Самозащита и судебная защита гражданских прав

Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное образовательное учреждение среднего профессионального образования «Владимирский авиамеханический колледж»

Министерство образования и науки РФ

Федеральное государственное образовательное учреждение

среднего профессионального образования

«Владимирский авиамеханический колледж»

Специальность: 030503 «Правоведение»

Дисциплина: «Гражданское право»

Курсовая работа

Тема работы: «Самозащита и судебная защита гражданских прав».

Студент: Калинин С. А. Группа: Пр-409

Работа выполнена « »_________2011 ________________

(подпись студента)

Руководитель работы: Демина Елена Андреевна/___________/__________

(подпись) (оценка)

Владимир

2011

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение………………………………………………………………………………………...3

Глава I Формы и способы защиты гражданских прав и интересов………….….…….…….4

Глава II Самозащита гражданских прав…………..…………………………….…………….12

Глава III Судебная защита гражданских прав………………………………..………………16

Заключение………………………………………………………………….……………..……22

Библиографический список……………………………………………………………...…….23

Судебная практика…………………………………………………………………..………….25

Введение

Вопрос о субъективных правах, в том числе и о субъективных гражданских правах, находится в центре внимания отечественной правовой науки. Правовая наука в процессе построения правового государства должна выражать интересы единственного носителя власти - народа, и потому не может не обращать своего главного внимания на права и свободы человека, на обеспечение реальных гарантий их осуществления.

Отношения государства и личности регулируются Конституцией РФ.

Однако в современном обществе нужно очень четко уметь определять ту границу, за которой кончается свое право и начинается ущемление прав другого.

Каким бы высоким не было развитие современного общества, в нем все еще встречаются, и, к сожалению слишком часто, правонарушения. И вопрос о том, каким образом защищать свои нарушенные гражданские права остается актуальным в настоящее время. Ведь вся ценность объявленного и реализованного права может быть в один момент сведена к нулю. И от того, каким образом сможет государство или сам гражданин свое право защитить и восстановить, во многом зависит как процветание всего общества в целом, так и благополучие каждого отдельного гражданина в частности.

Проблемами реализации и осуществления гражданских прав широко исследовалась в работах виднейших правоведов, Александрова Н. Г, Алексеева С. С., Братуся С. Н., Венедиктова А. В., Генкина Д. М., Иоффе О. С., Кечекьяна С. Ф. и многих других. В своей работе я буду ссылаться на материал из их работ.

Целью данной работы является полный системный анализ института самозащиты и судебной защиты гражданских прав.

При написании данной работы ставились следующие задачи:

· обобщить самые важные и ценные научные сведения касающиеся самозащиты гражданских прав,

· уделить внимание вопросам пределов реализации и защиты гражданских прав,

· предложить некоторые варианты совершенствования современного гражданского законодательства, особенно в сфере защиты личных неимущественных прав граждан.

Задачи данного исследования определяют и его структуру. Работа состоит из трех глав. Первая глава дает определение формам и способам защиты гражданских прав и интересов. Вторая глава дает характеристику самозащиты гражданских прав и интересов. Третья глава посвящена проблемам определения места самозащиты в системе средств защиты гражданских прав.

Так же к курсовой работе прилагается судебная практика.

Глава I. Формы и способы защиты гражданских прав и интересов

Понятие форм и способов защиты гражданских прав и интересов в литературе высказывается множеством суждений в отношении понятия и квалификации форм защиты гражданских прав и интересов. Довольно широкий разброс мнений по этому вопросу обусловлен прежде всего тем, что в основе разграничения и классификации форм защиты исследователи применяют неодинаковые критерии. Так, О.А. Красавчиков считает, что формы защиты следует разграничивать с учетом специфики объекта и характера защищаемого права. При этом он выделяет такие формы защиты, как признание права; восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, его нарушающих; присуждение к исполнению в натуре; прекращение или изменение правоотношения; взыскание с лица, нарушившего право, причиненных убытков, а в случаях, предусмотренных законом или договором, неустойки (штрафа, пени). [1]

Добровольский А.А. и Иванова С.А. отстаивают идею об исковой и неисковой формах защиты гражданских прав и интересов. По их мнению, «все спорные правовые требования, подлежащие рассмотрению с соблюдением процессуальной формы защиты права, называются исковыми, а правовые требования, подлежащие рассмотрению без соблюдения установленной законом процессуальной формы защиты права (например, при защите права в административном порядке), в законодательстве и в теории вполне справедливо не называются исковыми». [2]

Сергеев А.П., понимая под формой защиты комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов, отмечает две основные ее формы: юрисдикционную и неюрисдикционную. Рамками юрисдикционной формы защиты охватывается защита в судебном (общий порядок) и в административном порядке (специальный порядок). Самостоятельная деятельность гражданина или организации по защите гражданских прав без обращения к государственным или иным компетентным органам квалифицируется в качестве неюрисдикционной.[3] Вместе с тем он высказывается против квалификации самозащиты как одного из способов защиты гражданских прав. По его мнению, самозащита гражданских прав - это форма, а не способ защиты.

К этой позиции близка точка зрения Свердлыка Г.А. и Страунинга Э.Л., доказывающих существование в действующем законодательстве трех форм защиты: судебной, административной и самозащиты.[4] В связи с чем они предложили п.2 ст.11 ГК РФ изложить в следующей редакции: «Защита гражданских прав в административной форме или в форме самозащиты осуществляется в случаях, предусмотренных законом. Действия по самозащите гражданских прав, а также решения, принятые в административном порядке, могут быть обжалованы в суд». Указанные авторы также предложили исключить из текста ст.12 ГК РФ «Способы защиты гражданских прав» слова «самозащиты права», поскольку, по их мнению, «самозащита является формой, а не способом защиты нарушенных гражданских прав».

Свердлыку Г.А. и Страунингу Э.Л. удалось доказать, что самозащита действительно должна быть признана в качестве формы защиты гражданских прав и интересов: «Учитывая, что ст.14 ГК РФ допускает защиту нарушенных гражданских прав самостоятельно управомоченным лицом, которое, защищая принадлежащее ему право, устанавливает фактические обстоятельства, применяет нормы материального права, определяет способ защиты от посягательства и принимает конкретное решение, которое само и воплощает, вполне логично представить самозащиту как форму защиты гражданских прав».

Таким образом, защита гражданских прав и интересов может осуществляться в трех формах: судебной, административной и самозащиты. Однако с остальными выводами Свердлыка Г.А. и Страунинга Э.Л. в части внесения изменений в действующее законодательство согласиться нельзя. Полагая, что в п.2 ст.11 ГК РФ следует указать на административный порядок защиты и на самозащиту, они фактически уравняли обе эти формы, поскольку предложили такую защиту осуществлять в случаях, предусмотренных законом. Вместе с тем административная форма защиты основывается на авторитете государства, власти, на государственном принуждении. Для самозащиты это, естественно, несвойственно. Кроме того, если административная защита возможна в случаях, предусмотренных законом, то самозащита согласно ст.14 ГК РФ предполагается общим правилом. Никаких ограничений в данной статье на этот счет нет. Если законодатель воспримет предложенные поправки, то возможности самозащиты будут существенно ограничены. Самозащита будет допускаться в случаях, предусмотренных законом.

Г.А. Свердлык и Э.Л. Страунинг предлагают также исключить из ст.12 ГК РФ указание на самозащиту как способ защиты гражданских прав. С нашей точки зрения, следует изменить лишь формулировку, поскольку, видимо, имеет место неудачная редакция нормы права. Кроме того, феномен самозащиты нельзя сводить только к форме защиты. Дело в том, что содержание ст.14 ГК РФ более объемно (и более сложно), чем его представляют некоторые исследователи: «Допускается самозащита гражданских прав. Способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения». Есть необходимость еще раз отметить словосочетание «способы самозащиты». Отсюда вытекает, что самозащите присущи свои, особые способы защиты гражданских прав и интересов. Например, необходимая оборона, крайняя необходимость и т. д. Кстати, Г.А Свердлык и Э.Л. Страунинг то и другое относят к способам самозащиты прав.[5] Следовательно, даже по их мнению, самозащита - это не только форма, но и способ. С той лишь разницей, что в ст.12 ГК РФ есть примерный перечень способов защиты, однако перечня способов самозащиты в законе нет. И этот пробел следовало бы устранить. Конечно, это будут разные способы. Поэтому примерный их перечень необходимо привести не в ст.12 ГК РФ, а в ст.14 ГК РФ, соответствующим образом изменив редакцию указанной нормы. Что же касается предложения об изъятии из ст.12 ГК РФ слов «самозащиты права», то, следовало бы их заменить более точным словосочетанием - «способов самозащиты права».

Есть также необходимость обсудить вопрос о том, возможно ли определение способов защиты (ст.12 ГК РФ) и способов самозащиты (ст.14 ГК РФ) в договорном порядке. Статья 12 ГК РФ заканчивается указанием, что защита гражданских прав может осуществляться иными способами, предусмотренными законом. Такое решение представляется спорным. Следует предоставить участникам гражданского оборота возможность устанавливать в договорном порядке иные способы защиты. Согласно п.4 ст.421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст.422 ГК РФ). В связи с этим весьма уместно предположить, что стороны вправе указать в договоре и такие способы защиты права, которые законом не предусмотрены, но и не запрещены. Поэтому представляется необходимым последнее предложение ст.12 ГК РФ изложить в следующей редакции: «Иными способами, предусмотренными законом или договором».

Что касается предполагаемого перечня способов самозащиты, которые должны быть перечислены в ст.14 ГК РФ, то было бы целесообразно указать, что участники гражданских правоотношений вправе самостоятельно в договорном порядке устанавливать способы самозащиты, кроме запрещенных законом.

Перечень способов защиты гражданских прав и интересов содержится в ст.12 ГК РФ. Он не является исчерпывающим, поскольку в самой норме права говорится о возможности защиты прав и интересов также иными способами, предусмотренными законом. Согласно указанной норме гражданские права и интересы защищаются путем: признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.

Сергеев А.П. отмечает сомнительность научной обоснованности указанного перечня, поскольку некоторые из способов защиты взаимно перекрывают друг друга. Одновременно он признает, что перечень наиболее распространенных способов защиты является полезной мерой, так как потерпевшие ориентируются на возможный инструментарий средств защиты своих нарушенных прав, что облегчает их выбор.[6]

Однако слабость научной обоснованности перечня должна лишь стимулировать исследователей к выяснению природы способов защиты и их классификации. Прежде следует определиться с содержанием самого термина «способ», поскольку в юридической литературе он применяется несколько в ином смысле, чем его действительное (филологическое) содержание. Если следовать Ожегову С.И., то под способом понимаются «действия или система действий, применяемые при исполнении какой-нибудь работы, при осуществлении чего-нибудь».[7] То есть под способом должна пониматься определенного рода деятельность субъекта права: последовательная, целенаправленная и т. д. Вот как Сергеев А.П. объясняет это понятие применительно к вопросу о способе как объекте изобретения: «Способ - это совокупность приемов, выполняемых в определенной последовательности или с соблюдением определенных правил. Как объект изобретения способ характеризуется технологическими средствами - наличием определенного действия или совокупности действий, порядком выполнения таких действий (последовательно, одновременно, в различных сочетаниях и т. п.), условиями осуществления действий, режимом использования веществ (исходного сырья, реагентов, катализаторов и т. д.), устройств (приспособлений, инструментов, оборудования и т. д.), штаммов микроорганизмов и т. д.».[8]

Однако тот же самый термин «способ» применительно к защите права Сергеев А.П. интерпретирует уже по-другому. В частности, он утверждает, что «под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя».[9] Но в такой интерпретации это будет уже не способ защиты, а мера защиты, что не одно и то же. Более того, формулировка способов защиты в такой интерпретации в действительности является санкцией гражданско-правовой ответственности. Потому что для защиты необязателен во всех случаях принудительный характер соответствующих мер защиты, да и для обладателя субъективного права не всегда возможно воздействовать на правонарушителя. У него другая цель - защитить право.

Отметим, что подмена термина «способ защиты» понятием «мера защиты» допускается многими исследователями. Так, Хохлов В.А. также называет способы защиты мерами защиты.[10] В то же время в отношении ответственности он говорит о ее способах, понимая при этом под способами ответственности методы, приемы ее реализации. Однако понятие ответственности менее объемно, чем понятие защиты. Защита полностью поглощает ответственность.[11] Но в таком случае весьма спорно утверждать, что сам термин «способ» должен интерпретироваться по-иному для защиты и для ответственности. Вопрос же о том, меры или способы перечислены в ст.12 ГК РФ, можно разрешить при анализе содержания указанной нормы. Например, защита гражданских прав путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Здесь указывается именно на приемы (методы) защиты. В данном случае обладатель нарушенного субъективного права будет выполнять ряд действий в определенной последовательности и в установленном законом порядке. В этом случае содержание такой деятельности охватывается понятием «способ». И остальные элементы ст.12 ГК РФ представляют собой способы, но не меры. Например, возмещение убытков - это определенная деятельность, комплекс специальных действий. Точно так же, как и компенсация морального вреда.

Особый интерес для дальнейшего исследования представляет самозащита гражданских прав. Под самозащитой следует понимать осуществление самостоятельно управомоченным лицом действий фактического и/или юридического характера, направленных на устранение нарушений права. В статье 14 ГК РФ говорится, что способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. Буквальное толкование данной нормы позволяет сделать вывод, что условием самозащиты является факт нарушения права. Нет нарушения - невозможна и самозащита. Необходимая оборона и крайняя необходимость - это два самостоятельных способа самозащиты, предусмотренных специальными нормами (ст.1066, 1067 ГК РФ). Особенность их в том, что они могут быть применимы еще до нарушения. Во всяком случае, ст.14 ГК РФ увязывает самозащиту с уже нарушенным правом, а не с правом, которое еще только может быть нарушено в будущем. Об этом же свидетельствует и терминология, используемая законодателем. В статьях 12 и 14 ГК РФ говорится именно о защите, а не об охране. Следовательно, речь идет о самозащите, а не о самоохране, когда возможно использование определенных приемов и мер, направленных на обеспечение каких-либо прав в будущем.

Стоит рассмотреть самозащита как одна из форм защиты гражданских прав и интересов, и так: самозащита - это особый (частный) случай защиты, специфика которого проявляется в том, что управомоченное лицо непосредственно своими действиями может защитить нарушенное право. Даже если третье лицо будет оборонять потерпевшего от нападения, то о самозащите можно говорить в отношении прав и интересов обороняющегося. Что касается потерпевшего, то это не реализация им своего права на самозащиту, а его защита. В этом случае осуществляется защита другого субъекта. Поэтому представляется спорным утверждение Свердлыка Г.А. и Страунинга Э.Л., что деятельность в форме патронажа следует также относить к самозащите прав подопечного.[12]

Действительно, согласно п.1 ст.41 ГК РФ по просьбе совершеннолетнего дееспособного гражданина, который по состоянию здоровья не может самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности, над ним может быть установлено попечительство в форме патронажа. Деятельность попечителя в данном случае нельзя относить к самозащите даже в широком смысле этого слова. Это не что иное, как защита попечителем интересов подопечного. Здесь нельзя говорить о самозащите также и потому, что гражданин обращается в компетентный орган - орган опеки и попечительства. Дифференциация самозащиты на самозащиту в узком и в широком смысле лишь затрудняет исследование сути данного феномена.

Самозащита может осуществляться лишь управомоченным лицом. Данная управомоченность простирается до момента, с которого можно утверждать о произвольном вмешательстве в частные дела. Согласно п.1 ст.1 ГК РФ в качестве одного из основных начал гражданского законодательства установлено правило о недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела. Произвольное вмешательство является пределом самозащиты.

Для исполнения решения суда существуют специальные органы. Порядок их исполнения жестко регламентирован законодательством. Исполнение решения суда кредитором вопреки установленному порядку следует квалифицировать как произвольное вмешательство в частные дела.

В юридической литературе высказывались различные суждения о сфере реализации права на самозащиту. Так, Грибанов В.П., Рясенцев В.А. утверждали, что самозащита допускается во внедоговорных отношениях.[13] М.И. Брагинский, Н. И. Клейн полагают, что она возможна во внедоговорных отношениях и в некотором объеме - в договорных отношениях.[14] Позиция Г.Я. Стоякина такова, что самозащита допустима только в договорных отношениях.[15] Басин Ю.Г. обосновал мнение о возможности самозащиты как во внедоговорных, так и в договорных отношениях.[16]

Содержание ст.12 и 14 ГК РФ не дает повода для сомнения в возможности самозащиты как во внедоговорных, так и в договорных отношениях. Другое дело, что возникает вопрос о специфике самозащиты в тех и других отношениях. Очевидно, что во внедоговорных отношениях самозащита может осуществляться преимущественно фактическими действиями (например, необходимая оборона). В договорных отношениях на первый план выступают юридические действия управомоченного лица. Например, отказ от исполнения договора (ст.463, 484, 523 ГК РФ и др.); отказ от товара (ст.464, 466, 468 ГК РФ и др.). Однако в договорных отношениях не исключается самозащита и посредством фактических действий управомоченной стороны. Например, устранение недостатков товара (ст.475 ГК РФ); производство капитального ремонта (ст.616 ГК РФ) и др.

Отличие самозащиты в названных отношениях состоит также в том, что во внедоговорных отношениях способы самозащиты и условия ее реализации определяются законом, в то время как в договорных способы и условия реализации могут быть установлены договором. При этом необходимо учитывать определенные законом изъятия из принципа свободы договора. Так, в соответствии с п.4 ст.401 ГК РФ соглашение об устранении или ограничении ответственности (следовательно, и самозащиты) за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Отсутствие в законе перечня способов самозащиты, а также указания на возможность установления их в договоре следует признать недостатком действующего законодательства. В связи с этим было бы целесообразно дополнить ст.14 ГК РФ правилом следующего содержания:«Самозащита, в частности, может осуществляться посредством отказа одной из сторон договора от его исполнения; отказа от передачи или приемки товара; устранения недостатков товара управомоченной стороной или привлеченными лицами за счет должника; выполнения ремонта и др. Лица в договоре вправе установить иные способы самозащиты, не противоречащие закону».[17]

Глава II. Самозащита гражданских прав


Самозащита впервые выделена в новом ГК (ст. 14 ГК РФ) как особый способ защиты гражданских прав. Однако отдельные случаи самозащиты предусматривались и в ранее действовавшем гражданском законодательстве.

В частности, как устанавливалось в ст. 448 ГК 1964 года, «не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее предел». Статья 449 того же Кодекса указывает, что «вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть возмещен лицом, причинившим его». Одновременно предусмотрено: «Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред».

Статья 14 ГК РФ значительно расширяет возможности для правомерной самозащиты. Из нее вытекает, что для освобождения от ответственности за причинение вреда при самозащите достаточно соблюдения трех условий:

1. Лицо, самостоятельно защищающее свое право, является бесспорным его обладателем.

2. Избранный лицом способ защиты должен быть соразмерен нарушению.

3. Способ самозащиты не может выходить за пределы действий, необходимых для его применения.

Отсутствие хотя бы одного из этих условий порождает у лица, против которого применяется самозащита, право на возмещение причиненных убытков.

Всем перечисленным признакам отвечает, в частности, один из выделенных ГК РФ способов обеспечения обязательств - «удержание». Смысл удержания состоит в том, что кредитор, у которого оказалась вещь, подлежащая передаче должнику или указанному им лицу, имеет право в случаях, если должник не выполнил свое обязательство по оплате этой вещи или не возместил кредитору связанные с нею издержки и убытки, удерживать эту вещь. К такого рода самозащите может прибегнуть комиссионер, которому комитент не платит комиссионное вознаграждение, в отношении вещи, полученной комиссионером от третьего лица для комитента. Другой пример - удержание хранителем переданной ему вещи до уплаты причитающегося вознаграждения.

Одним из способов самозащиты гражданских прав является необходимая оборона. Не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были нарушены ее пределы (ст. 1066 ГК РФ). Следовательно, необходимой обороной признаются такие меры защиты прав, которые причиняют вред их нарушителю, но не влекут обязанности обороняющегося по его возмещению, поскольку признаются правомерными (допустимыми).

Институт необходимой обороны является комплексным институтом, регламентированным как гражданским, так и уголовным правом. Содержание необходимой обороны в гражданском праве несколько шире, чем в уголовном. Если в уголовном праве под необходимой обороной понимаются действия, хотя и подпадающие под признаки состава преступления, но не признаваемые преступлением, то в гражданском праве к необходимой обороне относятся также действия, которые подпадают под понятие гражданского правонарушения, но не влекут за собой применения мер юридической ответственности.

Условия, при которых действия обороняющегося могут быть признаны совершенными в состоянии необходимой обороны, одинаковы как для уголовного, так и для гражданского права. Они относятся к нападению и защите. Для признания действий обороняющегося совершенными в состоянии необходимой обороны надо, чтобы нападение было действительным, наличным и противоправным.

Действительность нападения означает, что нападение как таковое вообще имеет место. Оборона потому и называется обороной, что противодействует нападению. Поэтому если нет посягательства на чьи-либо права или интересы, то нет оснований говорить об обороне, а тем более о необходимой обороне. Факт нападения означает, что нападение уже началось либо налицо его непосредственная угроза.

Несколько сложнее вопрос о противоправности нападения. Ведь противоправным считается поведение, нарушающее нормы права. Однако не всякое противоправное поведение требует применения такого рода оборонительных мер. В уголовном праве необходимая оборона может иметь место только против такого правонарушения, которое законом рассматривается как преступное посягательство. Это же правило действует и применительно к необходимой обороне по гражданскому праву. Она недопустима против правонарушений, не являющихся действиями уголовно наказуемого характера, хотя и подпадающих под признаки гражданского правонарушения.

Необходимая оборона представляет собой прежде всего один из способов защиты прав и интересов обороняющегося лица. Но оборона будет признана необходимой, если подобного рода действиями защищаются интересы государства и общества, права и законные интересы других лиц. При этом действия обороняющегося должны быть направлены именно против нападающего лица, но не против других лиц, например родственников или близких нападавшего.

Основным условием признания действий необходимой обороной является недопустимость превышения ее пределов.

В соответствии с п. 2 ст. 14 ГК РФ способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. Превышение пределов необходимой обороны возможно в отношении выбора средств защиты, интенсивности обороны и ее своевременности. Превышением пределов необходимой обороны может быть явное несоответствие средств защиты характеру и опасности нападения. Однако это несоответствие не следует понимать механически; нужно учитывать степень и характер опасности, силы и возможности обороняющегося, а также волнение, которое возникает у последнего в такой сложной обстановке.

Превышением пределов обороны может быть превышение интенсивности защиты над интенсивностью нападения. Например, излишняя поспешность или чрезмерная активность в применении оборонительных средств, когда речь идет об угрозе нападения. Несвоевременность использования оборонительных средств может быть связана не только с поспешностью, но и с их применением после того, как нападение закончилось и ничем не грозит обороняющемуся.

Правовыми последствиями действий в состоянии необходимой обороны с точки зрения гражданского права является то, что причиненный нападавшему вред не подлежит возмещению. Иначе решается этот вопрос при превышении пределов необходимой обороны, поскольку речь идет уже о неправомерных действиях, влекущих гражданско-правовую ответственность. Но и здесь учитывается посягательство потерпевшего на законные интересы оборонявшегося лица, хотя бы и превысившего пределы необходимой обороны.

Действия в условиях крайней необходимости так же считаются одним из способов самозащиты гражданских прав. Под действиями, совершенными в состоянии крайней необходимости, понимаются такие действия, которые предпринимаются лицом для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами (ст. 1067 ГК РФ). Указанные действия допустимы, если причиненный вред менее значителен, чем вред предотвращенный. Как и при необходимой обороне, действия в условиях крайней необходимости могут предприниматься не только как средство самозащиты прав и интересов управомоченного лица и других лиц, но и для защиты интересов государства и общества (п. 1 ст. 39 УК РФ).

В отличие от необходимой обороны, при крайней необходимости опасность для управомоченного лица (либо государства, общества, третьих лиц) возникает не из-за действий тех лиц, которым причиняется вред, а вследствие стихийных бедствий, неисправности механизмов, особого состояния организма человека, например вследствие болезни, и т. п. Она может возникнуть и в результате преступного поведения другого лица, например при причинении вреда имуществу граждан в ходе преследования преступника.

Особенность действий в состоянии крайней необходимости состоит в том, что в таких условиях лицо вынуждено использовать средства, связанные с причинением вреда. При этом в одних случаях причинение вреда может быть необходимой мерой предотвращения большей опасности, тогда как в других случаях вред может быть лишь сопутствующим явлением, которое может наступить или не наступить. Если при необходимой обороне вред причиняется непосредственно нападающему, то действиями в условиях крайней необходимости вред причиняется третьему лицу. Поэтому в силу ст. 1067 ГК такой вред по общему правилу подлежит возмещению причинившим его лицом. Но, поскольку действие в условиях крайней необходимости рассматривается законом как правомерное, хотя и вредоносное, учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как третье лицо, так и причинившего вред. Например, спасая тонувшего в реке гражданина, другой гражданин использовал стоявшую у берега лодку, из которой предварительно выбросил в воду находившееся в ней чужое имущество. Обязанность по возмещению причиненного им вреда была возложена судом на спасенного, неосторожно купавшегося в опасном месте.

При применении мер самозащиты в условиях крайней необходимости лицо не должно превышать пределы крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный (п. 2 ст. 39 УК РФ). С точки зрения гражданского права это означает, что лицо, превысившее пределы крайней необходимости, должно безусловно возместить причиненный вред.

Глава III. Судебная защита гражданских прав

Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., устанавливает более широкое право человека на судебную защиту в ст. 8, указывая, что "каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом".
Право на обжалование в суд действий и решений органов государственной власти - это более узкое право, однако в условиях современного мира, когда государство, как правило, является единственным субъектом, обладающим легитимным аппаратом насилия и принуждения, именно угроза нарушения прав человека со стороны государственных органов приобретает первоочередное значение. Соответственно, правовые механизмы, обеспечивающие защиту прав человека от противоправных посягательств со стороны государства и его должностных лиц, должны иметь, и имеют детальное регулирование в международном и национальном праве, помимо общего права на судебную защиту.
Реализация права на судебную защиту во многом зависит от надлежащего правового механизма. Поэтому законодательство, регулирующее судебную защиту субъективных прав граждан и организаций, на основе Конституции значительно расширяется и совершенствуется. Во всех законах, принятых в последнее время, предусматривается право обращения в суд (общий или арбитражный) за защитой субъективных прав и законных интересов.
Так, сняты почти все ограничения в области защиты трудовых прав граждан, расширена возможность судебной защиты в области земельных правоотношений, установлена практически неограниченная возможность обжалования в суд действий и решений государственных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц.
Согласно ст. 11 Гражданского Кодекса РФ, защита нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляется судом, арбитражным судом в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством. Защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. Однако решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд.
Аналогичные нормы имеются и в других отраслях материального права (семейного, трудового, земельного, финансового, аграрного и др.).

Таким образом, действующее законодательство предусматривает различные формы ‑ судебную, общественную и административную, устанавливая приоритет судебной защиты права.
Статья 96 Закона «О Конституционном Суде РФ» предусматривает право на обращение в Конституционный Суд РФ с индивидуальной или коллегиальной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод граждан (чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащем применению в конкретном деле) и объединений граждан, а также иных органов и лиц, указанных в федеральном законе.
Право на обращение в суд возникает у каждого гражданина, который "считает", что его права и свободы нарушены. Иными словами, одного лишь субъективного мнения заявителя о нарушении его прав и свобод достаточно для начала рассмотрения дела по существу. Эта формулировка вступает в противоречие с общим принципом гражданского судопроизводства, установленным ст. 3 ГПК РФ, "заинтересованное лицо... вправе обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов", которая подразумевает, что факт нарушения (оспаривания) прав у заявителя должен носить объективный, а не субъективный характер.
При обращении в суд лицо должно представить доказательства того, что его права или законные интересы нарушены.
Со статьей 3 ГПК РФ тесно перекликается ст. 134 ГПК РФ, которая, применительно к исковому производству, устанавливает обязанность суда отказать в приеме искового заявления (т.е. фактически в рассмотрении дела), если в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя. При этом суд не приступает к рассмотрению дела, не выслушивает заявителя и других лиц, не исследует доказательства.
Между тем производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, в отличие от искового производства, такого института, как отказ в принятии заявления, не предусматривает, за исключением случая, когда имеется решение суда, принятое по заявлению о том же предмете и вступившее в законную силу (ст. 248 ГПК РФ).
Это различие в подходах вызвано особой значимостью данной категории дел, наличием не только частного, но и публичного интереса (т.е. интереса общества и государства) в обеспечении защиты прав граждан от посягательств со стороны органов государственной власти. То обстоятельство, что граждане не всегда способны сразу при подаче заявления юридически верно оформить суть своих требований и обосновать факт нарушения своих прав, не должно в данном случае являться препятствием для начала рассмотрения заявления по существу, в ходе которого заявителям будет предоставлена возможность исправить эти упущения.
С другой стороны, следует отметить, что несбалансированная правовая система и несовершенство судебной власти привели ко множественным случаям злоупотребления столь широким правом на обращение в суд. Были прецеденты, когда лица, нарушение прав которых имело очень субъективный либо вообще мнимый характер, обращались в суды с заявлениями, на основании которых суды, не всегда являясь достаточно независимыми и беспристрастными, имея чрезвычайно мощные инструменты воздействия на заинтересованных лиц до вынесения судебного решения, серьезно вмешивались в действия различных государственных органов и хозяйствующих субъектов.[18] Возможность лиц, права и законные интересы которых не нарушены, обратиться в суд предусмотрена в ч. 2 ст. 4 ГПК РФ. Эти лица выступают от своего имени, но в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц, в т.ч. публичных образований и неопределенного круга лиц. В их число входит прокурор, который может обращаться в суд в защиту интересов частных лиц лишь в случаях, предусмотренных законом, а также лица, перечисленные ст. 46 ГПК РФ (например, органы опеки и попечительства, общества по защите прав потребителей и др.).
Действующее законодательство Российской Федерации, а также международные правовые акты признают и детально регулируют право обжалования незаконных действий государственных органов не только гражданами, но и юридическими лицами. Правда, в законодательстве РФ имелся пробел, связанный с отсутствием прямых указаний на право юридических лиц оспорить незаконные действия органов государственной власти, нарушившие их права не в сфере экономической деятельности, однако Конституционный Суд РФ восполнил этот пробел, указав в своем Определении от 22 апреля 2004 г. N 213-О "По жалобе общественного благотворительного учреждения "Институт общественных проблем "Единая Европа" на нарушение конституционных прав и свобод статьями 255 и 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и статьями 2 и 5 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", что "отсутствие в действующем законодательстве, в том числе в оспариваемых положениях Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", прямого указания на право объединения граждан (юридического лица) оспорить в порядке гражданского судопроизводства коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых нарушены права и законные интересы объединения... как и отсутствие указания на обязанность суда принять такое заявление к своему производству, а в случае его обоснованности - вынести решение об обязании соответствующего органа государственной власти... устранить в полном объеме допущенное нарушение или препятствие к осуществлению прав объединения, не может парализовать само это право, гарантированное Конституцией Российской Федерации".
Иск является одним из главных способов обращения в суд за защитой права или охраняемого законом интереса и возбуждения судебной деятельности. Иск является правовым инструментом, при помощи которого осуществляется защита прав и законных интересов. Поэтому защита по иску может быть осуществлена только в гражданском судопроизводстве, поскольку только суд может дать такую защиту. Следовательно, иск может интерес исключительно в качестве процессуального механизма.
Цель иска как в случае предъявления требования лицом, защищающим свое право или интерес, так и в случае предъявления требования лицом, защищающим «чужое» право или интерес, состоит в защите нарушенного или оспоренного права или охраняемого законом интереса одним из способов, указанных в законе. Цель иска может быть достигнута при условии, что лицо независимо от того, чье право или интерес оно просит защитить, сошлется в обоснование своего требования (просьбы) на определенную совокупность юридических фактов, подтверждающих как наличие самого права или интереса подлежащих защите, так и нарушение или оспаривание этого права или интереса.
Поскольку эта совокупность фактов определена нормой материального закона, она не может меняться в зависимости от того, кто предъявляет иск, т.е. не может меняться от того, защищает ли заинтересованное лицо свое или «чужое» право (интерес).[19]
Иск - важнейшее процессуальное средство защиты нарушенного или оспоренного права, а форма, в которой происходит защита этого права, называется исковой формой.
Таким образом, иск является процессуальным средством (инструментом) защиты нарушенного (оспоренного) права и охраняемого законом интереса, присущим исковой форме судопроизводства. Поскольку обладатель (носитель) нарушенного права или законного интереса, обращаясь в суд, ищет у суда защиты права или законного интереса, и просит тем самым суд рассмотреть его иск в отношении правонарушителя в предусмотренном законом процессуальном порядке, то обращение этого лица в суд получило название иск, а само производство по этому обращению - исковое.
Из содержания данного вывода можно выделить один из признаков иска: обращение с иском в суд всегда связано со спором о праве или законном интересе. Необходимо заметить, что действующее законодательство РФ предусматривает возможность защиты субъективных прав и законных интересов не только от гражданского правонарушения, но и от других видов правонарушений. Таким образом, сравнительный анализ правовых норм, предусматривающих защиту прав и законных интересов граждан и организаций подводит нас к необходимости сделать вывод о том, что эта цель является задачей не только гражданского судопроизводства, но и уголовного, а также административного судопроизводства.
В связи с этим, не случайно ст. 46 Конституции РФ не акцентирует судебную защиту прав и свобод на одном каком-либо виде судопроизводства, поскольку такая защита может быть предоставлена только при помощи правосудия, которое в силу ст. 118 Конституции РФ осуществляется судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Следовательно, иск, как правовой инструмент по защите нарушенного (оспариваемого) субъективного прав или законного интереса имеет публично-правовой характер, поскольку с помощью его приводится в движение механизм правосудия по защите различных по своей отраслевой принадлежности и характеру нарушения прав и законных интересов.
Подтверждением данного тезиса, является то, что наличие института гражданского иска в уголовном судопроизводстве, свидетельствует о том, обвинение по юридической природе представляет собой иск, но только особый - уголовный. Гражданский иск в уголовном процессе был бы просто невозможен, если бы обвинение и гражданский иск не были родственными категориями. Данное обстоятельство свидетельствует о некой адаптации иска в различных отраслях российского права, что указывает на универсальный характер данного правового инструмента. Исходя из того, что иск представляет собой требование о защите нарушенного или оспоренного права либо законного интереса, можно сделать вывод, что иск как требование о судебной защите всегда адресован суду, а не правонарушителю. Аксиоматичный характер данного утверждения очевиден, поскольку он вытекает из правового анализа ст. 46, 118 Конституции РФ.
Действительно правонарушитель, получив иск, может и не осуществить в добровольном порядке содержащиеся в нем требования. Поэтому закрепление в Конституции РФ права на судебную защиту повысило уровень определенности в субъектном составе правоотношения. Право граждан на защиту их прав и законных интересов реализуется обращением не просто к органам государства, а конкретно к суду, поскольку только суд от имени государства, проверив факты объективной действительности, устраняет спорность права или, установив нарушения права, применяет принудительные меры к его восстановлению, а также защищает интерес, охраняемый законом.
Таким образом, для иска характерно то, что лицу с ним обратившимся всегда корреспондирует обязанность соответствующего государственного органа, дать ответ по существу заявленного требования о защите. В противном случае можно говорить не об иске, а о претензии, жалобе, заявлении.

Заключение

Таким образом, мною были в общем виде рассмотрены в данной курсовой работе основные, наиболее эффективные и часто применяемые на практике способы защиты гражданских прав в Российской Федерации. Без обеспечения гарантий защиты гражданских прав невозможно себе представить стабильного, поступательного развития гражданских правоотношений в частности в сфере предпринимательства.
В силу идеологии современного гражданского законодательства, государство сокращает до минимума свое вмешательство в сфере частноправовых отношений и это создает необходимость представить всем заинтересованным лицам надлежащий юридический инструментарий, позволяющий более эффективно отстаивать свои прав и охраняемые законом интересы. Развитие частного права, сокращение возможностей публично – правовой защиты гражданских прав в России, обуславливают необходимость расширения частноправовых способов защиты, к числу которых прежде всего относится возможность обращения в суд, данный способ защиты в настоящее время является самым эффективным и надежным средством правовой защиты гражданских прав в Российской Федерации.
Прежде всего необходимо совершенствовать исковые формы защиты. Эта необходимость наиболее наглядно проявилась при защите прав вкладчиков финансовых компаний и акционеров. Для защиты своих прав они были вынуждены апеллировать, прежде всего к государству, в то время как в значительной степени это проблема частно – правового характера. Новые формы исковой защиты появились в гражданском праве России и пока никак не отражены в Гражданско - процессуальном законодательстве, я имею в виду возможность предъявления исков о защите неопределенного круга лиц (групповых исков) и косвенных исков.
В заключении можно сделать вывод, что Российское гражданское законодательство содержит целый ряд работающих и эффективных способов защиты гражданских прав, однако это пока не создает надежных гарантии в нашем непредсказуемом и нестабильном обществе от нарушений и гарантий восстановления положения существовавшего до нарушения гражданских прав, что говорит о несовершенстве современной Российской правовой системы.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации // Российская газета. - 1993. - № 237; Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ.-Москва,2010 г.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (части первая, вторая, третья, четвертая): По состоянию на 1 октября 2009 года. – Новосибирск: Сиб. унив изд-во, 2009.

4. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ.

5. Уголовный кодекс Российской Федерации. – М.: ИД «ГроссМедиа», 2009 г.

6. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР от 18 июня 1964 г.

7. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая от 31.07.1998).

8. Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" в ред. ФЗ от 14.12.1995 №197-ФЗ.-Москва, «Дом Советов России»,1993.

Научная и специальная литература

1. Басин Ю.Г. Основы гражданского законодательства о защите субъективных гражданских прав // Проблемы применения Основ гражданского законодательства и Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Саратов, 1971.

2. Богданова Е.Е. Журнал российского права, № 6, июнь 2010г.

3. Брагинский М.И. Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав // Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.: Фонд "Правовая культура", 1995. С.56; Клейн Н.И. Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав // Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. О.Н. Садикова. М.: Юринформцентр, 1995.

4. Гражданское право: Учебник. Ч.1. Изд. 2-е, перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Теис, 1996.

5. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М.: Статут, 2000. С.168; Рясенцев В.А. Осуществление и защита гражданских прав // Советское гражданское право: Учебник: В 2 ч. Ч.1 / Под ред. В.А. Рясенцева. М.: Юридическая литература, 1986.

6. Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М.: Изд-во МГУ, 1979.

7. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 14-е изд., стереотипное. М., 1983.

8. Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Защита и самозащита гражданских прав: Учебное пособие. М.: Лекс-книга, 2002.

9. Советское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т.1 / Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд., исп. и доп. М.: Высшая школа, 1985.

10. Стоякин Г.Я. Меры защиты в советском гражданском праве: Дисс.: канд. юрид. наук. Свердловск, 1973.


[1] Советское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т.1 / Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд., исп. и доп. М.: Высшая школа, 1985. С.95-97.

[2] Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М.: Изд-во МГУ, 1979. С.25.

[3] Гражданское право: Учебник. Ч.1. Изд. 2-е, перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Теис, 1996. С.268-270.

[4] Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Защита и самозащита гражданских прав: Учебное пособие. М.: Лекс-книга, 2002. С.37.

[5] Свердлык Г. .А., Страунинг Э. Л. Указ. Соч. М.: Лекс-книга, 2002. С.179.

[6] Сергеев А.П. Указ. Соч. СПб , 1996. С.271.

[7] Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 14-е изд., стереотипное. М., 1983. С.674.

[8] Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М.: Теис, 1996. С.359.

[9] Сергеев А.П. Защита гражданских прав. СПб , 1996.С.270.

[10] Хохлов В.А. Ответственность за нарушение договора по гражданскому праву. Тольятти, 1997. С.93-98.

[11] Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Указ. соч. М., 1998, С.10.

[12] Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Указ. соч. М., 1998,С.146..

[13] Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М.: Статут, 2000. С.168.

[14] Брагинский М.И. Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав // Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М.: Фонд "Правовая культура", 1995. С.56.

[15] Стоякин Г.Я. Меры защиты в советском гражданском праве: Дисс.: канд. юрид. наук. Свердловск, 1973. С.82.

[16] Басин Ю.Г. Основы гражданского законодательства о защите субъективных гражданских прав // Проблемы применения Основ гражданского законодательства и Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Саратов, 1971. С.36-37.

[17] Богданова Е.Е. Журнал российского права, № 6, июнь 2003 г.

[18] Кантор П.Ю. Постатейный комментарий к закону Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан". -М.: Юридический Дом "Юстицинформ", 2005.

[19] Постатейный комментарий к гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под ред. П.В. Крашенинникова. - М: Издательство "Статут", 2003.