регистрация / вход

Уголовное уложение 1903 года.Общая характеристика

ПЛАН. Введение ...3 1. Создание уголовного уложения 1903 г …..….4-7 2.Общие положения …..…..8-13

ПЛАН.

Введение……………………………………………………………………...3 1. Создание уголовного уложения 1903 г……………………………..….4-7

2.Общие положения…………………………………………………..…..8-13

3.Судебный процесс по уголовному уложению 1903 года…………...14-18

4.Преступление и наказание по уголовному уложению……………...19-21

5.Новация уложения 1903г……………………………………………...22-23

Заключение……………………………………………………………....24-26

Библиографический список…………………………………………………27


Введение.

Во времена, когда еще не было, уголовного Уложения 1903 года в России основой системы уголовного права являлось Уложение о наказаниях уголовных и исправительных.

Однако, целый ряд существенных недостатков старого Уложения, продиктовали необходимость разработки, нового свода уголовно-правовых норм.

К таким недостаткам относятся, например, противоречия, формализация, неполноту, неопределенность санкций и отсутствие четкой иерархии наказаний.

Принципиальные противоречия в законодательстве, чрезмерное обилие статей в нормативных актах — все это негативно отражалось на судебной практике.

Уложение 1903 года , принималось в течение весьма длительного периода времени. В окончательном виде проект нового Уложения был разработан в 1895 году. В Государственный совет, данный проект был направлен лишь в 1897 году.

Для доработки проекта было создано Особое совещание. Целью которого, являлось дополнение и исправление проекта.

В окончательной редакции, в конце 1903 года проект был подписан императором. При этом вступление в законную силу Уложения было отложено. В действие вводились лишь отдельные главы и статьи, которые содержали новые составы «политических» преступлений.

В новом Уложении, говорилось о равенстве субъектов права перед законом и судом, независимо от их сословной принадлежности. Преступление определялось как «деяние, воспрещенное во время его учинения законом под страхом наказания ». Таким образом, закреплялся один из основополагающих принципов законности: «нет преступления, нет наказания без указания о том в законе». Уложение исключило применение аналогии в уголовном праве (которая применялась в Уложении 1845 г.).

1. Создание уголовного уложения 1903 г.

До принятия уголовного Уложения 1903 года система уголовного права пореформенного периода строилась на основе Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, новые редакции которого появились в 1857, 1866, 1885 годах. Разработка нового уголовного Уложения была стимулирована рядом существенных недостатков, содержавшихся в прежнем. К ним И.С. Таганцев относил противоречия, формализацию, неполноту, неопределенность санкций и отсутствия четкой иерархии наказаний.

Новое уголовное Уложение принималось довольно долго. Разработка его проекта была закончена уже в 1895 году. До 1897 году проект обсуждался в министерстве юстиции, а в 1898 году он был направлен в Государственный совет. Здесь было создано Особое совещание, которое дополнило и исправило проект, и в конце 1901 года он поступил на рассмотрение Особого присутствия департамента Государственного совета. В конце 1903 года проект был подписан императором. Вступление в силу Уложения было отложено, но в действие постепенно вводились главы и статьи, содержащие новые составы политических преступлений. Законом 1904 года были введены в действие статьи о бунте против верхней власти, о государственной измене, о смуте. В целом же уголовное Уложение состояло из 37 глав и 687 статей. Число составов преступлений было сокращено с 2 тысяч до 615.

В 1903 г. император утвердил новое Уголовное уложение, которое должно было заменить Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в редакции 1885 г., а также Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г. Замена этих актов новым Уложением была крайне важной. Во-первых, действовавшие акты были очень объемны, а, во-вторых (и это главное) оба эти акта основывались на прямо противоположных принципах. Уложение 1845 г. базировалось на сословном подходе к уголовным наказаниям, типичном для феодального общества, а Устав 1864 г. провозглашал бессословность судов. Принципиальные противоречия в законодательстве, чрезмерное обилие статей в нормативных актах — все это негативно отражалось на судебной практике[1] .

На основе материалов кодификаций, проведенных в дореформенный период, были изданы второе и третье Полное собрание законов. В него вошла значительная часть нового пореформенного законодательства. Такие же новеллы включались в Свод законов.

Десятый том Свода пополнился Судебными уставами, Положением о земских начальниках, Временными правилами о волостном суде и другими актами и нормами. В ограниченном виде применялись нормы обычного права: в крестьянских волостных судах, в некоторых областях торгово-промышленной деятельности. Применение обычая в случаях неурегулированности правом стало правилом, однако оно не должно было противоречить существующему законодательству.

Наиболее важные законодательные акты не могли вступить в силу без санкции императора. Тем не менее законодательная деятельность резко активизировалась. С 1863 г. издается периодическое Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое под контролем Сената. В него входили уставы акционерных обществ, кредитных общества, постановления министров и сенатская практика.

Толкование законов и решение юридических коллизий находилось в ведении Сената. Разъяснения Сената явились обязательными для юридической практики. Отдельные постановления Сената, утвержденные императором, приобретали статус законов. Правовое регулирование экономики осуществлялось целым набором правовых норм из различных отраслей права. В пореформенный период в России происходил быстрый рост различных организационно-правовых форм экономической деятельности. Предприниматели группировались в различного рода общества: в 1866 г. было создано Русское техническое общество, в 1867 г. - Общество для содействия развитию русской промышленности. В 1870 г. в Петербурге состоялся торгово-промышленный съезд с участием представителей правительства четкой иерархии наказаний.

В 1865 г. делается попытка сочетать Уложение о наказаниях уголовных и исправительных с Уставом о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

В редакции 1885 г. Уложение включает в себя более широкий круг актов: законы об оскорблении государя (1882 г.), о взрывчатых веществах (1882 г.), об отмене работных домов (1884 г.), об изменении паспортного устава (1885 г.), о рабочих и сельскохозяйственных работниках (1886 г.).
Однако противоречия, различие организующих принципов и боязнь теоретических обобщений сохранились в этой редакции. Кроме того, в нее проникает «принцип аналогии», дающий право суду дополнять закон в случаях пробелов в праве. В течение двадцати лет разрабатывалось новое уголовное Уложение (подготовленное лишь к 1903 г.), а источниками действующего права с тот же период были: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (ред. 1885 г.), Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1864 г.). Военно-уголовный кодекс (1875 г.), Военно-морской устав (1886 г.).

Вплоть до 1903 г. применялись церковные наказания (покаяние, заточение в монастырь), оказавшие влияние на полицейский устав. Субъектом преступления до 1903 г. могли быть юридические лица: например, крестьянская община.[2]

Уложение 1903 г. как известно, было последним кодифицированным уголовно-правовым актом Российской империи. Работа над ним длилась более двадцати лет. 30 апреля 1881 г., повелением императора Александра II был образован Комитет для составления проекта нового Уголовного уложения. В его составе была образована редакционная комиссия, которая к маю 1895г. разработала окончательный проект Уголовного уложения и 8 томов объяснительной записки к нему. В течение 1898-1902гг. проект рассматривался в Государственном совете. 22 марта 1903г. Николай II утвердил Уголовное уложение. В подписанном им указе говорилось, что срок вступления Уложения в действие будет определен впоследствии особым распоряжением. Однако в целом Уложение так и не было введено в действие – в 1904–1906, 1909, 1911гг. вступили в силу лишь отдельные его разделы (общая часть, некоторые главы из Особенной части о преступлениях против веры, верховной власти, о государственной измене, о должностных преступлениях). Уголовное уложение 1903г. в окончательной редакции состояло из 37 глав, включавших в себя 687 статей. Разработка нового уголовного уложения была стимулирована наличием ряда существенных недостатков, содержавшихся в Своде законов. К ним И.С. Таганцев относил: противоречия, формализацию, неполноту, неопределенность санкций и отсутствие[3] .

2. Общие положения.

До принятия уголовного Уложения 1903 года система уголовного права пореформенного периода строилась на основе Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, новые редакции которого появились в 1857, 1866, 1885 годах. Разработка нового уголовного Уложения была стимулирована рядом существенных недостатков, содержавшихся в прежнем. К ним И.С. Таганцев относил противоречия, формализацию, неполноту, неопределенность санкций и отсутствия четкой иерархии наказаний.

Новое уголовное Уложение принималось довольно долго. Разработка его проекта была закончена уже в 1895 году. До 1897 году проект обсуждался в министерстве юстиции, а в 1998 года он был направлен в Государственный совет. Здесь было создано Особое совещание, которое дополнило и исправило проект, и в конце 1901 года он поступил на рассмотрение Особого присутствия департамента Государственного совета. В конце 1903 года проект был подписан императором. Вступление в силу Уложения было отложено, но в действие постепенно вводились главы и статьи, содержащие новые составы политических преступлений. Законом 1904 года были введены в действие статьи о бунте против верхней власти, о государственной измене, о смуте. В целом же уголовное Уложение состояло из 37 глав и 687 статей. Число составов преступлений было сокращено с 2 тысяч до 615.

В новом Уложении были четко разграничены Общая и Особенная части. В Общей части давались такие понятия, как преступление, умысел, неосторожность, приготовление, покушение, соучастие. Содержала она следующие главы:

1)о преступлениях и преступниках вообще;

2)о наказаниях;

3)об определении наказания по преступлениям;

4)о смягчении и отмене наказания;

5)о пространстве действий постановлений настоящего Уложения;

В Уложении давалось следующее определение преступления: «деяние, воспрещенное законом во время его учинения, под страхом его наказания». Принцип, присутствовавший в прежнем Уложении и позволявший суду заполнять закон в случаях пробелов в праве, отвергался: «нет преступления, нет наказания без указания на то в законе». Как и прежде, преступления делились на тяжкие преступления, преступления, проступки.

Субъектом преступления было физическое вменяемое лицо достигшее десятилетнего возраста (ранее субъектом преступления могло быть лицо достигшее семилетнего возраста, а также юридические лица – крестьянские общины). Законодатель предусматривал ситуацию «уменьшенной» вменяемости, относящейся к лицам в возрасте от 10 до 17 лет.[4]

В отличии от старого, новое Уложение не делило умысел на заранее обдуманный и внезапно возникший. Неосторожность подразделялась на преступную небрежность (преступник не предвидел последствий, хотя мог и должен был их предвидеть) и преступную самонадеянность (предвидел наступление последствий, но легкомысленно предполагал их предотвратить). Приготовление к преступлению (приобретение или приспособление средств для приведения в исполнение преступного умысла) наказывалась лишь в случаях, указанных законом. Добровольный отказ от преступления исключал наказание. Покушение на преступление (действие, которым начинается исполнение преступного умысла, но не доведенное до конца по обстоятельствам, не зависящим от вашего виновного) наказывалось в случаях, предусмотренных законом (при покушении на тяжкое преступление – во всех случаях).

Давалось здесь и понятие соучастников: «лиц, действующие заведомо сообща или согласившиеся на совершение деяния, учиненного несколькими лицами». Кроме того, закон давал определение исполнителя, подстрекателя и пособника.

При совершении проступка наказывался только исполнитель, участие в сообществе и шайке наказывалось особо.

Превышением пределов необходимой обороны признавались чрезмерность или несвоевременность защиты.

Впервые в уголовном Уложении 1903 года давалось определение пространства действия закона. Он распространялся на всю территорию России, одинаково на всех лиц, на ней прибывающих.

По упрощенной системе наказания они делились на главные, дополнительные, заменяющие. В Уложении предусматривались восемь родов главных наказаний и восемь дополнительных. Сословная принадлежность преступника и жертвы учитывалась судом при определении наказания (предложение отменить сословный критерий было отвергнуто Государственным Советом). Смертная казнь совершалась через повешенье, публично и не применялась к лицам моложе 17 лет и старше 70 летнего возраста. Приговоренные к смертной казни лишались всех прав состояния и иных прав. Каторга назначалась бессрочно или на срок от 4 до 15 лет (ранее до 20 лет); ссылка назначалась без срока, но с правом досрочного освобождения за хорошее поведение (ранее – на различные сроки в зависимости от удаленности от центра). Заключение в крепость назначалась на срок до 6 лет, в тюрьму – до 2 лет, арест – на срок до 6 месяцев, помещение в исправительный дом – до 8 лет.[5]

Особенная часть Уложения состояла из 36 глав, большинство которых включали нормы, предусматривающие ответственность за религиозные, государственные, должностные преступления.

Как говорилось ранее, до принятия уголовного Уложения 1903 года система уголовного права пореформенного периода строилась на основе Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, новые редакции которого появились в 1857, 1866, 1885 годах. Разработка нового уголовного Уложения была стимулирована рядом существенных недостатков, содержавшихся в прежнем. К ним И.С. Таганцев относил противоречия, формализацию, неполноту, неопределенность санкций и отсутствия четкой иерархии наказаний.

Новое уголовное Уложение принималось довольно долго. Разработка его проекта была закончена уже в 1895 году.[6] До 1897 года проект обсуждался в министерстве юстиции, а в 1898 году он был направлен в Государственный совет. Здесь было создано Особое совещание, которое дополнило и исправило проект, и в конце 1901 года он поступил на рассмотрение Особого присутствия департамента Государственного совета. В конце 1903 года проект был подписан императором. Вступление в силу Уложения было отложено, но в действие постепенно вводились главы и статьи, содержащие новые составы политических преступлений. Законом 1904 года были введены в действие статьи о бунте против верхней власти, о государственной измене, о смуте. В целом же уголовное Уложение состояло из 37 глав и 687 статей. Число составов преступлений было сокращено с 2 тысяч до 615.

Выше мы можем увидеть, что в новом Уложении были четко разграничены Общая и Особенная части. В Общей части давались такие понятия, как преступление, умысел, неосторожность, приготовление, покушение, соучастие. Содержала она следующие главы:

1)о преступлениях и преступниках вообще;

2)о наказаниях;

3)об определении наказания по преступлениям;

4)о смягчении и отмене наказания;

5)о пространстве действий постановлений настоящего Уложения;

В Уложении давалось следующее определение преступления: «деяние, воспрещенное законом во время его учинения, под страхом его наказания». Принцип, присутствовавший в прежнем Уложении и позволявший суду заполнять закон в случаях пробелов в праве, отвергался: «нет преступления, нет наказания без указания на то в законе». Как и прежде, преступления делились на тяжкие преступления, преступления, проступки.

Субъектом преступления было физическое вменяемое лицо достигшее десятилетнего возраста. Законодатель предусматривал ситуацию «уменьшенной» вменяемости, относящейся к лицам в возрасте от 10 до 17 лет.[7]

К тому же в Уложении давалось определение преступного деяния как “воспрещенного во время его учинения законом под страхом наказания”. Применение аналогии закона не допускалось, что следует признать положительной чертой рассматриваемого документа. Все преступные деяния с учетом предусмотренного за них наказания делились на три категории: тяжкие преступления (только умышленные деяния), преступления и проступки. Уложение впервые в истории российского уголовного права включило норму о возрастной невменяемости. К обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность, Уложение 1903 г. относило исполнение закона и приказа, необходимую оборону, крайнюю необходимость, «негодное» покушение. Регламентируя ответственность за неоконченное преступление, Уложение признавало наказуемым только покушение на совершение тяжкого преступления. При этом наказание за покушение подлежало обязательному смягчению по сравнению с оконченным деянием. К достоинствам Уложения следует отнести и то, что смертная казнь не могла применяться к лицам, не достигшим 21 года. Если же осужденный достиг 70 лет, смертная казнь заменялась ему ссылкой на поселение. В целом, система наказаний в Уложении 1903 г. была упорядочена и включала следующие основные виды: смертную казнь, каторгу, ссылку на поселение, заключение в исправительный дом, заключение в крепость, заключение в тюрьму, арест, денежную пеню.[8]

3. Судебный процесс по уголовному Уложению 1903 года.

Судебный процесс по уголовному уложению 1903 года , в пореформенный период включал новые принципы и институты, которые были выработаны в ходе судебной реформы 1864 г.: бессословность суда, процессуальное равенство сторон, обеспечение защиты и участие присяжных заседателей, свободная оценка доказательств, принятие презумпции невиновности (нет виновного, пока в суде не будет доказана виновность), отделение судебного процесса от административного вмешательства.

В дореформенном суде существовало многообразие процессуальных форм. В уголовном процессе существовала следственная форма, в гражданском — распорядительное и полицейское разбирательство при наличии общей состязательной формы. Имели место примирительное и принудительное разбирательства.

Следственными органами были земские суды и управы благочиния, надзорными — прокуроры, стряпчие, губернские правления. Обвинительное заключение составлялось канцелярией суда.[9]

Действовала система формальных доказательств: при наличии совершенных доказательств производилось обвинение, при несовершенных — оставление в подозрении. Для пересмотра судебных решений устанавливались ревизионный и апелляционный порядки.

Реформа отменила многие из этих установлений. Вместе с тем в судебном процессе и позже сохранялись существенные черты старого судопроизводства, особенно это касалось местных судов.

В мировом суде рассмотрение дел осуществлялось в упрощенном порядке без разделения на стадии, и в нем соединялись следователь, обвинитель и судья. Здесь допускалось примирение сторон, чему должен был способствовать сам судья.

В качестве доказательств в мировом суде служили :

- показания истцов, ответчиков, потерпевших, свидетелей;

- письменные доказательства;

- присяга;

- показания окольных людей (соседей, знакомых, односельчан).

В волостных судах еще более ярко проявился сословный, специальный порядок судопроизводства: кандидатов в волостной суд отбирал земский начальник (с 1889 г.), волостные судьи в своей деятельности должны были подчиняться правилам, установленным для волостных старшин (т.е. администрации), земские начальники могли ревизовать и наказывать волостных судей. Еще в 1866 г. был установлен порядок обжалования решений волостных судей на съезде мировых посредников, а с 1874 г. — на присутствии по крестьянским делам.

В общих судах уголовный процесс делился на стадии:

1) дознание,

2) предварительное следствие,

3) подготовительные к суду действия,

4) судебное следствие,

5) вынесение приговора,

6) исполнение приговора,

7) пересмотр приговора.

Поводами к началу уголовного дела служили :

- жалобы частных лиц;

- сообщения полиции, учреждений и должностных лиц;

- явка с повинной;

- усмотрение следователя или прокурора.

Предварительное следствие осуществляли следователи под надзором прокуроров или членов судебных палат, дознание по полицейским делам вели жандармы.

На этой стадии участие защиты не допускалось. Следственные материалы после предъявления их обвиняемому направлялись прокурору. Тот составлял обвинительный акт и направлял его в судебную палату. Палата выносила определение о предании суду. Затем дело переходило на рассмотрение окружного суда с присяжными (дело без присяжных сразу направлялось прокурором в окружной суд).

В судебном заседании присутствовали три члена суда, секретарь суда (в суде присяжных — двенадцать постоянных и двое запасных заседателей). Допускался отвод судей. Права судей и заседателей объявлялись равными.

Судебное следствие начиналось с оглашения обвинительного заключения, затем производился допрос обвиняемого, свидетелей, проверка иных доказательств.

Завершалось судебное следствие заключительными прениями — речами прокурора (или частного обвинителя) и защитника или объяснениями подсудимого. До вынесения вердикта прокурор не мог касаться вопроса о мере наказания.

Вердикт присяжных о виновности или невиновности подсудимого предшествовал вынесению приговора. Председатель суда вручал старшине присяжных опросный лист и давал наставление. Присяжные принимали решение большинством голосов. При вынесении вердикта присяжные не имели права пользоваться материалами дела в совещательной комнате. После вынесения вердикта (обвинительного) прокурор давал заключение о мере наказания. Защитник выдвигал возражения, затем последнее слово предоставлялось подсудимому.

Затем коронный суд в совещательной комнате определял меру наказания. Если суд признавал, что присяжными осужден невиновный, дело передавалось на слушание нового состава присяжных (их решение было окончательным).

Приговоры окружных судов с присяжными заседателями и приговоры судебных палат считались окончательными. Они могли быть обжалованы или опротестованы (прокурором) в кассационном порядке в Сенат. Приговоры Сената и Верховного уголовного суда (с 1872 г. — Особого присутствия Сената) могли отменяться только в порядке помилования императором.

Приговоры окружных судов без участия присяжных считались неокончательными и могли быть обжалованы в апелляционном порядке в судебную палату. Вступившие в законную силу приговоры исполнялись полицией.

Существовали изъятия из общего порядка рассмотрения дел: по должностным преступлениям предварительное следствие и предание суду производились должностными лицами того ведомства, к которому принадлежал обвиняемый, а не судебными следователями.

Низшие чиновники судебного ведомства предавались суду по постановлению судебной палаты, остальные — по постановлению департамента Сената, прокуроры — по предложению министра юстиции. Дела чиновников разных классов рассматривали соответственно окружные суды, палаты и Сенат, должностные преступления членов Государственного совета, министров и главноуправляющих — Верховный уголовный суд.

В гражданском процессе принципы устности, публичности и состязательности проявились особенно широко. Гражданские дела начинались с подачи искового заявления, на которое ответчик мог дать свои возражения. Стороны привлекали адвокатов и законных представителей, допускалось примирение сторон. Выдвинутые обстоятельства доказывала заинтересованная сторона.

По окончании слушания суд оглашал резолюцию по делу, а окончательное решение сообщалось в течение двух недель. Решение могло быть обжаловано в судебную палату в течение четырех месяцев.

Дальнейшее развитие гражданского судопроизводства было связано с возложением на него некоторых фискальных функций: в 1882 г. Суды рассматривали дела о пошлинах с безвозмездно приобретенного имущества, в 1889 г. — дела о пошлинах с наследства.

В 1866 г. в сферу гражданского судопроизводства были включены дела об акционерных компаниях, в 1867 г. — об ипотеке, в 1868 г. — дела о межевых спорах и несостоятельности.

В 1881 г. из гражданского судопроизводства были изъяты дела об убытках, причиненных высшими должностными лицами.[10]

4. Преступление и наказание по уголовному уложению.

Выше уже говорилось, что в 1903 г. император утвердил новое Уголовное уложение , которое должно было заменить Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в редакции 1885 г., а также Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г. Замена этих актов новым Уложением была крайне важной. Во-первых, действовавшие акты были очень объемны, а, во-вторых (и это главное) оба эти акта основывались на прямо противоположных принципах. Уложение 1845 г. базировалось на сословном подходе к уголовным наказаниям, типичном для феодального общества, а Устав 1864 г. провозглашал бессословность судов. Принципиальные противоречия в законодательстве, чрезмерное обилие статей в нормативных актах — все это негативно отражалось на судебной практике.

В новом Уложении, бессословном по своему характеру, говорилось о равенстве субъектов права перед законом и судом, независимо от их сословной принадлежности. Преступление определялось как “деяние, воспрещенное во время его учинения законом под страхом наказания”. Таким образом закреплялся один из основополагающих принципов законности: “нет преступления, нет наказания без указания о том в законе”. Уложение исключило применение аналогии в уголовном праве (которая применялась в Уложении 1845 г.). Был повышен до 10 лет возраст, с которого возникала уголовная ответственность, хотя Уложение говорит об уменьшенной вменяемости в возрасте с 10 до 17 лет, а в возрасте с 17 лет до 21 года - об уменьшении наказания. Более четко разработаны понятия вины, умысла, обстоятельств, отягчающих и смягчающих вину. Составителям Уложения удалось преодолеть сугубо казуальный характер изложения правового материала, характерный для прежнего Уложения 1845 г., что позволило существенно сократить число статей (до 654 против 1700 в Уложении 1845 г. в редакции 1885 г.).

Упрощена была и система наказаний: исключены телесные наказания, в том числе розги для бродяг, плети для ссыльных, розги по приговорам военных судов и волостных судов для крестьян. О наказании розгами (до 100 ударов) говорилось лишь в Уставе о ссыльных и Уставе о содержании под стражей применительно к ссыльно-каторжным и ссыльно-поселенцам. Смертная казнь сохранилась, но только за посягательство на жизнь царя, членов императорской фамилии, государственную измену. Наказания подразделялись на основные, заменяющие и дополнительные. Так, смертная казнь могла заменяться бессрочной каторгой, а последняя— срочной каторгой (т.е. на определенный срок). В качестве дополнительного наказания могло применяться лишение особенных прав, т.е. лишение дворянства, офицерского звания или классного чина по гражданской службе, служебных прав и т.д. Применялось и денежное взыскание, хотя конфискацию имущества как направленную фактически против семьи осужденного Уложение отвергло. Но в Уложении 1903 г. сохранились различные наказания в зависимости от сословной принадлежности наказуемого, также как и неопределенность наказания, что не устраняло возможности судебного произвола в определении меры наказания.

Что касается Особенной части Уложения и конкретных составов преступления, то наиболее детально были разработаны главы «О нарушении ограждающих веру постановлений», «О бунте против верховной власти и преступлениях против священной особы Императора и Членов Императорского Дома», «О неповиновении власти», «О службе». По-прежнему православная вера являлась государственной религией: совращения в другую религию, религиозные «умствования» и тем более атеизм рассматривались как диссидентство, посягательство на государственную идеологию и подрыв основ государственности.

Характерно, что посягательство на особу императора и членов его семьи рассматривались как более тяжкие преступления, чем государственная измена и шпионаж. Суровые наказания полагались нетолько за составление и распространение, но и за хранение письменных или печатных сочинений или изображений «с целью возбудить неуважение» к особе императора или членам его семьи, а также содержащих порицание установленного образа правления или его критику.

Характерно, что наказывалось даже недоносительство по всем видам государственных преступлений. Практически почти любое критическое замечание по адресу власти можно было подвести под уголовно-наказуемое деяние. Суровые наказания ждали и тех, кто участвовал «в публичном скопище», собравшемся, чтобы «выразить неуважение к верховной власти или порицание установленного законами Основного образа правления». Под понятие «скопища» подпадали демонстрации, митинги, забастовки (хотя о запрещении забастовок говорилось в ряде статей Уложения, специально посвященных этому вопросу).[11]

5. Новации уложения 1903 г.

Наказание теперь определялось на основании закона, т.е. имелся исчерпывающий список наказаний.

Основой уголовной ответственности является вина, до этого суды могли оставить обвиняемого в подозрении. Нахождение в подозрении накладывало некоторые ограничения, например, запрещалось покидать местность, в которой проживает лицо.

Уголовное уложение содержало перечень всех обстоятельств, устраняющих уголовную ответственность. Виды преступлений остались прежними: государственные, религиозные, воинские и т.д. Достаточно широко трактовались государственные преступления, например, против жизни и здоровья императора.

Убийство делилось на простое, квалифицированное, привилегированное. Привилегированным убийством считалось убийство на дуэли, квалифицированным убийство новорожденного и т.п. В уголовной статистике основная часть преступлений - это кража.

Наказания:

Самым тяжким остается смертная казнь (теперь применяется через повешение). Уже начинается движение за гуманизацию наказаний, в общем, и отмену смертной казни, в частности.

Круг применения телесных наказаний сокращается, в 1903 г. они отменяется вообще, но уставы о ссыльных и о содержании под стражей допускают применение телесных наказаний. В целом система наказаний характерная для европейского права. Существуют имущественные наказания, но нет конфискации имущества.

Особым видом наказаний является лишение прав в 3-х видах: лишение сословных прав, состояния и др.

Применялась ссылка. С 1909 г. стали применять досрочное освобождение из тюрьмы, ссылки.

Уголовный процесс, по судебным уставам 1864 г., осуществлялся на принципах гласности, состязательности, с правом на защиту, действовала презумпция невиновности. Отменена система формальных доказательств, теперь окончательно, вместо них свободная оценка доказательств по внутреннему убеждению судей.

Уголовный процесс имеет некоторые отличия в мировом и окружных судах. В окружных судах рассматривают наиболее серьезные дела с участием присяжных. Внесудебные репрессии применялись с участием уголовного права с 1880-х гг. Такие репрессии были возможны в местности, где действовало чрезвычайное положение. А чрезвычайное положение могло вводиться министром внутренних дел. Срок репрессивной ссылки, в данном случае как административной меры наказания, равнялся 5-ти годам. Право административного ареста имели губернатор и генерал-губернатор.

Заключение.

В 1903 г. император утвердил новое Уголовное уложение , которое должно было заменить Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в редакции 1885 г., а также Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г. Замена этих актов новым Уложением была крайне важной. Во-первых, действовавшие акты были очень объемны, а, во-вторых (и это главное) оба эти акта основывались на прямо противоположных принципах. Уложение 1845 г. базировалось на сословном подходе к уголовным наказаниям, типичном для феодального общества, а Устав 1864 г. провозглашал бессословность судов. Принципиальные противоречия в законодательстве, чрезмерное обилие статей в нормативных актах — все это негативно отражалось на судебной практике.

В новом Уложении, бессословном по своему характеру, говорилось о равенстве субъектов права перед законом и судом, независимо от их сословной принадлежности. Преступление определялось как «деяние, воспрещенное во время его учинения законом под страхом наказания”. Таким образом, закреплялся один из основополагающих принципов законности, принцип аналогии отвергался: «нет преступления, нет наказания без указания на то законе - nulla crimen, nulla poena sine lege».

Уложение исключило применение аналогии в уголовном праве (которая применялась в Уложении 1845 г.). Был повышен до 10 лет возраст, с которого возникала уголовная ответственность, хотя Уложение говорит об уменьшенной вменяемости в возрасте с 10 до 17 лет, а в возрасте с 17 лет до 21 года - об уменьшении наказания. Более четко разработаны понятия вины, умысла, обстоятельств, отягчающих и смягчающих вину. Составителям Уложения удалось преодолеть сугубо казуальный характер изложения правового материала, характерный для прежнего Уложения 1845 г., что позволило существенно сократить число статей (до 654 против 1700 в Уложении 1845 г. в редакции 1885 г.).

Упрощена была и система наказаний: исключены телесные наказания, в том числе розги для бродяг, плети для ссыльных, розги по приговорам военных судов и волостных судов для крестьян. О наказании розгами (до 100 ударов) говорилось лишь в Уставе о ссыльных и Уставе о содержании под стражей применительно к ссыльно-каторжным и ссыльно-поселенцам. Смертная казнь сохранилась, но только за посягательство на жизнь царя, членов императорской фамилии, государственную измену. Наказания подразделялись на основные, заменяющие и дополнительные. Так, смертная казнь могла заменяться бессрочной каторгой, а последняя — срочной каторгой (т.е. на определенный срок). В качестве дополнительного наказания могло применяться лишение особенных прав, т.е. лишение дворянства, офицерского звания или классного чина по гражданской службе, служебных прав и т.д. Применялось и денежное взыскание, хотя конфискацию имущества как направленную фактически против семьи осужденного Уложение отвергло. Но в Уложении 1903 г. сохранились различные наказания в зависимости от сословной принадлежности наказуемого, также как и неопределенность наказания, что не устраняло возможности судебного произвола в определении меры наказания.

Что касается Особенной части Уложения и конкретных составов преступления, то наиболее детально были разработаны главы «О нарушении ограждающих веру постановлений», «О бунте против верховной власти и преступлениях против священной особы Императора и Членов Императорского Дома», «О неповиновении власти», «О службе». По-прежнему православная вера являлась государственной религией: совращения в другую религию, религиозные «умствования» и тем более атеизм рассматривались как диссидентство, посягательство на государственную идеологию и подрыв основ государственности.

Итак, в Уложении было:

- значительно сокращено количество статей (1087 против 2224 в Уложении 1845 г.);

- более четко определены понятия: преступления, оснований наступления уголовной ответственности, форм вины, видов соучастия, стадий совершения преступления;

- более четко определены признаки преступления;

- отражена большая соразмерность наказаний тяжести совершенного преступления;

- более четко определены санкции.

В целом, благодаря усиленной кодификационной работе русский нормативно-правовой пласт был достаточно подробно пересмотрен и систематизирован.

Библиографический список.

1.Балыбин В.А. К истории Уголовного уложения 1903 г.Серия «Экономика, философия, право». № 11. 1977.

2.Исаев И.А. История государства и права России. - М.: БЕК, -2001.

3.Калеандрова В.М., Яковлев Л.С. История государства и права России XVII – XX вв. Курс лекций. - М., - 1994.

4.История отечественного государства и права. - М.: Юрист, - 2000.

5.Калеандрова В.М., Яковлева Л.С. История полиции, политического сыска и контрразведки России в XVIII – начала XX вв. Лекция. - М. - 1985.

6. История государства и права России; Музыченко П. П. ; «Знание» - 2008

7. История государства и права России: Учебник. — 3-е изд.,

перераб. и доп. - М.: Юристъ, - 2004

8. Краткий курс по истории государства и права России:

учеб. пособие - М. : Окей-книга, - 2007.

9.Российское законодательство X-XX веков / под ред. О. В.

Чистякова, Т-8, - М.: - 1991.


[1] См. с. 174. Калеандрова В.М., Яковлев Л.С. История государства и права России XVII – XX вв. Курс лекций. М., 1994.

[2] См. с 12.Балыбин В.А. К истории Уголовного уложения 1903 г.Серия «Экономика, философия, право». № 11. 1977.

[3] См. с. 240 – 241. Исаев И.А. История государства и права России. М.: БЕК, 2001.

[4] См.с.136.История государства и права России; Музыченко П. П.; «Знание» - 2008

[5] См. История отечественного государства и права. М.: Юрист, 2000.

[6] См. с. 174. Калеандрова В.М., Яковлев Л.С. История государства и права России XVII – XX вв. Курс лекций. М., 1994.

[7] См. История государства и права России; Музыченко П. П. ; «Знание» - 2008

[8] См. История отечественного государства и права. М.: Юрист, 2000.

[9] См. Краткий курс по истории государства и права России: учеб. пособие - М. : Окей-книга, - 2007

[10] См. Российское законодательство X-XX веков / под ред. О. В. Чистякова, Т-8, - М.: - 1991.

[11] См. Калеандрова В.М., Яковлева Л.С. История полиции, политического сыска и контрразведки России в XVIII – начала XX вв. Лекция. - М. - 1985.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий