регистрация / вход

Понятие вещи в гражданском праве, их правовая классификация

Факультет управления Специальность: МЕНЕДЖМЕНТ ОРГАНИЗАЦИИ Реферат Дисциплина: Правоведение Тема: Понятие вещи в гражданском праве, их правовая

Факультет управления

Специальность: МЕНЕДЖМЕНТ ОРГАНИЗАЦИИ

Реферат

Дисциплина: Правоведение

Тема: Понятие вещи в гражданском праве, их правовая

классификация.

Москва 2010

Содержание

Введение. 3

1. Понятие и основные элементы вещного права. 4

1.1 Понятие вещного права . 4

1.2 Объекты вещного права . 7

1.1 Признаки вещного права . 16

2. Виды вещного права. 20

Заключение. 19

Список использованной литературы.. 20

Введение

Право собственности как субъективное право является наиболее широким, но не единственным вещным правом, а институт права собственности представляет собой лишь составную часть важнейшей подотрасли гражданского права - вещного права. Следовательно, юридический анализ права собственности предполагает его рассмотрение в качестве вещного права, что в свою очередь требует четкого понимания природы и признаков, вещных прав.

К сожалению, в отечественной цивилистике до сих пор отсутствуют единые продуманные и обоснованные подходы к определению вещных прав, поскольку многие предшествующие десятилетия сама эта категория отсутствовала в гражданском законодательстве, а гражданско-правовая наука не занималась ею до тех пор, пока она не была восстановлена в начале 90-х гг. прошлого века. В результате, например, аренда (имущественный наем) уже многими российскими цивилистами признается институтом вещного права, а залог, напротив, - обязательственным (или "смешанным", "вещно-обязательственным") правом, что с позиций классического учения о разграничении вещных и обязательственных прав в лучшем случае может считаться лишь недоразумением. В целом же такое положение влечет ряд серьезных негативных последствий как теоретического, так и практического порядка, в частности появление некоторых искусственных, надуманных проблем, "разрешение" которых отвлекает внимание и силы ученых от решения действительно важных задач, выдвигаемых реальной экономической жизнью.

В связи с этим необходимо разобраться в категории вещных прав, учитывая при этом, что многие родственные российскому праву европейские правопорядки давно и успешно решили эту проблему.

Цель реферата исследовать основные моменты вещного права в Российской Федерации.

Задачи, решаемые в ходе работы:

- определить понятие вещного права;

- описать признаки вещного права;

- охарактеризовать виды вещного права.

Для написания работы использовались нормативные акты, комментарии к нормативным актам, специальная литература и периодика.

1. Понятие и основные элементы вещного права

1.1 Понятие вещного права

Вещное право охватывает нормы о правах лиц на вещи - традиционные и наиболее распространенные объекты гражданских правоотношений. Возникающие на их основе субъективные вещные права оформляют и закрепляют принадлежность вещей (материальных, телесных объектов имущественного оборота) субъектам гражданских правоотношений, иначе говоря, статику имущественных отношений, регулируемых гражданским правом. Этим они отличаются от обязательственных прав, оформляющих переход вещей и иных объектов гражданских правоотношений от одних участников (субъектов) к другим (динамику имущественных отношений, т.е. собственно гражданский оборот), а также от исключительных прав, имеющих объектом нематериальные результаты творческой деятельности либо средства индивидуализации товаров. Нормы о вещных правах составляют подотрасль гражданского права - вещное право.[1]

Установление прав конкретных лиц на вещи как основные, главные, объекты экономической деятельности составляет важнейшее условие функционирования всякого хозяйства, основанного на началах свободного товарообмена (децентрализации). Поэтому субъективное вещное право, и прежде всего, право собственности, как отмечал И.А. Покровский, "отнюдь не является для человечества исконным и, так сказать, прирожденным: оно созидалось с трудом путем медленного исторического процесса. Оно было одним из первых требований развивающейся личности, и создание его явилось в реальной исторической обстановке прошлого важнейшей победой для этой последней"[2] , обеспечив материальную основу для всей ее деятельности.

В рамках частного, товарного хозяйства одни лица присваивают соответствующие вещи, относясь к ним как к своим собственным, а для всех других лиц эти вещи становятся чужими. При этом фактические (экономические) отношения присвоения рассматриваются как отношения собственности. С помощью различных имущественных, прежде всего вещных, прав они получают юридическое оформление.

Типичным правом такого вида является право собственности на вещь, которое действительно становится основным, центральным вещным правом. Однако одним правом собственности, по словам И.А. Покровского, "мог бы удовлетвориться только разве самый примитивный экономический быт"[3] . Таковыми, например, были феодальные отношения землепользования, юридически оформлявшиеся путем признания нескольких прав собственности разных лиц (сюзерена и его вассалов) на один и тот же земельный участок. Одновременная реализация этих прав не могла не приводить к конфликтам между "верховным" и "подчиненным" "собственниками" и свидетельствовала о неодинаковом, различном характере (содержании) их "прав собственности".[4]

Хозяйственное развитие неизбежно потребовало таких юридических форм, которые обеспечивали бы экономически необходимое и вместе с тем юридически защищенное участие одного лица в праве собственности другого. Это касалось, прежде всего, земельной собственности: естественная ограниченность ее объектов в сочетании с монополией их частных собственников стала препятствием для их широкого хозяйственного использования. Поэтому с развитием и усложнением товарного хозяйства в континентальной Европе была единодушно отвергнута обоснованная глоссаторами и постглоссаторами для времен феодализма идея "разделенной", или "расщепленной собственности". Она получила здесь замену в виде разработанной германскими пандектистами в XVIII - XIX вв. теории ограниченных вещных прав[5] .

В силу исторических причин категория вещных прав была воспринята именно в континентальной правовой системе и прежде всего в германском гражданском праве. Она отсутствует в англо-американском праве, которое, следуя собственным консервативным традициям, выработало вместо этого систему "прав собственности" главным образом в отношении недвижимости. Они могут быть срочными и бессрочными, неограниченными и ограниченными, более "сильными" и относительно "слабыми", передаваемыми или непередаваемыми по наследству и т.д. Применительно к земельной собственности здесь вообще считается, что ее субъектам принадлежат не сами земельные участки (вещи), а лишь юридические титулы на них (estate), поскольку земля может принадлежать лишь "короне" (высшей публичной власти), а "полная собственность" (full ownership) возможна лишь в отношении движимого имущества. Такие "титулы собственности" не только весьма разнообразны по характеру и содержанию, но и могут одновременно принадлежать различным лицам в отношении одного и того же объекта, причем как по "общему праву" (common law), так и по "праву справедливости" (law of equity).

В отечественном гражданском праве вещные права вначале были известны под названием "неполных прав собственности" (ст. 432 т. Х ч. 1 Свода законов Российской империи), а затем в принятом во времена нэпа ГК РСФСР 1922 г. они были названы общепринятым термином. Однако в советский период в связи с национализацией земли и большинства других объектов недвижимости, а также установлением "планово-организованного" имущественного оборота надобность в категории вещных прав отпала: уже в ГК 1922 г. было названо лишь три таких права, а при проведении кодификации гражданского законодательства в начале 60-х гг. XX века эта категория была полностью ликвидирована и вещное право даже формально было сведено к праву собственности[6] .

1.2 Объекты вещного права

Объектом вещных прав могут служить только индивидуально определенные вещи, а потому с гибелью соответствующей вещи автоматически прекращается и вещное право на нее. Объектом же обязательственного права является поведение обязанного лица - должника, причем обязанность последнего может переходить к другим лицам в порядке правопреемства даже после смерти гражданина или прекращения юридического лица. Объектом вещных прав не могут быть не только другие (обязательственные) права, т.е., по сути, поведение обязанных лиц, но и вещи, определенные родовыми признаками, ибо осуществление хозяйственного господства невозможно в отношении неиндивидуализированного, абстрактно представляемого имущества.

Таким образом, вещные права получают свой особый правовой режим, отличный от режима их традиционного "антипода" - обязательственных прав. Принято считать, что различие вещных и обязательственных прав имеет исторические корни в сложившемся еще в римском частном праве различии "вещных" (actio in rem) и "личных" (actio in personam) исков, т.е. обусловлено особенностями защиты этих прав. Однако в нашем праве это различие, к сожалению, существенно нивелировано законом, допускающим предъявление вещно-правового иска субъектами не только вещных, но и ряда обязательственных прав (ст. 305 ГК).[7]

Как уже отмечалось, по общему правилу объектами вещных прав признаются только вещи, причем индивидуально-определенные. Объектом обязательственных прав могут быть и вещи, определенные родовыми признаками (обязательство поставить определенное количество однородных товаров), и даже часть вещи (например, при найме комнаты или ее части на время дачного или курортного сезона или в случае известного обязательства шекспировского героя "отдать полцарства за коня"). Для вещных прав такая ситуация исключается, ибо данные абстрактные объекты не могут находиться в чьем-либо конкретном владении и стать предметом хозяйственного господства.

Вместе с тем развитие имущественного оборота привело к тому, что объектами ряда сделок теперь являются не только отдельные вещи, но и целые имущественные комплексы (например, имущество предприятия), в состав которых наряду с вещами входят также имущественные права и даже обязанности (долги) их владельцев. Кроме того, имущественные права (например, удостоверенные "бездокументарными ценными бумагами") стали объектом таких сделок, которые ранее совершались лишь в отношении вещей (договоров купли-продажи, залога и др.). Такое положение иногда приводит исследователей к выводу о возможности признания права собственности (или другого вещного права) на обязательственные права, что, в свою очередь, вызывает сомнения в сохранении своего значения и этим важным признаком вещных прав, и в целом в необходимости дальнейшего использования этой традиционной гражданско-правовой категории.

Однако практические попытки пренебрежения спецификой вещных прав неизбежно ведут к негативным последствиям. Так, применение вещно-правового способа защиты в виде иска об "истребовании" (возвращении в натуре) бездокументарных акций, находящихся у незаконных владельцев, во многих случаях оказывается безрезультатным: ведь такие акции, даже рассмотренные в качестве "бестелесных вещей", не будучи индивидуально-определенными объектами, смешиваются на счете приобретателя с другими аналогичными акциями того же эмитента, в силу чего исключается возможность их последующего истребования первоначальным владельцем (собственником), ибо новый приобретатель всегда может утверждать, что речь идет о других акциях, вполне законно приобретенных им у другого отчуждателя.[8]

Такая ситуация является прямым следствием отождествления сначала законодателем (ст. 2 и 18 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг"), а затем и правоприменительной практикой правового режима ценных бумаг как документов (индивидуально определенных вещей в соответствии с п. 1 ст. 142 ГК) и "бездокументарных ценных бумаг", в действительности являющихся лишь способом фиксации соответствующих обязательственных и (или) корпоративных прав (ст. 149 ГК). Зафиксированные подобным образом права не могут и не должны защищаться вещно-правовыми способами, поскольку для этого предназначены обязательственно-правовые (иск о возмещении причиненных убытков) либо общеправовые (иск о признании права) способы защиты. Не случайно, например, в силу п. 4 ст. 454 ГК к отношениям по возмездному отчуждению (переходу) прав нормы о купле-продаже вещей применяются, только "если иное не вытекает из содержания и характера этих прав".

Таким образом, особенности вещных прав в действительности сохраняют как теоретическое, так и практическое значение. Поэтому имущественные права в отечественном правопорядке по-прежнему не могут и не должны рассматриваться в качестве самостоятельных объектов вещных прав (исключается ситуация появления "права на право").

Что же касается нахождения прав в составе имущественных комплексов - объектов права собственности или других вещных прав, то следует иметь в виду условность такой квалификации. Прежде всего "имущество" обычно составляет единый комплекс лишь для целей оборота, т.е. в обязательственных отношениях (например, при совершении сделок по продаже или аренде предприятия), либо в случаях универсального правопреемства (при прекращении существования одного из субъектов в ситуации реорганизации юридических лиц или наследования после смерти гражданина)[9] . Это особенно ясно видно на примере таких имущественных комплексов, как паевые инвестиционные фонды (ПИФы), находящиеся в доверительном управлении специально созданных для этого акционерных обществ (управляющих компаний)[10] . В соответствии с законом в закрытые ПИФы владельцы "паев" могут вносить не только денежные средства, но и иное имущество, благодаря чему эту разновидность ПИФов можно считать имущественными комплексами в строгом смысле слова. Как единый комплекс это имущество выступает только в виде объекта договора доверительного управления, заключаемого его совладельцами с управляющей компанией. При непосредственной эксплуатации (использовании) имущественного комплекса его собственником (субъектом иного вещного права), т.е. в статике имущественных отношений, сразу же выявляются особенности правового режима отдельных составляющих его объектов.

Более того, даже при передаче таких комплексов uno actu (по одной единой сделке), например при продаже или аренде предприятия, переход прав на каждый из составляющих их объектов все равно осуществляется с соблюдением особенностей их правового режима, т.е. специфики вещных или обязательственных (а также исключительных и корпоративных) прав. Именно поэтому здесь требуется составление специальных актов инвентаризации и передачи имущества (ст. 561, 563, 659, 664 ГК), в которых перечисляются (т.е. индивидуализируются) все объекты, составляющие соответствующий комплекс, включая вещи, права и долги.[11]

Тем самым фактически реализуется давно известный развитым европейским правопорядкам принцип специализации (Spezialitaetsprinzip, Bestimmtheitsgrundsatz), согласно которому вещное право в отличие от обязательственного можно установить или передать только на отдельные определенные вещи, но не на их совокупности. Этот принцип действует для вещных прав и не распространяется на сферу обязательственных отношений.

Данное положение не учитывается при объявлении объектом собственности конкретного лица "имущества в целом". С вещно-правовых позиций это невозможно, ибо правовой режим конкретных объектов, составляющих имущество ("собственность") лица, в действительности различен. Поэтому нахождение в составе имущества определенного лица его прав и обязанностей не отменяет и не изменяет вещно-правовых подходов.

Более того, более или менее широкое распространение в праве этой категории имеет следствием как минимум недоразумения и неудобства в ее практическом использовании. Это подтверждает появившаяся в отечественном законодательстве весьма сомнительная конструкция кондоминиума (от лат. con - общий, совместный и dominium - собственность, т.е. общая собственность) как комплекса недвижимого имущества, включающего земельный участок и расположенное на нем жилое здание, в котором отдельные жилые помещения находятся в частной (или также в публичной) собственности конкретных владельцев, а остальные части - в их общей долевой собственности (ст. 289 и 290 ГК, ч. 8 ст. 1 Закона об основах федеральной жилищной политики)[12] .

Такая ситуация обычно складывается при приватизации жилья в многоквартирных домах, когда частные собственники отдельных квартир должны совместно эксплуатировать находящиеся в их общей собственности лестничные клетки и лестницы, лифты, крыши и подвалы, электрическое, сантехническое и иное оборудование, обслуживающее жилой дом в целом, а также придомовую территорию (земельный участок). Особенность юридического режима кондоминиума составляет невозможность для собственника жилого помещения произвести отчуждение своей доли в общем имуществе кондоминиума отдельно от права собственности на жилое помещение (п. 2 ст. 290 ГК, п. 3 ст. 8 Закона о товариществах собственников жилья), как, впрочем, и наоборот.

Кондоминиумы стали способом решения вопроса о принадлежности общих частей и оборудования многоквартирных жилых домов, в ходе приватизации которых отдельные квартиры и даже жилые комнаты стали рассматриваться законом в качестве самостоятельных объектов права собственности. Само по себе данное решение нельзя признать удачным, ибо такие квартиры и комнаты не предназначены для самостоятельной эксплуатации, будучи теснейшим образом связанными и друг с другом, и с другими частями дома. Игнорирование этой связи повлекло необходимость установления специального правового режима для общих частей и оборудования жилых домов (объявленных объектом общей долевой собственности всех собственников помещений) и создания для их эксплуатации специальных юридических лиц - товариществ собственников жилья.[13]

Вместе с тем сам дом (здание в целом) перестал быть единым объектом недвижимости. Более того, самостоятельными вещами, по сути, перестали быть и общие части дома, поскольку они лишены оборотоспособности вне связи с обслуживаемыми ими жилыми помещениями. При этом на практике собственники-жильцы не испытывают серьезного интереса в поддержании в хорошем состоянии мест общего пользования (лестниц и лестничных площадок, лифтов и т.п.), сосредоточивая все усилия на эксплуатации только "своей ячейки" (квартиры или комнаты). Между тем если кто-либо из них по какой-то причине не будет иметь доли в праве собственности на общее имущество дома (например, подъезда и лестниц), то просто не сможет нормально пользоваться принадлежащим ему жилым помещением. Уже сама возможность такой парадоксальной ситуации свидетельствует о недостатках конструкции кондоминиума.

Для нежилых (например, офисных) помещений, где требование обязательного создания кондоминиума и эксплуатирующего его товарищества собственников в законе отсутствует, такие ситуации в ряде случаев, к сожалению, стали реальностью. Так, по одному из рассматривавшихся арбитражными судами споров было установлено, что общество с ограниченной ответственностью приобрело нежилое помещение площадью 110 кв. м в принадлежавшем продавцу здании. Спустя некоторое время общество обратилось с иском к продавцу о признании права долевой собственности на общее имущество здания (коридоры, лестницы, туалетные комнаты, инженерные коммуникации и т.п.), без использования которых приобретенное им помещение невозможно нормально эксплуатировать. Арбитражный суд одной из инстанций удовлетворил его требования, применив по аналогии ст. 290 ГК, однако Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ отменил это решение, указав на недопустимость аналогии в данном случае, а также на то, что предметом договора купли-продажи было лишь офисное помещение, а "о продаже мест общего пользования и инженерных коммуникаций в договоре не упомянуто"[14] .

Все это свидетельствует в пользу признания объектом недвижимости дома (здания) в целом, а не находящихся в нем отдельных жилых и (или) нежилых помещений. Более эффективным поэтому, как показывает опыт некоторых развитых правопорядков, было бы признание многоквартирного жилого дома юридически неделимой вещью и тем самым - объектом долевой собственности жильцов. Последние в этом случае получают в пользование (или на ограниченном вещном праве) приходящиеся на их доли квартиры и в этих же долях несут все необходимые расходы по содержанию дома. Тогда ситуация упрощается и исчезает надобность в создании и кондоминиумов, и товариществ собственников жилья, а жильцы получают прямой интерес в должном содержании всего дома, а не только "своей" квартиры.

К сожалению, отечественное законодательство в этом вопросе пошло другим путем, породив достаточно сложные юридические и практические вопросы. Этот путь, связанный с признанием индивидуальной собственности на часть жилого дома (этаж, квартиру, комнату) и общей собственности - на "общие части единой постройки", также известен в некоторых странах под названием "этажной собственности". Его главным недостатком, отмеченным в литературе, является установление различного правового режима для тесно связанных друг с другом принадлежностей и главной вещи, при котором единый по юридической природе объект недвижимости прекращает существование.

Иногда выдвигается также идея о признании "единым объектом" (имущественным комплексом) земельного участка и находящегося на нем здания (строения, сооружения и т.п.) с тем, чтобы обеспечить единство их юридической судьбы. Такой подход основан на ошибочном понимании классического принципа "superficies solo cedit" (все, находящееся на земельном участке, принадлежит собственнику этого участка), который в римском праве обеспечивал единство прав собственника на различные объекты, хотя и тесно связанные друг с другом в качестве главной вещи (земельного участка) и ее принадлежности (дома). Кроме того, его признание безосновательно препятствовало бы возведению и использованию строений, находящихся на чужой земле (предоставленной на ограниченном вещном праве, арендованной и т.п.)[15] .

1.3 Признаки вещного права

Признаки вещных прав, закрепленных в законе:

- право следования за вещью переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения других вещных прав на это имущество;

- абсолютный характер защиты вещные права защищаются от их нарушения со стороны любого лица, в т. ч. собственника.

Необходимо отметить, что в российском гражданском праве в отличие от некоторых зарубежных правопорядков в качестве самостоятельного вещного или иного имущественного права не выделяется право владения вещью (имуществом). В нашем праве оно традиционно рассматривается только в качестве правомочия (составной части) определенных вещных и обязательственных прав, не имеющего самостоятельного значения.[16]

В римском праве владение вещью (corpus possessionis), как известно, считалось необходимой предпосылкой наличия права собственности на нее. Развитый имущественный оборот также потребовал юридического признания факта владения вещью, в результате которого и ее фактический (беститульный) владелец при определенных условиях мог бы получить правовую защиту своего владения и использовать вещь в обороте. Этим объясняется появление норм о признании владения как "фактической власти над вещью" (§ 854 Германского гражданского уложения, п. 1 ст. 919 Швейцарского гражданского кодекса).

В российском гражданском праве, как до революции, так и в настоящее время действуют правила о защите фактического владения (п. 2 ст. 234 ГК РФ), но как таковое оно не признается особым вещным правом. Вместе с тем защита факта владения с помощью права придает ему известное юридическое значение, хотя владение и не превращается в самостоятельное вещное право[17] . Речь идет лишь об особой владельческой защите, с помощью которой охраняется самый факт принадлежности вещи определенному лицу в принципе безотносительно к наличию у него какого-либо права на нее.

Следует напомнить, что в римском праве самостоятельный институт владения также служил, прежде всего, для предоставления владельческой защиты как законным собственникам, так и добросовестным и фактическим владельцам вещей. "Держателям" же чужих вещей, например арендаторам или хранителям, вещно-правовая (владельческая) защита не предоставлялась. Между тем в отечественном гражданском праве признание владения правомочием ряда имущественных (гражданских) прав, в том числе обязательственных (например, прав арендатора или хранителя вещи), привело к признанию субъектов этих прав законными владельцами соответствующего имущества (вещей) с предоставлением им владельческой (вещно-правовой) защиты.

В результате этого владельцами вещей считаются субъекты не только вещных, но и многих обязательственных прав. В связи с этим они получают и вещно-правовую защиту своих прав против всех третьих лиц, включая собственника вещи (как, например, арендатор). Следствием этого стали известное "смешение" гражданско-правовых способов защиты различных имущественных прав и вызванная им фактическая утрата значения гражданско-правовых особенностей защиты права в качестве его квалифицирующего признака (позволяющего разграничивать вещные и обязательственные права).

В действительности владение как элемент (правомочие) договорного (обязательственного) права вполне может и должно быть защищено обязательственно-правовыми, а не вещно-правовыми способами (прежде всего иском о возмещении убытков, причиненных нарушением условий соответствующего договора). Ведь владение вещью в рамках обязательственного правоотношения само по себе не может породить никаких вещных прав. Иное дело - фактическое (беститульное) владение, которое, по меткому выражению Г. Дернбурга, "время возводит в право" и которое поэтому нельзя смешивать с владением вещью ("держанием") в рамках обязательственных отношений: лишь для него необходима особая вещно-правовая защита.

Особого упоминания заслуживают попытки объявить вещным правом право арендатора вещи.[18] Они свидетельствуют лишь о полном пренебрежении основами учения о вещном праве, согласно которым их перечень, содержание должны быть урегулированы непосредственно законом, причем исчерпывающим образом (numerus clausus), исключающим всякую возможность варьирования их сторонами какого-либо договора. Очевидно, что содержание конкретного договора аренды определяется его сторонами, от согласованной воли которых зависит, например, наличие в нем права распоряжения арендованным имуществом со стороны арендатора (путем сдачи его в субаренду или перенайма) и т.д., что просто немыслимо для ограниченных вещных права.[19]

Таким образом, различие вещных и обязательственных прав остается одним из фундаментальных начал российского гражданского права.

2.Виды вещных прав

Вещное право — право, обеспечивающее интерес правообладателя путем непосредственного воздействия на вещь, закрепляющее отношение лица к вещи.

Согласно ст. 216 ГК определяются следующие виды вещных прав:

- право собственности;

- право пожизненного наследуемого владения земельным участком;

- право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком;

- право ограниченного пользования земельным участком;

- право хозяйственного ведения;

- право оперативного управления.

Кроме того, к вещным правам можно отнести:

- залог, в т. ч. ипотеку;

- право пожизненного пользования жилым помещением определенными лицами и т. п.

Право собственности является основополагающим в числе прочих вещных прав. Все другие вещные права производны от него и являются ограниченными вещными правами.

Право хозяйственного ведения — это право владения, пользования и распоряжения имуществом, переданным юридическому лицу собственником, в пределах, установленных учредительными документами этого лица.

Одним из ограничений этого вещного права является обязанность согласования с собственником действий по распоряжению недвижимым имуществом.[20]

Право оперативного управления — право владения, пользования и распоряжения имуществом, переданным юридическому лицу собственником, в пределах, установленных законом, учредительными документами этого лица, назначением имущества и заданиями собственника.

Собственник вправе распоряжаться имуществом, переданным им в оперативное управление, но не используемое по назначению.

Сервитут — право ограниченного пользования чужим земельным участком. Устанавливается соглашением между его собственником и иными землепользователями в целях удовлетворения их интересов, которые не могут быть обеспечены без установления сервитута, например, проход через земельный участок, прокладка по нему коммуникаций и т. д. Сервитут следует за земельным участком и не может быть предметом самостоятельного распоряжения его пользователем.

К земельным участкам, как объектам сервитута, приравнивается и иное недвижимое имущество.[21]

Заключение

В завершении работы, можно сделать следующие выводы:

Основное вещное право есть право собственности: оно предоставляет собственнику в принципе полную власть над вещью. Собственник имеет право владеть вещью, пользоваться ею, как ему угодно, и распоряжаться ею – право продавать, закладывать и т. д.).

Но собственность есть полная, абсолютная власть только в принципе: государство может наложить на собственника известные ограничения, и действительно всегда, в любой исторический момент, те или другие ограничения в большей или меньшей степени имеются (ограничения в интересах соседей и в интересах общего блага); вследствие этого собственность фактически никогда абсолютно полной не бывает.

Таким образом, вещные права - одна из правовых форм реализации отношений собственности. Вещные права предоставляют их обладателю возможность непосредственного (независимого от какого-либо другого лица) воздействия на вещь, то есть абсолютное господство над вещью.

Также определяются следующие виды вещных прав: право собственности; право пожизненного наследуемого владения земельным участком; право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком; право ограниченного пользования земельным участком; право хозяйственного ведения; право оперативного управления.

Помимо этого к вещным правам можно отнести: залог, в т. ч. ипотеку; право пожизненного пользования жилым помещением определенными лицами и другое.

Список использованной литературы

1.Гражданский кодекс Российской Федерации.

2.Богданов Е.В. Моделирование права собственности в гражданском законодательстве Российской Федерации // Государство и право. 2000. N 11,

3.Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность // Венедиктов А.В. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. II (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2004. С. 116 – 122.

4.Гражданское право: Учебник. Часть 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2007. С. 152.

5.Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 400.

6.Козырь О.М., Маковская А.А. "Единая судьба" земельного участка и расположенных на нем иных объектов недвижимого имущества (реальность и перспективы) // Вестник ВАС РФ. 2003. N 2. С. 96 – 100.

7.Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой. - М.: Юринформцентр, 2005, с. 371.

8.Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (в серии "Классика российской цивилистики"). М., 1998. С. 192.

9.Рубанов А.А. Проблемы совершенствования теоретической модели права собственности // Развитие советского гражданского права на современном этапе. М., 1986. С. 106 - 110.

10.Синайский В.И. Русское гражданское право,. М., 2002. С. 199.

11.Суханов Е.А. Понятие и виды вещных прав // Вестник Московского университета. Право. 2002. N 4. С. 8.


[1] Гражданское право: Учебник. Часть 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2007. С. 152

[2] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (в серии "Классика российской цивилистики"). М., 1998. С. 192

[3] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права (в серии "Классика российской цивилистики"). М., 1998.. С. 207

[4] Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность // Венедиктов А.В. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. II (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2004. С. 116 - 122

[5] Рубанов А.А. Проблемы совершенствования теоретической модели права собственности // Развитие советского гражданского права на современном этапе. М., 1986. С. 106 - 110

[6] Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 400

[7] Суханов Е.А. Понятие и виды вещных прав // Вестник Московского университета. Право. 2002. N 4. С. 8

[8] Гражданское право: Учебник. Часть 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2007. С. 152

[9] Часть 2 ст. 1 и абз. 1 п. 1 ст. 10 Федерального закона от 29 ноября 2001 г. N 156-ФЗ "Об инвестиционных фондах" (СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4562). Необходимо подчеркнуть, что все юридические конструкции, связанные с паевыми инвестиционными фондами, полностью заимствованы нашим законодателем из американского права, чем и объясняются все особенности их правового режима

[10] Концепция развития гражданского законодательства о недвижимом имуществе / Под ред. В.В. Витрянского, О.М. Козырь, А.А. Маковской. М., 2004. С. 43 - 44)

[11] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой. - М.: Юринформцентр, 2005, с. 371

[12] Ведомости СНД и ВС. РФ. 1993. N 3. Ст. 99; СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 147; 1997. N 17. Ст. 1913; 1999. N 7. Ст. 876; N 25. Ст. 3042; N 28. Ст. 3485; 2002. N 52 (часть I). Ст. 5135; 2003. N 19. Ст. 1750. См. также: Ч. 5 ст. 1 и ст. 5 Федерального закона от 15 июня 1996 г. N 72-ФЗ "О товариществах собственников жилья" // СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2963; 2002. N 1 (часть I). Ст. 2; N 12. Ст. 1093

[13] Суханов Е.А. Понятие и виды вещных прав // Вестник Московского университета. Право. 2002. N 4. С. 8

[14] Постановление Президиума ВАС РФ от 10 сентября 2002 г. N 3673/02 (Справочно-информационная система КонсультантПлюс: Арбитраж).

[15] Козырь О.М., Маковская А.А. "Единая судьба" земельного участка и расположенных на нем иных объектов недвижимого имущества (реальность и перспективы) // Вестник ВАС РФ. 2003. N 2. С. 96 - 100

[16] Гражданское право: Учебник. Часть 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2007. С. 152

[17] Синайский В.И. Русское гражданское право (серия "Классика российской цивилистики"). М., 2002. С. 199.

[18] Гражданское право: Учебник. Часть 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2007. С. 152 (автор главы - А.А. Иванов); Богданов Е.В. Указ. соч. С. 144

[19] Суханов Е.А. Понятие и виды вещных прав // Вестник Московского университета. Право. 2002. N 4. С. 8

[20] Суханов Е.А. Понятие и виды вещных прав // Вестник Московского университета. Право. 2002. N 4. С. 8

[21] Гражданское право: Учебник. Часть 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2007. С. 152

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему