Понятие и виды административного надзора ОВД

Содержание: Введение _3 §1.Сущность административного надзора 4

Содержание:

Введение_________________________________________________________3

§1.Сущность административного надзора______________________________4

§2. Институт административного надзора ОВД за лицами, освобожденными из мест лишения свободы___________________________________________9

Заключение______________________________________________________19

Список использованной литературы_________________________________20

Введение

Согласно статье 2 Конституции Российской Федерации «человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Порой сам человек своим девиантным поведением нарушает установленные законы, что может вызывать нарушение правопорядка. Именно для поддержания общественного порядка, пресечения правонарушения и обеспечения в стране законности осуществляется административный надзор.

Надзор заключается в постоянном, систематическом наблюдении специальных государственных органов за деятельностью неподчиненных им органов или лиц с целью выявления нарушения законности.

Цель работы состоит в раскрытии основных аспектов административного надзора ОВД.

Задачами надзора являются:

· раскрыть сущность административного надзора ОВД;

· выявить особенности института административного надзора ОВД за лицами, освобожденными из мест лишения свободы.

На основе поставленных задач построена структура работы

§1. Сущность административного надзора

В научной литературе на протяжении многих лет административный надзор традиционно рассматривался как важнейшая правовая форма административной деятельности милиции.[1] В то же время некоторые известные российские ученые-административисты считают административный надзор способом (методом) деятельности милиции по обеспечению общественного порядка и безопасности[2] , а отдельные из них — функцией мили­ции[3] . Независимо от подходов, определение понятия административного надзора остается неизменным.

Административный надзор милиции — это систематическое наблю­дение органов внутренних дел (сотрудников милиции) за точным исполне­нием должностными лицами и соблюдением гражданами общеобязатель­ных правил, регулирующих общественный порядок и безопасность, в це­лях предупреждения и пресечения их нарушений, выявления правонару­шителей и привлечения их к ответственности или принятия к ним мер об­щественного воздействия.

Это так называемый общий административный надзор милиции, ко­торый имеет самую широкую сферу воздействия.

Во-первых, он осуществляется в отношении неопределенного круга лиц (физических и юридических) за соблюдением ими общеобязательных правил, содержащихся, например, в федеральных нормативных актах или нормативных актах субъектов Российской Федерации по вопросам охраны общественного порядка, обеспечения общественной безопасности, пользо­вания общественным транспортом, организации и проведения массовых мероприятий и другим.

Во-вторых, административный надзор распространяется на более оп­ределенный круг субъектов и по более конкретному кругу вопросов, на­пример, надзор милиции за соблюдением правил лицензионно-разрешительной, паспортно-визовой, учетно-регистрационной систем, правил пребывания (проживания) иностранных граждан в Российской Фе­дерации, правил дорожного движения, правил продажи алкогольной про­дукции и многим другим.

В-третьих, административный надзор может осуществляться за стро­го определенным кругом лиц, например, за условно осужденными; а также осужденными, которым назначены виды наказания, не связанные с лише­нием свободы; несовершеннолетними, состоящими на учете в подразделе­ниях органов внутренних дел по делам несовершеннолетних и некоторыми другими.

Последний вид надзора характерен только для милиции. В специаль­ной и юридической литературе он носит наименование «специальный пра­воохранительный надзор милиции» или индивидуальный, персонифициро­ванный надзор за отдельными категориями лиц.

Административный надзор милиции осуществляется от имени госу­дарства и только по вопросам, отнесенным к компетенции милиции.

Термин «надзор» имеет собственное юридическое содержание. Над­зорная функция, в частности, охватывает не только наблюдательные меро­приятия милиции, но и ее действия по вмешательству в соответствующие ситуации. В ходе административного надзора в целях пресечения выяв­ленных правонарушений милицией могут быть применены физическая си­ла, специальные средства и огнестрельное оружие. Кроме того, надзорная функция вбирает в себя регистрационную (например, регистрация ино­странных граждан, транспортных средств), лицензионно-разрешительную (выдача (или отказ в выдаче) лицензии на приобретение огнестрельного оружия) и регламентарную (например, выдача обязательных предписаний об устранении выявленных нарушений) подфункции.

И. И. Веремеенко считает, что надзорная деятельность милиции включает также применение административных санкций в отношении поднадзорных объектов (субъектов) и исполнение этих санкций.

Эти направления милицейской деятельности, действительно, сопут­ствуют надзору, но в силу особой специфики должны, по-видимому, рас­цениваться как самостоятельные функции милиции — квазисудебная (юрисдикционная) и исполнения наказаний[4] .

Общие надзорные полномочия милиции и сфера ее надзора главным образом определены в Законе РФ «О милиции». Полномочия по примене­нию принудительных мер воздействия, в том числе административных на­казаний, установлены в Кодексе РФ об административных правонаруше­ниях и принятыми в соответствии с ним законами субъектов Российской Федерации об административной ответственности.

Характерная черта административного надзора состоит в том, что он носит внешний характер, то есть осуществляется в отношении неопреде­ленного круга лиц, не находящихся в организационном или ином подчине­нии органам внутренних дел, но на которых законами или подзаконными актами возлагается необходимость соблюдения конкретных правил в сфере общественного порядка и безопасности.

Другая характерная черта, тесно связанная с первой, — администра­тивный надзор, как правило, связан с применением административного принуждения. Надзор милиции всегда предполагает возможность прину­ждения, хотя сам по себе, внешне имея форму официального полицейского наблюдения, не носит принудительного характера.

В осуществлении административного надзора так или иначе участ­вуют все сотрудники милиции, но для сотрудников службы обеспечения общественного порядка (особенно, для нарядов патрульно-постовой служ­бы), участковых уполномоченных милиции, дорожно-патрульной службы ГИБДД он является одной из важнейших правовых форм их повседневной служебной деятельности. Систематический надзор имеет большое значе­ние для укрепления общественного порядка. Он является также важным психологическим фактором, побуждающим граждан воздерживаться от нарушения установленных правил. Именно поэтому говорят, что нахожде­ние сотрудника милиции в общественном месте в форме — уже профилак­тика правонарушений.

В практической деятельности милиции сложились следующие мето­ды административного надзора:

1. Непосредственное наблюдение за исполнением (соблюдением) ус­тановленных общеобязательных правил должностными лицами и гражда­нами (метод характерен, например, для нарядов патрульно-постовой служ­бы, участковых уполномоченных милиции, государственной инспекции безопасности дорожного движения, всех сотрудников, несущих службу по охране правопорядка в общественных местах).

2. Периодические проверки исполнения (соблюдения) должностны­ми лицами и гражданами привил, надзор за которыми отнесен к компетен­ции милиции (метод характерен, например, для работы аппаратов мигра­ционной, в том числе паспортно-визовой службы, службы лицензионно-разрешительной работы, участковых уполномоченных милиции).

3. Проверка и выявление нарушений по жалобам, заявлениям и иным обращениям граждан, организаций, сообщениям в средствах массовой ин­формации, материалам, поступившим из правоохранительных органов, ор­ганов местного самоуправления, от общественных объединений (метод ха­рактерен, например, для работы участковых уполномоченных милиции, службы дежурных частей органов внутренних дел).

Милиция не ограничивается только принятием мер административ­но! о воздействия в отношении правонарушителей, она ведет учет и анализ правонарушений с целью выявления причин, их порождающих, и условий, им способствующих. Для анализа берутся данные как об общем количест­ве правонарушений, так и отдельно по видам, месту и времени соверше­ния, особенностям субъектов. причинам и т. д. Это позволяет судить о ди­намике правонарушений в целом и по отдельным видам и. в свою очередь, помогает оценивать эффективность, административного надзора.

На основе анализа правонарушений органы внутренних дел инфор­мируют органы государственной власти и местного самоуправления, доби­ваясь от них устранения причин правонарушений, вносят предложения о принятии нормативных правовых актов, их изменении, дополнении или отмене, о расширении участия общественности в охране правопорядка и т.п.

Успешное осуществление административного надзора во многом за­висит от правильной оценки оперативной обстановки и расстановки сил милиции. Практика показывает, что имеющиеся возможности в комплекс­ном предупреждении и пресечении правонарушений силами и средствами служб обеспечения общественного порядка, участковых уполномоченных милиции, вневедомственной охраны, государственной инспекции безопасности дорожного движения используются далеко не полностью. Часто при этом не учитывается оперативная обстановка, нет должной целеустремленности, не отлажено должное взаимодействие с общественностью. Правильная расстановка и использование сил и средств милиции требует знания особенностей территории обслуживания, населения, учета времени года и суток[5] .

Важным условием четкой организации работы по административному надзору является хорошее знание сотрудниками милиции соответст­вующих правовых актов и установленных правил поведения. Твердое зна­ние и умелое применение действующего законодательства способствуют воспитанию граждан, повышению их чувства ответственности, укрепле­нию правопорядка и законности в нашем обществе.[6]

§2. Институт административного надзора ОВД за лицами, освобожденными из мест лишения свободы

В СССР надзор милиции за определенной категорией лиц, освобож­денных из мест лишения свободы, был легально учрежден в соответствии с совместным решением ЦК КПСС и Совета Министров СССР, принятым в июле 1966 г.[7] , в ряду других мер, направленных на усиление борьбы с пре­ступностью.

Па основании этого решения был издан Указ Президиума Верховно­го Совета СССР «Об административном надзоре органов милиции за ли­цами, освобожденными из мест лишения свободы» от 26 июля 1966 I,, ут­вердивший положение об административном надзоре[8] . С вступлением в силу данного Указа надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, принял отчетливо выраженную принудительную форму. В част­ности, в отношении поднадзорных в целях обеспечения эффективного кон­троля за их поведением устанавливался специальный правовой режим — совокупность ограничений и дополнительных обязанностей, возлагаемых на поднадзорное лицо (запрет ухода из дома в ночное время; запрет без разрешения милиции выезда за пределы района (города) по частным делам; запрет появляться в определенных местах района (города); явка в орган внутренних дел для регистрации от одного до четырех раз в месяц и некоторые другие).

Согласно Положению надзор устанавливался за особо опасными рецидивистами, а также лицами, осужденными к лишению свободы за тяжкие преступления, если их поведение в местах лишения свободы свиде­тельствовало об упорном нежелании встать на путь исправления, либо ес­ли они после отбытия наказания (или условно-досрочного освобождения от него) систематически нарушали общественный порядок, правила обще­жития и, несмотря на предупреждения органов внутренних дел, продолжа­ли вести антиобщественный образ жизни. Срок надзора определялся в 6 месяцев.

Однако уже в первые три года практического применения данной меры, в течение которых, по оценке специалистов, она зарекомендовала себя весьма эффективным принудительным средством предупреждения рецидива преступлений, прояснилась необходимость совершенствования ее правового регулирования. В связи с этим Указом Президиума Верхов­ного Совета СССР от 12 июня 1970 г. был значительно расширен круг лиц, подпадающих под действие Положения. Причем это расширение произош­ло за счет формального критерия: теперь под надзор подпадали также ли­ца, судимые более двух раз к лишению свободы за любые умышленные преступления. Материальный критерий сохранился: для установления над­зора за этой категорией лиц требовалось, чтобы их поведение в местах ли­шения свободы свидетельствовало об упорном нежелании встать на путь исправления, либо чтобы они после отбытия наказания (или условно-досрочного освобождения от него) систематически нарушали обществен­ный порядок, правила общежития и, несмотря на предупреждения органов внутренних дел, продолжали вести антиобщественный образ жизни.

Указом от 12 июня 1970 г. была увеличена продолжительность над­зора: он стал устанавливаться на срок от шести месяцев до одного года. По-прежнему предусматривалась возможность его продления каждый раз еще на шесть месяцев в пределах сроков, указанных законом для погаше­ния или снятия судимости. Все остальные положения Указа от 26 июля 1966 г. не изменились.

После этого законодательство о гласном административном надзоре оставалось стабильным. Лишь в сентябре 1983 г. Указом Президиума Вер­ховного Совета СССР были внесены новые существенные изменения и до­полнения в этот правовой институт. Вновь был расширен круг лиц, подпа­дающих под Положение об административном надзоре, причем опять за счет формального критерия. Надзор стал применяться дополнительно к лицам, судимым два раза к лишению свободы за любые умышленные пре­ступления, а также к ранее освободившимся из мест лишения свободы ус­ловно-досрочно или условно с обязательным привлечением к труду и вновь совершившим умышленное преступление в течение неотбытой части срока наказания или обязательного срока работы. Материальный критерий, необходимый для применения надзора, изменен не был.

Этим Указом был пересмотрен порядок учреждения надзора за особо опасными рецидивистами и лицами, упорно не желающими в период отбывания наказания в местах лишения свободы встать на путь исправления. Если раньше надзор в отношении указанных лиц учреждался органами внутренних дел (милицией) по месту жительства поднадзорного, то теперь он стал применяться непосредственно администрацией исправительного учреждения при освобождении. Вплоть до последнего времени начальник исправительного учреждения выкосил мотивированное постановление, в котором указывались основания для установления надзора, его срок и оп­ределялось время прибытия поднадзорного к избранному им месту жи­тельства. Обязанности и ограничения, предусмотренные Положением, ус­танавливались начальником органа внутренних дел по прибытии поднад­зорного к избранному месту жительства.

В связи с тем, что установление ответственности за нарушение пра­вил гласного административного надзора в СССР всегда относилось к компетенции союзных республик, законодательство об этом развивалось несколько обособленно.

В августе 1966 г. был издан Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «Об ответственности за нарушение правил административного надзора». За нарушение правил надзора была установлена административ­ная ответственность в виде штрафа от десяти до пятидесяти рублей. Дела о данных правонарушениях рассматривались судьей единолично с вызовом поднадзорного, совершившего нарушение, и в необходимых случаях — свидетелей.

Тогда же, в августе 1966 г., был издан другой Указ Президиума Вер­ховного Совета РСФСР, включивший в Уголовный кодекс РСФСР ст. 198.2 «Злостное нарушение правил административного надзора».

В соответствии с введенной в юридический оборот новой уголовно-правовой нормой под злостным стало пониматься такое нарушение правил, предусмотренных Положением о надзоре, которое совершено, во-первых, с целью уклонения от надзора; во-вторых, если оно совершено лицом, кото­рое дважды в течение года подвергалось административному взысканию за такие же нарушения. Санкция нормы предусматривала ответственность в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до двух лет или исправи­тельных работ на срок от шести месяцев до одного года. Однако в связи с изменениями, внесенными в 1982 г. в Основы уголовного законодательст­ва, в соответствии с которыми срок исправительных работ был увеличен до 2 лет, санкция этой нормы была несколько ужесточена: исправительные работы стали применяться на тот же срок, что и лишение свободы.

Наконец, в сентябре 1983 г. законодательным актом РСФСР ст. 198.2 УК РСФСР была дополнена частью второй, предусматривающей уголов­ное наказание в виде лишения свободы на срок от одного года до трех лет за самовольное оставление поднадзорным места жительства с целью укло­нения от надзора, а также за неприбытие без уважительных причин в опре­деленный срок к избранному месту жительства лица, в отношении которо го надзор установлен администрацией исправительного учреждения при освобождении из мест лишения свободы.

Таким образом, последними из приведенных законодательных актов Союза ССР и союзных республик было значительно усовершенствовано состояние правовой урегулированности порядка установления и осуществ­ления надзора, во всяком случае, в плане его полноты и завершенности.

По законодательству, действовавшему до сентября 1983 г., надзор устанавливался исключительно органами внутренних дел (милицией) по месту жительства поднадзорного. Это распространялось в том числе на особо опасных рецидивистов и на лиц, в отношении которых надзор учре­ждался па основании заключения администрации исправительного учреж­дения и наблюдательной комиссии. Однако данные лица, избрав при осво­бождении место жительства, нередко к нему не являлись, уклоняясь от ус­тановления надзора. Тем не менее они не подлежали ни уголовной, ни да­же административной ответственности, поскольку мод надзор они взяты не были и не могли рассматриваться как нарушители его правил. Состав пра­вонарушения отсутствовал. Этот пробел в законодательстве способствовал уклонению от надзора значительного числа подпадавших под него лиц.

Трудно было признать нормальным и такое положение, когда под­надзорный, уклонившийся от надзора и скрывшийся с места жительства, иногда отсутствующий более года, после обнаружения по окончании срока надзора не привлекался к ответственности. Между тем при уклонении от надзора лицо нарушало одновременно все его правила, лишало орган внутренних дел возможности контролировать его поведение, прерывало воспитательный процесс. Эго было равносильно самоликвидации надзора лицом, под ним состоящим. Недостаточное правовое обеспечение инсти­тута административною надзора в этом отношении способствовало укло­нению определенного количества лип от установленного надзора. Поэтому дополнения, внесенные и ст. 198.2 УК РСФСР, усиливая принудительный потенциал и расширяя сферу надзора, несомненно, способствовали его эффективности.

Этот вид надзора в юридической литературе носил наименование «специальный надзор милиции» или индивидуальный, персонифициро­ванный надзор.[9] Сущность такого надзора состояла в контроле за поведе­нием состоящего под ним лица, оказании на него необходимого воспита­тельного воздействия и предоставлении необходимой помощи (в частно­сти, в трудовом и бытовом устройстве). Именно контроль, воспитание и помощь являлись главными элементами предупредительного механизма надзора.

В то же время необходимо подчеркнуть, что институт администра­тивного надзора для своего времени в достаточной степени гарантировал соблюдение прав поднадзорных. Так, для установления и каждого случая продления надзора требовалась санкция прокурора. Дела об администра­тивных правонарушениях (до возбуждения уголовного дела — не менее 2 раз) рассматривались судьей, который каждый раз оценивал законность установления (продлении) надзора. Предусматривалось право обжалования законности установления как самого надзора, так и отдельных его ограни­чений.

Начиная с 1990-х гг. развитие законодательства о гласном админист­ративном надзоре, по-видимому, под влиянием весьма жесткой научной критики, развернувшейся на страницах юридической литературы[10] , пошло по радикальному и непоследовательному пути. Прежде всего речь идет о почти механическом исключении из законодательства уголовной ответст­венности за злостное нарушение правил административного надзора.[11] Адекватного усиления административной ответственности не произошло, поэтому в отношении судимых лиц, грубо нарушающих правила админи­стративною надзора (не прибывших к избранному месту жительства из исправительного учреждения, скрывшихся с постоянного места жительст­ва и т. п.) данный институт оказывался явно неэффективным, а обеспечи­вающее его законодательство - пробельным.

Закон РФ «О милиции» термин «административный надзор» не употребляет вообще и силу его якобы «нецивилизованности». Соответст­вующая обязанность милиции сохранилась, но стала формулироваться следующим образом «контролировать в пределах своей компетенции со­блюдение лицами, освобожденными из мест лишения свободы, установ­ленных для них в соответствии с законом ограничений; участвовать в пре­дусмотренных законом случаях в контроле за поведением осужденных, ко­торым назначены виды наказания, не связанные с лишением свободы, либо наказание назначено условно» (п. 18 ст. 10 Закона РФ «О милиции»). Вви­ду отсутствия необходимого нормативно-правового обеспечения данное положение закона остается декларативным.

Серьезнейшей реформации в этой части подвергся Уголовно-исполнительиый кодекс РФ, введенный в действие 1 июля 1997 г.

Исправительно-трудовой кодекс РСФСР 1960 г. предусматривал специальную двадцатую главу «Административный надзор за лицами, ос­вобожденными из мест лишения свободы». Согласно ст. 183 действующего УИК РФ за всеми лицами, освобожденными от отбывания наказания (не только за освобожденными из мест лишения свободы и независимо от их поведения), осуществляется контроль в соответствии с законодательством Российской Федерации и нормативными правовыми актами. Однако мы не находим ни законодательства, ни правовых актов, к которым отсылает эта статья.[12] В то же время Положение об административном надзоре формаль­но-юридически продолжает действовать.

Несмотря на столь искаженную нормативную основу, администра­тивный надзор устанавливался как администрациями исправительных уч­реждений, так и органами внутренних дел вплоть до последнего времени. Лишь с изданием приказа МВД России от 12 февраля 2003 г. № 98 «О при­знании неприменяемыми нормативных правовых актов МООП СССР, МВД СССР, МВД РСФСР», в том числе соответствующей инструкции, данная мера перестала применяться.

Отметим, что, по мнению опрошенных практических работников,[13] большинство поднадзорных, несмотря на отсутствие по икону какой-либо ответственности, а силу своеобразного «ритуализма», привычки соблюдать требования сотрудников органов внутренних дел все же не нарушали уста­новленных ограничений и находились под контролем милиции. Между тем, речь идет о липах, которые, судя по их предшествующей преступной деятельности, обладали наиболее ярко выраженной антиобщественной ус­тановкой, можно сказать, составляли ядро преступного мира.

Оппоненты обосновывали юридическую сомнительность данного института со стороны двух позиций: а) вряд ли можно считать, что внесу­дебное ограничение прав и свобод гражданина, каково бы оно ни было, от­вечает конституционным принципам; б) этот институт был задуман как средство индивидуальной профилактики рецидива, а превратился в его крупнейший рассадник.[14] С первой позицией необходимо согласиться: дей­ствительно, установление ограничение поднадзорному судом в большей степени соответствовало бы принципам правового государства. В этой части институт административного надзора, безусловно, нуждается в «модернизации». С другим же аргументом согласиться нельзя. Исследования автора настоящей главы за более чем десятилетний период действия рас­сматриваемого института показали, что административный надзор за ли­цами, освобожденными из мест лишения свободы, в Омской и Новосибир­ской областях прекращался в связи с привлечением поднадзорного к уголовной ответственности в 30—35 % случаев. В Тюменской области — в 22%, Если взять за среднюю цифру — 30 %, то из них в 20 % случаев под­надзорные привлекались к уголовной ответственности за злостное нарушение правил административного надзора (причем, как правило, без лишения свобо­ды), и лишь 10 % — за совершение иных преступлений,

В 2004 г, внимание специалистов привлекла информация о встрече Пре­зидента РФ с руководителями Конституционного, Верховного и Высшего Ар­битражного судов, на которой В. В. Путин предложил обсудить проблему возможности возвращения к административному надзору за лицами, совер­шившими тяжкие и особо тяжкие преступления и отбывшими срок наказания в местах лишения свободы. По словам главы государства, эту проблему поста­вил Генеральный прокурор РФ, который аргументировал – это необычным рос­том рецидивных преступлений. Более трети освобожденных на мест лишения свободы вновь встают на преступный путь. В отношении лиц, отбывших нака­зание за совершение особо тяжких преступлений, в частности убийств, этот показатель составляет почти 50 %. Генеральный прокурор объяснил эту нега­тивную тенденцию тем, что в последнее время с лиц, освободившихся из мест лишения свободы, был снят административный надзор. «Предпринятый нами два года назад шаг в законодательстве, когда мы перестали заниматься адми­нистративным надзором, к сожалению, дал плохой результат. Между тем, нормативная база для подобного надзора существует во многих развитых странах, в частности, в США, Великобритании и Франции», - отметил Гене­ральный прокурор. При этом он обратил внимание Президента РФ на пара­докс, который заключается в том, что сегодня условно-досрочно освобожден­ные находятся под административным контролем, то есть правоохранитель­ные органы следят за их поведением, а люди, которые не исправились, не встали на путь искреннего раскаяния, из поля зрения правоохранительных ор­ганов выпали.

Руководители судов в целом одобрили идею восстановления админист­ративного надзора, высказав ряд замечаний, связанных с необходимостью соз­дания уравновешивающих механизмов, чтобы общество лежалось в направ­лении правового государства. Разработан и соответствующий законопроект.

В поддержку намерения, высказанного на необычно высоком для него уровне, подчеркнем, что административный надзор милиции за лицами, осво­божденными из мест лишения свободы, является испытанным многолетней (почти сорокалетней!) практикой эффективным принудительным правовым средством предупреждения рецидива преступлений, и его юридическое вос­становление в модернизированном виде, безусловно, повысит действенность работы правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Усовершен­ствования, на наш взгляд, должны быть связаны прежде всего с введением су­дебного порядка установления и продления надзора, избрания поднадзорному ограничений и возложения обязанностей, рассмотрения дел об их нарушении, а также обжалования незаконных действий и решений надзирающих органов.[15]

Заключение

Таким образом, с помощью административного надзора, как одного из способов обеспечения законности в сфере государственного управления, государство поддерживает правопорядок в стране. Осуществляется административный надзор при помощи специально уполномоченных государственных органов, должностных лиц, независимо от ведомственных границ и форм собственности. Направлен надзор на обеспечение, с использованием мер административного принуждения, единообразного исполнения специальных правовых норм и общеобязательных правил органов исполнительной власти, предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами.

Список использованной литературы:

1. Конституция РФ, принята 12.12.1993 г. (с изм. от 30.12.08), РГ Федеральный выпуск № 4831 от 21.01.2009 г.

2. Закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР» от 29 апреля 1993 г.// ЛСНД РФ и ВС РФ. 1993. № 22.

3. Ведомости Верховного Совета СССР. 1966 №30. Ст. 597.

4. Административная деятельность органов внутренних дел: Учебник / Под ред. В.П.Саль-никова. В 2 ч. Ч. I. – М.: ЦОКР МВД России, 2005.

5. Бабаев М. М, Блувштейн Ю. Д. Бюрократизм в правоохрани­тельной деятельности: истоки и пути преодоления // Советское государство и право. — 1990. № 9.

6. Еропкин М.И. Управление в области охраны общественного порядка. – М., 1965.

7. Котюргин С. И. Специальный надзор милиции (проблемы, задачи, функции). —Омск, 1973.

8. Поляков А. Существует ли административный надзор? //Законность. — 1999. —№8.

9. Разаренов Ф. С. Основы административной деятельности милиции. — М., 1986.

10. Разаренов Ф. С. Основы административной деятельности милиции. —М., 1986.

11. Соловей Ю. П. Правовое регулирование деятельности милиции в Российской Федерации. — Омск, 1993. С. 144—145

12. Социалистическая законность. — 1966. — № 8.


[1] Еропкин М.И. Управление в области охраны общественного порядка. – М., 1965. С.88.

[2] Разаренов Ф. С. Основы административной деятельности милиции. —М., 1986. С. 14.

[3] Соловей Ю. П. Правовое регулирование деятельности милиции в Российской Федерации. — Омск, 1993. С. 144—145.

[4] Соловей Ю. П. Правовое регулирование деятельности милиции в Российской Федерации.—Омск, 1993.

[5] Разаренов Ф. С. Основы административной деятельности милиции. — М., 1986. С 17.

[6] Административная деятельность органов внутренних дел: Учебник / Под ред. В.П.Саль-никова. В 2 ч. Ч. I. – М.: ЦОКР МВД России, 2005. С.211.

[7] Социалистическая законность. — 1966. — № 8.

[8] Ведомости Верховного Совета СССР. 1966 №30. Ст. 597.

[9] Котюргин С. И. Специальный надзор милиции (проблемы, задачи, функции). —Омск, 1973. С. 14.

[10] См. например: Бабаев М. М, Блувштейн Ю. Д. Бюрократизм в правоохрани­тельной деятельности: истоки и пути преодоления // Советское государство и право. — 1990. № 9. — С.63-64.

[11] Закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР» от 29 апреля 1993 г.// ЛСНД РФ и ВС РФ. 1993. № 22. Ст. 789.

[12] Поляков А. Существует ли административный надзор? //Законность. — 1999. —№8. С. 30.

[13] В 2002 г. авторами с помощью специально разработанного инструментария было опрошено 320 участковых уполномоченных милиции, непосредственно осуществлявших административный надзор в г. Омске.

[14] Бабаев М. М., Блувштейн Ю. Д. Указ. соч.

[15] Административная деятельность органов внутренних дел: Учебник / Под ред. В.П.Саль-никова. В 2 ч. Ч. I. – М.: ЦОКР МВД России, 2005. С.215