Конфликты на предварительном следствии

О. Я. Баев, кандидат юридических наук Системный подход к советской крими­налистике обусловил возникновение нового направления в ее развитии. Речь идет в первую очередь о выработке криминалисти­ческих рекомендаций по разрешению задач достаточно высокого класса общности.[1] В предшествующие годы тактические приемы и рекомендации по их применению разрабатывались, как правило, относительно про­изводства отдельных следственных действий и интерпретировались применительно к частным методикам расследования отдельных видов преступлений.

Конфликты на предварительном следствии

О. Я. Баев, кандидат юридических наук

Системный подход к советской крими­налистике обусловил возникновение нового направления в ее развитии. Речь идет в первую очередь о выработке криминалисти­ческих рекомендаций по разрешению задач достаточно высокого класса общности.[1] В предшествующие годы тактические приемы и рекомендации по их применению разрабатывались, как правило, относительно про­изводства отдельных следственных действий и интерпретировались применительно к частным методикам расследования отдельных видов преступлений. В настоящее вре­мя внимание ученых все более привлекает разработка рекомендаций по оптимальным способам действия, познавательным, мыслительным, коммуникативным и другим сто­ронам деятельности следователя в различ­ных типовых ситуациях, возникновение которых возможно я криминалистической практике.

Подобные исследования обусловили воз­можность (рассмотрения предварительного расследования преступлений как своеобраз­ного процесса разрешения конфликтных ситуаций. Полярные мнения в дискуссии по этой проблеме наиболее ярко представляют, с одной стороны, А. В. Дулов, А. Р. Ра­тинов, И. Е. Быховский и др., и с другой—М. С. Строгович, И. Ф. Пантелеев и др.[2] Первая группа ученых положительно от­вечает на поставленный вопрос, а вторая полагает, что понимание следствия в целом как процесса разрешения конфликтных си­туаций «не согласуется с самой сущно­стью и принципами советского уголовного процесса».[3]

В настоящей статье рассматриваются лишь природа и классификация конфлик­тов в деятельности следователя на данной стадии уголовного процесса. Необходимость и актуальность изучения природы конфлик­тов в деятельности следователя согласуется с общей тенденцией исследования конфлик­тов в рамках социальных наук. «В этой области наметился переход от решения чи­сто утилитарных задач принятия опти­мальных решений в конфликте к изучению его природы, к познанию основных законов возникновения, развития и »схода конфлик­тов».[4]

Само понятие конфликта далеко не од­нозначно. Психологи, кибернетики, специалисты по теории игр и методам исследова­ния операций и представители других наук определяют конфликт различно, исходя из содержания и целей своих исследований. Не ставя задачу анализировать все известные определения, напомним, что обычно кон­фликт рассматривается как столкновение противоположных сторон, интересов, мне­ний, сил. В наиболее общем виде кон­фликт изучается в теории игр, где под ним понимается «всякое явление, относительно которого можно говорить о его участниках, об их действиях, об исходах явления, к ко­торым эти действия приводят, о сторонах, так или иначе заинтересованных в этих исхо­дах и о сущности этой заинтересованно­сти».[5]

В основе возникновения конфликтов в уголовном судопроизводстве лежит неоднозначное — а часто и противоположное—­отношение к событию (явлению, предмету, обстоятельству) или к отдельным аспектам данного события со стороны участвующих в процессе лиц. Лицо в силу личной, слу­жебной, познавательной или иной заинте­ресованности определяет отношение к дан­ному событию, формируя соответственно знание, мнение или убеждение о средстве разрешения конфликта и своем поведении. На основе этого лицо действует, планиру­ет и организует свою деятельность на определенном временном этапе. «Кон­фликт, — пишет К. Боулдинг в “Общей теории конфликта” — может быть опреде­лен как ситуация конкуренции, в которой стороны. понимают потенциальную несов­местимость позиций и в которой каждая сторона стремится занять позицию, несов­местимую со стремлением другой сторо­ны».[6] Подобное понимание конфликта ле­жит в основе аксиоматического положе­ния, что любое противоправное, амораль­ное поведение лица приводит к возникно­вению конфликта такого лица с социали­стическим обществом (или к внешнему выражению такого ранее существовавшего у него конфликта), который разрешается со стороны общества определенным поряд­ком: применением к этому лицу общест­венных, уголовных и других мер воздейст­вия в зависимости от степени серьезности возникшего конфликта. В подобных кон­фликтах следователь является стороной, отражающей и выражающей интересы и позиции общества, и на протяжении всего расследования поставлен в условия необ­ходимости разрешения тех или иных кон­фликтов.[7]

Какие же виды конфликтов характерны для работы следователя и какова их при­рода? Конфликты, возникающие у следо­вателя в силу его служебного положения, можно классифицировать как внутренние (закрытые) и внешние (открытые). Рас­смотрим подробнее их природу.

Наличие внутренних конфликтов связало с непрерывным процессом усвоения и оценки получаемой и перерабатываемой инфор­мации, которая определяет, модифицирует и трансформирует знания, мнения, убеж­дения следователя относительно тех или иных лиц, тех или иных расследуемых об­стоятельств. «Если мы имеем дело с приня­тием решений в условиях неопределенно­сти (а именно указанные условия, как правило, обычны в определенной мере в работе следователя на стадиях раскрытия и расследования преступлений — О. Б.), ... то это положение дел можно интерпре­тировать как конфликт, а именно как кон­фликт с нашим собственным познанием».[8] В соответствии с этим следователь плани­рует, организует и осуществляет деятель­ность по доказыванию в направлении разрешения внутреннего конфликта. Внутрен­ний конфликт следователя в процессе производства предварительного следствия раз­решается изменением его отношения к допустимости, относимости и достоверности имеющейся информации (или части ее) либо оценки данной информации, либо от­ношения к источнику информации и оценки его достоверности.

Внешние конфликты на предварительном следствии связаны с возможностью неоднозначного или противоположного отношения к определенным обстоятельствам, явлениям, поведению отдельных лиц. В этих кон­фликтах, как травило, с одной стороны, выступает следователь, с другой — обви­няемые, свидетели, потерпевшие и другие участники процесса. Однако следователь не всегда является непременным участни­ком всех конфликтных ситуаций. Зачастую конфликты возникают между участниками уголовного процесса: обвиняемым и потер­певшим, несколькими обвиняемыми между собой и т. д. Но и в таких ситуациях кон­фликт обычно разрешается его участника­ми с помощью следователя и служит по­следнему источником получения новых знаний, а также упрочения уже имевших­ся ранее мнений или убеждений об обстоя­тельствах расследуемого события. Лица, во­влекаемые в орбиту следствия, участвуют в разрешении конфликтов в соответствии со своим процессуальным положением и своими процессуальными правами. Дея­тельность конфликтующих сторон направлена на уменьшение конфликта на основе сформулированного каждой из сторон отношения к его предмету или, как мини­мум, на уклонение от ситуаций, которые могли бы усилить конфликт. Вместе с тем деятельность стороны, противостоящей сле­дователю, не во всех случаях приводит к признанию вины в инкриминируемом деянии или даче правдивых показаний. На­против, один из путей уменьшения кон­фликта — активное противоборство со сле­дователем вплоть до попыток создания «доказательств» в свою защиту, до оказания активного воздействия на свидетелей, потерпевших и других лиц с целью измене­ния ими показаний и т. п. Для следователя уменьшение конфликта состоит в деятель­ности по установлению с допрашиваемым взаимодействия контактного уровня, на­правленной на сознательное и искреннее раскаяние виновного в совершении пре­ступления или на его изобличение и уста­новление истины, несмотря на его противо­действие. Таким образом, рассматриваемый аспект деятельности участников конфлик­та оценивается как направленный на его уменьшение или уклонение от усиливающих его ситуаций не вообще, а лишь с позиция стороны, которая предпринимает те или иные действия в процессе разрешения кон­фликта.

В зависимости от степени противоречия, несовпадения и столкновения интересов следователя и других участников процесса внешние конфликты на предварительном следствии могут быть классифицированы следующим образом:

1. Класс «конфликтных игр с одним или многими игроками». В этом классе можно выделить конфликтные ситуации нескольких видов, в частности: а) носящие антагонистический характер, при котором интере­сы сторон диаметрально противоположны (так называемое строгое соперничество). Данные ситуации возникают, например, между следователем и лицами, в той или иной степени причастными к совершению преступлений; б) ситуации, которые харак­теризуются лишь частичным несовпадением целей или интересов сторон (нестрогое соперничество). В основе, своей они имеют конфликт между интересами следователя и лиц, непричастных к совершению преступ­ления и несвязанных с преступниками. Эле­ментарный пример такого рода конфликт­ных ситуаций — конфликт между интереса­ми следователя и свидетеля, дающего лож­ные показания или скрывающего известные ему факты из-за нежелания выступать по делу в качестве свидетеля.

С информационной точки зрения данные ситуации характеризуются тем, что сторо­на, противостоящая следователю, облада­ет определенной искомой информацией, но желает ее скрыть или исказить.

2. Класс «игр с природой». К нему от­носятся ситуации, имеющие в своей основе возможное непреднамеренное искажение или сокрытие информации при отсутствии интереса препятствовать установлению ис­тины. Ведь даже при полном совпадении интересов сторон наличие оснований пола­гать, что противостоящая следователю сто­рона непреднамеренно искажает или скры­вает информацию, ведет к возникновению между сторонами своеобразной ситуации, которую также можно отнести к конфликт­ным ситуациям описываемого класса.

С информационной точки зрения в си­туациях этого класса противостоящая следователю сторона желает передать опреде­ленную искомую следователем информа­цию, но могла воспринять ее с непреднаме­ренным искажением, или же лицо адекват­но восприняло искомую информацию, одна­ко воспроизводит ее с непреднамеренными искажениями, либо умалчивает об имею­щейся у него, информации, не имея на то направленного умысла.

В основу рассмотрения классификации, в целом достаточно освещенной в литературе,[9] положена степень противоречивости интересов конфликтующих сторон. Особен­ностью ее является универсальность, «при­годность» для всех стадий уголовного процесса. Однако конфликты на предвари­тельном расследовании специфичны. Отли­чают их способы разрешения конфлик­тов, которые может использовать следова­тель, в противоположность, например, суду. Подозреваемый, как правило, не знает, ка­кой совокупностью доказательств его вины располагает следователь, какие действия в дальнейшем будет проводить следователь для его изобличения. Подсудимый же пред­стает перед судом, тщательно ознакомив­шись со всеми материалами предвари­тельного расследования, согласовав линию своего поведения с квалифицированным юристом (защитником), и т. д. С этой точ­ки зрения конфликты со строгим соперни­чеством, например, могут разрешаться сле­дователем различно, не только в зависимо­сти от его возможностей, т. е. информа­ции, изобличающей допрашиваемого, которой следователь располагает на определен­ном этапе расследования, но и от его же­лания тем или иным способом указанные возможности реализовать. Так, следователь с целью изобличения допрашиваемого мо­жет назначить экспертизу, а затем предъ­явить ему заключение эксперта, или может продемонстрировать допрашиваемому воз­можности этой экспертизы до ее назначе­ния и т. п. «Эти действия в совокупности своей служат для достижения определен­ной цели, и потому каждый из участни­ков взаимодействия обычно соотносит от­дельные свои действия или наборы с тем, насколько они приближают его к желаемой целя».[10]

Изложенное позволяет предложить клас­сификацию конфликтов в деятельности следователя на основе способов его действий при их разрешении, выделив два основных класса конфликтов:

I. Конфликты, разрешаемые следовате­лем без использования всех имеющихся у него возможностей.

Следователь не предъявляет допраши­ваемому улик и доказательств, полностью не реализует следственную информацию, которой он располагает (как доказательст­венную, так и ориентирующую), или при­меняет ее в минимальной степени. При та­кой форме разрешения конфликта- следова­тель, как правило, не достигает немедлен­ного искомого стратегического эффекта. Главным в данном способе является то, что следователь не только полностью сохраняет свои возможности, но и опреде­ляет тактику их дальнейшей реализации на основе сформированного знания о возмож­ностях и личностных качествах допраши­ваемого. Такой способ характерен чаще всего для стадии установления контакта с допрашиваемым. Подобная «мирная» фор­ма разрешения конфликта не меняет суще­ства объективных факторов, лежащих в его основе (социальные позиции сторон, несо­впадение и противоречивость их интересов и непрерывный процесс усвоения и оценки следователем получаемой и перерабатывае­мой информации).

В. И. Ленин, рассматривая такой корен­ной признак диалектического противоре­чия, как борьба противоположностей, ино­гда выражение «борьба» берет в кавычки, ибо не всякое взаимоотрицание противопо­ложностей выступает в форме борьбы в прямом смысле этого слова.[11] В рассмат­риваемом случае понятие «конфликт» так­же не всегда обозначает наличие прямых антагонистических противоречий между сто­ронами.

II. Конфликты, разрешаемые следовате­лем с активным использованием своих возможностей.

Пользуясь этим способом, следователь полностью реализует имеющуюся следственную информацию. Он предъявляет до­казательства, проводит очные ставки, следственные эксперименты, обыски и другие следственные действия, направленные на изобличение противостоящей ему стороны, применяет разнообразные тактические при­емы. Вместе с тем надо иметь в виду, что если данный способ не привел следователя к достижению поставленной цели — изобли­чению подозреваемого или обвиняемого, получению правдивых показаний от лже­свидетеля и т. п., то эффективность повтор­ного использования реализованных воз­можностей в значительной степени снижа­ется, а в ряде случаев сводится к нулю. Пример — оценка доказательственного зна­чения повторного опознания личности. При таком способе следователь рискует утра­тить определенную часть своих ресурсов (реализованных возможностей). К подобно­му способу он должен прибегать при на­личии общих условий конфликтного взаи­модействия. Теоретики исследования кон­фликта к таким условиям, в частности, относят: потерю надежды конфликтующей стороной достичь своей цели какими-либо другими способами после того, как были испробованы или обдуманы и исключены как непригодные другие типы поведения; достаточно высокую субъективную оценку возможности достижения успеха в разреше­нии конфликта стороной, реализующей свои возможности.[12]

Если, однако, описываемый способ не привел следователя к искомому результа­ту, у него на основе полученного при этом нового знания появляется необходимость, а в ряде случаев и проясняется путь к при­обретению новых возможностей взамен утраченных. Например, установление ранее неизвестных свидетелей, назначение тех или иных экспертиз с применением новейших, иногда весьма трудоемких и дорогостоящих методов -исследования и т. п.[13]

Следовательно, характер конфликта во многом зависит от степени значимости для конфликтующей стороны знания, мне­ния о предмете конфликта, устойчивости и обоснованности этого знания и предвидения для стороны последствии его изменения.

Процесс разрешения внутренних и внеш­них конфликтов, возникающих при произ­водстве расследования, позволяет следова­телю полно и объективно устанавливать истину по уголовным делам. В то же вре­мя нахождение следователя в состоянии постоянного разрешения конфликтов в зна­чительной степени повышает экстремаль­ность его профессиональной деятельности и в ряде случаев может привести к дефор­мационным изменениям личности следова­теля.[14] Это в свою очередь требует улуч­шения профотбора лиц, направляемых на следственную работу, и обучения студен­тов-юристов оптимальным, законным и нравственно допустимым способам участия в конфликтных ситуациях и их разрешения.

При изучении курсов криминалистики, уго­ловного процесса, судебной психологии и судебной этики необходимо уделять боль­ше внимания подробному изучению кон­фликтов, их природе и способам разреше­ния.

1 См.: Васильев А. Н. Следственная тактика. М., 1976, с. 57; Шиканов В. И. Тактическая операция как важнейший структурный элемент следственной тактики и одна из форм сотрудничества органов следствия и дознания. — В кн.: Проблемы Советского государства и права, вып. 9— 10. Иркутск, 1975, с. 35 и др.

2 См.: Ратинов А. Р. 1) Судебная психология для следователей. М., 1967, с. 159—163; 2) Теория рефлексивных игр в приложении к следственной практике. — В кн.: Правовая кибернетика. М., 1970; Пантелеев И. Ф. Некоторые пробле­мы психологии расследования преступле­ний.—Труды ВЮЗИ, вып. 29. М., 1973; Проблемы судебной этики. М., 1974; Дулов А. В. Судебная психология. Минск, 1975, с. 98—107.

3Пантелеев И. Ф. Указ. соч., с. 223.

4 Оpлова Э. А., Филонов Л. Б. Взаимодействие в конфликтной ситуации, Некоторые факторы, определяющие ход вза­имодействия. — В кн.: Психологические про­блемы социальной регуляции поведения. М., 1976, с. 319.

5 Энциклопедия кибернетики, т. К Киев, 1975, с. 333.

6 Цит. по: Радушевский В. Д. Риск, конфликт и неопределенность в процессе принятия решений и их моделирование.— Вопросы психологии, 1974, № 2, с. 85.

7 На объективный характер конфликта обращают внимание Э. А. Орлова и Л. Б. Филонов, отмечая, что конфликтная ситуа­ция выступает как реальное проявление объективных факторов в конкретных усло­виях взаимодействия (см.: Орлова Э.А., Филонов Л. Б. Указ. соч., с. 321).

8 Исследование операций и развитие науки. ССА симпозиум. Информационный бюллетень № 4 (19). М, 1969.—Амери­канский психолог Л. Фестингер подобные внутренние конфликты определяет как ког­нитивный диссонанс, т. е. как диссонанс с собственным знанием.

9 См. например: Ратинов А. Р. Тео­рия рефлексивных игр в приложении к следственной практике, с. 185—194.

10 Оpлова Э. А., Филонов Л. Д. Указ. соч., с. 324.

11 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 317 и др.

12 См.: Орлова Э. А., Филонов Л: Б. Указ. соч., с. 332—333.

13 Классификация конфликтов на пред­варительном расследовании возможна по способам действий не только следователя, но и противостоящей ему в конфликте сто­роны (что является предметом самостоя­тельного исследования).

14 См.: Котов Д. П., Шиханцов Г. Г. Психология следователя. Воронеж, 1976, с. 26—30.

Под следственной ситуацией понимается совокупность сложившихся на определенный момент расследования обстоятельств, которые должны учитываться при разработке и реализации программы дальнейшего расследования. Следственная ситуация - сложное, многомерное образование. Как продукт столкновения, стечения, сосуществования, взаимодействия и противодействия обстоятельств различной природы, она имеет правовой, информационный, технике- и тактико-криминалистический, методический, организационно-управленческий, оперативно-розыскной и иные аспекты. Круг обстоятельств, которые могут определять тип, вид и содержание ситуации, довольно обширен. Среди них выделяются обстоятельства информационного, криминалистического, психологического, материально-технического, организационного, кадрового, правового и иного порядка. Характерная черта следственной ситуации - объективность ее содержания, а также то, что его образуют лишь такие обстоятельства, которые являются элементами системы проводящегося по делу расследования (привнесенные в эту систему, формирующиеся в ее недрах, функционирующие в рамках этой системы). К ним относятся класс, вид и особенности познаваемых объектов, включая криминальные ситуации, затраченный и оставшийся срок расследования, собранные по делу доказательства, каналы и источники их поступления, имеющиеся в распоряжении следователя средства криминалистической техники, их достаточность, возможность эффективного применения и т. д. Однако в роли детерминант, факторов, определяющих характер и специфику следственных ситуаций, влияющих на их формирование и развитие, выступают обстоятельства более широкого круга. В него входят не только обстоятельства внутреннего для расследования порядка, но и элементы внешних по отношению к нему систем, обусловливающие и положительные, и негативные факты, акты, тенденции, процессы, свойства и взаимодействия которых и придают ситуациям их своеобразие. В роли такого рода факторов могут выступать: наличие или отсутствие на обслуживаемой территории экспертно-криминалистических подразделений, моргов, тюрем; состояние и уровень развития системы транспортных коммуникаций: этнический со став местного населения, его реакция на производящееся рас следование; уровень профессионального мастерства следователя, его общего развития, активности, его гражданская позиция, состояние здоровья и другие компоненты объективного и субъективного порядка. Главное в ситуации - это состояние расследования в данный момент, что определяется уровнем решения его задач. Все остальные элементы группируются вокруг этого показателя, играют подчиненную по отношению к нему роль, выступают в качестве обстоятельств (условий, средств), способствующих либо препятствующих достижению целей расследования. Следственная ситуация, будучи сложным и неоднородным по своему составу образованием, в то же время является подвижной, динамично развивающейся структурой. Сформировавшись в том или ином виде к моменту возбуждения уголовного дела, она по ходу расследования непрерывно трансформируется, приобретая одни и изменяя другие признаки. По многим уголовным делам исходные ситуации начального этапа расследования чаще всего формируются в силу стечения обстоятельств, независящих от намерений, воли и действий следователя. Их содержание определяется главным образом особенностями криминальной ситуации, обстоятельствами события, по поводу которого возбуждено уголовное дело. Однако во всех случаях то, в каком направлении развивается ситуация после обнаружения события с признаками преступления, какой характер приобретает и каким она наполняется содержанием, в значительной мере зависит от усилий следователя. В сложившейся следственной ситуации, как в зеркале, всегда отражаются два взаимосвязанных момента: 1) фактическое положение, реальное состояние расследования - фактическая база; 2) стратегический и тактический потенциал, зачатки, зародыши будущего состояния расследования, его перспективное начало. Следователь, его внутренняя и внешняя активность находятся в центре трансформирующихся одна в другую по ходу расследования ситуаций, выступая в качестве связующего звена их фактической и перспективной частей, объединяя их в одно неразрывное целое. Сложившаяся по делу ситуация только тогда приобретает практическую значимость, с точки зрения улучшения состояния расследования, когда она воспринята следователем, когда он поставил ей точный диагноз, проник в содержание и конструктивно использовал полученные знания. Это становится возможным на основе построения, изучения и объективной критической оценки мысленной модели ситуации. Составными частями общей модели ситуации незавершенного расследования могут быть следующие модели:

- круга обстоятельств, подлежащих установлению:

- обстоятельств, которые установлены на данный период времени;

- собранной, а также отсутствующей, но необходимой информации об обстоятельствах дела;

- источников полученной и носителей (в том числе возможных) неполученной информации, каналов, по которым она поступила и может поступить, затраченного времени, реализованных средств, методов, приемов собирания имеющейся информации:

- факторов, как осложняющих, препятствующих, так и способствующих собиранию необходимой информации и решению других задач расследования:

- состояния имеющихся и необходимых интеллектуальных, технико-криминалистических, тактических, информационных, оперативных и иных ресурсов и возможностей расследования:

- направлений, форм, путей, средств дальнейшей работы по делу. Поэтому при изучении и оценке ситуации во внимание принимаются собранные и отсутствующие данные относительно обстоятельств, подлежащих установлению, их полнота, достоверность, наличие необходимых условий для быстрого и результативного восполнения пробелов в знании относительно исследуемого события в целом, его отдельных элементов и сторон, устранения допущенных ошибок и т. д. Учитываются и иные обстоятельства (и их взаимосвязи), как способствующие установлению истины, принятию и успешной реализации обоснованных правовых и криминалистических решений, так и неблагоприятствующие этому (например, оказание расследованию содействия со стороны потерпевшего, очевидцев содеянного или противодействие установлению истины со стороны сил, не заинтересованных в раскрытии преступления, разоблачении всех его участников и привлечении их к уголовной ответственности). Задача изучения и оценки мысленной модели ситуации состоит, во-первых, в определении состояния расследования с позиции уровня решения всех его задач, а также наличия проблем, требующих разрешения для развития ситуации в нужную сторону; во-вторых, в разработке программы дальнейшего расследования. В зависимости от круга, характера и содержания выявленных проблем определяется цель (цели) будущей деятельности, намечается перечень и последовательность подлежащих решению задач, моделируются действия, средства и методы их решения. В программе разрешения ситуации наряду с этим должны быть предусмотрены меры по кадровому, ин формационному, оперативному и иному обеспечению пред стоящей работы. Таким образом, ситуация выступает в качестве определяющего, фундаментального звена следующей конструкции: исходная ситуация - проблема - цель - задачи - программа дальнейшего расследования - реализация программы - достигнутые результаты - новая по своему содержанию ситуация. Следственная ситуация самым тесным образом связана с этапом расследования. Понятием этапа расследования в криминалистической трактовке обозначается относительно самостоятельный, выделяемый отрезок (часть, период) данной деятельности, в рамках которого осуществлен переход от одной следственной ситуации к другой, являющейся продуктом, результатом развития предшествующей ей ситуации, но отражающей в отличие от нее качественно иное содержание (состояние) расследования. Диалектическая связь этапов и ситуации протекает по линии исходных и промежуточных целей и задач поисково-познавательной деятельности по уголовному делу. Переход от одного этапа расследования к другому - это переход от одной ситуации к другой, от одних целей и задач к другим. Каждый этап имеет свое начало и свой конец. На "входе" в этап стоит одна ситуация, а значит, и ситуационно обусловленный комплекс адекватных ей специфических целей и задач, а на "выходе" -другая ситуация, являющаяся развитием предшествующей ситуации, и обусловленные ею цели и задачи. При анализе данной проблемы следует иметь в виду определенную условность положения о смене ситуаций, пере хода от одной ситуации к другой. Эволюция ситуаций не является абсолютной. Каждая последующая ситуация не есть в чистом виде новая по всем показателям, параметрам ситуация, в корне отличающаяся от предыдущей. Все промежуточные и даже конечная, заключительная ситуация сохраняют какие-то элементы, черты, стороны, переходящие в неизменном или частично измененном виде из предшествующих ситуаций, включая ту, что сложилась на момент возбуждения дела. В то же время все ситуации, развивающие исходную, всегда содержат в себе элементы нового, того, что не было представлено вообще в предыдущей ситуации. В сущности механизм расследования представляет собой процесс поэтапного развития исходной следственной ситуации, изменения ее содержания, качественных характеристик. Такое понимание не отрицает методологической и методической значимости положения о различных ситуациях на различных этапах расследования. Идея, на которую опирается это положение, важна с различных точек зрения, в частности, потому, что она позволяет осуществить классификацию и типизацию ситуаций по признаку их связи с тем или иным этапом расследования, поскольку ситуации различных этапов расследования имеют существенные различия в значительной части своего содержания.

Начало формы

Average:

Poor

Okay

Good

Great

Awesome

Конец формы