регистрация / вход

Перспективы сближения регионов по величине валового регионального продукта на душу населения

Содержание: Введение стр 4. Раздел 1.. Перспективы сближения регионов по величине валового регионального продукта на душу населения (на примере субъектов РФ, входящих в один из семи федеральных округов).

Содержание:

Введение стр 4.

Раздел 1.. Перспективы сближения регионов по величине валового регионального продукта на душу населения (на примере субъектов РФ, входящих в один из семи федеральных округов).

1.1 Валовый региональный продукт на душу населения как важнейший показатель экономического развития субъектов РФ.

1.2 Факторы, влияющие на изменение валового регионального продукта на душу населения……..стр7.

Раздел 2.Перспективы сближения регионов по величине валового регионального продукта на душу населения (на примере субъектов РФ, входящих в один из семи федеральных округов). стр.24

Вариант 1. Субъекты РФ, входящие в состав Центрального федерального округа.

Раздел 3.Возможные пути сближения субъектов РФ по величине валового регионального продукта на душу населения (обороту розничной торговли на душу населения, объему платных услуг на душу населения, уровню безработицы).стр……30

Заключение стр32

Список литературы стр.34

Введение:

В Центральном Федеральном округе сосредоточено 66% всех промышленных запасов железных руд (добыча составляет более половины от общероссийской), 25% запасов фосфоритов, 25% цементного сырья (добыча - более 40%) и 15% запасов бокситов. Наиболее используемыми из всех природных ресурсов являются стройматериалы (глина, песок, гравий, щебень) и подземные воды. Добывали в этом округе и уголь Подмосковный бассейн). Центральный федеральный округ является не только географическим, но и финансовым центром России. Основными отраслями промышленной специализации являются наукоемкие и трудоемкие производства России. Округ занимает лидирующие в России позиции в машиностроении и металло- обработке, легкой (особенно текстильной) промышленности.

Важную роль в экономике ЦФО играет химическая промышленность. Развито как производство минеральных удобрений, так и химия органического синтеза. В российских масштабах ведется производство синтетических смол, пластмасс, резинотехнических изделий, шин, синтетических красителей. Отраслями специализации Центрального федерального округа являются также полиграфическая и кондитерская промышленности. Используется атомная энергетика (Смоленская АЭС, Тверская АЭС, Костромская АЭС и Обнинская АЭС). Важную роль играет Загорская ГАЭС. Хотя по объему промышленного производства Центральный федеральный округ уступает Приволжскому ФО, практически по всем показателям, характеризующим инвестиционную активность, торговый оборот и финансовую деятельность предприятий ЦФО уверенно занимает первое место. В Центральном ФО максимальный в России денежный доход на душу населения и минимальный в стране уровень безработицы. При этом уровень инфляции и стоимость продуктовой части потребительской корзины находится на среднем по России уровне. Сельское хозяйство играет важную роль в экономике Центрального федерального округа. В состав ЦФО входит Центрально-Черноземный экономический район, являющийся одним из ведущих сельско- хозяйственных районов России. Из зерновых культур на территории округа преобладают озимые - пшеница и рожь. В округе развито мясомолочное животноводство, птицеводство, свиноводство. Ведущие позиции в России Центральный федеральный округ занимает по выращиванию картофеля и овощей. За счет крайне выгодного и важного экономико-географического положения, Центральный ФО обладает самой развитой транспортной сетью в России. Плотность железнодорожного траспорта является самой высокой в России. ЦФО обладает и самым развитым автомобильным транспортом. От Москвы отходят 15 автомагистралей. Речной транспорт имеет важное значение только для Москвы и Московской области при транспортировке крупногабаритных грузов. Трубопроводный транспорт также играет важную роль в экономике округа, обеспечивая поступление топливных ресурсов.

В региональных исследованиях под неравномерностью социально-экономического развития мы понимаем выявленные и изученные на основе специальных информационно-аналитических технологий различия между регионами по уровню накопленного экономического потенциала, степени фактического благосостояния населения, а также иным характеристикам экономики и социальной сферы регионов. Оценка неравномерности развития позволяет количественно охарактеризовать социально-экономическое состояние того или иного региона РФ, а также установить его место среди регионов России. Реализация на практике цели управления – выравнивания уровней социально-экономического развития регионов Российской Федерации – должна выражаться, прежде всего, в том, что показатели, в которых измеряется этот уровень, должны все более и более сближаться по своим значениям. Эта предпосылка предопределяет необходимость проведения сравнительного анализа регионов по характерным признакам (показателям) с целью определения тенденций межрегиональной неравномерности.

Специфика диагностики неравномерности социально-экономического развития регионов, на наш взгляд, заключается в следующем: – опора на официальные, открытые источники многоаспектных данных федеральной статистики по всем регионам России; – приоритет количественных данных над качественными с целью снижения ресурсоемкости исследования и уменьшения субъективности оценки; – комплексность оценки, обеспечиваемая значительным количеством информационно значимых показателей; – беспристрастность и непредвзятость оценок, заключающаяся в отсутствии согласования результатов и намерений заказчика и исполнителя работы, нередко представленных одними и теми же органами власти и управления.

Решение региональных проблем, определение направлений экономического развития, хозяйственных, особенно рыночных, межрегиональных отношений – главная задача руководителей региона. Изучение социально-экономического развития должно обеспечить понимание и успешный поиск путей решения регионально-экономических проблем. Важнейшим показателем, выступающим основным индикатором социально-экономического развития, является валовой региональный продукт (ВРП), который аналогично валовому внутреннему продукту, характеризует стоимость конечных товаров и услуг в рыночных ценах, произведенных всеми участниками производственного процесса.


Раздел 1.. Перспективы сближения регионов по величине валового регионального продукта на душу населения (на примере субъектов РФ, входящих в один из семи федеральных округов).

1.1 Валовый региональный продукт на душу населения как важнейший показатель экономического развития субъектов РФ.

Региональное единство подразумевает однородность составляющих территориальных единиц по возможности использования финансовых, хозяйственных, природных, социальных и других ресурсов. При этом учитываются проведение эффективной хозяйственной деятельности и обеспечение населения определенным уровнем и качеством жизни, сложившимся на территориальном пространстве. Поэтому, говоря о целостности федеративного государства, надо иметь в виду, что в значительной степени она зависит от уровня регионального единства входящих в нее субъектов.

Региональное пространство России по своим климатическим и экономико-

хозяйственным признакам чрезвычайно вариабельно. Оно включает одиннадцать временных зон, что приводит к существенным различиям в условиях проведения хозяйственной политики субъектов, а соответственно и условий жизни населения. Данная тенденция существовала и ранее, но начиная с 90-х годов XX в. она усилилась. Темпы экономического развития, характеризующие различную интенсивность процесса роста субъектов Федерации, привели к усилению неравенства в социально-экономической

области. При этом отметим, что существенные региональные различия наблюдаются не только между федеральными округами, но и внутри округов, между отдельными областями. К основным признакам отличий относится наличие разброса экономических и социальных статистических показателей как характеристик, определяющих сложившееся положение на экономическом пространстве РФ. Региональная дифференциация областей по социально-экономическим показателям в РФ во многих случаях достигает 10–15 раз, что является характерным для стран «третьего мира». Подобная ситуация существует и в развитых странах, но уровень региональных

диспропорций в редких случаях превышает 2–3 раза.2 Поэтому одним из критериев определения развитости или неразвитости страны является существующая территориальная структура экономики.

Региональное map расслоение как дифференциация чрезвычайно отрицательно сказывается на жизни современного федеративного государствафедеративного государства, поскольку усиливаются дезинтеграционные тенденции, приводящие к весьма отрицательным последствиям в жизни общества. Ученые отмечают наличие предела регионального расслоения, за рамками которого происходит разрушение государства.

Региональную дифференциацию, т. е. асимметричное развитие жизни общества, возможно проследить и измерить при помощи статистических показателей – как экономических, так и социальных.

Для изучения этого процесса были рассмотрены и использованы четыре показателя, характеризующих с разных сторон уровень развития территориальных округов и областей: региональный валовой продукт (РВП), приходящийся на душу населения; среднедушевой доход населения в месяц; общий уровень преступности и уровень преступности экономической направленности.Отбор этих показателей определялся некоторыми

соображениями.

Для национальной экономики общепризнанной основой макроэкономических измерений и оценок является система национальных счетов (СНС). Центральное место в СНС занимает показатель ВВП, а в системе региональных счетов (СРС) – его аналог – валовой региональный продукт (ВРП). Межрегиональное сравнение субъектов Федерации по ВРП на душу населения является одним из основных этапов социально-экономического анализа, показывающего масштаб и эффективность региональных экономик. Численное значение ВРП на душу населения позволяет обосновывать государственную политику по стимулированию регионального экономического развития и поддержке проблемных регионов (депрессивных, отсталых и др.). Учитывая важность и значимость этого показателя, он был отобран для данного исследования. В современных условиях значительно возросла территориальная дифференциация уровня жизни населения в РФ.

Отобранный показатель – среднедушевой денежный доход населения – является синтетическим, поскольку, с одной стороны, он отражает результат экономической деятельности в отдельном регионе, а с другой – характеризует социальную ситуацию в конкретных условиях места и времени. Этот показатель является одним из важнейших

индикаторов уровня жизни населения, определяя социальную эффективность

общественного производства. Статистика преступности свидетельствует, что на протяжении длительного времени в России сохраняется сложная криминогенная ситуация, характеризующаяся интенсивной криминализацией общества. Это распространяется даже на те общественные и экономические институты, которые до недавнего времени считались надежно защищенными от нее (финансовая, правоохранительная, внешнеэкономическая деятельность). Рост преступности превратился в одну из наиболее острых государственных проблем, приобрел общенациональное значение. Мониторинговые опросы общественного мнения практически повсеместно подтверждают тот факт, что возрастающее беспокойство населения за свою личную безопасность, жизнь и здоровье близких, сохранность имущества становится важнейшим фактором, провоцирующим состояние нестабильности в массовом сознании. Углубление анализа предполагает изучение структуры преступности.

Соотношение различных видов преступлений в структуре преступности имеет более или менее устойчивый характер. Из общей массы выделяется преступность экономической направленности, темпы роста которой особенно заметны по сравнению с другими видами. Все отобранные характеристики являются разноплановыми, но взаимосвязанными показателями, отражающими социально-экономическую направленность развития субъекта. Они занимают ведущее место в иерархии показателей, свидетельствующих об определенном уровне и качестве жизни рассматриваемого субъекта. Комплексное рассмотрение уровней этих показателей позволяет более глубоко изучить региональную дифференциацию федеральных округов и областей, входящих в эти округа.

Еще в 1995 г. в отделе региональных проблем Аналитического управления Администрации Президента РФ была сформулирована «Концепция региональной стратегии России (проект)», где рассматривались различные варианты уменьшения асимметричности в развитии субъектов РФ. Отмечалось, что искусственное воздействие на асимметрию развития областей может привести к прямо противоположным желаемым результатам.

Наращивание темпов экономического развития в некоторых областях ведет к

дальнейшему усилению различий между субъектами, а уменьшение воздействия на них способствует снижению темпов экономического развития «богатых» регионов, что приводит к региональному выравниванию, т. е. взаимному сближению, но в целом отрицательно сказывается на экономическом развитии страны.4 В связи с этим существующая проблема сохранения регионального единства является актуальной и требует своего дальнейшего изучения, в частности, при помощи статистических методов. Статистический показатель – асимметрия (As ) – представляет собой наличие в изучаемой совокупности сдвига вариантов в сторону увеличения или уменьшения от среднего значения изучаемого признака. Графическое изображение данного показателя проявляется вытянутостью одной из ветвей распределения. Важным при изучении такого графика служит направленность данной ветви, поскольку различают левостороннюю и правостороннюю асимметрии. В первом случае в совокупности преобладают варианты, значения которых меньше среднего значения рассматриваемого признака. При правосторонней асимметрии преобладают варианты, имеющие значения большие, чем средняя характеристика. Поэтому в зависимости от изучаемого явления левосторонняя или правосторонняя асимметрия является либо положительным, либо отрицательным результатом.Например, положительным моментом можно считать преобладающую численность субъектов РФ по валовому региональному продукту на душу населения (правосторонняя As ).

Если же рассматривать уровень преступности в отдельных субъектах РФ по

отношению к его среднему значению, рассчитанному в целом по стране, то правосторонняя As будет являться отрицательным результатом, поскольку преобладает численность субъектов Федерации, где коэффициент преступности выше среднего уровня по стране.

Поэтому в данном случае положительным явлением должна считаться левосторонняя асимметрия.

Размах вариации по проведенным показателям рассчитывался как разность

коэффициентов вариации. Самая высокая вариация субъектов РФ наблюдается по валовому региональному продукту на душу населения: R =99,92%–27,76%=72,16%, где V min=27,76% в Северо-Западном округе и V max=99,92% в Уральском округе при общем коэффициенте вариации по Российской Федерации, составляющем 67,35%. Полученный результат характеризует высокое разнообразие субъектов по РФ. Например, при средней характеристике ВРП на душу населения по РФ равным 65 тыс. руб. разброс по отдельным субъектам составил: в Тюмени – 294 тыс. руб., Чукотском крае – 221, Москве – 193, Республике Саха – 121, Магадане – 115, Сахалине – 103, Коми – 91, Санкт-Петербурге – 79 тыс. руб., и т. д.

Наименьшие значения ВРП имеют такие регионы, как Адыгея – 19 тыс. руб., Дагестан – 16 тыс. руб., Ингушетия – 8 тыс. руб.

Если же рассматривать ВРП на душу населения по округам, то в Южном округе он составляет 30 тыс. руб. (это наименьшая величина среди данных по округам РФ), при этом Краснодарский край имеет 46 тыс. руб., что в 3,75 раз больше, чем в Ингушетии. Самый высокий уровень ВРП на душу населения наблюдается в Уральском округе (108 тыс. руб.), а колебания внутри округа составляют от 294 тыс. руб. в Тюменской области до 31 тыс. руб.

в Курганской области. Этот же показатель по Центральному федеральному округу, при средней величине, равной 50 тыс. руб., варьирует: по Москве он составляет 193 тыс. руб., а в Ивановской области – лишь 26 тыс. руб., т. е. в 7,42 раза он ниже уровня в Москве, в 1,92 раза ниже среднего уровня по округу и в 2,5 раза меньше среднероссийского.

Размах вариации по показателю – среднедушевой доход населения – в месяц

колеблется от 65,59% в Центральном до 21,84% в Сибирском округе, разность (R ) составляет 43,75%.

Различия между федеральными округами по данному показателю значительны. Самый низкий уровень по среднедушевым доходам населения занимает Южный округ, где рассматриваемый показатель в среднем составляет 2648 руб., при этом разброс следующий:

Ростовская область имеет самый высокий уровень – 3110 руб., а самый низкий в Ингушетии – 1151 руб., что в 2,3 раза меньше среднего уровня по округу и в 2,7 раза меньше уровня в Ростовской области. По Центральному округу самый высокий показатель имеет население Москвы (14 916 руб.), самый низкий в Ивановской области – 1727 руб., при средней характеристике по округу 5648 руб.

Размах коэффициентов вариации по фактору «число зарегистрированных преступлений на 100 000 населения» R составляет 25,82%, минимальный коэффициент вариации наблюдается в Северо-Западном округе (8,74%), а максимальный – в Южном (34,56%).

Вариация округов по показателю «число зарегистрированных преступлений экономической направленности» выше по сравнению с предыдущим фактором: размах вариации составляет 39,78% (V min = 19,31% в Центральном, V max = 59,09% в Дальневосточном округе) против 26,96% по общей преступности. Но оба показателя, характеризующие преступность в округах и областях, имеют высокий уровень.6 По фактору «преступность экономической направленности» выделяется Дальневосточный федеральный округ (59,09%), а наиболее низкий показатель – в Центральном округе (19,31%). Все сказанное свидетельствует о значительных различиях уровня жизни населения в отдельных субъектах, т. е. о существенной региональной асимметрии.

Полученные результаты в дальнейшем были использованы следующим образом. Коэффициенты вариации, характеризующие вариацию федеральных округов, были ранжированы, полученные ранги просуммированы, что позволило определить некоторую целостную характеристику.

Наиболее однородным оказался Северо-Западный округ, поскольку сумма рангов всех четырех показателей оказалась равной 9 баллам, разнородными являются Уральский и Дальневосточный округ, где сумма соответственно составила 22 и 23 балла, Центральный и Южный имеют одинаковые балльные оценки – по 18, также одинаковый балл, но по 11 имеют Приволжский и Сибирский округа. Однако подобную ранговую характеристику по коэффициентам вариации необходимо было дополнить более подробным рассмотрением, поскольку при наличии одинаковых суммарных ранговых характеристик (рассчитанных по коэффициенту вариации) внутри округа существует крайне высокая разнородность данных. Например, Центральный и Южный округа при одинаковых суммарных величинах имеют существенные различия: так, ранги по показателю «среднедушевые доходы населения в месяц» в Южном округе занимают третье место среди остальных семи округов, а Центральный – седьмое. Подобная ситуация наблюдается и по другим факторам. Для подтверждения вывода о наличии асимметрии округов необходимо было рассмотреть другой количественный метод. Метод, применяющийся для изучения дифференциации и позволяющий изучить асимметрию, заключается в построении иных ранговых характеристик и на их основе расчета средних величин.

Поскольку валовой региональный продукт на душу населения и среднедушевой доход в месяц являются показателями-стимулянтами, то ранг 1 присваивался тем федеральным округам, где уровень ВРП был самый высокий. Таким оказался Уральский федеральный округ, где ВРП на душу населения составлял 108 тыс. руб., самый низкий ВРП – в Южном округе (30 тыс. руб.), поэтому его ранг составил 7.

Аналогично определялись ранги и по второму показателю – среднедушевым доходам населения в месяц.

Два следующих показателя относятся к дестимулянтам, и здесь присвоение ранга 1 давалось тому округу, где он наименьший. Например, самый низкий уровень преступности на 100 000 населения в 2002 г. наблюдался в Южном федеральном округе (1305), что позволило присвоить ему ранг 1, на седьмом месте – Дальневосточный округ. Далее определялась общая сумма рангов и рассчитывался средний ранг.

Величина среднего ранга по федеральным округам составляет: Центральный – 3,25; Северо-Западный – 3,75; Южный – 4,0; Приволжский – 3,75; Уральский – 4,0; Сибирский – 4,75; Дальневосточный – 4,5.

На основе средних ранговых характеристик можно говорить о самом «развитом» округе. По приведенным расчетам, таким является Центральный, поскольку он имеет наименьший ранг. В Сибирском федеральном округе средняя ранговая характеристика составила 4,75, что свидетельствует о «неразвитости» округа по отношению к остальным: по ВРП на душу населения он занимает предпоследнее место (43 тыс. руб.), по среднедушевым доходам – пятое место (3280 руб.), по уровню преступности на 100 000 населения – также пятое место (2051) и по преступлениям экономической направленности (185 преступлений на 100 000 жителей) – третье место.

Итак, наблюдается глубокая разнонаправленная дифференциация субъектов Федерации по отобранным факторам, что свидетельствует о существенном уровне региональной асимметрии. Асимметрия численно измеряется. Существуют различные модификации ее определения, но в выборе аналитики исходят из специфики информации об изучаемой совокупности.

Для нашего варианта был использован показатель асимметрии Линдберга,8

определяемый как As = p –50, где p – процентная доля частот вариантов, превосходящих среднюю арифметическую величину.

Например, по Центральному федеральному округу имеется лишь один субъект (Москва), значение которого выше среднего уровня ВРП по России, т. е. 193 тыс. руб. > 65 тыс. руб., все остальные области этого округа имеют данный показатель ниже среднероссийского.

Показатель асимметрии Линдберга может быть отрицательным и положительным. Рассматривая этот же показатель по Дальневосточному округу, видим, что As = +6%, т. е. больше половины областей имеют уровень экономической преступности выше, чем

общероссийский. Рассмотрение полученных результатов табл. 2 позволяет сделать следующие выводы: в основном асимметрия, рассчитанная как по данным внутри федеральных округов, так и

в сравнении с общероссийскими показателями, представлена отрицательными характе- ристиками, отрицательная асимметрия прослеживается и по обобщающим данным «в целом по России». Если по показателям-дестимулянтам эти результаты можно считать положительным явлением, т. е. в основной своей массе федеральные округа имеют показатели

ниже общероссийского уровня, то по ВРП на душу населения и среднедушевому доходу населения в месяц – показателям-стимулянтам отрицательная асимметрия свидетельствует о более низком уровне ВРП и среднедушевых доходов населения по отношению к общероссийскому. Такие результаты свидетельствуют о резких различиях как между

отдельными округами (сравнивались данные с общероссийским показателем), так и внутри округов, причем различия между федеральными округами резче, чем между областями внутри округов.

Параллельное применение статистических показателей – коэффициентов вариации и асимметрии – позволило количественно измерить существующую социально-экономическую дифференциацию субъектов РФ.


1.2 Факторы, влияющие на изменение валового регионального продукта на душу населения

В настоящее время в России, на фоне экономического роста, особую остроту приобретает проблема неравномерности развития экономического пространства страны. Усиливается неравномерность распределения доходов по группам населения: богатые люди становятся еще богаче, бедные — еще беднее. Одновременно с этим углубляется неравномерность развития российских регионов. Подобная концентрация богатства в относительно небольших социальных группах и регионах приводит к нарушению социального и регионального равновесия и провоцирует возникновение множества социально-экономических проблем. Значительная социальная и экономическая дифференциация в России ведет также к торможению инновационного развития промышленности и, в первую очередь, ее высокотехнологичных и в целом наукоемких отраслей. Негативные тенденции в российской экономике свидетельствуют также об обострении проблем научно-технологической безопасности России.
Особый интерес представляет вопрос о взаимосвязи траектории экономического роста и неравномерности доходов.
Проблема сопряжения экономического роста и дивергенции доходов имеет множество разнообразных аспектов. Так, явление экономического роста представляет собой типично макроэкономическую проблему и характеризуется соответствующими агрегированными статистическими показателями — валовым внутренним продуктом (ВВП) и валовым национальным продуктом (ВНП). Между тем высокие темпы роста ВВП еще ничего не говорят о том, как живут люди. Это связано с тем, что множество хозяйствующих субъектов экономики неоднородно и произведенный доход может сосредоточиться в небольшой социальной группе, в то время как остальная часть населения может не получить ничего. Возможность локализации всего прироста ВРП в небольшой социальной группе (регионе) означает, что высокие темпы экономического роста могут приходить в противоречие с ростом благосостояния подавляющего большинства населения. Соответственно, высокие темпы экономического роста могут сопровождаться обогащением контингента богатого населения (регионов страны) на фоне обеднения других социальных групп. В этом случае целесообразность самого экономического роста может быть поставлена под сомнение. Наряду с этим возможно и обратное явление, когда экономический рост сопровождается выравниванием доходов и в этом случае социальный эффект от экономического роста еще больше возрастает.
В настоящей работе объектом исследования являются регионы в Центральном и Южном федеральном округах Российской Федерации (ФОРФ). Именно совокупные результаты экономической деятельности в регионах определяют средние для федеральных округов показатели, которые преимущественно и используются в оценке эффективности регионального государственного управления. Очевидно, что различия в темпах социально-экономического развития регионов влияют и на конечный, усредненный результат, как правило, ухудшая достигнутые страной в целом показатели.
Для изучения динамики уровня дифференциации регионов в ЦФО и ЮФО и для идентификации того, что происходит в этих округах — дивергенция или конвергенция развития регионов, нами были выбраны макроэкономические данные регионов ЦФО и ЮФО с 2000 по 2006 гг. на основе официальных данных Федеральной службы государственной статистики : ВРП (млн. руб.); основные фонды (млн. руб.); инвестиции в основные фонды (млн. руб.), население регионов округов (тыс. чел.).
В табл. 1 отображен состав регионов Центрального федерального округа.

Состав регионов Центрального федерального округа

Центральный федеральный округ (ЦФО) включает в себя 18 административных единиц: Белгородскую, Брянскую, Владимирскую, Воронежскую, Ивановскую, Калужскую, Костромскую, Курскую, Липецкую, Московскую, Орловскую, Рязанскую, Смоленскую, Тамбовскую, Тверскую, Тульскую и Ярославскую области, а также г. Москву. Из всех субъектов, входящих в Центральный федеральный округ, только Москва преодолела нижнюю границу среднего, тяготеющего к высокому уровню валового регионального продукта на душу населения. На другом полюсе по этому показателю была Ивановская область, в которой наблюдались близкие к низким значения душевого ВРП. Остальные 16 административных субъектов по объему душевого ВРП находились на среднем, тяготеющем к низкому уровню в диапазоне от 1800 в Белгородской, Липецкой и Ярославской до 1100 долл. в Брянской, Калужской и Тамбовской областях.
Все регионы, входящие в ЦФО, объединены нами в группы по покупательной способности населения, характеризующей уровень его жизни. По состоянию на 1-ое полугодие 2002 г. в ЦФО не было административных субъектов, в которых покупательная способность достигла бы высокого уровня, превышающего бюджет высокого достатка, и входивших в первую группу по уровню жизни.

Вторая группа регионов по уровню жизни была представлена г.Москвой – наиболее успешным административным субъектом не только в ЦФО, но и в целом в нашей стране. Эффективность использования в нем экономического потенциала была наиболее высокой в данном округе. Столица нашей страны входила в число наиболее плодотворных субъектов РФ как по эффективности использования экономического потенциала, так и по уровню жизни. Душевой ВРП в г. Москве значительно превышал средний российский уровень. Покупательная способность москвичей составляла 4,4 прожиточных минимумов. Это позволяло им предъявлять достаточно высокий платежеспособный спрос и обеспечивать в целом потребление, на среднем, но тяготеющем к высокому уровню.

В Москве сочетались высокие, по мировым критериям, экономическое неравенство, а также низкая по российским меркам абсолютная бедность. Последняя была примерно в 2,7 раза ниже среднего российского показателя, а коэффициент Джини примерно в 1,4 раза превышал его общероссийское значение.

Таким образом, в столице нашей страны были созданы социально-экономические условия наиболее благоприятные по сравнению с другими административными субъектами. Они позволяли распределять бедным такие потребительские ресурсы, которые обуславливали сравнительно низкую абсолютную бедность при высоком экономическом неравенстве и высоком (67,5 процента), значительно большем, чем в целом по Российской Федерации, уровне благосостояния среднего и высоко-доходного населения. г. Москва далеко превзошла другие административные субъекты Центрального федерального округа. Это проявилось в том, что в ЦФО в I-ом полугодии 2002 г. не было административных субъектов, входящих в третью и четвертую группы по уровню жизни.

В пятую группу, со средним низким уровнем жизни, входили 10 административных субъектов. Покупательная способность населения в них составляла от 1,69 ПМ в Липецкой до 1,34 ПМ в Воронежской областях и была ниже, чем в целом по Российской Федерации. При этом в Белгородской, Ярославской, Липецкой и Московской областях душевой ВРП был выше, а в Оренбургской, Смоленской, Тамбовской, Тульской, Воронежской и Рязанской областях этот показатель, примерно, соответствовал среднему российскому значению.

Уровень бедности в субъектах, объединенных в пятую группу, был выше среднего российского значения и составлял от 33,4 до 37,8 процента. Поскольку концентрация денежных доходов в этих регионах, примерно, соответствовала средним российским значениям, постольку представительство средних и высокодоходных слоев в них было более низким – от 22,6 до 29,7 процента от общей численности людей, проживающих в этих территориях.

В шестой, самой неблагоприятной, группе по уровню жизни были представлены 7 административных субъектов: Курская, Костромская, Тверская, Владимирская, Калужская, Брянская и Ивановская области. Покупательная способность населения в этих территориях составляла от 1,24 в Курской до 0,76 ПМ в Ивановской областях. Уровень бедности в этой группе субъектов был наиболее высоким, а представительство средних и высокодоходных слоев было значительно ниже средних российских показателей, вследствие низких размеров средней покупательной способности населения и высокого экономического неравенства.

Особенно выделялась своим неблагополучием Ивановская область, в которой были наиболее низкий душевой ВРП и покупательная способность населения. Бедность в этом административном субъекте превысила пятьдесят процентов общей численности ее населения, а доля средних и высокодоходных групп, несмотря на наиболее низкий в ЦФО уровень экономического неравенства, была крайне незначительной.

Покупательная способность населения Москва имела наиболее высокую в Российской Федерации покупательную способность населения. Это явилось результатом развития в столице наукоемкого и высокотехнологичного производства, институциональных преобразований форм собственности и развития малого и среднего бизнеса, сосредоточения финансового и торгового капитала и высококвалифицированных кадров, а также формирования эффективной производственной и социальной инфраструктуры рыночной экономики. В регионах, входящих в пятую группу по уровню жизни, покупательная способность душевых денежных доходов обеспечивала средний уровень низкого потребления населения, более, чем в 2 раза ниже по сравнению с Москвой. В этой группе ряд регионов, таких как Белгородская, Ярославская, Липецкая и Московская области, создали экономические предпосылки обеспечения более высокого уровня потребления населения в сравнении с фактически достигнутым. В них могла быть более высокая покупательная способность населения, превышающая средние российские показатели. В Курской и Костромской областях, имевших экономический потенциал, сопоставимый с наиболее успешными регионами ЦФО и входящих в шестую группу регионов, наблюдалась неадекватно низкая покупательная способность населения. Ивановская область входила в число наиболее неблагополучных российских регионов с наиболее низким уровнем жизни населения. Финансово-экономический кризис 1998 г. наиболее заметно повлиял на снижение покупательной способности населения в регионе-лидере – г. Москве и регионе аутсайдере – Ивановской области. Покупательная способность населения не была восстановлена также еще в четырех регионах, отнесенных к 6-ой группе по уровню жизни: во Владимирской, (–0,17 ПМ), Калужской (–0,16 ПМ), Костромской (–0,05 ПМ), Курской (–0,12 ПМ) областях. Наибольшие приросты покупательной способности населения наблюдались в Московской (0,45 ПМ) и Тамбовской (0,44 ПМ) областях. В остальных регионах, относящихся к пятой группе по уровню жизни, покупательная способность восстановила докризисные значения или несколько их превысила.

Москва входила в состав российских регионов с наименьшим уровнем бедности (13,6 процентов населения). На другом полюсе Ивановская область входила в число административных субъектов с наиболее высоким значением этого показателя (54,1 процента населения). В остальных регионах ЦФО уровень бедности был выше среднего российского уровня.

Во всех регионах, входящих в ЦФО, по состоянию на 1-ое полугодие 2002 г. масштабы бедности были выше, чем в 1998 г. Шесть административных субъектов ЦФО входили в число 10-ти российских регионов, в которых наблюдалось наибольшее превышение уровня бедности по сравнению с докризисным периодом: в Ивановской области - на 21,7 процентных пункта, во Владимирской – на 15,2, в Калужской – на 13,7, в Курской - на 12,5, в Костромской – на 12,2, в Брянской области – на 10,6 процентных пункта. Все эти шесть регионов находились в нижней – шестой группе по уровню жизни населения.

В субъектах ЦФО, отнесенных к пятой группе по уровню жизни, превышение уровня бедности по сравнению с 1998г. составляло от 4,5–5 процентных пунктов, Рязанской и Московской областях, до 10 процентных пунктов в Воронежской и Орловской областях.

В г. Москве в I-м полугодии 2002 г. бедность была на 5,1 процентных пункта выше ее докризисных значений. Среднее и высокообеспеченное население Москва была лидером среди российских регионов по представительности благосостоятельного населения (67,5 процентов от общей численности жителей), в том числе по удельному весу его средних (42,1 процента) и высокообеспеченных (25,4 процентных пункта) слоев. На другом полюсе, в числе российских регионов-аутсайдеров по данным показателям находились Ивановская (6,0 процента) и Владимирская(13,4 процента)области. Регионов ЦФО не было в числе лидеров по приросту удельного веса благосостоятельных слоев. В Московской области их прирост составлял 8,2 процентных пункта, в Рязанской – 6,3, в Тульской – 2,8, а в г. Москве – 3,8 процентных пункта. В остальных 12-ти регионах удельный вес благосостоятельных слоев либо не изменился (Ярославская и Воронежская области), либо еще не восстановился. В числе 8-ми российских регионов, в наибольших масштабах снизивших представительство благосостоятельных слоев по сравнению с докризисным периодом, находились Владимирская (-5,9 процентных пункта), Курская (-6,3), Калужская (-6,6) и Ивановская (-9,0 процентных пункта) области. Экономическое неравенство Москва входила в число российских регионов с наиболее высоким экономическим неравенством (к-т Джини составлял 0,43), превышающим общероссийский показатель (0,40). Повышенный уровень концентрации денежных доходов в столице выражался в высокой доле благосостоятельных москвичей, превышающей их удельный вес в других регионах нашей страны.

Однако, это не проявлялось в повышенном уровне бедности, вследствие высокой покупательной способности среднедушевых денежных доходов, даже при том, что Москва еще не восстановила докризисный уровень бедности. Наоборот, уровень бедности в г. Москве был одним из самых низких среди регионов, более, чем в 2 раза меньше среднероссийского значения этого показателя.

В других субъектах ЦФО сочетание высокого экономического неравенства (коэффициент Джини в регионах пятой группы составлял 0,35–0,40, а в шестой – 0,30–0,35) и низкой покупательной способности среднедушевых денежных доходов обусловило значительно более высокие уровни бедности и меньшие удельные веса средних и высоко доходных слоев населения.

В Москве и других административных субъектах сформировались не столько разные уровни (количественные различия в объемах потребления), сколько иное качество жизни (несопоставимая жизнь широких слоев людей).

Рост экономического неравенства в Москве по сравнению с докризисным периодом 1998 г. составил 0,02 относительных единицы. В целом ряде регионов, отнесенных по уровню жизни к пятой группе, экономическое неравенство увеличилось более заметно: в Московской и Тамбовской областях – на 0,09 относительных единицы, в Рязанской – на 0,04 относительных единицы. Это привело к росту в них благосостоятельных слоев, обусловленному выросшей покупательной способностью населения. В трех из семи субъектов ЦФО, отнесенных к шестой группе с наиболее низким уровнем жизни – Владимирской, Ивановской и Калужской областях концентрация денежных доходов снизилась. Это обуславливалось тем, что в этих субъектах еще не восстановлена докризисная покупательная способность населения и проявлялось в более высоких уровнях бедности и снизившихся долях средних и высоко обеспеченных слоев.

Из всего выше изложенного вытекают следующие выводы.

1.Москва являлась наиболее успешным российским субъектом, демонстрировавшим достаточно эффективное использование преимуществ диверсифицированной экономики при переходе к рыночной системе хозяйства. Здесь удалось обеспечить населению наиболее высокий уровень жизни, сравнительно низкую бедность, широкое представительство средних и высоко обеспеченных слоев.

2. Все остальные субъекты, входящие в Центральный округ, продемонстрировали достаточно низкую конкурентоспособность, многие из них еще не преодолели последствия финансово-экономического кризиса 1998 г. Это подтверждалось тем, что среднедушевые доходы людей, проживающих в ЦФО, позволяли им обеспечивать только средний низкий уровень жизни. Он был на две ступени ниже, тех возможностей, которы были обеспечены в г. Москве.

В Центральном федеральном округе необходимо разработать и реализовать долгосрочную стратегию развития региона, преодоления его отставания от других частей нашей страны.

3. Центральный федеральный округ (без учета г. Москвы) был достаточно однородным по уровню жизни, входивших в него административных субъектов. Это проявлялось в том, что разрывы между регионами с наибольшими и наименьшими значениями индикаторов уровня жизни составляли в нем: по покупательной способности – 2,2 раза, по бедности – 1,62, по благосостоянию – 4,95, по экономическому неравенству – 1,9 раза. Эти значения были средними среди других Федеральных округов. Несколько выше среднего в этом округе сложились разрывы в удельном весе благосостоятельных слоев.

4. Белгородская, Ярославская, Липецкая и Московская области являлись наиболее развитыми в ЦФО. Их экономический потенциал был выше средних российских значений. В этих регионах были все возможности достижения более высокого уровня жизни, по сравнению с фактически достигнутым в первом полугодии 2002 г. Путь к этому лежал не только в дальнейшем экономическом росте, что являлось безусловным рычагом улучшения социально-экономической ситуации. В этих субъектах назрели вопросы изменения структуры ВРП, повышения в нем удельного веса предметов конечного потребления населения.

5. Неадекватно низким по сравнению с экономическими возможностями являлся уровень жизни населения в Курской области. По производству ВРП, она входила в число наиболее развитых регионов ЦФО, что не выражалось в адекватном уровне жизни ее населения.

6. Наиболее неблагополучными по уровню жизни в ЦФО являлись Ивановская и Владимирская области. По ряду показателей уровня жизни к ним тяготела Калужская область. Особенно ярко комплекс негативных социально-экономических процессов проявлялся в Ивановской области. Все эти субъекты, а также Тверская область по итогам 2002 г. не вышли из шестой группы регионов с низким уровнем жизни.


Раздел 2. Анализ дифференциации субъектов РФ Центрального федерального округа по валовому региональному продукту на душу населения.

В состав Центрального федерального округа (ЦФО) входит 18 субъектов РФ, в том числе:

- 17 областей (Белгородская область, Брянская область, Владимирская область, Воронежская область, Ивановская область, Калужская область, Костромская область, Курская

область, Липецкая область, Московская область, Орловская область, Рязанская область, Смоленская область, Тамбовская область, Тверская область, Тульская область, Ярославская область).

- 1 город (Москва).

Центром округа является город Москва. Здесь проживает многонациональное население. Москва является столицей России. Центральный федиральный округ является первым по численности населения.

Валовой региональный продукт по субъектам Российской Федерации, млн. руб. Валовой региональный продукт на душу населения,
руб.
Федеральные округа 2000г. 2006г. 2002 2006
Центральный
федеральный округ
1 841 498.9 7 849 633.7 48 205.0 210 518.1
Белгородская область 42 074.5 181 008.8 27 969.5 119 673.2
Брянская область 24 650.5 81 969.6 17 413.5 61 888.3
Владимирская область 33 017.7 111 904.4 21 073.3 76 328.1
Воронежская область 49 523.9 163 246.3 20 365.1 70 849.4

Ивановская

область

16 900.0 52 452.1 14 240.0 47 949.8
Калужская область 23 903.3 84 790.2 22 438.0 83 817.4
Костромская область 16 662.2 53 028.8 21 984.7 75 154.4

Курская

область

30 167.7 100 482.8 23 677.7 85 349.7

Липецкая

область

48 067.7 187 751.2 39 050.9 159 467.9

Московская

область

176 693.6 938 432.0 26 687.7 141 396.4

Орловская

область

22 160.8 62 447.9 25 168.4 75 221.7

Рязанская

область

27 956.5 103 180.4 22 070.3 87 651.4

Смоленская

область

28 140.6 79 230.0 25 798.1 79 254.3

Тамбовская

область

23 387.3 78 481.1 19 133.8 69 839.5

Тверская

область

35 341.1 125 563.8 23 073.1 89 784.4
Тульская область 42 061.3 143 311.9 24 291.8 90 123.4
Ярославская область 41 756.2 156 478.5 29 828.0 118 186.8
г.Москва 1 159 034.0 5 145 873.9 115 630.5 493 189.4

Валовой региональный продукт в Белгородской области в 2000 г. составил 42 074.5млн. руб., а в 2006 181 008.8. Рассчитаем для начала абсолютный прирост, который представляет собой разность между соответствующими показателями в базисном и отчетном году. Следовательно, абсолютный прирост за анализируемый период составляет 138 934.3 млн. руб. (181 008.8– 42 074.5). Темп роста – отношение величины анализируемого показателя в отчетном году к базисному. Он может быть выражен как в форме коэффициентов, так и в процентах. В результате расчетов получаем темп роста в коэффициентах – 4,3 (181 008.8 : 42 074.5), в процентах – 430%. Темп прироста характеризует относительную величину прироста, т.е. его величину по отношению к уровню, принятому за базу. В коэффициентах темп прироста равен 3,3 (138 934.3 :42 074.5), в процентах – 330% (138 934.3 :42 074.5)×100%.

Аналогичные расчеты проводятся и по остальным субъектам ЦФО.

Брянская область:

81 969.6 - 24 650.5 = 57 319,1 обсалютный прирост

81 969.6 : 24 650.5 = 3,3 = 330% темп роста

57 319,1 : 24 650.5 = 2,3 = 230% темп прироста

Владимирская область: 111 904.4 - 33 017.7 = 78 887,23 обсалютный прирост; 111 904.4 : 33 017.7 = 3.3 = 330% темп роста; 78 887,23 : 33 017.7 = 2.3 = 230 % темп прироста.

Воронежская область: 163 246.3 - 49 523.9 = 113722.4 обсалютный прирост; 163 246.3 : 49 523.9 = 3.2 =320% темп роста; 113722.4: 49 523.9 = 2.2 = 220% темп прироста

Ивановская област: 52 452.1 - 16 900.0 = 35552.1; 52 452.1 : 16 900.0 = 3.1 = 310%; 35552.1 : 16 900.0 = 2.1 = 210%.

Калужская область: 84 790.2 -23 903.3 = 60886.9; 84 790.2 : 23 903.3 = 3.5 =350%; 60886.9 : 23903.3 =2.5 = 250%.

Костромская область: 53 028.8 -16 662.2 = 36366.6; 53 028.8 :16 662.2 = 3.2 = 320%; 36366.6: 16 662.2 = 2.9 = 290%.

Курская область: 100 482.8 - 30 167.7 = 70315.1; 100 482.8 : 30 167.7 = 3.3 = 330%; 70315.1 : 30 167.7 = 2.3 = 23.%.

Липецкая область: 187 751.2 - 48 067.7 = 139683.5; 187 751.2 : 48 067.7 = 3.9 = 390%; 139683.5: 48 067.7 = 2.2 = 290%.

Московская область: 938 432.0 - 176 693.6 = 761738.4; 938 432.0 : 176 693.6 = 5.3 = 530%; 761738.4: 176 693.6 = 4.3. = 430%.

Орловская область: 62 447.9 - 22 160.8 = 40287.1; 62 447.9 : 22 160.8 = 2.8 = 280%; 40287.1: 22 160.8 = 1.8 = 180%

Рязанская область: 103 180.4 - 27 956.5 = 75223.4 ; 103 180.4 : 27 956.5 = 3.7= 370%; 75223.4: 27 956.5 = 2.7 = 270%.

Смоленская область: 79 230.0 - 28 140.6 = 51089.4; 79 230.0 : 28 140.6 =2.8 = 280%; = 51089.4: 28 140.6 = 1.8 = 180%.

Тамбовская область: 78 481.1 - 23 387.3 = 55093.8; : 78 481.1 : 23 387.3 = 3.4 = 340%; 55093.8: 23 387.3 = 2.4 = 240%.

Тверская область: 125 563.8 - 35 341.1=90222.7; 125 563.8 : 35 341.1 = 3.6 = 36.%; 90222.7: 35 341.1 = 2.6 = 260%.

Тульская область :143 311.9 - 42 061.3=101250.6; 143 311.9 : 42 061.3=3.4 = 340%; 101250.6: 42 061.3 =2.4 = 240%.

Тверская область: 156 478.5- 41 756.2=114731.3; 156 478.5 : 41 756.2=3.7 = 370%; 114731.3: 41 756.2=2.7 = 270%.

Город Москва: 5 145 873.9 - 1 159 034.0=3986839.9; 5 145 873.9 : 1 159 034.0 = 4.4 = 440%; 3986839.9 : 1 159 034.0 = 3.4 = 340%.

Теперь сравним динамику (темпы роста) валового регионального продукта каждого субъекта Центрального федерального округа с динамикой валового регионального продукта по федеральному округу в целом, выделив при этом субъекты, в которых темпы роста соответствующего показателя выше или ниже темпов его роста по федеральному округу.

По данным о валовом региональном продукте на душу населения рассчитаем процентное соотношение соответствующего показателя по каждому субъекту Приволжского федерального округа и средней величиной этого показателя по этому федеральному округу. Расчеты этих соотношений проводятся за 2000 и 2006 г.г.

Валовой региональный продукт на душу населения по Централоному федеральному округу в 2000 г. составил 48 205.0 млн. руб. Величина этого показателя по Белгородской области 27 969.5 млн. руб. Следовательно, процентное соотношение составит (27 969.5:48 205.0) *100= 58%.На основе этого примера, мы рассчитаем процентное соотношение по областям и городу Москва.

Брянская область 31.1%, Владимирская область 43.7%, Воронежская область 42,2%, Ивановская область 29,6%, Калужская область 46,6%, Костромская область 46.6%, Курская область 49.1%, Липецкая область 81%,Московская область 55.4%, Орловская область 52,2%, Рязанская область 45.8%, Смоленская область 53,5%, Тамбовская область 39.7%, Тверская область 47,8%, Тульская область 50,4%, Ярославская область 61,8%, Москва 239,8%.

Валовой региональный продукт на душу населения по Центральному федеральному округу в 2006 г. составил 210 518.1млн. руб. Величина этого показателя по Белгородской области 119 673.2. Следовательно, процентное соотношение составит (119 673.2 :210 518.1)*100 = 56.8%.Далее следуем по той же системе.

Брянская область 29.4%, Владимирская область 36.2%, Воронежская область 33.6%, Ивановская область 22.7%, Калужская область 39.8%, Костромская область 75.7%, Курская область 40.6%, Липецкая область 75.7%,Московская область 67.1%, Орловская область 35.7%, Рязанская область 41.6%, Смоленская область 37.6%, Тамбовская область 33.2%, Тверская область 42.6%, Тульская область 42.8%, Ярославская область 56.1%, Москва 239.3%.

Проведем распределение субъектов Центрального федерального округа с разбивкой их на 4 группы. Число субъектов, входящих в каждую группу, определяется на основе проведенных расчетов процентных соотношений валового регионального продукта по федеральному округу. За 2000 год в группу более 100% процентов вошёл город Москва.В группу 75-100% вошла Липецкая область.В группу 50-75% вошли Белгородская область, Московская область, Орловская , Смоленская, Тульская и Ярославская области.В группу менее 50% вошл Брянская, Владимирская, Воронежская, Ивановская, Калужская, Костромская, Курская, Рязанская, Тамбовская, Тверская области.

За 2006 год в группу более 100% вошёл город Москва.В группу 50-75% вошла Белгородская область, Липецкая область и Костромская область.. В группу менее 50% вошли

Орловская , Смоленская, Тульская и Ярославская , Брянская, Владимирская, Воронежская, Ивановская, Калужская, Курская, Рязанская, Тамбовская, Тверская области.

Группы субъектов РФ, входящие в Приволжский федеральный округ по отношению к средней величине показателя по округу Число субъектов РФ в группе Доля в суммарном объеме валового регионального продукта по федеральному округу, % Среднегрупповая величина ВРП на душу к средней по федеральному округу, %
2000 2006 2000 2006 2000 2006
Более 100% 1 1 63,2 58,92 727,2 625,8
75-100% 1 2 32,2 7,37 88,7 188,4
50-75% 6 3 3,45 33,7 369,8 417,9
Менее 50% 10 12 1,08 - 13 -
Итого 18 18

100

(99,93)

100

(99,99)

1198,7 1232,1

Таким образом, во втором разделе был проведен анализ дифференциации субъектов РФ Приволжского федерального округа по валовому региональному продукту на душу населения. На основании выполненных расчетов определяется степень дифференциации субъектов РФ анализируемого федерального округа, выделяются наиболее развитые субъекты и, наоборот, отстающие.

Раздел 3.Возможные пути сближения субъектов РФ по величине валового регионального продукта на душу населения (обороту розничной торговли на душу населения, объему платных услуг на душу населения, уровню безработицы).

Исходя из необходимости отстаивания данных интересов на современном этапе государственная стратегия повышения эффективности территориального управления обязана быть нацелена в первую очередь на поддержание достаточного уровня жизни населения, на обеспечение целостности и единства экономического пространства страны, формирование условий для устойчивого и стабильного развития настоящего сектора экономики России. Эти цели обязаны быть не лишь определены, но и обоснованы, одобрены и поняты всеми политическими силами общества. Принципиальным условием заслуги поставленных целей является формирование соответствующей нормативно-правой базы.

нужно создание прочной законодательной базы, обеспечивающей условия для долгосрочного развития страны за счет более полного и сбалансированного использования внутренних ресурсов. Одним из главных препятствий для сотворения таковой базы является отсутствие целостной системы территориального управления. В настоящее время ни одна страна не может занять достойное место в мире, быть конкурентоспособной при отсутствии эффективного территориального управления внутри страны.

Долгосрочная стратегия социально-экономического развития России может быть научно обоснованной и реализуемой на практике лишь тогда, когда она в полной мере учитывает территориальные причины: исключительное обилие природных, социально-экономических, национально-культурных и остальных условий в разных частях страны и отражает их во всех направлениях гос политики. В настоящее время неоднородность развития социально-экономического пространства России оказывает все более существенное влияние на функционирование страны, структуру и эффективность экономики. Рыночные реформы обострили главные трудности межрегиональной дифференциации.

до этого всего, это связано с ослаблением регулирующей роли страны, отказом от территориального районирования, отменой большинства региональных экономических и социальных компенсаторов, существовавших во времена СССР. Органы гос власти России оказались неспособны сделать и применить аналогичные механизмы в условиях рыночной экономики. В итоге регионы стали испытывать твердое действие конкурентных преимуществ и недостатков, выявилось также фактическое неравенство статуса разных субъектов русской Федерации в экономических отношениях с центром.

В итоге по величине производства валового регионального продукта на душу населения и среднедушевым доходам населения субъекты русской Федерации стали различаться более чем в 20 раз. Таковая резкая дифференциация безизбежно приводит к неконтролируемой передвижения, расширению ареалов депрессивности и бедности, ослаблению устройств экономического взаимодействия регионов и нарастанию межрегиональных противоречий. Это значительно затрудняет проведение единой общероссийской социально-экономической политики. Хотя территориальные социально-экономические диспропорции во многом обусловлены объективными причинами, необходимость их смягчения очевидна. Ни одно правительство, стремящееся сохранить единство, не может дозволить существование схожих территориальных диспропорций. Опыт экономически развитых стран подтверждает это. Лишние различия в условиях жизни населения центра и периферии, разных регионов страны могут приводить к усилению центробежных тенденций и сепаратизма.

Поэтому стратегически принципиальным для России является проведение гос территориальной политики, направленной на сглаживание темпов социально-экономического развития. Устойчивый и стабильный рост государственной экономики неосуществим без улучшения условий жизни в проблемных регионах страны. Современное экономическое пространство русской Федерации включает множество огромных и малых территорий, характеризуемых особой степенью остроты социальных, экономических, экологических заморочек.


Заключение:

Большое число кризисных территорий в России, беспрецедентная дифференциация региональных показателей, углубившаяся за последние 10 лет, порождены длительным системным кризисом, общей стагнацией экономики. Рыночные механизмы не всегда способны предупреждать и преодолевать серьезные территориальные различия в уровнях жизни населения, эффективности региональной экономики. В этом случае государство оказывается перед необходимостью поддерживать определенную однородность территориального экономического и социального пространства.

Задачи регионального выравнивания стоят не только перед Россией. В Западной Европе региональная политика направлена главным образом на подтягивание относительно отсталых регионов до уровня средних с акцентом на территориях с наихудшими экономическими и социальными показателями. При этом нередко используется перераспределение средств от относительно богатых к относительно бедным странам через механизмы Европейского Сообщества.

Между тем общеэкономическая и социальная среда, в которой приходится решать задачи регионального выравнивания, в России принципиально иная, чем во многих индустриально развитых странах, где состояние экономики при всех оговорках, связанных, прежде всего с высоким уровнем безработицы и наличием проблем циклического развития, в целом можно признать здоровым. Существование в них отдельных проблемных ареалов является, скорее, исключением из общего правила и может рассматриваться как своего рода трудности роста. Необходимость поддержки отдельных территорий за счет перераспределения ресурсов в их пользу хотя и не вызывает восхищения у населения, но и не приводит к массовым протестам. Общество готово временно смириться с дополнительными издержками ради социального спокойствия в стране.

Что касается России, то возможности межрегионального перераспределения ресурсов с целью поддержки проблемных регионов здесь быстро сужаются. Одновременно готовность в целом бедного общества помогать еще более нищим территориям без каких-либо гарантий на успех в будущем является проблематичной.

Сегодня на первый план выходят проблемы выживания российского общества, обеспечения единства и целостности страны. В этих условиях задачи региональной политики отнюдь не сводятся лишь к поддержке кризисных территорий. Они существенно усложняются. Цена непродуманного отвлечения ресурсов от решения общенациональных задач и в первую очередь задач экономического роста в пользу развития отдельных территорий в специфических российских условиях может оказаться чересчур высокой.

Эффективное управление экономическими и социальными процессами в обществе должно преследовать не только и, может быть, с учетом современного положения в России не столько цели раздела, в том числе между регионами, скудного общественного богатства, сколько задачи его созидания. Сложившаяся после выборов президента РФ в 2000г. политическая ситуация создала условия для перехода к активной политике регионального развития и стимулирования инвестиций, согласования усилий центра и регионов. Характер их взаимоотношений должен способствовать возникновению предпосылок для экономического роста и самой Федерации, и ее регионов.


Список литературы:

1.В.Н.Бобков.

2. Кузнецова О., Шестакова М., Шеховцов А. Федеральные округа России: социально-экономическое развитие в 1996-1999 гг.// Вопросы экономики, 2000, №10.

3. Поздняков А., Лавровский Б., Масаков В. Политика регионального выравнивания в России// Вопросы экономики, 2000, №10.

4. Кистанов В. Система территориального регулирования// Экономист, 1999, №2.

5.Региональная экономика/ Под ред. М.В.Степановой.,М., «Инфра-М», 2001.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий