регистрация / вход

Проблемы правового государства

Введение Проблемы правового государства всегда волновали передовых лю­дей, прогрессивных мыслителей древности, средневековья и современ­ности. Вопросы типа — что такое правовое государство? Когда появилась его идея и как она развивалась? Каковы его основные признаки и черты? Каковы цель и назначение правового государства? — практически  всегда находились в поле зрения философов, юристов, историков независимо от из взглядов и суждений, а также от того, как квалифицировалось и как называлось это государство — государством ли закона, справедливости, государством всеобщего благоденствия или же государством законности.

Введение

Проблемы правового государства всегда волновали передовых лю­дей, прогрессивных мыслителей древности, средневековья и современ­ности. Вопросы типа — что такое правовое государство? Когда появилась его идея и как она развивалась? Каковы его основные признаки и черты? Каковы цель и назначение правового государства? — практически всегда находились в поле зрения философов, юристов, историков независимо от из взглядов и суждений, а также от того, как квалифицировалось и как называлось это государство — государством ли закона, справедливости, государством всеобщего благоденствия или же государством законности.

Разумеется, смысл и содержание идеи правового государства у одних мыслителей, политических и общественных деятелей зачастую расходились со смыслом и содержанием его у других мыслителей и государственных деятелей.

Вопросы правового государства широко обсуждаются и в наше время. Основная причина такого внимания к правовому государству заключается не только в гуманизме самой идеи его возникновения, но и в поисках путей ее наиболее адекватного оформления и эффективного осуществления.

Правовое государство — это такое государство, в кото­ром создаются условия для наиболее полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а также для наиболее последо­вательного связывания с помощью права политической власти в целях недопущения злоупотреблений.

Среди существующих условий и предпосылок успешного формирования и функционирования правового государства следует назвать наличие в стране гражданского общества.

Словосочетание «гражданское общество» условно, так как «негражданского», а тем более «антигражданского» общества не существует. Любое общество состоит из граждан и без них немыс­лимо. Только догосударственное, нецивилизованное (родовое) общество нельзя было назвать гражданским. Во-первых, к силу его незрелости, примитивности; во-вторых, потому, что там вообще не было таких понятий, как «гражданин», «гражданство».

Не могло быть, строго говоря, гражданским и рабовладельчес­кое общество, так как оно не признавало значительную часть своих членов и качестве свободных и равноправных. Рабы были не субъектами, а объектами притязаний со стороны себе подоб­ных. То же самое можно сказать о феодальном обществе с его крепостничеством.

В этой работе я рассмотрю историю развития учений и концепций правового государства и гражданского общества, а также особенности взаимоотношения гражданского общества и государства, формирование правового государства в России на современном этапе.

Актуальность нашей курсовой работы обусловлена тем, что формы государства мы увяжем с проблемой власти политической элиты, т. е. с вопросом глобальной актуальности в современной России. Мы уделим особое внимание вопросам правового подхода к истории форм государства в различных правовых системах.

Подход к этой проблеме был различным на разных этапах развития общества, на разных этапах развития теории государства и права как юридической науки. Было бы неверным отрицать все те научные гипотезы, концепции, знания, созданные ранее и признанные ныне не полностью отражающими те общественные отношения и их субъектов изучением которых занимается юридическая наука; однако представляется более верным в рамках курсовой работы опираться на современные знания и теории, а прочим уделять часть времени и места, упоминая их как гипотезы или дополнительные аспекты данной проблемы.

Актуальность темы работы заключается в том, что по содержанию правовое государство противоположно тому тоталитарному государству, которое подвергается реформированию в России. Следует отметить, что в российских условиях между формой и содержанием правового государства существуют значительные различия. К форме правового государства можно отнести наличие демократического права, соответствующие усилия субъектов власти, а также формирующееся гражданское общество. Содержанием правового государства выступает развитое рыночное пространство, гражданский процесс и осуществление управления посредством правовых механизмов.

Очевидно, что в содержательном плане Россия к правовому государству подойдет не скоро. Поэтому в начальной стадии реформирования политической системы можно говорить только о правовой форме.

Прежде всего, необходимо создать такое правовое пространство, которое позволило бы при сохранении демократической формы политики развивать рыночное содержание. Российская Конституция в основном декларирует права и обязанности субъектов правового пространства, которые государственной властью выполняются не в полной мере.

Проблема соотношения права и закона существовала практически с древнейших времен - с тех пор, как появилось право. Эта проблема рассматривалась множество раз как в рамках российского, так и в рамках права других государств, но, по замечанию русского юриста А.С.Лифшица, сделанному еще в начале века, "приходится констатировать, что проблема эта "является той скалой, о которую не раз ломали свои копья выдающиеся ученые и мыслители".
История современного развития и реформирования правовой системы Российской Федерации свидетельствует о возрастающем интересе к проблеме правового закона и правовой законности. Данная проблема имеет важное теоретическое и практическое значение.
Построение оптимальной модели правового закона является одним из необходимых элементов правовой реформы.
С этим связана и актуальность разработки теории правовой законности, включающей анализ конституционно-правовой концепции правового закона.
Исследование условий, факторов и способов достижения правой законности актуально и в силу того, что в последнее время наметилась тенденция непрерывного роста числа законов на федеральном и региональном уровнях и одновременно - снижение качества принимаемых законов, а именно, их несогласованность, противоречивость, и, как следствие этого, ограниченный
период действия закона, многочисленные изменения и дополнения, вносимые в
закон, что, в конечном итоге, приводит к неэффективности закона, подрывает
принцип верховенства закона.
Перед юридической наукой стоит задача построить целостную концепцию правовой законности, которая бы включала понятийный аппарат и основные категории, характеризующие правовой закон, основные тенденции развития правовой законности, факторы (в их качественной и количественной оценке), обуславливающие необходимость разграничения и противопоставления права и произвола, установления соответствия юридического закона объективным требованиям права.
В этой связи представляет интерес в теоретическом и практическом плане исследование проблем правотворческой и законотворческой деятельности субъектов Российской Федерации в целях обоснования практических путей утверждения правовых основ, обеспечивающих единство законодательства и практики его применения.
Методологические аспекты проблемы правового закона и правовой законности раскрыты в работах B.C. Нерсесянца, Д.А.Керимова, С.С.Алексеева Н.В. Витрука. По существу благодаря их усилиям, а также работам их последователей данная проблема получила определённую научную разработку. В современных исследованиях данной проблемы уделяется особое внимание философско-правовым проблемам правового закона. Но правой закон и правовая законность - это сложные социально-юридические явления и развить их понятие можно только с позиции системного подхода к исследованию правовой реальности. Поэтому теоретико-методологические аспекты проблемы правового закона и правовой законности нуждаются в дальнейшей разработке.
Объект и предмет исследования. Объектом системного анализа выступают право, закон и законность, а предметом - теория правового закона и правовой законности, их соотношение.
Цель и задачи исследования. Цель диссертационной работы состоит в осуществлении системного анализа понятий, отражающих Социальноюридическую природу и соотношения права и закона для углубления познания сущности и содержания правового закона и правовой законности.

Актуальность проблемы соотношения права и закона сохраняется и поныне. Более того, она периодически обостряется - особенно в переходные периоды общественного развития, сопровождаемые усилением социальной напряженности, поиском путей социальной эволюции, способным уберечь общество от революционных взрывов. Именно на таком этапе развития находится сегодня и Россия.
Причина усиленного внимания российских правоведов к проблеме соотношения права и закона заключается в том, что она имеет не столько теоретическое, сколько практическое, прикладное значение, особенно в свете идеи построения в России правового государства.
Суть проблемы сводится к тому, что не все нормативные акты - законы, - исходящие или санкционированные государством, являются правовыми законами. Многие из них содержат нормы, прямо или косвенно ущемляющие основные права и свободы гражданина, что недопустимо с точки зрения общей концепции правового государства.
Целью представленной работы, конечно, не является поиск решения глобальной проблемы соотношения права и закона. Наша задача - лишь осветить суть самой проблемы и представить основные тенденции ее решения, выраженные на страницах юридической литературы.
Прежде всего, для последовательного освещения темы, в работе приводится общая характеристика самих понятий "право" и "закон", истоков их столкновения и принципов взаимодействия. Понятно, что в рамках настоящей работы можно дать лишь самое общее представление о праве, ибо оно принадлежит к числу не только наиболее важных, но и наиболее сложных общественных явлений. Следует, однако, оговориться, что различные аспекты теории права и позиции российских исследователей по определению сущности этого явления рассматриваются не только в первом разделе работы, но и в последующих - в тех случаях, когда вопросы теории права невозможно обособить от анализа проблем соотношения права и закона, права и государства, сущности правового государства.
Что же касается понятия "закон", то в настоящей работе он трактуется как способ нормативного отражения объективных социальных отношений и нормативного воздействия на них, т.е. - в узком, юридическом смысле. Кроме того, в связи с тем, что нас в первую очередь интересует проблема соотношения понятий "право" и "закон", а не теория закона как такового, во втором разделе работы будут рассмотрены не все характеристики закона как одного из видов юридических актов, а лишь те, которые имеют непосредственное отношение к понятию "право". Это означает, что в работе прежде всего рассматриваются основные признаки закона как общеобязательного регулятора общественных отношений.
Далее в работе непосредственно освещается проблема взаимоотношений права и закона и тесно связанная с нею проблема определения приоритетов государства и права как источника большей части действующих ныне правовых концепций.
В завершающем разделе работы освещается понятие правового государства и поиск путей рационального совмещения правовых норм и законодательной системы государства на современном этапе.

В последнее десятилетие в Российской Федерации осуществляются глубокие государственно-политические, социально-экономические, правовые преобразования. Сопутствующее этому процессу новое политико-правовое мышление, ставит человека, его жизненные проблемы и интересы в качестве важнейшего объекта исследования общественных наук. Одним из фундаментальных понятий, наиболее тесно связанных с реальными условиями существования человека, его правами и обязанностями, является демократический режим. В связи с этим вполне закономерна актуальность в наши дни изучение принципов демократизации политических режимов, заложенных в Конституции.

Процесс становления правового государства, закрепления норм права, консенсуса в форме современного социального порядка, социальной поддержки института права происходит в условиях социальной поляризации общества, ценностного разлома, обострения межэтнических отношений. Однако противоречия и неполнота движения российского общества к правовому цивилизованному обществу требуют не применения апробированных социально-философских и социально-психологических подходов, а самостоятельного исследования аспекта становления правового государства в России.

Актуальность темы работы заключается в том, что по содержанию правовое государство противоположно тому тоталитарному государству, которое подвергается реформированию в России. Следует отметить, что в российских условиях между формой и содержанием правового государства существуют значительные различия. К форме правового государства можно отнести наличие демократического права, соответствующие усилия субъектов власти, а также формирующееся гражданское общество. Содержанием правового государства выступает развитое рыночное пространство, гражданский процесс и осуществление управления посредством правовых механизмов.

Очевидно, что в содержательном плане Россия к правовому государству подойдет не скоро. Поэтому в начальной стадии реформирования политической системы можно говорить только о правовой форме.

Цель курсовой работы состоит в анализе правового государства как социального явления и особенностей его формирования в условиях российского общества.

Достижение этой цели связано с решением следующих задач:

1. Анализ понятие и признаков правового государства,

2. Выделение особенностей правового государства в РФ,

3. Рассмотрение признаков правового государства по Конституции РФ.

Объектом исследования является феномен правового государства в политико-правовом и национально-ментальном измерениях.

Предметом исследования выступают формы политико-правовой институализации верховной власти в контексте её национально - культурной самобытности и правосознания.

Методологической основой курсовой работы является общенаучный диалектический метод познания социальных явлений, в том числе политико-правовых, в их взаимосвязи, взаимозависимости, целостности и всесторонности. Применялись методы анализа, синтеза, дедукции, индукции, а также ряд частнонаучных методов: сравнительного правоведения, логический, системно-структурный, историко-юридический.

Новизна исследования состоит в следующем: с интегративных политико-правовых, позиций представлено содержание и дана правовая дефиниция правовой модели государственности, дана дефиниция соответствующей модели государственности;

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что в нём осуществлен комплексный концептуальный анализ правовой государственности под углом зрения культурно-исторической обусловленности российской правовой ментальности и в контексте формирования государственно-правовой идеологии, адекватной вызовам современной эпохи.

Комплексный характер исследуемых проблем обусловил необходимость обращения к работам ученых-юристов, теоретиков и практиков, политологов, философов, социологов, историков государства и права. Проанализированы труды отечественных ученых по политико- правовой тематике, послужившие теоретической основой курсовой работы, а именно: Авакьян С.А., Баглай М.В., Безуглов А.А., Бочкарев В., Веденеев Ю.А., Гаджиев К.С., Зеркин Д.П., Коваленко А.И., Козлова Е.Н., Кутафин О.Е., Лившиц Р.З., Марков С.А., Пугачев В.П., Румянцев О.Г., Харитонова О. Г., Четвернин В.А., Чиркин В.Е., Якобсон А.Г.

За последние годы проблемы правового государства выдвинулись на передний план теоретических разработок отечественной юридической науки. Как известно, советская правовая доктрина долгое время отвергала идею правового государства, считая её выражением немарксистских взглядов. Ситуация коренным образом изменилась в период перестройки. Многие юристы обратились тогда к теоретическому осмыслению вопроса и построению правового государства применительно к условиям России. В связи с этим заметно возрос интерес к проблемам формирования и развития концепций правового государства в истории политической и правовой мысли.

Идея гражданского общества широко распространена в мире. Во многих

цивилизованных странах она используется в официальных доктринах и

законодательствах уже в течение многих десятков лет. Тем не менее, понятие

гражданского общества является сравнительно молодым. Оно оформилось в XIX

веке как противовес вмешательству государства в общественную жизнь и

произволу властей в условиях новых общественных отношений.

"Приобщаясь в рамках нового политического мышления к мировым

общечеловеческим ценностям, общество в России одной из фундаментальных

проблем своего развития провозгласило создание современного

демократического правового государства». Ядром этого государства

является развитое гражданское общество. Становление гражданского общества в

этом плане есть первая и важнейшая предпосылка для успеха реформ на пути к

демократизации и юридизации всей общественной жизни России. Без

полноценного гражданского общества не будут иметь успеха идеи правового

государства: люди не воспримут и не поймут всей сущности этих новых в

большой степени для нашей страны идей.

В последние время интерес к проблеме гражданского общества возник и у

нас в стране, и о гражданском обществе говорится как о само собой

разумеющемся; в последние годы проблема гражданского общества стала активно

обсуждаться в российской печати. Выдвигаются различные точки зрения о

происхождении гражданского общества, его исторических периодах и

соотношении с государством. Порой гражданское общество отождествляется с

любым человеческим обществом или с государством. В результате теряется

специфика этих образований. Отсюда четко выявляется необходимость понимания

всей сущности самого гражданского общества, путей его становления и

потенциальных возможностей.

Раскрытие данной темы поэтому важно как с теоретической, так и с

практической стороны. Меня данная тема заинтересовала более с теоретической

стороны, так как для будущего юриста необходимо знать основы, на которых

базируются возможности реализации правового государства.

Сегодня стоит вопрос о принципиальном изменении характера

правоотношений между государством, обществом и личностью. Этот вопрос

поставил много проблем. Известно, что "любое общество может успешно

развиваться, опираясь на четко обозначенные реальные цели, на научно

выверенную модель жизнеустройства". Сегодня в общественном сознании

отсутствует цельное представление об обществе, которое мы хотим построить.

Особенностью социальной позиции в России последних лет "является ярко

выраженное противоречие между социальными надеждами и чаяниями... населения

и социальной политикой государства, явно игнорирующей современный мировой

опыт".

В плане становления демократического государства в реалиях

посткоммунистической, посттоталитарной эпохи возрастает вес всей

совокупности общественных институтов, принадлежащих к гражданскому

обществу. В последнем главное внимание направлено на индивида, на личность.

Государство при этом как в теории, так и на практике должно оставаться

институтом гражданского общества, служить обществу, личности.

Изучая проблему гражданского общества в России, не следует отбрасывать

все положительное, что выработало человечество за довольно продолжительный

период построения гражданского общества в других странах мира. Во многих

высокоразвитых странах существуют полноценные гражданские общества, а

вернее будет сказать, эти страны достигли такого уровня развития благодаря

сформировавшемуся гражданскому обществу, которое вывело их на путь

общественного прогресса. Граждане этих стран знают и желают использовать

свои права и выполнять свои обязанности, обладают достаточной правовой

культурой. От активности, правосознания, самоорганизации гражданского

общества во многом зависят показатели уровня жизни в целом.

Создание раскованного, открытого демократического гражданского общества,

общества, опирающегося на право, ответственность и предприимчивость

граждан стоит в ряду важнейших фундаментальных задач в нашей стране в силу

демократизации общественной жизни и усвоения уроков тоталитарного прошлого,

отголоски которого еще накладывают заметный отпечаток на современную жизнь.

В работе я ставила цель осветить существующую теорию гражданского

общества и ее актуальность на сегодняшний день. При этом я преследовала

задачи, во-первых, глубже ознакомиться с некоторыми аспектами данной темы,

и, во-вторых, попыталась в данной работе проследить развитие мировоззрений

о гражданском обществе начиная с античных времен и до настоящего времени,

сравнить взгляды ученых прошлого с взглядами ученых современности на данную

проблему. В-третьих, проанализировать состояние гражданского общества в

нашей стране

Мы живем в стране, которая по Конституции является правовымгосударством. Но то, что пишется в основном законе, не дает нам поводаутверждать, что это именно так. На мой взгляд, у нас еще не все полностьюосознают, что для создания правового государства необходимо возникновениеряда определенных предпосылок, важнейшими из которых являются действующиемеханизмы правового государства, гражданское общество, господство права вобщественной и политической жизни, то есть соответствующая зрелостьтрадиционного общества. А в Украине общество еще не совсем созрело, чтобыобеспечить для себя условия, удовлетворяющие и реализующие своиразнообразные потребности и интересы. Наша психология опирается на то, чтоименно государство должно позаботиться о благосостоянии своего народа. Новедь даже самое развитое правовое государство не способно предоставитьсвоим гражданам приемлемые блага для полного функционирования общества.Иначе говоря, мы сами должны позаботиться о своей обеспеченности. Украина идет по пути становления правового государства. Это путь, накотором достижение верховенства права и признание человека высшейсоциальной ценностью, несомненно, будет способствовать развитию институтовзащиты прав и свобод граждан и повышению авторитета Украины намеждународной арене. И именно исходя из стремления быть правовымдемократическим государством, закрепленного Конституцией, государствопризвано гарантировать права и основные свободы человека, а не толькопровозглашать их. А это прежде всего означает, что их (то есть права исвободы) должны обеспечить органы власти, все государственные институты. За годы независимости в Украине появилось довольно много работ, какотечественных так и зарубежных авторов, посвященных различным правовымвопросам и проблемам построения современного правового государства вчастности. В этой работе были использованы труды С.С. Алексеева“Государство и право”[1], Р.З.Лившица “Теория права”[2], А.С.Пиголкин“Общая Теория Права”[3], в которых на высоком профессиональном уровнерассматриваются общие вопросы права и особенности формирования правовойгосударственности на постсоветском пространстве. В монографии И.Ю.Козлихина“Идея правового государства: История и современность” рассматриваютсявопросы зарождения идеи правового государства со времен античности,современное состояние концепции правового государства, формулируютсяпредложения по совершенствованию отечественной правовой системы[4]. Также вработе был использован учебник “Общая теория права” под общей редакциейА.С.Пиголкина в котором рассмотрен широкий круг проблем: происхождение исущность права и государства, место права в системе социальных норм, егосвязь с государством, экономикой и политикой. Широкий круг теоретических ипрактических проблем рассматривается в сборнике тезисов докладов и научныхсообщений научно-практической конференции (проходившей в Киеве 7-8 октября1993 года) “Правовая система Украины: теория и практика”. Проблемыстановления и развития политической системы современной Украинырассматриваются в монографии “Політична система сучасної України:Довідник”[5]. В работе использованы Конституция Украины, Комментарий кконституции Украины, Концепция развития законодательства на 1997-2005 года,статьи известных политиков В. Онопенко, В. Медведчука, а также отдельныематериалы по актуальным вопросам правоведения, опубликованные в украинскойпрессе[6]. Актуальность выбранной темы “Право в механизме функционированияправового государства” определяет сама ситуация в нашей стране. Несмотря набольшую работу проведенную нашими законодателями в последние годы (принятиеКонституции Украины в 1996 году, разработка концепции развития украинскогозаконодательства на 1997-2005 гг. и огромное количество законодательных инормативных актов принятых Верховной Радой) сохраняются проблемы в сфереправовых отношений и необходима большая работа как правоведов, так изаконодателей по их решению. Изучение права как одного из главнейших составляющих в механизмефункционирования правового государства необходимо также потому, что в нашейстране продолжается работа по пересмотру и обновлению преобладающегобольшинства Кодексов Украины. Структура работы обусловлена характером изученного материала. Работасостоит из трех частей: 1) Исторические условия формирования правовогогосударства в которой рассматриваются сущность права, возникновение иразвитие идеи правового государства, связь правового государства и правовойсистемы; 2) Реальный режим господства права как признак правовогогосударства. В этом разделе мы рассматриваем основные характеристикиправового государства, систему разделения властей в правовом государстве,гражданское общество - неотъемлемая часть правового государства, взаимнуюответственность личности и государства. Третья часть работы посвященаправовой системе Украины, Конституционному строю и правовой ситуации вУкраине на современном этапе. 1. Предпосылки формирования правового государства. Идея утверждения права в общественной жизни зародилась вместе с возникновением государства, ещё в условиях догосударственного развития все органы первобытной, а затем военной демократии формировались и функционировали в рамках определённой нормативной системы – обычаев и табу, освящались религиозными ритуалами и так далее. Первые представления о государстве, основанном на господстве закона, сложились еще в Древней Греции. Один из величайших мыслителей античности Платон различал два вида устройства государства: в первом над всеми возвышаются правители как личности, а во втором - законы. Все блага, которые боги могут даровать государству, учил Платон, бывают только там, где «закон- владыка над правителями, а они его рабы». Другой знаменитый философ древних времен - Аристотель полагал, что в наиболее правильно устроенном государстве - государством правят не люди, а законы, поскольку даже лучшие правители подвержены страсти, закон же есть «уравновешенный разум». Другими словами, Аристотель утверждал, что там, где отсутствует власть закона, нет места и какой-либо форме государственного строя.

Рост производительных сил, изменение социальных и политических отношений в обществе в эпоху перехода от феодализма к капитализму порождают новые подходы к государству и пониманию его роли в организации общественных дел. Центральное место в них занимают проблемы правовой организации государственной жизни, исключающей монополизацию власти в руках одного лица или властного органа, утверждающей равенство всех перед законом, обеспечивающей индивидуальную свободу посредством права. В противовес официальным доктринам абсолютизма они выдвинули рационалистические концепции естественного права и договорного происхождения государства. Свою аргументацию они зачастую строили, что называется «от противного» по отношению к феодальной идеологии, заимствуя выработанные ею теоретические конструкции (естественные права, субстанционная природа государства), но изменяя их идеологически значимую маркировку на противоположную. Заинтересованная в устранении правового партикуляризма Средневековья, препятствовавшего образованию общенационального рынка, поднимающаяся буржуазия выдвигает требования создания единой общегосударственной правовой системы. Это требование, отвечавшее объективным потребностям развивающегося товарного производства, нашло отражение в представлениях о праве как первопричине и важнейшем инструменте социального порядка. Право начинают наделять чертами главенствующей нормативной системы, оттесняющей все остальные регуляторы поведения человека на периферию общественной жизни.

Существенные изменения претерпело соответственно и понимание государства. Поскольку праву отводилась роль ведущей нормативной системы, поскольку государство предстает у данных теоретиков в виде организации власти, признанной гарантировать собственность и права индивидов, а также разрешать в законном порядке возникающие между ними споры. Государство оказы­валось тем самым средством утверждения правопорядка как равновесия между частной соб­ственностью и общим благом. В трактовку соотношения государства и права в XVI–XVII ве­ков были привнесены идеи, неизвестные предшествующей общественно–политической мысли, а именно идеи правового (конституционного) закрепления государственного строя, единой для всей страны законности, верховенства общих (безличных) законов и ограничения власти правительства, субъективных прав личности, взаимной ответственности индивида и государства.

На качественно новую ступень обоснования идеала правового государства было поднято в теории родоначальника классической немецкой философии И. Канта. Он обосновал и детально разработал философскую основу теории правового государства, центральное место в которой занимает человек, личность. Важнейшим принципом публичного права философ считал прерогативу народа требовать своего участия в установлении правопорядка путем принятия конституции, выражающей его волю. Верховенство народа обуславливает свободу, равенство и независимость всех граждан в государстве, которое выступает как «объединение множества людей, подчиненных правовым законам». Там, где государство действует на основе конституционного права, отвечает общей воле народа, там государство правовое, там не может быть ограничения прав граждан в области личной свободы, совести, мысли, хозяйственной деятельности. В правовом государстве гражданин должен обладать той же возможностью принуждения властвующих к точному исполнению закона, какой обладает властвующий в его отношении к гражданину. Возможность правовой организации Кант непосредственно связывает с разделением властей на законодательную, принадлежащую парламенту, исполнительную - правительству, и судебную, осуществляемую судом присяжных, избранных народом. Философская концепция Канта оказала значительное влияние на дальнейшее развитие политико-правовой мысли и практику государственно-правового строительства цивилизованного общества.

Под влиянием его идей в Германии сформировалось представительное направление, сторонники которого сосредоточили своё внимание на разработки теории правового государства. К числу наиболее видных представителей этого направления принадлежали: Роберт Фон Моль (1799-1875), Карл Теодор Велькер (1790-1869), Отто Бэр (1817-1895) и другие. Благодаря их трудам идеи правового государства обрели терминологическую определённость, а также получили широкое распространение в Германии и за её пределами.

Термин «правовое государство» впервые ввёл в оборот Р. Моль. Он рассматривал правовое государство как категорию непрерывно развивающегося учения о государстве и ставил его пятым по счёту после патриархального, патримониального, теократического и деспотического государства.

Распространение концепций правового государства, вместе с тем, шло неравномерно. Особый интерес к ним проявляли в отсталых странах, таких как Германия и Россия, где сохранились многочисленные пережитки феодальных отношений и перед буржуазией стояла задача завоевания политической власти. Напуганная размахом революционных событий 1848 – 1849 годов, она использовала идеи правового государства главным образом для пропаганды мирных, ненасильственных и постепенных преобразований в обществе. В концепциях правового государства её привлекали не столько философско-исторические обобщения (вроде кантовских), сколько антиреволюционные лозунги.

С конца XIX века популярность идей правового государства значительно возросла. Тому способствовало несколько взаимных между собой причин. Утверждение отношений, свойственных зрелому капитализму, сопровождалось углублением общественных противоречий и резкой поляризацией социально-политических позиций, особенно по поводу того, какими путями и способами эти противоречия могут быть разрешены. Среди господствующих классов, а также в рабочем и коммунистическом движении обозначились две исключающие друг друга тенденции. Одна из них нацеливала на подавление классовых противников силой и удержание политической власти с помощью диктатуры, тогда как другая была сориентирована на поиски классовых компромиссов и разрешение социальных конфликтов путём взаимных уступок. Распространение концепций правового государства стимулировали, хотя и по-разному, обе названные тенденции.

Рассматривая современное состояние идей правового государства, следует избегать преувеличения их роли и степени распространения. В настоящее время правовое государство выступает идеалом, лозунгом, конституционным принципом и не получает своего полного воплощения в какой-либо стране. Реальная политическая практика государств, провозгласивших себя правовыми, нередко расходятся с нормами конституции.

История политической мысли, таким образом, показывает, что идеи правового государства разрабатывались с различных идеологических и теоретических позиций. В области политики эти идеи могут играть конструктивную роль, но могут использоваться и для обоснования весьма консервативной политической деятельности.

Итак, Конституция Российской Федерации говорит о том, что Российская Федерация - правовое государство. Комментарии к Конституции Российской Федерации, в частности с комментария к Статье 1, гласят: «Российская Федерация есть правовое государство. Правовое государство не есть просто государство, соблюдающее законы. Это общество и государство, признающее право как исторически развивающуюся меру свободы и справедливости, выраженную именно в законах, подзаконных актах и практик реализации прав и свобод человека. Государство, становясь правовым, превращается из аппарата властвования, прежде всего в социальную службу для человека и общества, выражающую их волю и действующую под их контролем».Так характеризуется государство, которое во всей своей деятельности подчиняется праву и главной своей целью считает обеспечение прав и свобод человека. Для создания правового государства недостаточно одного его провозглашения, оно должно фактически сложится как система гарантий от беспредельного административного вмешательства в саморегулирующееся гражданское общество, от попыток кого бы то ни было прибегнуть к неконституционным методам осуществления власти. Правовое государство- это высокий уровень авторитета государственности, реальный режим господства права, обеспечивающий все права человека и гражданина в экономической и духовной сферах.В разные эпохи, разными учеными-юристами давались различные определения термину «правовое государство». В наши дни правовое государство характеризуют следующими словами: «Правовое государство – это всеохватывающая политическая организация общества, основанная на верховенстве закона. Форма осуществления народовластия, функционирующая на основе права, инструмент защиты и обеспечения прав, свобод и обязанностей каждой личности».Принципиально важными предпосылками создания и упрочнения правового государства являются его основы, на базе которых оно создается, и благодаря которым оно функционирует. Основы правового государства носят следующий характер: 1. Экономической основой правового государства являются определенные производственные отношения, базирующиеся на развитии разнообразных форм собственности, свободном предпринимательстве, в борьбе с экономическим монополизмом. 2. Создание в обществе условий, необходимых для реализации каждым человеком своих творческих и трудовых возможностей, обеспечение личных прав и свобод человека, составляет прочную социальную основу правового государства. 3. Политическая основа правового государства наиболее полно проявляется в его суверенитете. Правовое государство является суверенным, иными словами, оно концентрирует в себе суверенитет народа и наций, населяющих определенную страну.Таким образом, можно сделать вывод о том, что целью существованиясовременного правового государства является создание в рамках закона условий для оптимального развития общества, государства, личности.

Подробнее рассмотрим основные предпосылки формирования современного правового государства. Либеральные политико-правовые идеи становятся материальной силой тогда, когда общество стремится избавиться от ставших невыносимыми условий и порядков, тормозящих общественное развитие. Тирания власти служит побудительным мотивом для поиска более совершенных форм государства, в которых личность была бы не просто одним из атомов, а представляла бы самодостаточную ценность, с которой бы соотносила свои действия всякая политическая власть.

Обычно, касаясь проблем и факторов, определяющих построение правового государства, в числе приоритетных задач указывают на те из них, которые имеют материальный, осязаемый характер, например институт независимой судебной власти, разделение властей и т.п. Все это верно и не подлежит большому сомнению. И все-таки нужно в какой-то степени сместить акценты и в первую очередь говорить о явлениях идеального свойства. В данной связи заслуживает самого серьезного отношения идея о том, что история развития человечества, ее этапы могут интерпретироваться и как смена различных мировоззрений, взглядов. Одним словом, правовое государство, его теоретическая конструкция стала реализовываться только потому, что она достигла некоторой «критической массы», способной переустроить человеческое бытие. Идея появляется как ответ на потребность человеческой практики, постепенно приобретает относительную самостоятельность и качество «самости», воздействуя на общественную жизнь.

Если правовое государство есть воплощение свободы, основанной на разуме, если вслед за классиком либерализма Б. Констаном понимать свободу как торжество личности над властью, то не удивительно, что свобода завоевывается в долгой и трудной борьбе. Необязательно с помощью социальных катаклизмов и революций. Всякое движение за свободу должно исходить от масс, а не сверху. Если либеральные начинания были инициативой верхов, они почти всегда носили половинчатый характер и не воспринимались обществом в полном объеме.

Каждая эпоха имела свой символ, девиз, наконец, идеал, который доминировал в общественном сознании и являлся как бы путеводной звездой. Так, идеалом древности была замкнутая, самодостаточная автаркия, которая основывалась на том, что отдельное лицо существует не для себя, а только для государства и общества. Политическим идеалом средних веков было теократическое государство, в котором имело место тотальное господство богословия и официальной церковной доктрины, то есть та почва, на которой либеральной политико-правовой теории было трудно получить жизнь. Конфликт между индивидом и государством еще не принял явственные формы и мысль противопоставить их не могла найти себе поддержку в системе господствующих тогда идей. В то же время в недрах феодального общества против церкви восстали две новые силы: суверенное государство и автономия личности. Первую связывают с именами Н. Макиавелли, Ж. Бодена. Вторая обязана своим происхождением протестантизму (М. Лютер и др.). Именно из этих двух течении, т.е. из идеи суверенного государства и концепции автономной личности, их соотношения и влияния и развивается та мысль, которая и знаменует собой Новой время – правовое государство.

Рубежной чертой идеи правового государство стало Возрождение, лейтмотивом которого являлся гуманизм, основанный на признании достоинства Человека. Интеллектуальные усилия деятелей эпохи Возрождения были направлены на переустройство внутреннего мира человека, приобщения его к культуре. Это являлось обязательным предварительным условием для того, чтобы трансформировать существующие общественные отношения в разумное и гуманное общество, которому чужды навязанные извне правогосударственные регуляторы.

Идея правового государства была востребована в период буржуазно-демократических революций в Европе, завершивших период феодализма. Юридическое мировоззрение формирующегося третьего сословия претендовало на утверждение новых представлений о свободе человека посредством режима господства права как в частных, так и публично-правовых отношениях.

Все сказанное свидетельствует о том, что правовое государство возникает там, где общество имеет стойкие демократические, правовые, политические, культурные традиции. В качестве примера можно привести тот факт, что западный феодализм в весьма ранний период породил из нерегулярно созываемых съездов феодалов парламенты. Судебные системы Англии и Франции оформились из феодального института, конкретнее из права вассала на публичный суд, творимый не его господином, а третьим лицом. Идеолог правового государства И. Кант говорил, что у человека есть только одно главное право – право на свободу, все же другие вытекают из него. Материализации идеи правового государства должна предшествовать кропотливая работа человеческого Духа, преобразующая мировоззрение общества и отдельной личности. Если культура, право, демократия, законность не станут индивидуальными ценностями – ни о каком правовом государстве не стоит и думать.

Государство является продуктом общественного развития, и большей частью оно следствие, а не причина. Поэтому изменения в обществе задают темп, формы и методы изменений в государстве. В этой связи можно перефразировать известную сентенцию Ж. де Местра и сказать, что «каждое общество имеет то государство, которое оно заслуживает».

Для формирования правового государства требуется высокий уровень общей культуры вообще и правовой в частности. Культура как наработанная человечеством сумма духовных и материальных ценностей напрямую влияет на характер политических институтов. В истории можно увидеть немало примеров, когда всплески культуры, искусства совпадали с периодом либерализации государства. Общество высокой культуры несовместимо с тоталитарной властью, поскольку она, как правило, персонифицируется в харизматическом вожде, которому поет осанну неразвитое сознание масс. Истинную свободу, свободу от догм и стереотипов, дают только знание, культура. Последняя основывается на принципах свободной личности, автономии ее от власти. Тоталитаризм держится на идолопоклонстве, своего рода язычестве и только поэтому многие правители всячески противились распространению просвещения и культуры. Если не будет прогрессировать массовая и индивидуальная культура, не только правовая реформа, но и всякая другая обречена на провал или уж, во всяком случае, на однобокость. Всякое государство, решившее серьезно двигаться по пути свободы, не должно экономить на культуре, образовании, ибо давно сказано, что скупой платит дважды.

Либеральное сознание продуцирует плюрализм – в политике, экономике, искусстве и т.п. Ему свойственен высокий уровень правосознания, поскольку право мыслится как одно из главных социальных феноменов, опосредующих социальные связи членов общества. Право является не только критерием дозволенного, предписанного и запрещенного, но и мерилом свободы индивидов и социальных общностей.

Построение правового государства затруднено там, где имеются давние традиции правового нигилизма. Довольно часто можно встретить рассуждения о том, что недостатки общественного развития главным образом являются следствием плохих законов. С этим можно согласиться лишь отчасти, поскольку даже совершенный закон мало что способен изменить, если члены общества не имеют привычку соизмерять свои действия с правом. Нужно стремиться к такому качеству общества, когда законопослушное поведение становится устойчивым, массовидным, типичным и стереотипным, то есть тогда, когда оно не нуждается в значительных интеллектуальных усилиях и будет реализовываться на «подсознательном алгоритме».

Правовое государство предполагает и определенный уровень индивидуальной и общественной нравственности. Правовое государство основывается на Праве, которое объективно нуждается в моральном обосновании. Право регулирует не все общественные отношения, а только те из них, которые представляют собой наибольшую общественную значимость. Ниши, свободные от правового опосредования, занимают другие социальные регуляторы, прежде всего нравственные нормы. Большие проблемы возникают в том обществе, где в праве и нравственности видят только преграды. Укрепляя нравственность, общество укрепляет право, и наоборот. Только так можно сократить путь к правовому государству.

Одной из главных предпосылок формирования правового государства справедливо называют наличие институтов гражданского общества. Феномен гражданского общества волнует человечество достаточно давно. Еще Аристотель, основатель политической науки, определял государство «как совокупность граждан, как гражданское общество». Теоретическая мысль и после Аристотеля долгое время не разделяла понятия «государство» и «общество», считая их тождественными. Подобный эклектизм был преодолен, как только актуализировались исследования проблем гражданского общества, как явления, отличного от государства. Многие ученые внесли свой посильный вклад в эту важную теоретическую категорию, но все-таки решающая заслуга принадлежит здесь одному из родоначальников немецкой классической философии Г.-В.-Ф. Гегелю. Опираясь на труды своих предшественников, Гегель первым в немецкой философии права указал на то, что между личностью и государством существует некая общественная среда (общество), имеющая значение как для личности, так и для государства.

Гражданское общество, по Гегелю, представляет собой опосредованную трудом систему потребностей, которая покоится на двух составляющих – отношениях собственности и формальном равенстве людей. Гражданское общество, полагал Гегель, является продуктом современности, античность не знала ничего подобного. Если государство представляет собой единство различных лиц, то в гражданском обществе каждый для себя цель, все остальное для него ничто. Однако без соотношения с другими, считал Гегель, индивид не может достичь своих целей во всем их объеме. В структуру гражданского общества входят также семья, право, корпорации, религия, культура, образование и т.д. Общество – очень сложный, самоуправляющийся организм. Корпорации, слои, страты, отдельные личности преследуют свои экономические, политические, духовные интересы. Таким образом, в обществе складываются самые различные социальные отношения, и, прежде всего товарно-денежные, рыночные, влияние на них государства не является абсолютным.

Наличие гражданского общества является одновременно важнейшей предпосылкой и фактором формирования правового государства. Построение гражданского общества в нашей стране – одна из целей, проводимых в современной России реформ. Рассмотрение вопроса о соотношении правового государства и гражданского общества предполагает предварительное определение соответствующих понятий. Стоит повториться, что правовое государство – такая форма организации и деятельности государственной власти, которой свойственны демократический режим конституционного правления и законности, развитая прогрессивная правовая система, разделение властей и их взаимоконтроль, признание и гарантирование прав и свобод человека и гражданина, взаимная ответственность государства и личности.

Понятие «гражданского общества», несмотря на частое использование в научных публикациях, в учебной литературе, в средствах массовой информации, в науке достаточно отчётливо не определено. По мнению представителей юридической науки, гражданское общество – свободное демократическое правовое общество, ориентированное на личность, обеспечивающее свободу творческой (предпринимательской) деятельности, создающее возможность реализации прав человека и гражданина. Или: гражданское общество – сфера личных, социально-экономических, культурных, нравственных, религиозных отношений, основанных на принципах справедливости, гуманизма, равенства всех перед законом и способствующих развитию их инициативы и предприимчивости. По существу гражданское общество – демократическое, саморазвивающееся общество, в котором центральное место занимает человек, гражданин, личность. По-видимому, только в цивилизованном, демократическом государстве может сформироваться полноценное гражданское общество. Этому, безусловно, способствуют демократические институты власти (выборы, референдум, политический плюрализм и др.).

В общетеоретическом плане следует отметить, что взаимоотношения государства и гражданского общества сложны и разнообразны по своему содержанию. Такие отношения целесообразно рассматривать в трёх аспектах: во-первых, установить, в чём проявляется единство государства и гражданского общества; во-вторых, определить, какие черты, свойства, особенности характеризуют их различия; в-третьих, выяснить взаимосвязи этих явлений, формы таких взаимосвязей.

Прежде всего, отметим то, что формирование и правового государства, и гражданского общества преследует одну и ту же общую цель: создание таких социальных институтов, которые призваны служить человеку, защищать его права и интересы.

Рассматриваемый аспект соотношения проявляется и в том, что организация и деятельность основных общественно-политических, экономических и социальных структур осуществляется в соответствии с Конституцией РФ и действующим законодательством, закрепляющим юридическое равенство. В отечественной литературе обращается внимание на то, что главным признаком и основой гражданского общества законодательное закрепление юридического равенства людей на основе наделения их права и свободами. Акцент также делается на том, что критерием зрелости гражданского общества служит степень реализации и гарантии прав человека и гражданина со стороны государства. Автономность индивидов и организаций в условиях формирования гражданского общества способствует созданию механизмов их саморегуляции и саморазвития, образованию сферы невластных отношений. Одним из показателей развития такого общества является то, что граждане обладают, в частности, способностью и реальной возможностью осуществлять свободу политического выбора. Так, право граждан на объединение, закреплённое в ст. 30 Конституции РФ, по сути, есть право на свободный и самостоятельный выбор гражданами любых форм негосударственной деятельности, не противоречащих требованиям закона. Такие объединения – необходимый составной элемент гражданского общества.

В рассматриваемом плане отметим и то, что гражданское общество возможно в условиях, когда экономическая система построена на правовых началах, формируемых и обеспечиваемых государством. Соответственно каждый из субъектов экономических отношений должен быть защищён и гарантирован как от неправового влияния государства, так и от диктата поставщика. В этом также определяется определённое единство гражданского общества и государства, осуществляющего правовое регулирование общественных отношений. Как видим, государство обеспечивает условия для самовыражения и свободы человека, его инициативы, предпринимательства, что отражает формирование новых социально-экономических и политических реальностей в современной России.

Единство гражданского общества и правового государства обнаруживается также и в том, что они формируются одновременно, органически взаимосвязаны. Гражданское общество многогранно. Здесь сколько людей и объединений, столько и интересов, и способов их представления. В государстве важен момент общего интереса (или интегрированного интереса) и воли большинства граждан. Если «убрать» правовое государство, то и общество развалиться на конкурирующие и борющиеся между собой части. Без правового государства общественные объединения, как структурные элементы гражданского общества, могут растрачивать свою энергию в выяснении отношений, в бесконечных спорах, столкновениях. Обратим внимание и на то, что единство рассматриваемых социальных и государственно-правовых явлений находит своё выражение в демократическом политическом режиме. Содержание такого режима составляют цивилизованные приёмы, способы осуществления государственной власти и предоставляемая гражданам мера их свободы, активного участия в политической, социально-культурной, экономической и иных областях жизни общества.

Любое государство (даже самое демократическое, не авторитарное) есть организация. И как любая так или иначе сложная организация оно объективно неизбежно строится иерархически, в порядке соподчинённости структурных звеньев (государственных органов). Публично-властные отношения, определяющие структуру и алгоритм действия государства, - всегда отношения, в основном, вертикальные, субординационные.

С учётом названного аспекта, правое государство – организация публичной власти, обеспечивающая, «обслуживающая» гражданское общество. В этом смысле, в плане проводимого разграничения можно сказать о государстве как форме гражданского общества. К тому же отметим и то, что правовому государству и гражданскому обществу свойственны и несовпадающие структуры, и соответственно специфические функции.

Наиболее отчётливо между рассматриваемыми социальными образованиями проявляются в следующем: гражданское общество – система самостоятельных и независимых от государства общественных институтов и отношений, которые призваны способствовать реализации интересов индивидов и коллективов. Эти интересы и потребности выражаются через такие институты гражданского общества, как семья, церковь, система образования, научные, профессиональные объединения, организации, ассоциации, осуществляющие свою деятельность на основе реального самоуправления (территориальные, производственные). Имеются в виду объединения, созданные «снизу», а не по указке вышестоящих органов, например, политические партии, функционирующие на основе уставов, программных документов, и координирующие свою деятельность с другими институтами гражданского общества. Во всех случаях речь идёт о структурах, основанных на единстве интересов и осуществляющих свою деятельность на основе горизонтальных связей. «Совокупность отношений, скрепляющих гражданское общество, - по мнению Л.С. Мамута, - сложная система горизонтальных, одноуровневых связей, в которой практически нет места порядку субординации. Одновременно оно есть ещё и сфера реализации людьми их партикулярных (индивидуальных, групповых) интересов».

Формирование правового государства и гражданского общества не означает слияния, взаимного поглощения. Соответственно надо видеть определённые линии взаимодействия рассматриваемых нами явлений. В этой связи представляет интерес следующее суждение: государство, которое не опирается на гражданское общество и не сдерживается им, столь же опасно, как гражданское общество, которое не упорядочивается государством, не объединяется им в новую общезначимую целостность. Имеется в виду, в частности, что «неразвитое гражданское общество приводит к чрезмерному усилению государства, которое поглощает первое». Этот вывод и материал, рассмотренный выше, свидетельствует о том, что государство и гражданское общество взаимодействуют друг с другом, образуют определённое единство.

С другой стороны – гражданское общество во многом определяет функционирование демократического государства, его органов. Например, правотворческая деятельность государства тесно связана с деятельностью таких структурных элементов гражданского общества, как политические партии, общественно-политические движения, общественные организации граждан. Отметим также, что гражданское общество и его элементы способствуют образованию лишь демократической, а не диктаторской формы правления, установления демократического политического режима в стране. Значимость этого очевидна, поскольку демократический режим способствует развитию местного самоуправления, совершенствованию форм прямой и представительной демократии, созданию условий для активной деятельности политических партий, выражающих различные мнения социальных групп. Следовательно, при демократическом режиме создаются наиболее оптимальные предпосылки для становления гражданского общества, его взаимодействия с государством.

Таким образом, доказывается тесная взаимосвязь между гражданским обществом и правовым государством. Это свидетельствует о неразрывности этих двух понятий, поскольку они напоминают, образно говоря, две стороны одной медали. На самом деле, нельзя представить правовое государство без гражданского общества, потому что гражданское общество есть, с одной стороны, - предпосылка, то есть то, на чём основывается правовое государство, с чего нужно начинать его развитие. А, с другой, - фактор формирования. Это подразумевает наличие гражданского общества как обязательного элемента при становлении правового государства. Стоит отметить, что, чем более развито гражданское общество, тем более демократично государство, и формирование гражданского общества протекает более успешно, если государство создаёт для этого благоприятные условия. Поэтому для успешного достижения поставленной цели, в виде гражданского общества, необходима сильная государственная власть, которая основывается на демократизме, признании верховенства права и других принципах, лежащих в основе правового государства.

Формирование правового государства возможно только при наличии рыночной многоукладной экономики. Опыт всех, без исключения, социалистических стран свидетельствует, что экономический монополизм порождает монополизм политический, т.е. доминирование одной партии, одной идеологии, одной системы ценностей. Современное гражданское общество – это общество с развитой системой рыночных отношений и надежными социальными гарантиями. Демократическое государство не претендует на роль Провидения, ведущего к благу слепой народ. Задача его заключается совсем в другом, а именно в создании необходимых условий для саморазвития, для разумного и прогрессивного существования личности и устранения препятствий, неизбежно возникающих на этом пути. Государство должно установить цивилизованные основы конкурентной борьбы между индивидами и социальными общностями. Правовую основу гражданского общества составляет формула: «Все, что не запрещено законом, дозволено». Право в гражданском обществе уже более не является волей тех, кто обладает экономической и политической монополией, а служит мерой свободы, нормативами равенства и справедливости, компромиссом социальных слоев.

Политический аспект гражданского общества объективно воплощается в категории «правовое государство». Эти социальные институты объективно взаимосвязаны и соотносятся как содержание и форма. Правовое государство возможно лишь при наличии развитого гражданского общества, и наоборот, гражданскому обществу имманентно присуща правовая форма властвования, основанная на господстве права (закона), разделении властей и реальном обеспечении прав и свобод человека.

Демократия основывается на плюрализме гражданского общества. Свободный доступ, обмен и получение информации затрудняет процессы превращения властных политических структур в самодовлеющий институт. Свободная пресса является основой демократического общества.

Духовный срез гражданского общества предполагает доминирование общечеловеческих ценностей и интересов, несмотря на некоторую расплывчатость и пафосность этих категорий, которые, к сожалению, пока еще не стали общецивилизационными идеалами.

Развитое гражданское общество и правовое государство формируются при условии ориентации на социальную справедливость, освобожденную от крайностей эгалитаризма. Общество должно создавать гарантии для проявления и развития человеческого Духа, коль скоро личность является динамичным элементом истории, а общество – его статичным полем. Общественное развитие обеспечивается интеллектуальными усилиями критически мыслящих индивидуальностей, поэтому общество обрекает себя на стагнацию и застой, отрицая индивидуальность.

Путь к правовому государству долгий и трудный, полный опасностей, заблуждений и иллюзий. Многие государства сотни лет шли к демократии, порой расплачиваясь за это слишком дорогой социальной ценой. Построение правового государства должно опираться на тщательно продуманную стратегию и тактику. Без учета опыта других государств здесь вряд ли обойтись, однако этот опыт должен сочетаться с собственными традициями и реалиями.

Формирование правового государства требует сбалансированных усилий. Нельзя проводить правовую реформу в отрыве, скажем, от политической. Все необходимо увязывать и добиваться параллелизма. Значительное опережение политических преобразований при ухудшении экономического положения справедливо порождает протест масс, ибо зачем демократия, если общество едва обеспечивает простое воспроизводство жизни на уровне элементарных биологических потребностей.

Политическая практика в России конца 1990-х – начала 2000-х гг. свидетельствует о появлении формальных предпосылок для движения к правовому госу­дарству. К этим предпосылкам относятся элементы демократи­ческого политического пространства, идеология части правящей элиты, ее субъективные усилия по демократизации политической жизни, гласность, свобода слова, совести, печати, собраний и т.д. Можно говорить о возникновении содержательных предпосылок правового государства в виде института частной собственности и элементов рыночных отношений. В то же время содержательные основания недостаточны для упрочения правовых отношений. Важным аспектом в данном контексте является также активная политика всего мирового сообщества в соответствии с сегодняшними реа­лиями и тенденциями развития информационного общества.

В основе правового государства лежит развитая рыночная экономика и гражданские отношения, которые осуществляются вне политических организаций по усмотрению граждан в рамках закона. Атрибутом правового государства выступает разделение властей, которое обеспечивает нейтрализацию чрезмерных притязаний власти на господство в обществе, возможность осуществления надлежащего контроля за всеми действиями государства, гласности в отношении политической деятельности и т.д.

Современное российское государство по своему типу является переходным. Оно несет на себе отпечаток черт традиционной государственности: стремление контролировать раз личные стороны жизни, выступать в роли главного распределителя средств, номенклатурный принцип подбора руководящих кадров. Появились демократические начала в его деятельности: свободные выборы как способ формирования верховной государственной власти, политический плюрализм, разделение властей, формальное следование Конституции. Процесс создания правового и социального государства в России займет много времени. Движение к этой цели в значительной мере будет зависеть от решения ряда первоочередных проблем: укрепления государственной власти, федерализма, развития гражданского общества, соблюдения, принципов социальной справедливости.

Россия в современный период находится в состоянии кризиса, что обостряет те трудности и препятствия, которые стоят на пути движения к правовому государству. Среди них особое беспокойство у общественности вызывает положение в области прав человека, коррупция, рас­цвет бюрократизма, рост преступности и т.п.

Итак, принципиально важными предпосылками создания правового го­сударства в нашей стране являются также: выработка навыков, потребности и достаточно высокого уровня компетентности для сознательного участия их в управлении государст­венными и общественными делами: наличие в обществе прочного пра­вопорядка, незыблемой законности и конституционности; утверждение принципа плюрализма мнений и суждений во всех сферах жизни обще­ства и государства; развитие системы самоуправления народа в центре и на местах; последовательное расширение и углубление в сфере эко­номики, политики, культуры, науки, в социальной сфере жизни обще­ства принципов реальной демократии.

Важными условиями и предпосылками формирования правового государства в Российской Федерации является также создание внутрен­не единого, непротиворечивого законодательства. Существующие ныне противоречия в правовой системе, возникающая время от времени борьба федеральных законов и законодательных актов, издаваемых на местах, не только не приближают страну к правовому государству, но, наоборот, еще больше отдаляют. Эта борьба разрушительно сказывается на экономике, обществе и самом государстве. Пренебрежительное отношение к федеральным за­конам автоматически порождают такое же отношение и к местным актам, ведет к трагическим последствиям для многих миллионов людей.

2. Принципы функционирования правового государства.

С учетом исторических данных, общественной и государственной практики и с позиций современного научного знания можно выделить следующие принципы правового государства.

2.1. Принцип приоритета права. В литературе при характеристике правового государства очень часто употребляется термин «господство права», происхождение которого, связано с английским «rull of low» — «правление права» или «господство права». Принцип приоритета права может быть раскрыт при усвоении следующих моментов. Во-первых, право неразрывно связано с человеком, это сторона его бытия, универсальное средство общения и гарантия нормального образа жизни. Во-вторых, государство не единственный источник формирования права. Во многих случаях оно лишь оформляет, облекает в правовую форму либо естественно-правовые требования, либо волеизъявление всего народа (общества), выраженное через референдумы, либо положения, сформировавшиеся в ходе общественной практики, в особенности судебной. В-третьих, право возникло раньше, а потому носит более естественный характер, чем государство. По одной из версий, государство возникло из необходимости организационно-властной, силовой поддержки правовых установлений в обществе в целях его нормального функционирования.

В конечном счете, приоритет права означает:

а) рассмотрение всех вопросов общественной и государственной жизни с позиций права, закона;

б) соединение общечеловеческих нравственно-правовых ценностей (разумность, справедливость) и формально-регулятивных ценностей права (нормативность, равенство всех перед законом) с организационно-территориальным делением общества и легитимной публичной властной силой;

в) необходимость идеологически-правового обоснования любых решений государственных и общественных органов;

г) наличие в государстве необходимых для выражения и действия права форм и процедур (конституции и законов, системы материальных и процессуальных гарантий и т.д.).

Конституция РФ - это основной закон Российского государства, утвержденный высшим органов власти, устанавливающий основные принципы устройства государственной власти и основы правового положения личности, имеющий высшую юридическую силу. Принцип верховенства Конституции закреплен в Конституции РФ, в статье 15, части 1, она гласит: «Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ. Законы и иные другие правовые акты, принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ». Говоря иными словами, Конституция РФ – это закон законов, и ни какой другой закон или акт, не вправе исправить или дополнить Конституцию, тем более противоречить ей. Конституция, ее положения обязательны абсолютно для всех государственных и самоуправленческих органов, учреждений и организаций, общественных объединений, любых должностных лиц, а так же частных физических и юридических лиц, находящихся на российской территории, независимо от их государственной принадлежности.

Верховенство закона подразумевает не столько приоритет закона как разновидности нормативно-правового акта в отношении подзаконных актов, сколько широкий аспект прав и свобод, закрепленных за членами общества действующим законодательством. В правовом государстве любое ущемление прав человека недопустимо. Более того, правовое государство обязано последовательно и неукоснительно обеспечить реализацию этих прав и защищать их. В этой связи принципиальное значение приобретает проблема правового равенства в различных сферах жизни общества и государства. Ее решение предполагает создание государством надежных гарантий, обеспечивающих такое равенство.

2.2. Принцип правовой защищенности человека и гражданина.

Сразу следует подчеркнуть, что данный принцип носит первичный, комплексный, непреходящий и абсолютный характер.

Комплексность заключается в том, что названный принцип лежит в основе всех взаимосвязей гражданина как с государством и его органами, так и с другими общественными образованиями, другими гражданами в рамках правовых отношений по поводу самых различных объектов. Непреходящий характер указанного принципа обусловлен естественным происхождением права, возникшего, по существу, из стремления человека сохранить, защитить свои жизнь, свободу, здоровье. Иными словами, право возникло и существует как разумная сторона бытия, мера свободы человека. Абсолютность (тотальность) этого принципа состоит в том, что все взаимоотношения индивида с государством (его органами, должностными лицами) должны строиться только на правовой основе. Если они выходят за пределы действия права, со стороны государства это может обернуться произволом, внеправовым насилием, игнорированием нужд человека.

Государство, провозглашая права и свободы граждан, наделяет их и обязанностями, то есть личность и государство вступают в правоотношения. На сколько равноправны стороны в этих отношениях, по этому можно судить о правовом государстве. В недемократическом государстве признается только ответственность гражданина перед государством. Оно как бы дарует ему права и свободы и определяет его статус. В правовом же государстве, напротив, делается акцент на ответственности государственных органов и должностных лиц перед гражданами за их посягательство на их права и свободы. Эта ответственность обретает реальный характер только при наличии соответствующих нормативно-правовых актов, закрепляющих процедуру привлечения к ней должностных лиц, виновных в нарушении прав и свобод граждан и предусматривающих жесткие санкции за это (ч.3 ст.41, статьи 52, 53 Конституции РФ). Отношения между государством как носителем политической власти и гражданином как участником ее формирования и осуществления должны строится на началах равенства и справедливости. Государство берет на себя обязательство обеспечивать справедливость в отношениях с каждым гражданином. Подчиняясь праву, государственные органы не могут нарушать его предписания и несут ответственность за нарушения или невыполнение этих обязанностей. Обязательность закона для государственной власти обеспечивается системой гарантий, которые исключают административный произвол. К ним относятся: ответственность депутатов перед избирателями, ответственность правительства перед представительными органами, дисциплинарная и уголовная ответственность должностных лиц государства любого уровня за невыполнение своих обязанностей перед конкретными субъектами права. На тех же правовых началах строится ответственность личности перед государством. Применение государственного принуждения должно носить правовой характер, не нарушать меру свободы личности, соответствовать тяжести совершенного правонарушения.

Правовой характер взаимной ответственности государства и личности - это важная составная часть складывающегося в обществе права.

Принцип правовой защищенности в содержательном плане имеет специфические правовые признаки:

1) равенство сторон и взаимная ответственность государства и гражданина. Нормальные правовые отношения предполагают равенство и взаимную ответственность их сторон. Разумеется, государство, вступая во взаимоотношения с множеством различных общественных образований и со всеми гражданами, обладает огромным объемом прав и обязанностей. Кроме того, государство как совокупный представитель народа имеет ряд особых правомочий, которых не может быть у отдельного гражданина (издавать общеобязательные нормы, взимать налоги и так далее). И все же оснований для утверждения, что государство располагает большими правами, чем гражданин, не существует. В конкретных правоотношениях у них равные права и соответствующие им обязанности. Причем в правовом государстве должен быть отработан и механизм взаимной ответственности за нарушение прав, невыполнение обязанностей.

2) особые тип правового регулирования и форма правоотношений. Правовое государство и гражданин — равноправные участники правоотношений, основной формой их взаимосвязей выступает договор. Договором высшей формы является конституция, если она принята в результате всенародного голосования (референдума). В ней определяются те особые права, которые передаются государству и не могут принадлежать отдельному гражданину, и те естественные права, которые составляют содержание частной жизни граждан и неприкосновенны для всего государства. Для либеральных социальных систем характерно сочетание двух основных типов правового регулирования. Действия гражданина регламентируются по общедозволительному типу, разрешающему делать все, что прямо не запрещено в законе, поощряющему творчество, социально полезную инициативу. Государство, его органы и должностные лица должны руководствоваться разрешительным типом правового регулирования, который позволяет им действовать только в пределах своей компетенции, делать лишь то, что разрешено законом.

3) стабильный правовой статус гражданина и система юридических гарантий его осуществления. Устойчивый, стабильный правовой статус гражданина (система его прав и обязанностей) и четкий, бесперебойно работающий юридический механизм его обеспечения позволяют человеку смело смотреть вперед, не бояться, что его права могут быть в любой момент нарушены.

2.3. Принцип единства права и закона.

В правовом государстве любой нормативно-правовой акт должен не только по форме и наименованию, но и по смыслу и содержанию быть правовым. Это означает, что он должен отражать естественно-правовые начала, соответствовать международно-правовым нормам о правах человека и гражданина, быть принятым легитимным органом государственной власти, законно избранным или назначенным. И, наконец, при его издании должен быть использован весь комплекс правовых средств и приемов, выработанных мировой практикой. Это логически выверенные и соизмеримые с гуманистическими принципами правовые конструкции и понятия, адекватные норме процессуальные формы, адресные типы и способы правового регулирования, последовательные демократические процедуры принятия законов и др.

2.4. Принцип правового разграничения деятельности различных ветвей государственной власти.

Власть в государстве может олицетворять один человек (монарх, диктатор, харизматический лидер), она может принадлежать группе лиц (хунте, верхушке партийно-политической бюрократии). В данном случае для властвующих неважно, каким путем она им досталась (революция, гражданская война, переворот, по наследству). Но для правового государства характерным является демократический способ приобретения власти, наделение ею только в соответствии с правом, законом.

Традиционная концепция разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную применительно к современным государствам должна пониматься не как дележ власти, а как создание системы сдержек и противовесов, способствующих беспрепятственному осуществлению всеми ветвями власти своих функций. Законодательная власть (верховная), избранная всенародно, отражает суверенитет государства. Исполнительная власть (производная от законодательной), назначаемая представительным органом власти, занимается реализацией законов и оперативно-хозяйственной деятельностью. Судебная власть выступает гарантом восстановления нарушенных прав, справедливого наказания виновных. В Англии, США и других странах судебная власть явилась источником и стержнем формирования всей правовой системы. В России начало реальному разделению властей положила судебная реформа 1864 г. В историко-теоретическом плане можно говорить о необходимости постоянного возвышения судебной власти, испокон веков олицетворяемой с образцами беспристрастности и справедливости.

Данный принцип означает, что ни одному из государственных органов не принадлежит вся государственная власть в полном объеме. Каждый из них осуществляет только свою, присущую ему функцию и не имеет права подменять деятельность другого органа. Такое разграничение направлено на то, чтобы удержать власть от возможных злоупотреблений и не допустить возникновения тоталитарного управления государства, не связанного правом.

Вместе с тем, если одна из трех ветвей не выйдет на первое место, то государственный механизм будет поражен постоянной борьбой между ними за фактическое верховенство и превратится в силу не движения и развития, а торможения. Поэтому верховное положение занимает законодательная власть, поскольку именно она облекает в закон основные направления внутренней и внешней политики, обеспечивает верховенство закона в обществе. Исполнительная власть в лице своих органов занимается непосредственной реализацией правовых норм, принятых законодателем. Судебная же власть призвана охранять право, правовые устои государственной и общественной жизни от любых нарушений, кто бы их не совершал.

Статья 10 Конституции РФ гласит: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». С помощью разделения властей правовое государство организуется и функционирует правовым способом: государственные органы действуют в рамках своей компетенции, не подменяя друг друга; устанавливается взаимный контроль, сбалансированность, равновесие во взаимоотношениях государственных органов, осуществляющих законодательную, исполнительную и судебную власть.

Принцип разделения властей означает, что каждая из властей действует самостоятельно и не вмешивается в полномочия другой. При его последовательном проведении в жизнь исключается всякая возможность присвоения той или иной властью полномочий другой. Принцип разделения властей становится жизнеспособным, если он еще и обставляется системой «сдержек и противовесов» властей. Подобная система «сдержек и противовесов» устраняет всякую почву для узурпации полномочий одной власти другой и обеспечивает нормальное функционирование органов государства.

Наряду с изложенными правовому государству присущи и другие принципы: конституционно-правового контроля, политического плюрализма.

Правовое государство невозможно без создания гражданского общества. Гражданский контроль, гражданская эксперти­за, гражданское участие являются необходимыми формами дви­жения к правовому государству. Для развития гражданских отно­шений требуется наличие свобод, осуществление прав человека, развитие рыночной инфраструктуры. Необходимым условием является достижение взаимной ответственности государства и гражданина.

Современное понятие правового государства предполагает достаточно высокий уровень развития права и государственности как таковой: «правовое государство - это государство, обслуживающее потребности правового, саморегулирующегося общества, то есть, обеспечивающее режим господства права и создающего надежные гарантии от административного вмешательства в саморегулирующиеся процессы жизнедеятельности общества, защищающее интересы производителей и потребителей, социальных благ в рамках общедоступной надлежащей правовой процедуры разрешения споров».

Юридическая сущность правового государства заключается в том, что его публичная власть исключает произвол и действует только в соответствии с правом, причем юристы особо подчеркивают, что под правом здесь нельзя понимать закон, который тоже может быть произволом. Следовательно, правовое государство - это, прежде всего система разного рода гарантий, защищающих социально-экономические и политические основы общества, а также основные права и свободы личности. С точки зрения современного этапа развития российского общества - это: неприкосновенность и плюрализм прав собственности, самостоятельность и равная мера свободы производителей и потребителей, социальных благ «и вообще участников социального обмена - индивидов и их ассоциаций».
Таким образом, государство признает нормы поведения, выработанные гражданским обществом, и подчиняется им. Право здесь, как и все законотворчество, становится формой контроля гражданского общества за государством, формой подчинения государства гражданскому обществу.
Правоведы особо подчеркивают, что запрещение всего общественно вредного и закрепление равной максимальной свободы всех, исключающей привилегии, должно содержаться именно в конституции и законах, но не в каких-либо иных нормативных актах.

Выяснив, что правовое государство в своей законодательной деятельности должно руководствоваться правом, мы рассмотрим вопрос о критериях правовых законов и норм, лежащих в их основе, а также - о самостоятельном действии правовых норм в рамках правового государства. С точки зрения марксистско-ленинской теории права правовое государство может существовать лишь как государство законности. Однако этот тезис содержит противоречие: с одной стороны, государство может установить, изменить или отменить любой закон, с другой - оно связано им же установленным законом. Кроме того, как показала история, неограниченное право государства принимать любые, угодные воле людей, стоящих у власти, законы, ведет к диктатуре. С этой точки зрения обвинять советское государство, или, по крайней мере, его основателей, нельзя, поскольку еще Ленин предсказывал, что социалистическое государство - вплоть до полного уничтожения классов - должно быть государством диктатуры пролетариата, то есть - государством узаконенного насилия. Что же касается моральной стороны этого вопроса, то стремление подвести моральную основу под отдельные законы или все законодательство той или иной страны - дело, безусловно, благородное. Однако человечество может только мечтать о том, чтобы все принимаемые государством законы опирались на принципы морали. К сожалению, это не всегда так. Ярким подтверждением этому может служить законодательство фашистской Германии, фашистской Италии и ряда других тоталитарных государств. В то же время связанность государства, законодателя представлениями общества о справедливости, - один из важнейших аспектов демократической правовой государственности, которое и является условием легитимности законодательства и, в частности, конкретных законов. Вместе с тем, проблема юридичности закона и связанности государства правом отнюдь не исчерпывается требованиями легитимности.

Итак, легитимный закон не обязательно будет правовым. В этом утверждении, в частности, содержится ответ на вопрос о том, можно ли считать правовыми законы (а заодно и государство, которое их принимает) только потому, что эти законы приняты высшим - избранным народом - органом власти. Ответ отрицательный: ни демократическое избрание высших органов власти, ни принятые этой властью законы сами по себе не в состоянии обеспечить государству статус правового.

3. Незыблемость конституционных прав и свобод граждан в правовом государстве.

Итак, подробнее рассмотрим одну из основных черт и особенностей правового государства такую, как полная гарантированность и незыблемость конституционных прав и свобод граждан в правовом государстве, а также установ­ление и поддержание принципа взаимной ответственности граж­данина и государства. Как граждане несут ответственность перед госу­дарством, так и государственная власть должна нестиответственность перед гражданами.

Важным гарантом незыблемости прав и свобод гражданина является конституционное положение, в соответствии с которыми властные структуры государства обязаны обеспечить каждому возможность ознакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающие его права и свободы. В правовом государстве признается право каждого гражданина защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Все это вместе взятое делает государство ответственным перед гражданином. В свою очередь гражданин несет ответственность за свои незаконные действия перед государством в лице его органов. Так, например, Уголовный кодекс РФ предусматривает несение уголовной ответственности личностью перед государством. Так же выделяется административная ответственность личности перед государством. Этот вид ответственности рассматривается в Кодексе об Административных правонарушениях РФ.Можно сказать, что государство, устанавливая в правовых законах меру свободы человека, в то же время ограничивает себя в собственных решениях и действиях. Подчиняясь праву, государственные органы не могут нарушить его предписания и несут ответственность за нарушение или невыполнение этих обязанностей. Обязанность закона для государственной власти (органов) обеспечивается системой мер, которые призваны ограничить ее произвол. К ним относятся: - политическая ответственность правительства перед органами государственной власти;- политическая ответственность депутатов перед своими избирателями; - юридическая ответственность должностных лиц государства любого уровня за невыполнение своих обязанностей.На тех же правовых основах должна строиться ответственность личности перед государством. Применение государственного принуждения должно носить правовой характер. Правовой характер взаимной ответственности государства и личности - это важная составная часть объективно складывающегося в обществе права. Соблюдение правовых требований - юридическая обязанность всех, и, прежде всего - государства, что является характерной чертой правового государства.

Права человека – это такие права и свободы, которые имеются у человека от рождения, которыми он наделен в силу своей принадлежности к человеческому роду. Выделяются следующие признаки прав человека: а) они носят естественный характер (то есть принадлежат человеку от рождения, в силу принадлежности к человеческому роду); б) носят неотъемлемый, неотчуждаемый характер (то есть их существование не зависит от того, признает данное государство эти права или нет); в) носят универсальный характер, что означает: эти права принадлежат всем людям, они выступают в качестве критерия оценки деятельности государства, деятельности власти.

Легитимность власти зависит от того, насколько она уважает и обеспечивает права человека, насколько полно эти права зафиксированы в законодательстве. Права человека зафиксированы в международно-правовых документах, прежде всего это - Всеобщая Декларация прав человека, а также ряд конвенций, например, конвенции о правах ребенка, о правах женщин и другие. Кроме этого, права человека закреплены во внутреннем законодательстве каждой страны. Обычно это делается в Конституции, которая декларирует основные права и свободы человека. Положения Конституции находят свое развитие и конкретизацию в текущем законодательстве.

Однако всегда ли это имело место в нашей стане? Гарантировались ли раньше и гарантированы ли в полной мере сейчас права и свободы граждан России? В значительной мере — да. Гарантированы политически, юридически и отчасти экономически. Хотя и не в отношении всех граждан. Гарантии действовали и действуют в основном вотношении власть имущих.

Вместе с тем определенные гарантии сохранялись и сохраняются и ношении прав и свобод остальных, «рядовых» граждан. В прежнем СССР и в современной России отнюдь не всегда формальной декларацией являлись и являются конституционные положения, закрепляющие равенство граждан перед законом, также их социально-политические и личные права и свободы. Это становится особенно очевидным тогда, когда речь идет о гарантиях права на труд, на отдых, на получение образования, медицинское обслуживание, пользование достижениями культуры и др. Данные права в значительной мере га­рантировались в СССР. В определенной мере они гарантируются для всех граждан и в современной России.

В то же время очевидным является и то, что в силу экономических социальных причин, роста цен и инфляции, усиления бюрократизма и коррупции в управленческом аппарате гарантии прав и свобод граждан в значительной мере ослабляются. Как раньше, так и теперь рядо­вой гражданин нередко вынужден выступать в роли ходока по «коридорам власти» и быть просителем даже в тех случаях, когда речь идет об удовлетворении его законных прав и интересов.

Разумеется, при таком положении дела, когда у государства в лице его различных органов и множества чиновников преобладающими являются привилегии и права, а у рядовых граждан — преимуществен­но обязанности, не может быть и речи о реализации принципа взаимной ответственности государства у, гражданина. На протяжении всей истории развития России вначале подданные, затем граждане несли и несут всяческие повинности и ответственность перед государством. Однако ни государство в целом, ни его отдельные органы или чиновники за многие свои деяния, включая самые катастрофические по своим последствиям, фактически никакой ответственности ни перед общест­вом, ни перед отдельными гражданами не несут.

На сегодняшний день сложились два подхода к проблеме права человека, которые условно можно назвать позитивистским и естественно-правовым. С точки зрения позитивистского подхода за личностью признаются только те права, которые напрямую закреплены в законодательстве данного государства. Права человека признаются исходящими от государства, производными от него. С точки зрения естественно-правового подхода права человека не зависят от государства, принадлежат всем людям планеты от рождения в равном объеме. Последний подход является более прогрессивным. (Однако нужно отметить, что объем реально обеспеченных прав зависит от государства и отличается в разных государствах. Признание неотъемлемого характера прав человека еще не означает, что каждое государство в состоянии обеспечить осуществление всех этих прав в полном объеме в отношении своих граждан - подданных.) Именно с точки зрения такого подхода права человека являются критерием оценки деятельности государственной власти. Из этого исходит и теория правового государства как государства, гарантирующего права и свободы в максимально полном объеме.

Фиксирование прав человека, степень возможности их реального осуществления зависит от положения самого государства, от возможностей человека и государства. Реальные возможности для обеспечения прав человека в разных странах разные. Это зависит также и от вида прав.

Рассмотрим классификацию прав человека:

1. политические права и свободы (например, право на участие в управлении государством, право на объединение, право избирать и быть избранным);

2. социально-культурные права и свободы (например, право собственности, право на труд, право на использование культурных достижений);

3. юридические права (например, презумпция невиновности, право на судебную защиту и другие).

В литературе права человека традиционно делятся на 3 поколения:

1. первое поколение - гражданские и политические права, провозглашенные буржуазными революциями (английский Билль о правах 1689г., французская Декларация прав человека и гражданина 1789 г., Билль о правах, внесенный в качестве первых десяти поправок в Конституцию США);

2. второе поколение - социально-экономические права, имеющие в своей основе социалистические учения. Стали появляться в результате борьбы трудящихся за улучшение своего положения в капиталистическом обществе;

3. третье поколение - права коллективные или солидаристские, провозглашенные главным образом странами третьего мира (право на социальное и экономическое развитие, на самоопределение, на здоровую окружающую среду, на мир).

Если права, относимые к первым двум поколениям, - это права и свободы, принадлежащие каждому индивиду как таковому, то права третьего поколения можно назвать правами человека и народов. Так, право на мир, на здоровую окружающую среду, на социальное и экономическое развитие принадлежат человечеству в целом.

Права третьего поколения отличаются еще и тем, что находятся на стадии становления в качестве юридически обязательных норм (кроме права на самоопределение, которое является принципом международного права). Они содержатся только в резолюциях международных организаций (например, Декларация о правах народов на мир, провозглашенная резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН в 1984 г.). Их положения часто весьма неопределенны и только постепенно происходит уточнение их нормативного содержания как прав человека и народов.

Конституция РФ (ст. 2) рассматривает человека, его права и свободы в качестве высшей ценности. Тем самым она декларирует свое понимание взаимоотношений государства и личности, выдвигая на передний план именно личность. Уважение к личности и ее защита являются неотъемлемым атрибутом конституционного государства, его обязанностью. «Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина, - указывается в ст. 2, - обязанность государства». Установленные Конституцией принципиальные положения, связанные с отношением государства к человеку, служат предпосылкой решения всех конкретных проблем правового регулирования статуса человека и гражданина в Российской Федерации. Таким образом, признание человека, его прав и свобод высшей ценностью является фундаментальной нормой конституционного строя Российской Федерации, образующей основу не только конституционно организованного общества, но и правовой защиты этого общества от возрождения попыток подавления личности, ущемления ее прав, игнорирования индивидуальных интересов и потребностей людей.
Для большинства зафиксированных в Конституции РФ прав и свобод человека и гражданина характерна более или менее тесная связь с признанием человека высшей ценностью. В них не просто в той или иной степени отражается это признание, но они вместе с основами конституционного строя России служат защите этих прав и свобод. Принцип признания человека, его прав и свобод высшей ценностью служит достаточно определенным ориентиром и для совершенствования всей системы основных прав и свобод человека и гражданина в условиях развития демократического общества, преодоления на этом пути всякого рода сложностей.

Связь между признанием человека и его прав и свобод высшей ценностью и конкретными правами и свободами человека и гражданина состоит в том, что если ст. 2 Конституции излагает принцип взаимоотношений человека и государства лишь «негативно», то есть с точки зрения возможного нарушения прав человека, и имеет в виду лишь объект защиты, то статьи Конституции, посвященные конкретным основным правам и свободам человека и гражданина, сформулированы уже с позитивных позиций (например, в ст. 22 Конституции закреплено, что каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность). Эта взаимосвязь просматривается и в том, что норма Конституции, указывающая на объект защиты, выглядит как первый шаг к конкретизации положения человека и гражданина в обществе и государстве применительно к определенной сфере жизни или конкретной ситуации. Она позволяет сделать и следующий шаг, который выражается в закреплении в Конституции принципа равноправия граждан.

Все сказанное говорит о том, что нормы Конституции РФ об основных правах и свободах человека и гражданина нельзя рассматривать вне связи с принципом признания человека, его прав и свобод высшей ценностью, нельзя вносить в данные нормы изменения или дополнения, противоречащие этому принципу. Принцип признания человека, его прав и свобод высшей ценностью должен оказывать определяющее влияние не только на содержание основных прав и свобод человека и гражданина, но и на всю деятельность демократического государства, на его компетенцию и потенциальные возможности. Государство в условиях действия этого принципа не вправе в своей деятельности выходить за устанавливаемые им границы взаимоотношений с человеком. Только действуя в этих рамках, в интересах человека, государство приобретает те черты, которые характеризуют его как конституционное. Конституционное государство базируется на народном суверенитете, который составляет одну из его основ. Между тем носитель этого суверенитета - народ - состоит из граждан, от которых, в конечном счете, и исходит вся власть. Вот почему ст. 2 Конституции, закрепляющая отношение государства к человеку и его обязанность признавать, соблюдать и защищать его права и свободы, провозглашает конституционное государство, обосновывая необходимость его существования.

В конституционном государстве народ становится демократически конституированным сообществом, которое сознательно ориентируется на защиту человека как высшей ценности и видит в этом свой долг. Такая ориентация народа позволяет избежать последствий, к которым приводило сознательное преувеличение роли коллектива и государства, - господства тоталитаризма. Народ, который перманентно не способен или не желает признавать ценность каждого отдельного человека и соответственно этому действовать, не может быть организован в подлинно демократическое общество даже с помощью разного рода юридических инструментов.
Таким образом, авторитет любой организации, включая государство, по своей природе вторичен. Нет и не может быть признания ценности государства или любой другой организации, если при этом не признается высшая ценность человека и гражданина.
Если защита человека, его прав и свобод от посягательств со стороны государства - задача демократически конституированного общества, то защита человека, его прав и свобод от общества с его разнообразными, пользующимися политическим влиянием группами, которое тоже способно посягать на права и свободы, является, повторим, обязанностью государства. Государство призвано защищать человека как данность, а не формировать или преобразовывать его в духе надуманных идеалов.
Защита человека, его прав и свобод требует от государства активных действий и предоставления ему соответствующих прав на случай возможных нарушений прав и свобод человека в повседневной жизни.
Человек, его права и свободы должны защищаться государством с помощью разнообразных норм материального и процессуального права. Однако для признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека нужны существенные усилия государства также в материальной и духовной сферах. Речь идет, в частности, об обеспечении гражданам прожиточного минимума, о развитии социального обеспечения, школьного образования и здравоохранения, культуры.

Признание человека, его прав и свобод высшей ценностью касается каждого конкретного человека со всем его внутренним миром. Однако для реализации этого принципа важное значение имеют социальные функции конкретного человека, его ответственность перед другими людьми, обществом и государством. Только тогда принцип признания человека высшей ценностью может быть распространен в равной мере на всех членов общества. Человек, который не желает признавать достоинство, права и свободы других людей, не может требовать признания своего достоинства, своих прав и свобод. В демократическом обществе становление личности происходит в условиях свободы, заключенной в определенные рамки. К ним относится, в частности, правовая надстройка общества. Через нее у каждого человека формируются определенные нормативные представления о личности, несущие на себе отпечаток правовой культуры того общества, в котором они возникли. Поставить эти представления на службу человеку и обществу - важная предпосылка реализации конституционного принципа признания человека, его прав и свобод высшей ценностью, превращения граждан из объектов воздействия государства и общества в активно действующих субъектов.

В современной российской действительности, когда растет преступность, идет обнищание населения, нарушаются права человека, признание Конституцией РФ человека, его прав и свобод высшей ценностью носит в значительной мере лишь формальный характер. Однако заложенный в Конституции большой демократический потенциал служит хорошей основой для борьбы граждан России за свои права, за свое человеческое достоинство.

Конституция Российской Федерации 1993г. впервые ограничила роль государства в установлении прав человека и гражданина, но значительно повысила роль и ответственность государства в обеспечении соблюдения и защиты этих прав и свобод. Вместе с тем это вовсе не значит, что государство вовсе воздерживается от вмешательства в сферу прав и свобод граждан или во все отношения, складывающиеся в гражданском обществе. Напротив, не вмешиваясь без объективной потребности в эти отношения, оно обязано не допускать злоупотребления правами и свободами, потому как их осуществление не должно нарушать права и свободы других лиц (ст. 17), в том числе их всеобщие законные интересы.

Вместе с тем все более становятся востребованны­ми практически все права и свободы, закрепленные в Конституции РФ. Так, за последние два года, как показа­ли данные ВЦИОМ, на 15% выросла доля россиян, ставя­щих право на свободу и личную неприкосновенность на первое место в списке важнейших лично для себя. Лиди­рует же по опросам право на жизнь (58% респондентов в 2005 г. против 45% в 2003 г.). По данным же из «Левада-центра», с 1994 по 2005 г. возросло значение права на бесплатное образование, медицину, обеспечение в ста­рости (с 64 до 76%). Столь же выросло и значение права на гарантированный государством «прожиточный мини­мум» (с 33 до 45%). Прово на хорошо оплачиваемую ра­боту выросло с 49 до 57% за 1 994-2005 гг., свободы сло­ва с 18 до 28%, а право владеть собственностью — с 29 до 36%34 . Как показали исследования, проведенные Институ­том социологии РАН, наши соотечественники по-преж­нему связывают свои надежды в решении социальных проблем в основном с государством. Можно предполо­жить, объясняется это как тем, что многие еще помнят патерналистскую социальную политику в советские годы, так и результатами «демократических реформ» 90-х гг., когда государство кому-то разрешало за бесценок ску­пать фабрики и рудники, большинство же лишилось своих накоплений и иллюзий о равных возможностях. А это больше, чем социальная несправедливость, это подрыв базовой демократии, а в конечном счете — и государ­ственности.

4. Правовое государство: актуальные проблемы теории.

Формирование и существование правового государства в любой стране предполагает установление не только формального, но и реального господства закона во всех сферах жизни общества, расширение сферы его прямого, непосредственного воздействия на общественные отношения.

Разумеется, было бы упрощением полагать, что в условиях правового или любого иного государства можно вообще обойтись без подза­конных, ведомственных актов. В особенности это касается процесса реализации конституционных законов и содержащихся в них поло­жений.

В самом деле, можно ли, обойтись без обычных законов или подзаконных актов в процессе реализации конституционного права на труд, на отдых, на охрану здоровья, на материальное обеспечение в старости, в случае болезни, полной или частичной потери трудоспособ­ности или же в процессе реализации права на образование? Нет, конеч­но. Ибо возникающие при этом общественные отношения настолько сложны и многогранны, что для своего упорядочения они объективно требуют не один, даже самый авторитетный, фундаментальный, каким является конституционный акт, а систему взаимосвязанных с ним и развивающих содержащиеся в нем требования и предписания актов.

Следовательно, в условиях правового государства речь идет не о том, должны или не должны существовать наряду с законами и подза­конные, ведомственные акты. Существование их неизбежно. Оно обус­ловлено самой природой и характером регулируемых ими обществен­ных отношений.

Речь идет лишь о том, чтобы эти акты не доминировали в количес­твенном и качественном отношении в общей системе нормативно-пра­вовых актов. А главное, чтобы, развивая и детализируя положения, содержащиеся в законах, подзаконные акты не искажали сути и содер­жания самих законов.

В России и других странах, ставящих своей целью формирование правового государства, удельный вес подзаконных, ведомственных ак­тов вполне возможно и нужно изменить. В противном случае призывы и установки о создании правового государства неизбежно останутся нереализованными призывами и установками,

В сфере теории государства и права произошла довольно значительная смена политических и идеологических ориентиров. Однако в практической политико-правовой жизни, касающейся право­вого государства и принципа разделения властей, за последние годы не произошло каких-либо существенных изменений. Наличие их без сом­нения свидетельствовало бы о движении государства и общества по пути не декларированной, а реальной для всех граждан Российской Федерации демократии.

Наряду с этим в правовом государстве (как один из главных признаков его существования) должно быть достигнуто реальное обес­печение прав и свобод рядовых граждан. Должен быть создан ме­ханизм их полной гарантированности и всесторонней защищенности; последовательно проводиться в жизнь принцип оптимального соче­тания прав и свобод граждан с их конституционными обязанностями.

Помимо названных, есть и другие признаки и черты, характеризующие правовое государство и принципиально отличающие его от не правового государства. Их достаточно много и они весьма разнообразны. В своей совокупности они дают общее представление о том, что есть правовое государство и что не является таковым, каковы его сущность содержание, основные цели его создания и назначение. Наконец, како­выусловия его формирования и функционирования.

Условия формирования правового государства и функционирования являются принципиально важными, особенно для совре­менной России, равно как и для других стран, ставящих перед собой задачу формирования на базе существующих государственных струк­тур правового государства. Ибо если в стране нет реальных — объективных и субъективных условий для создания, а затем — нормаль­ного функционирования правового государства, то не может быть и речи об успешном решении данной проблемы.

В современной Росси бытует мнение о том, что в настоящее время Российская Федерация является правовым государством. Мало того, это понятие закреплено в Основном законе государства - Конституции РФ.

Однако для формирования правового государства в России предприняты значительные шаги, но, к сожалению, утверждать, что на данный момент наша страна в полной мере является правовым государством ещё нельзя. Для этого нужны определённые предпосылки и дальнейшие преобразования. К тому же является спорным вопрос, возможно ли в идеале достижение этого понятия.

Прежде всего, непременным условием правового государства является достижение высокого уровня общей и, в частности, правовой культуры населения, искоренение правового нигилизма, оздоровление нравственности общества. Граждане должны стремиться к исполнению законов, принимать активное участие в управлении государством. На практике же в России наблюдается разочарование населения в государственной власти, нежелание ходить на выборы, стремление обойти закон с извлечением из этого выгоды. Причём в правовом смысле большая часть населения России фактически не образована. Нельзя, сказать, что отсутствуют юридические разделы в средствах массовой информации, но все они допускают досадные погрешности. Основная же часть населения, не вовлечённая в систему обучения и переобучения, остаётся за пределами правовой культуры. Юридическая литература выпускается, но основной массе людей она не доступна в силу разного масштаба цен и заработной платы.

Важным условием и предпосылкой правового государства является создание внутренне единого и непротиворечивого законодательства. В России процесс создания такого законодательства проходит очень медленно. Нередко законодательные акты на местах противоречат федеральным законам. Проводится работа по устранению этого недостатка, что является положительным фактором в движении к правовому государству. Содержание законов зачастую трудно понять рядовым гражданам, некоторые нормативные акты имеют неоднозначное толкование. Население практически не может оказывать влияние на разработку и принятие законов, хотя каждый имеет право обратиться со своим законопроектом к субъекту, обладающим правом законодательной инициативы. Почему же такое происходит? Одна из причин этого – медлительность бюрократической машины. В результате – законопроекты устаревают, утрачивают значимость и тому подобное.

Для правового государства свойственно преобладание среднего класса, заинтересованного в развитии и стабильности общества и достаточно материально обеспеченного. Но в действительности произошло размывание среднего класса. Общество расслоилось на очень богатых и очень бедных. Большой рост безработицы и неплатежей приводит к росту экономических преступлений (краж, грабежей), преступлений против личности (убийств); низкий уровень заработной платы – к снижению исполнительской дисциплины, а в государственном аппарате зачастую и к коррупции.

В Российской Федерации отсутствует эффективная система защиты человека от произвола государства. Граждане России не всегда могут защитить свои права, отстоять свои законные интересы. До сих пор многие государственные и муниципальные органы власти ещё не могут привыкнуть к тому, что не только граждане, но и власть ограничена правом. Не адаптировались к новой обстановке, складывающейся в России и многие граждане, которые не знают, как отстаивать свои права, к кому обращаться в тех или иных ситуациях, а государственные и муниципальные органы не оказывают должной помощи гражданам в их ориентации в окружающей социальной среде.

По теории, одним из основных признаков правового государства является защита и ценность прав и свобод гражданина. Хотя в реальной жизни, этот признак повсеместно нарушается (и не только в нашей стране, но и во всем мире). Это выражается в нарушении международных актов, относящихся к правам народов, нарушении правового равенства граждан, использовании прав и свобод в антиконституционных целях экстремистскими силами, элементарным невыполнением законов. В России отсутствуют специальные правовые механизмы, обеспечивающие права и свободы российских граждан, их реальную гарантированность. Фактически права и свободы граждан только провозглашаются, но реально в жизни нередко происходит вопиющее нарушение самых элементарных прав и свобод. К подобным нарушениям можно отнести преступления геноцида, различные способы расовой дискриминации, преступления апартеида, военные преступления, а также преступления против человечества.

Необходимо упомянуть и о несоответствии теории с реальностью в принципе разделения властей. Это видно не только потому, что касается функций Совета Федерации, который состоит из представителей исполнительных органов, но наделён большими законодательными полномочиями, но, прежде всего, потому, что в институте президентства оказались сосредоточенны важнейшие функции как исполнительной, так и законодательной власти. Теоретики спорят о том, соответствует ли принципу разделения властей такое сосредоточение власти в руках президента, причём в условиях, когда он не относится ни к органам законодательной, ни к органам исполнительной власти, тем более он, естественно, не относится и к органам судебной власти. Президент как бы координирует все три власти. На мой взгляд, здесь прослеживается явное противоречие. Также «единоличное» право президента без согласия парламента назна­чать ключевых министров и даже практически произвольно распускать Государственную Думу выходит за рамки существующего принципа. Подобный «передел» власти в пользу президента и исполнительных структур не уравнове­шивает их с законодательной и судебной властями, нарушает систему взаимных «сдержек и противовесов», что оставляет соблазн при удобном случае воспользоваться этим с корыстными побуждениями, в целях восстановле­нии справедливости перераспределить эту власть, в том числе и в произвольном порядке. Поэтому, в современной России принцип разделения властей только провозглашен, на прак­тике же он фактически не действует.

Не всегда соблюдается принцип верховенства закона. Известно, например, что одним из указов Президента РФ компетентным государственным органам разрешалось задерживать граждан по подозрению в совершении тяжких преступлений на срок до одного месяца. Однако действующее законодательство запрещает задерживать лиц по этому основанию на срок более 48 часов. Странным также выглядит предложение Президента РФ В.В.Путина о назначении губернаторов «с верху». Таким образом, постепенно народ отстраняется от участия в политической жизни страны. В то же время в Конституции РФ указано, что «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ» (ст. 3 Конституции РФ).

В России отсутствует система отзыва народных представителей из законодательных (как местных, так и центральных) органов власти. Таким

образом, не в полной мере исполняется принцип выборности и сменяемости центральных и местных органов.

Для формирования правового государства в РФ требуются преобразования в экономической, политической, правовой и идеологической сферах. В экономической сфере предстоит создание развитой рыночной экономики. Здесь сделаны значительные шаги: признано равенство разных форм собственности; большая часть государственной собственности приватизирована; сформировалась система субъектов рыночной экономики. Однако это не привело к экономическому росту. Наблюдается спад производства, рост безработицы, неплатежей. Среднее и мелкое предпринимательство полной свободы не получило, подвержено воздействию коррумпированного чиновничества и криминальных структур.

В политической сфере необходимо дальнейшее развитие демократических, федеративных начал, местного самоуправления, создание оптимального баланса ветвей власти, формирование подлинного политического плюрализма, повышение уровня участия народа в политических процессах. Между тем участие народа, разочаровавшегося в реформах, настолько низкое, что в законах о выборах органов субъектов федерации для признания выборов действительными установлен минимум явки избирателей - 25%. Также общеизвестно, что демократические системы сохраняют стабильность и жизнеспособность именно в силу активного участия граждан в делах общества.

В правовой сфере сделаны определённые шаги в формировании правового государства. В значительной мере обновлено законодательство. В основном создана правовая база рыночной экономики, приняты многие законы, связанные с совершенствованием политической системы, судебной системы, с охраной прав и свобод граждан и так далее. В числе новых законов следует назвать, прежде всего, Конституцию РФ, конституции республик и уставы областей, краёв, автономных округов как субъектов федерации, новые гражданский, уголовный, семейный, трудовой кодексы, законы о судах, о прокуратуре и так далее. Однако формирование правовой системы далеко не закончено.

Актуальной проблемой является укрепление законности. Экономическая реформа, переход к рыночной экономике, приватизация, передел собственности, безработица и другие факторы породили невиданную ранее в стране организованную преступность, коррупцию, снижение уровня исполнительной дисциплины в государственном аппарате, новые виды экономической преступности, преступления против личности, нарушение трудовых прав граждан. Очевидно, что без существенных успехов в деле снижения уровня преступности говорить о правовом государстве не приходится.

В идеологической сфере непременным условием для правового государства являются повышение уровня политической и правовой культуры, искоренение правового нигилизма, прежде всего в государственном аппарате, оздоровление нравственного климата в государстве.

Таким образом, можно сказать, что Россия на современном этапе не является правовым государством. Правовое государство – то, к чему должны стремиться все цивилизованные государства мира. Недостаточно просто объявить государство правовым. Необходимо соответствовать этому названию.

Следует признать, что в настоящее время в большинстве государств, объявивших себя правовыми, имеется определённый разрыв между предлагаемыми и постулируемыми идеологическими установками, порождающие определённые социальные иллюзии, и действительностью, зримо обнажающей практическое несоответствии реальной практике многих провозглашённых идей и принципов.

Отрыв идеологии от конкретных условий, в которых функционирует то или иное государство, может быть объяснён желанием аналитиков подстегнуть социальные процессы к движению в направлении достижения общественных идеалов, тем более что эти цели широко известны, а общество, безусловно, вправе рассчитывать на материализацию выстраданных за свою многовековую историю идей. Однако, как показывает практика, в каждый исторический период общество едва ли принципиально приближалось к реализации прогрессивных идей своего времени по сравнению с предыдущим периодом.

Данное утверждение неизбежно вызовет немало возражений конкретно-исторического порядка, и, тем не менее, сам факт разрыва между декларируемыми идеями и их реальным воплощением вряд ли может быть серьёзно оспорен.

С учётом изложенного можно признать доктрину правового государства именно доктриной, которая более уместна в декларациях и манифестах как формах официальной объективации содержащегося в этой концепции гуманистического потенциала, нежели в конкретных законодательных актах прямого действия. Данное утверждение не следует воспринимать как отказ от закрепления на конституционном уровне идеологии и принципов правового государства. Вопрос в том, не породит ли в общественном сознании прямое определение государством себя в качестве правового обоснованных сомнений и даже разочарований? Ведь обществу придётся смириться с мыслью о том, что то устройство публичной власти, в котором оно (общество) существует, и есть то самое правовое государство, к которому человечество стремилось.

Ещё одной проблемой, вызывающей сомнения в научной и практической корректности прямого закрепления в конституциях положений о правовом государстве, является отсутствие философско-правовой науке такого определения права, которое являлось бы синтезирующей основой, объединяющей исследователей проблем правового государства. Должно быть, очевидно, что словосочетание «правовое государство» ключевым является слово «правовое», производное от термина «право». Если мы признаем, что на сегодня существует несколько принципиальных подходов к определению права как такового, то и вопрос о правовом государстве придётся решать в зависимости от того, какой позиции придерживается автор.

Согласно Конституции РФ, все нормативные акты, издаваемые в России, не должны противоречить ее Конституции и законам и потому называются подзаконными. В их число входят нормативные акты Президента и Правительства РФ, министерств, других ведомств и т.д. Все они призваны практически, конкретизированно реализовывать положения законов.
Серьезным препятствием на пути утверждения верховенства закона являются издержки ведомственного, регионального и местного нормотворчества, которое зачастую противоречит закону и нередко лишает граждан тех прав, которые им предоставляются законом. Практика перекраивания и извращения на любом уровне законов не только недопустима с правовой точки зрения, но и крайне вредна практически, ибо порождает бюрократизм, безответственность, а порой и коррупцию, существенно тормозит общественно полезные начинания.

Однако для функционирования правового государства недостаточно исключить всякую возможность искажения сути действующего законодательства. Необходимо также добиться, чтобы это законодательство неуклонно исполнялось всеми.

Как известно, в нашем обществе пренебрежительное отношение к закону складывалось долгие годы. Формально провозглашенный принцип обязательности закона корректировался целойсистемой исключений из правил, зависящих от занимаемой должности, разного рода заслуг и тому подобное. Такой подход порождает безнаказанность, открывает дорогу злоупотреблениям, а подчас и преступлениям. У некоторых руководителей вошло в привычку рассматривать закон как досадную помеху на пути реализации своих личных или даже своеобразно понимаемых общественных интересов. Пренебрежительное отношение к закону пагубно влияет на нравственную атмосферу в обществе.

Особого внимания в связи с этим заслуживает проблема соотношения закона и так называемой целесообразности. Суть проблемы состоит в том, что некоторые руководители присвоили себе право, исходя из собственных представлений об интересах страны или руководимой ими территории, решать вопрос о том, стоит ли им исполнять тот или иной закон или не стоит.
Конечно, закон и целесообразность совпадают не всегда. Однако обход закона под предлогом общественной «целесообразности» недопустим даже в том случае, когда закон действительно плох или, например, устарел. Закон может отменить или изменить только уполномоченный на то государственный орган. До тех пор государственные органы, организации и лица обязаны действовать на основе данного закона и в его рамках. Тот, кто пренебрегает законом, едва ли свободен от пренебрежения к людям, их судьбам, правам и интересам. Между тем создание все новых возможностей для успешного проведения реформ, для более полной реализации нашими государственными органами и гражданами своих прав отнюдь не означает принижения роли закона. Наоборот, в современных условиях неуклонное соблюдение законов приобретает возрастающее значение.

Господство закона - неотъемлемый признак правового государства. Однако господство закона не означает его всесилие. Решая сегодня стоящие перед ним проблемы, общество, разумеется, не может обойтись без права как одного из важнейших факторов развития. И здесь роль права, несомненно, будет возрастать по мере полной переориентации нашей правовой системы с командно-административных методов руководства с их многочисленными запретами и мелочной регламентацией на методы подлинно демократические, преимущественно экономические. Однако это не означает, что право - панацея от всех наших бед, что достаточно принять хороший закон - и любая острая проблема будет решена. Правовое государство - прекрасная среда, без которой сегодня уже немыслимо прогрессивное развитие общества. Однако такое развитие зависит не только от фактора правового. Только в своей совокупности эти факторы могут помочь достигнуть желаемого результата. Таким образом, подлинно правовое государство не имеет ничего общего ни с правовым нигилизмом, мешающим его формированию, ни с фетишизацией права, извращающей суть правового государства и реальные возможности закона, на котором оно базируется.

Одной из характерных черт правового государства в его взаимоотношениях с гражданами является наличие развернутых юридических процедур, рассчитанных на любые ситуации, с которыми может столкнуться гражданин. В каждом конкретном случае должен быть набор юридических средств и форм, при помощи которых гражданин мог бы с успехом и без особых сложностей защитить свои права, свои законные интересы. Их отсутствие фактически лишает гражданина возможностей воспользоваться теми правами, которые предоставлены ему законом.

Российская Федерация, провозглашенная Конституцией правовым государством, на деле таким государством пока не является. В стране все еще не обеспечено верховенство закона. Наоборот, делаются попытки объявить «полноценной правовой базой для возникновения, прекращения и изменения... общественных отношений» указы Президента Российской Федерации, «абсолютно подзаконный характер» которых «не очевиден».

Не адаптировались к новой обстановке, складывающейся в России, и многие граждане, которые не знают, как в новых условиях отстаивать свои права, к кому обращаться в тех или иных случаях, каковы обязанности различных государственных органов в отношении защиты их прав, а государственные и муниципальные органы не оказывают помощи гражданам в ориентации их в окружающей социальной среде. Вот почему построение в России правового государства потребует больших усилий и государства, и его граждан в преодолении всех этих трудностей и недостатков

В процессе применения норм частного права нередко возникают ситуации, когда их буквальное истолкование позволяет прийти к двум и более выводам, каждый из которых формально имеет право на жизнь. В такой ситуации суд испытывает по­требность в дополнительных аргументах, позволяющих обосновать то правовое ре­шение, которое интуитивно кажется справедливым для данного конкретного случая. Представляется, что определенную помощь в этом могут оказать экономические со­ображения, выходящие за рамки собственно права. Использование методов эконо­мической науки не является чем-то новым. Как известно, это составляет специализа­цию сторонников экономического анализа права.

В литературе экономического анализа права признается, что неясность, двусмыс­ленность закона являются его объективными чертами, которые обусловлены издерж­ками законодательного процесса, такими как:

1. неточность языка как средства коммуникации;

2. необходимость согласования воли множества лиц, участвующих в принятии закона;

3. лоббизм организованных групп давления, заинтересованных в кодировании истинного «непубличного» смысла закона;

4. отсутствие достаточного времени для принятия закона;

5. ограниченная рациональность людей (неспособ­ность к полному предвидению будущего);

6. асимметричное распределение ин­формации.

Можно выделить несколько основных подходов к определению назначения зако­нодательства в экономической сфере. В России данный вопрос традиционно рас­сматривают через призму учения о функциях права и правовых норм. Отмечают, что «право, устанавливая «правила игры» в экономической сфере, упорядочивает произ­водственные отношения, закрепляет формы собственности, определяет механизм распределения общественного богатства»1 . Помимо этого государство обеспечивает координацию и установление общего направления деятельности участников соответ­ствующих отношений, определение и нормативное закрепление приоритетов в про­водимой в сфере экономики государственной политике, предотвращает чрезмернуюэкономическую концентрацию, огранивает недобросовестную конкуренцию, то есть принимает меры, направленные на реализацию интересов общества в целом.

В аналогичном ключе высказываются и западные ученые. Артур Пигу, являющийся автором теории нормативного регулирования в публичных интересах, видел функцию законодательства в экономиче­ской сфере в том, чтобы снизить «трение» (расходы) в процессе перехода матери­альных благ из одних рук в другие, ограничить возможность недобросовестного поведения, восполнить «провалы» рынка, то есть заменить свободный рынок, там, где его механизмы по каким-то причинам оказываются не задействованными (например, при монополизации рынка). Основ­ные возражения против этой теории основаны на ее неправдоподобности. Каждый из нас сталкивался со случаями, когда законодательство с первого взгляда не стыку­ется с соображениями публичного интереса. Причина этого кроется в том, что правотворческую деятельность государства направляют наиболее влиятельные в дан­ном обществе социальные силы, имеющие решающее влияние на государ­ство, а через него на право.

Примирить идеалистические представления о роли государства в регулировании экономики с реальностью призвана теория нормативного регулирования в интересах групп специальных интересов (далее — теория групп специ­альных интересов). Любой тип государства ассоциируется в общественном сознании с силой принуждения, позволяющей перераспределять общественные блага. Любая группа, которая может контролировать использование этой силы, способна увели­чить свою прибыль. Естественно, что такие усилия связаны с издержками. В контек­сте этой теории законодательство рассматривается в качестве товара, который обра­щается на своеобразном рынке, причем каждый из его участников стремится удовле­творить собственные потребности.

1 Теория государства и права: Учебник / А. С. Пиголкин, А. Н. Головистикова, Ю. А. Дмитриев; под ред. А. С. Пиголкина, Ю. А. Дмитриева (автор главы — А. Н. Головистикова). 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Высшее образование, 2008, с. 436.

На стороне спроса выступают организованные группы специальных интересов, "покупающие" преференции в обмен на политиче­скую поддержку политиков в виде дополнительных голосов избирателей, финанси­рования избирательных кампаний, будущего трудоустройства, изда­ния книг либо взяток. На стороне предложения находятся законодатели как посред­ники, действующие в собственном интересе, но формально от имени государства. В обмен на политическую поддержку они предлагают привилегии (преференции), изменение налогового бремени, прямое субсидирование, введение барьеров на вход новых участников (лицензирование).

В результате обозначенного процесса некоторая часть законодательства оказыва­ется принятой в угоду частному интересу, происходит перераспределение общест­венных благ в пользу отдельных лиц — так называемых "групп специальных интере­сов". К их числу относятся не только "олигархи", напрямую финансирующие законо­дательный процесс, но и группы, имеющие сильную электоральную поддержку, на­пример "некурящие", "патриоты", "солдатские матери", "автолюбители". Теория групп специальных интересов не утверждает, что все законодательство удовлетворяет только частные потребности, она лишь отмечает общую тенденцию, предсказывая, что такое возможно.

Существует ряд объективных причин появления законодательства в частных инте­ресах: а) трудности выявления такого законодательства, а также оценки вызывае­мых им негативных последствий; б) высокие издержки противодействия "частному" законодательству путем объединения большого количества людей в эффективную оппозицию. Выгоды рядового члена общества в результате изменения регулирования минимальны, в то время как расходы на поиск и обработку информации значитель­ны. Такие выгоды равномерно распределяются среди всех членов группы, однако издержки политического действия несут только лица, настаивающие на принятии закона. Все это порождает соблазн воспользоваться плодами работы других лиц, не прикладывая для достижения социально полезной цели собственных усилий. Итогом всего этого является "рациональная апатия" рядового участника группы, рассчиты­вающего на получение блага "без билета".

Организованная группа специальных интересов, чьи расходы на сбор информа­ции и образование эффективной политической коалиции составляют минимальное значение в сравнении с конкурентами, способна обеспечить принятие выгодных ей нормативных правовых актов. Этот механизм схож с естественным отбором — побе­ждает наиболее сильная в политическом и экономическом смысле группа лиц. Такие немногочисленные сплоченные группы контролируют равное участие своих членов в коллективном действии, своевременно наказывают "безбилетников", а также дози­руют поток информации о принимаемых актах, влияя на формирование мнения публики и самих законодателей.

Но почему же только часть законодательства обслуживает частный интерес? Рав­новесие достигается за счет того, что законодатели заинтересованы в продолжении карьеры, что ограничивает их в принятии законов исключительно в интересах част­ного капитала. В противном случае они рискуют потерять поддержку избирателей или того, кто является центром принятия политических решений. Их действия ограничиваются также конкуренцией групп специальных интересов, которые способ­ны к контрлоббированию.

Отметим дихотомию актов, принимаемых в пользу групп специальных интересов: явно-определенные акты и акты, завуалированные использованием терми­нологии либо целей актов, принятых в публичном интересе. Политики и группы спе­циальных интересов склонны оформлять свои договоренности в виде завуалиро­ванных актов, ибо этим они увеличивают информационные издержки публики, а значит, снижают вероятность возникновения эффективной оппозиции либо потери поддержки избирателей. Однако это, безусловно, повышает неопределенность в последующем применении таких актов. Для общества выгоднее, чтобы все законы в пользу групп специальных интересов были явно-определенными, поскольку это снижает информационные издержки их выявления, после чего они могут быть отме­нены под влиянием общественного мнения либо оспорены в суде (Конституционном Суде РФ).

Какими могут быть практические следствия из теории групп специальных интере­сов в аспекте толкования права судом? Если законодательство в идеальных условиях должно быть средством реализации публичной политики, то суд, являясь третьей ветвью власти, обязан уравновешивать законодательную и исполнительную ветви власти, корректируя возможные отклонения от публичного интереса. Конечно, явно-определенный закон должен исполняться, здесь суд бессилен. При неясности завуа­лированного закона, принятого в пользу групп специальных интересов, судья дол­жен при помощи традиционных методов толкования придать ему тот смысл, кото­рый соответствует интересам общества в целом. В результате снижается привлекательность завуалированных актов в глазах групп специальных интересов, что опять же идет на пользу общества.

Проблема совершенствования законода­тельства и нормативного регулирования присуща любой развивающейся правовой си­стеме. Особую роль в решении этой проблемы в современной России играют судебные орга­ны. Два основных параметра определяют дея­тельность суда в условиях пробела в законо­дательстве: 1) суд как правоприменитель не может отказаться от разрешения возникшего казуса, ссылаясь на отсутствие нормы; 2) суд не может произвольно разрешить конкретную ситуацию, исходя только из собственного ви­дения справедливого решения для такого пра­воотношения.

Восполнение пробелов и правотворчество — две стороны одного и того же процесса, когда речь идет о создании необходимой нормы для регулирования определенного рода правоот­ношений. Правотворческая функция в систе­ме правоприменения если за кем из государ­ственных органов и признается в современной российской правовой системе, то в большей мере за Конституционным судом РФ. Свой­ства решений органов конституционной юсти­ции позволяют утверждать, что они являются носителем нового праворегулирования, но, как правило, заменяют другое, неконституци­онное регулирование, которое было оспорено в Конституционном суде РФ и послужило по­водом к вынесению решения.

В том понимании, которое придается пра­вовой наукой пробелу взаконодательстве и его восполнению, Конституционный суд РФ не выполняет функцию восполнения пробе­лов. Это обстоятельство он не раз отмечал в своих определениях, когда обращающиеся ссылались на неконституционность ситуации в связи с отсутствием необходимых норм.

Однако практика Конституционного суда РФ подтверждает, что его роль высшего органа контроля за соблюдением конституционной законности позволяет и обязывает одновре­менно принимать решение о защите консти­туционных прав в случае пробелов. Так, си­стемные пробелы законодательства, например отсутствие законов о суде присяжных, об аль­тернативной военной службе, послужили ос­нованием для принятия Конституционным судом РФ ряда решений, в которых он сформулировал свою правовую позицию относи­тельно пробелов законодательства.

Конституционный суд РФ пришел к выво­ду, что принятие законов является прерогати­вой законодательной власти России, однако при наличии в Конституции РФ права на рас­смотрение дела в суде присяжных, права альтернативную воинскую службу взамен обязательной воинской службы законодатель обязан, выполняя свою конституционную функцию нормотворчества, принять необхо­димые законы для реализации соответствую­щих конституционных норм. Суд отметил при этом, что более чем 10-летний срок с мо­мента принятия Конституции РФ является достаточным для реализации законотворчес­кой процедуры по вопросам, прямо преду­смотренным в конституционных положениях.

Важнейшее решение для правовой систе­мы — правотворчество не только право, но и обязанность законодательного органа. Он не может произвольно лишать граждан возмож­ности реализации своих прав, предусмотрен­ных Конституцией РФ. Трудно переоценить это решение Конституционного суда РФ. До него в правовой системе, пожалуй, не было ни одного легального акта государственной власти, содержащего общеобязательное пред­писание в адрес законодателя о принятии за­кона в указанный этим органам срок (как это было в решении по закону о суде присяжных) для реализации конституционного права граждан России.

Пробел в законодательстве — несовершен­ство закона, отсутствие реального содержания, которое должно быть необходимым его компо­нентом. Некоторые видят в правовом регули­ровании пробелы, созданные намеренно: зако­нодатель сознательно оставил вопрос, находя­щийся в поле его зрения, открытым с целью предоставить его решение течению времени или отдавал его на усмотрение практики. Необходима теоретическая разработка ос­нований оставления законодателем тех или иных вопросов без урегулирования. Пробелы в законе — это своеобразного рода дефекты в волеизъявлении народа, когда не осознаются объектами праворегулирования институты, подлежащие закреплению в законе. Очевид­но, что пробелы возможны только в области, регулируемой правом в отношении фактов, находящихся в сфере правового воздействия. Любой пробел законодательства — пробел в содержании действующей системы права. Следует доказать, что имеющееся в законе со­держание не охватывает собой тех обществен­ных отношений, которые призвана регулиро­вать эта система. Для установления пробе­ла недостаточно обнаружить отсутствие или неполноту норм. Нужно доказать необходи­мость их существования в системе права.

Кроме того, нужно установить, что факты, призванные быть урегулированными, нахо­дятся в сфере правового воздействия. Из по­следнего постулата следует определить сфе­ру и область, подлежащие правовому воздей­ствию. Что же такое правовое воздействие? В широком смысле — все формы воздействия государства на поведение и деятельность лю­дей, в узком — влияние на общественные от­ношения через нормы права. И в том, и в дру­гом случае используются средства правового характера, основанные на нормах права, будь то индивидуальные правоприменительные ак­ты, акты реализации правоспособности. Сфе­ра нормативного правового воздействия по своему содержанию — это круг общественных отношений, событий, фактов и обстоятельств, нуждающихся в правовом опосредовании.

На каком временном отрезке одни факты и отношения остаются не охваченными действующим правом, а другие утрачивают свое юридическое значение, хотя продолжают оставаться закрепленными в формально не отмененных актах? Сферу правового регули­рования определяют с точки зрения объек­тивных потребностей развития общественной экономической формации. Существует объек­тивная потребность в правовом регулирова­нии, которая распространяется на фактичес­кие отношения, входит в предмет правового регулирования и охватывается его предела­ми. Правовому воздействию подвергаются лишь те общественные отношения, регулиро­вание которых объективно возможно, эконо­мически и политически необходимо.

Необходимость правового регулирования зависит от важности общественных отноше­ний, от того, насколько целесообразно и объ­ективно нужно в конкретных условиях на­правлять и регулировать эти отношения та­ким инструментом, как право. Так, в граждан­ском праве значение имеют все те жизненные факты и отношения, которые непосредствен­но закреплены действующим законодатель­ством или, хотя и не предусмотрены законом, нуждаются в гражданско-правовом регулиро­вании. Для этого нужны условия, а также все те факты и отношения, по поводу которых имеется право на процессуальный иск.

Напротив, для уголовного права, если в за­коне не оговорены признаки преступления, никто не вправе возбуждать дело, если в действиях лица отсутствуют признаки соста­ва преступления, предусмотренного конкрет­ной нормой уголовного закона. Установление сферы правового регулирования вне зависи­мости от государственной воли имеет практическое значение для исследователя и правотворческих органов в сфере применения пра­ва. Правоприменительные органы должны об­ладать специальной компетенцией, закреп­ленной в нормативных актах.

Границы правового регулирования и рам­ки нормативных актов перекрещиваются, но не совпадают. Всегда имеется часть общест­венных отношений, возникают жизненные ситуации и обстоятельства, которые не регла­ментируются правом, и тогда возникает про­бел в законодательстве.

Пробелы являются одним из отрицатель­ных явлений в законодательстве, хотя и воз­никают с объективной неизбежностью. Уста­новление пробела всегда ставит компетентные органы государства перед необходимостью их устранения. Однако в каждой ситуации воз­никает ряд сложнейших вопросов, ответы на которые в современной правовой науке и правоприменительной практике еще не даны.

Основной является проблема допустимости (или недопустимости) восполнения пробела судом как правоприменительным органом. Очевидно, что главный путь устранения про­белов — их ликвидация самим законодате­лем. Однако этот путь не обеспечивает реше­ние проблемы.

Общеизвестно, что правоприменитель яв­ляется, как правило, тем связующим звеном, которое обеспечивает действие нормы в обще­ственных отношениях. Отсутствие нормы — тоже своеобразные условия действия правоприменителя.

В условиях беспрецедентной множественности принятых законодательных актов и наличия в них законотворчес­ких ошибок значительно возрастает роль проведения экспертизы законопроектов. Анализ российских источников, так или иначе затраги­вающих экспертную законопроектную деятельность, свиде­тельствует о том, что в настоящее время степень ее регла­ментирования характеризуется как незначительная. Более того, в отношении некоторых ее элементов обнаруживается полное отсутствие такового, что не соответствует задачам демократизации института законодательства и нуждается в изменении. Проблемы должного правового регулирова­ния экспертизы обусловлены отсутствием фундаментальных теоретических исследований и налаженной практики, с од­ной стороны, и недостаточным вниманием законодателя к ней — с другой. В связи с этим необходимо выявить и дать оценку тем нормативным правовым актам, ко­торые в большей мере отражают сущность экспертной законопроектной деятельности или являются значимыми для процесса ее институционализации. К числу таковых отно­сится Конституция РФ, которая обладает верховенством и высшей юридической силой. Несмотря на то, что бук­вальное упоминание об экспертной законопроектной де­ятельности в ней отсутствует, ее отдельные предписания подтверждают возможность, а в случае более расшири­тельного толкования — и необходимость, проведения та­ковой. Так, согласно ч. 3 ст. 104 Конституции РФ законо­проекты о введении или отмене налогов, освобождении от их уплаты, о выпуске государственных займов, об измене­нии финансовых обязательств государства, другие зако­нопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет федерального бюджета, могут быть внесены толь­ко лишь при наличии заключения Правительства РФ. Учи­тывая, что в результате экспертизы законопроекта прини­мается итоговое решение (в ряде случаев именуемое как «заключение»), а полный исчерпывающий круг экспертов законопроектной деятельности законодательно не опре­делен, не исключается, что Правительство РФ, правомоч­ное давать заключения на указанные категории законо­проектов, может выступать в роли эксперта или наделяться соответствующими функциями. Косвенное упоминание об экспертизе законопроектов в источнике, обладающем вы­сшей юридической силой в Российской Федерации, ука­зывает не только на необходимость подвергать наиболее значимые законопроекты внешней оценке, проверять их соответствие на предварительной стадии (до его внесения в Государственную Думу), но и подчеркивает весомость эк­спертизы как таковой.

Так, неод­нозначна классификация видов экспертной законопроек­тной деятельности, «размыт» механизм инициирования эк­спертной деятельности, статус экспертов, не содержатся дефиниции независимой, юридико-технической, научной и некоторых иных экспертиз, отсутствуют критерии разграни­чения одних экспертиз от других, не определены структура и юридическая сила итоговых решений. Все это указывает на необходимость научного вмешательства, с одной сто­роны, и законодательного — с другой.

Анализ нормативных правовых актов об экспертной законопроектной деятельности свидетельствует о фраг­ментарном, неединообразном, порой противоречивом, абстрактном и несистематизированном регламентирова­нии исследуемого феномена. Развитие института экспер­тизы законопроектов, посредством которого достигает­ся чистота языка закона, сохраняется истинный дух права, обеспечивается качество оформления проектов законо­дательных актов, неразрывно связано с его корреспонди­рующим отражением в источниках права. Считаем объ­ективно необходимым принятие Федерального закона «Об экспертной законопроектной деятельности в Российской Федерации», отвечающего целям и задачам институ­та экспертизы законопроектов и формирования гармонич­ного правового пространства.

Общеизвестно, что от состояния базовой демокра­тии, или низовой, как ее еще называют, зависит уро­вень демократической зрелости конкретной страны. Это тот фундамент, на который опирается вся конструк­ция демократического государства, та основа, которая формируется самостоятельно, а не по желанию или указке сверху. Хотя несомненно, что создание благо­приятных условий может способствовать более успеш­ному становлению и развитию базовой демократии в отдельной стране. Вместе с тем при отсутствии стремле­ния к такому развитию со стороны самой низовой демократии либо вообще при ее отсутствии как заметно­го явления общественной жизни вряд ли возможно ожи­дать, что государственная или иная опека способны про­будить базовые элементы демократии. Таким образом, следует исходить из того, что успех развития демокра­тии в стране зависит, прежде всего, от самих граждан, от их желания быть свободными и равноправными, строить на демократических основах свою жизнь. И конечно, это зависит и от того, имеются ли хотя бы какие-то ос­новные условия для проявления общественных устрем­лений и свобод в той или иной стране, например те же выборы, свобода слова, собрания и т.д. Лишь в этом случае демокра­тия вообще и гражданское общество в частности будут реальными, о не мнимыми, имеющими лишь внешние атрибуты явлениями.

Условия социально-политической трансформации, с которыми сталкивается в своей истории любое госу­дарство, создают различные варианты, определяющие дальнейший ход его развития.

Россия в последние 10-15 лет находится в состоянии перманентного «ре­формирования», постоянной, но невразумительной со­циально-политической и экономической трансформа­ции. Провалы многих управленческих решений в нашей, стране, никак не могущей выбраться из тяжелого сис­темного кризиса, в который во многом сама же себя и загнала, как представляется, связаны со следующим. Во-первых, политическая элита не смогла сформулиро­вать четкие ориентиры социально-политической транс­формации страны в целом, что вело к тому, что цели были не только неясны, но зачастую противоречивы; за­являлось одно, думалось второе, а делалось третье или вообще ничего (к сожалению, в основном тогда, когда делать было надо). Во многом это происходило потому, что эта социальная группа была слишком разнородной, чтобы выработать единую программу и идеологию. Во-вторых, зарождающееся гражданское общество не смогло подтолкнуть и проконтролировать политическую элиту в проведении реформирования в интересах всего общества, а не узкой социальной группы, что в дальней­шем развратило и без того не слишком совестливую «верхушку» общества. Гражданское общество до сих пор остается незрелым, не способным стать реальным равноправным партнером государству, участвовать в процессе принятия решений. Впрочем, и само госу­дарство не намерено всерьез сотрудничать с другими общественными секторами. Самое парадоксальное то, что никто такому развитию событий в нашей стране, судя по всему, не рад (не считая, естественно, явных на­ших врагов). В-третьих, на этапе реализации политичес­ких решений руководство оказалось не способным про­контролировать среднее управленческое звено; а ведь в преодолении этого свою весомую роль мог бы сыграть общественный сектор. Ввиду этого многие начинания власти «провисают», блокируются либо их исполнение имитируют. В-четвертых, принимаемые государственные ре­шения в подавляющем своем большинстве не просчи­таны, научно не обоснованы, непрогнозируемы. Можно вспомнить хотя бы принятие пресловутого Закона № 122 о замене льгот денежными выплатами, когда даже не удосужились подсчитать общее количество льготников в стране. При этом монетизация ударила по меньшей мере по 45 млн россиян, государству же она обошлась в 2005 г. в 387 млрд руб., хотя компенсация ни разу не была проиндексирована. По словам бывшего советника Президента А. Илларионова, ошибки в эко­номической политике обходятся стране в 10% ВВП в год. Непоследовательность решений государственных органов, например, в налоговой сфере «ставит под со­мнение любые инициативы государства в этой облас­ти», как и почти во всех других. На основании даже вышеперечисленного можно сказать, что в настоящее время в стране отсутствует политика в полном смысле этого слова, что опасно для государства, его безопасно­сти, особенно учитывая идеологический вакуум, не при­бавляющий стабильности обществу.

Так или иначе, у государства и гражданского обще­ства в условиях демократии имеются общие цели и зада­чи, направленные на процветание общества, гражданс­кий мир, стабильность.К сожалению, приходится признать, что у нас боль­шие проблемы, как с самой властью, так и с гражданским обществом. Впрочем, не меньшие проблемы и с ком­мерческим сектором. В последнее время политичес­кие обозреватели заговорили о набирающем силу про­цессе конвертации власти в собственность, что отражающем уровень коррумпированности в стране. Вообще формирование гражданственности как особой формы социального капитала, выступающей ос­новой социального равновесия, включающего коопе­рацию, благосостояние для всех, гражданскую вовле­ченность, является результатом сложной комбинации разнообразных социальных и культурных процессов, структур и факторов.

Мало того, что условия для развития гражданского общества недостаточно благоприятны, что связано не в послед­нюю очередь с недопониманием их роли, а общественные организации не научились в большинстве своем солидарным действиям во имя решения насущных социально значимых проблем.

Противоречия, встречающиеся во всех отраслях законодательства, являются негативным явлением правовой действительности. Проблема выработки эффективных мер преодоления та­ких противоречий во все времена привлекала внимание правоведов, остает­ся она актуальной и в наши дни. Существует множество проявлений противоречий в правовой системе. Так, ряд противоречий обусловлен объек­тивными процессами. Роль закона падает, возрастает роль локального нормотворчества, увеличивается роль меж­дународного нормотворчества. К тому же существует феномен «теневого пра­ва». Где-то право обгоняет объектив­ные процессы, но бывают и задержки в развитии отраслей и институтов. На­пример, институт административной юстиции по существу стоит на месте ине получает своего дальнейшего раз­вития. Одним из негативных явлений российской правовой действительности выступают внутрисистемные противо­речия законодательства. Среди них в первую очередь следует назвать про­тиворечия действующего законода­тельства Конституции РФ, противоре­чия между отраслями законодатель­ства. Актуальными примерами являют­ся противоречие между Земельным ко­дексом и Гражданским кодексом (гл. 17), противоречия между Трудовым кодек­сом и нормами Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации». Ряд противо­речий возникает в связи с неравномер­ностью развития отраслей и институ­тов. Многочисленные правонарушения происходят в случае вмешательства одних субъектов права в компетенцию других. Такое вмешательство, смещение функций создает массу деформаций. Низкое качество нормативных правовых актов также создает опреде­ленные противоречия. Так, норма ч. 4 ст. 15 Конституции РФ вызывает мно­го споров и противоречий, так как не раскрыт подробно механизм влияния норм международного права на наци­ональное законодательство. Следу­ет развивать и совершенствовать такие механизмы предотвращения юридиче­ских противоречий, как диагностика, аналитика и прогнозирование противо­речий.

Противоречия федерального законо­дательства влияют на появление кол­лизий в законодательстве субъектов РФ. В некоторых случаях складывается такая ситуация, когда закон субъекта РФ копирует текст федерального за­кона, включая нормы, устанавливающие компетенцию РФ в сфере обра­зования.

Особую категорию законодательства субъектов РФ составляют те законы, которые не имеют аналогов на феде­ральном уровне по объективным при­чинам или в силу пробела правового регулирования. Так, в законах субъек­тов РФ получили отражение нормы о сельских образовательных учреждени­ях. Нормы, регулирующие данный воп­рос, весьма разнородны, и каждый субъект РФ по-своему подходит к ре­шению этой актуальной проблемы. Воз­можно, что и на федеральном уровне данные вопросы могли бы найти свое отражение (например, в подзаконных актах), что особенно важно сейчас, когда идет реализация национальных проектов в наиболее приоритетных сферах общественной жизни.

Ряд противоречий в законодательстве о формах прямой демократии носит случайный харак­тер, а другие выражают реальные сложности демократического развития России. В значительной степени данные противоречия отражают несогласован­ность федерального и регионального регулирования форм прямой демокра­тии в субъектах РФ.

Коллизии между федеральными за­конами и законами субъектов РФ в настоящее время в основном связаны с тем, что в условиях динамично развивающегося федерального нормотворчества законо­дательные органы субъектов РФ не всегда успевают реализовать постав­ленные перед ними нормотворческие задачи. По состоянию на май 2006 г. в некоторых субъектах Федерации не приняты соответствующие изменения в законы о выборах, что порождает сложности для нормотворчества на муниципальном уровне. Данные проблемы доказывают необходимость выработки на федеральном уровне мер, направленных на преодоление такой ситуации. Они могли бы включать методическую, правовую помощь субъектам РФ, а равно выработку стратегии по стабилизации норм федерального законодательства, обращенных к субъ­ектам РФ.

Заключение. Современное правовое государство - это демократическое государство, в котором обеспечиваются права и свободы каждой личности, участие народа в осуществлении власти (непосредственно или через представителей). Это предполагает высокий уровень правовой и политическое культуры, развитое гражданское общество. В правовом государстве обеспечивается возможность в рамках закона отстаивать и пропагандировать свои взгляды и убеждения, что находит свое выражение, в частности в формировании и функционировании политических партий, общественных объединений, в политическом плюрализме, в свободе прессы. На современном этапе развития общества совершенствование правовой основы государственной и общественной жизни – одно из направлений его демократизации, что означает возрастание организующей роли права в отношении государства. Общепризнанно, что заложенный в основу Конституции РФ социал-демократический вектор развития общества, который полностью отвечает стандартам, сложившимся во всем цивилизованном мире на основе утверждения идей верховенства права, принципов демократии и гражданского общества, основных прав и свобод человека, дал общий ориентир для всех реформаторских процессов, осуществляемых в России. Правовое государство имеет ряд общих и объединяющих всех членов гражданского общества правовых основ, которые по своей сути носят надклассовый и общечеловеческий характер. Их соблюдение требует от государственных органов не только воздерживаться от любых действий, нарушающих или ущемляющих права и свободы, но и создавать условия для их реализации людьми.

Права и свободы человека и гражданина, их обеспечение - одна из вечных проблем исторического, социально-культурного развития человечества, неизменно находящаяся в центре внимания политической, правовой, этической, религиозной, философской мысли. Современный период развития нашего общества свидетельствует о том, что признание Российского государства демократическим правовым, а человека, его прав и свобод - высшей ценностью, на сегодняшний день надлежит рассматривать не как реальность, свершившийся факт, а как одну из первостепенных задач, которую предстоит решить. Ее решение осложняется отсутствием четкой выверенной стратегии и тактики развития общества. Элементы нового государства еще расплывчаты, его контуры, модель жизнеустройства не вполне ясны и не получили четкого оформления не только на практике, но и в теории.

В данной курсовой работе подробно рассмотрены и проанализированы принципы функционирования правового государства, основным из которых, по моему мнению, является принцип разделения властей: законодательной, исполнительной и судебной. Каждая власть осуществляет свои строго очерченные функции. И вместе они сдерживают и уравновешивают друг друга, обеспечивая тем самым гарантию против нарушения демократических норм и злоупотребления властью. А, кроме того, сами граждане через всеобщую избирательную систему имеют возможность контролировать власти и в случае необходимости корректировать их действия. Также в курсовой работе рассмотрены основные предпосылки формирования правового государства, отмечена незыблемость конституционных прав и свобод граждан в правовом государстве, как основы «здорового» гражданского общества.Итак, обобщив использованный материал можно сказать, что правовое государство - это, государство, обслуживающее потребности правового, саморегулирующего общества, то есть обеспечивающее режим господства права и создающее надежные гарантии от административного вмешательства в саморегулирующиеся процессы жизнедеятельности общества, защищающие интересы производителей и потребителей социальных благ. Нормы, выражающие меру свободы, должны быть зафиксированы в конституции и законах. Хотя, развитое законода­тельство еще не свидетельствует о наличии в обществе правовой государственности.

Самой острой проблемой теории государства и права сегодня является разработка рекомендаций по совершенствованию законодательства для нового исторического этапа развития Российской Федерации.

Вместе с тем необходимо отметить, что приоритетным способом преодоле­ния противоречий в законодательстве является принятие, изменение или дополнение соответствующей нормы права. Однако законотворчество явля­ется довольно трудоемкой и растяну­той во времени процедурой, что не позволяет быстро устранять выявлен­ные недостатки правового регулирова­ния. Административное усмотрение уполномоченных органов и должност­ных лиц позволяет оперативно реаги­ровать на конкретные жизненные си­туации и выбирать наиболее приемле­мый вариант разрешения дела при от­сутствии или неопределенности право­вых норм.

Укрепление нормативной базы и ус­транение существующих противоречий в законодательстве являются одной из важнейших задач, направленных на создание благоприятного инвестицион­ного климата.

Таким образом, можно отметить, что проблемы преодо­ления юридических противоречий в за­конодательстве не новы, однако в со­временных условиях построения демок­ратического правового государства при­обретают особую остроту.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

4. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 N 6-ФКЗ и от 30.12.2008 N 7-ФКЗ). Официальный текст по состоянию на 12.05.2010. Нормативно-правовая электронная база «КонсультантПлюс».

6. Алексеев, С.С. Общая теория права. М., 2008;

7. Венгеров, А. Б. Теория государства и права. М., 2005;

8. Комаров, С.А. Общая теория государства и права. СПб., 2005;

9. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права, М., 2005;

10. Проблемы теории государства и права: учебник / Под ред. В.М. Сырых. М., 2008;

11. Теория государства и права: Учебник/ А.С. Пиголкин, А.Н. Головистикова, Ю.А. Дмитриев; под ред. А.С. Пиголкина, Ю.А. Дмитриева. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Высшее образование, 2008, с.436.

12. Общая теория государства и права. Академический курс в трех томах: Т.3: Государство, право, общество/ Отв.ред. М.Н. Марченко. 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2007, с.57-63.

13. Проблемы общей теории права и государства. Учебник под ред. Нерсесянц В.С. 2006.

14. Статья: Проблемы толкования права в судебной практике (Д. Архипов) («Хозяйство и право», 2008, №9, с.113-118).

15. Статья: Проблемы правосубъектности в современной теории права (В.А.Батурин), («Российский судья», 2007, № 12, с.7-10).

17. Статья: Устранение пробелов законодательства судами: проблемы теории и современной практики (А.Х.Брутян), («Современное право», 2006, №9, с.85-90).

18. Статья: Проблемы правового регулирования экспертизы законопроектов и пути его совершенствования (Евсеева М.В.), («История государства и права», 2009, №1, с.5-8).

20. Статья: Проблемы государства и базовой демократии (Гаврилова И.Н.), («Государственная власть и местное самоуправление», 2006, №11, с.3-9).

21. Статья: Проблема демократизации современного российского общества (Бирюков Н.И.), («История государства и права», 2007, №5, с.15-16).

22. Статья: Объект и предмет правового регулирования: проблема соотношения понятий (Азизов Р.Ф. оглы, Борченко В.А.), («История государства и права», 2006, №11, с.2-3).

23. Статья: Проблемы противоречий в законодательстве и пути их решения (Егорова Н.Е., Иванюк О.А., Потапенко В.С.), («Журнал российского права», 2006, №11, с.136-152).

12. Теория государства и права / Под. ред. В. Я. Кикотя, В.В. Лазарева. М., 2008;

13. Теория государства и права / Под. ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. М., 2005;

2. Хропанюк В. Н. «Теория государства и права», М., Интерстиль, 2000.

3. Матузов Н.И., Малько А.В. «Теория государства и права: курс лекций», М., Юристъ, 2000.

4. Козлихин Ю.И. «Право и политика», СПб., 2006.

15. Статья: Всеобщая декларация прав человека в нормах международного и конституционного права (Тиунов О.И.) («Журнал российского права», 2009, N 2)

16. Статья: Всеобщая декларация прав человека и развитие правозащитного механизма ООН (Карташкин В.А.) ("Юрист-международник", 2008, N 2).

17. Казимирчук В. И. Проблемы формирования социалистического правового государства. - М., 2006

10. Марченко М.Н. Теория государства и права. - М.: Юридическая литература, 2005.

15. Пиголкин А.С. Общая Теория Права. - М., 2006.

16. Родионов Л. М. Правовое государство. - М., 2006

19. Теория права и государства: Учебник для вузов /Под ред. Профессора Г.Н. Манова - М.: БЕК, 2005.

20.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий