регистрация / вход

Баренцево море как обект спорных отношений России и Норвегии

Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО «Поморский государственный университет имени М.В. Ломоносова» Юридический факультет. Кафедра международного права

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО «Поморский государственный университет

имени М.В. Ломоносова»

Юридический факультет.

Кафедра международного права

и основ правоведения

Контрольная работа

по предмету: «Международное право »

Вариант № 3

ВВыполнила: студентка 4 курса заочного отделения группа 45

(на базе высшего образования) юридического факультета

Вавулинская О.Н.

(номер зач. книжки: 090623)

Проверил: доцент кафедры международного права и основ правоведения, кандидат юридических наук

Горбунов Станислав Николаевич

Архангельск

2011

Баренцево море как объект спорных российско-норвежских отношений

1. Международно-правовое регулирование

1.1. Понятие международно-правового регулирования

Международно-правовое регулирование - это властное воздействие государств на межгосударственные отношения с помощью международного права.

Международно-правовое регулирование представляет собой разновидность социального управления, которое, как известно, является необходимой функцией любой общественной системы. Подход к международному праву как к элементу системы управления открывает новые возможности перед теорией и практикой.

Механизм международно-правового регулирования - это совокупность международно-правовых средств и методов воздействия на межгосударственные отношения.[1]

1.2. Международно-правовое регулирование российско-норвежских отношений

Арктический шельф может стать в ХХI веке основным источником углеводородов, как для России, так и для мирового рынка (по некоторым оценкам, здесь сосредоточена четверть всех земных запасов нефти и газа). Особо выделяются районы шельфа Баренцева моря. По мнению специалистов Министерства природных ресурсов РФ, эта провинция является наиболее подготовленной в настоящее время для «прихода на смену» Западной Сибири и способна обеспечить не только внутренние потребности, но и экспортный потенциал страны.[2]

Суверенными правами на шельф и водные пространства здесь располагают Норвегия и Россия. Шельф этой части Арктики условно можно разделить на четыре части: 1) российская часть шельфа, 2) норвежская часть шельфа, 3) шельф Шпицбергена и 4) спорная зона. Еще больше режимов имеют водные пространства, среди которых можно выделить следующие зоны: 1) исключительная экономическая зона России, 2) исключительная экономическая зона Норвегии, 3) смежный участок рыболовства (Россия–Норвегия), расположенный неподалеку от материковых частей обеих стран и называемый норвежцами grеsone – «серая зона», 4) так называемая рыбоохранная зона Шпицбергена; 5) анклав открытого моря, не перекрываемый исключительными экономическими зонами России и Норвегии, а также так называемой рыбоохранной зоной Шпицбергена (норвежцы называют его smuthullet – «лазейка») и 6) спорная зона.

Площадь спорной зоны в Баренцевом море, по российским данным, равна 180 тыс. кв. км, а по норвежским – 175 тыс. кв. км, включая район площадью 20 тыс. кв. км в Северном Ледовитом океане. Территория архипелага и прилегающие к нему морские пространства, режим которых имеет спорный характер, составляют по норвежской методологии в совокупности 865 тыс. кв. км.

По неофициальным прогнозам российских геологов, запасы углеводородов здесь могут составить около 5–6 млрд. тонн условного топлива. Приведение режима этих пространств в соответствие с положениями Парижского договора 1920 года, согласно которым налоги, взыскиваемые в прилегающих к архипелагу морских пространствах и размер которых во много раз меньше, чем в остальной Норвегии, должны использоваться исключительно на нужды Шпицбергена, не соответствует интересам норвежского государства.

Самой большой проблемой в вопросе разграничения морских пространств между Россией и Норвегией в южной части Баренцева моря, не подпадающей под действие договора о Шпицбергене, является Свод Федынского, прогнозные ресурсы которого, по неофициальным норвежским оценкам, составляют около 10–12 млрд. тонн условного топлива. Предполагается, что как раз по нему и пройдет разграничительная линия. В совокупности в названных пространствах может залегать около 3% мировых запасов нефти и газа.

Как известно, две страны изначально строили свои позиции на базе разных принципов, известных в международном праве. Норвегия выступила за размежевание по срединной линии, то есть на основе чисто математических методов, а Советский Союз исходил из принципа справедливости, предполагающего необходимость учета существующих в Баренцевом море особых обстоятельств.[3]

Долгое время эта спорная территория никого особо не волновала. Россия и Норвегия давно находятся в дружеских отношениях, по сухопутной границе никаких разногласий в последнее время между ними не было. Так что последние сорок лет никаких ожесточенных споров по вопросам делимитации Баренцева моря не велось, а существовала лишь некоторая неясность. С течением времени, правда, она переросла в регулярные задержания российских рыболовных судов в спорной территории. Но и здесь есть разночтения: зачастую суда задерживали за банальное браконьерство, но подавалось это российской стороной под видом своеволия норвежских пограничников.

С течением времени вопрос о разделении сфер влияния в Баренцевом море повернулся совсем другой стороной. Нефтяные месторождения Норвегии в Северном море начали подходить к концу, а в Баренцевом море еще в семидесятых обнаружили теоретические запасы большого количества углеводородов, в том числе и на спорной территории. В частности, там располагается так называемый свод Федынского, запасы которого оцениваются в 10-12 миллиардов тонн условного топлива. Также вблизи границы находится и известное Штокмановское месторождение, одно из крупнейших газоконденсатных месторождений в мире.

Немаловажным является и вопрос добычи других природных ресурсов в Баренцевом море, таких как крабы, треска и другие виды рыбы, но по сравнению с углеводородами он имеет второстепенное значение. Именно месторождения свода Федынского и являются главной причиной спора, так как без окончательного решения по границе их разработка невозможна.[4]

2. Перспективы развития спорной ситуации

Первоначально Норвегия не желала даже обсуждать какие-то варианты решения, кроме отчуждения 155 тыс. км2 морского дна от России и перевода их под свою юрисдикцию. Этот спорный участок «появляется» если провести срединную линию, равноотстоящую от Новой Земли, Земли Франца-Иосифа, мурманского побережья - с одной стороны и от Шпицбергена, о. Медвежий, и собственно норвежского побережья - с другой.

СССР формально отверг претензии Норвегии и саму идею о наличии спорного участка. Однако, дальнейшее развитие событий показало, что фактически советская (затем - российская) сторона вступила в обсуждение конкретных координат срединной линии, не только забыв о своей первоначальной жёсткой позиции о проведении делимитации по границе 1926 г., но и не позаботившись о поиске на базе Конвенции 1982 г. новых аргументов против принципа срединной линии, что вполне реально. Возможно, эта ошибочная тактика переговоров была отчасти обусловлена тем, что мнение некоторых представителей МИД склонялось к признанию претензий Норвегии.

Содержательная сторона переговоров тщательно оберегалась всё это время от освещения в прессе. На основании предложений авторов и соответствующего обращения Мурманской областной думы в ноябре 1999 г. в Государственной Думе проводились специальные парламентские слушания «Правовые и экономические проблемы освоения природных ресурсов Арктического шельфа». По их результатам было, в частности, рекомендовано правительству РФ принять все необходимые меры по защите государственных интересов страны на сопредельном с экономической зоной Норвегии участке шельфа, зоне вокруг Шпицбергена, и непосредственно на Шпицбергене.

В создавшейся ситуации хорошим промежуточным результатом, безусловно, было бы совместное освоение потенциальных углеводородных ресурсов в «серой зоне».

Однако власти Норвегии до последнего времени придерживались позиции: «мы согласны сотрудничать, но вначале определим границу». Это не удивительно и даже логично для норвежской стороны. Поскольку, несмотря на правовые неточности их претензий, они ощущали неуверенность наших чиновников при ведении переговоров, а также наблюдали, как в конце 80-х - начале 90-х гг. Россия «во имя потепления» международной обстановки неоднократно поступалась своими интересами. Норвежские политики вполне могли рассчитывать, что и в Баренцевом море им удастся добиться своего.[5]

За 30 лет существования вопроса в нашей стране он так и не стал предметом дискуссии ни для всей общественности, ни для заинтересованных специалистов. В Норвегии проблемы «серой зоны» и статуса Шпицбергена систематически обсуждаются в прессе, учёными, политиками… В результате этого оттачиваются позиции и формируется общественное мнение, в том числе - мировое. Мы в этом явно проигрываем. Не приходится удивляться, что при отсутствии у общественности и прессы объективной информации о проблеме у нас подчас встречаются публикации и выступления, излагающие как факт не нашу, а норвежскую точку зрения: «…спорная территория ранее входила в состав арктических владений Советского Союза, а Норвегия претендует на неё в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву»

На сегодняшний день практически не остаётся сомневающихся в том, что для освоения шельфа Баренцева моря нужны совместные усилия России и Норвегии с возможным привлечением иных заинтересованных государств, международных компаний. В то же время с российской стороны было бы серьёзной ошибкой поспешное закрепление линии делимитации шельфов наших стран на основе срединной линии без детальной экспертизы комплекса правовых и политических особенностей проблемы, в том числе, отмеченных в данной статье, а также без соблюдения всех предусмотренных международным правом процедур разрешения подобных споров.

12 ноября 2002 г. в ходе переговоров в Осло между президентом России Владимиром Путиным и королём Норвегии Харальдом V стороны изъявили готовность к сотрудничеству в освоении нефтегазовых ресурсов Баренцева моря. Это внушило новые надежды на то, что для «серой зоны» наступят более «радужные» времена. Однако конкретные направления достижения необходимых соглашений не освещались. На пресс-конференции в Осло В. Путин добавил только, что «все решения должны быть выверенными, тщательно ориентированными на достижение устойчивого баланса интересов».[6]

В апреле 2010 года стороны пришли к соглашению, что новая делимитационная линия разделит спорную территорию на две равные части. Как рассказал норвежский премьер-министр, теперь спорная территория будет поделена поровну между Россией и Норвегией, а значит, будет принят некий компромиссный вариант делимитации, устраивающий обе стороны. Дмитрий Медведев на той же самой пресс-конференции заявил, что часть месторождений будут разделены делимитационной линией, и для их разработки потребуется совместное участие стран. Заключенное в Осло соглашение нельзя назвать ни дипломатической победой, ни поражением России. С одной стороны, установленную еще Сталиным в одностороннем порядке границу отстоять не удалось. С другой стороны, и Норвегия также вынуждена была сократить свои территориальные претензии.[7] Окончательно 40-летний спор был урегулирован 15 сентября 2010 года после подписания договора «О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане».[8]

3. К вопросу о международном-правовом режиме архипелага Шпицберген и прилегающих вод.

9 февраля нынешнего года исполнилось 91 год со дня подписания Договора о Шпицбергене, установившего уникальный в мировой практике правовой режим обширной территории архипелага.

С одной стороны, Договор признал «полный и абсолютный суверенитет» Норвегии над Шпицбергеном (ст. 1), с другой – этот суверенитет ограничивался целым рядом серьезных положений, включая предоставление гражданам стран-участниц права «одинакового свободного доступа на архипелаг и возможности ведения там хозяйственной деятельности «на условиях полного равенства» (ст. 2,3). Кроме того, Договор придавал архипелагу, по сути, демилитаризованный статус (ст. 9).

В 1925 г., в соответствии с королевской резолюцией, одновременно вступили в силу Договор о Шпицбергене, Горный устав для Шпицбергена (разработан на основе ст. 8 Договора) и национальный Закон Норвегии «О Шпицбергене».

Однако, уже вскоре, все эти акты Норвегия попыталась использовать для укрепления своего суверенитета в ущерб правовой основе режима Шпицбергена и его уникальному международно-правовому статусу.

Позиция России в отношении норвежских нормативных актов определяется, прежде всего, их соответствием толкованию Договора 1920 г. Так, российская стороны сделала заявление о непризнании ряда норвежских предписаний о природоохранных мерах (о чем речь пойдет ниже), ведении изыскательных работ и бурения на нефть, археологических исследованиях как направленных на ограничение хозяйственной и прочей деятельности на архипелаге. Не согласились мы и с установлением в 1977 г. 200-мильной «рыбоохранной» зоны вокруг Шпицбергена, введением в ней национальных правил регулирования рыболовства как с шагом, противоречащим соглашению 1920 г.[9]

Исторически Шпицберген и остров Медвежий, а также прилегающие морские акватории традиционно являются объектами особого интереса России и Норвегии как главных прибрежных континентальных государств этого региона. Этот особый интерес – хозяйственный, политический, стратегический и иной – находит свое отражение не только в интенсивном сотрудничестве друг с другом и стремлении оградить регион от вмешательства и чрезмерного влияния третьих стран, но также в спорах и конкуренции между обеими странами.

Представляется, что наиболее целесообразный политический подход состоит в том, чтобы указанные споры и конкуренция не ставили под вопрос главное, т.е. долговременное и конструктивное российско-норвежское сотрудничество на Севере. Нецелесообразный – это разваливать сотрудничество ради достижения сиюминутных выгод по тем или иным сравнительно второстепенным вопросам. Такой неправильный подход может вести только к росту противоречий и в перспективе – даже к конфликтам.

Вопрос о Шпицбергене – постоянная тема российско-норвежских переговоров и контактов на высоком уровне. Временами он обостряется, временами уходит на второй план. Главным успехом российской политики в последние годы можно справедливо считать закрепление в совместном заявлении Президента РФ и Премьер-министра Норвегии от 12 ноября 2002 года положения о том, что «норвежская сторона приветствует продолжение российско-экономической деятельности на Шпицбергене как естественной и важной части общей деятельности на архипелаге, а также новые виды такой активности». Поскольку речь идет о совместном российско-норвежском документе на высшем уровне, данное обязательство Норвегии имеет бесспорную международно-правовую силу и принципиальное значение для сохранения и развития российского присутствия на архипелаге в условиях взаимопонимания и сотрудничества с Норвегией.[10]

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Бирюков П.Н. Международное право. Учебное пособие. - М.: Юристъ. 1998, -416с.

2. Вилегжанин А.Н., Зиланов В.К. Шпицберген: правовой режим прилегающих морских районов. – М.: СОПС, 2006.

3. Куркин Б.А. Международное право. Учебное пособие. – М.: МГИУ, 2008. – 192 с.

4. Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. Учебник для студентов юридических факультетов и вузов. – М.: Волтерс Клувер, 2005. - 415 с.

5. Козлова Наталья. Остров арестованных кораблей // Российская газета. — 2005. — № 3904.

6. Лебедев Игорь, Удальцов Владимир. Граница нефти. «Серая зона» российско-норвежских отношений // Нефть России . — 2003. — № 3.

7. Орешенков А.М. Битва за Шпицберген // Независимая газета. — 2009. — № 7.

8. Сорокина Надежда. Москва не ослабит позиций на Шпицбергене // Российская газета. — 2006. — № 4024.

9. Лента.ру [Электронный ресурс] / Электрон, дан. – Режим доступа: http://www.lenta.ru/articles/2010/04/28/borders/ Взять и поделить, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус.

10. РИА Новости [Электронный ресурс] / Электрон, дан. – Режим доступа: http://rian.ru/video/20100915/276036339.html / Россия и Норвегия определились с границей в Баренцевом море, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус.


[1] Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. Учебник для студентов юридических факультетов и вузов. – М.: Волтерс Клувер, 2005. - с.205,207.

[2] Лебедев Игорь, Удальцов Владимир. Граница нефти. «Серая зона» российско-норвежских отношений // Нефть России . — 2003. — № 3.

[3] Куркин Б.А. Международное право. Учебное пособие. – М.: МГИУ, 2008. – с. 102

[4] Орешенков А.М. Битва за Шпицберген // Независимая газета. — 2009. — № 7.

[5] Козлова Наталья. Остров арестованных кораблей // Российская газета. — 2005. — № 3904.

[6] Лебедев Игорь, Удальцов Владимир. Граница нефти. «Серая зона» российско-норвежских отношений // Нефть России . — 2003. — № 3.

[7] Лента.ру [Электронный ресурс] / Электрон, дан. – Режим доступа: http://www.lenta.ru/articles/2010/04/28/borders/ Взять и поделить, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус.

[8] РИА Новости [Электронный ресурс] / Электрон, дан. – Режим доступа: http://rian.ru/video/20100915/276036339.html / Россия и Норвегия определились с границей в Баренцевом море, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус.

[9] Вилегжанин А.Н., Зиланов В.К. Шпицберген: правовой режим прилегающих морских районов. – М.: СОПС, 2006.

[10] Сорокина Надежда. Москва не ослабит позиций на Шпицбергене // Российская газета. — 2006. — № 4024.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему