регистрация / вход

Хулиганство по Уголовному кодексу России

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра уголовного права

КУРСОВАЯ РАБОТА

По дисциплине:

Уголовное право (особенная часть)

На тему:

Хулиганство (ст. 213 УК РФ).

Выполнила: студентка 3 курса группы 3531

Буканова Лилия Хурматовна

Проверил: профессор кафедры

Епифанов Борис Васильевич

Дата сдачи:­­­____________

Оценка:____________

Подпись руководителя:____________

Санкт – Петербург

2010 г

Оглавление

Введение………………………………………………………………...…………...3

Глава 1. Историческое и сравнительно-правовое исследование хулиганства

§ 1. Хулиганство в русском и советском праве………………………………..4

§ 2. Хулиганство в Зарубежном праве……………………………………….14

Глава 2. Юридическая характеристика хулиганства

§ 1. Объективные признаки хулиганства……………………………………..17

§ 2. Субъективные признаки хулиганства……………………………………19

§ 3. Виды хулиганства…………………………………………………………20

Глава 3. Проблемы классификации хулиганства

§ 1. Ограничение хулиганства от сложных смежных составов преступлений………………………………………………………………………22

§ 2. Иные проблемы классификации хулиганства …………………………..27

Заключение………………………………………………………………………...30

Список литературы………………………………………………………………..31


Введение

Практика применения законодательства об ответственности за хулиганство свидетельствует о наличии значительных трудностей, прежде всего, в понимании общественного порядка как объекта преступления и критериев разграничения хулиганства и преступлений против личности, поскольку большинство хулиганских проявлений тесно связано с посягательствами на личность.

Данная тема довольно широкая и имеет множество проблем, интересных для исследования.

Целью работы является анализ правовых норм, закрепленных в уголовном праве в ст. 213 Уголовного Кодекса Российской Федерации, для выявления проблем и коллизий.

Для достижения цели мы видим необходимыми следующие задачи:

- историческое и сравнительно-правовое исследование хулиганства;

- рассмотреть юридическую характеристику хулиганства;

- исследовать исполнение бюджета;

- выявить недостатки, несовершенства в уголовном законодательстве Российской Федерации;

- подвести итог проделанной работе.

Методы изучения, используемые в ходе написания работы:

1) диалектический;

2) исторический;

3) сравнительный.

Структура работы определена логикой исследования. Она состоит из введения, трех глав, параграфов, заключения и списка использованной литературы.


Глава 1. Историческое и сравнительно-правовое исследование хулиганства

§ 1. Хулиганство в русском и советском праве.

Прослеживая в глубинах истории Российского государства начала правового регулирования проступков, затрагивающих устои общественного спокойствия, можно увидеть его ростки уже со времен Русской Правды. Еще в середине прошлого века Н. Ланге в своей работе, посвященной изучению этого памятника отечественного права, отмечал зависимость размера ответственности от мотивов, по которым совершались побои, влекшие за собой причинение вреда здоровью.[1] В Русской Правде вопросы, посвященные ответственности за нарушение общественного спокойствия, затронуты лишь косвенно, однако даже такое регулирование интересующей нас проблемы в правовом акте, уходящем в самую глубь веков, в период становления российского права, не может не вызвать самого пристального интереса.

Следующим законодательным актом, где значительное внимание уделялось охране публичного благочиния, стало Соборное уложение 1649 г., составленное и вступившее в действие при правлении Александра Михайловича Романова. В первой главе Уложения "О богохульниках и церковных мятежниках" наряду с преступлениями против церкви предусматривалась весьма строгая ответственность за непристойное, нарушающее спокойствие и порядок во время церковной службы поведение: "А будет кто, во время святыя литургии и иное церковное пение, войдя в церковь божью, начнет говорить непристойные вещи... и тем в церкви божественному пению учинит мятеж... и тому бесчиннику за ту его вину учинить торговую казнь"[2] .

В процессе дальнейшего совершенствования законодательства Российской империи все большее внимание уделялось охране общественного порядка.

В Своде законов Российской империи 1833 г. в разделе "Законы уголовные" в ст. 425 была предусмотрена уголовная ответственность за обращение в пьянстве, буйстве, беспутстве для должностных и отставных военных и гражданских чиновников, взятых в таком состоянии в публичном месте[3] . Указанные действия совершались в присутственном месте и нарушали в первую очередь общественный порядок.

Значение этого законодательного акта проявляется в том, что если источники права, рассмотренные выше лишь косвенно, попутно с другими отношениями, охраняли публичный характер, то Свод законов 1833 г. регулировал их напрямую. В нем непосредственно был выделен объект, в который входили общественные отношения, связанные именно с обеспечением общественного порядка, и именно эти отношения напрямую охранялись ст. 425 Свода.

В 1864 г. был принят Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. В ст. ст. 38 и 39 Устава довольно четко были сформулированы признаки уголовно-правового деликта, объект которого находится в непосредственной связи с кругом общественных отношений, на который распространяется действие хулиганства в наши дни. В ст. 38 Устава предусматривались меры наказания в виде ареста до семи дней или денежного взыскания не свыше 25 рублей "за ссоры, драки, кулачный бой, или другого рода буйство в публичных местах и вообще за нарушение общественной тишины"[4] . В случае учинения подобных действий целой толпой либо необходимости прекращения беспорядков силой имел место квалифицированный состав этого преступления.

Статьей 39 Устава устанавливалась ответственность за нарушение порядка в публичных собраниях или во время общенародных увеселений, театрализованных и тому подобных представлений. Под нарушением общественной тишины понимались в то время "шум, крики, ругательства, нанесение оскорблений и другие бесчинства в публичном месте, повлекшие за собой нарушение общественного спокойствия"[5] .

Развитие общественных отношений, стремительные изменения в жизни нашего государства на рубеже XIX - XX вв. со всей остротой обнажили потребность в коренном реформировании всей системы отечественного права того периода. В числе прочих, пройдя сложный путь становления, был разработан и принят новый уголовный закон России - Уголовное уложение от 22 марта 1903 г. В Уложении содержался ряд интересных положений, являвшихся передовыми для законодательства того времени. Помимо прочих аспектов большое внимание уделялось в нем уголовно-правовой охране отношений в сфере публичного порядка.

Наряду с традиционными нормами, предусматривавшими ответственность за учинение бесчинств во время осуществления церковных обрядов (ст. 75 Уложения), в гл. XII "О нарушении постановлений, ограждающих общественное спокойствие" была включена ст. 263. В ней давалось понятие состава преступления, объективную сторону которого образовывали "учинение шума, крика или иного бесчинства в публичном месте либо в общественном собрании, или хотя вне оных, но с нарушением общественного спокойствия или порядка"[6] . Квалифицированным признаком данного преступления признавалось учинение драки, кулачного боя или иного буйства, а равно учинение подобных действий, повлекшее прекращение заседания общественного собрания или участие в бесчинствах толпы, не разошедшейся по требованию властей. На практике под данную категорию подпадали деяния, выражавшиеся в "сквернословии, доходящем до крайних пределов цинизма, хождении по улицам толпой с гармониками, криком, шумом и песнями неприличного содержания, стрельбою и тому подобное; приставании к прохожим... для того, чтобы их оскорбить и выразить им, вызывающим с ними обращением, пренебрежение и неуважение"[7] .

Включение рассматриваемой нормы в уголовное законодательство продолжило тенденцию по усилению правовых мер, направленных на охрану общественного порядка. Непосредственно это выразилось в увеличении санкций за обозначенные выше деяния. Статьей 38 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, драка, кулачный бой или иное буйство карались арестом до 7 дней или штрафом не свыше 25 рублей. В Уголовном уложении 1903 г. в ст. 262 размер ответственности за аналогичные действия значительно возрос: продолжительность ареста составила уже один месяц, а сумма штрафа достигла 200 рублей.

В последующие годы по отношению к хулиганству произошел резкий всплеск интереса. Именно с начала ХХ в. приобрел всеобщее распространение термин "хулиганство", имеющий хождение и поныне. В этот период можно наблюдать существенный рост числа публикаций в прессе и иных источниках, посвященных настоящей теме. Свои работы исследованию этой темы посвятили видные деятели науки того времени: П.П. Башилов, В.И. Громов, Н.Ф. Лучинский, А.В. Маклецов, А.Н. Трайнин, И.В. Чубинский и другие.

По мере укрепления советской власти назрела насущная необходимость принятия единого кодифицированного закона, который пришел бы на смену многочисленным и разрозненным правовым актам, являвшим собой в то время систему уголовного законодательства. В силу этого в 1922 г. обрел жизнь новый Уголовный кодекс РСФСР, который в большей степени соответствовал требованиям и веяниям того времени.

В ст. 176 УК РСФСР хулиганство определялось как "озорные, бесцельные, сопряженные с явным проявлением неуважения к отдельным гражданам или обществу в целом действия"[8] .

Такая формулировка хулиганства не могла не вызывать серьезных вопросов. Во-первых, возникали возражения по поводу указания на бесцельность действий, в то время как из основ психологии известно, что любой акт поведения осуществляется вследствие сложной интеллектуально-волевой деятельности и имеет соответствующую мотивацию и направленность. Не меньшие споры вызывало законодательное регулирование субъективной стороны хулиганства, где предусматривалось проявление неуважения не только по отношению к обществу, но также демонстрация пренебрежения к отдельным гражданам. Подобное дополнение в понятии хулиганства существенно искажало его содержание, перемещая акценты с охраны общественных отношений в сфере общественного порядка на межличностные взаимоотношения.

В силу указанных причин в октябре 1924 г. Постановлением 2-й сессии XI созыва ВЦИК ст. 176 УК РСФСР была существенно изменена. Хулиганство, совершенное впервые, рассматривалось как административно-правовой деликт, наказуемый принудительными работами или штрафом. Из понятия хулиганства было также исключено указание на бесцельность действий, а равно такой признак, как проявление неуважения к личности, что более соответствовало правовой природе рассматриваемого преступления. Наряду с этим ст. 176 УК 1926 г. дополнилась второй частью. Квалифицирующими обстоятельствами были признаны совершение хулиганских действий повторно, а равно их упорное непрекращение, несмотря на предупреждение органа милиции или иного органа, на который возложена обязанность поддерживать общественный порядок[9] .

В октябре 1926 г. было принято Постановление СНК СССР "О мерах по борьбе с хулиганством", где были сделаны значительные шаги для преодоления слабости правовых мер, направленных на борьбу с хулиганством. В нем, в частности, судам было рекомендовано назначать за данное преступление лишение свободы на срок не ниже трех месяцев, исключая при этом применение условного освобождения и условно-досрочного освобождения от назначенного наказания. Помимо этого, в п. 6 названного Постановления предусматривалась возможность постановки по отношению к особо опасным хулиганам-рецидивистам вопроса о применении ссылки в отдаленные места или о передаче их в распоряжение ОГПУ.

В 1926 г. в связи с новыми процессами в жизни нашего государства Верховным Советом РСФСР был принят Уголовный кодекс РСФСР 1926 г.

В новом УК РСФСР ответственность за хулиганство предусматривалась в ст. 74, которая была перенесена во вторую главу - "Преступления против порядка управления". Простое хулиганство вновь перешло в разряд уголовно-правовых деликтов и определялось как озорные действия, сопровождавшиеся явным ؽеуважением к о萱ществу. 넗а простое хулиганство предусматривалос⍌ наказание в 萲иде трех месяцев лишения свободӋ. Наряду с этимĠв ст. 74 УК!РСФСР сохранялась возможность применения административного взыёкания за хулиганство, предуفмотренного частью первой этой статьи.

Квалифицированный состав хулиганства помᐸмо повторности и упорного непрекращения озорных действий дополнился такими обстоятельствами,Ġкак учинение буйства или бесчинства в пᑀоцессᐵ его соверై萵ни, а равӂо проявление при совершении хулиганства исключительного цинизма или дерзости[10] . Наказание за указанные действия возросло по сравнению с ч. 2 ст. 176 УК РСФСР 1922 г. с трех месяцев лишения свободы до двух лет.

К середине тридцатых годов в Советском Союзе произошло окончательное становление сильного государственного строя. На этом фоне закономерным выглядело ужесточение мер уголовно-правового воздействия за совершение преступлений.

Постановлением ВЦИК СНК СССР от 29 марта 1935 г. "О мерах борьбы с хулиганством" были усилены меры уголовной ответственности за данное преступление. В соответствии с данным Постановлением наказание по ч. 2 ст. 74 УК РСФСР было увеличено с двух лет лишения свободы до пяти лет тюрьмы. В том же году 31 мая было принято Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) "О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности", где излагались основные направления по преодолению подростковой преступности, в том числе хулиганства[11] .

Обострение международной политической ситуации, начало Второй мировой войны не могли не отразиться на состоянии дел внутри СССР. Потребовалось еще большее усиление правовых мер охраны важных общественных отношений.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 августа 1940 г. "Об уголовной ответственности за мелкие кражи на производстве и за хулиганство" уголовная ответственность за хулиганские действия на предприятиях, в учреждениях и общественных местах была усилена до одного года тюремного заключения[12] .

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. "О военном положении" в местностях, объявленных на военном положении, в компетенцию военных трибуналов была передана категория дел о злостном хулиганстве. Данный шаг значительно упростил процедуру рассмотрения дел, связанных с хулиганством, что соответствовало велениям военного времени.

На протяжении войны вопрос хулиганства стал менее актуален, чему способствовали условия полной мобилизации всех сил на победу над врагом, законы военного времени, снижение числа лиц мужского пола, не привлеченных в ряды армии.

Завершение военных действий полной победой Советского Союза над фашистской Германией ознаменовалось помимо всего прочего рядом факторов, способствовавших росту хулиганства. В первую очередь это было связано с возвращением домой солдат и офицеров, психологически настроенных за годы войны на разрушение и при малейшем толчке дававших ему выход. Кроме того, немаловажную роль сыграло резкое увеличение объемов производства и продажи спиртных напитков, имевшее место после войны. Данные обстоятельства вкупе с другими страшными последствиями войны обусловили существенный рост преступности в целом, имевший место в те годы, и хулиганства в частности.

После окончания войны законодательство в сфере охраны общественного порядка продолжало развиваться. В середине пятидесятых годов потребность в отдельном правовом акте, устанавливавшем ответственность за мелкие нарушения общественного порядка, была реализована с принятием 19 декабря 1956 г. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР "Об ответственности за мелкое хулиганство". За совершение хулиганских действий, не представлявших существенной опасности, предусматривалась ответственность в виде ареста от 3 до 15 суток либо штрафа размером от 10 до 30 рублей[13] . Принятие этого нормативно-правового акта позволило устранить противоречие, отмеченное нами в УК РСФСР редакции 1926 г., когда в одном кодексе смешивались нормы двух отраслей права. Наряду с этим были установлены более четкие рамки, разграничивавшие уголовно-наказуемое хулиганство от мелких правонарушений.

Следующим этапом в истории развития правовой регламентации хулиганства явилось принятие вслед за Основами уголовного законодательства СССР 1958 г. УК РСФСР 1960 г. В ст. 206 УК РСФСР, которая была расположена в гл. 10 УК РСФСР "Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и порядка управления", хулиганство определялось как умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу. Такое законодательное определение более точно соответствовало содержательной стороне хулиганства, вернее определяло хулиганский мотив. В сравнении со ст. 74 УК РСФСР 1926 г. ст. 206 УК РСФСР 1960 г. была дополнена частью третьей, где предусматривалась уголовная ответственность за повторное совершение мелкого хулиганства.

В середине шестидесятых годов в стране вновь начинает отмечаться рост правонарушений, связанных с нарушением общественного порядка. Связано это было с тем, что при общем улучшении материального благосостояния населения недостаточно широко была развита сеть культурно-массовых заведений[14] . Это не могло не повлечь различных попыток "разнообразить" досуг, в том числе и посредством совершения правонарушений. Реакцией на это со стороны государства стало принятие Президиумом Верховного Совета СССР Указа от 26 июня 1966 г. "Об усилении уголовной ответственности за хулиганство". В соответствии с этим Указом, была увеличена санкция за совершение простого хулиганства путем замены общественного порицания на более строгое - исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года. Часть 2 ст. 206 УК РСФСР была дополнена новым признаком - совершение преступления лицом, ранее судимым за хулиганство. Кроме того, ст. 206 УК РСФСР дополнилась частью третьей, где предусматривалась уголовная ответственность за особо злостное хулиганство. Таковым признавались хулиганские действия, совершенные с применением или попыткой применения огнестрельного оружия либо ножей, кастетов или иного холодного оружия или предметов, специально приспособленных для нанесения телесных повреждений. Указанное дополнение ст. 206 УК РСФСР было продиктовано распространенностью подобных способов совершения хулиганства, а равно необходимостью более строгого наказания этого, несомненно, более опасного деяния.

Наряду с уголовно-правовыми мерами эффективным оружием в борьбе с нарушениями общественного порядка стали средства административно-правового воздействия. Минимальный срок административного ареста за мелкое хулиганство был поднят с 3 до 10 суток, а также введено новое наказание в виде исправительных работ на срок от одного до двух месяцев с удержанием до 20% заработка[15] .

В 1977 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР "О внесении изменений и дополнений в уголовное законодательство СССР" из ст. 206 УК РСФСР был исключен институт административно-правовой преюдиции, в соответствии с которым повторное в течение года совершение административно наказуемого хулиганства квалифицировалось по ч. 1 ст. 206 УК РСФСР. Устранение этого признака из состава уголовно наказуемого хулиганства было полностью оправданно, так как включение в сферу уголовно-правовых отношений административных проступков, даже совершенных повторно (что, впрочем, не меняло их сущности) явно не соответствовало принципам уголовного права, чрезмерно расширяло границы уголовно-правовой репрессии.

Дальнейшим шагом по укреплению общественного порядка стало принятие в 1981 г. Указа Президиума Верховного Совета СССР "Об усилении ответственности за хулиганство". Здесь в более развернутом виде было дано определение мелкого хулиганства, под которым понимались нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан[16] . Наряду с этим был более точно определен круг предметов, применение которых в процессе хулиганства влекло ответственность по ч. 3 ст. 206 УК РСФСР. Вместо любых предметов, специально использовавшихся в качестве оружия, в соответствии с Указом 1981 г. наряду с оружием, ножом, кастетом и другим холодным оружием особо злостным хулиганством стало признаваться применение в качестве холодного оружия иных предметов.

В то же время, несмотря на постоянное усиление в отношении хулиганства мер репрессивного характера, в рассматриваемый период наблюдался постоянный рост числа зарегистрированных хулиганских действий. Причиной этого являлось то, что ужесточая наказания, крайне незначительное внимание уделялось со стороны государства ущербным условиям жизни населения, преодолению глубинных факторов насильственной преступности. Несмотря на жесткость традиционных репрессивных мер, коренного перелома в деле предупреждения хулиганства достичь в те годы так и не удалось.

Начиная с первой половины восьмидесятых годов с особенной остротой встала проблема молодежных неформальных объединений, имевших ярко выраженную антисоциальную направленность. Печально известные группы "люберов", "панков", "металлистов", футбольных фанатов надолго запомнились обществу массовыми нарушениями общественного порядка. Причинами возникновения и развития подобных неформальных групп явились социальная неустроенность, отсутствие внимания со стороны государства и общества к проблемам молодежи.

§ 2. Хулиганство в Зарубежном праве

Обращение к законотворческому опыту зарубежных стран позволяет уяснить слабые и сильные стороны российского уголовного законодательства, выявить наиболее удачные подходы к разрешению существующих коллизий и проблем, а также с учетом специфики национального законодательства и в целях его дальнейшего совершенствования воспринять наиболее приемлемые для него положения.

Сравнительный анализ зарубежных государств позволяет сделать вывод о том, что большинству стран, ранее входивших в СССР, удалось избежать проблем. В названиях глав и разделов, содержащих составы хулиганства и вандализма, четко обозначен действительный объект этих преступлений - общественный порядок. Так, в уголовных кодексах Туркменистана, Грузии, Казахстана, Эстонии эти составы объединены с составами преступлений против общественной безопасности, соответственно, глава так и называется: "Преступления против общественной безопасности и общественного порядка". В других уголовных кодексах хулиганство и вандализм объединены с преступлениями против нравственности и выделены в самостоятельные раздел или главу под названием "Преступления против общественного порядка и нравственности" (УК Таджикистана, Беларуси, Украины). В УК Узбекистана преступления против общественного порядка обозначены в отдельной главе с названием "Преступления против общественного порядка".

Другим наиболее дискуссионным и актуальным в настоящее время является вопрос о таком признаке объективной стороны хулиганства, как применение насилия.

Обращает на себя внимание, что большинство уголовных законов зарубежных государств, предусматривающих ответственность за хулиганство или сходные с ним деяния, в качестве признака этого преступления предусматривают применение насилия или угрозы насилием. Так, УК Республики Азербайджан предусматривает ответственность за хулиганство, по своим признакам аналогичное хулиганству, первоначально предусмотренному ст. 213 УК РФ 1996 г., с указанием о применении насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества[17] . УК Грузии под хулиганством понимает деяние, грубо нарушающее общественный порядок и выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением насилия или угрозой его применения[18] . Преступление, предусмотренное ст. 293 УК Китайской Народной Республики, схоже по своим признакам с хулиганством[19] . Так, наказанию подлежит лицо, совершившее нижеследующие провокационные, инициирующие ссору действия, нарушающие общественный порядок: умышленное избиение третьего лица при отягчающих обстоятельствах; преследование, захват, нецензурная брань в адрес третьего лица при отягчающих обстоятельствах; изъятие с применением насилия или умышленная порча, завладение государственным или частным имуществом при отягчающих обстоятельствах. Определенный интерес представляет УК Республики Узбекистан[20] . Статья 277 под хулиганством понимает умышленное пренебрежение правилами поведения в обществе, сопряженное с побоями, причинением легких телесных повреждений либо с уничтожением или повреждением чужого имущества, причинившим значительный ущерб. Таким образом, законодатель конкретизирует, какое именно насилие должно быть применено к лицу и какой ущерб имуществу должен быть причинен для квалификации соответствующих действий хулигана, чем значительно облегчает процесс правоприменения.

Глава 2. Юридическая характеристика хулиганства.

§ 1. Объективные признаки хулиганства.

Объективная сторона преступления состоит из грубого нарушения: общественного порядка, выражающего явное неуважение к обще­му, совершенного с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Грубое нарушение общественного порядка -это деяние, выражающееся в причинении общественному порядку, правам и законным ин­тересам граждан, организаций существенного вреда (например, издевательство, глумление над честью и достоинством незнакомых для хулигана лиц, бесчинство, длительное нарушение общественного спокойствия, срыв общественно-политических, культурно-массовых мероприятий, создание серьезных помех в работе транспорта).

Явное неуважение к обществу — это очевидное, бесспорное пренебрежение общественными интересами, правилами человеческого общежития, нравственными нормами. Хулиган бросает вызов обществу, демонстрирует свое «эго», возведенный в абсолют индивидуализм, при являющийся в совершении общественно опасных действий. Не случайно чаще всего хулиганство совершается в общественных местах (на улицах, дискотеках, в парках, местах отдыха граждан) в присутствии людей. Однако, данное преступление может быть совершено и вне массового присутствия людей (например, издевательские действия в отношении одинокого незнакомого грибника в лесу или поздней ночью возвращающейся домой по пустынной улице молодой женщины).

Под оружием при совершении хулиганства понимаются устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигнала. Виды оружия перечислены в Федеральном законе от 13 декабря 1996 г. «Об оружии»[21] (огнестрельное, холодное, метательное, пневматическое, газовое).

Для состава преступления не имеет значения, владел хулиган оружием на законном или незаконном основании (в последнем случае, если речь идет об огнестрельном оружии (за исключением гражданского гладкоствольного) содеянное образует совокупность хулиганства (ч. 1 ст. 213 УК) и незаконного ношения оружия (ст. 222 УК).

Предметы, используемые в качестве оружия, — это различные предметы, которые применяются в процессе хулиганских действий (например, топор, ломик, дубинка, ракетница, кусок арматуры, бритва, перочинный или кухонный нож).

Для состава преступления не имеет значения, были эти предметы специально приспособлены для нанесения вреда здоровью потерпев­шею или нет, подобраны на месте происшествия или заранее были припасены хулиганом[22] .

Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, означает фактическое их использование для причинения вреда здоровью людей или создания реальной угрозы для жизни или здоровья граждан (п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1991 г. «О судебной практике по делам о хулиганстве»). Од­но лишь нахождение таких предметов в руках хулигана без реального
не пользования либо применение их не по назначению (например, для
повреждения имущества без создания угрозы для жизни или здоровья
людей) исключает ответственность по ч. 1 ст. 213 УК.

Применение при грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, неисправного, незаряженного оружия, имитации оружия (например, макета пистолета, игрушечного кинжала, муляжа гранаты) исключает уголовную ответственность за хулиганство, если лицо не намеревалось использовать эти предметы для причинения вреда здоровью людей или создания реальной угрозы причинения такого вреда. Ответственность в этом случае должна наступать за мелкое хулиганство. В определенных случаях, когда подоб­ные действия сопровождались угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью и именно так реально воспринимались потерпевшим, их следует квалифицировать по ст. 119 УК.

Хулиганство имеет формальный состав и признается оконченным преступлением с момента фактического применения оружия или пред­метов, используемых в качестве оружия.

§ 2. Субъективные признаки хулиганства.

С субъективной стороны хулиганство совершается с прямым умыслом. Лицо осознает, что грубо нарушает общественный порядок, выражает явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, и желаем поступать подобным образом.

Этому преступлению присущи и свои специфические (хулиганские) мотивы. Природа их еще до конца не выяснена в отечественной психологии. Можно лишь констатировать, что в основе их лежат такие отрицательные качества личности, как бескультурье, наглость, стремление выразить в нарочитой форме неуважение к обществу, окружающим людям; недовольство собственной жизнью; желание проявить себя посредством грубости, буйства, жестокости; игнорирование требований морали, правил человеческого общежития[23] .

Отсутствие в общественно опасном поведении лица наличия хулиганских побуждений исключает уголовную ответственность за хулиганство[24] .

Субъект преступления – вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Субъектом хулиганства, предусмотренного ч. 2 статьи, является вменяемое лицо, достигшее 14 лет.

§ 3. Виды хулиганства.

Часть 2 ст. 213 УК предусматривает такие квалифицирующие признаки хулиганства, если оно было: а) совершено группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) связано с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушению общественного порядка.

Хулиганство считается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Речь в данном случае, как правило, идет о соисполнительстве, когда каждый участник хулиганских действий, грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, применяет оружие или предметы, используемые в качестве оружия.

Преступление признается совершенным организованной группой, если хулиганство было совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких хулиганских действий.

В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении хулиганства, организованная группа характеризуется устойчивостью (длительностью существования, постоянством состава группы и методов преступной деятельности), наличием в ее составе организатора и разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществле­нии преступного замысла.

Дня квалификации хулиганства, связанного с сопротивлением представителям власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охранеобщественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, надо раскрыть следующие понятия:

представитель власти— согласно примечанию к ст. 318 УК это должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении не находящихся от него в служебной зависимости (например, депутат законодательного собрания, сотрудник органов внутренних дел, прокуратуры, судья);

иное лицо, исполняющее обязанности по охране общественного порядка или пресекающее нарушение общественного порядка, — это лини официально исполняющее обязанности по охране общественного пи рядка, но не являющееся представителем власти (например, народный дружинник, сотрудник службы безопасности частной фирмы), либо отдельные граждане, которые, проявляя свой общественный долг, пресекают, т. е. прекращают нарушение общественного порядка;

сопротивление в данном случае означает активное противодействие выполнению указанными выше лицами обязанностей по охране общественного порядка или пресечению его нарушений.

Сопротивление может быть как ненасильственным (, так и с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья (в частное, нанесение ударов, причинение физической боли путем заламывай пи рук). Такое насильственное сопротивление охватывается ч. 2 ст.213УК и не требует дополнительной квалификации по ст. 318 УК.


Глава 3. Проблемы классификации хулиганства.

§ 1. Ограничение хулиганства от смежных сложных составов преступлений.

Большую практическую значимость для правоприменителей представляет установление четких границ, позволяющих отличить состав хулиганства от составов смежных преступлений.

Ю.А. Красиков указывал, что хулиганство следует отграничивать от других преступлений, прежде всего основываясь на различиях объективной стороны и субъективных признаков преступного посягательства. Эта позиция находила свое отражение в ранее действовавшем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о хулиганстве", в котором указывалось, что судам следует отграничивать хулиганство от других преступлений в зависимости от содержания и направленности умысла виновного, мотивов, целей и обстоятельств совершенных им действий.

Рассмотрим некоторые аспекты отграничения хулиганства от преступлений против жизни и здоровья.

Хулиганские действия всегда предполагают грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу. Причинение вреда личности, которое проявляется в психическом насилии, при хулиганских действиях является формой выражения данного преступления. В ходе совершения преступлений против личности к потерпевшему прежде всего применяется физическое насилие.

В отличие от состава преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ, преступления против жизни и здоровья, как правило, не сопровождаются грубым нарушением общественного порядка. Напротив, преступники стараются скрыть такие посягательства. Следовательно, посягательство в преступлениях против личности имеет ярко выраженную направленность на причинение вреда именно жизни и здоровью человека.

В большинстве судебных решений излагается точка зрения, в соответствии с которой хулиганские действия, продолжением которых явилось убийство потерпевшего, дополнительной квалификации по ст. 213 УК РФ не требуют. Ряд авторов полагают, что причинение потерпевшему из хулиганских побуждений тяжкого вреда здоровью (п. "д" ч. 2 ст. 111 УК) или смерти (п. "и" ч. 2 ст. 105 УК) квалифицируется по соответствующим статьям УК без учета нормы о хулиганстве, за исключением случаев реальной или идеальной совокупности с иными действиями, входящими в объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 213 УК.

Представляется, что в случае, когда убийство сопровождалось действиями, входящими в состав хулиганства, требуется дополнительная квалификация по ст. 213 УК РФ, поскольку такого действия, как применение насилия, в составе ст. 213 УК РФ не содержится. Поскольку формы выражения деяния у хулиганства и убийства различны, высказанную точку зрения следует признать обоснованной.

В случае отсутствия при убийстве действий, грубо нарушающих общественный порядок и выражающих явное неуважение к обществу, совершенных с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, убийство не должно быть квалифицировано по совокупности со ст. 213 УК РФ.

Так, Военная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по кассационным жалобам осужденного и его адвоката, приговор в отношении Булатова изменил в части его осуждения за хулиганство, указав следующее.

Как установлено судом, Булатов по незначительному поводу пристал к Снежкову и стал избивать его. Эти хулиганские действия в дальнейшим приобрели более опасный характер и закончились лишением жизни потерпевшего, т.е. хулиганство в данном случае переросло в более тяжкое преступление, которое суд обоснованно квалифицировал по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК. Учитывая, что все это происходило ночью в безлюдном месте и что иных действий, образующих состав хулиганства, Булатов не совершил, квалифицировать содеянное им еще по ч. 3 ст. 213 УК излишне.

Наряду с объективными признаками важную роль в отграничении хулиганства от преступлений, посягающих на жизнь и здоровье человека, играет субъективная сторона этих преступлений. В ст. ст. 105, 111, 112, 115 и 116 УК, предусматривающих ответственность за преступления против жизни и здоровья, хулиганские побуждения признаны квалифицирующим признаком.

Если в основе действий, направленных на жизнь или здоровье человека, лежат не хулиганские побуждения, а личные неприязненные отношения, месть, ревность и прочие низменные мотивы, содеянное не может быть признано совершенным из хулиганских побуждений. Убийством, совершенным из хулиганских побуждений, в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ рекомендовано признавать убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства). Однако, несмотря на наличие достаточно четкого ориентира для отграничения убийства по хулиганскому мотиву от убийства, совершенного по иным мотивам, практикующие юристы испытывают определенные сложности.

Например, у многих практических работников существует убеждение, что действия, совершенные из хулиганских побуждений, представляют собой беспричинные действия в тех ситуациях, когда отсутствует очевидный для всех повод к совершению преступления. Эта точка зрения представляется неверной. Как раз незначительный повод и используется виновным для того, чтобы проявить свое явное неуважение к обществу. Своим поведением лицо демонстрирует пренебрежительное отношение к нормам морали, правилам общежития и стремится противопоставить свое поведение общепринятому поведению окружающих его лиц.

Определенную сложность для правоприменителей представляют случаи разграничения ревности и хулиганских побуждений. Эта сложность объясняется тем, что ревность зачастую проявляется в действиях, которые по своей форме характерны и для хулиганского мотива. Данное обстоятельство, конечно же, не должно рассматриваться как основание для квалификации содеянного как совершенного по хулиганскому мотиву. На этой позиции стоит и судебная практика. Так, Президиум Верховного Суда РФ в своем постановлении по делу С. подчеркнул, что умышленное убийство, совершенное из ревности, мести и других побуждений, вызванных личными неприязненными отношениями, независимо от места его совершения не должно квалифицироваться как совершенное из хулиганских побуждений.

При разграничении ревности и хулиганских побуждений необходимо исходить из того, что природа возникновения этих двух мотивов различна. Т.Н. Нуркаева указывает, что ревность в отличие от хулиганского мотива имеет конкретную направленность и обусловлена интимными отношениями между людьми, а ее возникновению предшествуют определенный повод и основания. Как мотив преступления ревность означает вызванный образом "третьего" страх потери объекта внимания, сопровождающийся мучительными переживаниями и страданиями. В основе хулиганских побуждений, напротив, лежит стремление показать пренебрежение к окружающим, к обществу, к личному достоинству человека, явно противопоставить свое поведение требованиям общественного порядка, желание показать свою грубую силу, пьяную удаль, жестокость, поиздеваться над беззащитным, в вызывающей форме выразить протест против общественной дисциплины, бросить вызов общественной нравственности и другие низменные стремления.

Нередко у правоприменителей возникают сложности при отграничении убийства по хулиганскому мотиву от убийства в драке или ссоре. Под дракой принято понимать физическое столкновение людей, совершаемое по обоюдному волеизъявлению, выраженному словесно или в молчаливой форме, для решения возникшего конфликта. Физическое столкновение охватывается понятием "драка" и в том случае, когда оно начато по инициативе одной из сторон при условии, что другая приняла вызов, вступила в нее для сведения личных счетов.

А. Коробеев справедливо отмечает, что целью драки является нанесение побоев, а не причинение смерти обидчику (подобную цель могут преследовать дуэль или поединок). Поэтому, если драка перерастает в убийство, правильнее будет именовать такое преступление "убийством на почве драки". Хотя действия дерущихся нередко выглядят безмотивными, на самом деле среди движущих факторов такого поведения чаще всего выделяются гнев, ненависть, трусость, зависть, злоба, отчаяние.

Наличие драки или ссоры само по себе еще не говорит о наличии хулиганского мотива в действиях лица, совершившего убийство. Определяющим фактором для решения вопроса о квалификации действий преступника должна выступать их мотивация. Нередко мотивом убийства в ссоре или драке служит хулиганский мотив, а сама ссора рассматривается виновным лишь как повод для начала насильственных действий и причинения в конечном итоге смерти потерпевшему. Так, действия К., который пристал к Н., спровоцировал драку, несмотря на просьбы потерпевшего прекратить свои действия, начал наносить ему удары ножом и умышленно причинил ему смерть, были правильно квалифицированы по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Однако в основном убийства и причинение телесных повреждений в драке происходят для разрешения межличностных конфликтов, возникших на почве личностных неприязненных отношений. Пленум Верховного Суда РФ в этой связи указывает, что для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке следует выяснить, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

Правильное решение рассмотренных вопросов позволит оптимизировать правоприменительную практику в изучаемой области.

§ 2. Иные проблемы классификации хулиганства.

Нужно отметить также проявляющееся в законодательстве стремление изменить само понимание хулиганства как деяния, совер­шаемого из хулиганских побуждений. Так, в Федеральном законе от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (в ред. Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 148-ФЗ) устанавливает­ся, что экстремистская деятельность может, в частности, выражаться в деятельности об­щественных и религиозных объединений либо иных организаций, либо редакций средств массовой информации, либо физи­ческих лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направ­ленных на осуществление хулиганских дей­ствий по мотивам идеологической, полити­ческой, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, а равно по мо­тивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Это нашло отражение и в ст. 282-1 УК, предусматрива­ющей ответственность за создание экстре­мистского сообщества, т. е. организованной группы лиц для подготовки или совершения по вышеназванным мотивам некоторых преступлений. Среди этих преступлений названо и хулиганство (ч. 1 и 2 ст. 213 УК).

Думаю, что здесь допущена серьезная ошибка. Хулиганство не может совершаться по мотивам идеологической, полити­ческой, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, а равно по мо­тивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Деяние, совершаемые по таким мотивам, - это уже преступления против общественного порядка, а против конституционного строя и безопасности государства. Одно только возбуждения ненависти и вражды, унижения достоинства человека либо группы лиц по названным мотивам – это уже согласно ст. 282 УК преступление против основ конституционного строя и безопасности государства. Поэтому грубое нарушение общественного порядка с применением при этом оружия или других предметов, используемых в качестве оружия, по мотивам идеологической, полити­ческой, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, а равно по мо­тивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы не может рассматриваться как хулиганство. Не случайно в научный оборот криминологов и криминалистов применительно к подобным деяниям вошло определение их как «преступлений ненависти», а не хулиганство.


Заключение.

В данной работе была исследована такая важная тема как хулиганство. Хулиганство относится к одному из наиболее распространенных преступлений против общественного порядка.

Определения хулиганства и санкции за него неоднократно претерпевали изменения.

В 1956 г. была введена административная ответственность за мелкое хулиганство, тем самым была решена проблема загруженности колоний, так как 25% преступлений квалифицировалось по статье "Хулиганство".

По данным ГИЦ МВД РФ, в 2003 г. в Российской Федерации было зарегистрировано 135183 случая совершения хулиганства, из них около 57% - совершение преступления лицами, не достигшими совершеннолетия.

За четыре месяца 2004 г. на территории города Москвы зарегистрирован 51 факт хулиганства, что на 52% меньше, чем в соответствующем периоде прошлого года. Из общего количества совершенных хулиганств семь преступлений совершено на улицах и в общественных местах, что на 71% меньше, чем в аналогичном периоде 2003 г. Основное количество хулиганств зафиксировано в развлекательных заведениях и на улицах, где расположены кафе, бары и рестораны.

Такие значительные изменения в статистике зарегистрированных преступлений связаны с изменениями в Уголовном кодексе Российской Федерации, которые были введены 8 декабря 2003 г. Федеральным законом N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", в частности, обязательным признаком объективной стороны стало совершение деяния с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.


Список используемой литературы

1. Конституция РФ. – М., 1993 // Российская газета. 25.12.1993. N 237;

2. Уголовный кодекс РФ. – М., 1996 // "Российская газета". 18.06.1996. N 113;

3. Уголовный кодекс Азербайджанской Республики / Под ред. И.М. Рагимова. СПб., 2001. Принят 30.12.1999, вступил в силу 01.09.2000.

4. Уголовный кодекс Грузии / Под ред. З.К. Бигвава. СПб., 2002. Принят 12.07.1999, вступил в силу 01.07.2000.

5. Уголовный кодекс Республики Узбекистан / Под ред. Р.М. Асланова. СПб., 2001. Принят 22.09.1994, вступил в силу 01.04.1995.

6. Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. «Об оружии».

7. Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1991 г. «О судебной практике по делам о хулиганстве».

9. Иногамовой – Хегай Л.В. Уголовное право РФ. Особенная часть: учебник для вузов. – М.: ИНФРА-М, 2008. – 800 с.

10. Галахова А.В. Уголовный закон в практике районного суда: научно-практическое пособие. – М.: Норма, 2007. – 1024 с.

11. Ланге Н. Исследование об уголовном праве Русской правды. Санкт-Петербург. – 250 с.

12. Лейкин Н.С. Уголовно-правовая борьба с хулиганством: Учебник. – М.: 1947. – 325 с.

13. Лебедев В.М. Научно-практическое пособие по применению УК РФ. – М.: Норма, 2005. – 928 с.

14. Лучинский Н. Ф. Меры борьбы с праздношатайством и хулиганством / Тюремный вестник. 1915 №3.

15. Таганцев Н.С. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. – 1999. – 497 с.

16. Скуратов Ю.И, Лебедев В.М. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. – 2001.

17. Научно – практический журнал «Уголовное право» статья профессора Санкт-Петербургского государственного университета, доктора юридических наук, профессора, Волженкина Б.Н. – Хулиганство. - №5/ 2007.


[1] Ланге Н. Исследования об уголовном праве Русской Правды. СПб. С. 112.

[2] Соборное уложение. 2-е изд. академия наук. С. 4

[3] Свод законов Российской империи. С. 147.

[4] Таганцев Н.С. Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. 1999. С. 170 – 171.

[5] Лейкина Н.С. Уголовно-правовая борьба с хулиганством, 1947. С. 39.

[6] Уголовное уложение. СПб., 1903. С. 83.

[7] Лучинский Н.Ф. Меры борьбы с праздношатайством и хулиганством // Тюремный вестник. 1915. N 3. С. 566 - 577.

[8] Уголовный кодекс 1922 г. СПб., 1923. С. 66.

[9] Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917 - 1952 гг. М., 1953. С. 45.

[10] Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. М.: НКЮ РСФСР, 1926. С. 45.

[11] Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917 - 1952 гг. М., 1953. С. 384.

[12] Ведомости Верховного Совета СССР. 1940. N 29. С. 67.

[13] Хронологическое собрание законов, указов Президиума Верховного Совета и постановлений Правительства РСФСР. Т. V. 1959. С. 674.

[14] Саркисов Г.С. Предупреждение нарушений общественного порядка. Ереван, 1972. С. 118.

[15] Сборник законов СССР 1938 - 1967 гг. Т. 2. М., 1968. С. 481 – 483.

[16] Бюллетень Верховного Суда СССР. N 5. 1981. С. 43.

[17] Уголовный кодекс Азербайджанской Республики / Под ред. И.М. Рагимова. СПб., 2001. Принят 30.12.1999, вступил в силу 01.09.2000.

[18] Уголовный кодекс Грузии / Под ред. З.К. Бигвава. СПб., 2002. Принят 12.07.1999, вступил в силу 01.07.2000.

[19] Уголовный кодекс Китайской Народной Республики / Под ред. А.И. Коробеева. СПб., 2001. Принят 14.03.1997, вступил в силу 01.10.1997.

[20] Уголовный кодекс Республики Узбекистан / Под ред. Р.М. Асланова. СПб., 2001. Принят 22.09.1994, вступил в силу 01.04.1995.

[21] СЗ РФ. 1996. №51. ст. 5681.

[22] БВС РФ. 1999. №1. С. 16-17.

[23] БВС РФ. 2003. № 6. С. 15-16; № 5. С. 11-12; 2001. № 10. С. 17-18.

[24] БВС РФ. 2005. № 9. С. 29.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий