регистрация / вход

Объект и объективная сторона убийства

ВВЕДЕНИЕ В настоящее время убийство считается одним из самых тяжких преступлений и предусматривает суровое наказание, вплоть до смертной казни в некоторых странах. Не исключение и Россия.

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время убийство считается одним из самых тяжких преступлений и предусматривает суровое наказание, вплоть до смертной казни в некоторых странах. Не исключение и Россия.

Государственная дума 24 мая 1996 года приняла Уголовный Кодекс Российской Федерации, который определяет убийство как «умышленное причинение смерти другому человеку».

На этом основании можно сказать, что особенности квалификации убийства, и в частности, в свете его объективной стороны в данный момент являются актуальными в современном уголовном праве.

В настоящее время изучение и рассмотрение как объекта и объективной стороны убийства, так и любого другого преступления играет заметную роль в процессе следствия и судебного разбирательства.

Из этого вытекает цель нашей работы – изучить воздействие объективной стороны преступления и его объекта на квалификацию убийства как уголовного влияния, и выявить влияние различных составляющих объективной стороны на криминальное деяние.

Чтобы достичь поставленную цель, нами будут решаться такие задачи как:

1. Проанализировать понятие «объект и объективная сторона преступления».

2. Проанализировать объективную сторону убийства.

3. Проследить воздействие объективной стороны преступления на квалификацию убийства.

Объектом исследования выступит объективная сторона убийства.

Предметом исследования будет квалификация убийства по объективной стороне.

Данная проблема рассматривается в уголовной литературе с давних пор. Например, в дореволюционных трудах, которые были посвящены уголовному праву, есть работы, которые рассматривают этот вопрос.

В наше время наиболее полное отражение данный вопрос в исследованиях уголовного права Шаргордского М.Д., Бородина В.С., Ткаченко, Ю.И. Скуратова и мн. др.

При написании работы я использовала следующие методы:

- анализ юридической литературы по этой проблеме;

- анализ нормативных актов;

- ретроспективный метод;

- исследовательско-ретроспективный.

ГЛАВА 1. ОБЪЕКТ И ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА УБИЙСТВА

1.1. Понятие об объекте и объективной стороне преступления

Изначально (с середины 19 века) учение об объекте преступления разрабатывалось в рамках нормативистского направления в уголовном праве. Эта теория определяла преступление как нарушение формальной нормы права. Поэтому объектом преступления в ней выступала сама уголовно-правовая норма[5, стр.18].

Такая позиция была раскритикована, так как не учитывала реальной сущности преступления.

В тоже время была озвучена другая теория, которая предполагала, что объектом преступления является некое субъективное право лица. Например, В. Д. Спасович говорил, что «преступление есть противозаконное посягательство на чье-либо право, столь существенное, что государство, считая это право одним из необходимых условий общежития, при недостаточности других средств охранительных, ограждает ненарушимость его наказанием»[6, стр.96].

Данное утверждение было подвергнуто критике Н. С. Таганцевым. Он писал, что «посягательство на субъективное право составляет не сущность, а только средство, путем которого виновный посягает на норму права, на которой покоится субъективное право… Право в субъективном смысле в свою очередь представляет отвлеченное понятие, как и норма, а потому само по себе, по общему правилу, не может быть непосредственным объектом преступного посягательства, пока оно не найдет выражения в конкретно существующем благе или интересе… Для преступного посягательства на такое право… необходимо посягательство на проявление этого права»[7, стр.125].

После Октября 1917 года советское уголовное право утвердило концепцию. Эта концепция определяла объект преступления как охраняемые уголовным правом общественные отношения.

Такая позиция является актуальной и в настоящее время. Общественные отношения включают в себя три элемента:

- субъекты (стороны, участники общественного отношения);

- предмет (та вещь или благо, по поводу которой существуют отношения);

- социальная связь между участниками (содержание отношения)[9, стр.76].

Объектом преступления в рамках этой теории рассматривается система устойчивых и типовых отношений в обществе определённого вида в целом. Либо индивидуальная социальная связь, нарушенная конкретным преступлением[10, стр.89].

В таком случае под общественными отношениями понимают три основных типа отношений[11, стр.101]:

- между физическими лицами (на них посягают убийство, клевета, изнасилование);

- между физическим лицом и государственными (общественными) институтами (государственная измена);

- комбинация двух предыдущих типов.

Комплексные отношения, в них присутствуют и связи «личность — личность», и «личность — государство» (например, при совершении террористического акта). По этой теории, преступление нарушает разные элементы общественных отношений. Например, если преступник непосредственно воздействует на их субъектов, применяя к ним психическое либо физическое насилие. На предмет, по поводу которого возникают общественные отношения. Или непосредственно на связь между участниками общественного отношения. В таком случае, препятствуя осуществлению какой-либо деятельности или уклоняясь от выполнения социальной обязанности[12, стр.46].

Эта теория подвержена критике: например, профессор А. В. Наумов утверждает, что данная теория годна не для всех преступлений, которые оговаривает уголовный кодекс.

Например, если определение объекта кражи с данных позиций является несложным (это общественные отношения собственности). Тогда определение объекта преступлений против жизни как неких общественных отношений может быть проблематичным. Поэтому, такая теория не может быть универсальной[13, стр.235].

Объектом преступлений против жизни в рамках этой теории называют общественные отношения. Они охраняют жизнь. Но А. А. Тер-Акопов по этому поводу говорил так: «Признавать в качестве сущности убийства нарушение порядка отношений, охраняющих жизнь человека, — значит переставлять ценности с ног на голову: признавать основной социальной ценностью не человека, а общественные отношения в которые он входит и которые существуют, собственно, ради него»[14, стр.78].

Другие теории так определяют объект преступления: «тот, против кого оно совершается, то есть отдельные лица или какое-то множество лиц, материальные или нематериальные ценности которых, будучи поставленными под уголовно-правовую охрану, подвергаются преступному воздействию, в результате чего этим лицам причиняется вред или создается угроза причинения вреда»[15, стр.56].

В современных трудах по уголовному праву, выпущенных научными сотрудниками Института государства и права РАН и преподавателями Московского государственного университета предлагается вернуться к теории объекта преступления как правового блага, которая была разработана в конце XIX века представителями классической и социологических школ уголовного права.

Такая теория даёт такое определение: «объект преступления — это охраняемые уголовным законом социально значимые ценности, интересы, блага, на которые посягает лицо, совершающее преступление, и которым в результате совершения преступного деяния причиняется или может быть причинен существенный вред»[18, стр.156]. Или подобное определение, которое не исключает возможность признания объектом преступления общественных отношений. Объект, в данном случае, это «охраняемые уголовным законом общественные отношения и блага (интересы), которым причиняется ущерб в результате совершения преступления»[19, стр.90].

Конкретное содержание и перечень таких ценностей общества, охраняемых уголовным правом, изменяются со временем. Так как меняются социально-экономические условия. Н. С. Таганцев говорил, что: «сумма таких правоохраненных интересов, обрисовка каждого из них в отдельности, их взаимное отношение и т. п. изменяются в истории каждого народа сообразно с изменением условий государственной и общественной жизни, с развитием культуры»[20, стр.59]. Изменяется и соотношение. Некоторые ценности получают приоритетную охрану. Другие же охраняются менее строго.

Такая эволюция социальных ценностей прослеживается как в советском, так и в российском уголовном праве 20 века. Оно отражало происходившую в этот исторический период эволюцию социального строя.

Например, по руководящим началам по уголовному праву РСФСР 1919 года общим объектом преступлений назывался порядок общественных отношений «соответствующий интересам трудящихся масс». УК РСФСР 1922 года называл этот объект посягательства как «рабоче-крестьянский правопорядок».

Уголовное законодательство Союза ССР и союзных республик 1924 года говорили, что преступления подрывают «власть трудящихся или нарушающие установленный ею правопорядок». УК РСФСР 1926 года в качестве общего объекта охраны называет социалистическое государство рабочих и крестьян и правопорядок, который установил в нем рабоче-крестьянская власть на переходный к коммунистическому строю период времени. И УК РСФСР 1960 года в начальной редакции утверждал, что преступление посягает на «советский общественный или государственный строй, социалистическую систему хозяйства, социалистическую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права граждан» и социалистический правопорядок в целом (ст. 7).

Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 года добавили в этот список безопасность человечества, мир, природную среду.

Проекты УК России объявляли объектом приоритетной охраны уже другие ценности. Например, в проекте 1992 года объекты охраны приводились в таком порядке: мир и безопасность человечества, личность, ее права и свободы, собственность, природная среда, общественные и государственные интересы (ст. 2).

В настоящем УК РФ объектами уголовно-правовой охраны признаются права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественную безопасность, окружающую среду, конституционный строй России, мир и безопасность человечества (ст. 2).

На этих примерах видны изменения в списках охраняемых ценностях и приоритетах охраны. Прослеживается путь от идеалистически-идеологизированной модели первых уголовно-правовых актов, через характерный для тоталитарного общества перенос фокуса охраны на интересы государства и политического строя, к основанной на демократических идеях триаде «личность — общество — государство».

Главное значение объекта преступления определяется его ролью в структуре состава преступления и наличием в определении преступления материального признака. Не является преступлением деяние, не причиняющее вреда и не создающее угрозы причинению вреда объектам уголовно-правовой охраны. Поэтому, если не было установлено, какому объекту причинило вред конкретное преступление. Или если причинённый вред является малозначительным. Тогда не может идти речь о преступности деяния: нет преступления без объекта посягательства[1,стр.187].

Материальным признаком, на основании которого устанавливают объект преступления, являются причинённые им общественно опасные последствия[2, стр.78].

Объект преступления учитывают при кодификации законодательства (так, например, структура Особенной части УК РФ строится по признаку общности объектов определённой группы преступлений). Этот критерий группировки преступлений называют наиболее значимым[22, стр.203].

Объект преступления еще является признаком, который позволяет произвести разделение преступлений при их квалификации. Так, УК РФ предусматривает такие деяния как убийство (ст. 105) и посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317). Они различаются только по признаку основного объекта. В первом случае им является жизнь. А во втором — порядок государственного управления.

Вместе с этим, при установлении причинения существенного вреда объекту уголовно-правовой охраны можно отграничить преступления от правонарушений и аморальных проступков.

Объективная сторона преступления является одним из элементов состава преступления. Он включает в себя признаки, которые характеризуют внешние проявления преступления в реальной действительности, которое доступно для изучения и наблюдения.

Объективная сторона преступления определяется также как «процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны с точки зрения последовательного развития тех или иных событий и явлений, которые начинаются с преступного действия (бездействия) субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата»[1, стр.45].

Преступление также имеет объективные (внешние, доступные для стороннего наблюдения) и субъективные (внутренние, представляющие собой психические процессы, протекающие в сознании лица) проявления[2, стр.99].

Несмотря на то, что в реальной действительности эти признаки неотделимы друг от друга. В структуре теоретического анализа их разделяют. Это позволяет более подробно изучать признаки каждый по отдельности и понять его значение в общей системе преступного деяния[2, стр.111].

К числу признаков объективной стороны относят:

- действие или бездействие, посягающее на тот или иной объект;

- общественно опасные последствия;

- причинная связь между действием (бездействием) и последствиями;

- место, способ, обстановка, время, средства и орудия совершения преступления.

Как и другие признаки состава преступления, признаки объективной стороны закреплены в уголовном законе. В общей части уголовного закона закрепляются признаки, характерные для всех преступлений. А в особенной — те, которые присущи лишь деяниям определённого рода. Также относят к общим признакам всех преступлений совершение определённого деяния. То есть поведенческого акта, способного причинить ущерб охраняемым уголовным законом общественным отношениям, интересам и благам (объекту преступления)[3, стр.88].

В уголовном праве находят отражение как общие характеристики деяния (которые касаются его природы как выраженного вовне акта поведения и его осознанного и волевого характера), так и характеристики конкретных деяний, позволяющих индивидуализировать различные преступления[4, стр.116].

Норма особенной части уголовного закона имеет материальную и формальную конструкцию. При формальной, вредные последствия, которые были причинены преступлением, не находят отражения в законе. В материальной, они указываются в явном виде.

Уголовное право подобные ситуации истолковывается по-разному.

Одна из позиций гласит, если последствия не описываются в законе, тогда в данном составе эти признаки являются факультативными.

Другая, что всякое преступление всё равно причиняет какой-либо вред общественным отношениям. В таком случае отсутствие указания на конкретное вредное последствие преступления может означать, что есть презумпция наличия в этом составе вредных последствий. Также для привлечения лица к ответственности не требуется доказывать их наличия. Во втором случае эти признаки всё-таки являются обязательными, так как присутствуют во всех преступных деяниях.

Если отсутствует вред охраняемым уголовным законом объектам, тогда такое деяние признается малозначительным. При этом лицо, которое совершило такое деяние, не привлекается к уголовной ответственности[5, стр.186].

Если признаки объективной стороны преступления характеризуют внешние проявления преступления, тогда они первыми становятся доступными для изучения правоприменителем. Поэтому устанавливаются в первую очередь именно эти признаки и на первом этапе расследования определяют квалификацию преступления. Отсюда вытекает их четкое закрепление в уголовном праве. Диспозиции норм уголовного права обязаны отображать все основные признаки деяния[5, стр.100].

Объективная сторона преступления часто используют при разграничении преступлений и непреступных посягательств. При разграничении деяний, похожих по нарушаемому объекту и совершенных с одной формой вины. Последствия конкретного вида или размера (ущерб в был более определённой суммы денег, тяжкий вред здоровью, другие тяжкие последствия) играют роль при отнесения деяния к категории преступлений или административных правонарушений. Объективная сторона помогает разделить такие преступления, как грабёж, мошенничество кража (другие признаки их почти одни и те же)[6, стр.97].

Признаки объективной стороны (причинение последствий определённого рода, направленность деяния) дают возможность определить объект преступления, и то, на что оно покушается. Вместе с этим признаки объективной стороны рассматривают как квалифицирующие признаки (они переводят преступление в разряд более опасных). То есть как признаки, которые дифференцируют уголовную ответственность, а также влияют на определение наказания (они индивидуализируют уголовную ответственность)[6, стр.126].

Умысел и его виды. Понятие прямого и непрямого умысла, их интеллектуальные и волевые моменты (признаки).

Преступление считают умышленным, если при его совершении лицо, его совершившее понимало общественно опасный характер своих действий, предвидело его общественно опасные последствия, желало их или сознательно допускало их наступление.

Выделяется два элемента умысла:

- интеллектуальный - лицо понимает опасность своих действий и предвидит их общественно опасные последствия;

- волевой - желание или сознательное допущение наступления общественно опасных последствий.

Комбинация этих элементов умысла образуют два его вида:

- прямой умысел (желает, предвидит, осознает,);

- косвенный умысел (допускает (не желает), предвидит, осознает).

По моменту возникновения преступного намерения умысел подразделяется на:

- обдуманный заранее - преступление совершается через более или менее значительный промежуток времени после его возникновения;

- возникший внезапно - такой, который в преступление реализуется сразу же или через небольшой промежуток времени после его возникновения.

Умысел бывает аффектированным или простым.

При простом, у виновного умысел совершить преступление возникает в нормальном психическом состоянии и реализуется сразу же или через незначительный промежуток времени после возникновения.

Аффектированный умысел характеризуется не столько моментом, сколько психологическим механизмом возникновения намерения совершить преступление.

Неосторожность и ее виды

Преступление считается совершенным по неосторожности, если лицо, которое совершило его, понимало, что могут возникнуть общественно опасные последствия таких деяний, но легкомысленно рассчитывало, что они будут предотвращены или не предвидело возможность этих последствий, хотя и могло и обязано было их предвидеть.

Неосторожность имеет два вида:

- преступная самонадеянность;

- преступная небрежность.

Самонадеянность определяется таким образом. Лицо, которое совершает преступление, предвидит, что наступят общественно опасные последствия своего деяния, но рассчитывает по легкомыслию, что они будут предотвращены.

Небрежность - психическое отношение лица к совершенному, при этом оно не понимало, что могут наступить общественно опасные последствия деяния, но могло и должно было их предвидеть.

1.2. Понятие об объекте и объективной стороне убийства

Жизнь – неприкосновенное, важнейшее, неотъемлемое благо человека. Всеобщая Декларация, Международный Пакт о политических и гражданских, Декларация прав и свобод человека и гражданина РСФСР 1991 года закрепляют такое понимание.

Статья 6 Международного пакта о гражданских и политических правах 1973 года зафиксировала: “Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Никто не может быть произвольно лишен жизни”.

В российском законодательстве посягательство на жизнь признается преступлением. Ряд статей УК РФ предусматривает ответственность за преступления против жизни Ст.105, 106, 107, 108, 109. Кроме этого ст. 124, 205, 357. Убийство - это противоправное действие. Оно предполагает умышленное лишение жизни другого человека.

Биологическая жизнь человека является предметом посягательства. Жизнь как предмет посягательства существует тогда, когда человек родился и еще не умер. За начало жизни принимают начало физических родов, когда возникает возможность воздействовать на тело ребенка. Когда решается вопрос об уголовной ответственности за убийство значение имеют признаки жизнерожденности, а не жизнеспособности. Умышленное умерщвление ребенка, который родился живым, является преступлением (убийством) вне зависимости от того, являлся ли этот ребенок жизнеспособным.

Вопрос о том, когда наступает смерть, решается по-разному. Современная медицина все дальше отодвигает ее границы, поэтому сейчас меняются определения в науке уголовного права и судебной медицине.

Существует мнение, что смерть наступает в момент, когда прекращается дыхание, останавливается сердце, прекращается деятельность мозга. Но случается, что прекращение дыхания не влечет за собой остановку сердца и прекращение функционирования центральной нервной системы. Мозг не работает, а сердечная деятельность продолжается. Значит, нужно смерти устанавливать не по одному, а по ряду признаков.

«В истории судебной медицины момент окончания жизни определяется по разному, показателями этого являются - прекращение дыхания, остановка сердца и прекращение деятельности головного мозга». Приложение к приказу Минздрава СССР № 225 от 23 марта 1977 года «О работе Всесоюзного центра консервирования органов» указывает: « Биологическая смерть (т.е. необратимая гибель организма как целого) фиксируется на основании совокупности следующих признаков: а) остановка сердечной деятельности (исчезновение пульса на крупных артериях); б) прекращение дыхания; в) исчезновения функций центральной нервной системы. Эти критерии биологической смерти не распространяются на случаи остановки сердца, которая наступила при глубоком охлаждении».

Некоторые авторы рассматривает биологическую жизнь человека рассматривает как самостоятельный объект посягательств. Но нужно сказать, что посягательства на жизнь человека являются преступлением не только и не столько против личности отдельного человека, сколько против социальных устоев и отношений, которые существуют в обществе по поводу ценности человеческой жизни.

Право как социальный институт призвано охранять и защищать от посягательств различные блага и ценности. Значит, и отношения сложившиеся в обществе по поводу этих ценностей и благ. Право на жизнь является объектом права так как жизнь является социальной ценностью. Праву человека на жизнь противопоставляется обязанности остальных людей воздержаться от покушения на жизнь другого человека.

В связи с этим теория уголовного права биологическую жизнь человека признает предметом и объектом посягательства. Судебные органы, которые принимают решения по уголовным делам, связанных с убийством, признают объектом преступления не только конкретного человека как биологического существа, но и социальные отношения по охране жизни.

Например. Подравшись с Куневым Д. и Орловым М. братья Шелестовы - Александр и Николай - решили убить Кунева. С топором и ружьем они пошли к дому Кунева. Александр зашел в дом, желая Кунева, во время препирательств с женой Кунева, подошел близко к окну. Николай, решив, что он Кунев выстрелил и убил его. Он был осужден по статье 105 УК РСФР “Умышленное убийство”. Адвокат просил переквалифицировать его действия по статье 106 УК РСФСР “Причинение смерти по неосторожности”. Но Верховный суд эту просьбу отклонил так как жизнь Кунева Д. и Шелестова А. являются равноценными, а в состав преступления входил сознательный умысел, в результате которого наступила смерть. Верховный суд решил, что посягательство на жизнь Кунева Д. и убийство Шиганова А. неразрывно связаны. Поэтому данное преступление нужно квалифицировать как умышленное убийство. Судебная коллегия Верховного суда РСФСР указала, что “ ... для наличия умысла на убийство необходимо сознание лица, что в результате совершенных им действия может последовать смерть другого человека. При этом как жизнь Кунева Д., так и жизнь Шиганова А. являются равноценными объектами”.

Этот случай еще раз подтверждает тот факт, что объектом права (в этом случае объектом покушений на жизнь или убийства) выступает не столько жизнь конкретного человека, сколько социальная ценность жизнь человека вообще вне зависимости от личности убитого.

Предметом покушений при убийстве, выступает жизнь другого человека. В следствии этого, причинение и посягательство на самоубийство не имеет уголовно - правового значения. Хотя, в силу того, что жизнь человека не только личная ценность, но и общественная, причинение смерти с согласия либо по просьбе потерпевшего рассматривается по закону как обычное умышленной убийство.

Убийство - деяние неправомерное. В этом его отличие от правомерного лишения жизни. К ним относят уничтожение врага на войне. Приведение в исполнение приговора о смертной казни. Лишение жизни в результате необходимой обороны. Причинение смерти преступнику в момент его задержания.

В состав объективной стороны убийства входят совершение деяния, которое направленно на причинение смерти и наступление преступного результата (т.е. лишение жизни потерпевшего).

В состав элементов убийства входит причинная связь между деянием и его последствием. Оно осуществляется как вид преступного бездействия. Закон определяет преступное бездействие. Например: мать не кормит новорожденного с целью его убийства (ст. 106 УК РФ); врач, няня оставляют больного без помощи (ст.124, п.2 УК РФ). Квалифицируют как умышленное убийство оставление в опасности человека, вовлечение его в опасную ситуацию. Примером может служить зазывание хорошим пловцом другого человека в опасный водоем и не оказание ему помощи.

В большей части случаев, способы совершения убийства не оказывают влияния на квалификацию содеянного. Но в момент совершения некоторых убийств, вид бездействия либо действия оказывает влияние на квалификацию преступления и определения наказания.

Например, ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за убийство п. е) - совершенное с особой жестокостью, и п. ж) - совершенное общеопасным способом. При квалификации действия как убийства, наступление смерти - обязательное условие. Здесь не имеет значение наступила ли смерть сразу или через некоторое время. Для отграничения этого преступления от других преступлений и индивидуализации ответственности имеет значение разделение косвенного и прямого умысла.

Это относится, например, к квалификации покушения на убийство. При этом если имел место косвенный умысел, то это исключает такую квалификацию. В такой ситуации преступление получает юридическую оценку по фактически наступившим последствиям.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 3 постановления от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах поясняет, что покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом.

Если совершается убийство, при котором пострадавший находится для виновного заведомо в беспомощном состоянии, а также сопряженное с захватом заложника либо похищением человека (п. "в" ч. 2 ст. 105 УК), то такой факт выступает новым квалифицирующим обстоятельством для убийства.

«Беспомощным следует считать такое психическое либо физическое состояние потерпевшего, при котором он не мог понимать характер и значение совершаемых с ним действий или не в состоянии был оказывать сопротивление виновному». Пострадавший должен находиться для виновного в заведомо беспомощном состоянии. То есть виновный должен понимать, он, при совершении убийства, использует беспомощность жертвы. Это служит отягчающим обстоятельством.

Наумов А.В. считает, что по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК нужно квалифицировать убийство потерпевшего, находящегося в бессознательном состоянии, во сне, в сильном опьянении, в обмороке. При квалификации данного преступления нужно выяснять было ли лицо, которое совершило преступление, в состоянии аффекта.

ГЛАВА 2. Квалификация убийства с учетом объективной стороны преступления

2.1. Квалификация преступления

Квалификация преступления является основополагающим звеном применения закона, и определение ее содержания имеет большое значение для право применения.

Квалифицировать – значит дать оценку какому-нибудь процессу, явлению, выявить его черты и существенные стороны. Это возможно осуществить через соотнесение с другим явлением, социальная значимость которого уже определена.

«Квалифицировать - значит соотнести какое-то явление по его качественным признакам, свойствам к какому-либо разряду, категории, виду, В праве квалифицировать, означает дать ему юридическую оценку, указать соответствующую правовую норму, содержащую признаки этого преступления»[1, стр.97].

Квалификация преступления означает его юридическую оценку с точки зрения уголовного закона. Под ней понимают закрепление и установление в процессуальных документах соответствия между юридическими признаками реального общественно опасного деяния и признаками. Законодательство в норме Особенной части УК конструирует состав преступления. При этом оно создает законодательную модель преступления.

С начала возбуждения уголовного дела и до вынесения приговора встает задача уточнить, наметить и точно определить квалификацию преступления. Окончательная квалификация преступления должна быть закреплена в обвинительном приговоре суда. Эта квалификация говорит о полном совпадении, тождестве юридических характеристик реальных деяний и совокупностей юридических признаков, которые описываются в уголовно-правовой норме.

Квалификация должна быть обоснованной. Это означает, что она должна опираться на установленные факты и быть точной, т.е. иметь ссылку и на определенную статью УК, и ту часть её, те пункты, которыми данное преступление описывается с максимальной детализацией. И, наконец, полной, т.е. иметь ссылку на те уголовно-правовые нормы, которые предусматривают совершенные преступления.

Например, не смотря на сопротивление жертвы, насильник её задушил. В этом случае преступление недостаточно квалифицировать как убийство, сопряженное с изнасилованием (п.«к» ч. 2 ст. 105 УК), а надо квалифицировать его ещё и как покушение на изнасилование (по ст. 30 и 131 УК).

Если говорить, что квалификация является не только установлением, но и процессуальным закреплением соответствия между юридическими признаками реально совершенного исследования и судом. Тогда квалификация может быть и неофициальной (осуществляемой студентами, преподавателем и т.д.).

При этом в неё не входит такой элемент как процессуальное закрепление. На различных этапах производства квалификация имеет свои специфику и особенности. В основном можно определить, что, производя квалификацию преступления на разных стадиях правоприменительного процесса, идут «от незнания к полному знанию».

Например, в самом начале работы с делом по факту преступления нередко имеют минимальный объем фактов о совершенном преступлении. В ходе расследования преступного деяния объем фактов увеличиваются. А к окончанию следствия и составления обвинительного заключения органы расследования должны обладать всеми данными о совершенном преступлении.

Квалификации преступления статична лишь на первый взгляд статична. На самом деле такая статичность есть явление относительное. Только когда она закреплена в приговоре суда, который вступил в законную силу, квалификация преступления становится устойчивой.

Квалификации преступления имеет два значения:

1) является процессом установления признаков того или иного состава преступления в действиях лица;

2) является результатом этой деятельности - официальное признание и закрепление в соответствующих юридических актах соответствия признаков совершенного деяния составу преступления.

При рассмотрении квалификации преступления как деятельность, отмечаем, что она есть сложный познавательный процесс. Сущность этого процесса заключена в отражении в сознании человека объективно существующих событий действительности.

Отсюда вытекает вывод, что квалификация включает в себя вывод о наличии состава определенного преступления и, значит, о той норме закона, которая применяется к виновному.

Изучая квалификацию преступления как процесс и как результат, нужно понимать их тесную связь. Исходя из этого, определяя понятие квалификации преступления нужно совмещать оба этих значения. И определять квалификацию преступления необходимо как юридическое закрепление и установление точного соответствия между признаками состава преступления и фактическими признаками совершенного деяния, которое предусматривается нормой права.

Определение квалификации мы можем уточнить, если определим какое место она занимает в процессе применения правовой нормы.

Применение нормы права является одной из форм реализации её в жизни. «Под применением нормы права следует понимать совокупность действий, которые заключены в рассмотрении конкретных дел, а также в принятии по ним решений и издании соответствующих актов, оформляющих реализацию правовых норм в отношении конкретных субъектов. С такой точки зрения в общей теории права, определение применения нормы права включает в себя:

а) анализ фактических обстоятельств дела;

б) выбор (отыскание) соответствующей нормы;

в) удостоверение в правильности (подлинности) текста юридического источника, содержащего нужную норму, и установление его силы;

г) уяснение содержания и смысла нормы;

д) толкование нормы;

е) принятие решения и издания акта, закрепляющего это решение»[3, стр.202].

Квалификация преступления составляет лишь часть процесса применения юридической нормы. Поэтому нельзя признать точным такое утверждение как: «процесс квалификации преступления есть применение закона к конкретному жизненному случаю».[4, стр.159]

Такое определение захватывает и саму квалификацию, а также толкование закона, и ещё последующую деятельность исправительно-трудовых учреждений, которые отвечают за исполнение приговора. Квалификация преступления захватывает только ту часть процесса применения нормы права, которая заключена в выборе правовой нормы и закрепления такого выбора в решении по делу.

Квалификация преступления ближе всего подходит к заключительной стадии процесса применения нормы права. То есть к принятию решения и изданию акта, который закрепляет решение. Однако квалификация преступления не означает окончание процесса применения нормы права. Даже после принятия решения об конкретной квалификации совершенного и обозначив это в приговоре, суд может отказаться от применения наказания к виновному на основании норм, которые допускают возможность передачи лица на поруки или другого суда. Поэтому, квалифицировать преступление - это значит, что осуществлен лишь один из этапов применения нормы права. Он в том, чтобы решить, какую именно юридическую норму предусматривает совершенное преступление. А также в закреплении этого решения в правовом акте судебного органа.

На всех стадиях уголовного процесса осуществляется квалификация содеянного, реализуя при этом все этапы применения норм права, а также выявляются обстоятельства дела, выясняется смысл закона, толкование нормы и подведения под нее данный конкретный случай.

Квалификация преступлений бывает доктринальной и легальной.

Доктринальная – это квалификация, которая приводится в юридической литературе.

Легальная квалификация – это такая квалификация, которая осуществляется судом, органами дознания и др. уполномоченными на то органами.

2.2. Состав преступления как инструмент его квалификации

«В реальности преступление всегда конкретно. При этом уголовная ответственность возникает не вообще, а лишь за конкретное преступление. Выяснить, какое преступление совершено данным лицом в конкретной ситуации, т.е. квалифицировать преступление, можно только с помощью такого инструмента как состав преступления. Следовательно, функция состава преступления состоит в том, чтобы служить инструментом квалификации преступления.»[5, стр.77]

Состав преступления выполняет заметную роль при квалификации преступления. Так, «стремление причинить жертве особые мучения и страдания перед убийством либо в его процессе может быть одним из мотивов убийства. При таких деяниях виновного не требуются дополнительной квалификации по ст. 117 УК (истязание), так как особая жестокость характеризует сам способ убийства.

На практике бывают ситуации, когда истязание потерпевшего характеризует не сам метод убийства, а реали его совершения.

Убийца применяет к потерпевшему истязания, пытки, высказывая угрозы убийством для того, чтобы тот испытывал особые страдания и мучения перед смертью. А смерть жертвы наступает благодаря действиям, не носящих характер страданий и мучений (удар ножом в сердце, удушение, огнестрельное ранение и т.д.). В этом случае, действиям виновного не требуются дополнительной квалификации по ст. 117, так как их охватывает диспозиция п. "д" ч. 2 ст. 105 УК.

Для того, чтобы квалифицировать содеянное по п. "д" ч. 2 ст. 105 нужно доказать, что умысел на этот вид убийства возник у виновного до того, как он начал истязать жертву или в процессе истязания. Если же доказали, что умысел на убийство возник после истязания жертвы, то тогда такие действия надо квалифицировать по совокупности ст. 117 и соответствующими частью и пунктом ст. 105 УК РФ.

При убийстве с особой жестокостью возможны сочетания различных мотивов убийства (хулиганские побуждения, корысть, личная неприязнь) и, значит, можно квалифировать по п. "д" и п. п. "з", "и", "к", "л", "м" ч. 2 ст. 105.»[6, стр.85].

На данный момент имеется несколько определений понятия состава преступления, более или менее похожих друг на друга и в разных выражениях подчеркивают, что «состав преступления - это совокупность всех объективных и субъективных признаков (элементов), которые, по закону, определяют конкретно общественно опасное для общества или государства действие (бездействие) в качестве преступления».

Я уже говорила ранее, что в состав преступления входят признаки, являющиеся общими для всех таких преступлений. Такие признаки, характеризуя сущность данного преступления, говорят о характере, наличии и немного о степени его общественной опасности. Это позволяет отграничить данное преступление от других.

А. Герцензон считает: «все признаки состава преступления содержатся в диспозиции статьи». Можно сказать, что это же говорит и Я.М. Брайнин, он пишет: «признаками состава преступления являются те признаки, которые указаны законодателем в диспозиции закона»[7, стр.130].

Можно сказать, что под диспозицией понимается «структурный элемент нормы права. Он показывает содержание действия (бездействия) субъекта права, которое имеет юридически значимый характер. Если гипотеза является предпосылкой применения властного предписания, то диспозиция указывает на форму поведения. Она порождает конкретные юридические последствия»[8, стр.118].

Но, такая точка зрения не совсем отображает действительность – «в статьях, как правило, нет указаний на объект преступления и ничего не говориться о субъекте преступления»[9, стр.43]. Значит, если бы состав преступления полностью совпадал с диспозицией и не имел бы других признаков, помимо тех, которые были названы прямо и недвусмысленно в этой статье, тогда задача квалификации была бы проста. Нужно было бы лишь установить лишь то, что было отражено в тексте статьи. Поэтому, всякое юридическое определение преступления может быть только началом юридического анализа состава преступления.

Состав преступления – заметно более глубокое понятие, чем диспозиция статьи. При теоретическом анализе разных преступлений выясняются и признаки составов, не описанных в диспозициях. Например, субъект и объект преступления.

Теория уголовного права подразделяет составы преступления по разным основаниям. По степени общественной опасности различают:

- основной состав;

- состав со смягчающими обстоятельствами;

- состав с отягчающими обстоятельствами.

Такую классификацию можно проиллюстрировать на основании нормам УК РФ об убийстве: основной состав убийства – ч.1 ст.105, квалифицированный состав этого преступления (или, говоря иначе – состав с отягчающими обстоятельствами) – ч.2 ст.105, составы убийства при смягчающих обстоятельствах – ст.106-108.

Можно заметить, что не все составы делятся по этому признаку. Существуют нормы, где присутствует только основной состав преступления (например, ст.125 не делится на части). Также нормы с основным и квалифицированным составами (так, в ст.129 УК – три состава клеветы). И есть нормы и с большим числом статей, в каждой из этих статей наказание все более усиливается.

По способу законодательного описания объективной стороны, составы преступлений делятся на материальные и формальные.

В формальных составах преступлений, объективная сторона характеризуется лишь одним признаком – деяние (действие или бездействие). Эти составы включают:

- истязание (ст.117 УК);

- оставление в опасности (ст.125 УК);

- вымогательство (ст.163 УК) и др.

Такие преступлениями являются оконченными в момент совершения действия, которое описывается в законе. В такой ситуации общественно опасные последствия находятся за рамками объективной стороны и не имеют влияния на квалификацию преступления (хоть и учитываются при назначении наказания).

В объективную сторону материальных составов входят как обязательные признаки не только деяния, но также и общественно опасные последствия преступления. Эти последствия можно прямо обозначить по характеру (тяжкий вред здоровью, имущественный ущерб и т.д.). Или характеризуются с точки зрения тяжести (вред правам и законным интересам граждан, существенный имущественный ущерб, тяжкие последствия).

Поэтому, объективная сторона преступлений с материальным составом характеризуется такими тремя обязательными признаками:

- деянием (действием или бездействием);

- общественно опасными последствиями;

- причинной связью между общественно опасными последствиями и противоправным деянием.

Данные преступления считаются оконченными в момент наступления последствий. Значит, с помощью вида состава можно отграничить оконченное преступление от неоконченного. Совершение прописанного в законе деяния при не наступлении последствий, которые предусмотрены в законе, означает, что имело место покушение на преступление. В это же время, выполнение всех необходимых действий, образующих объективную сторону преступления с формальным составом, значит оконченное преступление.

Преступлением с материальным составом есть хищение в любой форме, кроме разбоя, загрязнение вод, убийство, причинение вреда здоровью и др. По своей структуре составы делятся на сложные и простые. В простых составах признаки преступления характеризуются одномерно.

Например, убийство (ч.1 ст.105) посягает на один объект «жизнь человека). Совершается только одним деянием (оно направленно на лишение жизни). Приводит только к одному последствию (смерти). Совершается с одной формой вины (с умыслом). В составах сложных хотя бы один признак характеризуется не одномерно. Так, разбой (ст.162 УК) осуществляет посягательство сразу на два объекта: здоровье и собственность человека, который подвергся нападению. Изнасилование (ст.131 УК) включает два действия: применение или угроза применения насилия и половое сношение с жертвой вопреки ее воли. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, которое привело по неосторожности смерть потерпевшего (ч.4 ст.111 УК), характеризуют сочетанием двух форм вины.

Разновидностью сложного состава выступает альтернативный состав, такой состав включает в себя несколько действий или несколько указанных в диспозиции нормы последствий, каждый из которых (хотя бы один) достаточен для признания деяния преступлением.

Подразделение составов на сложные и простые на практике имеет значение лишь для выяснении проблем квалификации состава преступления.

Сделаем некоторые выводы. Для верной квалификации преступления, при выяснении содержания закона нельзя только ограничиться словесным текстом, приведенным в диспозиции статьи. Необходимо установить во всей полноте все признаки состава преступления. Состав преступления часто включает в себя только некоторые черты (признаки) субъекта, объекта, объективной и субъективной сторон преступления, которые необходимы и достаточны для признания этого деяния противоправным и общественно опасным и для отграничения его от смежных преступлений. Составом преступления может быть признана лшь совокупность таких признаков преступления данной категории. Они прямо указываются в законе или исходят от толкования преступления компетентными органами.

2.3. Квалифицирующие признаки убийства, относящиеся к объективной стороне

П. «а» ч.2 ст.105 УК РФ: убийство двух и более лиц

Повышенная общественная опасность этого вида убийства в том, что у виновного появляется умысел на убийство одновременно двух лиц. Пленум Верховного суда РФ в своем постановлении от 27.01.99г. «О судебной практике по делам об убийстве» в п.5 говорит, что по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ нужно квалифицировать как убийство двух человек одновременно, когда действия преступника охватывались единством умысла и производятся, в основном, одновременно. Значит, вменение п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ возможно, если убийство двух и более лиц есть результат только одного действия. В таком случае убийство обоих может происходить либо только с косвенным умыслом, либо с прямым в отношении одного и с косвенным в отношении другого.

Например, если кто-то, желает убить своего врага, и бросает гранату в группу людей, в которой тот находится, и кроме его убивает и другого человека, тогда по отношению первого лица имеет место прямой умысел, а второго - косвенный. Хотя если одновременно были убиты два или более лица, то тогда возможен прямой умысел и по отношению к смерти обеих жертв.

В данном отношении показательно дело Л., который, намереваясь скрыть грабеж, совершенный им, запер свидетеля Д. И потерпевшего З. в доме, а потом его поджег. В этом случае у М. был прямой умысел на убийство Д. и З.(приговор Курганского областного суда от 14.10.92г.).

В случае, когда совершается разновременно убийство двух и более лиц, тогда п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ можно вменить лишь тогда, когда убийство совершается по единому прямому умыслу.

Часто встает вопрос о квалификации действий виновного, когда по отношению к одной жертве последствия преступные наступили, а по отношению к другой – нет. По причинам, которые не зависят от виновного.

Можно ли квалифицировать такую ситуацию по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ, ведь преступный результат - убийство двух человек - не наступил? Пленум Верховного суда в отношении этого дает такое разъяснение: «убийство одного и покушение на жизнь другого не может рассматриваться как оконченное преступление-убийство двух и более лиц. Так как преступное намерение убить двух человек не наступило по причинам, не зависящим от воли виновного, содеянное следует квалифицировать по ст.103 УК РСФСР (ч.1 ст.105 УК РФ) и ст.15 и п. «з» ст.102 УК РСФСР (ст.30 и п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ)».

Если же стороной, по отношению к которой происходит только покушение на убийство, есть работник правоохранительного органа, то, как говорит С.В.Бородин, в такой ситуации имеет место покушение на убийство и убийство (описанная выше ситуация, но здесь присутствует такой квалифицирующий признак как - потерпевший - сотрудник правоохранительного органа). В таком случае квалификация будет такая: ст.317 и ч.1 ст.105 УК РФ. Когда же по причине покушения на жизнь сотрудника правоохранительного органа наступила его смерть, тогда квалификация будет такой: по отношению к работнику правоохранительного органа - ст.317 УК РФ (т.к. она охватывает и покушение, и убийство), а по отношению ко второй жертве - п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ. Для верной квалификации убийства по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ надо, чтобы оно являлось умышленным.

Умышленное убийство одного человека и неосторожное - другого исключает квалификацию действий виновного по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ. Это вытекает из буквы закона, в нем убийством считается лишь умышленное лишение жизни другого лица, неосторожное же обозначается термином «причинение смерти».

П. «д» ч.2 ст.105 УК РФ: убийство, совершенное с особой жестокостью

В соответствии с п. «и» ч.1 ст.63 УК РФ, особая жестокость, издевательство, садизм и мучение для пострадавшего есть отягчающие обстоятельства любого преступления.

В русском языке «жестокий» определяется как безмерно мучительный, крайне суровый, беспощадный безжалостный, бесчеловечный. Чтобы верно применить п. «д» ч.2 ст.105 УК РФ, нужно точно определить термин «особая жестокость». В таком случае термин «просто жестокость» применять нельзя, из-за того, что его можно будет истолковывать в более широком смысле, чем предусматривает закон, при определении совершения убийства в этом случае именно с особой жестокостью.

Ни закон, ни вышеупомянутое постановление Пленума Верховного суда РФ не дают точного определения особой жестокости. Лишь озвучивают способы, по которым её можно признать.

Например, по постановлению Пленума, выделяют три группы способов совершения данного убийства. При первом, в процессе убийства к пострадавшему применялись пытки, истязания или глумление над трупом жертвы. Пытки, истязания, глумление над трупом говорят о садистских наклонностях убийцы, то есть мы можем говорить о том, что при причинении особых страданий жертве имел место прямой умысел. Убийца в этом случае хочет удовлетворить свои нездоровые желания или выплеснуть на жертву свою ненависть. Не прав С.В. Бородин, утверждая, что такое убийство совершается только с прямым умыслом по отношению к смерти.[7, стр.75]

Так, если садист, при желании только поиздеваться над жертвой, станет применять к ней пытки, зная, что та может, в результате таких его действий, умереть, хоть он смерти ей и не желает, то в таком случае по поводу особых страданий жертвы имеет место прямой умысел, а в отношении к смерти - косвенный. Если говорить о последующем глумлении над телом, то для признания этих действий, действиями с особой жестокостью, необходимо определить цель.

Например, если убийца хочет сокрыть преступление (например, расчленение трупа с целью его уничтожения), тогда об особой жестокости не может быть и речи. А если есть другие цели, которые свидетельствуют о том, что убийца желает напоследок поглумиться над своим врагом, отомстить ему и даже после смерти потерпевшего либо до конца удовлетворить свою садистскую страсть, то тогда такие действия надо квалифицировать как убийство, совершенное с особой жестокостью.

При втором способе совершения убийства с особой жестокостью, оно связано с тем, что виновный заведомо знает о причинении особых страданий жертве. В постановлении Пленума Верховного суда приводится примерный перечень таких действий:

- нанесение большого количества телесных повреждений;

- использование мучительно действующего яда;

- сожжение заживо;

- длительное лишение пищи, воды и т.п.

Такой перечень включает в себя лишь характерные и часто встречающиеся способы совершения подобных видов убийств. Но этот перечень - не полный. Здесь можно сказать о том, что в таком случае виновный не хочет причинить своей жертве особые страдания, но сознательно допускает, что та будет страдать от его действий и относится к этому безразлично. Главная же цель - убить человека.

Примером может служить дело С. Он, при ссоре с сожительницей С-вой, желая убить её с особой жестокостью, нанес ей молотком по голове 15 ударов, а также один удар пластмассовым чайником с кипятком, причинив ей оскольчатый перелом затылочной кости и ушиб головного мозга, и термические ожоги рук, груди, ног, в следствии чего наступила смерть потерпевшей[8, стр.149].

Этот вид убийства судом был признан как убийство с причинением особых страданий потерпевшему. При этом С., может быть, и не хотел, чтобы его сожительница мучилась, он только желал ее смерти.

Такие способы убийства относят к числу особо тяжких так как убийца хоть и хочет «просто» убить человека, но всё равно выбирает такой жестокий способ. Хотя мог выбрать и не такой мучительный способ, добившись этого же результата. Это свидетельствует о крайней нравственной и моральной деградации личности. А также о безразличном отношении к страданиям другого человека.

Третий вид - убийство в присутствии близких для потерпевшего лиц. Когда виновный понимал, что его действия причиняют потерпевшим особые страдания. Убийство близкого родственника гражданина или лица, которое ему дорого или судьба которого ему не безразлична, само по себе вызывает моральные страдания. А если убийство происходит на глазах у этого гражданина, то данная ситуация может спровоцировать сильнейший психотравмирующий шок или даже психическое заболевание. Такими убийствами считаются убийства в присутствии родителей детей либо наоборот, либо других близких родственников, в ситуации, когда те, кто за этим наблюдают, лишены возможности прийти на помощь.

В данной ситуации об особой жестокости говорит сам характер действий виновного. Оно выражается в надругательстве над чувствами близких потерпевшему лиц. Нужно лишь, чтобы виновный знал, что близкие видят момент убийства и страдают от этого.

По этому поводу можно признать правильными высказывание Э.Ф.Побегайло о том, что «при совершении убийства с особой жестокостью субъект должен знать, что его действия носят особо жестокий характер,…а также хотеть или, сознавая это, применять именно этот способ лишения пострадавшего жизни».[9, стр.71]

Приведем пример: Ц. обвинялся в убийстве Ш.А. из хулиганских побуждений с особой жестокостью. Данное преступление было совершено при таких обстоятельствах. Супруги Ш.А. и Ш.Г. шли из кино домой. Нетрезвый Ц. подошел к ним и попросил у Ш.А. закурить. А когда получил отказ, нанес удар ножом Ш.А. в шею, от чего тот умер. Следствие сделало вывод об особой жестокости на основании того что убийство было совершено на глазах у супруги. Но суд не согласился с вменением квалифицирующего признака «особая жестокость», так как Ц., при совершении своего противоправного действия, не мог знать о том, что Ш.А. и Ш.Г были супругами.

Б. Сарыев считает, что признавать убийство с особой жестокостью нужно и в том случае, когда жертва сознаёт характер совершаемых по отношению к ней действий, но не в состоянии противостоять убийце. Он аргументирует это таким образом, что если возможно считать убийство совершенное с особой жестокостью в случае, когда оно произошло на глазах близких родственников, тогда возможно признать её и в случае, когда совершается убийство лица, которое не в состоянии оказать сопротивление.

С этим можно было бы согласиться, если бы в ч.2 ст.105 УК РФ не был введен специальный пункт по этому поводу. Убийство с особой жестокостью - категория оценочная. Чтобы признать его таким нужно, чтобы факт особой жестокости установил суд. Об этом могут говорить как показания виновного,. его цели и другие составляющие субъективного отношения к совершенному, так и характер и локализация телесных повреждений.

П. «е» ч.2 ст.105 УК РФ: убийство, совершенное общеопасным способом.

П. 9 вышеуказанного постановления Пленума Верховного суда говорит: «для квалификации умышленного убийства как совершенного способом, который опасен для жизни многих людей, нужно определить, знал ли виновный, при осуществлении своего умысла на убийство, что он применяет такой способ причинения смерти, который несет опасность жизни не только одного человека».

Поэтому, при квалификации убийства по п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ нужно, чтобы виновный понимал то, что такой способ убийства несет реальную опасность для жизни нескольких людей.

Общеопасным, по решению Пленума Верховного суда РФ, считается способ, создающий опасность для жизни хотя бы двум человекам.

В судебной практике обычно общеопасными считаются такие способы, как, например, обвал, поджог, взрыв. Но в таком случае опасность нельзя оценивать абстрактно, нужно сопоставить ее с конкретной обстановкой, в которой было совершено преступление.

Например, если используется взрывное устройство в месте безлюдном либо поджигается дом, в котором известно, что находится один человек, то из этого автоматически не следует, что такой способ общеопасен. Если же в ходе данного преступления одному лицу была причинена смерть, а другому - вред здоровью, тогда квалификация действий виновного будет по совокупности п. «е» ч.2 ст.105 со статьей УК. В таком случае возникает ответственность за причинение вреда здоровью. Причинение вреда жизни и здоровью других лиц только предполагается, но оно не обязательно. Можно считать, что при этом нужна опасность причинения вреда только конкретной личности, а не другим охраняемым законом интересам (например, имущественным). Если вред в результате убийства был причинен не личности, а, например, имуществу, тогда квалификация будет по совокупности ч.1 ст.105 и ст.167 УК РФ.

Правильная квалификация по п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ имеет зависимость от выявления умысла виновного, как по отношению к потерпевшему, так и других лиц, жизням которых способ, выбранный виновным, оказался опасным.

Обычно, виновный в данном виде убийства имеет цель убить конкретное лицо, а к тому, что ещё могут пострадать, погибнуть и другие люди, относится безразлично В таком случае возможная смерть других лиц имеет косвенный умысел. Но возможны и ситуации, в которых виновный действует с косвенным умыслом, при этом он не имеет цели убийства ещё кого-либо.

Например, человек, который хочет «пошутить» и с этой целью кидает гранату в толпу, при этом не желая убить кого-то. Однако, если хоть один человек погибает, тогда в этом случае имеет место убийство общеопасным способом. Таким же образом нужно расценивать действия лица, которое желает в толпе убить двух человек и кидает для этого туда гранату.

Отсюда, делаем вывод, что при этом убийстве умысел виновного по отношению к смерти одного прямой, а в отношении смерти других лиц - либо прямой, либо косвенный.

На практике часто встает вопрос о квалификации действия лица, которое, имея цель убить кого-либо осуществляет выстрел из ружья в сторону нескольких человек. При этом ружьё заряжено картечью или дробью. Н.К. Семернева, решая вопрос о возможной квалификации такого убийства по п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ, предлагает в данных случаях производить баллистическую экспертизу. Она позволит ответить на вопрос о площади рассеивания картечи либо дроби при выстреле с определенного расстояния и выяснить отношение виновного к избранному способу убийства.

Например, если выстрел произведен с близкого расстояния, то опасности для окружающих нет, так как картечь или дробь рассеивается не сильно, хотя, в то же самое время, такой выстрел представляет реальную опасность и для жизни других, если он произведен с дистанции в 30-40 метров.

Считаю, это совершенно верным, потому что человек, который стреляет в толпу из ружья, заряженного дробью, понимает всю опасность такого выстрела для окружающих, если расстояние достаточно велико. Тщательно нужно решать и вопрос о квалификации действий, когда орудием убийства служит транспортное средство. Такое средство есть механизм, использование которого в любой ситуации создает повышенную опасность.

Чтобы отделить убийство, в котором орудие - транспортное средство, от преступления, предусмотренного ст.264 УК РФ (оно, по сравнением с убийством, является только преступлением средней тяжести), необходим анализ субъективной стороны виновного. Если отношение к последствиям (смерти человека) неосторожное, тогда квалифицировать необходимо по ст.264 УК РФ, а если имел место умысел на убийство кого-нибудь, тогда при некоторых обстоятельствах (например, наезд на человека в толпе) такие действия необходимо квалифицировать по п. «е» ч.2 ст.105 УК РФ.

Убийство, совершаемое общеопасным способом, необходимо отличать от убийства двух и более лиц. Например, с объективной стороны, в первом случае важен только способ, которым совершается убийство одного человека, и который несет реальную опасность для жизни многих других людей. А во втором случае этот способ не играет большой роли, а важно только наступившее последствие - смерть двух и более человек.

П. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ: убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой

В ст.102 УК РСФСР такой пункт был введен только в 1993г. Он предусматривает лишь убийство группой лиц по предварительному сговору. В УК РФ 1996г. более широко, в сравнении с УК РСФСР, представлено это отягчающее обстоятельство. Оно, ещё и включает простую группу лиц и организованную. П.«в» ч.1 ст.63 УК РФ предусматривает в качестве общего отягчающего обстоятельства совершение преступления в составе простой и организованной группы, а также группы лиц по предварительному сговору и преступного сообщества.

При квалификации убийства по этому основанию, нужно выяснить виды соучастия. Как следует из ст.35 УК РФ, группа лиц - это два и более соисполнителя, которые совершают преступление без предварительного сговора. Совершением преступления группой лиц по предварительному сговору считается такое деяние, в котором принимали участие несколько лиц, которые заранее договорились о том, что будут совместно совершать преступление (в таком виде соучастия возможно разделить участников преступной группы на организатора, подстрекателя, пособника и исполнителя).

Если преступление совершается устойчивой группой лиц, которые заранее объединились для того, чтобы совершить одно либо несколько преступлений, то такое деяние считается совершенным организованной группой.

Для квалификации убийства по п. «ж» ч.2 ст.105 УК РФ по признаку простой группы лиц, нужно установить, что убийство совершали не менее двух человек. В таком соучастии не нужно, чтобы имел место предварительный сговор на совершение преступления. В данной ситуации, умысел может возникнуть спонтанно сразу у нескольких человек и приводится в исполнение немедленно.

Может быть и иной вариант, если в процессе совершения преступления к виновному, опять же без предварительной договоренности, присоединяется другой человек, который выполняет часть объективной стороны преступления. В таком виде соучастия, в виду отсутствия предварительного сговора у виновных, невозможно разделить их на пособников, подстрекателей, организаторов, потому что в преступленном деянии присутствуют только соисполнители (об этом нам говорит ч.1 ст.35 УК РФ).

Если убийство совершается группой лиц по предварительному сговору необходимо установить, что умысел на убийство у группы был реализован спустя какое-то время, за которое соучастники распределили роли между собой. В этом случае можно говорить о сложном соучастии, т.е. присутствуют все (или некоторые, но не менее двух, один из которых обязательно исполнитель) виды соучастников, которые указанны в ст.35 УК РФ.

Если преступление совершается организованной группой, то это является отягчающим признаком, так как члены такой группы, объединяясь в нее, планируют заранее совершение одного или нескольких преступлений и с этой целью вступают в группу. Это характеризует их как особо опасных для общества лиц. При этом факт, что при совершении преступления имеет место не только предварительный сговор, но и четкое распределение ролей. Это свидетельствует о повышенной опасности такого вида соучастия.

П.”н” ч.2 ст.105 УК РФ: убийство, совершенное неоднократно

В УК РСФСР предусматривалось подобное убийство, только формулировка была сделана немного по другому. Убийство, которое было совершенно лицом, ранее совершавшим умышленное убийство, за исключением убийств, предусмотренных ст.ст. 104 и 105 УК РСФСР.

На первый взгляд может показаться, что такое определение, содержащаяся в п.”н” ч.2 ст.105 УК РФ не очень корректно. Чтобы правильно оценить данную проблему нужно изучить Общую часть УК. Согласно ч.1 ст.16 УК РФ неоднократностью преступлений признается совершение двух и более преступлений, которые предусмотрены частью статьи или одной статьей настоящего Кодекса. В таком случае совершение двух и более преступлений, которые предусмотрены разными статьями Кодекса может быть признано неоднократностью лишь в таких случаях, когда это было предусмотрено соответствующими статьями Особенной части УК.

Отсюда делаем вывод о том, что убийство, о котором упоминается в п.”н” ч.2 ст.105 УК РФ будет признано совершенным неоднократно тогда и только тогда, когда лицо, ранее совершавшее убийства, несло ответственность по ст.105 УК РФ. Значит, если и изменилась формулировка статьи по сравнению с УК РСФСР, то смысл остался таким же.

Но Постановление Пленума ВС РФ от 27.01.99г. «О судебной практике по делам об убийстве» в п.14 говорит, что «по смыслу закона основанием для квалификации действий виновного по п. «н» ч.2 ст.105 УК РФ является также совершение им ранее преступлений, предусмотренных ст.ст. 277, 295, 317, 357 УК РФ».

На мой взгляд, такое утверждение противоречит сути закона. Такой вид убийства отнесен к особо тяжкому преступлению из-за того, что лицо, при совершении повторного убийства, проявляет стойкую общественно-опасную направленность. Постановление Пленума ВС РФ указывает, что при квалификации по этому пункту не играет роли то, было ли данный человек привлечен к уголовной ответственности за первое убийство или нет. Это ясно, потому что человек, который совершил убийство, не был наказан за первое преступление. Тогда делается вывод о его склонности к совершению преступлений и о его повышенной общественной опасности. Если же человек уже понес наказание за предыдущее убийство и совершил новое, значит меры исправительного характера не возымели должного действия. Это тоже характеризует его крайне отрицательно. Нужно также, чтобы за предыдущее преступление не истекли сроки давности, или не была погашена или снята судимость.

Однако же, из редакции ч.2 ст.16 УК РФ вытекает, что лицо, которое раньше совершило убийство, было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности или судимость за него погашена или снята, тогда новое убийство не создает признака неоднократности. Если же человек ранее совершил убийство и не был привлечен за него к уголовной ответственности, и совершил после этого новое, тогда квалификация будет по ч.1 ст.105 УК РФ за первое (или ч.2 ст.105 УК РФ, если оно совершено при отягчающих обстоятельствах) и по п.”н” ч.2 ст.105 УК РФ (и соответствующему пункту ч.2 ст.105 УК РФ, если оно также совершено при отягчающих обстоятельствах) за второе.

В данном случае за повторное убийство нужно вменять п.”н” ч.2 ст.105 УК РФ и в том случае, если в первом убийстве (или обеих) лицо было соучастником-организатором, подстрекателем или пособником - но только со ссылкой на ст.33 УК РФ в соответствующем эпизоде.

Необходимо отметить, что повторность - личный признак. Он не распространяется на соучастников, и если они даже и имели информацию о том, что один из них совершает убийство повторно. Возникает вопрос: как квалифицировать действия лица, если одно из убийств ( или оба ) не были доведены до конца по независящим от виновного лица причинам? Вышеуказанное постановление Пленума ВС РФ дает на это подробный ответ.

Если лицо ранее покушалось на убийство, предусмотренное ч.1 ст.105 УК РФ, а затем совершило убийство, то квалифицировать нужно по ч.3 ст.30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ и, по совокупности по п.”н” ч.2 ст.105 УК РФ, а в случае, если оба убийства остаются неоконченными, то если первое - покушение без отягчающих, квалификация по ч.3 ст.30 и ч.1 ст. 105 УК РФ и ч.3 ст.30 и п.”н” ч.2 ст. 105 УК РФ. В случае же, если и первое - покушение с отягчающими, то ч.3 ст.30 и п.”н” плюс соответствующие пункты ч.2 ст.105 УК РФ. Позиция Пленума ВС РФ здесь ясна: п.”н” ч.2 ст.105 УК РФ предусматривает ответственность только за одно убийство, но совершенное неоднократно. Следовательно, ранее совершенное убийство или покушение на него (а равно приготовление) должно быть квалифицировано самостоятельно. Убийство, совершенное неоднократно, нужно отличать от убийства двух и более лиц. Такое разграничение происходит по субъективной стороне. При убийстве двух и более лиц лишение жизни обоих совершается по единому (прямому или косвенному ) умыслу, а в п.”н” ч.2 ст.105 УК РФ убийство двух и более лиц каждый раз совершается по вновь возникшему умыслу.

Заключение

Уголовное право Российской Федерации признает преступлением не идеи или мысли человека как таковые, а только деяния, которые опасны для общества и нарушают уголовно правовые нормы.

В ходе расследования или судебного разбирательства в первую очередь устанавливают объективную сторону преступления. А только потом, на основе её - субъективную. Без признаков объективной стороны не может возникнуть вопрос о субъективной стороне преступления. Таким образом, создается серьезная гарантия соблюдения законности при отправлении правосудия по уголовным делам.

Преступления различают по их направленности, по возможной вероятности наступления вредных последствий, их тяжести, по характеру вызвавших их мотивов, по целям правонарушений и т.д.

Несмотря на такие различия, преступления входят в одну группу явлений в социальном и правовом отношениях.

Российская юридическая наука исследует правовые явления в их социально-историческом аспекте, говоря, что преступность - это массовое, изменчивое в исторической перспективе, социальное несущее уголовно-правовой характер явление общества. Оно слагается из всей совокупности преступлений, которые совершаются в государстве в конкретный период времени.

Основа этого положения относится и к другим видам правонарушений. В отличие от правомерных действий, противоправные деяния должны быть предельно четко обозначены действующими правовыми нормами.

В рамках такой точки зрения о правонарушениях можно говорить лишь в рамках и с позиции закона, который определяет понятия и признаки гражданского, административного или иного правонарушения, а часто и устанавливает точный перечень таких противоправных действий.

Такой подход придает требованиям к гражданам и организациям единство и ясность.

Верная квалификация таких действий помогает обществу правильно назначить виновному наказание.

При квалификации убийства из корыстных побуждений или по найму, или сопряженного с разбоем, вымогательством или бандитизмом следует большое внимание уделять установлению наличия или отсутствия в действиях виновного корыстного мотива

При квалификации убийства из хулиганских побуждений нужно наибольшее внимание уделить установлению наличия или отсутствия в действиях виновного хулиганских побуждений.

Совершенствование Российского уголовного законодательства и профессиональной подготовленности практических работников, заключающейся в том числе и в умении правильно квалифицировать совершенные деяния и назначать справедливые наказание при совершении убийства из корыстных или хулиганских побуждений, помогут найти в данной области наиболее эффективные методы борьбы с исследуемыми преступлениями.

Литература

1.Баранов В.М. «Проблемы юридической техники».Нижний Новгород. 2000г.

2.Борчашвили И.Ш. «Некоторые вопросы квалификации краж соц. И личной собственности граждан», Караганда, 2007г.

3. Брайнин Я.М., «Советское государство и право», 1954 г.

4. Глистин В.К. Понятие уголовно-правовой охраны общественных отношений (объект и квалификация преступлений). Л., 2006 г.

5. Коржанский Н.И. «Объект и предмет уголовно-правовой охраны». М., 2005г.

6. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступления. М. 2002 г.

7. Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М.2007 г.

8. Кривотченко Л.Н. Квалификация преступлений. Харьков. 2004 г.

9. Кенни К. Основы уголовного права. М. 1999 г.

10. Казаченко И.Я.» Квалификация хулиганства и отграничение ее от смежных составов преступлений».Екатеринбург. 2003г.

11. Кудрявцев В.Н. «Закон, проступок, ответственность».М.2000г.

12. Кудрявцев В.Н. «Причины преступления». 2008г.

13. Кузнецов Н.Ф. Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии. М. 1998 г.

14. Лихачев В.А. Уголовное право в освобожденных странах. М. 1988 г.

15. Мотовилоквер Я.О. «Установление истины в современном процессе».Уч. пособие. 2009г.

16. Маркс К., Энгельс Ф. Избранные произведения. Т. 2. М. 1989 г.

17. Наумов А.В., Новиченко А.С. «Законы логики при квалификации преступлений».М. 2007г.

18. Печеницын В.А. «Состав административного проступка и его значение в юрисдикционной деятельности О.В.Д.». Хабаровск. 2003г.

19. Пионтковский А.А., Меныпагин В.Д. Курс советского уголовного права. Особенная часть. Т. 1. М., 1955 г.

20. Ткаченко Ю.Г., Нормы социалистического права и их применение. М.. 2007 г.

21. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. / Под ред. А.И. Рарога. М. 2006 г.

22. Чечель Г.И. Уголовно - правовые и криминологические проблемы борьбы с преступлениями против личности. Автореферат дисс. на соискание ученой степени д.ю.н. Екатеринбург. 1995 г.

23. Юридический энциклопедический словарь. М., 2008 г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий