регистрация / вход

Обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность

По уголовному праву, На тему “Обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность”. Выполнила работу Студентка: 2 курс, 4 семестр, Программы: правоведение,

По уголовному праву,

На тему :

“Обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность”.

Выполнила работу :

Студентка: 2 курс, 4 семестр,

Программы: правоведение,

Дневного отделения,

Маслова Татьяна.

Преподаватель:

J. Anšins

Рига – 2007г.

СОДЕРЖАНИЕ

  • Введение……………………………………………………………………... 3
  • Глава 1. Общие принципы назначения наказания……………….... 4
  • Глава 2. Обстоятельства, смягчающие ответственность…….…. 5
  • Глава 3. Обстоятельства, отягчающие ответственность…….….. 9
  • Глава 4. Особенная часть, ст. 117 ............... ……………….…………..14
  • Глава 5. Особенная часть, ст. 11 8 …………………… ...................... ... . 23
  • Заключение …………………………………………………………………..26
  • Литература……………………………………………………………………27

Введение

Назначая наказание, суд подводит итог всему судебному разбирательству и определяет, какой вид и размер наказания будет достаточен для достижения целей наказания.

Данное решение выносится на основании общих начал назначения наказания и того, какова степень общественной опасности преступления.

Общие начала назначения наказания - это сформулированные в законе основополагающие требования, которыми обязан руководствоваться суд при назначении наказания.

Особое внимание при назначении наказания уделяется обстоятельствам, смягчающим и отягчающим ответственность виновного. В данной работе будет рассматриваться понятие смягчения и отягчения наказания в соответствии с Уголовным Законом Латвийской Республики.

Для этого в первой главе мы рассмотрим общие принципы назначения наказания, их классификацию в соответствии со ст. 46 УЗ ЛР.

Вторая глава будет посвящена смягчающим обстоятельствам назначения наказания, ст. 47 УЗ. Далее рассматриваются обстоятельства отягчающее ответственность – ст. 48 УЗ. Затем, учитывая особенную часть Уголовного закона, будут рассмотрены статьи связанные с убийством при отягчающих (ст. 117 УЗ) и особо отягчающих (ст. 118 УЗ) обстоятельствах.

Глава I . Общие начала назначения наказания

Закон предусматривает, что только суд имеет право назначить уголовное наказание лицу, совершившему преступное деяние (статья 1 УЗ). А также закон устанавливает, какие условия обязательно должны быть соблюдены судом при назначении наказания. Эти условия сформулированы в комментируемой статье как общие принципы назначения наказания. Ими являются:

Þ Наказание назначается в пределах статьи особенной части УЗ;

Þ При назначении наказания следует учитывать предписания, высказанные в статьях общей части УЗ;

Þ При назначении наказания следует учитывать характер преступного деяния;

Þ При назначении наказания следует учитывать вред, причиненный преступным деянием;

Þ При назначении наказания следует учитывать личность виновного;

Þ При назначении наказания следует учитывать обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность виновного.

Вышеназванные условия должны приниматься во внимание по всем рассматриваемым в судах уголовным делам, по которым назначается уголовное наказание. Например, в пункте 37 постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 7 от 19 декабря 1994 года «О применении закона по делам о посягательствах на чужое имущество, совершая кражу ил разбой» разъяснено: «Обратить внимание судов на то, что при рассмотрении уголовных дел о посягательствах на чужое имущество, совершая кражу или разбой, необходимо строго соблюдать общие принципы назначения наказания» (Latvijas Republikas Augstākās tiesas plēnuma lēmumu krājums 1990 – 1995. – Rīga, 1995., 192. lpp.).

Глава 2. Обстоятельства, смягчающие ответственность

(1) Смягчающие ответственность признаются следующие обстоятельства:

- Совершитель преступного деяния явился с повинной, чистосердечно признался и раскаялся в содеянном;

Явка с повинной – это явка лица, совершившего преступное деяние, в учреждение досудебного расследования, к прокурору или в суд и сообщение о совершенном преступном деянии (статья 110 УПК Латвии). Явка с повинной, кК и чистосердечное признание и раскаяние в содеянном, свидетельствует о желании лица не совершать правонарушений в дальнейшем. При оценке данного обстоятельства не столь важно, какой период времени прошел с момента совершения преступного деяния до момента, когда, например, лицо явилось с повинной была добровольной.

Следует учитывать, что явка с повинной в обязательном порядке признается обстоятельством, смягчающим ответственность, тогда, если она связана с чистосердечным признанием и раскаянием в совершенном. В случаях, когда отсутствует какое-либо из этих деяний, действие лица может быть принято во внимание как такое смягчающее ответственность обстоятельство, которое прямо в законе не предусмотрено. Например, совершитель преступного деяния не явился с повинной, но после привлечения к уголовной ответственности чистосердечно признался и раскаялся в содеянном. Департамент по уголовным делам Сената Верховного суда Латвийской Республики по уголовному делу № СКК-355 постановлением распорядительного заседания смягчил наказание Ш., учитывая, что он украл имущество, не представляющее большой ценности, свою вину признал, раскаялся в содеянном, способствовал выяснению истины по делу.

- Виновный активно содействовал раскрытию и расследованию преступного деяния;

Это активное поведение лица, способствующее раскрытию и расследованию преступного деяния может выразиться в том, что виновный предоставляет учреждениям досудебного расследования информацию, которой они не располагали (например, виновный указывает на тайник, в котором спрятаны орудия совершения преступного деяния и предметы, добытые преступным путем, выдает предметы, имеющие доказательственное значение по делу и т.п.).

Способствование раскрытию и расследованию преступного деяния может быть связана и с вышеуказанным обстоятельством, смягчающим ответственность.

- Виновный способствовал раскрытию преступления другого лица;

Согласно статье 36 Уголовного кодекса Латвии такое поведение виновного обстоятельством, смягчающим ответственность, признавалось тогда, если он способствовал раскрытию не любого, а тяжкого преступления. В указанном в комментируемой статье случае необходимо установить, что виновный оказывал помощь учреждениям досудебного расследования в раскрытии не своего, а совершенного другим лицом преступления (менее тяжкого, тяжкого, особо тяжкого преступления). Это может быть связано как с лично совершенным преступлением, так и с совсем другим преступлением. Следует принимать во внимание, что данное обстоятельство обязательно признается смягчающим ответственность тогда, если лицо способствовало раскрытию именно преступления, а не уголовного проступка. В последнем случае суд может это учитывать как смягчающее ответственность обстоятельство, непосредственно не предусмотренное в законе.

- Виновный добровольно возместил причиненный ущерб или устранил причиненный вред;

Об этом могут свидетельствовать, например, действия лица, если он после причинения телесных повреждений оказал помощь потерпевшему, вернул похищенное, исправил поврежденную вещь или заплатил за причиненный ущерб, возникший потерпевшему в связи с преступным деянием. Важно установить, когда (в какое время) виновный начал добровольно возмещать причиненный ущерб или устранять причиненный вред. Значение имеет и то, полностью или частично возмещен ущерб (устранен вред).

- Преступное деяние совершено вследствие стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств;

Тяжелые личные или семейные обстоятельства смягчающими ответственность признаются тогда, если перед деянием установлены серьезные материальные трудности, особо неблагоприятные условия семейной жизни, также тяжелая болезнь члена семьи и другие обстоятельства, которые могли отрицательно повлиять на виновного. Например, такие обстоятельства могут иметь место в случае, когда во время ссоры, вызванной длительным пьянством мужа, жена умышленно причиняет ему телесные повреждения.

- Преступное деяние совершено под влиянием насилия или в силу материальной или иной зависимости;

Примеренное насилие, под влияние которого лицо совершило преступное деяние, может выразиться в любом физическом воздействии, независимо от того, причинены телесные повреждения или нет. В свою очередь, если для принуждения лица к совершению преступления используется только угроза, признание этого обстоятельством, смягчающим ответственность, не является обязательным. Однако, если у виновного было основание опасаться, что угроза будет реализована, это следует признать обстоятельством, смягчающим ответственность. Лицо, которое с помощью угрозы побудило кого-то совершить преступное деяние, привлекается к ответственности за участие или соучастие в нем.

За угрозу совершить убийство или причинить тяжкое телесное повреждение в предусмотренных законом случаях уголовная ответственность предусмотрена отдельно.

Материальной зависимостью следует считать нахождение виновного на полном или частичном иждивении у лица, побудившего совершить преступное деяние; иная зависимость может иметь место в связи со служебной подчиненностью или любой такой ситуацией, в которой виновный чувствует необходимость подчиниться другому лицу, которое использует это для побуждения к совершению преступного деяния.

- Преступное деяние совершено под влиянием противоправного или аморального поведения потерпевшего;

Означает, что оно вызвано именно таким поведением потерпевшего. Это может проявиться в насилии, тяжком оскорблении чести или иных противоправных действиях, направленных против виновного или какого-либо третьего лица. В двух статьях особенной части уголовного закона (статья 120 и 127 УЗ) предусмотрена отдельная ответственность за убийство или умышленное причинение телесных повреждений в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения из-за указанных обстоятельств. В этих случаях необходимо установить, что противоправное поведение потерпевшего вызвало внезапно возникшее сильное душевное волнение, что не является обязательным для установления указанного в этой статье смягчающего ответственность обстоятельства. Так, Департамент по уголовным делам сената Верховного суда Латвийской Республики по уголовному делу № СКК-117 постановлением своего распорядительного заседания снизил наказание М. за причинение телесного повреждения средней тяжести, указав в постановлении, что совершению преступления в определенной мере способствовали действия потерпевшей – она нанесла М. ножевое ранение.

- Преступное деяние совершено при нарушении условий правомерности необходимой обороны, крайней необходимости, задержания лица, совершившего преступное деяние, оправданного профессионального риска, выполнения приказа или распоряжения;

Во всех случаях смягчающим обстоятельством признается совершение преступного деяния при нарушении условий правомерности необходимой обороны, крайней необходимости, задержания лица, совершившего преступное деяние, оправданного профессионального риска и выполнения приказа или распоряжения. В четырех статьях особенной части уголовного закона (статья 121, 122, 127, 128 УЗ) при квалификации преступного деяния это учитывается как смягчающее вину обстоятельство, в других случаях – как обстоятельство, смягчающее ответственность.

- Преступное деяние совершено женщиной в состоянии беременности;

Принимая во внимание особое физиологическое и психическое состояние женщины, которое обычно связано с повышенной возбудимостью и чувствительностью.

- Преступное деяние совершено лицом в состоянии ограниченной вменяемости;

Обстоятельством, смягчающим ответственность, является также состояние ограниченной вменяемости виновного лица в результате присущих ему психических расстройств или умственной отсталости. Данное состояние по уголовному делу устанавливается судом на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы о характере и степени психических расстройств или умственной отсталости виновного лица.

(2) При назначении наказания суд может учесть и другие обстоятельства, которые не предусмотрены законом, и которые судом признаются обстоятельства, смягчающие ответственность.

(3) Обстоятельством, смягчающим ответственность, не может быть признано такое обстоятельство, которое в данном законе предусмотрено как признак состава преступного деяния.

Обстоятельства, которые в данной статье указаны как смягчающие ответственность, следует ограничивать от обстоятельств, включенных в диспозицию преступного деяния и непосредственно влияющих на его квалификацию. В части 3 комментируемой статьи особо указано, что обстоятельством, смягчающим ответственность, не признается такое обстоятельство, которое в Уголовном законе предусмотрено как признак состава преступного деяния. Такое обстоятельство при наличии к тому оснований может быть названо смягчающим вину. В то же время обстоятельства, названные смягчающими ответственность, находятся за пределами состава преступного деяния.

Смягчающие ответственность обстоятельства влияют на назначение наказания в пределах санкции соответствующей статьи особенной части Уголовного закона. Эти обстоятельства перечислены в части первой данной статьи. Суд, назначая наказание, должен их обязательно учитывать, т.к. подчеркнуто в законе, они признаются смягчающими ответственность. Следует принять во внимание, что перечень смягчающих обстоятельств, названных в этой статье, не является исчерпывающим, так как при наличии виновному наказания по конкретному уголовному делу могут учитываться и другие обстоятельства.

При сравнении включенного в части первой комментируемой статьи перечня обстоятельств, смягчающих ответственность, с обстоятельствами, указанными в статье 36 УЗ Латвии «Обстоятельства, смягчающие ответственность», можно констатировать, что в .Уголовном законе их количество увеличилось, а также более широким стало их содержание. Теперь в законе указаны такие обстоятельства, которых раньше не было, как активное способствование раскрытию и расследованию преступного деяния (пункт 2), совершение преступного деяния в состоянии ограниченной вменяемости (пункт 10). Расширено содержание обстоятельств о том, что преступное деяние совершено под влиянием поведения потерпевшего (пункт 7), при нарушении установленных законом пределов в случаях, когда не соблюдены условия правомерности при обстоятельствах, исключающих уголовную ответственность (пункт 8).

В отличие от статьи 36 Уголовного кодекса Латвии, в данной статье в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность, не указано несовершеннолетие виновного. Вопросы назначения наказания лицам, совершившим преступное деяние до достижения восемнадцатилетнего возраста, регламентируются главой VII Уголовного закона «Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних». В ней установлены ограничения при назначении наказания этим лицам (более низкий максимальный предел лишения свободы, ареста, штрафа), предусмотрена возможность освобождения несовершеннолетних от наказания, назначив принудительные меры воспитательного характера. Нормы этой главы следует принимать во внимание при назначении наказания во всех случаях, когда преступное деяние совершено несовершеннолетним.

Глава 3 . Обстоятельства, отягчающие ответственность

(1) Отягчающими ответственность могут быть признаны следующие обстоятельства:

- Преступное деяние совершено повторно или образует рецидив преступных деяний;

Совокупность преступных деяний (и реальная совокупность) нельзя рассматривать как отягчающее ответственность обстоятельство, так как в этом случае применимы условия статьи 50 уголовного закона.

Под повторным преступным деянием (ст. 25 УЗ) понимаются случаи, когда лицо уже ранее совершило по крайне мере одно такое же преступное деяние (за которое оно было привлечено к уголовной ответственности, но за которое не наступила давность уголовной ответственности, снята или погашена судимость) или одновременно признается виновной в совершении по крайне мере двух таких же преступных деяний, если в статье особенной части Уголовного закона повторность не предусмотрена как признак состава преступного деяния. Например, повторность нельзя признавать обстоятельством, отягчающим ответственность, если лицо повторно совершило мошенничество (часть 2 статьи 177 УЗ), но можно признать – если оно повторно совершило мошенничество при страховании (часть 1 статьи 178 УЗ). Деяние, за которое лицо осуждено в другом государстве, не образует повторности – ее образуют деяния, независимо от места совершения преступления, если лицо привлечено к уголовной ответственности и осуждено в Латвии.

Повторность не образует совершенные до 1 апреля 1999 года покушения на совершение преступного деяния, которые согласно Уголовному закону признаются покушениями на уголовный проступок, если обвинительный приговор за них не вступил в законную силу до упомянутого числа (1 апреля 1999 года).

Рецидив преступных деяний (ст. 27 УЗ) имеет место тогда, если лицо, которому суд назначает любое ранее совершенное преступное деяние и судимость за это не снята или не погашена. Рецидив преступных деяний, если он имеется, может быть признан обстоятельством, отягчающим ответственность, во всех случаях, так как ни в одном из статей Уголовного закона он не предусмотрен как признак состава преступного деяния.

- Преступное деяние совершено группой лиц;

Отягчающим ответственность обстоятельством можно признать обстоятельство, если преступное деяние совершенное группой лиц. При этом, данное обстоятельство можно признать отягчающим независимо от того, совершено ли деяние группой лиц по предварительному сговору или без него, а также, совершено ли это деяние организованной группой (как это было предусмотрено статьей 37 УК Латвии). Разумеется, при более высокой ступени участия имеется основание для назначения более сурового наказания в пределах санкции статьи особенной части Уголовного закона. Однако и здесь следует принимать во внимание, что указанное обстоятельство не может быть признано отягчающим ответственность, если оно в статье особенной части Уголовного закона предусмотрено как признак состава преступного деяния. Например, обстоятельством, отягчающим ответственность, нельзя признать причинение телесного повреждения средней тяжести группой лиц (часть 2 статьи 126 УЗ), но можно признать причинение легкого телесного повреждения группой лиц (статья 130 УЗ).

- Преступное деяние совершено, злоупотребляя служебным положением или доверием другого лица;

Таковым данное обстоятельство нельзя признать в случаях, когда деяние квалифицируется по статье 196, 198, а также по статье 318, 320 и почти по всем остальным статьям главы XIV Уголовного закона, в которых данное обстоятельство предусмотрено как признак состава деяния. При квалификации преступного деяния по статье 177 и 179 Уголовного закона также следует учитывать, что признаком этих деяний является злоупотребление доверием.

- Преступное деяние повлекло тяжкие последствия;

При установлении, что преступное деяние вызвало тяжкие последствия, также следует принимать во внимание, что это обстоятельство не предусмотрено законом как признак состава преступного деяния. Разъяснение понятия данного оценочного критерия дано в статье 24 закона Латвийской Республики от 15 октября 1998 года «О времени и порядке вступления в силу Уголовного закона». Оно должно быть учтено при выяснении, не указаны ли в статье особенной части Уголовного закона вызванные деянием тяжкие последствия как признак состава преступного деяния. Не во всех случаях они прямо названы в диспозиции статьи. Однако и в других случаях именно такие же последствия могут быть признаком состава преступного деяния. Например, в части второй статьи 260 Уголовного закона повышена уголовная ответственность за нарушение указанных в части первой статьи правил, совершенных лицом, управляющем транспортным средством, если в результате этого потерпевшему причинено тяжкое телесное повреждение или это вызвало смерть человека. Поэтому данное обстоятельство при квалификации деяния и назначении наказания по части второй статьи 260 Уголовного закона нельзя признавать отягчающим ответственность.

Совершение преступного деяния из корыстных побуждений, является отягчающим ответственность обстоятельством, также во многих статьях особенной части Уголовного закона включено как признак состава деяния.

Разъяснение понятия корыстных побуждений можно найти в пункте 5 постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 1 от 24 февраля 1992 года «О применении уголовных законов по делам об умышленных убийствах», где сказано, что убийство совершено из корысти, если виновный имел умысел получить материальные блага себе или другому лицу (деньги, имущество, имущественные права, права на жилую площадь, возможность использовать имущество потерпевшего и т.п.), а также уклониться самому или способствовать другому лицу уклониться от материальных затрат (возврата долга, совершения оплаты, уплаты алиментов и т.п.).

В статье 117 Уголовного закона, предусматривающей уголовную ответственность за убийство при отягчающих обстоятельствах, на корысть как на мотив убийства прямо указано в пункте 9. Поэтому в данном случае она признается обстоятельством, отягчающим вину. В то же время, в других случаях в диспозиции статьи особо не указано на корысть как на признак состава преступного деяния, хотя такой мотив и обязателен, например, в случаях похищения имущества. Во всех этих случаях при назначении наказания корысть не может быть признана обстоятельством, отягчающим ответственность.

- Преступное деяние совершено по отношению к женщине, осознавая, что она находиться в состоянии беременности;

- Преступное деяние совершено против лица, не достигшего пятнадцатилетнего возраста, или против лица, используя его беспомощное состояние или старческую немощь;

- Преступное деяние совершено против лица, используя его служебную, материальную или иную зависимость от виновного;

Во всех этих случаях надо установить, что виновный осознавал такое состояние потерпевшего. Именно такое состояние облегчило совершение преступного деяния, свидетельствуя при этом о более высокой степени вредности деяния лица.

Об указанном в статье состоянии потерпевшего может свидетельствовать как находящаяся в расположении виновного информация, так и внешний вид потерпевшего (беременной женщины, подростка). Под беспомощным состоянием понимается такое состояние лица, которое возникло в связи с заболеванием, инвалидностью и т.п., старческой немощью – потерпевший в пенсионном возрасте.

Обстоятельством, отягчающим ответственность, является также совершение преступного деяния в отношении лица, используя его служебную, материальную или иную зависимость от виновного (о материальной или иной зависимости можно см. комментарии к статье 47 УЗ).

- Преступное деяние совершено с особой жестокостью или издевательством над потерпевшим;

Особая жестокость обычно выражается в деянии, причиняющем потерпевшему длительные страдания или совершенном особо мучительным способом (истязая, длительно оставляя без пищи и т.д.), а издевательство – как унижение его чести т достоинства в выражено грубом виде.

При наличии назначения это обстоятельство также не может быть признано отягчающим, если оно включено в диспозицию статьи особенной части Уголовного закона, например, систематическое избиение, носящее характер истязания (часть 3 статьи 130 УЗ), незаконное лишение свободы, связанное с причинение физических страданий потерпевшему (часть 2 статьи 152 УЗ).

- Преступное деяние совершено с использованием условий общественного бедствия;

Эти условия могут усиливать ответственность в случаях, когда преступное деяние совершено, сознательно используя случай пожара, наводнения, эпидемии или иное катастрофальное обстоятельство для совершения преступного деяния. В указанных условиях люди подвергнуты опасности, вызванной внешними силами, а поэтому преступное деяние, совершенное с использованием такой ситуации, дополнительно вредит их законным интересам.

- Преступное деяние совершено с использованием оружия, взрывчатых веществ или иных общеопасным способом;

Такое преступное деяние означает, что под угрозу ставиться не только объект, против которого направлено преступное деяния, но и другие объекты (лица, имущество и др.)

- Преступное деяние совершено из корыстных побуждений;

- Преступное деяние совершено под влиянием алкоголя, наркотиков, психотропных или иных одурманивающих веществ;

Таким образом, данное обстоятельство не только никого не освобождает от уголовной ответственности, но даже усиливает эту ответственность.

- Лицо, совершившее преступное деяние, с целью добиться снижения наказания представило заведомо ложные сведения о преступном деянии, совершенном другим лицом;

Дача ложных сведений о якобы совершенном другим лицом преступное деяние с целью добиться таким образом снижения своего наказания согласно условиям статьи 47 и 60 Уголовного закона. Данное обстоятельство нельзя принимать во внимание при назначении наказания лицу, признаваемому виновным в совершении преступного деяния, предусмотренного статьей 298 Уголовного закона.

- Суд, учитывая характер преступного деяния, может не признать обстоятельствами, отягчающими ответственность, любое из обстоятельств, указанных в части первой данной статьи;

- Назначая наказания, суд не может признать отягчающими обстоятельствами, не указанные в данном законе;

- Обстоятельством, отягчающим ответственность, не признается такое обстоятельство, которое в данном законе предусмотрено как признак состава преступного деяния.

При установлении указанных в законе обстоятельств, отягчающих ответственность, суд имеет основание назначить виновному более строгое наказание в пределах санкции статьи особенной части Уголовного закона. Однако, как и смягчающим, также и отягчающим ответственность нельзя признать такое обстоятельство, которое в Уголовном законе предусмотрено как признак состава преступного деяния. Также, как указанные в статье 47 Уголовного закона ответственность смягчающие обстоятельства, и указанные в данной статье обстоятельства, отягчающие ответственность, находясь за пределами состава преступного деяния.

Следует принять во внимание, что между этой статьей и статьей 47 УЗ имеются два принципиальных различия. Данный в законе перечень обстоятельств, отягчающих ответственность, является исчерпывающим, так как при назначении наказания суд не может признать отягчающими ответственность такие обстоятельства, которые не указаны в комментируемой статье. Кроме того, при назначении наказания суд не должен обязательно соблюдать указанный в статье обстоятельства, т.к. как указано в части второй данной статьи, суд, принимая во внимание характер преступного деяния, может не признать отягчающим ответственность любое из названных в части первой данной статьи обстоятельств.

При сравнении перечня отягчающих ответственность обстоятельств, включенных в часть первую комментируемой статьи, с указанными в статье 37 Уголовного кодекса Латвии «Обстоятельства, отягчающие ответственность» обстоятельствами можно отметить, что в Уголовном законе указаны два таких отягчающих ответственность обстоятельства, которых не было в Уголовном кодексе Латвии (преступное деяние совершено, злоупотребляя служебным положением или доверием другого лица; преступное деяние совершено по отношению к женщине, осознавая, что она находиться в состоянии беременности). В свою очередь, в Уголовном законе нет двух таких отягчающих ответственность обстоятельств, которые были указаны в статье 37 Уголовного кодекса Латвии. Не признано отягчающим ответственность обстоятельство, если к совершению преступления подстрекались несовершеннолетние или если к совершению преступления подстрекались несовершеннолетние или если несовершеннолетние вовлечены в совершение преступления как соучастники, так как в этих случаях виновного наступает уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в преступное деяния (см. комментарий к статье 172 УЗ). В уголовном законе не сохранено обстоятельство – если лицо, за которого поручился коллектив, во время общественного поручительства или в течении одного года после окончания срока такого поручительства совершило новое преступление. Оно в судебной практике не применялось и до вступления Уголовного Закона в силу, так как уже в 1993 году из Уголовного кодекса Латвии была исключена статья 49, предусматривающая возможность освобождения от уголовной ответственности под общественное поручительство.

При назначении наказания лицам, совершившим преступные деяния до вступления в силу Уголовного закона, нельзя применять вышеуказанные обстоятельства в силу Уголовного закона, нельзя применять вышеуказанные обстоятельства, а именно, те, которые не включены в Уголовный закон, и те, которых не было в Уголовном кодексе Латвии.

Несколько предусмотренных в Уголовном кодексе Латвии обстоятельств, отягчающих ответственность, уточнено (см. пункты 1, 2, 6, 7, 10 ,12 данной статьи). Из них обстоятельство, указанные в пункте 1 части первой комментируемой статьи, как более благоприятное по сравнению с прежним законом, применимо при назначении наказания лицам, совершившим преступные деяния до 1 апреля 1999 ода. Обстоятельства, указанные в пункте 2, 6, 7, 10, 12 в этих случаях не применимы, так как соответствующая норма Уголовного кодекса Латвии благоприятствует лицу.

Глава 4. Особенная часть, ст. 117

В особенной части Уголовного закона ЛР есть 2 статьи связанные с обстоятельствами отягчающими, и особо отягчающими ответственность.

Статья 117. Убийство при отягчающих обстоятельствах.

Статья 118. Убийство при особо отягчающих обстоятельствах.

Статья 117

Убийство, совершенное при обстоятельствах, которые предусмотрены несколькими пунктами статьи 117 Уголовного закона, квалифицируется по всем признакам, указанным в этих пунктах. Наказание не назначается по каждому пункту отдельно, однако наличие нескольких квалифицирующих признаков обязательно принимается во внимание при его назначении (пункт 25 постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 1 от 24 февраля 1992 года «О применении уголовных законов по делам об умышленных убийствах» - Latvijas Republikas Augstākās tiesas Plēnuma lēmumu krājums 1990-1995. – Rīga, 1995., 140. lpp).

Предусмотренное статьей 117 Уголовного закона убийство, которое является особо тяжким преступлением, признается совершенным при отягчающих обстоятельствах, если в содеянном установлено хотя-бы одно из следующих обстоятельств:

Убийство:

- женщины, заведомо для виновного, что находящейся в состоянии беременности;

Такое преступление признается совершенным при отягчающих обстоятельствах потому, что в результате такого преступления под угрозу ставится не только жизнь женщины, но и плод человек, т.е. зародыш будущей человеческой жизни.

Обязательным условием уголовной ответственности является осознание факта беременности, означающее, что в распоряжении виновного должны быть объективные и достоверные сведения о беременности женщины (визуальные наблюдения, ознакомление с документами, выданными лечебным заведением, сообщение самой потерпевшей и т.п.).

Срок беременности и жизнеспособность плода на квалификацию деяния по данному пункту не влияет. На правовую оценку содеянного влияет и то, погиб ли в результате убийства беременной женщины плод или нет.

Если виновный ошибочно считает, что убивает беременную женщину (фактическая ошибка), содеянное квалифицируется как покушение на убийство женщины, находящейся в состоянии беременности (ч.4, ст. 15 и ч.1 ст. 17 УЗ), учитывая направленность умысла.

Если виновный, желая убить женщину, находящуюся в состоянии беременности, вместо нее ошибочно убивает другое лицо, не находящееся в состоянии беременности, в содеянном усматривается идеальная совокупность преступлений и оно должно квалифицироваться по части четвертой статьи 15 и пункту 1 статьи 117 уголовного закона и той статье Уголовного закона, в которой предусмотрена ответственность за посягательство на жизнь еще другой женщины.

Психическое отношение виновного к смерти потерпевшей может характеризоваться как прямой, так и косвенный умысел. Мотивы преступления на квалификацию содеянного не влияют.

- лица, заведомо для виновного, что потерпевший находится в состоянии беспомощности;

С этим пунктом надо рассматривать и последний пункт – убийство несовершеннолетнего (малолетнего).

Пункт 2 статьи 117 Уголовного закона, является новым отягчающим убийство обстоятельством, т.к. в Уголовном кодексе Латвии (пункт 5 статьи 37) совершение преступного деяния против малолетнего, старца или лица, находящего в беспомощном состоянии, оценивалось как обстоятельство, отягчающее ответственность, что давало суду основание назначить виновному более тяжкое наказание в пределах санкции соответствующей статьи особенной части.

Расширение в Уголовном законе перечня обстоятельств, отягчающих убийство, комментируемым обстоятельством следует признавать полностью обоснованным, так как лишение жизни малолетнего или другого лица, находящегося в беспомощном состоянии, следует оценивать как особо опасный, жестокий и циничный поступок.

Малолетним согласно статье 11 УЗ признается лицо, которое не достигло четырнадцатилетнего возраста.

Под беспомощным состоянием понимается такое состояние человека, которое лишает его возможности понимать характер и значение совершаемых с ним действии или обеспечить себе защиту.

Кроме уже указанных в пункте 2 ст. 117 Уголовного закона малолетних лиц, находящимися в беспомощном состоянии признается также немощные старцы, люди с выраженными физическими недостатками или нарушениями психического характера.

К состоянию беспомощности приравнивается обморок, глубокий сон, нахождение потерпевшего в таком состоянии опьянения, вызванного алкоголем, наркотическими, психотропными или другими веществами, которое лишило его возможности осознавать внешние обстоятельства, понимать характер и значение действий виновного или сопротивляться ему (пункт 5 постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 6 от 19 октября 1992 года «О судебной практике по применению законов, предусматривающих уголовную ответственность за половые преступления» - Latvijas Republika Augstākās tiesas Plēnuma lēmumu krājums 1990-1995. – Rīga, 1995., 144. – 145. lpp.).

По существу в большинстве случаев в беспомощном состоянии находятся также похищенные лица и заложники.

С субъективной стороны виновный должен осознавать малолетство или беспомощное состояние потерпевшего и убийство таких лиц возможно только с прямым умыслом.

- совершенное способом, опасным для жизни нескольких людей;

Такое преступление признается тогда, если виновный осознавал , что для убийства конкретного потерпевшего использует такой способ и при таких обстоятельствах, которые создают реальную угрозу не только жизни потерпевшего, но и другого (других) лица независимо от того, наступили ли вредные последствия для других лиц или нет.

Видом, опасным для жизни нескольких лиц, признается убийство потерпевшего, используя взрыв, поджог, затопление, обвал, разрушая строения, используя огнестрельное оружие, газ, ядовитые вещества в местах, где кроме потерпевшего находятся и другие люди, совершая аварию транспортного средства, на котором едут несколько лиц, отравляя воду и пищевые продукты, которыми без потерпевшего пользуются и другие, и тому подобные общеопасные способы причинения смерти.

Если при таких обстоятельствах виновный причиняет другим лицам телесные повреждения различной тяжести, содеянное им квалифицируется как по пункту 3 статьи 117 Уголовного закона, так и, в зависимости от степени тяжести причиненных телесных повреждений, соответственно по статье 125, 126 или 130 Уголовного закона.

Если при совершении убийства общеопасным способом смерть причиняется двум или более лицам, и устанавливается умысел виновного (прямой или косвенный) лишить их всех жизни, деяние квалифицируется по пункту 2 статьи 118 Уголовного закона как убийство при особо отягчающих обстоятельствах.

- совершенное с особой жестокостью;

Особая жестокость в смысле 4 пункта статьи 117 Уголовного закона является юридической категорией, которая устанавливается, принимая за основу медицинские и фактические критерии. Законодатель особую жестокость связывает со способами убийства и другими обстоятельствами, свидетельствующими об ее проявлениях (пункт 11 постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 1 от 24 февраля 1992 года «О применении уголовных законов по делам об умышленных убийствах» - Latvijas Republikas Augstākās tiesas Plēnuma lēmumu krājums 1990-1995. – Rīga, 1995., 135. lpp.).

Убийство, совершенным с особой жестокостью, следует признавать такое умышленное причинение смерти, когда до лишения жизни или в процессе совершения убийства потерпевший подвергается истязанию или мучениям или происходит глумление над жертвой, а также, если убийство совершено таким способом, который, виновным это осознавая, сопряжен с причинением особых страданий потерпевшему (причинение большого количества телесных повреждений, использование яда с мучительным воздействием, сжигание живого человека, длительное оставление без пищи и воды и т.п.).

Особая жестокость может выразиться и при совершении убийства в присутствии близких для потерпевшего лиц, если виновный осознавал, что причиняет им особые страдания.

С субъективной стороны убийство с особой жестокостью можно совершить как с прямым, так и с косвенным умыслом, когда виновный осознает, что совершая убийство, причиняет потерпевшему или его близким особые страдания, и желает совершить убийство таким способом или сознательно это допускает. Поэтому, если большое количество телесных повреждений причинено непосредственно в процессе лишения жизни и в короткий промежуток времени без умысла виновного на причинение потерпевшему особых страданий, содеянное нельзя квалифицировать по пункту 4 статьи 117 Уголовного закона как убийство, совершенное с особой жестокостью (пункт 11 постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 1 от 24 февраля 1992 года «О применении уголовных законов по делам об умышленных убийствах» - Latvijas Republikas Augstākās tiesas Plēnuma lēmum lrājums 1990-1995. – Rīga, 1995., 136. lpp.).

Так, например, Я.П. был осужден за убийство с особой жестокостью, совершенное при следующих обстоятельствах. Находясь в нетрезвом состоянии в квартире вместе с потерпевшим В.П., он на почве внезапно возникших неприязненных отношений ударил потерпевшего не менее пяти раз кулаками и ногами по лицу. После этого Я.П. завел потерпевшего в другую квартиру и нанес ему 19 резаных ранений в щеку и шею, повредив сонную артерию и блуждающий нерв в области затылка и темени. Потерпевшему В.п. были причинены тяжкие, опасные для жизни телесные повреждения, от которых в течение нескольких минут наступила его смерть. Департамент по уголовным делам Сената Верховного суда Латвийской Республики содеянное Я.П. переквалифицировал на статью 98 Уголовного кодекса Латвии (статья 166 УЗ), указав, что не установлен умысел виновного на причинение потерпевшему в процессу убийства особых страданий (Уголовное дело № SKK – 166. – Latvijas Republikas Augstākās tiesas Senāta Lrimināllietu departamenta lēmumi 1997. – Rīga, 1998., 230. – 233. lpp.).

Если убийство совершено в состоянии сильного душевного волнения, вызванного насилием или тяжким оскорблением чести со стороны потерпевшего, или же, если оно совершено при превышении пределов необходимой обороны или условий задержания лица, то оно, хоть и содержит признаки особой жестокости, должно квалифицироваться по статье 120, 121 или 122 Уголовного закона, так как в случае конкуренции этих норм предпочтение отдается привилегированному составу.

- с последующим осквернением трупа;

Данное обстоятельство, отягчающее убийство, (пункт 5 статьи 117 УЗ) в пункт 10 статьи 99 Уголовного кодекса Латвии было включено законом от 21 сентября 1995 года «Изменения в Уголовном кодексе Латвии». До указанных изменений убийство, после которого совершено надругательство над трупом, за исключением случаев, когда труп уничтожался или расчленялся с целью скрыть совершенное преступленное деяние, квалифицировалось как убийство с особой жестокостью.

Надругательство над трупом может выразиться как глумление над трупом, его обезображение, расчленение, сожжение, как каннибализм и в ином виде (пункт 22’ постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 10 от 27 декабря 1996 года «Об изменениях и дополнениях в постановлении Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 1 от 24 февраля 1992 года № 1 от 24 февраля 1992 года «О применении уголовных законов по делам об умышленных убийствах». – Latvijas Vēstnesis, 1997. gada 12. februāris).

Убийство, сопряженное с надругательством над трупом, может быть совершено только с прямым умыслом, когда виновный осознает характер своего поступка и желает надругаться над трупом после причинения смерти потерпевшему. Если труп расчленятся, сжигается, обезображивается до неузнаваемости с целью сокрыть ранее совершенное преступление, содеянное квалифицируется по пункту 5 и 8 статьи 117 Уголовного закона.

Отягчающее обстоятельство, предусмотренное пунктом 6 статьи 117 Уголовного закона, дополняет перечень известных до сих пор отягчающих убийство обстоятельств и вносит существенные коррективы в судебную практику, так как согласно Уголовному кодексу Латвии убийство, сопряженное с разбоем, квалифицировалось как умышленное причинение смерти как разбой.

- сопряженное с разбоем;

Такое убийство, образует идеальную совокупность двух преступлений, так как одновременно посягает на два непосредственных объекта – имущественные интересы потерпевшего и его жизнь. Начальной целью виновного является похищение чужого имущества и для ее достижения используется насилие- средство, какое виновный использует для похищения или удержания имущества. Убийство потерпевшего только способствует совершению разбоя, поэтому с субъективной стороны его может характеризовать как прямой, так и косвенный умысел, который мог возникнуть как до совершения разбоя (заранее обдуманный умысел), так и внезапно возникнувший.

Если при похищении чужого имущества применено насилие, в результате которого наступила смерть потерпевшего, и виновный такие последствия желал или сознательно допускал, содеянное квалифицируется по части четвертой статьи 176 и пункту 6 статьи 117 Уголовного закона. Если смерть потерпевшего не наступила, но установлено, что виновный желал убить потерпевшего, но не совершил задуманное до конца по обстоятельствам, не зависящим от его воли, деяние квалифицируется по части четвертой статьи 176 (Разбой), части четвертой статьи 15 (Оконченное и неоконченное преступное деяние) и пункту 6 статьи 117 Уголовного закона.

- сопряженное с изнасилованием;

Под убийством, сопряженным с изнасилованием, следует понимать умышленное причинение смерти в процессе изнасилования или после изнасилования с целью сокрыть его или из-за мести за оказанное во время изнасилования сопротивление.

Потерпевшим в случаях, когда убийство совершается с целью сокрыть совершенное изнасилование, может быть не только изнасилованная женщина или жертва покушения на изнасилование, но и другие лица, например, свидетели изнасилования или лица, которые пытались предотвратить преступление или могли бы изобличить виновного.

Убийство с целью сокрыть совершенное изнасилование или из-за мести за оказанное во время изнасилования сопротивление может быть совершено только с прямым умыслом.

Если потерпевшая лишается жизни во время изнасилования при попытке преодолеть ее сопротивление или из-за садистских побуждений, виновный может действовать как с прямым, так и с косвенным умыслом, сознательно допуская возможность наступления смерти потерпевшей.

Субъектом данного преступления может быть как совершитель изнасилования, так и другие лица, например, сосовершитель или соучастник. От признаков субъекта, времени, мотива и цели убийства зависит квалификация деяния.

Если потерпевшую убивает совершитель или сосовершитель изнасилования в процессе изнасилования или сразу после него, убийство квалифицируется по пункту 7 статьи 117 и части третьей статьи 159 (Изнасилование) Уголовного закона, так как убийство, сопряженное с изнасилованием, следует признавать тяжкими последствиями изнасилования.

Если между совершенным изнасилованием и убийством из-за мести или с целью сокрытия совершенного преступления более длительный промежуток времени, деяние совершителя или сосовершителя квалифицируется по пункту 7 статьи 117 и той же части статьи 159 Уголовного закона, в которой предусмотрена ответственность за конкретное действие виновного. Тяжкие последствия изнасилования в данном случае не инкриминируются, так как убийство, хотя и сопряженное с изнасилованием, совершено с умыслом, который возник вновь через какое-то время после совершения изнасилования.

Если убийство совершается соучастником изнасилования – организатором, подстрекателем или пособником, содеянное им квалифицируется по пункту 7 статьи 117 и соответствующим частям статьи 20 и 159 Уголовного закона.

Если при применении насилия в процессе изнасилования умысел виновного по отношению к смерти потерпевшей выразился в форме неосторожности, деяние квалифицируется только по части 3 статьи 159 Уголовного закона как изнасилование, повлекшее за собой тяжкие последствия (пункт 15 постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики №ё от 24 февраля 1992 года «О применении уголовных законов по делам об умышленных убийствах»; пункт 4 постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики №6 от 19 октября 1992 года «О судебной практике по применению законов, предусматривающих уголовную ответственность за половые преступления». – Latvijas Republikas Augstākās tiesas Plēnuma lēmumu krājums 1990 – 1995. Rīga, 1995., 137. un 144. lpp.).

- совершенное с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение;

По пункту 8 статьи 117 Уголовного закона квалифицируется, если: 1)потерпевшего убивают, чтобы он не мешал скрыть уже ранее совершенное еще не раскрытое или неполностью раскрытое преступное деяние; 2) потерпевшего убивают, чтобы он не задерживал совершение нового преступного деяния;

В данном пункте предусмотрена ответственность за убийство с целью скрыть совершение любого преступного деяния, предусмотренного Уголовным законом, или облегчить его совершение независимо от того, является ли совершителем такого преступного деяния сам виновный или какое-либо другое лицо.

Под сокрытием в смысле комментируемого пункта следует понимать сокрытие как факта самого преступного деяния, так и его совершителя, сосовершителя, соучастника.

На квалификацию деяния по пункту 8 статьи 117 Уголовного закона не влияет то обстоятельство, удалось ли виновному скрыть ранее совершенное преступное деяние или нет, было бы совершено новое преступное деяние и было ли облегчено его совершение убийством потерпевшего.

Для убийства, совершенного с целью скрыть другое преступное деяние или облегчить его совершение, характерен только прямой умысел, так как виновный желает убить потерпевшего, чтобы добиться конкретной цели.

Если убийство совершено с целью скрыть другое, совершенное самим преступное деяние, содеянное виновным квалифицируется как реальная совокупность двух преступных деяний по пункту 8 статьи 117 и соответствующей статье Уголовного закона, предусматривающей ответственность за преступное деяние, которое виновный желал скрыть (пункт 14 постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики №1 от 24 февраля 1992 года «О применении уголовных законов по делам об умышленных убийствах». – Latvijas Republikas Augstākās tiesas Plēnuma lēmumu krājums 1990 – 1995. Rīga, 1995., 137. lpp.).

Так, например, за убийство с целью скрыть совершенное самим преступление – побег из Гривской тюрьмы, к уголовной ответственности привлечен А.Б., который во время ссоры с потерпевшим В.И., когда тот высказал подозрения, не совершил ли А.Б. побег из тюрьмы, и боясь, что об этом могут быть проинформированы правоохранительные институции и его могут задержать, три раза ударил В.И. ножом, убив его. Сразу же после убийства В.И., руководствуясь теми же мотивами, А.Б. напал с ножом на находящегося в этой же квартире А.В. и также убил его. Содеянное А.Б., который ранее был судим за убийство, было квалифицировано как убийство двух лиц с целью скрыть ранее совершенное преступление, которое совершено повторно (Уголовное дело № SKK-357. – Latvijas Republikas Augstākās tiesas Senāta Krimināllietu departamenta lēmumi 1997/ - Rīga, 1998., 205. – 208. lpp.).

Совокупность преступных деяний – пункт 8 статьи 117, часть четвертая статьи 20 (Соучастие) и соответствующая статья Уголовного закона будет и в случаях, если виновный заранее обещал другому лицу с помощью убийства скрыть совершенное им преступное деяние и свое обещание выполнил.

- совершенное в корыстных целях;

Убийство считается совершенным из корысти, если у виновного было желание таким образом получить материальную выгоду любого вида в самом широком смысле данного понятия для себя или других лиц, в материальном обеспечении которых он заинтересован.

Убийством, совершенным в корыстных целях, в зависимости от того, какой результат винновый желал достигнуть, признается: 1) убийство, целью которого являлось стремление получить реальную материальную выгоду (вещи, деньги, право на имущество, право на жилую площадь, возможность использовать имущество потерпевшего и т.д.); 2) убийство, целью которого являлось желание уклонится от материальных затрат (возвращения долга, возвращения имущества, взятого взаймы, содержания, оплаты услуги или выполнения каких-либо других имущественных обязательств и т.п.).

Для признания того, что убийство совершенно из корысти, необходимо установить, что целью виновного получить материальную выгоду возникла до совершения убийства или в процессе лишения жизни. На квалификацию деяния не влияет то обстоятельство, достигнута ли эта корыстная цель или нет, а также то, являлся ли потерпевший собственником имущества или это имущество только находилось в его владении.

Если виновный убийство совершил по другим мотивам, а потом взял имущество потерпевшего, содеянное квалифицируется как убийство в зависимости от его мотивов и других обстоятельств дела и как кража (пункт 5 постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 1 от 24 февраля 1992 года «О применении уголовных законов по делам об умышленных убийствах». – Latvijas Republikas Augstākās tiesas Plēnuma lēmumu krājums 1990 – 1995. Rīga, 1995., 132. lpp.).

Так, например, за убийство из корысти был осужден С.Б., а за кражу имущества Р.С., совершившие преступление при следующих обстоятельствах. С.Б., зная, что В.С. является работником фирмы «Мимакс», занимающейся организацией туристических поездок в Италию, и собирает деньги на туристические поездки, а также зная, что В.С. должен выехать в Италию, с целью совершения убийства из корысти вместе с Р.С. и А.Т., которых пригласил с собой под предлогом, что необходимо передать вещи В.С., но не сообщил им о своем замысле, прибыли в дом, где жил потерпевший.

Р.С. и А.Т. остались на лестничной клетке дома ждать С.Б., который взяв якобы для самозащиты у А.Т. пистолет марки ТТ с глушителем вошел в квартиру В.С., где выстрелом в голову убил потерпевшего.

Услышав выстрел, в квартиру также вошли Р.С. и А.Т. Увидев, что хозяин квартиру мертв, Р.С. по предварительной договоренности в группе с С.Б., который уже проверял содержание секции, стал собирать вещи, тайно совместно похитив стоимость в 1200 лат. Как кража группой лиц квалифицировано и деяние А.Т. (Уголовное дело № SKK – 294. – Latvijas Republikas Augstākās tiesas Senāta Kriminālliestu departamenta lēmumi 1997. – Rīga, 1998., 473. – 474. lpp.).

Лицо, организующее или подстрекающее к совершения убийства из корысти, привлекается к ответственности за соучастие в убийства, совершенном из корыстных побуждений, хотя и мотивация содеянного им не связана с корыстью, но оно способствовало формированию корыстной цели в сознании совершителя убийства.

Убийство, совершенное из корысти, необходимо отграничивать от убийства, сопряженного с разбоем.

Для убийства, сопряженного с разбоем, характерно нападение (способ), осуществляемое с целью добыть имущество потерпевшего или удержать его (цель), таким образом получая реальную материальную выгоду (корыстная цель). Убийство из корысти не всегда связано с нападением и оно может выразится и в действиях другого рода, например, отравление потерпевшего, и даже в бездействии – оставление лица, находящегося в беспомощном состоянии, без медицинской помощи, пищи, питья. Целью такого убийства может быть не только получение имущества, но и получение права на имущество, что может быть реализовано и в более поздний период времени.

Убийство, сопряженное с разбоем, может быть совершено с прямым или косвенным умыслом, а убийство из корысти можно совершить только с прямым умыслом, когда виновный желает смерти потерпевшего, чтобы получить материальную выгоду или освободится от материальных затрат.

- совершенное группой лиц;

Под таким убийством (пункт 10 статьи 117 УЗ), следует понимать совместное действие и единый умысел двух или более лиц, направленный на причинение смерти потерпевшему. Совершителями преступления признаются только те лица, которые непосредственно участвуют в процессе лишения жизни, полностью или частично выполняя объективную сторону убийства. Предварительная договоренность в этом случае не обязательна.

Совершителей убийства в группе следует отграничивать от организаторов, подстрекателей и пособников совершения такого преступления, содеянное которыми квалифицируется со ссылкой на часть вторую, третью или четвертую статьи 20 Уголовного закона.

Так, к уголовной ответственности за подстрекательство к убийству, которое не было окончено по причинам, не зависящим от воли виновных, и за пособничество привлечена И.И., которая предложила В.Н. убить ее малолетнего сына А.И. По предложению И.И. В.Н. завел потерпевшего в мужское туалетное помещение железнодорожного вокзала, где обеими руками давил горло мальчика, пока он не стал обвислым. Тогда В.Н. положил потерпевшего на бетонный пол и один раз пнул его ногой по голове, а затем бросил в туалетную яму. И.И. в это время находилась снаружи на вахте и торопила В.Н. скорее завершить преступление. Потерпевшему А.И, были причинены тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни, но его смерть не наступила, так как через полчаса после происшедшего его вытащили из туалетной ямы и доставили в больницу (Уголовное дело № SLL – 308. – Latvijas Republikas Augstākās tiesas Senāta Krimināllietu departamenta lēmumi 1997. – Rīga, 1998., 275. – 278. lpp.).

Убийство группой лиц может быть совершено с прямым и косвенным умыслом.

- совершенное лицом, помещенным в место содержания задержания задержанных, предварительного заключения или лишения свободы;

Данное отягчающее обстоятельство характеризует как объективную сторону преступления, так и субъекта убийства.

В составе убийства, предусмотренного комментируемым пунктом, обязателен такой признак объективной стороны, как место совершения убийства – место содержания задержанных (изолятор краткосрочного задержания), место предварительного заключения (следственная тюрьма) или место лишения свободы (закрытая тюрьма, частично закрытая тюрьма, открытая тюрьма, воспитательное учреждение для несовершеннолетних).

Субъекта убийства данного вида кроме вменяемости и минимального возраста уголовной ответственности – четырнадцати лет характеризует и то, что к нему уже применены конкретные принудительные меры, регламентируемые уголовно-процессуальным законодательством.

Если убийство в указанных выше местах совершается во время таких действий, которые квалифицируются как нападение на администрацию или заключенных, сопряженный с насилием над охренной и убийством потерпевших.

В качестве примера можно привести уголовное дело по обвинению К.Р., Я.Д., В.Л., М.Г., И.В., Л.А., и М.Б., которые в группе по предварительному сговору пытались совершить побег из места предварительного заключения. Для реализации этой цели было совершено нападение на надзирателей Р. И Т., в результате которого Т. Был убит, а Р. Причинено телесное повреждение средней тяжести (Уголовное дело № SKK – 191. – Latvijas Republikas Augstākās tiesas Senāta Kriminallietu departamenta lemumi 1997. – Rīga, 1998., 421. – 428. lpp.).

Убийство, при отягчающих и особо отягчающих обстоятельствах, совершенное участниками банды при совершении преступлений, квалифицируется по совокупности преступлений как бандитизм и убийство при отягчающих или особо отягчающих обстоятельствах.

Если убийство совершено во время таких действий, которые направлены на насильственное свержение государственной власти Латвийской Республики (статьи 80 УЗ), во время нападения на Президента государства, депутата Сейма, члена Кабинета министров или другое государственное должностное лицо Латвийской Республики, избранное, назначенное или утвержденное Сеймом в связи с их государственной деятельностью в интересах Латвийской Республики (статья 86 УЗ), во время нападения на руководителя иностранного государства или его правительства или других представителей иностранных государств, которые официально прибыли в Латвийскую Республику (статья 87 УЗ), во время совершения терроризма (статья 88 УЗ), преступления квалифицируются по этим статьям, а также по соответствующему пункту статьи 117 или 118 Уголовного закона.

Если государственное должностное лицо при превышении служебных полномочий совершает убийство, содеянное квалифицируется по совокупности преступлений – части второй статьи 317 (Превышение служебных полномочий) и статье 116 (Убийство) или соответствующему пункту статьи 117 и 118 Уголовного закона.

Как убийство, совершенное при отягчающих или особо отягчающих обстоятельствах, не может быть квалифицировано такое убийство, которое совершено в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием или тяжким оскорблением чести со стороны потерпевшего, а также убийство при превышении пределов необходимой обороны или нарушении условий задержания лица (пункт 18 постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики №1 от 24 февраля 1992 года «О применении уголовных законов по делам об умышленных убийствах». – Latvijas Republikas Augstākās tiesas Plēnuma lēmumu krājums 1990 – 1995. – Rīga, 1995., 138. lpp.).

- несовершеннолетнего –

наказывается пожизненным заключением или лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет и контролем полиции на срок до трех лет с конфискацией имущества.

Глава 5. Особенная часть, ст. 11 8

Статья 118

В отличие от Уголовного кодекса Латвии, в котором все квалифицирующие убийство обстоятельства были перечислены в одной – 99 статье без их градации по степени тяжести, в статье 118 Уголовного закона названы четыре обстоятельства, которые признаны законодателем особо отягчающими и об опасности которых свидетельствует и санкция статьи. Предусмотренное статьей 118 Уголовного закона убийство также является особо тяжким преступлением.

Убийство:

- совершенное в связи с выполнением потерпевшим или его близким своих служебных или профессиональных обязанностей или участием его в предотвращении или пресечении преступного или иного противоправного деяния, или дачей им показаний в суде, или на досудебном следствии;

Близкими потерпевшего признаются как члены его семьи и родственники (дети, в том числе и усыновленные, родители, усыновители, братья и сестры, прародители, внуки, а также супруги), так и другие лица (невеста, жених, двоюродная сестра, двоюродный брат, шурин, деверь, друг детства, любовник, любовница и т.п.), которым из-за дружбы, любви, привязанности и других чувств потерпевшие близки, дорога жизнь и здоровье потерпевшего (пункт 4 постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 10 от 27 декабря 1996 года «Об изменениях и дополнениях в постановлении Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 1 от 24 февраля 1992 года «О применении уголовных законов по делам об умышленных убийствах». – Latvijas Vēstnesis, 1997. gada 12. frbruāris).

Под выполнением профессиональных обязанностей понимается такая деятельность лица, которая вытекает из приобретенной им профессии, например, профессиональная деятельность врача, юриста, журналиста.

Под выполнением служебных обязанностей понимается любая деятельность потерпевшего, вытекающая из его служебных или трудовых обязанностей. Потерпевшего в этом случае может быть как государственное должностное лицо, так и любое другое лицо, выполняющее входящие в его функции трудовые обязанности, например, сторож, почтальон, шофер, и которое лишается жизни именно в связи с выполнением этих обязанностей.

Под предотвращением или прекращением преступного или иного противоправного деяния понимается любое активное действие лица в интересах общества или другого лица.

ПО пункту 1 статьи 118 следует квалифицировать также убийство лица в связи с тем, что оно отказалось принять участие в совершении преступного деяния, а также дало показания в суде или на судебном расследовании ( по пункту 3 статьи 99 УЗ Латвии – дало показания по уголовному делу).

Если лицо убито за действия, хоть и связанные с выполнением служебных или профессиональных обязанностей, а также участием в предотвращении или прекращении преступного или иного противоправного деяния, но выразившиеся в злостном использовании своих полномочий или превышении власти, содеянное виновным нельзя квалифицировать по пункту 1 статьи 118 Уголовного закона (пункт 4 вышеупомянутого постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 10 от 27 декабря 1996 года).

Убийство квалифицируется по пункту 1 статьи 118 Уголовного закона, если оно совершено с целью не допустить законное действие потерпевшего или его близких или из-за мести за то, что потерпевший или его близкие выполнили свои служебные или профессиональные обязанности или совершили другие действия, указанные в законе.

С субъективной стороны убийство, предусмотренное пунктом 1 статьи 118 Уголовного закона, можно совершить только с прямым умыслом. Виновный осознает, что посягает на жизнь лица, выполняющего свои законные обязанности, и желает лишить его жизни, чтобы помешать этому действию, прервать его или отомстить за уже выполненную обязанность.

- двух или нескольких лиц;

Такое убийство, это совокупность нескольких случаев умышленного причинения смерти, которые, как правило, совершаются одновременно или с небольшим перерывом во времени и которые характеризуются единым умыслом виновного, что является основным условием квалификации по комментируемому пункту. Необходимо установить, что умысел на убийство двух или более лиц возник до начала преступления или хотя-бы во время его совершения.

Так, из материалов уже упомянутого выше уголовного дела № SKK – 357 по обвинению А.Б. усматривается, что умысел убить потерпевших В.И. и А.В. возник одновременно, так как в момент, когда В.И. высказал подозрения о побеге А.Б. из тюрьмы, второй потерпевший слышал этот разговор и также мог способствовать задержания виновного за ранее совершенное преступление. Убийство, обоих потерпевших совершено одновременно, используя одно и то же орудие убийства – нож, который был взят на месте совершения преступления (Latvijas Republikas Augstākās tiesas Senāta Krimināllietu departamenta lēmumi 1997. – Rīga, 1998., 205. – 208. lpp.).

Убийство двух или более лиц, совершенное в разное время, если оно не охватывается единым умыслом, квалифицируется по пункту 3 статьи 118 Уголовного закона, если оно ни одно из преступлений не совершено при смягчающих обстоятельствах (пункт 9 постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 1 от 24 февраля 1992 года «О применении уголовных законов по делам об умышленных убийствах». – Latvijas Republikas Augstākās tiesas Plēnuma lēmumu krājums 1990 – 1995. – Rīga, 1995., 134. – 135. lpp.).

Убийство двух или более лиц, квалифицируемое по пункту 2 статьи 118 Уголовного закона, может быть совершено с прямым или косвенным умыслом.

Если убийство двух или более лиц совершается одновременно, то субъективную сторону деяния может характеризовать прямой умысел на убийство двух или более лиц, прямой умысел на убийство одного и косвенный умысел по отношению к смерти других лиц, косвенный умысел на убийство двух или более лиц. Если убийство совершается в разное время, единый умысел на убийство двух или более лиц может быть только прямым.

Если умысел виновного был направлен на лишение жизни двух или более лиц, то убийство одного лица и покушение на лишение жизни другого лица независимо от последовательности этих деяний квалифицируется по части четвертой Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 1 от 24 февраля 1992 года «О применении уголовных законов по делам об умышленных убийствах». – Latvijas Republikas Augstākās tiesas Plēnuma lēmumu krājums 1990 – 1995. – Rīga, 1995., 135. lpp.).

- совершенное лицом, ранее совершившим убийство, за исключением убийства, совершенного в состоянии сильного душевного волнения или при превышении пределов необходимой обороны или при нарушении условий задержания лица;

В пункте 3 статьи 118 УЗ предусмотрена ответственность за убийство, совершенное лицом, которое уже ранее совершило убийство независимо от того, был ли виновный осужден за первое убийство или нет, если только сохранились юридические последствия этого деяния – лицо в порядке, установленном законом, не освобождено от уголовной ответственности, не наступил указанный статьей 56 Уголовного закона срок давности привлечения к уголовной ответственности, судимость за ранее совершенное убийство не снято в порядке амнистии или помилования или не погашена в порядке, установленном статьей 63 Уголовного закона.

Уголовная ответственность за повторное убийство или покушение на него наступает независимо от того, совершил ли ранее виновный убийство или покушение на него, а также не зависимо от того, являлся ли виновны совершителем или соучастником убийства, а также, если виновный ранее совершил преступление, предусмотренное статьей 224, 311, 317 или другими статьями, упомянутыми в комментарии к статье 117 Уголовного закона (пункт 16 постановления Пленума Верховного суда Латвийской Республики № 1 от 24 февраля 1992 года «О применении уголовных законов по делам об умышленных убийствах». - Latvijas Republikas Augstākās tiesas Plēnuma lēmumu krājums 1990 – 1995. – Rīga, 1995., 138. lpp.).

Повторность в смысле пункта 2 статьи 118 Уголовного закона не образует убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (статьи 120 УЗ), убийство при превышении пределов необходимой обороны (статья 121 УЗ) и убийство при нарушении условий задержаний лица (статья 122 УЗ) независимо от того, совершено ли какое-либо из упомянутых убийств при смягчающих обстоятельствах до или после умышленного причинения смерти, ответственность за что предусмотрена статьей 116, 117, 118 или 119 Уголовного закона, а также вышеупомянутыми статьями о других преступлениях, которые сопряжены с умышленным причинением смерти.

- совершенное лицом, отбывающим пожизненное заключение

В случаях, особо предусмотренных Уголовным законом, за совершение таких особо опасных преступлений как например, шпионаж (статья 85 УЗ), терроризм при отягчающих обстоятельствах (часть 2 статьи 88 УЗ), убийство при отягчающих обстоятельствах (статья 117 и 118 УЗ) суд может назначить лишение свободы на всю жизнь (пожизненное заключение).

Порядок и условия отбывания данного вида наказания существенно отличается от отбывания такого наказания в виде лишения свободы, которое назначено на определенное время. Это и является основанием тому, что в Уголовном законе заново было введено такое обстоятельство, отягчающее убийство.

наказывается пожизненным заключением или лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет и контролем полиции на срок до трех лет с конфискацией имущества, или смертной казнью.

Заключение

В соответствии с анализом изученной литературы мы можем сделать следующие выводы.

При назначении наказания суд обязан не только руководствоваться общими началами назначения наказания, но и рассматривать обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Понятие обстоятельств отягчения и смягчения наказания тесно связано со степенью общественной опасности преступления.

Степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда и тяжестью наступивших последствий, ролью в его совершении виновного) и данными, характеризующими степень общественной опасности личности виновного. Предусмотренные законом отягчающие и смягчающие обстоятельства также могут влиять на степень общественной опасности преступления.

Суд назначает наказание в пределах, установленных статьей особенной части данного закона, предусматривающей ответственность за совершенное преступное деяние, учитывая правил общей части данного закона.

При назначении наказания, судом учитывается характер совершенного преступного деяния и причиненного вреда, личность виновного, обстоятельства смягчающие или отягчающие ответственность.

При назначении наказания суд должен иметь в виду, что оно должно быть гуманным. Установленный статьей 95 Сатверсме Латвийской Республики принцип, что никто не должен подвергаться жестокому или унижающему человеческое достоинство наказанию, в полной мере относится и к назначению уголовного наказания.

Очень важно обеспечить при назначении наказания, правильную юридическую квалификации. Ошибка при квалификации преступного деяния непосредственно связана с неправильным представлением о его характере, вредности, а следовательно и о назначаемом виновному наказании.

Характер преступного деяния определяется важностью поставленного под угрозу объекта, а именно, какие государству, обществу, индивиду присущие интересы поставлены под угрозу. Кроме того, о характере преступного деяния свидетельствуют способы и мотивы его совершения, квалифицирующие обстоятельства и др.

Характер преступного деяния связан с причиненным им вредом объекту (например, степень телесных повреждений, причиненный материальный вред и т.п.).

В связи с тем, что суд назначает наказание конкретному лицу, следует принимать во внимание и его личность, обеспечивая, таким образом, индивидуализацию наказания. В Задачу суда входит тщательное выяснение биологических и социальных особенностей личности виновного. Нередко при назначении наказания большое значение имеют пол виновного, возраст, состояние здоровья, семейное положение, отношение к труду, законопослушность (прежние судимости) и т.р. Так, Департамент по уголовным делам Сената Верховного суда Латвийской Республики своим постановлением от 10 марта 1997 года по делу № CKK – 92 смягчил наказание уже ранее судимому С., учитывая его плохое состояние здоровья.

Принципиальное значение имеет также требование Уголовного закона, что при назначении наказания суду следует учитывать обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность виновного – что было рассмотрено в данной курсовой работе.

Литература

Þ Комментарии к Уголовному закону 1 (общая часть) – ст. 47, ст. 48.

У. Крастиньш, В. Лихолая, А. Ниедре, Рига 2000

Þ Комментарии к Уголовному закону 2 (особенная часть ) – ст. 117, ст. 118.

У. Крастиньш, В. Лихолая, А. Ниедре, Рига 2000

Þ Конституция Латвийской Республики – ст. 92.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий