регистрация / вход

Общие начала назначения наказания 2

ПРАВИТЕЛЬСТВО ГОРОДА МОСКВЫ ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КУРСОВАЯ РАБОТА по уголовному праву Российской Федерации

ПРАВИТЕЛЬСТВО ГОРОДА МОСКВЫ

ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КУРСОВАЯ РАБОТА

по уголовному праву Российской Федерации

тема: «Общие начала назначения наказания»

Преподаватель: Косевич Н.Р.

Выполнила студентка 3 курса:

Городецкая Ольга Викторовна

МОСКВА 2009

СОДЕРЖАНИЕ:

Введение………………………………………………………………..3

Глава 1. Понятие общих начал назначения наказания и их значение………………………………………………………………...5

Глава 2. Законность назначения наказания…………………………10

Глава 3.Справедливость наказания………………………………….16

Глава 4. Индивидуализация наказания……………………………...20

Заключение……………………………………………………………24

Задачи………………………………………………………………….25

Список использованной литературы………………………………..28

Введение.

Данная тема курсовой работы довольно актуальна не только в настоящее время, но и в любой период исторического цикла, ведь определить виновность человека в преступлении и назначить ему за это деяние наказание очень сложная и противоречивая уступка разума. Для правильного применения санкции к виновному лицу, нужно обладать всей полнотой информации о личности преступника и обстоятельствах совершения преступления. Поэтому в уголовном праве разработаны понятия общих начал назначения наказания.

Применение уголовно-правовых средств к лицам, признанным виновными в совершении преступлений, имеет своей задачей не исключение их из общества, а напротив, их ресоциализацию, их исправление и перевоспитание, формирование полезного члена общества, принимающего активное участие в строительстве правового гражданского общества.

Уголовная политика государства исходит из того, что лица, совершившие преступления, могут, несмотря на тяжесть совершенного преступления, вернуться к активной общественной жизни и стать строителями нового общества, а также из того, что неисправимых преступников нет, а есть не исправившиеся преступники.

Вопросы уголовного наказания на протяжении многих лет остаются в центре внимания не только представителей науки и практических работников следствия, суда и пенитенциарной системы, но и общества в целом. Наказание – и потенциальное, и применяемое реально – является одним из ведущих средств государственной уголовной политики, мощнейшим правовым инструментом в борьбе с преступностью, во многом обеспечивающим выполнение задач уголовного закона. Именно за наказанием признается роль основного средства реализации уголовной ответственности.

Практика назначения наказания имеет наибольшее значение для всех видов правоприменительной деятельности.

Назначение наказания – это особая стадия, занимающая центральное место в осуществлении правосудия . Действительно, назначая наказание, суд принимает решение о том, какая мера государственного принуждения и в каком масштабе соответствует обстоятельствам дела, достаточна ли она для достижения закрепленных в законе целей наказания.

Именно через уголовное наказание опосредствуется оценка содеянного лицом, признанным виновным в совершении преступления, выражающаяся в необходимом и достаточном ограничении правового статуса виновного. Поэтому закон устанавливает общие начала назначения наказания, то есть определенные критерии (требования), которыми должен руководствоваться суд при решении вопроса о применении соответствующей меры государственного принуждения.

Несомненно, что каждый уголовно-правовой институт содержит категории и понятия, без глубокого и все­стороннего изучения которых невозможно его осмысление. Применительно к институту назначения наказания таковыми являются неоднозначно понимаемые общие начала назначения наказания.

Наказание - мера государственного принуждения, назначается по приговору суда, которая применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных УК РФ лишениях и ограничениях прав и свобод этого лица.

Из определения наказания видно, что оно может быть назначено только приговором суда. То есть законодатель возлагает на суд обязанность по выбору меры наказания, которая бы соответствовала характеру и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного.

Для лучшего понимания и четкой ориентации в мерах государственного принуждения, в особых порядках и способах их назначения в российском уголовном праве, я постараюсь в данной курсовой работе более обширно разобраться и изучить эту сложную и такую ответственную проблему вмешательства государства в сложившиеся процессы преступной организации как общие начала назначения наказания.

Глава 1.

Понятие общих начал назначения наказания и их значение.

В ст. 49 Конституции Российской Федерации прописано: «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда», данное положение устанавливает заключительный вывод о степени виновности или невиновности лица, совершившего преступное деяние, и назначении ему соответствующего наказания может сделать только суд. Это решение он излагает в обвинительном приговоре, если не установит основания для освобождения подсудимого от наказания. Назначением наказания подводится итог судебному разбирательству. Суд определяет, какой вид и размер наказания будет достаточен, при этом он должен руководствоваться и опираться на общие начала назначения наказания в соответствии со ст. 60 УК РФ.

Назначение наказания – есть важнейшая стадия уголовного судопроизводства. В этой стадии суд особо должен учесть, что только справедливое и правильно избранное наказание способно обеспечить достижение своих целей:

а) восстановление социальной справедливости;

б) исправление осужденного;

в) предупреждение совершения преступлений как самим осужденным, так и другими лицами[1] .

Общими началами назначения наказания являются основные, принципиальные требования, которые должны быть выполнены судом при назначении любого вида наказания за любое преступление независимо от того, является ли оно оконченным, совершено единолично или с соучастниками.

Общие начала назначения наказания нередко характеризуются как определённые правила, которыми должен руководствоваться суд в каждом случае при индивидуализации наказания виновному. В них усматривается также определённая система отправных требований уголовного закона, которая служит основой для принятия решения по всем наиболее существенным вопросам, возникающим при назначении наказа­ния по любому уголовному делу.

В этой связи следует отметить мнение Г.П. Новосёлова, который различает «широкое» и «узкое» понимание общих начал назначения наказания. В широком значе­нии им подразумевается понимание общих начал назначения наказания в качестве принципов назначения наказания. В узком смысле слова под об­щими началами «фактически подразумевается то, что непосредственно ка­сается оснований наказуемости». Тем самым он объединил под общей «маркой» оба понятия. Однако употребление термина «общие начала назначения наказания» для определения исследуемых категорий будет способствовать лишь дальнейшему развитию споров относительно их содержания и соотношения[2] .

Общие начала назначения наказания в полной мере соответствуют основополагающим принципам уголовного закона. Содержание последних значительно шире, поскольку уголовно-правовые принципы представляют собою основные или руководящие идеи, применимые ко всему уголовному законодательству в целом, в том числе и к институту наказания.

В частности, в общих началах назначения наказания непосредственно упоминаются принцип справедливости (требование назначения справедливого наказания), принцип вины (назначение наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления) и принцип законности (назначение наказания в пределах, предусмотренных законом; учет положений Общей части УК).

Некоторые из положений УК РФ о назначении наказания в литературе расцениваются либо как исключение из общих начал назначения наказания (отступление от них), либо как особые (корригирующие) правила, учитываемые наряду с общими началами.

В единичных случаях за специальными правилами признается значение дополняющих общие начала.

Такие правила о назначении наказания не отменяют и не изменяют общих начал назначения наказания, а, напротив, полностью им соответствуют.

Каждое из требований статьи 60 УК имеет самостоятельное значение для применения наказания, однако, ведущими (определяющими) являются два из них: требование назначения справедливого наказания и учета положений Общей части.

Первое позволяет избрать должную меру наказания, определить её вид и срок (размер). По сути, все иные требования выполняют обеспечивающую функцию, т.е. способствуют назначению справедливого наказания. Ведь справедливость – обобщающий принцип назначения наказания, который корректирует взаимодействие других принципов в случае коллизии их требований, приводит их в систему. Второе начало подчеркивает, во-первых, необходимость назначать наказания в строгом соответствии с положениями УК, помещенными собственно в разделах III («Наказание») и IY («Освобождение от уголовной ответственности и от наказания»), во-вторых, соблюдать иные требования уголовного закона, так или иначе влияющие на назначение наказания (правила, регламентирующие действие уголовного закона во времени, устанавливающие особенности уголовной ответственности несовершеннолетних и т.д.)[3] .

Положения Общей части УК в отдельных случаях существенно корректируют сами санкции статей Особенной части, а именно изменяют их минимальный и (или) максимальные пределы, либо определяют невозможность применения того или иного вида наказания, хотя в санкции и указанного. Поэтому при назначении наказания суд исходит из пределов санкции, но трансформированных с учетом положений Общей части УК, следовательно, и при смягчении мер уголовно-правового принуждения требования общих начал соблюдаются в полном объеме.

Правила ст. 62, ч. 1 ст. 65, ч. 2 и 3 ст. 66, ст. 88 УК РФ сокращают верхний предел санкции, ограничивая срок (размер) наиболее строгого наказания. При определенных условиях эти же правила обусловливают возможность назначения наказания ниже низшего предела, установленного санкцией статьи Особенной части;

Ч. 4 ст. 49, ч. 5 ст. 50, ч. 5 ст. 53, ч. 2 ст. 54, ч. 2 ст. 57, ч. 3 ст. 59 УК РФ ограничивают применение наказаний в виде обязательных и исправительных работ, ограничения свободы, ареста, пожизненного лишения свободы и смертной казни; ст. 88 УК РФ предусматривает особую ограниченную систему наказаний для несовершеннолетних и т.д. Таким образом, некоторые виды наказаний, хотя и указанные в санкции, не могут быть назначены отдельным категориям лиц, признанных виновными в совершении преступлений. Ч. 3 ст. 47 и ст. 48 Общей части УК РФ позволяют назначить наказание (лишение права занимать определённые должности или заниматься определенной деятельностью, а также лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград), не предусмотренное санкцией статьи. Ч. 1 ст. 55 УК РФ позволяет назначить наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части вместо лишения свободы, а ч. 1 ст. 51 УК РФ – ограничение по военной службе вместо исправительных работ так же, несмотря на отсутствие его в санкции нормы[4] .

Суд назначает более мягкое наказание, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части при исключительных обстоятельствах (ст. 64 УК РФ).

Эти правила, таким образом, существенно снижают нижний предел санкции, смягчая срок (размер) наказания до минимального, установленного уголовным законом для соответствующей меры принуждения (например, двух месяцев применительно к лишению свободы), либо включают в санкцию более мягкий вид наказания, либо выводят дополнительное наказание из разряда обязательных. При этом суд самостоятельно избирает форму смягчения наказания (форму трансформации санкции) и назначает наказание в новых (измененных) пределах.

Итак, суд назначает наказание в пределах соответствующей статьи Особенной части с учетом положений Общей части УК РФ, в том числе – корректирующих эти пределы.

Таким образом, требование учета положений Общей части уголовного кодекса является одним из фундаментальных общих начал назначения наказания. Уголовно-правовые правила смягчения наказания содержатся именно в Общей части уголовного кодекса, и уже поэтому предусмотренные законом способы смягчения уголовных мер принуждения не могут противоречить, а равно быть исключением либо дополнением к общим началам назначения наказания.

Большинство нарушений, связанных с применением наказания, включая санкции норм уголовного закона, объясняется плохим знанием некоторых положений, предусмотренных именно Общей частью уголовного законодательства.

Наказание назначается в полном соответствии с требованием соблюдения пределов санкции, содержание последних в Особенной части УК соответствует уголовно-правовой оценке характера и степени общественной опасности оконченного преступления и не учитывает иные обстоятельства, такие как прерванность деяния, наличие рецидива, присутствие исключительных обстоятельств, специальные признаки субъекта преступления.

Что же касается принципов назначения наказания, то к ним в различные времена относили социалистическую законность, социалистический гуманизм, социалистический демократизм, социалистическое правосознание, индивидуализацию наказания и наказуемость за общественно опасную деятельность; законность наказания, его обоснованность, соответствие наказания опасности преступления, соответствие наказания опасности преступника (индивидуализация наказания) и справедливости; наказуемость за деяния, заключающие в себе состав преступления и принцип индивидуализации и справедливости наказания; законность, обоснованность, гуманность, индивидуализацию, справедливость наказания; законность наказания, его определённость в судебном приговоре, обоснованность и обязательность его мотивировки в приговоре, гуманность, индивидуализация, справедливость; дифференциацию, индивидуализацию, целевого устремления и экономии мер уголовной ответственности и наказания[5] .

Не вдаваясь в рассмотрение каждой позиции, отметим, что для всех вышеизложенных точек зрения общим является то, что все они к числу принципов относят положения, конкретизирующие или развивающие законодательно закрепленные принципы уголовного права относительно института назначения наказания.

Признавая содержательное различие понятий, мыслимых под именами «общие начала назначения наказания» и «принципы назначения наказания», считается, что их разграничение должно осуществляться не только путем уточнения признаков понятий, но и систематизации их употребления в праве.

В этой связи целесообразным видится замена в ст. 60 УК РФ термина «общие начала назначения наказания» на понятие «правила назначения наказания», которое наиболее полно отражает правовую сущность явления.

Кроме того, допускаем возможность введения новой статьи 60.1 в УК РФ, - «Принципы назначения наказания» следующего содержания: «Суд при назначении наказания должен основываться на принципах индивидуализации, экономии мер принуждения и целенаправленности наказания» с дальнейшим ее толкованием на уровне постановлений Пленума Верховного Суда РФ[6] .

Как было сказано выше общие начала назначения наказания соответствуют основополагающим принципам уголовного закона, к ним относятся: принцип законности назначения наказания, принцип справедливости назначения наказания, которые будут рассмотрены более подробно в следующих главах данной курсовой работы.

Глава 2.

Законность назначения наказания.

В уголовном праве Российской Федерации, как и в уголовном праве любого цивилизованного и правового государства, существует понятия принципа законности. В соответствии со ст. 3 УК РФ преступность деяния, а также его наказуемость и иные правовые последствия определяются только действующим уголовным кодексом; применение уголовного закона по аналогии не допускается, это означает, что если совершенное деяние не предусмотрено уголовным законом, то его нельзя отнести к преступлению.

Данное определение исключает применение аналогии не только в отношении норм Общей, но и Особенной части УК РФ. Оно также дает ответ на вопрос о компетенции разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, а именно: новых уголовно-правовых норм эти акты не содержат.

Во-вторых, идея, выраженная в указанном положении, выражается в том, что никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом.

В-третьих, лицо, признанное виновным в совершении преступления, несёт обязанности и пользуется правами, установленными законом. Это положение в большей степени относится к стадии исполнения обвинительного приговора. Суть его состоит в том, что в этой стадии уголовного процесса права и обязанности должны фиксироваться на уровне закона, а не инструкции или иных подзаконных актов.

В-четвертых, хотя все правоприменительные органы вправе толковать уголовный закон в пределах своей компетенции, его содержание следует понимать в точном соответствии с текстом закона. Это означает, что пробелы в праве, а также поправки действующего уголовного законодательства не могут производиться посредством распространительного или ограничительного толкования закона, а должны осуществляться путем издания нового уголовного закона[7] .

Принципу законности, как и должно быть, подчиняются все общие начала назначения наказания. Суды в первую очередь должны руководствоваться именно этим принципом и в соответствии с ним назначать своё законное наказание для исправления виновного нарушителя общественного порядка, преступника.

Исходя из принципа законности, следует отметить, что наказание назначается в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части уголовного кодекса Российской Федерации.

Это положение обязывает суд прежде всего правильно квалифицировать преступление, т.е. в обвинительном приговоре указать, какой статьей (ее частью, пунктом, если они имеются) УК предусмотрено совершенное преступление.

Конечно, преступление уже квалифицировано органами предварительного расследования в таких процессуальных документах, как постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительное заключение, в которых указано, нарушение каких уголовно-правовых норм вменяется лицу в ответственность. Однако данная до судебного разбирательства квалификация преступления не означает, что она не может измениться.

Ведь, в соответствии с п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания»: «Суд вправе переквалифицировать уголовно-наказуемое деяние с одной статьи на несколько статей уголовного закона, предусматривающих ответственность за менее тяжкие преступления, если этим не ухудшается положение осужденного, не нарушается право на защиту. При этом назначенное наказание по совокупности преступлений не должно быть более строгим, чем максимальное наказание, предусмотренное санкцией статьи УК РФ, по которой было квалифицировано уголовно-наказуемое деяние в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении».

При учете характера и степени общественной опасности преступления надлежит исходить из того, что характер общественной опасности преступления зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины и отнесения Уголовным кодексом преступного деяния к соответствующей категории преступлений (статья 15 УК РФ), а степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого при совершении преступления в соучастии)[8] .

Установив, по какой норме должен отвечать подсудимый, суд руководствуется тем, каковы нижний и верхний пределы наказания, установленного санкцией данной нормы. Если санкция альтернативная, суд решает, какой вид наказания должен быть применен к осуждаемому, а затем определяет ему размер или срок этого наказания, руководствуясь теми пределами, которые указаны в санкции. Часто в санкции непосредственно не указан нижний предел того или иного наказания. Суд в таком случае исходит из того нижнего предела, который установлен для данного вида наказания статьей Общей части уголовного кодекса[9] . Например, относительно наказания в виде лишения свободы при таких условиях судам следует руководствоваться ч. 2 ст. 56 УК РФ: «Лишение свободы устанавливается на срок от двух месяцев до двадцати лет». Поэтому нижний предел наказания в виде лишения свободы будет составлять два месяца. Суд, назначая наказание за преступление, никоим образом не может выйти и за верхние пределы наказания, предусмотренные санкцией за его совершение. Нельзя назначать и другой, более суровый вид наказания по сравнению с указанными в санкции, каким бы тяжким ни было преступление. Несоблюдение этого требования является нарушением принципа законности, установленного ст. 3 УК РФ.

Например, убийство, совершенное в состоянии аффекта, при отягчающих обстоятельствах, в соответствии с ч. 2 ст. 107 наказывается лишением свободы на срок до пяти лет. Минимальный же срок этого вида наказания установлен в ст. 56 (шесть месяцев), и, следовательно, санкция ч. 2 ст. 107 предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до пяти лет.

При установлении альтернативных санкций законодатель исходит из того, что назначение судом любого из предусмотренных в санкции статьи Особенной части УК РФ видов наказания не всегда обеспечивает соблюдение законности и справедливости при назначении наказания. В связи с этим в Кодексе сделана оговорка насчет того, что более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается лишь в случае, если менее строгий его вид не сможет обеспечить достижение целей наказания.

В ч. 2 ст. 60 предусматривается, что в двух случаях суд вправе назначить наказание, превышающее пределы санкций, установленных статьями Особенной части УК РФ. Это возможно: 1) при назначении наказания по совокупности преступлений (ст. 69 УК РФ) и 2) при назначении наказания по совокупности приговоров (ст. 70). Однако и в этих случаях речь не идет о каком-то отступлении от правила, установленного в ч. 1 ст. 60 и ограничивающего наказание пределами, установленными соответствующей статьей Особенной части УК РФ. В обоих случаях имеется в виду назначение виновному наказания за совершение им не одного, а двух или более преступлений, причем наказание за каждое отдельное преступление назначается строго в указанных пределах (в пределах санкций). Выход за эти пределы возможен лишь при определении общего (итогового) наказания за все совершенные лицом преступления[10] .

Однако санкция статьи содержит описание лишь тех мер воздействия, которые наиболее характерны для описанного в диспозиции вида преступления и не охватывает всего спектра средств воздействия за содеянное. "Установив общее правило о том, что наказание должно определяться в пределах санкции статьи закона, предусматривающей ответственность за совершенное преступление, законодательство вместе с тем в некоторых случаях допускает возможность назначения виновным и более мягкого наказания, чем предусмотрено законом за данное преступление, применения условного осуждения, отсрочки исполнения приговора..., а также освобождения от уголовной ответственности и наказания[11] ". Также суд может усиливать наказание по сравнению с упомянутым в санкции статьи посредством применения ряда дополнительных наказаний (ст.ст. 47, 48 УК РФ), замены ограничения по военной службе исправительными работами и лишения свободы на срок до двух лет содержанием в дисциплинарной воинской части (ст.ст. 51, 55 УК РФ).

Следующим положением, предусмотренным ст. 60 УК РФ и обеспечивающим законность, является требование об учете по­ложений Общей части уголовного кодекса РФ.Суд обязан учесть определенные положения Общей части уголовного кодекса РФ, относящиеся непосредственно к назначению наказания: ограничение и усиление наказания.

К ограничением наказания относится в первую очередь то, что лицам, совершившим преступления в возрасте до 18 лет, можно назначить только те наказания и в тех пределах, которые предусмотрены гл. 14 УК РФ.Суд обязан соблюдать установленные Общей частью уголовного кодекса РФ ог­раничения в применении некоторых видов наказания лицам, дос­тигшим к моменту вынесения приговора установленного возраста. Например, в соответствии с ч. 2 ст. 54 УК РФ арест не назначается лицам, не достигшим к моменту вынесения судом приговора шестнадцатилетнего возраста.

Суд обязан учесть ограничения в применении некоторых видов наказания с учетом пола субъекта преступления, наличия у него малолетних детей, его состояния здоровья, рода деятельно­сти. Например, в ч. 4 ст. 49 УК РФ говорится, что обязательные работы не назначаются лицам, признанным инвалидами первой группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, военнослужащим, проходящим военную службу по призыву.

Обязательным является учет положений Общей части УК РФ об ограничении наказуемости приготовления к преступлению и покушения на него (ст. 30, ст. 66).Учитываются ограничения при назначении наказания при некоторых смягчающих обстоятельствах (ст. 62 УК) и исключи­тельных обстоятельствах (ст. 64 УК). Также подлежат обязательному учету положения Общей части УК РФ об ограничении размеров наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении (ст. 65).

При усилении наказания суд должен руководствоваться положениями уголовного кодекса РФ о рецидиве преступлений.

При решении вопроса о наличии рецидива преступлений судам следует иметь в виду, что основанием для признания рецидива преступлений является судимость только за умышленное преступление. При этом судимости, указанные в части четвертой статьи 18 УК РФ, не учитываются (например, наличие у лица, совершившего тяжкое преступление, судимости за преступление небольшой тяжести, не образует рецидива преступлений. Однако совершение умышленного преступления небольшой тяжести лицом, имеющим судимость за тяжкое преступление, образует рецидив преступлений)[12] .

Суд применяет положения об усилении наказания также при совокупности преступлений (ст. 17, ст. 69 УК РФ), при назначении наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ), при совершении преступления в составе группы (ч. 7ст. 35 УК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 69 УК РФ «при совокупности преступлений наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление». При назначении наказания за несколько преступлений, часть из которых не предусматривает возможности назначения лишения свободы несовершеннолетнему, окончательное наказание может быть назначено в виде лишения свободы как при поглощении менее строгого наказания более строгим (ч. 2 ст. 69 УК РФ), так и при частичном или полном сложении наказаний разных видов с учетом порядка определения сроков наказаний при их сложении (ч. 1 ст. 71, ч. 3 ст. 69 УК РФ).

Согласно ч.ч. 2, 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание по совокупности преступлений путем полного или частичного сложения наказаний не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений или более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. При назначении наказания по совокупности преступлений, за каждое из которых или за некоторые из них предусматривается наказание до двадцати лет лишения свободы, окончательное наказание не может быть более двадцати пяти лет лишения свободы, поскольку указанный срок наказания по совокупности преступлений, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы, является максимальным[13] .

Из ст. 70 УК РФ видно, что правила назначения наказания по совокупности приговоров применяются в случаях, когда осужденный после вынесения приговора, но до полного отбытия наказания совершил новое преступление. При решении вопроса о назначении наказания по совокупности приговоров суду следует выяснить, какая часть основного или дополнительного наказания реально не отбыта лицом по предыдущему приговору.

Указывая, какое наказание должен отбывать осужденный, суд обязан руководствоваться порядком определения сроков наказа­ний при их сложении (ст. 71 УК РФ), порядком исчисления сроков наказаний и зачета наказания (ст. 72 УК РФ).

При частичном или полном сложении наказаний как по совокупности преступлений, так и по совокупности приговоров возникает вопрос о сложении разнородных наказаний. В ст. 71 УК РФ определяется, во-первых, какие виды наказаний можно складывать, и, во-вторых, каков порядок такого сложения. В соответствии с ч. 1 ст. 71 УК РФ по отношению к лишению свободы такими наказаниями являются арест, содержание в дисциплинарной воинской части, ограничение свободы, исправительные работы, ограничение по военной службе и обязательные работы. При этом одному дню лишения свободы соответствуют один день ареста или содержания в дисциплинарной воинской части, два дня ограничения по военной службе и восемь часов обязательных работ.

Исполнение назначенного наказания требует точного исчисления соответствующих наказаний. Этот вопрос специально регулируется в ст. 72 УК РФ. В соответствии с ч. 1 данной статьи сроки лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, исправительных работ, ограничения по военной службе, ограничения свободы, ареста, содержания в дисциплинарной воинской части, лишения свободы исчисляются в месяцах и годах, а сроки обязательных работ - в часах. Согласно ч. 2 данной статьи при замене или сложении этих наказаний, а также при зачете наказания (имеется в виду зачет в качестве наказания такой меры пресечения, как содержание под стражей) указанные сроки могут исчисляться в днях[14] . Часть 3 ст. 72 УК РФ регулирует вопрос о зачете времени содержания лица под стражей до судебного разбирательства в сроки таких назначенных судом наказаний, как лишение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части и арест.

Глава 3.

Справедливость наказания.

Только справедливое наказание может достичь своих целей, обеспечить эффективное исправление, частную и общую превенцию. Наказание должно пройти через сознание осужденного, должно восприниматься как кара за содеянное.

Слишком мягкое наказание подрывает авторитет уголовной юстиции, вызывает у осужденного чувство безнаказанности. Слишком суровое наказание также подрывает авторитет власти, вызывает у осужденного чувство беззаконности.

Одним из методов эффективности функционирования уголовной юстиции можно избрать измерение эффективности этой системы на ее «входах» и «выходах», там она непосредственно взаимодействует с преступностью.

«Вход» системы уголовной юстиции — это выявление преступления и преступника; «выход» — возвращение ли­ца, совершившего преступление, в среду честных граж­дан. Показатели работы системы уголовной юстиции по этим двум позициям могут служить известной характе­ристикой ее эффективности вообще. На юридическом язы­ке эти показатели — уровень латентной преступности и уровень рецидива.

В уголовном праве цель восстановления социальной справедливости чаще всего трактуют как соразмерность наказания преступлению и запрет двойной ответственности за совершенное общественно опасное деяние. Иногда указывается на восстановление нарушенных преступлением прав и интересов потерпевших.

Восстановление социальной справедливости как цель наказания в виде лишения свободы предполагает возможно более полное и адекватное восстановление нарушенных преступлением прав и интересов личности, общества, государства.

Исследуя данную цель, нельзя забывать о потерпевшей стороне, в частности, когда речь идет о наказании за совершение преступлений против личности. В этом случае для более полного восстановления социальной справедливости необходимо восстановление как личных имущественных, так и неимущественных прав. То есть преступник обязан возместить как имущественный вред, нанесенный преступлением, так и вред нравственный и физический. Из этических соображений мы не имеем права предположить полное моральное удовлетворение потерпевшего от осознания того, что преступник осужден к лишению свободы и испытывает при этом соответствующие страдания.

Таким образом, в качестве показателей достижения цели восстановления социальной справедливости после совершения преступления можно считать, прежде всего, возмещение материального ущерба (имущественного либо оплату лечения в результате причинения вреда здоровью); моральное удовлетворение потерпевшего в плане ликвидации стресса от преступления, куда входит, с одной стороны, денежное возмещение морального вреда, с другой - чувство удовлетворения от осознания факта наказания виновного (т.е. удовлетворенное чувство отмщения).

Из перечисленных показателей последний - единственный, на степень которого влияет наказание в виде лишения свободы. Другие же регулируются иными отраслями права.

Итак, цель наказания - восстановление социальной справедливости не достигается в полной мере при назначении наказания в виде лишения свободы.

Достижение указанной цели возможно лишь при условии, если лицу, совершившему преступление, назначено адекватное наказание, которое обеспечит возможность возмещения причиненного вреда и в реальных пределах приведет к ограничению прав и свобод осужденного, соразмерное страданиям потерпевшего, которые были ему причинены вследствие совершенного преступления. Наказание, таким образом, - это своеобразный уголовно-правовой способ восстановления социальной справедливости.

Согласно ст. 60 УК РФ наказание должно быть справед ливым. Только тогда оно может достичь целей, предусмотренных ст. 43 УК, — восстановление социальной справедливости, а также — исправление осужденного и преду­преждени е совершения новых преступлений.

Справедливость — категория морально- эти­ческая. Она содержит условие о соответ­ствии между деянием и воздаянием, преступ­лением и наказанием.

Для того, чтобы суд всякий раз назначал справедливое наказание, УК предусматривает общие начала их назначения, т. е. правила, ко­торыми должен руководствоваться суд при ре­шении вопроса о наказании за совершенное преступление.

Специальные правила назначения наказания полностью соответствуют и другому важнейшему общему началу – требованию назначения справедливого наказания. Как отмечал А.И. Эскимов, даже самое правильное по существу решение суда теряет воспитательное значение, если оно не воспринимается как справедливое. Категория социальной справедливости играет важнейшую роль в правовых отношения, включая уголовно-правовые, и, прежде всего, – в правоотношениях, связанных с назначением наказания. Это обстоятельство очевидно и потому признается практически всеми представителями науки и практики[15] .

Таким образом, справедливость наказания многоаспектна и многогранна, объединяет все иные общие начала: приоритет менее строгого вида наказания, требование учета характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Полный учет всех начал назначения наказания является объективной предпосылкой назначения справедливого наказания и обусловливает возможность его смягчения. Несправедливым будет и чрезмерно мягкое и чрезмерно суровое наказание.

Любое из общих начал назначения наказания имеет самостоятельное значение, но выбирая меру правовой ответственности, они применяются совокупно, сбалансировано, чтобы обеспечить принятие справедливого решения.

Требование учета смягчающих обстоятельств, влияния наказания на исправление осужденного, условия жизни его семьи, приоритет более мягкого наказание и т.д. не имеют каких—либо преимуществ перед требованием учета характера и степени общественной опасности совершенного деяния.

В соответствии с ч. 1 ст. 6 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления.

По общему правилу, характер и степень общественной опасности преступного деяния представляют собой две стороны одного и того же явления, а потому всегда находятся в неразрывной связи и дополняют друг друга. Однако закон не содержит хотя бы примерного перечня обстоятельств, могущих характеризовать эти признаки. В результате, в судебной практике, как правило, можно встретить лишь ссылку в приговоре на учет характера и степени общественной опасности преступного деяния[16] .

В то же время характер и степень общественной опасности соответствующего деяния, как правило, уже находят адекватное отражение в санкции статьи Особенной части. Так, в силу ч. 4 ст. 158 УК РФ краже чужого имущества в особо крупном размере соответствует наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей, однако хищение имущества, стоимость которого составляет 100 миллионов рублей, должно наказываться менее строго, чем кража имущества, оцениваемого, например, в 1 миллион сто рублей.

Максимальное наказание за выполнение основного состава преступления превышает предусмотренный минимум наказания за преступление квалифицированное (например, закон позволяет назначить за простую кражу наказание в виде двух лет лишения свободы, за квалифицированную – по ч. 2 ст. 158 УК РФ – штраф в размере двух с половиной тысяч рублей, и в размере ста тысяч рублей – за особо квалифицированную - по ч. 3 ст. 158). Поэтому правоприменителю трудно сориентироваться и выбрать справедливую меру наказания виновного лица.

Как представляется, недопустим учет при назначении наказания так называемой «повышенной общественной опасности» преступного деяния. Так, судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда изменила приговор Советского районного суда, которым несовершеннолетний Л. был осужден по ч.1 ст. 163 УК РФ к двум годам лишения свободы с учетом повышенной опасности и распространенности вымогательства. Коллегия применила правила ст. 73 УК, указав, что Л. является несовершеннолетним, ранее не был судим. В другом случае Коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР отменила по мотивам мягкости приговор Липецкого областного суда, которым Потокин и Самойлов осуждены по ст. 93-1 УК РСФСР с применением ст. 43 УК к лишению свободы сроком соответственно на пять и шесть лет. Коллегия указала, что преступление, предусмотренное ст. 93-1 УК «представляет повышенную общественную опасность». Во-первых, уголовному закону не известна такая категория преступлений, как «обладающие повышенной степенью общественной опасности» (ст. 15 УК); во-вторых, такой термин вовсе не упоминается в Разделе III УК («Наказание»); в-третьих, что особенно важно, общественная опасность каждого преступления находит отражение в санкции, поэтому даже нижний предел самого мягкого вида наказания (в альтернативной санкции) может быть адекватен «типичному» преступлению и при отсутствии, например, исключительных обстоятельств[17] .

Принцип справедливости представляет собой основу, базис для суда при назначении им должного наказания для виновного лица, но суду следует учесть также и специальные условия совершения преступления и аспекты личности преступника, то есть индивидуализировать наказание.

Глава 4.

Индивидуализация наказания.

Индивидуализация наказания безусловно связана с его законностью и справедливостью. Если наказание не индивидуализировано, значит, оно, по существу, и незаконно, хотя формально требования закона могут быть соблюдены (наказание назначено в пределах санкции нормы уголовного кодекса). Одновременно такое наказание будет и несправедливым. Тем не менее представляется обоснованным выделить индивидуализацию наказания в качестве самостоятельного принципиального положения, в котором воплощено одно из основных начал назначения наказания (ст. 60 УК РФ прямо не называет его, но оно вытекает из ее содержания). При этом индивидуализация наказания (в зависимости от возраста субъекта преступления, его пола, состояния здоровья и других обстоятельств) как при установлении уголовным законом, так при его назначении и исполнении не противоречит конституционному положению о равенстве всех перед законом и судом ( ст. 19 Конституции РФ)[18] .

Индивидуализация наказания в российском уголовном праве представляет собой принцип, который заключается в том, что при назначении наказания суд должен учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, смягчающим и отягчающие обстоятельства.

Сущность индивидуализации наказания и даже само ее существование зависят от социально-политического содержания наказания и его целей.

Принцип индивидуализации наказания является своего рода гарантией применения наказания в соответствии с его предназначением. Поэтому при его определении следует исходить из социальных функций наказания и целей, которые на него возложены. В литературе справедливо отмечалось, что уголовное наказание назначается виновным не только «за» совершенное деяние, преследуя цель восстановления нарушенного права и социальной действительности, сглаживания чувства неудовлетворенности от преступления в общественном сознании, но и «для» того, чтобы посредством уголовно-правового воздействия изменить их социальные свойства, предупредить возможность совершения общественно опасных действий как со стороны преступников, так и со стороны других лиц[19] .

Судебная практика по уголовным делам предполагает необходимость учитывать характер общественной опасности преступления.

Учёт характера общественной опасности совершенного преступления важен и при рассмотрении обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, и определении степени их влияния на назначаемую судом меру наказания виновному. Так, если, например, при совершении менее опасного преступления отдельные смягчающие обстоятельства могут быть основание для существенного смягчения наказания, то при совершении более опасного по характеру деяния те же самые обстоятельства зачастую такой роли уже сыграть не могут.

Наряду с характером преступления суд должен при индивидуализации наказания учитывать также степень общественной опасности совершенного деяния, т.е. сравнительную опасность конкретного преступления по отношению к другим преступлениям того же характера и вида. Степень общественной опасности есть признак, характеризующий конкретное преступное деяние и обстоятельства его совершения. По мнению В. Ткаченко, степень общественной опасности – это количественная сторона преступления и зависит она от размера причиненного вреда конкретному объекту либо интересу[20] .

Один из краеугольных принципов права — всесторонний учет личности субъекта правовых норм и отношений. И это касается не только участников трудовых, гражданских, семейных, административных правоотношений, но и тех граждан, которые вступают в уголовно-правовые и уголовно-процессуальные отношения с государством и его органами, причем не только в роли потерпевшего или свидетеля, но и в роли обвиняемого по уголовному делу.

Известно, что уголовный закон не только карает преступника, но и имеет целью его исправление и перевоспитание, а также предупреждение правонарушений со стороны других неустойчивых членов общества. Выполнить эту задачу можно лишь в том слу­чае, если приговор суда будет законным и справедливым. Это, в свою очередь, предполагает всесторонний учет личности обвиняемого как при назначении наказания и выявлении причин правонарушения, так и во всем про­цессе расследования и судебного рассмотрения дела. Ее характеристика отнюдь не сводится к призна­кам субъекта преступления: вменяемости, возрасту и иног­да служебному положению.

Личность — это человек в совокупности его социальных качеств, формирующихся в различных видах общественной деятельности и отношений. Усиление внимания к изучению личности в совет­ской философии, социологии и психологии привело к по­явлению в последние годы ряда содержательных работ, характеризующих личность во многих ее проявлениях. Если суммировать признаки личности, рассматри­ваемые в этих работах, то можно указать па три основ­ных ее элемента:

1) социально-демографические призна­ки личности;

2) нравственно-психологические качества;

3) социальные роли—поведение человека в различных сферах общественной жизни.

Социально-демографическая харак­теристика обвиняемого дает возможность более глубоко раскрыть причины его поведения, выявить особенности личности и избрать такую меру наказания, которая будет наиболее целесообразной с точки зрения перевоспитания преступника.

Н е менее важн о учитывать и воз рас тные разли чия правон арушителей . Человек — существо социальное, по­этому с и змен ением возраста происходят не только фи ­зи ологи ческие и зменения его организма, но и социальные изменения личности . Такой социально-демографический призн ак, как семей ное положен ие обвиняе мых, казалось бы, мало связан с преступн ым поведение м. Общая структура состава пре­ступников по признакам семейного положения в осн ов­ном соответствует структуре населен ия. Однако в судебн ой статисти ке совершенно не учитываю тся данные о ха­рактере семейных отн ошений, а они-то особенно важны.

Выяснение эти х обстоятельств дает возможность пра­ви льно понять непосре дственные причины совершения преступлен ия обви няемым, мотивы и цели его поведен ия. Особен но важн о это по делам о преступлениях проти в личности, которые нередко совершаются в результате обостренн ых, непри язнен ных семейных отношени й.

Положения Общей части УК РФ позволяют достичь более глубокой дифференциации и индивидуализации наказания. Как отмечал В.Л. Чубарев, «свобода судейского усмотрения должна быть достаточной, чтобы дать возможность учесть и оценить особенности каждого конкретного случая; вместе с тем она должна быть ограничена строгими рамками закона, чтобы выбор наказания не превратился в произвол». Судебная практика прошлых лет демонстрировала, что суды не всегда учитывали при назначении наказания общие рекомендации о смягчении наказания, например, за неоконченное преступление, либо при наличии смягчающих обстоятельств, что явилось одной из причин последовавшей формализации некоторых правил о смягчении наказания, а также придания отдельным из них обязательного характера. Так, Президиум Верховного Суда Дагестанской АССР необоснованно отменил за мягкостью назначенного наказания приговор народного суда, которым Кундилаев осужден по ч. 1 ст. 211 УК РСФСР к одному году исправительных работ. Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР удовлетворила протест об отмене постановления Президиума республиканского суда, указав, что народный суд правильно назначил наказание, поскольку учел, что потерпевшему полностью возмещен материальный ущерб. Ссылка же в постановлении президиума на то, что судом якобы не учтены обстоятельства дела, выразившиеся в грубом нарушении Кундилаевым в нетрезвом состоянии Правил дорожного движения, является необоснованной: эти обстоятельства изложены в приговоре суда и, следовательно, учтены им[21] .

Смягчающие и отягчающие обстоятельства являются дополнительным критерием, на основе которого суд делает свой вывод о степени общественной опасности как совершенного преступления, так и личности виновного "Справедливое и соразмерное наказание может быть назначено виновному лишь при том условии, или в ходе предварительного и судебного следствия будут с достаточной полнотой выявлены и надлежащим образом оценено судом вся смягчающие и отягчающие обстоятельства в их совокупности", особенно это важно при определении меры наказания несовершеннолетним. Их учет позволяет суду строго индивидуализировать наказание за совершенные преступления.

Смягчающие и отягчающие обстоятельства, в основном служат конкретизации ответственности в данных границах. Перечни этих обстоятельств показывают, что в них закреплены наиболее типичные обстоятельства, которые имеют определенное направление влияния на ответственность[22] .

К смягчающим обстоятельствам, характеризующим только преступление, относятся: "Совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступления, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа и распоряжения. Для выяснения наличия указанных обстоятельств необходимо обратиться к ст.ст. 37, 38, 39, 42 УК РФ. Разрешая вопрос о наличии или отсутствии рассматриваемого данного смягчающего обстоятельства, суды должны учитывать не только соответствия или несоответствия средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося. Нужно отметить, что точнее было бы в законе (как в ст. 38, так и в пункте "ж" ст. 61 УК РФ) сказать о задержании лица, совершившего общественно опасное посягательство, а будет ли оно признано преступником, решить может только суд. Задерживающий может не знать, что задерживает не преступника (например, невменяемого или не достигшего указанного в законе возраста), он не знает, что задерживает лицо, совершившее общественно опасное деяние (например, застрелившее даже без какого-либо повода человека). Именно так поступает ст. 37 УК РФ, предоставляя право на необходимую оборону не от преступника, а от лица, совершающего общественно опасное посягательство, хотя последнее чаще всего, конечно, является преступным.

Заключение.

Преступление влечет за собой наказание. Суд, исходя из закона и основываясь на законе, определяет наказание, соразмерное данному преступлению и справедливое для конкретного преступника. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Назначенное таким образом наказание имеет воспитательное и предупредительное значение.

Однако население заинтересовано не только и даже не столько в том, какова юридическая квалификация деяния, какой род и вид наказания за него назначен, сколько в том, чтобы до конца раскрыть и публично осветить все общественно-политические аспекты преступления и его значение, чтобы вынести из суда уроки общественной морали и практической политики.

Следует отметить, что назначение наказания, безусловно, является важнейшей стадией уголовного процесса, однако цели уголовного наказания не могут быть достигнуты лишь путем установления меры воздаяния. Положения общих начал следует учитывать и при изменении объема государственного карательно-воспитательного воздействия в процессе исполнения наказания, поскольку не обеспечение предусмотренных порядка и условий исполнения, либо отбывания наказания способны лишить смысла самое законное, справедливое и индивидуализированное решение суда.

Список использованной литературы.

1. Конституция РФ.

2. Уголовный кодекс РФ.

3. Уголовно-процессуальный кодекс.

4. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» «ГАРАНТ F1».

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» «ГАРАНТ F1».

6. Иногамова-Хегай Л.В., Рарога А.И., Чучаева А.И. «Уголовное право Российской Федерации», учебник, издательский лом «ИНФРА-М», Москва, 2005 год.

7. Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. «Дифференциация ответственности в уголовном праве», Юридический центр Пресс, Санкт-Петербург, 2003 год.

8. Мельникова Ю.Б. «Дифференциация ответственности и индивидуализация наказания», изд. КГУ, г. Красноярск, 1989 год.

9. Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. - Волтерс Клувер, 2005 г.

10. Салпагаров М.У. «Общие начала назначения наказания: вопросы соотношения с принципами назначения наказания», http://www.rusnauka.com/ONG/Pravo/5_salpagarov%20m.u..doc.htm

11. Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями. Москва, 1999 год.

12. Становский М.Н. «Назначение наказания», изд. Юридический центр Пресс, Санкт-Петербург, 1999 год.

13. В.М. Степашин к.ю.н., доцент кафедры уголовного права Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского «Общие начала и специальные правила назначения наказания», http://sartraccc.sgap.ru/Pub/stepashin(11-05-05).htm

13. Ткаченко В. «Общие начала назначения наказания» Российская юстиция №1/1997.

Задача № 1.

Если смотреть с точки зрения условия задачи, то в соответствии со ст.6 УК РФ, назначенное наказание не соответствует принципу справедливости. Это значит, что не применена индивидуализация назначения наказания, не взяты во внимание данные о личности преступника Володина ст. 60 УК РФ. Скорее всего, не выяснены мотивы преступления: может с голоду умирали, вот и пошел воровать. Хотя в условии не говорится о личности преступника, что представляет из себя, Володин как личность? Может он дебошир и пьяница, который избивает жену и ребенка, неоднократно привлекался к административным взысканиям за нарушения правопорядка и т.д. И если хотя бы исходить из этого при назначении наказания, то наказание справедливо. А так можно было назначить, по ст. 158 ч. 1 УК два года лишения свободы с применением ст. 73 (условно). Также можно применить смягчающие обстоятельства ст.61 УК РФ: ранее не судим, имеет на иждивении малолетнего ребенка.

Задача № 2.

Приговор суда положениям ст. 60 УК РФ не соответствует: назначенное наказание не соответствует тяжести совершенного преступления, слишком мягкое: 1) В ч. 1 ст. 60 УК РФ говорится: Лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, и с учетом положений Общей части настоящего Кодекса. Из этого следует, что Коваленко правильно приговорен к девяти годам лишения свободы по п. «г» ч. 4 ст. 290 УК, но применить статью 73 УК (условно) нельзя. Условное наказание назначается на срок не более чем на пять лет ч.3 ст.73 УК РФ. Такое наказание, как описано в задаче возможно, если бы Коваленко не был ответственным работником министерства, и признал бы вину, то только в этом случае, суд мог бы назначить менее строгое наказание (ниже низшего предела), чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса. Об этом прописано в ст.64 УК РФ, а положение закреплено в ч 2. ст. 60 УК РФ.

Задача № 3.

Приговор некоему Хаджиеву, по ст. 105 ч. 2 пункт «а», «б», «е», «н» вынесен справедливо. Как и сказано в задаче: пункт «а», это убийство двух или более лиц; пункт «б», это убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; пункт «е», это совершение убийства общеопасным способом (в нашем случае путем взрыва); пункт «н», совершение убийства повторно или неоднократно. Наказание в этой части от 8 до 20 лет лишения свободы, смертная казнь или пожизненное заключение.


[1] М.Н. Становский «Назначение наказания», изд. Юридический центр Пресс, Санкт-Петербург, 1999 год, стр. 136.

[2] М.У. Салпагаров «Общие начала назначения наказания: вопросы соотношения с принципами назначения наказания», http://www.rusnauka.com/ONG/Pravo/5_salpagarov%20m.u..doc.htm

[3] В.М. Степашин «Общие начала и специальные правила назначения наказания», http://sartraccc.sgap.ru/Pub/stepashin(11-05-05).htm

[4] В.М. Степашин «Общие начала и специальные правила назначения наказания», http://sartraccc.sgap.ru/Pub/stepashin(11-05-05).htm

[5] М.У. Салпагаров «Общие начала назначения наказания: вопросы соотношения с принципами назначения наказания», http://www.rusnauka.com/ONG/Pravo/5_salpagarov%20m.u..doc.htm

[6] М.У. Салпагаров «Общие начала назначения наказания: вопросы соотношения с принципами назначения наказания», http://www.rusnauka.com/ONG/Pravo/5_salpagarov%20m.u..doc.htm

[7] М.Н. Становский «Назначение наказания», изд. Юридический центр Пресс, Санкт-Петербург, 1999 год, стр. 138.

[8] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания», «ГАРАНТ F1».

[9] Л.В. Иногамова-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева «Уголовное право Российской Федерации», учебник, издательский лом «ИНФРА-М», Москва, 2005 год, стр. 408.

[10] А.В. Наумов Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. - Волтерс Клувер, 2005 г., стр. 118.

[11] Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями. Москва, 1999 год, стр. 104.

[12] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» «ГАРАНТ F1».

[13] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» «ГАРАНТ F1».

[14] А.В. Наумов Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. - Волтерс Клувер, 2005 г., стр. 129.

[15] В.М. Степашин «Общие начала и специальные правила назначения наказания», http://sartraccc.sgap.ru/Pub/stepashin(11-05-05).htm

[16] М.Н. Становский «Назначение наказания», изд. Юридический центр Пресс, Санкт-Петербург, 1999 год, стр. 154.

[17] В.М. Степашин «Общие начала и специальные правила назначения наказания», http://sartraccc.sgap.ru/Pub/stepashin(11-05-05).htm

[18] Л.В. Иногамова-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева «Уголовное право Российской Федерации», учебник, издательский лом «ИНФРА-М», Москва, 2005 год, стр. 413.

[19] Ю.Б. Мельникова «Дифференциация ответственности и индивидуализация наказания», изд. КГУ, г. Красноярск, 1989 год, стр. 75.

[20] М.Н. Становский «Назначение наказания», изд. Юридический центр Пресс, Санкт-Петербург, 1999 год, стр. 153.

[21] В.М. Степашин «Общие начала и специальные правила назначения наказания», http://sartraccc.sgap.ru/Pub/stepashin(11-05-05).htm

[22] Л.Л. Кругликов, А.В. Васильевский «Дифференциация ответственности в уголовном праве», Юридический центр Пресс, Санкт-Петербург, 2003 год, стр. 142.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 3.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему