 морских миль, отсчитываемых от тех же исходных линий, что и территориальные воды (территориальные моря) Российской Федерации. Разграничение особой экономической зоны между Россией и другими иностранными государствами, побережья которых противолежат с побережьем Российской Федерации, осуществляется с учетом законодательства Российской Федерации путем соглашения на основе международного права с целью достижения справедливого решения.

Необходимо подчеркнуть, что в исключительной экономической зоне наказуемыми по УК РФ являются только деяния, сопряженные с незаконным созданием зон безопасности, исследованиями и разработкой естественных богатств зоны. Поэтому, например, если вне территориальных вод в исключительной экономической зоне на иностранном судне будет совершено убийство, то реакция на него не входит в юрисдикцию Российской Федерации. При совершении преступления на приписанных к порту воздушном, морском, речном судне, находящихся вне пределов России в нейтральном воздушном или водном пространстве, ответственность наступает по УК РФ. Имеются в виду гражданские самолеты, вертолеты, пароходы, яхты и т.д. В случае совершения преступления на судне в территориальных и внутренних водах или воздушном пространстве другой страны ответственность наступает по законодательству последней.

К территории Российской Федерации приравниваются военные воздушные, морские и речные суда РФ вне зависимости от той территории, на которой они находятся (ч. 3 ст. 11 УК).

Территория посольств Российской Федерации в иностранных государствах и машины послов под флагом РФ территориями Российской Федерации не являются. Вместе с тем здания посольств, автомашины послов пользуются дипломатическим иммунитетом.

Законом Российской Федерации "О недрах" от 21.02.1992 N 2395-1 (ред. от 26.07.2010) "О недрах" [5] (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2011) определено, что они являются частью земной коры, расположенной ниже почвенного слоя и дна водоемов. Они простираются до глубины, доступной для геологического изучения и освоения. К недрам относится пространство под сухопутной поверхностью и водной территорией, определенной Государственной границей Российской Федерации.

В соответствии с территориальным принципом действия уголовного закона все лица, совершившие преступление на территории Российской Федерации, в том числе иностранные граждане (подданные) и лица без гражданства, подлежат уголовной ответственности по УК РФ. Из этого общего правила в ч. 4 ст. 11 УК РФ предусмотрено исключение, касающееся лиц, пользующихся дипломатическим иммунитетом.

Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей, согласно действующим законам и международным договорам, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации решается дипломатическим путем (ч. 4 ст. 11 УК).

Личной неприкосновенностью и иммунитетом от уголовной ответственности пользуются: глава дипломатического представительства (посол, посланник, поверенный в делах), советник, торговые представители и их заместители; военные, военно-полевые и военно-воздушные атташе и их помощники; первый, второй и третий секретарь, атташе и секретарь-архивариус, а также члены их семей, не являющиеся гражданами Российской Федерации и проживающие с ними совместно.

На началах взаимности ограниченным иммунитетом от уголовной ответственности пользуются консульские должностные лица, сотрудники обслуживающего персонала дипломатических представительств, а также представители и должностные лица международных организаций, члены парламентских и правительственных делегаций. Право неприкосновенности распространяется на служебные и жилые помещения, на средства передвижения дипломатических представителей. Однако это не дает права использовать дипломатическую неприкосновенность в целях, несовместимых с функциями дипломатического представительства.

В ч. 1 ст. 98 Конституции РФ установлено, что члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока их полномочий. Следовательно, они не могут быть подвергнуты уголовной ответственности без от мены их неприкосновенности. Вопрос о лишении их неприкосновенности решается по представлению Генерального прокурора РФ соответствующей палатой Федерального Собрания. Депутаты законодательных органов субъектов Федерации и иных уровней правом неприкосновенности не обладают. Несмотря на это на территории ряда субъектов Федерации в нарушение Конституции РФ действовали акты, устанавливающие неприкосновенность депутатов законодательных органов субъектов Федерации. Как ранее отмечалось, существуют большие сомнения в обоснованности установления неприкосновенности членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы. Правом неприкосновенности пользуются также судьи (ч. 1 ст. 122 Конституции РФ). Судья может быть привлечен к уголовной ответственности только в порядке, определенном федеральным законом. Этот порядок сложен и требует больших затрат времени.

1.2 Принцип гражданства

Принцип гражданства установлен в ч. 1 ст. 12 УК РФ. Он предусматривает, что граждане Российской Федерации и постоянно живущие в России лица без гражданства, совершившие преступления за рубежом, подлежат уголовной ответственности по УК РФ, если совершенное ими деяние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено, и если эти лица не были осуждены в иностранном государстве.

Невозможность повторного осуждения предопределена ч. 2 ст. 6 УК РФ, в которой воспроизведена ст. 50 Конституции РФ. При осуждении таких лиц наказание не может превышать верхний предел санкции, предусмотренной законом иностранного государства, на территории которого было совершено преступление.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ "О гражданстве Российской Федерации" от 31.05.2002 N 62-ФЗг. (ред. от 28.06.2009) гражданами России являются лица, приобретшие ее гражданство в соответствии с законом независимо от оснований его приобретения: по рождению, в порядке регистрации, в результате приема в гражданство, восстановления в гражданстве, принятия гражданства, а также выбора гражданства и по другим основаниям.[6] В Законе определено, что лицами без гражданства (апатридами) являются лица, не принадлежащие к гражданству России и не имеющие доказательств принадлежности к гражданству другого государства. Лица без гражданства могут постоянно проживать на территории России не менее 185 дней в календарном году или же - находиться в нашей стране временно. Первая категория апатридов при решении вопросов привлечения к уголовной ответственности приравнена к гражданам РФ, а вторая - к иностранцам.

Иностранными гражданами являются лица, обладающие гражданством (подданством) иностранного государства и не имеющие гражданства РФ.

Согласно ст. 62 Конституции РФ гражданин нашей страны может иметь гражданство иностранного государства - двойное гражданство. При совершении таким гражданином преступления в каком-либо третьем государстве возникает вопрос о том, по законам какого государства он должен нести ответственность, если он не был привлечен к ней в этом третьем государстве. В таком случае следует исходить из международного принципа "эффективного гражданства", установленного в международном праве, согласно которому применяется закон того государства, на территории которого гражданин и его семья постоянно проживают, имеют работу, жилье, имущество, пользуются всеми гражданскими и политическими правами.

1.3 Универсальный и реальный принцип

Российская Федерация участвует в борьбе с международными преступлениями и преступлениями международного характера (с фальшивомонетничеством, угоном воздушного судна, с преступлениями, связанными с незаконным изготовлением, сбытом или распространением наркотиков и т.д.). Вследствие этого в ч. 3 ст. 12 УК РФ установлено, что иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов России, подлежат уголовной ответственности по УК РФ в случаях, предусмотренных между народными договорами страны, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации. В данной норме имеет место универсальный принцип действия уголовного закона в пространстве, вытекающий из международно-правовых обязательств России.

В ч. 3 ст. 12 УК РФ предусмотрен еще один принцип действия Закона в пространстве - реальный. Суть этого принципа заключается в том, что иностранные граждане (подданные) и лица без гражданства, не проживающие постоянно в России, совершившие преступления за рубежом, несут ответственность по УК РФ за преступления, направленные против интересов Российской Федерации, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации. Часть 1 ст. 13 УК РФ регламентирует институт выдачи (экстрадиции) лиц, совершивших преступления вне территории России. Под выдачей понимается передача одним государством находящихся на его территории лиц другому государству, в котором они совершили преступление, для привлечения их к уголовной ответственности или для отбывания наказания.

В ч. 1 ст. 13 установлено, что граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству. Расширительное толкование этой нормы дает основание для вывода о том, что она распространяется и на лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории России. Такой вывод подтверждается сопоставительным анализом ч. 1 ст. 13 УК РФ с ч. 1 ст. 12 УК РФ, в которой правовой статус лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории России, приравнен к статусу граждан Российской Федерации.

Так, если гражданин (подданный) какого-либо государства на территории этого государства совершил преступление, а затем переехал в Россию и приобрел ее гражданство, то встает вопрос о недопустимости его выдачи тому государству, на территории которого он совершил преступление. Поскольку такие лица обвиняются в совершении преступления до того, как оно стало гражданином России, на них не распространяется запрет, установленный ч. 1 ст. 13 УК РФ. [7]

В соответствии с ч. 2 ст. 13 УК РФ иностранные граждане (подданные) и лица без гражданства, совершившие преступления за рубежом, находящиеся на территории России, могут быть выданы для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международными договорами Российской Федерации. Такие договоры могут носить многосторонний характер.

2. Основные вопросы действия уголовного закона во времени и пространстве

2.1 Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление на территории Российской Федерации

Ст. 11 УК устанавливает, что все лица, совершившие преступления на территории Российской Федерации, подлежат ответственности по уголовному закону места совершения преступления. Поэтому на всей территории России в отношении всех лиц, совершивших преступление, применяется уголовный закон Российской Федерации.[8]

Закон имеет в виду, разумеется, лиц, которые в силу других постановлений уголовного закона, могут подлежать уголовной ответственности, то есть вменяемых, достигших определенного возраста и т.д. Формулой «все лица» закон определяет ответственность независимо от гражданства. Следовательно, уголовной ответственности за совершение на территории Российской Федерации преступления подлежат граждане Российской Федерации, лица без гражданства, иностранцы.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ «О гражданстве Российской Федерации» от 31.05.2002 N 62-ФЗ (ред. от 28.06.2009) гражданами РФ являются лица, приобретшие гражданство РФ в соответствии с законом, независимо от оснований приобретения. [9]

Согласно ч.1 ст. 62 Конституции РФ гражданин Российской Федерации может иметь гражданство иностранного государства (двойное Гражданство) в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

Иностранный гражданин, это лицо, временно проживающее или находящееся на территории Российской Федерации, но состоящее в гражданстве другого государства.

Лицами без гражданства признаются лица, проживающие на территории Российской Федерации не менее 185 дней в календарном году, не являющиеся гражданами РФ и не имеющих доказательств своей принадлежности к иностранному гражданству. Разумеется, ни в одном случае российский уголовный закон не установил какой-либо дискриминации или более суровой ответственности для иностранцев и лиц без гражданства, чем для граждан Российской Федерации за одни и те же преступные деяния.

Как было указано выше, суть территориального принципа заключается в применении уголовного загона в зависимости от места совершения преступления. Уголовный закон не определяет места совершения преступления, несмотря на то, что многие связанные с этим вопросы до сих пор остаются дискуссионными. Между тем точное определение места имеет не только теоретическое, но и сугубо практическое значение, ибо от этого зависит выбор законодательства того или иного государства и, в конечном счете, решение юридической судьбы лица, совершившего преступление. Поэтому данный инструмент разрабатывается в теории уголовного права. В зависимости от объективных и субъективных признаков все преступления подразделяются на несколько категорий, от особенности которых зависит решение вопроса о месте совершения преступления.

В отношении преступлений, для состава которых достаточно лишь совершения общественно опасного действия или бездействия и не обязательно наступление общественно опасного последствия, то есть преступлений с формальным составом, местом совершения преступления следует считать то место, где совершены эти действия или бездействия, или место, где закончилось их совершение.

Для преступлений с материальным составом, то есть преступлений, состав которых включает наступление общественно опасного последствия (убийство, нанесение телесных повреждений, нарушение правил безопасности движения и эксплуатации на автотранспорте, причинившее тяжкие последствия и т.п.), местом совершения, как правило, следует считать место наступления этого последствия. Например, если в поезде был дан яд потерпевшему, а они умер на территории другого государства, то место совершения преступления следует считать территорию того государства, где наступила смерть.

В преступлениях с усеченным составом место совершения преступления связано с территорией государства, где выполняется то стадия преступления, на которую законодатель перенес момент его окончания (приготовление и покушение).

Если умышленное действие или бездействие совершено на территории РФ, а общественно опасное последствие последовало или должно было последовать за границей РФ или общественно опасные действия частью совершены в РФ, а частью за границей, то деяние следует признать совершенным на территории РФ. По российскому уголовному закону наказывается покушение на преступление и приготовление к преступлению (ст. 30 УК). Те общественно опасные действия, которые обычно совершаются при покушении или приготовлении, в рассматриваемых случаях реально совершаются в пределах РФ и потому подлежат действию российского уголовного закона. С другой стороны, если приготовительные к преступлению действия или некоторые действия по началу исполнения совершены за границей, но исполнение преступления начиналось или продолжалось, или же должно было бы по умыслу виновного начаться в РФ, либо действия по совершению преступления учинены за границей, но общественно опасное последствие наступило или по умыслу виновного должно было наступить в РФ, деяние будет подлежать действию российского уголовного закона.

Преступление считается совершенным на территории РФ, если виновный совершил действие за границей, но в РФ нарушил или поставил под угрозу охраняемый Уголовным кодексом интерес или, если такое последствие хотя бы частично могло наступить на территории РФ.

В отношении преступлений, совершенных в соучастии, следует исходить из того, что местом совершения преступления будет, по общему правилу, место, где исполнителем совершено преступление или покушение на преступление.[10]

Определение места совершения длящихся и продолжаемых преступлений отличается известными особенностями

Длящиеся преступления характеризуются непрерывным осуществлением в течение известного отрезка времени состава определенного преступления на стадии оконченного преступления.

Если преступление совершается путем действия, то и непрерывное совершение его уже тогда, когда оно достигло стадии оконченного преступления, и, следовательно, форма совершения измениться не может, представляет собой непрерывное продолжение того же действия. Таковы, например, участие в банде, незаконное лишение свободы. Виновный продолжает преступное действие или как минимум путем сохранения без изменений непрерывного совершения преступления, созданного его действием (например, при незаконном хранении оружия), либо поддерживает непрерывное совершение преступления новыми действиями (например, укрепляет запоры в помещении, где содержится незаконно лишенный свободы человек, как участник банды дает советы по совершению нападения или вербовке новых участников). Никакой новой обязанности не нарушать запретов уголовного закона во время длящегося преступления не возникает. Виновный продолжает нарушать запрет совершения данного деяния. Никакой новый ответственности не возникает. Действия виновного в дезертирстве квалифицируются точно так же, если он застигнут в момент совершения преступления (но оно уже юридически окончено) или же задержан, скажем, через два года.

Для сохранения совершения преступного деяния на стадии оконченного преступления не обязательны новые телодвижения со стороны виновного. Это относится и к преступлениям, которые не принадлежат к числу длящихся. Если, например, виновный лишает жертву свободы с умыслом причинить смерть от голода, то смерть будет причинена путем действия, а не бездействия, хотя бы она наступила через определенный промежуток времени от действий виновного.

Рассматривая длящееся преступление как непрерывно совершаемое с начала и до прекращения или путем действия, или путем бездействия, можно прийти к выводу, что местом совершения длящегося преступления, например незаконного хранения оружия, будет любое место, где в течении какого-то времени осуществлялось это преступление. Если виновный незаконно хранил оружие, находясь в разное время в нескольких государствах, то, по мнению приверженцев данной позиции, он может быть признан совершившим это деяние в любом из этих государств, в зависимости от того, где он привлечен к ответственности и предан суду.

Однако данная позиция представляется небесспорной. По мнению некоторых ученых, местом совершения длящегося преступления, должна считаться территория того государства, где выполнено деяние (действие или бездействие), с которого начинается длительное невыполнение обязанностей. Так, если лицо совершило побег из-под стражи в России, а было задержано или явилось с повинной на территории другого государства, то вряд ли будет обоснованно привлекать его к уголовной ответственности за побег по законам страны, где он задержан. Логичнее выдать данное лицо России и привлечь его к ответственности по законам РФ.

Продолжаемые преступления – это преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных действий направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление.

Особенности продолжаемого преступления отражают специфические черты совершения этого преступления: деяние, состоящее из нескольких и даже множества однородных актов, по своей сущности представляет единое преступление. Продолжаемое преступление – всегда единое преступление, что, безусловно, исключает повторность. Иначе пришлось бы произвольно по субъективному усмотрению выбирать из однородных актов хищения один и объявлять его повторным хищением. При такой конструкции виновный должен был бы нести двойную ответственность за одно деяние.

Местом совершения продолжаемого преступления является территория того государства, где был совершен последней преступный эпизод из числа нескольких тождественных деяний. Несколько иначе решается вопрос о месте совершения неоконченного преступления (приготовление и покушение). В соответствии с теорией уголовного права приготовление и покушение юридически значимы лишь в том случае, если преступная деятельность субъекта была прекращена или пресечена на этих стадиях. Поэтому, если преступление начато на территории России, а закончено в другом государстве, местом совершения преступления будет территория этого государства. Неоконченное преступление будет считаться совершенным на территории Российской Федерации в том случае, если здесь оно было пресечено или прекращено на стадии приготовления либо покушения. Итак, место совершения неоконченного преступления связано с местом пресечения или прекращения преступной деятельности лица. Следовательно, в уголовном праве место совершения преступления, так или иначе, связывается с местом его юридического окончания или с местом пресечения преступной деятельности преступника. Данное положение и должно считаться общим правилом.

Территориальная юрисдикция означает, что любое лицо, совершившее преступление на территории Российский Федерации, независимо то его государственно-правового статуса должно нести уголовную ответственность по УК РФ. К данным лицам относятся граждане Российской Федерации, иностранцы и лица без гражданства. Государственно-правовой статус в данном случае не имеет решающего значения. На первое место выступает «принцип земли», как его именовали ранее, или принцип места совершения преступления.

Исключение из территориального принципа действия уголовного закона в пространстве – принцип экстерриториальности – закреплено в ч. 4 ст. 11 УК: «Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации разрешается в соответствии нормами международного права».

Термин «экстерриториальность» (в переводе «внеземельность») в юридической науке появился в середине XVII в., и он означал не только неподсудность судебным органам государства, на территории которого совершено преступление.[11] Он выражал юридическую фикцию, согласно которой определенные части территории государства – здания иностранных посольств, миссий и пр. или их средства транспорта, а также определенные лица, прежде всего дипломатические представители иностранных государств, - признаются не находящимися на территории государства, где они реально находятся, а юридически считаются находящимися на территории того государства, чье посольство помещается в данном здании или чьими представителями они являются. Эта юридическая фикция означала, что и все происшествия, которые имеют место на экстерриториальных частях территории, или преступления, совершенные экстерриториальными лицами, должны в принципе признаваться совершенными на территории государства, учредившего посольство, хотя бы оно находилось на расстоянии тысяч километров. В принципе это означало, что деяние, совершенные в пределах таких мест или экстерриториальными лицами, должны рассматриваться судебными органами не того государства, где они совершены, а того государства, которое учредило посольство или чьим представителем является человек, совершивший преступление.

2.2 Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации

Территориальный принцип действия уголовного закона в пространстве является основным. Однако если преступление совершено вне пределов Российской Федерации, применению подлежат такие принципы, как принцип гражданства, специального режима, универсальный и реальный.

В ч. 1 ст. 12 отражен распространенный в всем мире принцип действия уголовного закона в пространстве – это принцип гражданства, или национальный. Он заключается в том, что граждане Российской Федерации подчиняются российским законам, где бы они ни находились, с в том числе и за границей. Поэтому они несут уголовную ответственность за преступления, совершенные в иностранном государстве по Уголовному кодексу Российской Федерации. В ч. 1 ст. 12 указывается: «Граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодекс, если совершенное или деяние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено, и если эти лица не были осуждены в иностранном государстве. При осуждении указанных лиц наказание не может превышать верхнего предела санкций, предусмотренной законом иностранного государства, на территории которого было совершено преступление.»[12]

Принципы справедливости и гуманизма в данном случае находят проявление в том, что нельзя наказывать строже, чем мог бы быть наказан виновный по закону места совершения преступления. Поэтому советские граждане, совершившие преступление за границе и даже отбывшие наказание, могли повторно привлекаться к ответственности по советским законам.

Такая позиция основывалась на мнении о принципиальной противоположности советского и буржуазного права. Новый закон отражает идеи, основанные на общечеловеческих ценностях, правах человека, принципах правового государства.

В нестоящее время закон регламентирует принципиально иное решение вопроса. Статья 50 конституции Российской Федерации устанавливает, что «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление». Поэтому УК допускает возможность привлечения к уголовной ответственности и осуждение за преступления, совершенные за границей, граждан РФ и лиц без гражданства, постоянно проживающих в Российской Федерации, только в случаях, если они не были осуждены в иностранном государстве и если совершенное ими деяние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено.[13]

В соответствии с общепринятыми в международном сообществе правовыми принципами наказание за преступление должно назначаться по законам места совершения преступления. Поэтому, если лицо совершило преступление в одной стране, а привлекается к ответственности в другой, необходимо учитывать законы иностранного государства и не назначать виновному наказание более строгое, чем то, которому он мог подвергнуться в государстве, в котором было совершено преступное деяние.

Равным образом совершение гражданином Российской Федерации за границей деяния, не признаваемого по местным законам преступлениям, например подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК), не должно влечь ответственности по российскому уголовному законодательству после возвращения этого лица по родину.

В этих положениях находят выражение идеи международно-правового сотрудничества в борьбе с преступностью, уважение законодательства других суверенных государств.

В международной практике ситуация, когда совершенное в иностранном государстве деяние не вчитается там преступлением, но запрещено в стране, представитель которой его совершил, возникает, например, в связи с совершением оборота, который рассматривается как преступление в ряде стран.

Если же российский гражданин совершил за границей преступление и не был там осужден, он по прибытии в Россию может быть привлечен к уголовной ответственности и осужден. Однако в случае осуждения указанного лица в России назначенное ему наказание не должно превышать верхнего предела санкции, предусмотренной за данное преступление законом иностранного государства, на территории которого было совершено преступление.

Реально необходимость применения принципа гражданства возникает в следующих случаях:[14]

- Преступление совершается за границей, но в момент его обнаружения органами иностранного государства, либо в момент установления виновного тот уже находится на территории РФ.

- Лицо совершило преступление за границей, но было выдано Российской Федерации по ее требованию.

- Деяние признается преступным, как по законам РФ, так и по законам государства, где совершено такое деяние.

Таким образом, российский суд должен учитывать иностранное уголовное законодательство.

Особый порядок применения уголовного закона устанавливается в отношении военнослужащих Российской Федерации, проходящих службу на территории иностранного государства.

В соответствии с ч. 2 ст. 12 УК РФ военнослужащие воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по настоящему кодексу, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации».

Как правило, международными договорами устанавливается следующий порядок:[15]

• за преступления должностные и против порядка несения воинской службы военнослужащие, находящиеся за границей, несут ответственность по законодательству своей страны;

• за преступления, совершенные вне территории расположения воинской части и носящие общеуголовный характер (убийство, изнасилование, кража, грабеж, торговля наркотиками и т.д.), военнослужащие несут ответственность по законодательству страны пребывания.

В настоящее время между государствами заключаются договоры по поводу статуса военных баз, размещения воинских частей одного государства на территории другого.

В соответствии с этими договорами военнослужащие иностранного государства за совершенное преступление за пределами военной базы или воинской части, как правило, несут ответственность по законам страны пребывания. Преступление, совершенное в пределах дислокации воинской части, влечет ответственность по законам страны, к которой относится воинская часть. А территория военной базы или воинской части пользуется иммунитетом.

В отличие от принципа гражданства здесь не указано на такое требование, как преступность деяние по законам государства, на территории которого оно совершено.

Следовательно, по принципу специального режима, предусмотренному ч. 2 ст. 12 УК, военнослужащие подлежат уголовной ответственности и за деяния, не являющиеся преступлением в государстве, на территории которого расположена воинская часть. К таким преступлениям могут быть отнесены преступления против военной службы, например самовольное оставление воинской части или места службы.

В ч. 3 ст. 12 УК РФ формулируется еще два принципа действия уголовного закона в пространстве – универсальный и реальный. Первый исходит из необходимости борьбы с международными преступлениями и преступлениями международного характера. Участие Российской Федерации в международных конвенциях по борьбе с этими преступлениями (например, с преступлениями, связанными с изготовлением, сбытом или распространением наркотиков) требует законодательного урегулирования случаев, когда иностранные граждане совершают за границей указанные преступления (те, что запрещены как заключенным Российской Федерацией международным договором так и российским уголовным законодательством). Разумеется, что в этих случаях ч. 3 ст. 12 УК может быть применена лишь тогда, когда иностранные граждане или лица без гражданства и не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.[16]

Понятие международного договора (в терминологическом и смысловом значении) раскрывается в Федеральном законе «О международных договорах Российской Федерации» от 16 июня 1995г. (ред. от 01.12.2007) № 101 – ФЗ. [17] В соответствии со ст. 2 этого Закона «международный договор Российской Федерации означает международное соглашение, заключенное Российской Федерации означает международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе вели в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования».

Таким образом, терминологически международный договор может именоваться и по-иному следует иметь в виду и существенное уточнение, сделанное в ст. 1 указанного Закона, о том, что он «распространяется на международные договоры, в которых Российская Федерация является стороной в качестве государства – продолжателя. Это уточнение является действительно важным, так как большинство международных конвенций о борьбе с отдельными преступлениями были заключены еще Советским Союзом и Российская Федерация является субъектом таких договоров (конвенций) по праву правопреемства.

Значительную трудность в правоприменительном плане представляет то обстоятельство, что международные договоры о борьбе с отдельными преступлениями, к сожалению, не только не кодифицированы, но и вообще не систематизированы, хотя количество таких конвенций (некоторые из них заключены еще в начале XX в.) достаточно велико. Кроме того, по тому или иному вопросу иногда действует несколько договоров (межгосударственных, международных организаций), что делает необходимым определять их иерархию.

Привлечение соответствующих лиц к уголовной ответственности в соответствии с универсальным принципом происходит с учетом норм определенных международно-правовых договоров, но все-таки путем применения норм УК РФ (квалификация преступления и назначение наказания), что делает необходимым всякий раз устанавливать соотношение тех и других. В этих случаях указанные нормы УК РФ носят бланкетный характер и их содержание наполняется («корректируется») нормами соответствующих международно-правовых договоров.

Это заключается в уточнении тех признаков состава соответствующего преступления, содержание которых устанавливается в том числе и путем наполнения их признаками, зафиксированным в нормах международного права (международных договоров).[18]

Преступления, связанные с реализацией универсального принципа, относятся к международным преступлениям в широком смысле этого слова. В свою очередь, они делятся на международные преступления в собственном (узком) смысле и преступления международного характера. Первые – совершаются лицами, направляющими и осуществляющими в соответствующей стране государственную политику, выражающуюся в международном преступлении, и ответственными за нее. Эти преступления получили современное название преступлений против мира и безопасности человечества. Преступления международного характера (конвенционные преступления) в отличие от первых не находятся в непосредственной связи с действиями государства, хотя, как и первые, предусмотрены в соответствующих международных договорах.

В юридической литературе называются и другие виды преступлений международного характера, например, контрабанда и незаконное радиовещание. Оба эти преступления действительно носят транснациональный характер (особенно первое) и в этом смысле претендуют на то, чтобы считаться разновидностью международных преступлений. Однако для реализации универсального принципа действия уголовного закона в пространстве отсутствует надлежащая нормативная база (нет соответствующих международно-правовых конвенций уголовно-правового характера о борьбе с данными преступлениями). Это же относится и к терроризму, одному из наиболее опасных преступлений, носящему международный характер.

Территориальный принцип действия уголовного закона не учитывает того, что иностранные граждане, а также лица без гражданства могут причинять серьезный вред интересам, охраняемым Уголовным кодексом Российской Федерации и тогда, когда они находятся вне пределов Российской Федерации. Поэтому реализация охранительной задачи УК требует законодательного формулирования, так называемого реального принципа действия уголовного закона в пространстве. Как и универсальный, он выражен в ч. 3ст. 12 УК и заключается в том, что иностранные граждане, а также лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, подлежат ответственности по УК РФ в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

Обязательными условиями для этого являются:[19]

- Направленность преступления против интересов Российской Федерации;

- Отсутствие осуждения за это деяние в иностранном государстве.

Поскольку в ст. 12 УК не указывается, против каких интересов Российской Федерации должно быть направлено преступление при применении реального принципа действия уголовного закона, можно сделать вывод о том, что это любые интересы, перечисленные в ч. 1 ст. 2 УК.

Под интересами России следует понимать не только государственные интересы, но и интересы личности – российских граждан. Таким образом, этот принцип распространяется на совершение вне пределов РФ преступлений против личности граждан РФ, против собственности, против конституционного строя РФ и т.п. Применяя реальный принцип, Россия, как и ряд зарубежных государств, наиболее полно защищает свои интересы и интересы своих граждан. В соответствии с современными условиями правового сотрудничества и взаимодействия государств в борьбе с преступностью, если иностранцы, совершившие преступления против России за ее пределами, понесли уголовную ответственность за границей, они не могут повторно привлекаться к ответственности по Уголовному кодексу Российской Федерации.

2.3 Выдача лиц, совершивших преступление

В практике международных отношений, связанных с борьбой с преступностью, серьезное значение имеет проблема выдачи преступников государству, на территории другого государства. Вообще проблема выдачи преступников не имеет отношения к вопросам действия уголовного закона во времени или пространстве. Положения ст.13 УК относят к действию уголовного закона в пространстве и квалифицируют как международный принцип о выдаче преступников.

В соответствии с этим принципом лица, совершившие преступление, могут быть выданы государству, на территории которого они совершили преступление или против которого оно было направлено, либо гражданами которого они являются. Вопрос о выдаче преступников регулируется двусторонними договорами, например договором о взаимной правовой помощи. Принципиальные положения о выдаче преступников содержатся в Конституции РФ. Так, в ст. 61 говорится: «Гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству ». Эта позиция закреплена и в УК РФ.[20]

В современном международном праве утвердилась позиция, согласно которой убежище может предоставляться только лицам, преследуемым в другом государстве по политическим или религиозным причинам и мотивам.

Лица, совершившие не политические, а обще уголовные преступления, не могут пользоваться правом убежища. Но единого понятия политического преступления в международной практике выработать не удалось.

В связи с этим, практически вопрос о выдаче лица или представлении ему убежища решается исходя из политических оценок и правовых установлений государства, на территории, которой они находятся.

Нужно отметить, что аналогичное решение содержится в законодательстве многих развитых государств.

Исключением из правил о выдаче преступников является право политического убежища, гарантированное в нашей стране Конституцией (ст.63). Указом Президента Российской Федерации т 21.07.1997 N 746 (ред. от 27.07.2007) утверждено «Положение о порядке предоставления политического убежища в РФ. Политическое убежище в РФ предоставляется Указом Президента РФ (ст.3 Положения).[21]

Уголовный кодекс РФ в ст.13 устанавливает возможности выдачи находящихся на территории РФ иностранных граждан и лиц без гражданства и совершивших преступление в иностранном государстве в соответствии с международным договором РФ.

В соответствии со сложившейся международной практикой требование о выдаче преступника государство предъявляет в следующих случаях, когда:

- преступление совершено на его территории;

- преступник является гражданином этого государства;

- преступление было направленно против этого государства и причинило ему вред;

В случаях, когда преступник совершил преступление на территории нескольких государств, вопрос о выдаче решается дипломатическим путем на основе международных договоров и норм международного права. При этом независимо от того, в каком государстве был привлечен к ответственности преступник, он должен отвечать за все преступления совершенные им в разных странах.

Выдача преступника предполагает обычно соблюдение двух условий:[22]

- преступление, за совершение которого предъявлено требование о выдаче, признаётся преступлением и по законам страны, в которой находится преступник

- если по законам страны, требующей выдачи за преступление, предусмотрена смертная казнь, а в государстве, где находится лицо, совершившее это преступление, смертная казнь отменена, то условием выдачи обычно служит гарантия предоставления властями государства требующего выдачи, о том, что смертная казнь к выданному преступнику применена, не будет.[23]

К примеру, такие гарантии выдавались в практике международных отношений латиноамериканских государств по поводу выдачи лиц, обвиняемых в государственной измене, насильственном захвате власти, мятеже, поскольку ряд этих стран отменил смертную казнь, а другие ее сохранили и по сегодняшний день. Выдача преступника может преследовать цель и применение к нему наказания. В этом случае основанием для решения вопроса служит вынесенный и вступивший в силу приговор суда. Во всех случаях выдача преступника является суверенным правом государства. Однако в случае отказа в выдаче преступника государство обязано осуществлять уголовное преследование в соответствии с собственным законодательством за преступления, совершенные на территории иностранного государства.

2.4 Обратная сила закона

Каждый процессуальный закон направлен к улучшению хода процесса, к обеспечению достижения материальной истины, поэтому применение нового закона не должно ущемлять ничьих прав.

В случае если вновь принятый закон вносит изменения в уже возникшие процессуальные правонарушения и при этом ограничивает права его участников, должен применяться не новый, а прежний закон, на основе которого и возникли эти правонарушения.[24]

С момента вступления в действие нового закона дела о совершенных до этого момента преступлениях рассматриваются по новому уголовно- процессуальному закону, кроме тех возможных случаев, когда новый закон сужает какое- либо процессуальное право граждан; в этом случае дело, начатое при прежнем законе продолжается с сохранением, по общему правилу, этого права.[25]

Толкование закона, даваемое законодателем, означает общеобязательное определение действительного смысла закона. Следовательно, это толкование закона имеет силу в любых случаях применения уголовного закона в частности и тогда, когда за преступление совершено до издания акта, содержащего толкование уголовного закона.[26]

Заключение

Действие уголовного закона в пространстве и во времени определяется в главе 2 УК РФ. Российское уголовное право в этом вопросе придерживается двух основных принципов: территориального и принципа гражданства. Территориальный принцип означает, что по российскому уголовному закону подлежат ответственности лица, совершившие преступления на территории России (ст. 11 УК РФ). Понятие территории России определено в законе РФ "О государственной границе РФ" от 01.04.1993 N 4730-1 (ред. от 07.02.2011)

Действие УК распространяется также на преступления, совершенные на континентальном шельфе или в исключительной экономической зоне РФ. Если преступление длящееся, то ответственность за него наступает по УК РФ как в случае совершения на ее территории самого деяния, так и при наступлении здесь его последствий.

Уголовный закон (ч. 4 ст. 11 УК РФ) предусматривает исключение из территориального принципа, выражающееся в наличии правового иммунитета в отношении дипломатических представителей иностранных государств, а также глав государств, членов правительств и членов их семей. На территории посольств и дипломатических представительств также распространяется иммунитет. Практика показывает, что в случае совершения преступления лицом, относящимся к названным категориям, оно объявляется персоной "нон грата" и выдворяется за пределы России.

Принцип гражданства (ст. 12 УК РФ) означает, что под действие УК РФ подпадают граждане России, где бы они ни совершили преступление. Лица без гражданства и иностранцы несут ответственность за преступления, совершенные на территории России, а также против интересов России или ее граждан. Взаимоотношения государств по вопросам выдачи преступников регулируются УК РФ, а также международными договорами. По общему правилу российские граждане иностранным государствам не выдаются.

Поскольку уголовная ответственность наступает как за оконченное преступление, так и за прерванное на стадии приготовления или покушения, то правила действия уголовного закона во времени распространяются и на неоконченное преступление. Время совершения преступления определяется по моменту деяния, а не наступления последствий (ч. 2 ст. 9 УК РФ).

Названное правило имеет исключения, составляющие принцип обратной силы закона, который действует, если новый закон смягчает наказание или устраняет ответственность или иным образом смягчает положение лица (например, изменяет вид исправительной колонии). Закон, усиливающий или вводящий ответственность, обратной силы не имеет.

Это относится к любой стадии уголовного процесса. При декриминализации деяния (т.е. исключении его из числа уголовно наказуемых) производство по делу прекращается. Наказание, вынесенное за преступление, за которое новым законом снижена уголовная ответственность, подлежит сокращению.

Не всегда можно однозначно ответить на вопрос, в какую сторону изменилось положение лица, совершившего преступление с принятием нового закона. Это объясняется тем, что кроме санкции, могут меняться и другие правовые последствия, такие как категоризация преступления, порядок условно-досрочного освобождения, правила погашения и снятия судимости и т.д. В этих случаях при решении вопроса о применении принципа обратной силы закона следует руководствоваться интересами виновного.


Список использованной литературы

1. Конституция РФ принята 12.12.1993 / Консультант Плюс

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 29.12.2010) (с изм. и доп., вступающими в силу с 27.01.2011) / Консультант Плюс

3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях" от 30.12.2001 N 195-ФЗ (принят ГД ФС РФ 20.12.2001) (ред. от 07.02.2011) / Консультант Плюс

4. Федеральный закон РФ от 01.04.1993 N 4730-1 (ред. от 07.02.2011) "О Государственной границе Российской Федерации"/ Консультант Плюс

5. Федеральный закон от 31.07.1998 N 155-ФЗ (ред. от 27.12.2009) "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 16.07.1998) / Консультант Плюс

6. Федеральный закон РФ от 01.04.1993 N 4730-1 (ред. от 07.02.2011) "О Государственной границе Российской Федерации"/ Консультант Плюс

7. Федеральный закон от 31.05.2002 N 62-ФЗ (ред. от 28.06.2009) "О гражданстве Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 19.04.2002) / Консультант Плюс

8. Федеральный закон от 15.07.1995 N 101-ФЗ (ред. от 01.12.2007) "О международных договорах Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 16.06.1995) / Консультант Плюс

9. Федеральный закон от 30.11.1995 N 187-ФЗ (ред. от 28.12.2010) "О континентальном шельфе Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 25.10.1995) / Консультант Плюс

10. Федеральный закон от 21.02.1992 N 2395-1 (ред. от 26.07.2010) "О недрах" (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2011) / Консультант Плюс

11. Указ Президента РФ от 11.01.1993 N 11 (ред. от 01.12.1995) "О порядке опубликования международных договоров Российской Федерации"/ Консультант Плюс

12. Указ Президента РФ от 21.07.1997 N 746 (ред. от 27.07.2007) "Об утверждении Положения о порядке предоставления Российской Федерацией политического убежища"/ Консультант Плюс

13. Постановление Правительства РФ от 15.07.2009 N 555 (ред. от 29.09.2010) "Об утверждении Положения о пребывании иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих передаче в соответствии с международными договорами Российской Федерации о реадмиссии, иностранных граждан и лиц без гражданства, принимаемых в соответствии с международными договорами Российской Федерации о реадмиссии, но не имеющих законных оснований для пребывания (проживания) в Российской Федерации, в специальных учреждениях Федеральной миграционной службы"/ Консультант Плюс

14. Аксенов Г.П. Причина времени. - М.: Норма, 2009. - 368 с.

15. Андреева М.В. Действие налогового законодательства во времени. - М.: Статут, 2009. - 342 с.

16. Артыков Т.А., Молчанов Ю.Б. О всеобщем и универсальном характере времени // Вопросы философии. 2008. - № 7. - С.135.

17. Бахрах Д.Н. Конституционные основы действия правовой нормы во времени // Журнал российского права. 2009. - № 5. - С.67.

18. Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. -М.: Юридическая литература, 2009. - 482 с.

19. Бубон К.В. Об обратной силе закона и юридических условностях // Адвокат. 2010. - № 10. - С.44.

20. Догадайло Е.Ю. Формы проявления времени в правовой системе // Право и политика. 2009. - № 6. - С.37.

21. Жалинский А.Э. О понимании уголовного права // Право и политика. 2010. - № 5. - С.30.

22. Жалинский А. Обратная сила уголовного закона: правовые позиции Конституционного суда РФ // Уголовное право. 2009. - № 4. - С.44.

23. Журавлева Е.М. Действие уголовного закона во времени // Российская юстиция. 2009. - № 10.- С.16.

24. Залесский В.В. Фактор времени в гражданских правоотношениях // Журнал российского права. 2011. - № 9. - С.115.

25. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) /Отв. ред.В.М. Лебедев, издание 5-е, дополненное и исправленное. - М.: Юрайт-Издат, 2009. - 832 с.

26. Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. - М.: Юридическая литература, 2009. - 326 с.

27. Кузнецова О.А. Обратное действие гражданского закона: проблемы теории и практики // Журнал российского права. 2009. - № 8. - С.34.

28. Медведев А.М. Пределы действия Уголовного кодекса Российской Федерации. - М.: Норма, 2008. - 672 с.

29. Тилле А.А. Время, пространство, закон. - М.: Юридическая литература, 2007. - 362 с.

30. Тилле А.А. Действие закона во времени и обратная сила закона // Советское государство и право. 2008. - № 12.- С.29.

31. Якубов А.Е. Обратная сила уголовного закона: некоторые проблемы совершенствования Уголовного кодекса Российской Федерации. - СПб.: Юридический центр пресс, 2009. - 576 с.


[1] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 29.12.2010) (с изм. и доп., вступающими в силу с 27.01.2011)

[2] Федеральный закон РФ от 01.04.1993 N 4730-1 (ред. от 07.02.2011) "О Государственной границе Российской Федерации"

[3] Федеральный закон от 31.07.1998 N 155-ФЗ (ред. от 27.12.2009) "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 16.07.1998)

[4] Федеральный закон от 30.11.1995 N 187-ФЗ (ред. от 28.12.2010) "О континентальном шельфе Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 25.10.1995)

[5] Федеральный закон от 21.02.1992 N 2395-1 (ред. от 26.07.2010) "О недрах" (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2011)

[6] Федеральный закон от 31.05.2002 N 62-ФЗ (ред. от 28.06.2009) "О гражданстве Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 19.04.2002)

[7] Жалинский А.Э. О понимании уголовного права // Право и политика. 2010. - № 5. - С.30.

[8] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 29.12.2010) (с изм. и доп., вступающими в силу с 27.01.2011)

[9] Федеральный закон от 31.05.2002 N 62-ФЗ (ред. от 28.06.2009) "О гражданстве Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 19.04.2002)

[10] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) /Отв. ред.В.М. Лебедев, издание 5-е, дополненное и исправленное. - М.: Юрайт-Издат, 2009. – с.58

[11] Тилле А.А. Действие закона во времени и обратная сила закона // Советское государство и право. 2008. - № 12.- С.29.

[12] Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. - М.: Юридическая литература, 2009. - с.36

[13] Журавлева Е.М. Действие уголовного закона во времени // Российская юстиция. 2009. - № 10.- С.16.

[14] Журавлева Е.М. Действие уголовного закона во времени // Российская юстиция. 2009. - № 10.- С.16.

[15] Залесский В.В. Фактор времени в гражданских правоотношениях // Журнал российского права. 2011. - № 9. - С.115.

[16] Тилле А.А. Время, пространство, закон. - М.: Юридическая литература, 2007. - с.47

[17] Федеральный закон от 15.07.1995 N 101-ФЗ (ред. от 01.12.2007) "О международных договорах Российской Федерации" (принят ГД ФС РФ 16.06.1995)

[18] Аксенов Г.П. Причина времени. - М.: Норма, 2009. - с.35-42

[19] Бубон К.В. Об обратной силе закона и юридических условностях // Адвокат. 2010. - № 10. - С.44.

[20] Артыков Т.А., Молчанов Ю.Б. О всеобщем и универсальном характере времени // Вопросы философии. 2008. - № 7. - С.15.

[21] Указ Президента РФ от 21.07.1997 N 746 (ред. от 27.07.2007) "Об утверждении Положения о порядке предоставления Российской Федерацией политического убежища"

[22] Указ Президента РФ от 21.07.1997 N 746 (ред. от 27.07.2007) "Об утверждении Положения о порядке предоставления Российской Федерацией политического убежища"

[23] Постановление Правительства РФ от 15.07.2009 N 555 (ред. от 29.09.2010) "Об утверждении Положения о пребывании иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих передаче в соответствии с международными договорами Российской Федерации о реадмиссии, иностранных граждан и лиц без гражданства, принимаемых в соответствии с международными договорами Российской Федерации о реадмиссии, но не имеющих законных оснований для пребывания (проживания) в Российской Федерации, в специальных учреждениях Федеральной миграционной службы"

[24] Артыков Т.А., Молчанов Ю.Б. О всеобщем и универсальном характере времени // Вопросы философии. 2008. - № 7. - С.135.

[25] Журавлева Е.М. Действие уголовного закона во времени // Российская юстиция. 2009. - № 10.- С.16.

[26] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) /Отв. ред.В.М. Лебедев, издание 5-е, дополненное и исправленное. - М.: Юрайт-Издат, 2009. - с.36

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий