регистрация / вход

Эксперт и специалист в уголовном процессе

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ВОСТОЧНО-СИБИРСКИЙ ИНСИТУТ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ВОСТОЧНО-СИБИРСКИЙ ИНСИТУТ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Кафедра уголовного процесса

КУРСОВАЯ РАБОТА

на тему: «ЭКСПЕРТ И СПЕЦИАЛИСТ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ»

Выполнил:

курсант 3-го курса ФПС

учебной группы Ю-08-2

рядовой милиции

А.А. Тютькина

Проверил:

преподаватель кафедры

уголовного процесса, к.ю.н.,

старший лейтенант милиции

Е.С. Качурова

Иркутск 2011

План работы

Введение.

§ 1. Использование специальных познаний в уголовном судопроизводстве.

§ 2. Эксперт: его права и обязанности.

§ 3. Специалист. Процессуальные формы деятельности специалиста.

Заключение.

Список использованной литературы.

Введение

Конституция Российской Федерации[1] наделяет участников уголовного процесса широким спектром прав и свобод в сфере осуществления уголовного судопроизводства, а также предусматривает гарантии их реализации. Развитие российской правовой системы по пути демократизации ее институтов требует от законодателя совершенствования нормативной базы, регламентирующей статус участников уголовного процесса. Воплощение идеи правового государства предполагает создание надлежащих гарантий безопасности личности в сфере борьбы с преступностью, и в частности граждан, содействующихуголовному правосудию. Демократические преобразования в нашей стране, привели к такому приоритету, что в соответствии с Конституцией Российской Федерации личность охраняется законом, её права и свободы являются высшей ценностью в государстве.

Одной из наиболее значительных идей современности является обеспечение прав и свобод личности как естественного, неотъемлемого и соответствующего человеческой природе свойства каждого индивида.

Для законного и справедливого разрешения уголовного дела необходимо выяснить его обстоятельства: было ли совершено преступление, кто и как его совершил, т.е. раскрыть преступление и правильно установить все факты, значимые для принятия решения. При установлении данных фактов в уголовном судопроизводстве участвуют различные субъекты и лица, содействующие судопроизводству. Такими лицами, согласно уголовно- процессуальному законодательству, как правило, выступают эксперт и специалист. В настоящей работе делается попытка рассмотреть вопросы, касающиеся их статуса и особенностей участия по уголовному делу.

В качестве объекта исследования выступают особенности, обуславливающие участие эксперта и специалиста в уголовном процессе.

Предметом исследования являются проблемы законодательной регламентации и порядок участия в уголовном судопроизводстве таких субъектов как эксперт и специалист. Помимо этого, необходимо уделить внимание исследованию совокупности правоотношений, возникающих между должностными лицами и органами расследующими уголовные дела и вышеуказанными участниками уголовного судопроизводства.

Целью курсовой работы является исследование статуса указанных участников уголовного судопроизводства, а также особенностей их участия в уголовном процессе.

Исходя из намеченной цели, мы ставим перед собой следующие задачи:

1) изучить и обобщить имеющиеся теоретические материалы, относящиеся к использованию специальных познаний в уголовном судопроизводстве;

2) дать общую характеристику правам и обязанностям эксперта и специалиста в уголовном судопроизводстве;

3) дать определение понятию специалиста, изучить его процессуальные формы деятельности.

Разработки данной тематики вопроса встречаются в работах следующих авторов: Эйсмана А.А., Галкина В.М., Соколовского З.М., Нагорного Г.М., Циркаля В.В., Махова В.Н., Орлова Ю.К. и ряда других авторов.

Законодательной основой данной работы выступают – Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года, Уголовный кодекс Российской Федерации N 63-ФЗ от 13 июня 1996 года, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации N 174-ФЗ от 18 декабря 2001 года и другие нормативные правовые акты, регулирующие деятельность эксперта и специалиста в процессе уголовного судопроизводства.

§ 1. Использование специальных познаний в уголовном судопроизводстве.

Действующий Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации[2] (ст. 5) определяет уголовное судопроизводство как досудебное и судебное производство по уголовному делу. Это регулируемая процессуальным законодательством деятельность суда или судьи в ходе судебного разбирательства уголовных дел, а также деятельность органа дознания, лица, производящего дознание, следователя или прокурора при возбуждении уголовного дела, проведении дознания и предварительного следствия.

Эксперт и специалист являются участниками уголовного судопроизводства, то есть принимают участие в уголовном процессе, а заключение или показания эксперта, протоколы следственных и судебных действий, проведенных с участием эксперта или специалиста, рассматриваются как доказательства по уголовному делу (ст.ст. 5, 57, 58, 74 УПК РФ). Такое понимание роли и места специальных познаний сформировалось не сразу, а явилось результатом обобщения практики судопроизводства и развития законодательства на протяжении нескольких столетий истории России.

Привлечение врача (лекаря) к судебному процессу при необходимости определения причины смерти человека было законодательно закреплено Воинским артикулом Петра I. Свод Законов Российской империи (1832г.) впервые ввел понятие "сведущих лиц", как особых свидетелей, обладающих "особенными сведениями или опытностью в какой-либо науке, искусстве или ремесле". Сведущие лица должны были привлекаться к "исследованию происшествия и осмотру" и их показания, по сути, признавались самостоятельным источником доказательств. Понятия о "сведущих людях", о специальных познаниях и основания их участия в уголовном процессе были уточнены в Уставе Уголовного Судопроизводства (1864г.). Как и ранее действовавшие законы, Устав именовал всех специалистов, привлекавшихся для решения вопросов, возникающих у органов следствия и суда, "сведущими людьми". В качестве "сведущих людей" предписывалось приглашать лиц, "… продолжительными занятиями по какой-либо службе или части приобретших особенную опытность", обладающих "необходимыми специальными сведениями или опытностью в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-либо занятии". Предусматривалась ответственность сведущих людей за неявку без уважительных причин в виде денежного взыскания.

Уголовно-процессуальный кодекс Советской России (1922-1923гг.) установил роль заключения эксперта, как самостоятельного доказательства, однако при этом не делалось процессуальных отличий между разными формами привлечения специальных познаний в судопроизводстве. Разделение понятий "эксперт" и "специалист" произошло лишь с принятием УПК РСФСР (1961г.), которым, помимо производства экспертизы, предусматривалось участие специалистов в некоторых следственных действиях.

В последующие годы законодательство об использовании специальных познаний в судопроизводстве продолжало развиваться. Так, в 1966 году Указом Президиума Верховного Совета РСФСР в УПК были введены статьи 661, 1331, 2531, 2751, определившие обязанности, права, ответственность специалистов, их функции, порядок участия в следственных действиях, и ставшие базовыми юридическими нормами правового института специалистов в уголовном процессе.

В современном уголовном праве участие специалиста или эксперта в решении задач, стоящих перед следствием и судом при расследовании преступлений против личности, рассматривается не как исключительная казуистическая ситуация, а как общий, бесспорно, обязательный принцип судопроизводства. Без использования научных знаний и привлечения опыта представителей разных отраслей деятельности сегодня была бы невозможной и сама система правоприменения.

Однако, несмотря на широкое использование специальных знаний в раскрытии и расследовании уголовных дел, ни законодательство, действовавшее до 2001 года, ни иные нормативные правовые акты не давали определения таких понятий, как "специальный", "специальные знания", "специалист".

Современный философский энциклопедический словарь, издания 1997 года, определяет знания как проверенный практикой и отраженный в сознании человека результат познания действительности, и одновременно понимание и опыт, на основе которых можно выстроить определенные суждения и выводы. Наравне или вместо понятия "знания", часто используется близкий к нему по смыслу термин "познания", который этимологически в большей степени отражает творческий момент, то есть сам процесс получения и использования знаний.

Смысловое значение термина "специальный" (от лат. specialis) - особый, особенный, исключительно для чего-либо предназначенный.

Уголовное законодательство периода царской России и УПК РСФСР 1961г. (ст.78), конкретизируя эти понятия применительно к уголовному процессу, относили к специальным познания в определенной отрасли науки, техники, искусства или ремесла (промысла). Противоположный подход демонстрирует УПК РФ (2001г.), который вообще не определяет, какие знания следует относить к специальным. Законодатель счел излишним регламентировать этот узкий специальный вопрос и отнес его к предмету другого Федерального закона N73-ФЗ от 31.05.2001 г. "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" (ЗГСЭД). Статья 2 данного закона, как и действовавший ранее УПК РСФСР, определяя задачу государственной судебно-экспертной деятельности, ограничивает ее необходимостью разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства и ремесла.

В таком понимании термин "специальный" не означает "научный" или "практический", "технический" или "медицинский", "искусствоведческий" или какой-либо иной. С точки зрения общей концепции уголовно-процессуального законодательства он употребляется в своем изначальном смысловом значении - особый, особенный. Вместе с тем, нельзя не заметить, что эта "особенность" имеет, как было отмечено выше, ограниченную направленность: наука, техника, искусство, ремесло.

Следует сказать, что приведенный перечень отраслей специальных знаний, является практически исчерпывающим. Вместе с тем, в процессе раскрытия и расследования преступлений или судебного следствия могут потребоваться знания из других сфер человеческой деятельности, например, из области различных религиозных или философских мировоззренческих концепций или паранормальных явлений. Можно упомянуть многочисленные эксперименты по обнаружению пропавших без вести людей и предметов с помощью психометрии (так называемое "чтение по предмету"), примеры участия в раскрытии преступлений людей, обладающих способностью экстрасенсорного восприятия. Обычно они привлекаются вне уголовного процесса, при производстве оперативно-розыскных мероприятий, на гласной или негласной основе и с их согласия, то есть не как специалисты, а в качестве лиц, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для раскрытия преступления, хотя их функции отчасти совпадают с теми задачами, которые решает специалист - содействие следователю в обнаружении доказательств.

В юридической литературе "специальными" принято обозначать знания, умения и навыки, которыми владеет более или менее узкий круг людей и которые приобретены ими в результате специального образования, особой профессиональной подготовки и опыта. Эти знания необходимы для занятия каким-либо определенным видом деятельности и используются в судопроизводстве для рассмотрения и решения вопросов, относящихся к данной конкретной области человеческой деятельности.

Приведем одно из существующих в юридической литературе определений. Специалист - любое не заинтересованное в деле компетентное лицо, обладающее специальными познаниями, необходимыми для оказания содействия субъектам доказывания в обнаружении, изъятии доказательств в ходе расследования и судебного рассмотрения дела, и оказывающее научно-техническую и иную помощь[3] .

Говоря о специальных знаниях, в литературе обычно выделяют два безусловных ограничения. Во-первых, в правовом понимании к специальным не относят знания общедоступные, общеизвестные, знания, являющиеся результатом общеобразовательной подготовки, то есть имеющие массовое распространение, и нередко обозначаемые такими понятиями, как "житейский опыт", "здравый смысл". Во-вторых, поскольку юридический анализ обстоятельств дела - исключительная прерогатива правосудия, в уголовном и гражданском процессе принято выносить за рамки понятия "специальных" знания юридические, правовые, хотя в общем смысле они также являются результатом особой профессиональной подготовки. Возникающие в судопроизводстве вопросы, которые могут быть разрешены на основе общеизвестных знаний и житейского опыта, или входят в сферу юридическую, не должны быть предметом использования специальных познаний. В этом вопросе сохраняется преемственность законодательства, не допускающего иных толкований: согласно статье 78 УПК РСФСР (1961 г.) вопросы, поставленные перед экспертом, и его заключение не могут выходить за пределы специальных познаний эксперта; постановлением Пленума Верховного суда СССР от 16 марта 1971 года было подтверждено, что постановка не только перед экспертом, но и перед специалистом вопросов, выходящих за пределы его компетенции, недопустима и является для специалиста основанием отказа от их решения; статья 8 ЗГСЭД (2001 г.) ограничивает проводимые экспертом исследования пределами его специальности, а статья 16 того же закона обязывает эксперта составить мотивированное заключение о невозможности дать заключение в том случае, если поставленные перед ним вопросы выходят за пределы его специальных знаний; в УПК РФ (2001 г.) отказ от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, отнесен к правам эксперта (п.6 части 3 статьи 57). Так, например, установление рода смерти (убийство, самоубийство, случай) или признание факта обезображивания лица означает решение юридического вопроса и является компетенцией следователя и суда.

Человек, имеющий глубокие системные знания или навыки в какой-либо ограниченной области, именуется "специалистом". В УПК РФ впервые на уровне закона дано правовое определение понятий "эксперт" и "специалист", как участников уголовного судопроизводства. Согласно статье 57 УПК РФ эксперт - лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном УПК, для производства судебной экспертизы и дачи заключения. Специалист - лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ст. 58 УПК РФ).

Анализ приведенных определений показывает две сходные черты процессуального статуса эксперта и специалиста. Во-первых, как эксперт, так и специалист согласно букве закона - это "лицо, обладающее специальными знаниями", и, во-вторых, они участвуют в уголовном судопроизводстве в порядке, установленном УПК РФ. Различия касаются, главным образом, функций специалиста и эксперта, используемых ими методов работы, а также порядка оформления и процессуального значения результатов их работы.

§ 2. Эксперт: его права и обязанности.

Эксперт (сведующий человек) – лицо, обладающее соответствующими познаниями в науке, искусстве, ремесле и промысле, приглашаемое в суд или в другое учреждение для подачи своих мнений[4] .

По мнению профессора П.А. Лупинской, экспертом, признается лицо «назначенное в установленном законом порядке для производства судебной экспертизы и дачи заключения»[5] .

Исходя из данных положений, можно сделать вывод, что эксперт - это лицо, обладающее специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле и назначенное в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством, для проведения судебной экспертизы.

В Российской Федерации деятельность эксперта регламентирована УПК РФ и ведомственными нормативными актами об экспертных учреждениях. Права и обязанности эксперта подробно регламентированы УПК (ст. 57), а также Федеральным законом от 31 мая 2001 г. "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации"[6] .

Существует две категории экспертов - работники судебно-экспертных учреждений и иные (так называемые частные эксперты). Процессуальное положение их одинаковое, различается только порядок назначения. Частный эксперт становится судебным экспертом по уголовному делу после вынесения следователем (судом) постановления (определения) о назначении судебной экспертизы, в котором указывается, что ее производство поручается именно ему. Эксперт, являющийся работником экспертного учреждения, приобретает статус судебного эксперта по конкретному уголовному делу только после поручения ему этой экспертизы руководителем данного учреждения.

Экспертами могут быть сотрудники экспертного учреждения, занимающие штатную должность, работники каких либо других учреждений (предприятий, организаций), привлеченные для производства экспертизы по конкретному уголовному делу (внешние эксперты), или иные сведущие лица, не заинтересованные в исходе дела. При этом все они именуются судебными экспертами.

Действующим уголовно-процессуальным законодательством определены основания и условия назначения экспертизы, права и обязанности эксперта.

Эксперт имеет право:

· знакомиться с материалами дела, относящимися к предмету экспертизы;

· ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для достоверного решения вопросов, либо привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов;

· присутствовать с разрешения следователя (суда) при производстве следственных (судебных) действий, задавать допрашиваемым вопросы, просить о занесении в протокол существенных для дачи заключения обстоятельств излагать на допросе свои показания собственноручно;

· давать заключение и показания на родном языке, если не владеет языком, на котором осуществляется судопроизводство;

· обжаловать действия лица, ведущего дознание, следователя, прокурора, суда (судьи).

· отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа[7] .

Эксперту возмещаются расходы, связанные с явкой по вызову в суд или следственные органы и с производством экспертизы.

Вопросы, разрешаемые экспертом в соответствии с его компетенцией, не могут касаться юридической стороны уголовного дела, относящейся к компетенции следователя и суда.

Если представленных сведений эксперту недостаточно, он вправе изучить и другие материалы уголовного дела, относящиеся к предмету экспертизы. Вместе с тем право эксперта ознакомиться с материалами дела, ограничено предметом экспертизы. В противном случае может возникнуть сомнение в объективности заключения. Иное положение в суде: там эксперт участвует в судебном следствии с его начала, а потому имеет о нем полные сведения.

Эксперт имеет право ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов для дачи заключения. Для удовлетворения этого ходатайства лицо, орган, назначивший экспертизу, предоставляет эксперту дополнительно материалы уголовного дела, истребует документы, проводит следственные действия (получение образцов для сравнительного исследования, дополнительный осмотр места происшествия, допросы, следственный эксперимент и др.).

Новым является право эксперта ходатайствовать о привлечении к производству экспертизы других экспертов. Потребность воспользоваться таким правом возникает в основном у экспертов при производстве экспертизы вне экспертного учреждения, в случае большого объема исследования, использования аппаратуры, которой нет в распоряжении эксперта, а также в случае, если, по мнению эксперта, для ответов на поставленные вопросы требуется проведение комплексной экспертизы с привлечением экспертов других специальностей.

Заключение экспертом представляется в письменном виде, оно является одним из самостоятельных источников доказательств по уголовному делу.

Эксперт не вправе:

1) без ведома следователя и суда вести переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы;

2) самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования;

3) проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств;

4) давать заведомо ложное заключение;

5) разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ.

6) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя, прокурора или в суд[8] .

За дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со ст. 307 УК РФ. За разглашение данных предварительного расследования эксперт несет ответственность в соответствии со ст. 310 УК РФ.

Однако необходимо сказать о некоторых особенностях профессиональной деятельности эксперта в уголовном судопроизводстве.

Прежде всего, необходимо отметить тот факт, что заключение эксперта выражается в определенной процессуальной форме в виде акта экспертизы.

Возвращаясь к вопросу о невозможности эксперта самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования, возникает некоторая проблематичность в полноценном осуществлении его функций[9] . Так, показательным является случай, приведенный В.Н. Маховым. На повторную экспертизу был представлен обнаруженный на месте убийства кусок сгоревшей бумаги. Применив самые современные методы, эксперт опроверг выводы первоначальной экспертизы о возможности восстановления текста и типа бумаги. Было установлено, что это часть газетного листа с текстом на английском языке. Переведя этот текст, эксперт по его содержанию пришел к выводу, что это канадская газета. Определив примерное время ее выхода, эксперт, проявив инициативу и настойчивость, в библиотеке нашел газету, где был напечатан выявленный текст. Результаты работы эксперта имели важное значение для раскрытия преступления[10] . Это явный случай выхода эксперта за пределы своей компетенции.

Необходимо также отметить и тот факт, что эксперт в некоторых случаях целенаправленно собирает материалы для производства экспертизы, что предусматривается методикой экспертизы или экспертным заданием.

Например, при судебно-медицинском исследовании из трупа могут быть взяты какие-либо части, внутренние органы и ткани и т.п. для последующих гистологических, химических и других исследований[11] .

Заслуживает определенного внимания также вопрос, касающийся показаний эксперта. Законодатель определяет, что в качестве источников доказательств существуют: заключение эксперта и показания эксперта. Но, исходя из правила независимости суждений и выводов эксперта, можно сказать, что показания эксперта напрямую связаны с уже имеющимся его заключением по итогам исследования, и соответственно как показания, так и заключение эксперта составляют одно судебное доказательство, а не два. В частности этому вопросу в периодической литературе[12] уже уделялось внимание.

Подводя итоги рассмотрения вопроса, связанного с процессуальным статусом эксперта, необходимо сделать следующие выводы:

1. Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству, заключение эксперта является самостоятельным и достаточно существенным доказательством по делу и соответственно, эксперт должен быть не только знатоком в определенной области знаний, но и обладать достаточно высокой квалификацией по своей специальности.

2. Уголовно-процессуальный закон запрещает эксперту самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования, но в некоторых случаях эксперту необходимо собирать материалы для производства экспертизы, ввиду того, что это предусматривается методикой экспертизы или экспертным заданием.

Необходимо уточнить положения п.3 ч.2 ст.74 УПК РФ, относительно заключения и показаний эксперта, где необходимо указать, что как показания, так и заключение эксперта составляют одно судебное доказательство.

§ 3. Специалист. Процессуальные формы деятельности специалиста.

В настоящее время пристальное внимание юристов привлекает изучение новых институтов уголовного процесса, находящихся в стадии развития. Применение на практике новых правовых норм вызвало споры по этому поводу, а в ряде случаев потребовало и некоторых изменений и дополнений уголовно-процессуальном законодательства. Это относится и к институту использования специальных знаний в целях обеспечения полноты и всесторонности предварительного расследования преступлений за счет повышения уровня его научно-технического обеспечения. Вопросы использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве давно находятся в центре внимания российских процессуалистов. Результаты изучения практики привлечения специалистов к участию в уголовном процессе показывают, что существуют определенные сложности в вопросах определения их компетенции, прав и обязанностей, закрепления результатов их деятельности[13] .

Федеральным законом от 04.07.2003 года № 92-ФЗ были внесены изменения и дополнения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Одно из них связано с возможностьюиспользования в доказывании показаний специалиста (п. 3.1 ч.2 ст. 74, ч. 3 и 4 ст. 80 УПК РФ). Указанное дополнение, безусловно, заслуживает одобрения, ибо система доказательств пополнилась эффективным средством собирания необходимых сведений, используемых в доказывании в ходе предварительного расследования и судебного следствия[14] .

Значение указанного дополнения обусловливается тем, что оно:

· во-первых, восполнило пробел в регулировании использования специальных знаний в уголовном процессе, в определенной мере обозначив систему их применения. До этого базовая норма, регламентирующая привлечение специалистов (ст.58 УПК РФ), не содержала указания на возможность допроса специалиста, не участвовавшего в процессуальных действиях.

· во-вторых, оно объективно обеспечивает оперативное введение в уголовное судопроизводство данных, полученных с использованием научных знаний;

· в-третьих, способствует получению этих данных различными участниками процессуальной деятельности, что служит одним из направлений реального обеспечения принципа состязательности, а следовательно, и демократизации этой сферы деятельности.

Прежде чем говорить о процессуальном статусе специалиста, необходимо определиться со значением термина «специалист».

Специалист- этолицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Основная задача специалиста в современном уголовном судопроизводстве - содействие в обнаружении, фиксации и изъятии следов при проводимых следственных действиях, применение в этих целях специальной техники, дача консультаций и заключений по специальным вопросам, относящимся к его компетенции.

Традиционно цели привлечения эксперта и специалиста к участию в уголовном судопроизводстве различались. В этом был «особый» путь развития отечественного законодательства о сведущих лицах[15] . В рамках уголовного процесса только эксперт наделен полномочиями по проведению исследования и формированию выводов на основе полученных результатов. Специалист такие исследования осуществлять не вправе. Его заключения не должны носить формы выводного знания. В противном случае «размывается» грань между экспертом и специалистом.

Однако такая перспектива не препятствует ряду авторов высказывать суждения о том, что специалист, как и эксперт, вправе проводить исследования. Такую позицию, в частности, занимает А. В. Кудрявцева, которая видит возможность разграничения их компетенции в уровне решения исследовательских задач. При этом специалисту она отводит эмпирический, или непосредственный, уровень познавательной деятельности, а эксперту — логический (теоретический), или опосредованный[16] . Однако сложно представить, как сможет следователь по этим критериям определить необходимый уровень познавательной деятельности эксперта или специалиста. Не секрет, что даже при наличии подробных справочников по вопросам экспертизы следователи путаются с наименованием конкретного вида экспертизы и с формулировками вопросов, которые должны разрешать эксперты.

За возможность производства специалистом исследований высказывался И.В. Овсянников, видя в этой новелле для участников процесса, имеющих в деле самостоятельный правовой интерес, и их представителей, реальный шанс самостоятельного получения заключения от сведущего лица[17] .

Представляется, что вышеизложенные позиции противоречат как закону, так и традициям отечественного уголовно-процессуального законодательства. Если допустить возможность производства исследований специалистами в ходе досудебного и судебного производства, то следователи и судьи, по нашему мнению, перестанут назначать экспертизы, обращаясь всякий раз, когда возникнет потребность в специальных познаниях, к специалисту. А назначать экспертизу они будут только в случаях, прямо предусмотренных законом (ст. 196 УПК РФ), так как процедура назначения экспертизы предусматривает выполнение целого комплекса процессуальных действий, чего совершенно не требуется при привлечении специалиста.

Традиционно принято считать, что специалист играет в доказывании по уголовному делу вспомогательную роль, поскольку он не имеет в нем собственного процессуального интереса. До принятия УПК РФ деятельность специалиста в этом процессе ограничивалась оказанием содействия органам следствия и суду в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств и применении технических средств. В соответствии со ст. 133¹ УПК РСФСР следователь имел право в определенных законом случаях пригласить специалиста для участия в следственных действиях, проведение которых требует использования специальных знаний и навыков. При этом специалист был обязан давать пояснения по поводу выполняемых им действий. В такой трактовке специалист выглядел всего лишь техническим помощником следователя. В настоящее время такой подход уже не отвечает потребностям практики и представляется устаревшим. Об этом свидетельствует следующее.

Введение в действие УПК РФ и внесение в него вышеуказанных дополнений значительно повысили роль специалиста в доказывании. Прежде всего, это связано с возможностью использования в доказывании не только показаний, но и заключения специалиста. Это способствовало расширению формы и возможностей использования данных естественных, технических и других наук в уголовном судопроизводстве. Однако зачастую вносимые в законы поправки лишены системного характера и способствуют появлению в них противоречащих друг другу положений. К сожалению, не удалось избежать их и при внесении поправок и дополнений в нормы, изменившие процессуальное положение специалиста.

Придание законодателем статуса доказательств заключению и показаниям специалиста породило ряд вопросов, вызванных сложностью разграничения компетенции эксперта и специалиста в связи с недостаточно ясными процессуальными полномочиями последнего. В свою очередь, это вызвало серьезную полемику среди ученых.

Сложившуюся ситуацию можно объяснить рядом причин, основными из которых следует признать:

· во-первых, значительное сходство указанных в законе признаков, характеризующих деятельность специалиста и эксперта;

· во-вторых, недостаточно развернутую законодательную регламентацию привлечения специалистов к участию в производстве следственных действий и закрепления результатов этой деятельности.

Деятельность специалиста в процессе доказывания по уголовным делам характеризуется следующими признаками:

1) наличием специальных знаний;

2) отсутствием интереса в исходе дела;

3) закреплением результатов их деятельности в виде доказательств.

В теории доказательственного права ставится вопрос о признании специалистов наряду с другими участниками уголовно-процессуального доказывания его субъектом. Как известно, к таковым относятся органы и лица, участвующие в доказывании не эпизодически, а выполняющие в нем постоянную функцию. Они осуществляют собирание, проверку и оценку доказательств, а также имеют право на активное и продолжительное участие в процессе доказывания для отстаивания своих или представляемых интересов, охраняемых законом[18] .

Поскольку права и обязанности субъектов доказывания общеизвестны и широко освещены в литературе[19] , представляется целесообразным рассмотреть лишь некоторые спорные вопросы, относящиеся к компетенции специалиста.

В ч.1 ст.58 УПК РФ названа такая функция специалиста, как «разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию», т.е., другими словами, разъяснение возможностей использования специальных знаний в расследовании преступлений. Такой специалист (в том числе и приглашенный защитником, и фактически выступающий на стороне защиты) может внести заметный вклад в процесс доказывания, особенно в проверку и оценку доказательств. В адвокатской практике получение от специалистов письменных консультаций становится достаточно распространенной формой использования специальных знаний. Такие разъяснения специалиста могут быть даны как в устной, так и в письменной форме. В первом случае они фиксируются в протоколе соответствующего следственного действия, в котором участвовал специалист. Во втором случае это происходит путем оформления нового источника доказательств — заключения специалиста (ч. 3 ст. 80 УПК РФ). Из этого следует вывод о том, что действующее уголовно-процессуальное законодательство закрепило научно-консультационную форму участия специалиста в уголовном судопроизводстве, придав ей процессуально-правовой статус.

Правильное представление о формах использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве позволяет применять их как в соответствии с требованиями законодательства, так и с учетом научных рекомендаций и передового опыта. Не случайно этому вопросу уделяется много внимания в правовой литературе. При этом очевиден широкий спектр мнений ученых о возможностях и формах применения специальных знаний в уголовном судопроизводстве[20] .

С точки зрения правовой регламентации специальные знания могут использоваться в двух формах: процессуальной и непроцессуальной. Наряду с этими ранее хорошо известными формами использования специальных знаний, законодатель ввел еще одну, новую форму, которая требует разъяснения.

Так, на специфическую форму использования специальных знаний, которая заключается в исследовании материалов уголовного дела, обращает внимание А.А. Эксархопуло[21] . Эта сфера применения специальных знаний до недавнего времени учеными не обсуждалась. Общеизвестно, что специалист в отличие от эксперта не проводит исследований материальных объектов. Поэтому представляется, что в данном случае можно предположить, что законодатель, упоминая об исследованиях, рассматривает уголовное дело не как материальный объект, а скорее как документальное отображение работы, выполненной участниками уголовного судопроизводства. В этом смысле материалы дела представляют практический интерес для тех его участников, которые имеют в деле свой правовой интерес. Прежде всего, ими являются подозреваемый, обвиняемый и защитник.

С этой целью защитник может привлечь специалиста в какой-либо отрасли права или криминалистики для разъяснения действий следователя по конкретному уголовному делу (например, для анализа содержания протоколов следственных действий, при проведении которых использовались специальные знания, и других документов). Специалист может обратить внимание защитника на ошибки в обнаружении, изъятии и фиксации объектов, ставших впоследствии вещественными доказательствами. Эти ошибки могут быть связаны с неправильным применением технико-криминалистических средств и методов собирания следов. В этом случае разъяснения специалиста в виде заключения будут носить оценочный характер. Следовательно, как это ни парадоксально, такой специалист становится субъектом проверки и оценки доказательств. Поскольку состязательный процесс предполагает, что в доказывании не может быть малозначительных фигур, можно говорить о необходимости признания специалиста субъектом доказывания.

Говоря о расширении форм использования специальных знаний, нельзя не коснуться вопроса о проведении предварительных исследований и использовании их результатов в доказывании. Мы не согласны с позицией отдельных ученых, предлагающих дополнить ч. 3 ст. 86 УПК РФ нормой о признании справки предварительного исследования объектов специалистом иным доказательством[22] . Подобные предложения высказывались и ранее. В частности, С.И. Зернов указывает, что через «заключение специалиста могут быть легализованы получить законное признание так называемые предварительные исследования, справки о которых получили столь широкое распространение в практике проверки заявлений и сообщений о преступлениях»[23] .

Свое несогласие с этим можно пояснить следующими положениями:

1. предварительные исследования проводятся до возбуждения уголовного дела, т. е. осуществляются в непроцессуальной форме;

2. результаты этих исследований не являются доказательствами и, следовательно, могут быть включены в процесс доказывания только после их процессуального исследования;

3. специалист, выполняя исследования, не несет никакой ответственности за их результаты.

Не разделяя обозначенную позицию авторов, следует признать, что предварительные исследования играют определенную роль при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, в выборе направления расследования, выявления источников доказательств и т. п. Однако мы твердо убеждены, что никакие предварительные исследования не могут заменить судебную экспертизу. Поэтому выход из данной ситуации видится только в проведении судебной экспертизы, в том случае до возбуждения уголовного дела.

Несмотря на то, что заключение специалиста есть новый вид доказательств, который пока еще не имеет устоявшейся практики применения, в литературе уже ставится вопрос о необходимости его получения до возбуждения уголовного дела[24] . Иначе говоря, предлагается дополнить перечень следственных действий, проводимых до возбуждения уголовного дела, еще одним — истребованием заключения специалиста. Данное предложение еще можно было бы обсуждать, если бы у заключения специалиста и неотложных следственных действий были общие цели проведения. Как известно, неотложность осмотра места происшествия обусловлена необходимостью закрепления следов преступления. В цели деятельности специалиста их обнаружение не входит. Его заключение представляет собой всего лишь выводы лица, обладающего необходимыми специальными знаниями, т. е. письменное суждение, а суждение это «форма мышления в логике, представляющая собой сочетание понятий, из которых одно определяется и раскрывается через другое)»[25] .

Таким образом, специалист составляет свое суждение на основании специальных знаний, а не получает новые данные в результате проведения каких-либо исследований. Например, специалист-химик может сообщить о химических свойствах того или иного вещества, о технологии его получения, специалист-искусствовед может установить, представляет ли предмет культурную или историческую ценность и т. п.

Необходимо также уделить внимание вопросу, связанному с получением консультаций от специалиста. Так, при даче консультации специалист может помочь сформулировать вопросы, выносимые на разрешение судебной экспертизы, или откорректировать вопросы, уже сформулированные следователем. Кроме этого специалист может обратить внимание следователя на такие вопросы, ответы на которые не принесут новой доказательственной информации или вообще не требуют экспертного исследования. Необходимая информация может быть получена путем истребования соответствующих документов.

Специалист может указать на вопросы, которые невозможно разрешить с помощью проведения экспертизы. Например, не разработана экспертная методика исследования данного объекта или на современном этапе развития науки и техники, данные вопросы пока неразрешимы. В этом случае назначенная экспертиза не принесет желаемых результатов, но может затянуть сроки расследования уголовного дела.

При проведении исследования эксперту могут понадобиться дополнительные материалы уголовного дела. На это обстоятельство может указать специалист, консультирующий следователя, уточнив при этом, какие именно материалы необходимо представить эксперту.

Следователь может обратиться за консультацией к специалисту для оценки заключения эксперта. Такой оценке подлежат не только выводы эксперта, но и научная обоснованность использованных при исследовании экспертных методик, правомерность их применения в конкретном случае и другие обстоятельства. Они могут быть трудноразрешимыми для следователя, поскольку он не обладает соответствующими специальными знаниями. В этом неоценимую помощь ему может оказать именно специалист.

Исследуя процессуальный статус специалиста, необходимо также уделить внимание значению и содержанию показаний данного лица в уголовном процессе.

Особенность показаний специалиста состоит и в том, что он в отличие от эксперта предварительно с обстоятельствами преступления не знаком[26] . При необходимости они могут быть доведены до него как до, так и в ходе допроса. Такая необходимость, в частности, возникает, когда следователь вызывает на допрос специалиста-бухгалтера для выяснения вопросов о том, в каких бухгалтерских документах конкретной организации могут быть обнаружены следы преступного уклонения от уплаты какого-либо налога (НДС, налога на доходы физических лиц и пр.), совершенного определенным способом. Необходимость ознакомления специалиста с материалами уголовного дела обусловливается предметом его допроса и спецификой механизма совершенного преступления.

При выборе для допроса специалиста, не имеющего отношения к расследованию и судебному рассмотрению дела, следует убедиться, что отсутствуют основания для его отвода (ст. 61, 69, 70, 71 УПК РФ). Оценивая с этих позиций привлечение специалиста для допроса, следует также учитывать, не входил ли в служебные обязанности специалиста контроль или надзор за деятельностью лиц, привлекаемых к ответственности. Как правило, ими являются вышестоящие специалисты, в служебные полномочия которых входили указанные функции.

Если допрос специалиста обусловлен деятельностью привлекаемых к уголовной ответственности руководителей (работников) акционерных обществ (АО) или обществ с ограниченной ответственностью (000), необходимо также учитывать, не являлся ли специалист членом ревизионной комиссии (ревизором) или аудитором общества[27] .

Согласно ч. 2 ст. 168 УПК РФ, перед началом следственного действия, в котором участвует специалист, следователь удостоверяется в его компетентности. Специалист не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если обнаружится его некомпетентность (ч. 2 ст. 71, п. 3 ч. 2 ст. 70 УПК РФ). Обязательным элементом компетентности специалиста является наличие у него специальных знаний, полученных в рамках высшего профессионального образования. К факультативным элементам можно отнести стаж работы по специальности и опыт участия в качестве специалиста (эксперта) в уголовном судопроизводстве.

Естественно, что специалисты имеют различную подготовку, которая зависит от ряда факторов.

В зависимости от квалификации можно выделить три уровня компетентности специалиста[28] :

1) базовый (общий) — характеризуется наличием высшего профессионального образования;

2) средний (квалифицированный) — характеризуется наличием высшего профессионального образования (ученой степени) и стажа работы по специальности до 5 лет;

3) высший (высококвалифицированный) — характеризуется наличием высшего профессионального образования (ученой степени), стажа работы по специальности свыше 5 лет и опыта участия в уголовном судопроизводстве в качестве специалиста или эксперта.

Компетентность специалиста и эксперта — категории во многом сходные, но в то же время и имеющие отличия. Очевидно, что компетентность эксперта более сложна по содержанию, чем компетентность специалиста, поскольку включает также подготовку по конкретной экспертной специальности, опыт работы в качестве эксперта и другие элементы.

О компетентности лица нельзя судить лишь по занимаемой должности, так как нередки случаи, когда образование должностных лиц не соответствует профилю работы. Даже при наличии соответствующего образования, целесообразно убедиться в наличии у специалиста опыта работы по специальности. При прочих равных условиях предпочтение должно отдаваться специалистам, занимающимся научной деятельностью, привлекавшимся ранее к оказанию помощи органам расследования и суду, что, безусловно, положительно характеризует профессиональные качества привлекаемого к допросу лица[29] .

Поводом для допроса специалиста могут быть:

1) возникшая у следователя (дознавателя, прокурора или суда) необходимость в получении информации по специальным вопросам;

2) ходатайство участников уголовно-процессуальной деятельности, наделенных полномочиями собирания доказательств (ст. 86 УПК РФ): защитника (п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ), подозреваемого (п. 5 ч. 4 ст. 46 УПК РФ), обвиняемого (п. 5 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), потерпевшего (п. 5 ч. 2 ст. 42 УПК РФ), гражданского истца (п. 4 ч. 4 ст. 44 УПК РФ), их представителей (ч. 3 ст. 45 УПК РФ), гражданского ответчика и его представителей (п. 8 ч. 2 ст. 54, ч. 2 ст. 55 УПК РФ).

Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ч. 4 ст. 271 УПК РФ).

По нашему мнению, потребность в допросе специалистов, принимающих участие в процессуальных действиях, может возникнуть также при поступлении жалоб и ходатайств на действия следователя, специалиста и других участников уголовного судопроизводства.

Видится, предметом допроса могут быть любые обстоятельства, характеризующие обстановку того следственного действия, в котором участвовал специалист, а также действия его участников, в том числе и самого специалиста.

Допрос специалистов в целях выяснения указанных обстоятельств характерен для уголовных дел о фальсификации доказательств, применении незаконных методов расследования и иных злоупотреблениях должностных лиц. Однако в этих случаях лицо, участвовавшее в процессуальных действиях по другому уголовному делу, допрашивается в качестве свидетеля.

Уголовно-процессуальной основой допроса специалиста, участвовавшего в процессуальных действиях, служит ч. 2 ст. 79 УПК РФ, которая по сравнению со ст. 74 УПК РСФСР расширяет предмет допроса свидетеля. Предмет допроса свидетеля определяется достаточно широко: любые обстоятельства, относящиеся к уголовному делу, что значительно шире обстоятельств, подлежащих установлению по делу, как было предусмотрено в прежнем УПК РСФСР.

Для допроса специалиста, участвовавшего в процессуальных действиях, характерно, что допрашиваемый располагает определенными сведениями, объем которых обусловливается информационной сущностью конкретного процессуального действия.

Однако круг этих сведений всегда ограничен.

Предмет допроса этой группы специалистов обусловлен лишь деятельностью, связанной с содействием в обнаружении, закреплении, изъятии и сохранении следов и других объектов (предметов, документов), использованием технических средств в исследовании материалов уголовного дела, главным образом, путем осуществления предварительных исследований. Реже допрос направлен на выяснение обстоятельств, связанных с участием в таких процессуальных действиях, в ходе которых определялось экспертное задание и формулировались вопросы эксперту, а также с разъяснением сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Своеобразная ситуация возникает в тех случаях, когда в качестве специалиста для участия в процессуальных действиях привлекалось лицо, занимающее должность эксперта в государственных судебно-экспертных учреждениях и проводившее по делу экспертизу (п. 1 ч. 2 ст. 70 УПК РФ).

В этих случаях определение правового статуса допрашиваемого осуществляется с учетом предмета допроса.

При возникновении необходимости допроса в связи с той или другой деятельностью должны быть проведены два допроса: специалиста и эксперта, предметом, которых будет соответственно деятельность в качестве специалиста или эксперта. Одновременный допрос в качестве специалиста и эксперта, на наш взгляд, недопустим, так как такой комбинированный вид допроса УПК РФ не предусмотрен.

Несмотря на то, что согласно ч.2 ст.17 УПК РФ никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, и в уголовном процессе недопустимо противопоставление доказательств по их значимости, тем не менее, полагаем, что недостатки заключения эксперта не могут быть устранены в результате получения сведений, сообщенных специалистом на допросе. В противном случае это неизбежно вызовет возражения у одной из сторон и заявление ходатайства о назначении соответствующей экспертизы (дополнительной, повторной и т.д.). В то же время сведения, сообщенные специалистом, могут явиться основанием для назначения судебной экспертизы. По ряду причин допрашиваемый специалист может нуждаться в использовании источников различной информации, например, в ознакомлении с соответствующими документами, литературой (справочной, научной и т.д.), в производстве определенных расчетов, осмыслении интересующей расследование ситуации с позиций научных данных. В этих случаях по его ходатайству допрос может быть отложен, прерван либо прекращен. В двух последних случаях в протоколе допроса должны быть указаны причины принятого решения. Если допрос был прекращен, то в последующем проводится дополнительный допрос. Результаты допроса специалиста могут быть реализованы в различных направлениях расследования, разрешения дела судом, а также предупреждения преступлений. Прежде всего, они имеют познавательное значение для следователя, который, опираясь на полученную информацию в определенной области знаний, способен квалифицированно разбираться в ситуациях расследования и принимать по ним обоснованные решения[30] .

В процессе расследования показания специалиста:

1) "используются для выдвижения версий и планирования расследования, в частности, определения возможных мест нахождения интересующих следствие объектов, оптимальных способов их обнаружения и т.д.;

2) способствуют обеспечению качественной подготовки следственных действий: выработке правильной линии поведения следователя, в том числе, методов достижения психологического контакта; определения крута вопросов, которые могут быть поставлены допрашиваемому и их целесообразной последовательности; объема и тактики получения образцов для сравнительного исследования; экспертного задания и правильного формулирования вопросов эксперту; технико-криминалистического сопровождения следственного действия;

3) оказывают существенную помощь в выработке тактики непосредственного осуществления следственного действия, фиксации и сохранении следов преступления.

Одно из безусловных достоинств допроса специалиста состоит в том, что он способствует экономии процессуальных средств: в ряде случаев возможно ограничиться допросом специалиста, не прибегая к производству исследований, осуществляемых как специалистом, так и экспертом; существенно сократить время на поиск сведений о фактах и их материальных и идеальных носителях; избрать оптимальные приемы, методы и средства получения интересующей информации.

К протоколу допроса специалиста могут быть приложены носители компьютерной информации, чертежи, планы, схемы и т.д., выполненные при производстве следственного действия (ч. 8 ст. 166 УПК РФ).

В целях унификации терминологического аппарата, относящегося к применению специальных знаний, представляется целесообразным именовать:

1) специалиста, не имеющего отношения к событию преступления и привлекаемого для дачи заключения или показаний, — сведущим лицом;

2) специалиста, осуществлявшего ревизии и иные проверки и выявившего признаки преступления либо иным образом воспринявшего относящиеся к уголовному делу обстоятельства с помощью своих специальных знаний, — сведущим свидетелем;

3) лицо, обладающее специальными знаниями и привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке ст. 58 УПК РФ, - специалистом;

4) лицо, обладающее специальными знаниями и привлекаемое для производства судебной экспертизы и дачи заключения в порядке ст. 57 УПК РФ, - экспертом.

Заключение

Итак, подводя итог проделанной работы можно сказать, что участники уголовного судопроизводства реализуют свои полномочия и права не иначе как в правоотношениях. Общее определение участников уголовного судопроизводства недостаточно для характеристики процессуального предназначения полномочий и прав каждого из них.

Из проведенного нами исследования, становится ясно, что эксперт и специалист относятся к иным участникам уголовного процесса и из их полномочий видно, что они не имеют собственного интереса в уголовном деле и не представляют никаких других участников, однако, будучи наделенными правами и обязанностями и, участвуя в процессе, содействуют осуществлению правосудия.

В результате проведенного анализа норм УПК РФ, иной нормативной, научной и периодической литературы, можно сделать следующие выводы:

Каждый из участников уголовного судопроизводства имеет определенный процессуальный статус, включающий его права, обязанности и предусмотренные законом гарантии деятельности. Существенной гарантией получения достоверных доказательств и обеспечение прав граждан, оказавшихся вовлеченными в уголовное судопроизводство, является разъяснение им их процессуальных прав.

Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству, заключение эксперта является самостоятельным и достаточно существенным доказательством по делу и соответственно, эксперт должен быть не только знатоком в определенной области знаний, но и обладать достаточно высокой квалификацией по своей специальности.

Уголовно-процессуальный закон запрещает эксперту самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования, но в некоторых случаях эксперту необходимо собирать материалы для производства экспертизы, ввиду того, что это предусматривается методикой экспертизы или экспертным заданием.

Необходимо уточнить положения п.3 ч.2 ст.74 УПК РФ, относительно заключения и показаний эксперта, где необходимо указать, что как показания, так и заключение эксперта составляют одно судебное доказательство, а не два как прописано в нормах закона.

С учетом того, что специалист и эксперт являются носителями специальных знаний, важно четко представлять их различие в уголовном судопроизводстве, что имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

На наш взгляд, законодателю необходимо дополнить уголовно-процессуальное законодательство нормой, определяющей содержание понятия «специальные знания», т.к. наличие таковых у специалиста или эксперта является основой их деятельности при даче заключений.

Необходимо также учитывать, что если по уголовному делу одно и тоже лицо выступало в качестве эксперта и специалиста, то при возникновении необходимости допроса в связи с той или другой деятельностью должны быть проведены два допроса: специалиста и эксперта, предметом, которых будет соответственно деятельность в качестве специалиста или эксперта. Одновременный допрос в качестве специалиста и эксперта, на наш взгляд, недопустим, так как такой комбинированный вид допроса УПК РФ не предусмотрен.

Конечно же, в рамках данной курсовой работы невозможно рассмотреть все вопросы, связанные с участием в уголовном судопроизводстве эксперта и специалиста. Но самым важным, на наш взгляд, является обращение внимания на те проблемы и особенности участия данных лиц в уголовном процессе, которые до настоящего времени не достаточно исследованы, и тем самым вызывают определенные затруднения в полноценном определении статуса иных участников уголовного судопроизводства.

Список использованной литературы:

Нормативные акты:

1. Конституция Российской Федерации (с изм. от 30.12.2008) // РГ от 21.01.2009, № 7, СЗ РФ от 26.01.2009, № 4, ст. 445.

2. Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (с изм. от 07.02.2011) // РГ от 8.02.2011 г., № 25, от 10.02.2011 г., № 28.

3. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 29.12.2010) // РГ от 31.12.2010 г., № 297.

Специальная литература:

1. Брокгауз Ф., Ефрон И. Энциклопедический словарь. Современная версия. М.: Эксмо. 2003. с.649-650.

2. Егоров Н. Частные случаи допустимости заключения эксперта// Уголовное право. 2004. №2. С.95.

3. Кудрявцева А.В. Уровни решения задач как основание разграничения компетенции эксперта и специалиста //Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы Международ, науч.-практ. конф; г. Екатеринбург, 2005 г.: В 2-х ч. Екатеринбург. 2005. Ч.1. С.487.

4. Лазарева Л. Процессуальные проблемы доказывания в деятельности специалиста в уголовном судопроизводстве//Уголовное право. 2006. №3. С.74.

5. Махов В.Н. Теория и практика использования знаний сведущих лиц при расследовании преступлений: Автореф. дисс. :докт. юрид. наук. - М., 1993. - 54с.

6. Нагорный Г.М. Уголовно-процессуальное законодательство о судебной экспертизе и понятие специальных знаний // Респ. межведомств. научно-метод. сб. - Вып. 22. - Киев, 1981. - С.18-23.

7. Овсянников И.В. Заключение и показание специалиста// Законность. 2005. №7. С.33.

8. Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка по уголовным делам. - М.: рист, 1995. - 64с.

9. Степанов В., Шапиро Л. Показания специалиста в уголовном судопроизводстве//Уголовное право. 2005. №4. С.81.

10. Эйсман А.А. Заключение эксперта: Структура и научное обоснование. - М., Юрид. лит-ра. - 1967. - 152с.


[1] Конституция РФ (от 12.12.1993 г.). // Российская газета. № 123. 25.12.1993 г.

[2] Далее сокращенно - УПК РФ.

[3] Шуматов Ю.Т. Использование специальных познаний на предварительном следствии: Автореф. дисс. : канд. юрид. наук. - М., 1996. - 21с.

[4] Брокгауз Ф., Ефрон И. Энцеклопедический словарь. Современная версия. М.: Эксмо. 2003. с.649-650.

[5] Уголовно-процессуальное право РФ/ Под ред. П.А. Лупинской. М.: Юристъ., 2005г. с.75.

[6] СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2291.

[7] См.: в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 92-ФЗ

[8] п. 6 ч.4 ст.57 УПК РФ был введен Федеральным законом от 04.07.2003 N 92-ФЗ

[9] Егоров Н. Частные случаи допустимости заключения эксперта// Уголовное право. 2004. №2. С.95.

[10] Махов В.Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений: Монография. М., из-во РУДН. 2000. С.205.

[11] См.: Правила производства судебно-медицинских экспертиз. М., ПРИОР. 2001. С.21; Ардашкин А. Процессуальная форма объектов судебно-медицинской экспертизы//Рос.юстиция. 2003. №7.С.67.

[12] См. например: Данилова Л.С. Заключение эксперта – недопустимое доказательство// Следователь. 2006. №3. С.8-9.

[13] Лазарева Л. Процессуальные проблемы доказывания в деятельности специалиста в уголовном судопроизводстве//Уголовное право. 2006. №3. С.74.

[14] Степанов В., Шапиро Л. Показания специалиста в уголовном судопроизводстве//Уголовное право. 2005. №4. С.81.

[15] См.: Махов В.Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлении. М., 2000. С. 24.

[16] Кудрявцева А.В. Уровни решения задач как основание разграничения компетенции эксперта и специалиста //Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы Международ, науч.-практ. конф; г. Екатеринбург, 27-28 яме. 2005 г.: В 2-х ч. Екатеринбург. 2005. Ч.1. С.487

[17] Овсянников И.В. Заключение и показание специалиста// Законность. 2005. №7. С.33.

[18] Теория доказательств в советском уголовном процессе. 2-е изд. М„ 1973. С. 494.

[19] Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1970.

[20] См.: Сорокотягин И.Н. Криминалистические проблемы использования специальных познаний в расследовании преступлений: Дис...докт.юрид. наук. Екатеринбург, 1992; Махов В.Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. М„ 2000.

[21] Эксархопуло А.А. Материалы уголовного дела как объект применения специальных знаний // Вестник криминалистики. № 4. 2004. С.16-23.

[22] Гришина Б.П.. Саушкин С-А. Проблемные вопросы совершенствования правового регулирования производства следственных действий с участием специалиста // Российский следователь. 2005. № 8. С. 16-19.

[23] Зернов С.И. Заключение специалиста как новый вид судебных доказательств // Криминалистические средства и методы в раскрытии и расследовании преступлений; Материалы 2-й Всероссийской научно-практической конференции по криминалистике и судебной экспертизе. М.. 2004

[24] См.: Гришина Е.П. Совершенствование нормативно правового регулирования вопросов участия специалиста в уголовном судопроизводстве России // Российский следователь. 2005. № 10. С. 11-13.

[25] Ожегов С.И. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.,2003.

[26] Такого специалиста целесообразно именовать сведущим лицом. Четкое определение его процессуального положения в какой-то мере будет исключать путаницу, учитывая, что термин «специалист» используется в трех значениях.

[27] Согласно ст. 85 ФЗ М" 208-ФЗ от 26 декабря 1995 года «Об акционерных обществах» для осуществления контроля за финансово-хозяйственной деятельностью акционерного общества общим собранием акционеров в соответствии с уставом общества избирается ревизионная комиссии (ревизор) общества. Наличие ревизионной комиссии (ревизора) предусмотрено и ст. 47 ФЗ № 14-ФЗ от 8 февраля 1998 года «Об обществах с ограниченной ответственностью».

[28] Степанов В., Шапиро Л. Показания специалиста в уголовном судопроизводстве//Уголовное право. 2005. №4. С.81-84.

[29] Заинтересованным органам целесообразно располагать сведениями о специалистах в различных областях знаний для использования их помощи при расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел.

[30] Степанов В., Шапиро Л. Показания специалиста в уголовном судопроизводстве//Уголовное право. 2005. №4. С.81-84.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий