регистрация / вход

Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина

ТЕМА: НАРУШЕНИЕ РАВЕНСТВА ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА Глава 1. История развития законодательства об ответственности за нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина

ТЕМА: НАРУШЕНИЕ РАВЕНСТВА ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА

И ГРАЖДАНИНА

Глава 1. История развития законодательства об ответственности за нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина

Глава 2. Объект и объективная сторона нарушения прав и свобод человека и граж­данина

Глава 3. Субъективная сторона и субъект нарушения прав и свобод человека и граж­данина

1 ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

ЗА НАРУШЕНИЕ РАВЕНСТВА ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА

И ГРАЖДАНИНА

Права человека и гражданина — важнейший институт современного конститу­ционного права, призванный обеспечить достойную и безопасную жизнь человека, а также возможность его свободной жизнедеятельности во всех сферах обществен­ной жизни.

Прежде всего необходимо отметить, что впервые права человека и гражданина провозгласила французская Декларация прав человека и гражданина в 1789 г. В по­следующем были приняты такие документы, как Всеобщая декларация прав чело­века 1948 г., Пакт об экономических, социальных и культурных правах и Пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Хельсинкский Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. и другие докумен­ты, которые закрепили единый международный стандарт каталога прав и свобод человека и гражданина и гарантии их обеспечения и соблюдения.

Впервые в России ответственность за нарушение прав и свобод человека и граж­данина предусматривалась в Уголовном уложении1903 г. Однако в нем отсутствова­ла отдельная глава, предусматривающая такую ответственность, нормы, касающие­ся ответственности за посягательства на конкретные права человека, были разбросаны по всему уложению.

Так, в главе «О преступных деяниях против личной свободы», например, преду­сматривалась ответственность за принуждение к отказу от своего права или за при­нуждение к участию в стачке.

В главе «Об оглашении тайны» уголовно наказуемым являлось ознакомление с письмами или телефонными переговорами других лиц. Однако в случаях, когда та­кие действия совершались служащими почтового, телеграфного или радиотелеграф­ного учреждения, содеянное квалифицировалось как преступление по службе.

В главе «О нарушении постановлений о личном найме» преступлением призна­вались такие деяния, как нарушения нанимателем постановлений о работе малолет­них, несвоевременная выдача оплаты, труда, выдача ее не деньгами, а какими-либо предметами.

Уголовным уложением предусматривалась также уголовная ответственность за посягательство на неприкосновенность жилища: насильственное вторжение в чужое помещение, умышленное без согласия хозяина пребывание ночью в чужом помеще­нии, отказ покинуть помещение при условии, что виновный проник в него тайно.

Отдельный раздел уложения был посвящен религиозным преступлениям, он был, направлен на охрану церкви и государства. Защита религиозных чувств и взглядов осуществлялась, в частности, наличием норм о ересях и расколах.

В Уголовном уложении имелись и иные нормы, предусматривающие ответствен­ность за посягательства на права граждан, в частности на трудовые и имуществен­ные права. Однако Уголовное уложение полностью не вступило в законную силу. Вступившие же в силу в первую очередь такие главы, как «О смуте», «О бунте про­тив верховной власти», «О государственной измене», норм о посягательствах на пра­ва граждан не устанавливали. Многие из них содержались в Уложении о наказаниях 1846 г. в редакции 18S5 г., которое действовало в полной мере до 1917 г.|

Принятые в последующем Уголовные кодексы РСФСР в 1922 и 1926 гг. также не' содержали глав о нарушении прав и свобод человека и гражданина. Однако в них имелись отдельные нормы об охране некоторых прав граждан.

Так, ст. 83 УК 1922 г. предусматривалась ответственность за агитацию и пропа­ганду, заключающиеся в возбуждении национальной вражды или розни. УК 1922 г. закреплял также ответственность за нарушения предпринимателем правил об охра­не труда (например, нарушение нанимателем коллективных договоров, заключен-; ных им с профсоюзами, воспрепятствование законной деятельности профсоюзов илиiиных представителей).

Впервые уголовно-правовая норма, посвященная охране трудовых прав граждан, появилась в декрете Совнаркома о восьмичасовом рабочем дне от 29 октября 1917г. 18 мая 1918 г. была создана Инспекция труда, а 27 апреля 1922 г. издан Декрет Совнаркома «О наказаниях за нарушение постановлений об охране труда», содержащиеся в этом декрете уголовно-правовые нормы вошли в УК 1922 г. (ст. 132, 133).

Вместе с тем указанный Уголовный кодекс содержал нормы, направленные на охра­ну личных прав и свобод человека и гражданина. Так, ст. 135 УК 1922 г. устанавливала уголовную ответственность за выселение из жилища рабочих и государственныхслужа тих иначе, как по приговору суда. В разделе Кодекса «Нарушение правил об отделении церкви от государства», (ст. 119—125) была закреплена наказуемость преступных посяга­тельств на свободу совести и вероисповедания. Помимо нарушений правил об отделении перкви от государства, в этом разделе Кодекса предусматривалась ответственность за препятствия исполнению религиозных обрядов при условии, что они не нарушали обще­ственный порядок и не были сопряжены с посягательствами на права граждан.

Принятый в 1926 г. Уголовный кодекс также содержал статьи, предусматривающие ответственность за нарушение прав и свобод человека и гражданина, такие как участие з выборах в Советы и их съезды лица, не имеющего на то права (ст. 91), об охране тру­довых прав граждан, например от незаконных действий нанимателя, личных прав, на­пример от незаконных выселений, о защите свободы совести и вероисповедания.

В 1929 г. Уголовный кодекс 1926 г. был дополнен ст. 91.1, предусматривающей от­ветственность за воспрепятствование со стороны нанимателя в сельских местностях осуществлению лицами наемного труда принадлежащих им избирательных прав.

С принятием в 1936 г. Конституции СССР, провозгласившей всеобщее, равное и пря­мое избирательное право при тайном голосовании, была предусмотрена уголовная ответ­ственность за воспрепятствование любым лицом осуществлению избирательного права, а также за подлог избирательных документов или заведомо неправильный подсчет голо­сов, совершенные должностными лицами Советов или членом избирательной комиссии.

Утвержденное 9 июля 1937 г. 4-й сессией ЦИК СССР VIIсозыва Положение о выборах в Верховный Совет СССР содержало две уголовно-правовые нормы: «Всякий, кто путем насилия, обмана, угроз или подкупа будет воспрепятствовать гражданину СССР в свободном осуществлении его права избирать и быть избран­ным в Верховный Совет СССР, карается лишением свободы на срок до двух лет» (ст. 111) и «Должностное лицо Совета или член избирательной комиссии, совершив­шие подделку избирательных документов или заведомо неправильный подсчет голо­сов, караются лишением свободы на срок до трех лет» (ст. 112).

В Уголовном кодексе 1926 г. впервые в качестве самостоятельного состава пре­ступления выделяется нарушение специальных норм об охране труда.

Уголовный кодекс 1926 г. так же, как и 1922 г., предусматривал ответственность за полную или частичную публикацию чужого произведения без согласия автора.

28 апреля 1929 г. было принято постановление ЦИК и СНК «О религиозных объединениях», которое определило порядок деятельности религиозных объедине­ний, их права и обязанности, порядок регистрации и др. Закрепляя принцип свободы совести и устанавливая уголовную ответственность за нарушение свободы совести и вероисповедания, указанное постановление было направлено не столько на обеспе­чение свободы совести, сколько на пресечение деятельности, не совместимой с зако­нодательством о культах (например, использование молитвенных собраний верую­щих для пропаганды против Советской власти и пр.).

Охрана прав и свобод человека и гражданина являлась одной из задач уголовно­го законодательства в соответствии со ст. 1 Основ уголовного законодательства Со­юза ССР и союзных республик 1958 г.

Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве в СССР также предусматривали охрану от всяких посягательств социально-экономи­ческих, политических и личных прав и свобод граждан, провозглашенных и гаранти­рованных Конституцией СССР и советскими законами (ст. 3).

Отдельная глава, посвященная уголовной ответственности за нарушение прав и свобод человека и гражданина, появилась лишь в Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. и называлась «Преступления против политических и трудовых прав граждан».

По сравнению с ранее действовавшим уголовным законодательством об охране политических, трудовых и иных прав граждан гл.IVКодекса 1960 г. вносила сле­дующие существенные изменения и дополнения.

Сконцентрировав в отдельной главе статьи о посягательствах на политиче­ские, трудовые и иные права и свободы граждан, Кодекс включил в эту главу новые нормы об ответственности: за воспрепятствование осуществлению равноправия граждан (ст. 134), нарушение тайны переписки (ст. 135), нарушение неприкосновен­ности жилища граждан (ст. 136). 2.Из Кодекса были исключены нормы, утратившие свое значение в связи с лик­видацией эксплуататорских классов и изменением законодательства (например, ст. 91 и 91.1, касающиеся избирательных прав).;

3. В Кодекс не была включена имевшаяся в УК 1926 г. глава «Об ответственности за нарушение правил отделения церкви от государства» (ст. 122—127) вследствие из­менения социально-политической обстановки. Однако две статьи этой главы вошли в Кодекс 1960 г.: о нарушении законов об отделении церкви от государства и школы от церкви (ст. 142) (статья 142 была исключена из УК 1960 г. в 1991 г. // Ведомо­сти Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. №44. Ст. 1430) и воспрепятствовании совершению религиозных обрядов (ст. 143).

Таким образом, к моменту принятия Кодекса 1996 г. в уголовном законодатель­стве России сложилась следующая система норм об охране политических, трудовых и иных прав и свобод граждан.

1.Преступления против политических прав граждан: воспрепятствование осу­ществлению гражданином Российской Федерации своих избирательных прав либо работе избирательных комиссий (ст. 132); подлог, подделка избирательных докумен­тов (документов референдума), заведомо неправильные подсчет голосов или установ­ление результатов выборов (референдума) (ст. 133); нарушение избирательного за­конодательства (законодательства о референдуме) лицом, ранее подвергавшимся административному взысканию (ст. 13-3.1); воспрепятствование осуществлению рав­ноправия женщин (ст. 134); нарушение законных прав профсоюзов (ст. 137).

2.Преступления против трудовых (или, как их зачастую называли в литературе, социально-экономических) прав граждан. К числу этих преступлений законодатель относил: нарушение законодательства о труде (ст. 138); отказ в приеме на работу или увольнение беременной женщины или кормящей матери (ст. 139); преследование граждан за критику (ст. 139.1 включена в Кодекс в 1985 г. (Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1985. №45. Ст. 1572); нарушение правил охраны труда (ст. 140); воспрепятствованиезаконнойпрофессиональнойдеятельностижурналистов (ст. 140.1 включена в Кодекс в 1991 г.); нарушение авторских и изобретательских прав (ст. 141). Редакция ст. 138, 140, 141 УК менялась в 1982 г.

3. Преступления против личных прав и свобод граждан (как уже отмечалось, гл. IVУК 1960 г. называлась «Преступления против политических и трудовых прав граж­дан»). Личные права и свободы граждан в заголовке указаны не были. Однако в док­трине уголовного права посягательства на личные права и свободы выделялись в каче­стве самостоятельной классификационной группы. Основанием для этого являлось наличие в рассматриваемой главе статей о преступлениях, выходящих за пределы по­литических и трудовых прав граждан. В некоторых работах эта группа именовалась «иные преступления, посягающие на основные права и свободы граждан» (Курс со­ветского уголовного права в 6 т. Т. 5. М, 1971. С. 211). Это нарушение тайны перепи­ски, телефонных переговоров и телеграфных сообщений (ст. 135); нарушение непри­косновенности жилища (ст,126); нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви (ст. 142, исключенная из Кодекса в 1991 г. (Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР.1991. №44. Ст. 1430); нарушение свободы совести и вероисповедания (ст. 143); организация объе­динений, посягающих на личность и права граждан (ст. 143.1 включенавУКв 1993 г.) (Курс уголовного права. Т. 3. Особенная часть / Под ред. доктора юридических наук, профессора Г. Н. Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В. С,Комисса­рова. М.: Зерцало-М, 2002).

ТЕМА: НАРУШЕНИЕ РАВЕНСТВА ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА

И ГРАЖДАНИНА

Глава 1. История развития законодательства об ответственности за нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина

Глава 2. Объект и объективная сторона нарушения прав и свобод человека и граж­данина

Глава 3. Субъективная сторона и субъект нарушения прав и свобод человека и граж­данина

1 ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

ЗА НАРУШЕНИЕ РАВЕНСТВА ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА

И ГРАЖДАНИНА

Права человека и гражданина — важнейший институт современного конститу­ционного права, призванный обеспечить достойную и безопасную жизнь человека, а также возможность его свободной жизнедеятельности во всех сферах обществен­ной жизни.

Прежде всего необходимо отметить, что впервые права человека и гражданина провозгласила французская Декларация прав человека и гражданина в 1789 г. В по­следующем были приняты такие документы, как Всеобщая декларация прав чело­века 1948 г., Пакт об экономических, социальных и культурных правах и Пакт о гражданских и политических правах 1966 г., Хельсинкский Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. и другие докумен­ты, которые закрепили единый международный стандарт каталога прав и свобод человека и гражданина и гарантии их обеспечения и соблюдения.

Впервые в России ответственность за нарушение прав и свобод человека и граж­данина предусматривалась в Уголовном уложении1903 г. Однако в нем отсутствова­ла отдельная глава, предусматривающая такую ответственность, нормы, касающие­ся ответственности за посягательства на конкретные права человека, были разбросаны по всему уложению.

Так, в главе «О преступных деяниях против личной свободы», например, преду­сматривалась ответственность за принуждение к отказу от своего права или за при­нуждение к участию в стачке.

В главе «Об оглашении тайны» уголовно наказуемым являлось ознакомление с письмами или телефонными переговорами других лиц. Однако в случаях, когда та­кие действия совершались служащими почтового, телеграфного или радиотелеграф­ного учреждения, содеянное квалифицировалось как преступление по службе.

В главе «О нарушении постановлений о личном найме» преступлением призна­вались такие деяния, как нарушения нанимателем постановлений о работе малолет­них, несвоевременная выдача оплаты, труда, выдача ее не деньгами, а какими-либо предметами.

Уголовным уложением предусматривалась также уголовная ответственность за посягательство на неприкосновенность жилища: насильственное вторжение в чужое помещение, умышленное без согласия хозяина пребывание ночью в чужом помеще­нии, отказ покинуть помещение при условии, что виновный проник в него тайно.

Отдельный раздел уложения был посвящен религиозным преступлениям, он был, направлен на охрану церкви и государства. Защита религиозных чувств и взглядов осуществлялась, в частности, наличием норм о ересях и расколах.

В Уголовном уложении имелись и иные нормы, предусматривающие ответствен­ность за посягательства на права граждан, в частности на трудовые и имуществен­ные права. Однако Уголовное уложение полностью не вступило в законную силу. Вступившие же в силу в первую очередь такие главы, как «О смуте», «О бунте про­тив верховной власти», «О государственной измене», норм о посягательствах на пра­ва граждан не устанавливали. Многие из них содержались в Уложении о наказаниях 1846 г. в редакции 18S5 г., которое действовало в полной мере до 1917 г.|

Принятые в последующем Уголовные кодексы РСФСР в 1922 и 1926 гг. также не' содержали глав о нарушении прав и свобод человека и гражданина. Однако в них имелись отдельные нормы об охране некоторых прав граждан.

Так, ст. 83 УК 1922 г. предусматривалась ответственность за агитацию и пропа­ганду, заключающиеся в возбуждении национальной вражды или розни. УК 1922 г. закреплял также ответственность за нарушения предпринимателем правил об охра­не труда (например, нарушение нанимателем коллективных договоров, заключен-; ных им с профсоюзами, воспрепятствование законной деятельности профсоюзов илиiиных представителей).

Впервые уголовно-правовая норма, посвященная охране трудовых прав граждан, появилась в декрете Совнаркома о восьмичасовом рабочем дне от 29 октября 1917г. 18 мая 1918 г. была создана Инспекция труда, а 27 апреля 1922 г. издан Декрет Совнаркома «О наказаниях за нарушение постановлений об охране труда», содержащиеся в этом декрете уголовно-правовые нормы вошли в УК 1922 г. (ст. 132, 133).

Вместе с тем указанный Уголовный кодекс содержал нормы, направленные на охра­ну личных прав и свобод человека и гражданина. Так, ст. 135 УК 1922 г. устанавливала уголовную ответственность за выселение из жилища рабочих и государственныхслужа тих иначе, как по приговору суда. В разделе Кодекса «Нарушение правил об отделении церкви от государства», (ст. 119—125) была закреплена наказуемость преступных посяга­тельств на свободу совести и вероисповедания. Помимо нарушений правил об отделении перкви от государства, в этом разделе Кодекса предусматривалась ответственность за препятствия исполнению религиозных обрядов при условии, что они не нарушали обще­ственный порядок и не были сопряжены с посягательствами на права граждан.

Принятый в 1926 г. Уголовный кодекс также содержал статьи, предусматривающие ответственность за нарушение прав и свобод человека и гражданина, такие как участие з выборах в Советы и их съезды лица, не имеющего на то права (ст. 91), об охране тру­довых прав граждан, например от незаконных действий нанимателя, личных прав, на­пример от незаконных выселений, о защите свободы совести и вероисповедания.

В 1929 г. Уголовный кодекс 1926 г. был дополнен ст. 91.1, предусматривающей от­ветственность за воспрепятствование со стороны нанимателя в сельских местностях осуществлению лицами наемного труда принадлежащих им избирательных прав.

С принятием в 1936 г. Конституции СССР, провозгласившей всеобщее, равное и пря­мое избирательное право при тайном голосовании, была предусмотрена уголовная ответ­ственность за воспрепятствование любым лицом осуществлению избирательного права, а также за подлог избирательных документов или заведомо неправильный подсчет голо­сов, совершенные должностными лицами Советов или членом избирательной комиссии.

Утвержденное 9 июля 1937 г. 4-й сессией ЦИК СССР VIIсозыва Положение о выборах в Верховный Совет СССР содержало две уголовно-правовые нормы: «Всякий, кто путем насилия, обмана, угроз или подкупа будет воспрепятствовать гражданину СССР в свободном осуществлении его права избирать и быть избран­ным в Верховный Совет СССР, карается лишением свободы на срок до двух лет» (ст. 111) и «Должностное лицо Совета или член избирательной комиссии, совершив­шие подделку избирательных документов или заведомо неправильный подсчет голо­сов, караются лишением свободы на срок до трех лет» (ст. 112).

В Уголовном кодексе 1926 г. впервые в качестве самостоятельного состава пре­ступления выделяется нарушение специальных норм об охране труда.

Уголовный кодекс 1926 г. так же, как и 1922 г., предусматривал ответственность за полную или частичную публикацию чужого произведения без согласия автора.

28 апреля 1929 г. было принято постановление ЦИК и СНК «О религиозных объединениях», которое определило порядок деятельности религиозных объедине­ний, их права и обязанности, порядок регистрации и др. Закрепляя принцип свободы совести и устанавливая уголовную ответственность за нарушение свободы совести и вероисповедания, указанное постановление было направлено не столько на обеспе­чение свободы совести, сколько на пресечение деятельности, не совместимой с зако­нодательством о культах (например, использование молитвенных собраний верую­щих для пропаганды против Советской власти и пр.).

Охрана прав и свобод человека и гражданина являлась одной из задач уголовно­го законодательства в соответствии со ст. 1 Основ уголовного законодательства Со­юза ССР и союзных республик 1958 г.

Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве в СССР также предусматривали охрану от всяких посягательств социально-экономи­ческих, политических и личных прав и свобод граждан, провозглашенных и гаранти­рованных Конституцией СССР и советскими законами (ст. 3).

Отдельная глава, посвященная уголовной ответственности за нарушение прав и свобод человека и гражданина, появилась лишь в Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. и называлась «Преступления против политических и трудовых прав граждан».

По сравнению с ранее действовавшим уголовным законодательством об охране политических, трудовых и иных прав граждан гл.IVКодекса 1960 г. вносила сле­дующие существенные изменения и дополнения.

Сконцентрировав в отдельной главе статьи о посягательствах на политиче­ские, трудовые и иные права и свободы граждан, Кодекс включил в эту главу новые нормы об ответственности: за воспрепятствование осуществлению равноправия граждан (ст. 134), нарушение тайны переписки (ст. 135), нарушение неприкосновен­ности жилища граждан (ст. 136). 2.Из Кодекса были исключены нормы, утратившие свое значение в связи с лик­видацией эксплуататорских классов и изменением законодательства (например, ст. 91 и 91.1, касающиеся избирательных прав).;

3. В Кодекс не была включена имевшаяся в УК 1926 г. глава «Об ответственности за нарушение правил отделения церкви от государства» (ст. 122—127) вследствие из­менения социально-политической обстановки. Однако две статьи этой главы вошли в Кодекс 1960 г.: о нарушении законов об отделении церкви от государства и школы от церкви (ст. 142) (статья 142 была исключена из УК 1960 г. в 1991 г. // Ведомо­сти Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. №44. Ст. 1430) и воспрепятствовании совершению религиозных обрядов (ст. 143).

Таким образом, к моменту принятия Кодекса 1996 г. в уголовном законодатель­стве России сложилась следующая система норм об охране политических, трудовых и иных прав и свобод граждан.

1.Преступления против политических прав граждан: воспрепятствование осу­ществлению гражданином Российской Федерации своих избирательных прав либо работе избирательных комиссий (ст. 132); подлог, подделка избирательных докумен­тов (документов референдума), заведомо неправильные подсчет голосов или установ­ление результатов выборов (референдума) (ст. 133); нарушение избирательного за­конодательства (законодательства о референдуме) лицом, ранее подвергавшимся административному взысканию (ст. 13-3.1); воспрепятствование осуществлению рав­ноправия женщин (ст. 134); нарушение законных прав профсоюзов (ст. 137).

2.Преступления против трудовых (или, как их зачастую называли в литературе, социально-экономических) прав граждан. К числу этих преступлений законодатель относил: нарушение законодательства о труде (ст. 138); отказ в приеме на работу или увольнение беременной женщины или кормящей матери (ст. 139); преследование граждан за критику (ст. 139.1 включена в Кодекс в 1985 г. (Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1985. №45. Ст. 1572); нарушение правил охраны труда (ст. 140); воспрепятствованиезаконнойпрофессиональнойдеятельностижурналистов (ст. 140.1 включена в Кодекс в 1991 г.); нарушение авторских и изобретательских прав (ст. 141). Редакция ст. 138, 140, 141 УК менялась в 1982 г.

3. Преступления против личных прав и свобод граждан (как уже отмечалось, гл. IVУК 1960 г. называлась «Преступления против политических и трудовых прав граж­дан»). Личные права и свободы граждан в заголовке указаны не были. Однако в док­трине уголовного права посягательства на личные права и свободы выделялись в каче­стве самостоятельной классификационной группы. Основанием для этого являлось наличие в рассматриваемой главе статей о преступлениях, выходящих за пределы по­литических и трудовых прав граждан. В некоторых работах эта группа именовалась «иные преступления, посягающие на основные права и свободы граждан» (Курс со­ветского уголовного права в 6 т. Т. 5. М, 1971. С. 211). Это нарушение тайны перепи­ски, телефонных переговоров и телеграфных сообщений (ст. 135); нарушение непри­косновенности жилища (ст,126); нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви (ст. 142, исключенная из Кодекса в 1991 г. (Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР.1991. №44. Ст. 1430); нарушение свободы совести и вероисповедания (ст. 143); организация объе­динений, посягающих на личность и права граждан (ст. 143.1 включенавУКв 1993 г.) (Курс уголовного права. Т. 3. Особенная часть / Под ред. доктора юридических наук, профессора Г. Н. Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В. С,Комисса­рова. М.: Зерцало-М, 2002).

ГЛАВА 3. СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА И СУБЪЕКТ НАРУШЕНИЯ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

С субъективной стороны нарушение равенства нрав и свобод человека и гражда­нина в зависимости от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имуще­ственного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям — преступление всегда умышленное. При этом умысел может быть как прямым, так и косвенным.

При прямом умысле виновный осознает, что он нарушает равноправие граждан и что его действие (бездействие) является общественно опасным, предвидит причи­нение вследствие этого вреда их правам и законным интересам и желает этого.

При косвенном умысле виновный осознает общественную опасность нарушения равенства прав и свобод человека своим действием (бездействием), предвидит при­чинение вреда правам и свободам человека, однако сознательно допускает причине­ние такого вреда либо относится к этому безразлично.

Для наиболее полного представления о составе нарушения прав и свобод челове­ка и гражданина необходимо рассмотреть мотивы и цели этого преступления, кото­рые в данном случае могут быть различными.

«Мотив — побуждение нарушить равноправие гражданина из-за недоброжела­тельного отношения к его полу, расе, национальности, языку» (Уголовное право. Особенная часть. М., 1998. С. 144).

1. Как правило, мотивами при совершении указанного преступления являются не­приязнь к другой расе, национальности и убеждениям лица, шовинистические или националистические мотивы, а также зависть, месть, корысть.

При косвенном умысле специальный мотив зачастую отсутствует. : Следует заметить, что мотив или цель не входят в состав преступления в каче­стве обязательных признаков, следовательно, их наличие не влияет на квалифика­цию, но должно учитываться при назначении наказания судом.

Субъектом преступления — нарушения прав и свобод человека и гражданина — может быть любое вменяемое физическое лицо, достигшее шестнадцатилетнего воз­раста, от которого в той или иной степени зависит решение вопроса осуществления человеком своих прав и свобод.

Законом от 8 декабря 2003 г. ст. 136 УК РФ приведена в новой редакции:

«1. Дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека н гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общесгвенным объединениям или каким-либо социальным группам, наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработ­ной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обя­зательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работа­ми на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного поло­жения, наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или занимать­ся определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет».

Частью 2 ст. 136 УК РФ предусмотрен квалифицированный состав рассматрива­емого преступления — нарушение прав и свобод человека и гражданина в зависимо­сти от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и дол­жностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, причинившее вред правам и закон­ным интересам граждан, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Таким образом, в данном случае имеет место специальный субъект преступления. Это может быть как должностное лицо, так и лицо, выполняющее управленческие функции в общественной организации или иной негосударственной организации.

При этом законодатель определяет должностное лицо как лицо, постоянно, времен­но или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйствен­ные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государ­ственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

В свою очередь лицо, выполняющее управленческие функции, — это лицо, по­стоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организацион­но-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммер­ческой организации независимо от форм собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправле­ния, государственным или муниципальным учреждением.

Специальным субъектом, подлежащим ответственности по ч. 2 ст. 136 УК РФ, могут быть также лица, не относящиеся к категории должностных лиц, но занимаю­щие государственные должности Российской Федерации, субъектов Российской Фе­дерации и органов местного самоуправления.

Определения указанных лиц даны в примечании к ст. 285 УК РФ.

Так, под лицами, занимающими государственные должности Российской Федера­ции, понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией Рос­сийской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными за­конами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов.

Под лицами, занимающими государственные должности субъектов Российской Федерации, понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые конститу циями или уставами субъектов Российской Федерации для непосредственного ис­полнения полномочий государственных органов.

Использование указанными лицами своего служебного положения при соверше­нии рассматриваемого преступления может выражаться наряду с непосредственным использованием предоставленных им полномочий использованием возможностей, которые имеются у лица в связи с его служебным положением. Например, декан учебного заведения отказывает в зачислении лицу на основании того, что оно яв­ляется представителем определенной национальности.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий