Мотив преступления в уголовном праве

Содержание Введение 1. Понятие и признаки мотива преступления 2. Классификация мотивов преступления 3. Уголовно-правовое значение мотива преступления

Содержание

Введение

1. Понятие и признаки мотива преступления

2. Классификация мотивов преступления

3. Уголовно-правовое значение мотива преступления

Заключение

Список литературы.

Введение

Одной из актуальных теоретических проблем развития юридической науки является проблема мотивации преступного поведения, раскрывающая с одной стороны внутренние (психологические) причины конкретного преступления (формирование мотива), с другой - динамику развития самого преступного акта - от принятия решения действовать определенным образом до наступления общественно опасного результата.

Во всех случаях, когда хотят установить действительные причины поступка, выяснить истину по делу, стремятся к выяснению мотивов и целей . Ведущая роль мотива и цели обусловлена характером и спецификой человеческого поведения, а именно его избирательностью и целенаправленностью.

Значение мотива и цели в человеческом поведении вообще и общественно опасном поведении в частности, многообразно и многопланово. Это именно те признаки, через которые прослеживаются все связи и отношения характеризующие конкретную личность и совершенные ею действия.

Проблема мотива и цели - проблема многоплановая, многоаспектная. Она стоит на стыке многих наук, в особенности, психологии, философии , социологии , права и других. Многоаспектность и делает эту проблему чрезвычайно сложной и вместе с тем перспективной.

В настоящее время в связи с активной разработкой проблемы личности исследованию мотивации стало больше уделяться внимания в философской, социологической и другой литературе.

Следует, однако, отметить, что некоторые философские аспекты данной проблемы все еще недостаточно исследованы. Особенно нуждаются в разработке гносеологические и нравственно-этические аспекты мотивации поведения, в частности такие как свобода воли и мотивация поведения , роль мотива и цели в нравственно-этической оценке содеянного.

Актуальность данной проблемы подчеркивается и ее практической значимостью. Исследуемая проблема непосредственно связана с содержанием и направлением уголовной политики государства, задачами и целями наказания и организацией его исполнения.

Проблема и цели непосредственна связана с разработкой и применением целого ряда институтов уголовного права – определением оснований уголовной ответственности и ее индивидуализацией, установлением субъективной стороны преступления, вменяемости, характеристикой обстоятельств, исключающих общественную опасность деяния, разграничением стадий умышленной преступной деятельности.

Особо следует отметить уголовно-правовой аспект этой проблемы и связь ее с личностью. Именно исследование уголовно-правового аспекта проблемы мотива и цели преступления вызывается наибольший теоретический интерес делает ее наиболее перспективной. Собственно, разработка мотива и цели преступления в правовой литературе и началась с того момента, когда при исследовании преступления на первый план был выдвинут криминологический аспект.

Целью данной курсовой работы является комплексное рассмотрение мотива и цели преступления, их значения в механизме волевого поведения, в характеристике личности и определении ее структуры, при квалификации преступлений и назначении наказания.

1. Понятие и признаки мотива преступления

Мотив и цель являются факультативными признаками субъективном стороны преступления, то есть характеризуют не все, а отдельные составы преступлении.

Мотив - побудительный стимул, источник активности человека. Цель - его представление о результате своей деятельности, или идеальный результат.

Они присущи любой человеческой деятельности, в том числе и вредной для общества. Всякое умышленное преступление совершается по какому-либо моти­ву и с той или иной целью. Между тем не каждый состав характеризуется моти­вом или целью,

Когда в юридической литературе отмечается, что любое умышленное пре­ступление совершается по какому-либо мотиву или с какой-нибудь целью, то они понимаются в социально-правовом, или криминологическом, значении. Ес­ли же упоминается о мотиве и цели как о факультативных признаках субъектив­ной стороны преступления (то есть они присущи не каждому составу преступле­ния), то имеется в виду их уголовно-правовое значение, влияющее на квалификацию преступления.

Они являются обязательными признаками субъективной стороны конкрет­ных составов преступлений при наличии одного из следующих условии. [1]

Во-пер­вых, когда на мотив или цель прямо указано в диспозиции статьи Особенной ча­сти УК. Например, о мотиве говорится в п. «з» (из корыстных побуждений), п. «и» (из хулиганских побуждений) ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающей от­ветственность за убийство при отягчающих обстоятельствах, и в ряде других ста­тей УК, а о цели - в ст. 162 этого УК, устанавливающей ответственность за раз­бой (цель - хищение имущества), и других.

Во-вторых, мотив или цель представляют собой обязательные признаки субъективной стороны состава преступления в тех случаях, когда необходимость их наличия вытекает из юридической природы данного конкретного состава. Та­кая природа определяется посредством и в результате сопоставления содержания нормы Особенной части УК, в которой обрисован данный состав преступления, с содержанием других норм Особенной части УК, предусматривающих смежные составы. Так, открытое завладение чужим имуществом, например шапкой, что­бы ее присвоить, то есть с корыстной целью, представляет собой грабеж, ответственность за который предусмотрена ст. 1б1 УК РФ. Такое овладение исклю­чительно для того, чтобы ее уничтожить (сжечь на костре, утопить в реке, по-мотиву мести потерпевшему и с целью навредить ему образует состав умышлен­ного уничтожения или повреждения чужого имущества, предусмотренный ст. 167 этого УК, а такое же по объективным признакам деяние, совершенное из хулиганских побуждений, - состав хулиганства, установленный ст. 213 данного ук. Подобного рода сопоставления позволяют определить, свойственны ли дан­ному конкретному составу те или иные мотивы или цели, если они прямо не ука­заны в соответствующей норме Особенной части УК.

В тех случаях, когда они служат обязательными признаками субъективной стороны конкретного состава, отсутствие их в содеянном исключает его или во­обще какой-либо состав преступления.[2]

Необходимо отличать цель в качестве составной части желания как волево­го момента прямого умысла от нее как самостоятельного признака субъективной стороны преступления.

Мотивом преступления называют обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его совершении.

Цель преступления есть мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.

Данные психологические понятия тесно связаны между собой. Исходя из определенных потребностей, человек испытывает сначала неосознанное влечение, затем -- сознательное стремление к удовлетворению потребности. На этой основе формируется цель поведения. [3]

Таким образом, цель преступления возникает на основе преступного мотива, а вместе мотив и цель образуют ту базу, на которой рождается вина как определенная интеллектуальная и волевая деятельность субъекта, связанная с совершением преступления и протекающая в момент его совершения. Общественно опасные последствия преступления охватываются мотивами и целями только в умышленных преступлениях. В случае причинения общественно опасного последствия по неосторожности мотивы и цели поведения человека не охватывают последствий. Поэтому применительно к преступлениям, совершенным по неосторожности, нельзя говорить о преступных мотивах и целях, и законодатель не включает эти признаки в составы неосторожных преступлений.

Мотивы и цели преступления всегда конкретны и, как правило, формулируются в диспозициях норм Особенной части УК: цель наживы, цель сокрытия другого преступления, цель провокации войны или международных осложнений и т.д.; побуждения корыстные, хулиганские, кровной мести и т.д. Но в некоторых случаях законодатель дает обобщенную характеристику мотивов как низменных, так и иной личной заинтересованности. Точное содержание мотивов должно быть установлено и доказано не только тогда, когда они конкретно сформулированы законодателем, но и в тех случаях, когда их законодательная характеристика носит обобщенный характер. В последнем случае должно быть точно установлено содержание мотива и обоснован вывод, что мотив низменный либо носит характер личной заинтересованности.

Мотив и цель преступления являются факультативными признаками субъективной стороны преступления. Они становятся обязательными и поэтому учитываются при квалификации преступлений только в случаях, указанных в законе, т. е. в конкретной статье Особенной части УК. Например, злоупотребление должнос­тными полномочиями (ст. 285 УК) влечет за собой уголовную от­ветственность при наличии корыстной или иной личной заинтересованности, которые и являются возможными мотивами злоупот­ребления. Их отсутствие исключает уголовную ответственность за злоупотребление должностными полномочиями даже при наличии всех остальных признаков данного состава преступления. В осталь­ных случаях мотив и цель общественно опасного деяния имеют зна­чение при индивидуализации наказания и характеристике лично­сти преступника.

Итак, мотив преступления — это обусловленные определенными по­требностями и интересами внутренние побуждения, вызывающие у лица решимость совершить преступление. Цель преступления — это представление лица, совершающего преступление, о желаемом результате, к достижению которого он стремится, совершая пре­ступление.

Мотивами преступления называют обусловленные определенны­ми потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его совершении.

Цель преступления — это мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступле­ния.[4]

Мотив и цель, являясь психологическими категориями, тесно связаны между собою. Всякая человеческая деятельность обуслов­лена определенными мотивами и целями. Преступное поведение, как и любая человеческая деятельность, имеет определенные мотивы и направляется на достижение определенной цели. Между мотивом и целью существует внутренняя связь, формирование мотива пред­полагает и постановку определенной цели. Мотив является той дви­жущей силой, которая ведет субъекта к достижению цели.[5]

Вместе с тем мотив и цель — понятия не совпадающие, поскольку по-раз­ному характеризуют психическое отношение виновного к соверша­емому деянию. Если в отношении мотива можно задать вопрос, по­чему человек совершил общественно опасное действие (бездействие), то в отношении цели — к чему стремился виновный. Следователь­но, цель определяет направленность действий.

Так, В., совершивший заказное убийство, действовал с корыс­тными мотивами. Его целью было получение материальной выгоды. Мотив преступления и определяемая этими мотивами цель явля­ются однопорядковыми понятиями. Однако при этом возможна по­становка и иных целей, не совпадающих с мотивами, но необходи­мых для осуществления конечной цели.

В психологической науке под мотивами понимаются факторы активно­сти личности, движущая сила, лежащая в основе поведения человека. Мотивы присущи любой человеческой деятельности.

Мотивы к цели всегда конкретны и указываются, как прави­ло, в статьях Особенной части УК либо в качестве основного при­знака состава, либо в качестве квалифицирующего и привилегиро­ванного признака. При указании мотива как обязательного признака состава законодатель обычно использует термин "побуждения"' или "заинтересованность". Например, ст. 153 УК предусматривает ответственность за подмен ребенка, совершенный из корыстных или иных низменных побуждений. В ст. 292 УК (служебный подлог) го­ворится о корыстной или иной личной заинтересованности.

Указание на мотив совершения преступления мы встречаем к Особенной части лишь в квалифицированных составах преступления в качестве квалифицирующих деяние признаков. Так, причи­нение тяжкого вреда здоровью признается более опасным, если оно совершено по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды (п. "е" ч. 2 ст. 111 УК),

Чаще в статьях Особенной части УК содержатся указания на цель преступления. Например, о цели как об основном признаке преступления говорится в ст. 187 УК, предусматривающей ответственность за изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами. Во многих статьях определенная цель выступает в качестве квалифицирующих деяние признаков. Так, торговля несовершеннолетними признается тяжким преступлением, если она осуществляется, например, в целях изъятия у несовершеннолетнего органов или тканей для трансплантации (п. "ж" ч. 2 ст. 152 УК).[6]

Указания на мотивы и цели преступления содержатся и в Общей части УК. В этих случаях они имеют определенное уголовн-правовое значение. Например, цель совершения тяжких или особо тяжких преступлений указана в ч. 4 ст. 35 УК при определении признаков преступного сообщества (преступной организации) В статье же Особенной части предусмотрена ответственность за ор­ганизацию преступного сообщества (ст. 210 УК). При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков преступного сообщества необходимо обращаться к ч, 4 ст. 35 УК.

Одним из признаков обоснованного риска как обстоятельства, исключающего преступность деяния, законодатель называет опреде­ленную цель — достижение общественно полезной цели (ст. 41 УК)

Являясь факультативными признаками субъективной стороны, мотивы и цели расцениваются законодателем как смягчающие или отягчающие наказание обстоятельства. Например, мотив сострадания (п. "д" ст. 61 УК), цель сокрытия или облегчения совершении преступления (п. "е" ст. 63).

Устанавливая возможность при исключительных обстоятельствах назначения виновному более мягкого наказания, чем предусмотрено за совершенное им преступление, законодатель в первую очередь говорит о необходимости учета цели и мотивов преступления (ст. 64 УК).

В ряде случаев законодатель хотя и не называет, однако подразумевает наличие определенных мотивов и цели. Такие, например, преступления, как кража, мошенничество, грабеж и другие хищения (ст. 158—162 УК) предполагают наличие корыстной цели.Чем прямо говорится в примечании к ст. 158 УК, определяющей понятие хищения.

2. Классификация мотивов преступления

В уголовно-правовой литературе делались попытки классифицировать мотивы и цели по их характеру, содержанию, по признаку устойчивости мотивов и целей и др. Однако эти виды классификации не играют сколько-нибудь значительной уголовно-правовой роли.

Для правильной уголовно-правовой оценки большое значение имеет классификация мотивов и целей. Этому вопросу уделено опре­деленное внимание в научной литературе. Некоторыми учеными мо­тивы и цели классифицируются по их характеру (например, ревность, месть и т.д.). Однако эта классификация, важная с точки зрения уста­новления фактического содержания преступления, не имеет сущест­венного уголовно-правового значения. Точно так же не оказывает за­метного влияния на уголовную ответственность и классификация, ос­нованная на признаке устойчивости (ситуативные, личностные).

В уголовно-правовой литературе предлагалась также классификация, "базирующаяся на моральной и правовой -оценке мотивов и целей". В соответствии с ней все мотивы и цели разделялись на две группы:

низменные;

лишенные низменного содержания.[7]

К низменным относятся такие мотивы и цели, с которыми закон связывает установление или усиление уголовной ответственности. Так, захват заложника влечет более суровое наказание по УК, если он осуществлен из корыстных побуждений (п. "з"). Корыстный мотив и корыстная цель относятся к числу низменных побуждений. Об этом прямо говорит законодатель в некоторых статьях Особенной части. Так, разглашение тайны усыновления влечет уголовную ответственность в случаях, когда оглашение совершается "из корыстных или иных низменных побуждений" (ст. 155 УК).

Самыми низменными побуждениями являются мотив националь­ной, религиозной ненависти, цель воспрепятствования законной деятельности лиц, осуществляющих правосудие (ст. 295 УК).

К низменным, следует отнести те мотивы и цели, с которыми УК связывает усиление уголовной ответственности либо в рамках Общей части, оценивая их как обстоятельства, отягчающие наказание, либо в рамках Особенной части, рассматривая их в конкретных составах пре­ступлений как квалифицирующие признаки.[8]

Низменными являются такие мотивы, как корыстные (п. «з» ч, 2 ст. 105, п. «з» ч. 2 ст. 126 УК), хулиганские (п. «и» ч. 2 ст. 105, ст. 245 УК), национальной, расовой, религиозной ненависти, вражды либо кровной мести (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК), связанные с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выпол­нением общественного долга (п. «ж» ч. 1 ст. 63, п. «б» ч. 2 ст. 105 УК), месть за правомерные действия других лиц (п. «е» ч. 1 ст. 63, ст. 295, ст.317 УК).

К низменным целям относятся: цель облегчить или скрыть другое преступление (п. «е» ч. 1 ст. 63, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК), цель использо­вания органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 1 ст. 105, п. «ж» ч. 2 ст. 111, п. «ж;» ч. 2 ст. 152 УК), цель вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или иных антиобщественных действий (п. «е» ч. 2 ст. 152 УК), цель прекращения государственной или поли­тической деятельности потерпевшего (ст. 277 УК), цель свержения или насильственного изменения конституционного строя РФ (ст. 279 УК), цель подрыва акономической безопасности и обороноспособнос­ти (ст. 281 УК РФ).[9]

Понятие низменных побуждений используется в УК РФ всего два раза: в ст. 153 и 155 наказуемость подмены ребенка и разглашения тайны усыновления (удочерения) связывается с совершением этих деяний из корыстных или иных низменных побуждений. Использова­ние данного термина в обоих случаях является весьма неудачным, по­скольку неосновательно сужает рамки применения названных норм, Представляется, что потребностям практики гораздо больше соответ­ствовало бы определение мотивов названных преступлений как ко­рыстная иди иная личная заинтересованность.[10]

Мотивы и цели, с которыми закон не связывает усиление уголов­ной ответственности ни путем создания специальных норм с более строгими санкциями, ни путем придания им значения квалифициру­ющих признаков, ни путем признания их обстоятельствами, отягчаю­щими наказание, относятся к не имеющим низменного содержания (ревность, месть, карьеризм, личная неприязнь и т.п.).[11]

Некоторые авторы предлагают такие мотивы называть асоциальными в отличие от антисоциальных (низменных).

И в том, и в другом случаях мотивы и цели, хотя и в разной степени, являются общественно опасными, так как обусловили совершение преступления и свидетельствуют о стремлении причинить вред правоохраняемым интересам.

В литературе предлагалось также трехчленное деление мотивов и целей:

1)человеконенавистнические (мотивы, по которым совершаются преступления против лица и человечества);

2) корыстные или низменные;

3) личные (ненависть, карьеризм и т. п.).

Представляется, что ни мотив, ни цель, которые послужили психологической основой уголовно-противоправного деяния, не могут рассматриваться как общественно полезные. Поэтому вряд ли можно согласиться с авторами, предлагающи­ми при классификации мотивов выделять общественно положительные мотивы.

3. Уголовно-правовое значение мотива преступления

Как уже отмечалось, мотив и цель являются признаками лю­бого умышленного преступления. В литературе высказывалось мнение, что в преступлениях с косвенным умыслом нельзя отыскать мотив, так как последствия этого преступления "не вытекают из мотива действия виновного, не определяются этими мотивами".

Другие ученые полагают, что поведение лица, совершающего умышленное преступление, всегда мотивировано. И при косвенном умысле преступник не только ясно представляет себе каузальную взаимосвязь деяния и последствия, но и сознательно их принимает.

Вследствие этого, по их мнению, неосторожным преступлениям присущи определенные мотивы и цели.

Представляется, что обосновать теоретически наличие мотива и цели преступления, совершенного с косвенным умыслом, чрезвычайно трудно, так как последствия в этих случаях оказываются побочным результатом деяния, виновный не стремился к ним, от­носился к наступлению их безразлично. Следовательно, постановка цели в таких случаях отсутствовала, вместе с тем в соответствии с установившимся в теории и практике мнением указание законодателя в статье Особенной части на мотив и цель преступления означает, что это преступление может быть совершено только г прямым умыслом.

Вместе с тем нельзя вовсе исключить значение мотива и цели при совершении преступления с косвенным умыс­лом. Однако это значение, по нашему мнению, должно быть ограничено рамками Общей части УК.

Более сложным представляется вопрос о том, можно ли говорить о мотиве и цели неосторожных преступлений.

Некоторые ученые полагают, что при совершении неосторож­ных преступлений действия субъекта носят сознательный волевой характер, а следовательно, являются мотивированными и целенап­равленными.[12]

Значение субъективной стороны определяется следующими обстоятельствами:

а) является обязательным элементом преступного деяния, ее отсутствие исключает состав преступления;

б) позволяет отграничить одно преступное деяние от другого (захват заложника, ст. 206 УК, отличается от похищения человека, ст. 126 УК, по одному из признаков субъективной стороны - цели. В первом случае виновный преследует цель понудить государство, организацию или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия. Во втором случае виновный преследует любые иные цели (месть и т.п.);

в) влияет на степень общественной опасности содеянного и, как следствие, на вид и размер окончательного наказания. Например, умышленное убийство, ч.1 ст. 105 УК, наказывается лишение свободы на срок от шести до пятнадцати лет, в то время как причинение смерти по неосторожности, ст. 109 УК, которое отличается от убийства по форме вины, наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок;

г) позволяет определить истинные причины, подвигшие виновного к совершению преступления. Изучение мотивов, лежащих в основе преступления, целей, к которым стремился виновный, способствует пониманию природы возникновения и становления антисоциальных установок, подвигших виновного, в конечном счете. К совершению антиобщественного деяния.

Названные обстоятельства обусловливают важное значение субъективной стороны для обоснования уголовной ответственности и для квалификации преступления, и для назначения наказания, а также является необходимым условием соблюдением таких принципов уголовного права, как принципы законности, вины, справедливости, гуманизма.

Однако более правильным представляется мнение ученых, по­лагающих, что применительно к неосторожным преступлениям мож­но говорить лишь о мотиве и цели поведения, но не преступлении, В пользу этой точки зрения свидетельствует то, что законодатель не включает мотив и цель в число ни обязательных, ни квалифи­цированных признаков неосторожных составов преступлений. К тому же цель, которая является представлением о желаемом ре­зультате, никак не вписывается в рамки неосторожной вины.[13]

Вместе тем нельзя не признать, что поведение любого вменяемого человека является мотивированным и целенаправленным. Однако мотивы поведения в этих случаях не выступают в качестве мотивов совершения преступления, так как преступными являются по большей части не сами действия или бездействие, а наступившие в результате этого деяния общественно опасные последствия, к которым лицо не только не стремилось, но даже и не допускало возможности их наступления.

Так, И., посадив в машину знакомых девушек и желая показать им свое умение водить автомашину, значительно превысил скорость, не справился с управлением, выехал на полосу встречного движения и врезался в грузовую машину "Газель", Одна из девушек в результате этого столкновения погибла. И. совершил преступлениe, предусмотренное ч, 2 ст. 264 УК — нарушения правил дорожного движения, повлекшие смерть человека. Можно ли в данном случае говорить о желаемом результате, к достижению которого стремился И.? А вот желание продемонстрировать свои навыки вождения — налицо, что и предопределило определенное поведение субъекта, выразившееся в нарушении правил движения.[14]

Эмоции представляют собой чувства и переживания, которые испытывает человек. Поэтому эмоции являются обязательным компонентом любой человеческой деятельности; в том числе и преступления. Однако уголовно-правовое значение, как обязательный признак составов преступления, имеет только чрезвычайно кратковременное эмоциональное возбуждение, бурно протекающее и характеризующееся значительным изменением сознания и нарушением волевого сознания за действиями — аффект.

Аффект может быть физиологическим и патологическим. При физиологическом аффекте возникшее состояние сильного душевного возбуждения представляет собой интенсивную (резко напряженную) эмоцию, которая доминирует в сознании человека, снижает его контроль за своими поступками, характеризуется сужением сознания, деленным торможением интеллектуальной деятельности. Однако при этом не наступает глубокого помрачения сознания, сохраняется самообладание и поэтому физиологический аффект не исключает ответственности.

При патологическом аффекте лицо не сознает, что делает, и не может руководить своими действиями. Поэтому при патологическом аффекте лицо не может быть привлечено к ответственности за совершенное общественно опасное деяние.

Мотив и цель могут иметь различное уголовно-правовое значение в зависимости от того, насколько важным сочтет их законодатель в том или ином конкретном составе преступления- Как и другие фа­культативные признаки состава преступления, мотив и цель могут иг­рать троякую роль.[15]

Во-первых, они могут превращаться в обязательные, если законо­датель вводит их в состав конкретного преступления в качестве необ­ходимого условия уголовной ответственности. Так, мотив корыстной или иной личной заинтересованности является обязательным призна­ком субъективной стороны злоупотребления должностными полномо­чиями (ст. 285 УК), а цель завладения чужим имуществом — обяза­тельным признаком пиратства (ст. 227 УК).

Во-вторых, мотив и цель могут изменять квалификацию, т.е. слу­жить признаками, при помощи которых образуется состав того же преступления с отягчающими обстоятельствами. В этом случае они не упоминаются законодателем в основном составе преступления, но с их наличием изменяется квалификация и наступает повышенная от­ветственность.[16]

Например, похищение человека из корыстных побуж­дений повышает степень общественной опасности этого преступле­ния, и закон рассматривает его как квалифицированный вид (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК). Уклонение военнослужащего от военной службы путем симуляции болезни или иными способами представляет квали­фицированный вид этого преступления, если оно совершается с целью полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы (ч. 2 ст. 339 УК).

В-третьих, мотив и цель могут служить обстоятельствами, которые без изменения квалификации смягчают или отягчают уголовную от­ветственность, если они не указаны законодателем при описании ос­новного состава преступления и не предусмотрены в качестве квали­фицирующих признаков.

Так, совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц рассматривается как отягчаю­щее обстоятельство (п, «е» ч. 1 ст. 63 УК) и усиливает наказание за любое преступление. Напротив, совершение преступления по мотиву сострадания (п. «д» ч. 1 ст. 61 УК) или с целью задержания лица. со­вершившего преступление, хотя и с нарушением условий правомер­ности необходимой обороны (п. «ж» ч. 1 ст. 6) УК), признается обстоятельством, смягчающим ответственность за любое преступление.[17]

Мотивы и цели преступления могут в отдельных случаях служить исключительными смягчающими обстоятельствами и в этом качестве обосновать назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление санкцией применяемой нормы Особенной части УК (ст. 64), либо лечь в основу решения об освобождении от уголовной ответственности или от наказания.[18]

Мотивы и цели преступления всегда конкретны и, как правило, формулируются в диспозициях норм Особенной части УК: цель завладения имуществом, цель облегчить или скрыть другое преступление, цель подрыва экономической безопасности и обороноспособнос­ти Российской Федерации и т.п.: мотивы корыстные, садистские, ху­лиганские, мести и т.п. Но в некоторых случаях законодатель даст обобщенную характеристику мотивов как личной заинтересованнос­ти. Точное содержание мотивов должно быть установлено и доказано не только тогда, когда они конкретно сформулированы законодате­лем, но и в тех случаях, когда их законодательная характеристика носит обобщенный характер. В последнем случае должно быть точно установлено содержание мотива и обоснован вывод, что мотив носит характер личной заинтересованности.

Заключение

Психология учит, что все действия человека обусловлены определен­ными мотивами и направлены на определенные цели. Правильная оценка любого поведения невозможна без учета его мотивов и целей. Это в полной мере касается и оценки уголовно-правового поведения. Не случайно уголовно-процессуальное законодательство включает мотивы преступления в числе обстоятельств, составляющих предмет доказывания. Пленум Верховного Суда РФ в постановлениях «О су­дебном приговоре», а также «О судебной практике по делам об убий­стве (ст. 105 УК РФ)» подчеркивал необходимость установления мо­тивов и целей преступления наряду с другими обстоятельствами со­вершения преступления.

Мотив и цель — это психические явления, которые вместе с виной образуют субъективную сторону преступления.

Эти психологические понятия очень тесно связаны между собой. Исходя из определенных потребностей, человек испытывает сначала неосознанное влечение, затем — сознательное стремление к удовле­творению потребности. На этой основе формируется цель поведения.

Для правильной уголовно-правовой оценки большое значение имеет классификация мотивов и целей. Этому вопросу уделено опре­деленное внимание в научной литературе. Некоторыми учеными мо­тивы и цели классифицируются по их характеру (например, ревность, месть и т.д.). Однако эта классификация, важная с точки зрения уста­новления фактического содержания преступления, не имеет сущест­венного уголовно-правового значения. Точно так же не оказывает за­метного влияния на уголовную ответственность и классификация, ос­нованная на признаке устойчивости (ситуативные, личностные).

В уголовно-правовой литературе предлагалась также классификация, "базирующаяся на моральной и правовой -оценке мотивов и целей". В соответствии с ней все мотивы и цели разделялись на две группы: низменные и лишенные низменного содержания.

Мотив и цель могут иметь различное уголовно-правовое значение в зависимости от того, насколько важным сочтет их законодатель в том или ином конкретном составе преступления. Мотив и цель могут иг­рать троякую роль. Во-первых, они могут превращаться в обязательные, если законо­датель вводит их в состав конкретного преступления в качестве необ­ходимого условия уголовной ответственности.

Во-вторых, мотив и цель могут изменять квалификацию, т.е. слу­жить признаками, при помощи которых образуется состав того же преступления с отягчающими обстоятельствами.

В-третьих, мотив и цель могут служить обстоятельствами, которые без изменения квалификации смягчают или отягчают уголовную от­ветственность, если они не указаны законодателем при описании ос­новного состава преступления и не предусмотрены в качестве квали­фицирующих признаков.

Таким образом, цель преступления возникает на основе преступ­ного мотива, а умеете мотив и цель образуют ту базу, па которой рож­дается вина как определенная интеллектуальная и волевая деятельность субъекта, связанная с совершением преступления и протекающая в момент его совершения. Общественно опасные последствия преступления охватываются мотивами и целями только в умышлен­ных преступлениях. В случае причинения общественно опасного пос­ледствия по неосторожности мотивы и цели поведения человека не охватывают последствий. Поэтому применительно к преступлениям, совершенным по неосторожности, нельзя говорить о преступных мо­тивах и целях, и законодатель не включает эти признаки в составы неосторожных преступлений.

Список литературы.

1. Конституция Российской Федерации. Принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 г(с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ).

2. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996г. №63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации - 17 июня 1996г. - №25 - Ст. 2954.(ред. от 21.02.2010)

3. Волженкин Б.В. Уголовная ответственность юридических лиц. - СПб. - 2007.

4. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Преступления в сфере экономической деятельности. М, 2006.

5. Герцензон А.А. Уголовное право и социология.- М.,2002.

6. Дагель Л. С., Котов Д, Л. Субъективная сторона пpecтупления и ее установление. – Воронеж: Малафея, 2007.

7. Иванцова М.И. Мотив совершения преступления.// Закон, 2009, № 7.

8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /Отв. ред. Лебедев В.М. – М.: Юрайт-Издат, 2009

9. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации /Под ред. Скуратова Ю.И., Лебедева В.М. - Изд. 3-е, изм. и доп. - М.: Норма-Инфра-М, 2007. - 896 с.

10. Курс уголовного права. Часть Общая. Т. I. . – М.: Изд-во МГУ, 2005.

11. Курс уголовного права. Часть Общая. Т. I.: Учение о преступлении./Под ред. Кузнецовой А.Ф., Тяжковой И.М. – М.: ИКД «Зерцало-М», 2009.

12. Коган В.М. Социальные свойства преступности. М.,2003.

13. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность . М.,2004.

14. Разгильдяев Б.Т. Задачи уголовного права Российской Федерации и их реализация. Саратов, 2008. - 96 с.

15. Рарог А.И. Уголовное право России. Особенная часть. Учеб. Шк. М., 2007, с. 209

16. Российское уголовное право. Общая часть. М.: Спарк. 2005.

17. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2005.- 480 с.

18. Уголовное право России (Общая часть): Учебное пособие. Диаконов В.В.2008.

19. Уголовное право. Общая часть. М.: Инфра-М, 2007.


[1] Курс уголовного права. Часть Общая. Т. I. . – М.: Изд-во МГУ, 2005.

[2] Курс уголовного права. Часть Общая. Т. I.: Учение о преступлении./Под ред. Кузнецовой А.Ф., Тяжковой И.М. – М.: ИКД «Зерцало-М», 2009.

[3] Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2005.- 480 с.

[4] Дагель Л. С., Котов Д, Л. Субъективная сторона пpecтупления и ее установление. – Воронеж: Малафея, 2007.

[5] Уголовное право. Общая часть. М.: Инфра-М, 2007.

[6] Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации /Под ред. Скуратова Ю.И., Лебедева В.М. - Изд. 3-е, изм. и доп. - М.: Норма-Инфра-М, 2007. - 896 с.

[7] Иванцова М.И. Мотив совершения преступления.// Закон, 2009, № 7.

[8] Разгильдяев Б.Т. Задачи уголовного права Российской Федерации и их реализация. Саратов, 2008. - 96 с.

[9] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /Отв. ред. Лебедев В.М. – М.: Юрайт-Издат, 2009

.

[10] Рарог А.И. Уголовное право России. Особенная часть. Учеб. Шк. М., 2007, с. 209

[11] Курс уголовного права. Часть Общая. Т. I.: Учение о преступлении./Под ред. Кузнецовой А.Ф., Тяжковой И.М. – М.: ИКД «Зерцало-М», 2009.

[12] Рарог А.И. Уголовное право России. Особенная часть. Учеб. Шк. М., 2007, с. 209

[13] Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2005.- 480 с.

[14] Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации /Под ред. Скуратова Ю.И., Лебедева В.М. - Изд. 3-е, изм. и доп. - М.: Норма-Инфра-М, 2007. - 896 с.

[15] Дагель Л. С., Котов Д, Л. Субъективная сторона пpecтупления и ее установление. – Воронеж: Малафея, 2007.

[16] Иванцова М.И. Мотив совершения преступления.// Закон, 2009, № 7.

[17] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /Отв. ред. Лебедев В.М. – М.: Юрайт-Издат, 2009

[18] Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации /Под ред. Скуратова Ю.И., Лебедева В.М. - Изд. 3-е, изм. и доп. - М.: Норма-Инфра-М, 2007. - 896 с.