Право и мораль 5

Оглавление Введение 1. Понятие права. 2. Понятие морали. 11 с. 3. Единство права и морали. 15 с. 4. Взаимосвязь права и морали. 18 с. 5. Противоречия между правом и моралью.

Оглавление

Введение 3 с.
1. Понятие права. 5 с.
2. Понятие морали. 11 с.
3. Единство права и морали. 15 с.
4. Взаимосвязь права и морали. 18 с.
5. Противоречия между правом и моралью. 21 с.
6. Пути преодоления противоречий между правом и моралью 26 с.
Заключение. 27 с.
Литература. 28 с.

Подлинная мораль – это внутреннее осознание долга,

Выполнению, которого человек должен посвятить

Всю жизнь, при одном, однако, обязательном условии:

чтобы на него при этом не оказывалось никакого

внешнего давления .

А.Керенский.

Введение

Правители многих государств, издавна, пытались создавать правила которые соблюдали законы морали, и не противоречили правовым нормам. Однако, эти два важных аспекта общественной жизни, взаимодействуют в разных ситуациях по-разному. Полностью совпадать они не всегда могли, но вполне хорошо дополняли друг друга.

Мораль и право тесно взаимосвязаны, имеют общие функции. Основной задачей которых, является соблюдение правил поведения, направленных на установление и поддержания порядка в обществе. Однако, право и мораль – самостоятельные, суверенные нормативно-регулятивные институты, каждый из которых имеет свою особую ценность. Более того, по природе и происхождению они вообще находятся в различных плоскостях.

Существует и компромиссная позиция в оценке нравственного регулирования. Согласно ей нормы морали имеют двоякую природу: одни имеют в виду самого индивида, другие - отношение индивида к обществу. Отсюда деление этики на индивидуальную и социальную.

Наиболее распространенным и аргументированным является представление об абсолютном характере норм морали и отсутствии в них какого-либо индивидуального фактора. Шершеневич, например, считал, что нравственность представляет не требования человека к самому себе, а требования общества к человеку. Не человек определяет, как он должен относиться к другому человеку. Не отдельный индивид оценивает свое поведение как хорошее или плохое, а общество. Оно может признать поступок нравственно хорошим, хотя он не хорош для индивида, и оно может считать поступок недостойным с нравственной стороны, хотя он вполне одобряем с индивидуальной точки зрения.

Существует точка зрения, что нравственные законы заложены в самой природе человека. Внешне они проявляются в зависимости от той или иной жизненной ситуации, в которой оказывается индивид. Другие же категорически утверждают, что нормы нравственности - это требования, обращенные к человеку извне.

Право и мораль - ценностные формы человеческого бытия, оказывающие влияние на судьбы государств и народов. История цивилизации показывает, что они попеременно брали на себя роль лидера, реальной исторической силы, воздействующей на формирование государства, становление личности и ее мировоззрения. Начиная с самых ранних этапов становления человеческой цивилизации, мыслители старались найти универсальные законы взаимодействия права и морали; написано множество трудов по этой проблеме, однако она еще весьма далека от своего окончательного решения

Видимо, нет оснований проводить водораздел между индивидуальным и социальным характером нравственных требований, поскольку в них органически переплетаются элементы того и другого. Ясно одно, что любая социальная норма имеет общий характер, и в этом смысле она адресуется не к конкретному индивиду, а ко всем или к большой группе индивидов. Моральные нормы регулируют не “внутренний” мир человека, а отношения между людьми. Однако не следует упускать из виду индивидуальные аспекты нравственных требований. В конечном счете их реализация зависит от нравственной зрелости человека, прочности его моральных воззрений, социальной ориентированности его индивидуальных интересов. И здесь первостепенную роль играют такие индивидуализированные моральные категории, как совесть, долг, которые направляют поведение человека в русло социальной нравственности. Внутреннее убеждение индивида в нравственности или безнравственности своего поступка в значительной мере определяет и его социальную значимость.

Каждое исторически конкретное общество требует строго

определенной меры социального регулирования общественных отношений.

Регулирование общественных отношений осуществляется путем реализации

определенных социальных норм: норм права, норм морали, норм,

установленных общественными организациями, норм обычаев, норм

традиций, норм ритуалов и т.д. В общем плане социальные нормы --

это правила поведения общественного характера, регулирующие

взаимоотношения людей и деятельность организаций в процессе их

взаимодействия.

Как вид социальных норм, моральные установления

характеризуются общими родовыми признаками и являются правилами

поведения, определяющими отношение человека к человеку. Если

действия человека не касаются других людей, его поведение с

социальной точки зрения безразлично. Поэтому не все ученые считают

нормы нравственности явлением исключительно социальным.

Со времен Канта существует убеждение, что сфера

нравственности охватывает сугубо внутренний мир человека, поэтому

оценить поступок как нравственный или безнравственный можно лишь по

отношению к лицу, которое его совершило. Человек как бы извлекает

из себя нормы своего поведения, в себе, в глубине своей «души»,

дает оценку своим действием. С данной точки зрения человек, взятый

отдельно, вне его отношений к другим людям, может

руководствоваться нравственными правилами.

Существует и компромиссная позиция в оценке нравственного

регулирования. Согласно ей нормы морали имеют двоякую природу: одни

имеют в виду самого индивида, другие - отношение индивида к

обществу. Отсюда деление этики на индивидуальную и социальную.

Существует точка зрения, что нравственные законы заложены

в самой природе человека. Внешне они проявляются в зависимости от

той или иной жизненной ситуации, в которой оказывается индивид.

Другие же категорически утверждают, что нормы нравственности - это

требования, обращенные к человеку извне.

Решать данную задачу необходимо, поскольку без учета многоаспектной взаимосвязи права и морали система законодательства неэффективна. А между тем, движение государства по пути построения устойчивой экономической и политической системы, формирования гражданского общества и правового государства невозможно без соответствующего правового регулирования. На сегодняшний день массовый характер приобрели проявления правового и нравственного нигилизма, что свидетельствует о наличии серьезных недостатков в социальном регулировании.

Актуальность, разработанность темы.

На примере России, можно сказать что не все законы соблюдают нормы морали, а порой даже противоречат им. Следует находить компромиссы, в решении этой проблемы, поскольку без учета многоаспектной взаимосвязи права и морали система законодательства неэффективна. А между тем, движение государства по пути построения устойчивой экономической и политической системы, формирования гражданского общества и правового государства невозможно без соответствующего правового регулирования. На сегодняшний день массовый характер приобрели проявления правового и нравственного нигилизма, что свидетельствует о наличии серьезных недостатков в социальном регулировании.

Глава 1. Понятие права.

Очень часто в нашей жизни мы встречаемся со словом «право», прекрасно представляя себе, когда речь идет о моральном или юридическом праве.

Однако эти представления совершенно не исчерпывают всей многозначности этого юридического феномена. «Юристы всё ещё ищут определение права, » - писал Кант около 200 лет тому назад, обобщая более чем двухтысячелетнюю историю постижения природы этого явления. Его слова справедливы и сегодня, так как до сих пор по-прежнему не существует общепризнаного определения права. Более того, по мнению российского учёного Спиридонова Л. И., вряд ли эта задача вообще может быть разрешима при помощи формально-логических средств, которые только могут быть использованы для разработки традиционных определений.[1]

Есть множество определений права. В работе “Сумма теологии”, которую можно назвать величайшим синтезом средневековой католической теологии и философии. Аквинат рассматривает:

Вечное право - это мудрость Бога как правителя всех действий и движений вселенной, оно направляет все действия мироздания. От него происходят все другие, более ограниченные формы права.

Божественное право , такое как заповеди, служит как бы дополнительным руководством для тех предписаний естественного права, которые известны всем разумным людям.

Естественное право присуще людям как сознательным, моральным и социальным созданиям. Существует один стандарт истины и справедливости для всех людей, он естественен, и все одинаково знают его.

Позитивное право необходимо, чтобы помешать людям делать зло и обеспечить мир. Если позитивное право, введенное сувереном, противоречит естественному праву и разуму, оно не законно и является искажением права. Только в данном случае Аквинат признавал правомерным выступление народа против монарха.

Идеальной формой правления Аквинат, вслед за Аристотелем и Цицероном, считал смешанную из “чистых форм”, при которой монарх олицетворяет единство, аристократия - преобладание надлежащих заслуг, народ служит гарантий мира и согласия. Право государства должно быть санкционировано знатью и народом.[2]

Термин (слово) «право» многозначен. С его помощью обозначаются разные явления:

1. Система норм, издаваемых государством (позитивное право );

2. Определённая система идей, представлений о том, каким должно быть позитивное право (естественное право );

3. Определённая правовая возможность конкретного субъекта (субъективное право );

4. Явления нравственного, морального характера.[3]

Сущность права заключается в регулировании общественных отношений в условии цивилизации, в достижении на нормативной основе такой стабильной организации, организованности общества, при которой регулируется демократия, экономическая свобода, свобода личности. Высшее общественное предназначение права – гарантировать в нормативном порядке свободу в обществе, утверждать справедливость, создавать оптимальные условия для развития в обществе экономических и духовных факторов, исключая произвол и своеволие в общественной жизни. «Науки о праве в своих обширных разветвлениях везде говорят о началах справедливости и уважения к достоинству человека»[4] . По своим исходным началам право призвано быть стабилизирующим и умиротворяющим фактором. Именно в этом заключена важнейшая сторона правового регулирования.

С точки зрения чисто юридической характеристики, способов воздействия на общественные отношения выделяются регулятивная (статическая и динамическая) и охранительная функции права.

Регулятивная статическая функция права сводится к закреплению, фиксации существующих общественных отношений в их статике: закрепляются формы собственности, круг субъектов права, их правоспособность, структура государственных органов, круг прав и обязанностей граждан.

Регулятивная динамическая функция направлена на оформление движения общественных отношений в форме правоотношений. При этом определяется порядок возникновения, изменения и прекращения правоотношений. Эта функция проявляется в системе норм обязательного права (отношения купли-продажи, подряда, перевозки, финансовые), трудового, процессуального.

Охранительная функция права направлена на охрану регулируемых правом отношений, на охрану основополагающих ценностей, признанных в обществе (жизнь, честь, свобода личности, собственность, институты демократии и т.д.). В рамках этой функции устанавливаются различные виды юридической ответственности за действия, посягающие на указанные ценности, и предупредительно–охранительные меры иного характера. [5]

Таким образом, право призвано служить людям, обществу, обеспечивать его нормальную жизнь.

Из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что Право - это система общеобязательных норм, выраженных в законах, иных признаваемых государством источниках и являющихся общеобязательным критерием правомерно-дозволенного (а также запрещенного и предписанного) поведения.

В каждом политически организованном обществе существует естественное право, которое охватывает такие права, как: право на жизнь, право на свободу, право на равный эквивалент при товарном обмене.

Особо существенным в этом отношения является естественное право - требования "правового" характера, непосредственно вытекающие из жизни, из разума, во многом определяющие мораль и обычаи, и являющиеся главным основанием для оценки самого действующего права (в последующем, особенно при рассмотрении философско-правовых вопросов естественное право станет предметом специального рассмотрения).

Естественные права существуют независимо от того, закреплены они, где-либо в законе или нет, они непосредственно вытекают из естественного порядка вещей, из самой жизни, из существующих в обществе экономических, духовных и даже естественно-природных факторов. С. С. Алексеев считает, что «…если в условиях цивилизации право (позитивное право) занимает центральное место в инфраструктуре социального регулирования, то ее исходным элементом, отправным, активным фактором, преломляющим требования экономики, другие объективно обусловленные требования общества, являются естественные права.»[6] .

В отличие от естественного права, право в юридическом значении предстает как позитивное право, выраженное в законе, в других источниках. Как позитивное право оно:

- создается людьми, общественными образованиями, законодателями, судами, самими субъектами права и т.д., является результатом их творчества, целенаправленной волевой деятельности.

- существует в виде закона, иных источников, т.е. особой внешне выраженной реальности (а не просто в виде мысли, идеи).

Позитивное право – это право четко определенное, записанное в законе, устойчивое, защищаемое особенными государственными органами. Но и в данном смысле право имеет два значения:

- субъективное право – свобода и возможность субъекта, конкретного лица, на юридически обеспеченное поведение;

- объективное право – здесь термин «право» близок к терминам «закон», «законодательство». Имеется в виду не свобода и возможности поведения, а нечто «объективное» в обществе – юридические нормы, выраженные в законах, иных источниках, либо в целом (Российское право), либо как часть (гражданское право).

Именно, объективное право, является исходным пунктом при рассмотрении всего комплекса правовых понятий. В то же время не упустим из поля зрения значения в юридических делах, во всей нашей жизни субъективных прав. Ведь недаром право называется "правом".

Основное назначение этого крупного института в жизни людей заключается в том, чтобы - как говорил философ - определять дозволенное и недозволенное, т.е. определять юридические возможности людей, свободу поведения тех или иных субъектов. И этот крупный институт называется "правом" как раз потому, что он по основному своему назначению в нашей жизни призван, условно выражаясь, говорить о правах.[7]

Объективное право называют также позитивным правом. Многие явления, которые обозначаются словом "право" (такие, как моральные права, права-обычаи) складываются и существуют в самом образе жизни, в нравах и обыкновениях, в сознании людей. Они служат критерием оценки поведения человека другими людьми, в общественном мнении, для признания поступков человека "правильными" или "неправильными", моральным или аморальным, соответствующим обычаям или нет.

Объективное же право, в отличие от морали, обычаев и особенно требований естественного права, является "позитивным" потому, что определенные нормы поведения специально создаются (или признаются) людьми и властно утверждаются в общественной жизни в качестве постоянного и непререкаемого императивного критерия для обязательного поведения. Создаются (или признаются) для того, чтобы императивно, в общеобязательном порядке определять – что юридически дозволено, а что - юридически недозволено. И они в этой связи по большей части, в идеале получают определенное внешнее выражение в виде законов, юридических прецедентов, иных источников.

И в таком внешне объективированном (осязаемом, зримом) виде объективное право существует как некая данность, позитивная реальность - определенная и неизменная до тех пор, пока в нее не будут в установленном порядке внесены какие-либо изменения.

Объективное право в рассматриваемом отношении, т. е. как позитивное право, можно признать некоторым искусственным и притом - постоянно существующим , "заведенным" на непрерывное действие для решения жизненных ситуаций внешним образованием (некоторые философы говорят даже - "второй природой"), существующим в государстве.

Существует три способа формирования и существования позитивного права: обычное право, право судей, право законодателя.

Каким же образом определенные требования (иные положения) о поведении людей становятся юридическими нормами - общеобязательными эталонами для решения конкретных жизненных ситуаций? Главное здесь - это те способы (формы), при помощи которых эти требования, иные положения приобретают публичный характер - становятся основой обязательных, юридически императивных последствий.

Существует три способа формирования и существования позитивного права как публичного явления - института государственной жизни. Они (с известной долей условности) могут быть названы так:

Обычное право – исторически первая, наиболее тесно связанная с самой жизнью форма позитивного права (право, выраженное преимущественно в обычаях);

Право судей – судебное решение, посвященное определенному лицу, конкретному делу, может стать образцом, примером (прецедентом) для подобных же жизненных случаев. Таким путем формируется право судей, т.е. прецедентное право (право, создаваемое преимущественно судом);

Право законодателя – формирование позитивного права путем прямой деятельности государственных органов, как правило, высших, по мере развития демократии – представительных (право, создаваемое путем законодательной деятельности государством);

Обычное право . Юридические нормы могут возникать и на ранних стадиях развития цивилизации действительно повсеместно возникают из самой жизни, особенно в экономике, товарно-рыночном хозяйстве, когда государство признает спонтанно складывающиеся в самой жизни типизированные модели для последующих решений конкретных жизненных ситуаций.

Здесь формирующим началом для юридических норм является обычай, т.е. общие правила, которые в результате длительного действия становятся привычкой, непререкаемым обыкновением.

Эти обычаи, обосновывающие и оправдывающие поведение людей, в ряде случаев получают юридическое признание, рассматриваются правителями, судьями, всеми должностными лицами в качестве основы и достаточного критерия для определения того, поступают ли люди "по праву" или "не по праву", т.е. критерия юридических прав и юридических обязанностей, юридически дозволенного и юридически недозволенного. Тогда-то и складывается обычное право - исторически первая, наиболее тесно связанная с самой жизнью (хотя юридически и не вполне совершенная) форма позитивного права.

Право судей . Юридические нормы могут возникать в результате "самого" судебного решения, т. е. "самого" центрального звена юридического регулирования, разрешающего данную ситуацию, коллизию, конфликт (особенно, если отсутствуют по данному конкретному вопросу обычай и закон, или тот и другой не отличаются нужной определенностью).

Когда судья делает вывод, например, обязано ли данное лицо вернуть вещь другому лицу, кто из этих лиц является должником или наследником, какое наказание наложить на виновного, он при отсутствии обычая или закона исходит из критерия разумности, справедливости, другого критерия ("порядок", духовный идеал и пр.), мысленно формулирует некоторое общее положение. И поэтому судебное решение, посвященное конкретному делу, может стать образцом, примером (этот образец называется прецедентом) подобных же жизненных случаев. Таким путем формируется право судей, т.е. прецедентное право. Такое прецедентное право образует главное содержание особой "семьи" юридических систем - англосаксонского права, в том числе права Великобритании, США.

Право законодателя . Со временем в большинстве государств основным путем формирования позитивного права становится прямая деятельность государственных органов, как правило, высших, но мере развития демократии - представительных.

Здесь можно говорить о правотворчестве в строгом смысле, т.е. о "творчестве права", о его создании в результате особой, сознательной, целенаправленной деятельности людей.

Правотворческая деятельность - это целенаправленная разумная деятельность людей, направленная на то, чтобы путем обобщений (нормативных обобщений) создать модели типизированных решений жизненных ситуаций определенного рода - с тем, чтобы эти модели (нормы) были основой для решений на практике всех случаев, охватываемых такой нормой.

Результатом правотворческой деятельности является нормативный юридический акт - нормативный документ, через который в позитивное право вводятся новые нормы, изменяются или отменяются старые и в котором юридические нормы "живут", пребывают.

Главным нормативным юридическим актом является закон. Древнейшие юридические памятники, такие, как индийские законы Ману, Кодекс законов царя Хаммурапи, древнеримские законы XII таблиц, Русская Правда и другие, представляют собой компиляции, объединяющие и прямые законодательные положения, и обобщенное изложение судебных прецедентов, и положения обычного права.

В ходе правового развития происходит изменение удельного веса в той или иной национальной юридической системе форм позитивного права. Если обычное право в своем начальном виде осталось преобладающим для неразвитых государств, то в странах, продвинувшихся по пути прогресса, оказалось доминирующим либо "право судей", либо "право законодателя" и сложились две соответствующие им типичные системы права: прецедентная система (в виде так называемого "общего права" - common law- Великобритании, права США) и законодательная по своей основе система стран континентальной Европы (в виде романо-германского права – права Франции, Германии и др.).

В современных условиях происходит известное сближение указанных форм позитивного права. Например, в Европейском сообществе западноевропейских стран наблюдается сближение "общего права" и права стран континентальной Европы.

Глава 2. Понятие морали.

Мораль - система исторически определенных взглядов, норм, принципов, оценок, убеждений, выражающихся в поступках и действиях людей, регулирующих их отношения друг к другу, к обществу, определенному классу, государству и поддерживаемых личным убеждением, традицией, воспитанием, силой общественного мнения всего общества, определенного класса либо социальной группы.

Содержание и само понимание терминов "мораль" и "нравственность" в огромной степени зависят от историко-культурных факторов, традиций, а также от идентификации источников.

В морали “выражены представления людей о добре и зле, справедливости, достоинстве, чести, трудолюбии, милосердии”[8] . Повелевая, мораль оценивает, оценивая, – познает. Вот то необычное распределение функций, которое отличает ее, та особая последовательность работы психологических механизмов, которая присуща нравственному сознанию.

Мораль возникает и развивается на основе потребности общества регулировать поведение людей в различных сферах их жизни. Мораль считается одним из самых доступных способов осмысления людьми сложных процессов социального бытия. Коренной проблемой морали является регулирование взаимоотношений и интересов личности и общества. Мораль включает: моральные отношения, моральное сознание, нравственное поведение.

Можно с полной уверенностью сказать, что мораль является как бы прародительницей и государства и права, и что отвечать народным чаяниям может только то государственное устройство, в котором и право и мораль находятся в теснейшем взаимодействии. Общественные отношения первобытного строя являются кровнородственными. Члены общины ведут происхождение от единого предка. Род составляет основу всей общественной жизни. Родоплеменная структура возникает естественно.

Мораль такая же динамическая регулятивная система, как и право. Ее исторический путь лежит от эквивалентных начал: око за око, зуб за зуб (и более крупно –«кровная месть» «мне отмщение и аз воздам» и т.д.) до начал неэквивалентных - «ударят по правой щеке, подставь левую», т.е. до начал терпимости (толерантности, как определяют эти начала) , прощения, покаяния, воздаяния за зло добром т.д.

Существует несколько научных определений морали:

Термин “мораль” по содержанию – латинский аналог древнегреческого ethos (этика). В латинском языке есть слово “mos” (множественное число – “mores”), обозначающее нрав, обычай, моду, устойчивый порядок. На его базе Цицерон с целью обогащения языка образовал прилагательное “моральный” (moralis) для обозначения этики, назвав её philosophia moralis. Уже позднее, предположительно в IV веке, появляется слово “мораль” (moralitas), в качестве собирательной характеристики моральных проявлений[9] .

В словаре русского языка мораль определяется как “правила нравственности и сама нравственность”, а нравственность в свою очередь как “правила, определяющие поведение; духовные и душевные качества, необходимые человеку в обществе, а также выполнение этих правил, поведение”[10] .

Мораль и нравственность – одно и то же. В научной литературе и в практическом обиходе они употребляются как идентичные. Впрочем, некоторые аналитики пытаются установить здесь различия, предлагая под моралью понимать совокупность норм, а под нравственностью – степень их соблюдения, т.е. фактическое состояние, уровень морали. В данном случае мы исходим из тождественности этих понятий[11] .

Мораль (лат. мoralis – нравственный; mores – нравы) – предмет изучения этики ; общественный институт, выполняющий функцию регулирования поведения человека. Во всяком обществе действия громадного множества людей должны быть согласованны в совокупную массовую деятельность, при всем своем разнообразии подчинятся определенным общесоциальным законам. Функцию такого согласования и выполняет Мораль наряду с другими формами общественной дисциплины , тесно переплетаясь с ними и вместе с тем представляя собой нечто специфическое. Мораль регулирует поведение человека во всех без исключения сферах его общественной жизни – в труде и быту, в политике и науке, в семье и общественных местах, хотя и играет в них неодинаковую роль.[12]

Другое определение морали дает С.А. Комаров: «Мораль (нравственность) – это взгляды, представления и правила, возникающие как непосредственное отражение условий общественной жизни в сознании людей в виде категорий справедливости и несправедливости, добра и зла, похвального и постыдного, поощряемого и порицаемого обществом, чести, совести, долга, достоинства и т.д.[13] ».

В современной философской литературе под моралью понимается нравственность, особая форма общественного сознания и вид общественных отношений; один из основных способов регуляции действий человека в обществе с помощью норм.

Еще более изменчивыми являются моральные нормы и приоритеты, разделяемые различными субъектами, поскольку в этом случае дополнительным действующим фактором становятся также особенности психики и личный опыт каждого отдельного человека.

Критериями наших норм, оценок, убеждений выступают категории добра, зла, честности, благородства, порядочности, совести. С таких позиций даются моральная интерпретация и оценка всех общественных отношений, поступков и действий людей.

Современная наука о морали приходит к убеждению, что совокупность переживаемых людьми моральных чувств и признаваемых ими моральных принципов не поддается сведению на единую верховную аксиому, из которой все они вытекали бы, как выводы из логической посылки.

Не существует никакого единого морального постулата, исходя из которого можно было бы развить логическую систему нравственности так, чтобы она охватывала все без исключения суждения, подводящие явления под категории "добра" и "зла", «нельзя распутать сложного и запутанного узора морального мира, найдя начало одной его нити, ибо узор этот образован из нескольких переплетающихся и взаимно перекрещивающихся нитей [14] ».

Задача науки о морали может заключаться только в том, чтобы отделить каждую из этих нитей от других и показать, каким образом они сплетаются в живую ткань моральной жизни.

Совокупность моральных идей и чувств может быть сведена, таким образом, только к ряду независимых друг от друга основных принципов. Каждый из последних служит внутренней основой целой массы явлений морали и дает начало особой замкнутой системе морали; но сами эти принципы друг от друга уже не зависят и потому не обосновывают один другого.

Наоборот, каждый из них в качестве моральной аксиомы вступает в коллизию со всеми остальными и ведет с ними борьбу за абсолютное верховенство в царстве морали. "Каждая из твоих добродетелей, - говорит Ницше своим образным языком, - жаждет высшего развития; она хочет всего твоего духа, чтобы он стал ее глашатаем, она хочет всей твоей силы в гневе, ненависти и любви; каждая добродетель ревнует тебя к другой" [15] . Исходом этой борьбы может быть полное и частичное вытеснение одним принципом всех других либо распределение между ними власти на отдельные компетенции каждого из них (так, например, в общественной жизни и в жизни личной господствуют совершенно различные и противоречащие друг другу нравственные принципы, так что то, что считается хорошим в первой, признается дурным во второй, и наоборот); возможно даже и отсутствие всякого исхода, вечная борьба моральных чувств в душе у человека, своего рода "Burgerkrieg in Perma-nenz"[16] .

Мораль не имеет объективной реальности. Можно смотреть в микроскоп, телескоп или осциллограф хоть всю жизнь и не узреть ни капли морали. Там её и нет. Всё это лишь в вашей голове. Она существует только лишь в нашем воображении.

С точки зрения субъектно-объектой науки мир представляет собой совершенно бесцельное пространство, не имеющее цены. Смысла нет ни в чем. Нет ничего верного и нет ничего неверного. Всё лишь функционирует, как механизм. Нет ничего морально неправильного в лености, во лжи, краже, самоубийстве, убийстве, геноциде. Ничего морально неправильного нет, ибо никакой морали не существует, есть лишь функции.[17]

Роли морали в жизни общества и отдельной личности многочисленны. Трудно объяснить, почему существует нравственность, зато ясно, для чего она существует. Если для прочих земных тварей образ жизни и судьба предписаны от природы, то человек - существо историческое - составляет свою судьбу сам. Для него нет раз и навсегда написанного закона. Что есть человек, никогда не может быть решено окончательно, ибо ни история, ни наша личная судьба еще не завершены.

Каждый час мы становимся другими, совершенствуемся по программе, которой еще нет, которую мы сами себе пишем. Дело не в том, чтобы придумать модель будущего и решить, как мы собираемся жить. Гораздо важнее решить, какими будем мы сами , что будет считаться человечным и подобающим человеку. Каковы будут не только наши права, но и обязанности? Кем мы должны стать, чтобы в полной мере называться людьми? Человек всегда на пути этого поиска, такой истинно человеческий путь и есть мораль. Суждение мудрецов о том, что человечество движется в направлении добра - это не иллюзия или благое пожелание, это сущность морали.

Коль скоро она есть, мы движемся по ней неотвратимо. В поле этого стремления и реализуются функции морали. Специфическая сущность морали конкретно раскрывается во взаимодействии сформированных функций:

- регулятивной, (включает в себя оценочно-императивную, ориентирующую, отчасти коммуникационную (упорядочивая общение людей));

- воспитательной , (содержит в себе отчасти оценочно-императивную, мотивационную);

- познавательной , (содержит ориентирующую и прогностическую);

- оценочно-императивной ,

- ориентирующей ,

- мотивационной ,

- коммуникативной (обеспечивает общение людей), прогностической и др.

Поскольку функция регуляции поведения осуществляется не только с помощью требований морали, но и норм права, административных установлений, технических, социально-гигиенических правил и т.п., следует отличать нравственную регуляцию от всякой иной, и, прежде всего от правовой.

Элементами морального регулирования являются:

- идеал, выражающий представление общества, классов, социальной группы о нравственном совершенстве;

- система норм, соблюдение которых является необходимым условием функционирования общества, достижения им своих моральных ценностей;

- особые формы социального контроля, обеспечивающие реализацию моральных норм, в том числе общественное мнение.

Регулятивная. Особенностью регулирования поведения людей является его оценочно-императивное содержание, специфической функцией морали можно, вероятно, считать оценочно-императивную, которая отличает нравственную регуляцию от всякой иной, вне моральной. В нравственном освоении человеком действительности органически сливаются оценка и повеление (императив).

Мораль регулирует поведение, как отдельного лица, так и общества. Суть в том, что не одни люди контролируют жизнь других, а каждый сам строит свою позицию, ориентируясь по моральным ценностям.

Идет саморегуляция личности и саморегуляция социальной среды в целом. Особенно ее значение раскрывается по методу "от противного": общественное единство нельзя создать ни принуждением, ни даже законом. Отсутствие нравственной перспективы губит самые прекрасные экономические планы. То же и для конкретного человека: жизнь бессмысленна без активного личного творения этого смысла; так же, как и правильный жизненный путь никто, тебе не укажет, пока ты не выберешь его сам.

Так что мораль сродни мюнхгаузеновскому вытаскиванию самого себя за волосы из обывательского болота. Здесь я сама предъявляю себе требования, и сама же их выполняю. Автономия нравственного сознания позволяет нам выбирать линию поведения самостоятельно, не ссылаясь ни на авторитет, ни на закон. В критических ситуациях нравственность оказывается единственной опорой человека. Как перед смертью - когда дела уже не сделать и тело не спасти - остается спасать свое достоинство. Самые слабые и ненавязчивые регулятивы на поверку оказываются самыми главными: они отступают даже перед смертью.

То, что сегодня обычно называется "моралью", охватывает лишь один из этих наборов моральных кодексов, социально-биологический кодекс. В субъектно-объектной метафизике этот единственный социально-биологический кодекс считается незначительной, "субъективной", физически не существующей частью вселенной. По мере углубления в эти вопросы понятно, что разделение статичных моральных кодексов весьма важно. По существу они представляют собой небольшие самодостаточные моральные империи, так же изолированные друг от друга, как и статические уровни, чьи конфликты они разрешали:

1. Есть моральные кодексы, устанавливающие превосходство биологической жизни над неживой природой.

2. Есть также моральные кодексы, провозглашающие превосходство социального порядка над биологической жизнью: обычные нормы морали, запрещение наркотиков, убийства, прелюбодеяния, воровства и тому подобное.

3. Есть моральные кодексы, устанавливающие превосходство интеллектуального порядка над социальным: демократия, суд присяжных, свобода слова, свобода печати.

4. Есть динамическая мораль, которая не является кодексом. Её можно было бы назвать "кодексом Искусства" или чем-нибудь в этом роде, но искусство обычно считается настолько побочным явлением, что такое название просто подрывает всю его важность.

Получалось так, что статичные структуры, которые связывают и удерживают один уровень организации, часто на другом уровне организации вынуждены сражаться за своё существование. Мораль - это не простой набор правил. Это очень сложная борьба конфликтующих структур ценностей. Этот конфликт - то, что остаётся от эволюции. Новые структуры по мере развития приходят в противоречие со старыми. И каждый этап эволюции оставляет после себя ворох проблем.

Из этой борьбы между конфликтующими статическими структурами возникают концепции добра и зла.[18]

Глава 3. Единство права и морали

Общность права и морали, порожденная едиными общественными

отношениями, дополняется общностью их функционального назначения - право и

мораль формируют эталоны и стандарты, включаемые в ценностно-нормативную

ориентацию общества. Предписания права и морали вырастают из деятельности

людей образуя "связный ряд общения", приобретающих в результате

многократной повторяемости нормативный характер и выступающих регуляторами

поведения людей. Следует подчеркнуть, что все политические отношения всегда

подлежат моральной оценке (политические акции государства, внутренняя и

внешняя его политика, деятельность политических лидеров и т.п.). Таким

образом, и правовая и моральная системы политически насыщены и это

объединяет их.

Право и мораль имеют общие черты, свойства. Главные их общие черты проявляются в том, что они входят в содержание культуры общества, являются ценностными формами сознания, имеют нормативное содержание и служат регуляторами поведения людей. Право и мораль имеют общие социальные, экономические, политические условия жизни общества, служат общей цели согласованию интересов личности и общества, обеспечению и возвышению достоинства человека, поддержанию общественного порядка.

Их единство, как и единство всех социальных норм цивилизованного общества, основывается на общности социально-экономических интересов, культуры общества, приверженности людей к идеалам свободы и справедливости.

Что же общего между правом и моралью?

1. И те, и другие являются надстроечными явлениями над экономическим базисом и обществом;

2. Имеют общую экономическую, социально-политическую и идеологическую основу;

3. Им свойственна общая цель: утверждение общечеловеческих ценностей в обществе;

4. Они состоят из общих правил поведения, выражающие определенную волю, т.е. направлены на установление и поддержание на необходимом уровне дисциплины и порядка в обществе;

5. Имеют нормативный характер, и в тех, и в других присутствуют санкции, обеспечивающие негативные последствия для нарушителей нормы;

6. Представляют собой средства активного воздействия на поведение людей.

Исследуя сущность морали, отмечают, что мораль возникает из социальной потребности в согласовании поведения индивида с интересами социального целого, в преодолении противоречия между интересами личности и общества. Мораль выступает как нормативное осознание такого рода противоречий, как ответ на эту социальную потребность.

Ведь право возникает и действует, прежде всего, в таких сферах как отношения собственности и политической власти. Однако они не обособлены от морали. В тоже время, действие права также выходит далеко за пределы указанных отношений.

Следовательно, право и мораль не имеют специфических предметно или пространственно обособленных сфер общественных отношений, а действуют в едином «поле» социальных связей. Отсюда общность, точное взаимодействие норм права и морали. Тесная связь права и морали, определяемая едиными сферами общественных отношений, не означает, что во всех исторических условиях они «работают» однонаправлено, взаимно дополняя друг друга. Реальная картина соотношения права и морали может быть выявлена лишь в результате конкретно-исторического анализа.

Известно, что в антагонических общественно-экономических формациях каждый класс имеет свою систему морали, определяемую условиями его жизни, в то время как система права всегда выражает интересы морали различных классов. Мораль господствующих классов поддерживает правовые нормы и принципы, а мораль угнетенных классов нейтральна к праву, она противоборствует закрепленным в праве социальным позициям господствующих классов, связанных, прежде всего с обладанием собственностью и политической властью.

Общность права и морали, порожденная едиными общественными отношениями, дополняются общностью их функционального значения, право и мораль формируют эталоны и стандарты, включаемые в ценностно-нормативную ориентацию общества. Предписания права и морали вырастают из деятельности людей, образуя «связный ряд общения», приобретающих в результате многократной повторяемости нормативный характер и выступающих регуляторами поведения людей. Общность права и морали (по Гегелю) определяется, прежде всего, общностью их субстанции свободы . С одной стороны, Гегель определяет посредством понятия свободы нравственность: «нравственность есть понятие свободы, ставшее наличным миром и природой самосознания[19] ». С другой стороны, право Гегель определяет как «наличное бытие свободной воли[20] »

Следует подчеркнуть, что все политические отношения всегда подлежат моральной оценке (политические акции государства, внутренняя и внешняя его политика, деятельность политических лидеров и т. п.)

Таким образом, и правовая и моральная системы политически насыщены, и это объединяет их.

Право во всех его проявлениях – как нормативная система, движение общественных отношений, правосудие должно быть пронизано нравственностью. Внутренняя моральность права – одно из важных условий его эффективности. Право вовсе не претендует на то, чтобы в системе социальных ценностей стоять выше нравственности. Однако, социальные схемы, отодвигающие право на задний план, делающие его чем-то второстепенным, в истории нашего общества пока ничего кроме вреда не приносили.

Правовая жизнь общества не может развиваться вне моральных категорий гуманизма и социальной справедливости, совести и чести, добра и человеческого достоинства, свободы и ответственности. Органически включенность этих нравственных идеалов и принципов в реальные правовые связи и отношения – свидетельство повышения идеалов и моральной ценности права. «Нравственное измерение» права – неотъемлемое условие его дальнейшего развития и совершенствования, усиление его личностной, гуманистической ориентации.

Правовые и нравственные нормы имеют общее целевое назначение – воздействие на поведение людей. Вместе с тем, различные социальные регуляторы, каждый из которых обладает своей спецификой.

Общее в праве и морали обусловлено еще и тем, что их нормы всегда являются фиксацией сущего и формулируют на его основе должное.

Право и мораль как социальные регуляторы неизменно имеют дело с проблемами свободной воли индивида и его ответственности за действия. Они обращены к разуму и воле человека, помогая ему адаптироваться в сложном и изменчивом мире общественных отношений. Свобода и ответственность – пружины исторической активности человека, способ его существования в правовых и нравственных отношениях.

Вместе с тем право и мораль выступают как мерила свободы индивида, определяют ее границы. Право является формально конкретно исторически обусловленной мерой свободы. Причем речь идет не об абстрактной свободе, а о тех ее масштабах, которые детерминированы конкретным способом производства, социальной структурой, культурным развитием общества. «Право по своей сущности и, следовательно, по своему понятию – это исторически определенная и объективно обусловленная форма свободы в реальных отношениях, мера этой свободы, формальная свобода».[21]

Глава 4. Взаимосвязь права и морали.

Мораль и право тесно переплетены. С одной стороны, формализованная мораль может становиться правом. Десять заповедей — это одновременно моральный и правовой закон многих культур. Нравственная оправданность норм права для создания правового государства настолько же важна как и их единство.

В праве отражено понятие «морального вреда», однако мораль остается сферой высших идей, делом совести, которая служит критерием для исторических правовых реформ. Кроме того, практика тоталитарных режимов показала, что иногда мораль может вступать в противоречие с правом.

И моральные, и правовые нормы являются социальными. Общим для них является то, что оба вида служат для регулирования и оценки поступков индивида. К различному можно отнести:

  • право вырабатывается государством, мораль — обществом;
  • право закреплено в государственных актах, мораль — нет;
  • за нарушение нормы права предполагаются санкции государства, за нарушение нормы морали — общественное осуждение и критика.

По мнению Ю.А. Агешина: «…право, активно воздействуя на мораль, способствует более глубокому ее укоренению в обществе, в то же время оно само под влиянием морального фактора постоянно обогащается: расширяется его нравственная основа, повышается авторитет, возрастает его роль как социального регулятора общественных отношений».[22] Таким образом, воздействию права на мораль сопутствует процесс обратного влияния морали на право.

Мораль, как сложносоставное явление включает в себя разнородные, с точки зрения динамизма, элементы. Одни из них, как пример, общественные права, обладая крайним консерватизмом характеризуется и наименьшей динамикой, другие же, как например, прогрессивный нравственный идеал, в целом опережая достигнутый уровень социально-экономического уровня развития, идут впереди права, стимулируя динамизм правового развития.

Исследуя вопрос о взаимодействии права и морали, большинство правоведов отмечают, что все, регулируемое правом, так или иначе, регулируется морально, т.е. подлежит моральной оценке.

Правовая система государственно-организованного общества закрепляет жизненно важные для всего общества требования морали, нравственную культуру населения страны, исходит из того:

- что нравственная основа права, является важной составной величиной общей регулятивной потенции права;

- что право должно быть нравственным, законы должны быть справедливыми и гуманными.

Величайшую нравственную ценность представляют собой основные права человека – юридическое выражение его свободы и достоинства. Фактическая реализация этих прав является условием обретения человеческого счастья, ибо права человека по существу есть его устремление к счастью, признанное законом.

В работе Гегеля «Философия права» вопросы права трактуются в органической связи с вопросами морали и нравственности. Связь права и морали находит выражение и в теории права, в интерпретации ряда юридических проблем. Мораль, по мнению Гегеля, требует даже, чтобы, прежде всего, было соблюдено право и лишь после того, как оно исчерпано, вступали бы в действия моральные определения».[23] Гегель отмечает что, чтобы поступок имел моральную ценность. Необходимо понимание того, справедлив он или несправедлив, является ли он хорошим или дурным.

История развития цивилизации свидетельствует, что право и мораль как составные части культуры общества органически связаны друг с другом. На тесную взаимосвязь права и морали указывают исторические памятники права Древнего мира, средних веков и нового времени. Об этом свидетельствует применение морально-этических понятий в оценке содержания законов, других источников права. Изречение древних «Jusestarsbonietaegui» - «право есть искусство добра и справедливости» раскрывает органическую связь права, юстиции и морали.

С точки зрения Е. А. Лукашевой исследование проблемы взаимодействия права и морали следует начинать с генезиса и социальной сущности нормы. Выявления ее места в системе общественных отношений, в социальной деятельности людей. Нормативная структура – один из важнейших признаков правовой и моральной системы, поэтому рассмотрение социальной природы нормативности будет способствовать раскрытию как общего присущего праву и морали, так и специфики социальных регуляторов».[24]

Нормативность, как уже отмечалось, характерна и для различных форм сознания – политического, правового, морального, эстетического. Общественное сознание на основе практической деятельности вырабатывает общие принципы, ценности, оценки, суждения, которые вплетаются в реальные общественные отношения, выступая регулятором поведения людей. Поэтому норма является сплавом общественных отношений и сознания, она органично проникает и в отношения, и в сознание и придает им энергию социального регулятора.

«Право, - так учит современная юриспруденция, - есть результат борьбы различных общественных сил – сложный продукт их взаимодействия»[25] . Отражая на себе следы этой борьбы и этого взаимодействия, оно никогда не может быть ни строго логическим, ни вполне совершенным. Стремясь к примирению различных общественных элементов, оно удовлетворяет их, насколько возможно, но никогда вполне. Отсюда вечное искание новой правды, которое не может прекратиться, как не могут исчезнуть общественные различия и разногласия. «Развиваясь из противоречий и столкновений, право стремится стать силой, господствующей над всеми другими силами. Его цель на месть хаоса сталкивающихся воль поставить закон одной верховной воли. Но это возможно только при помощи существующих факторов, и особенно самого могущественного из них. Затруднение увеличивается еще тем, что нельзя найти такого принципа, на искрением признании которого могли бы сойтись все партии. Человеческие интересы не гармонируют между собой. Немыслимо поэтому, чтобы право когда-либо одновременно воздало должное всем законным интересам. Столь же мало способно оно урезать одинаково все притязания, ибо для этого не существует никакого масштаба. Оно неизменно будет содержать в себе элементы партийности и несправедливости»[26] .

Воздействие морали на право сказывается в самом применении права на практике. Как бы ни была совершенна известная правовая система, она все же требует известного смягчения в своем приложении к жизни. Правда и милость должны царствовать совместно.

Право имеет чрезвычайно важное значение для развития морали. Одних внутренних мотивов для людей недостаточно, чтобы сдержать проявления их враждебных страстей и устранить возможность общественных столкновений. Необходима твердая правовая организация, которая могла бы присоединить к внутренним мотивам сдерживающую силу внешнего закона и охранительный надзор власти. Только организация твердого правового порядка вносит в общество прочное и устойчивое замирение различных общественных элементов. Но когда достигается эта цель более прочного внешнего замирения, создается и лучшая почва для развития нравственных отношений. Под охранительной сенью закона, обеспечивающего общественный порядок, утверждаются и упрочиваются моральные связи.

С другой стороны, запрещая и карая злые проявления человеческой воли, право имеет известное воспитательное значение: оно уничтожает необузданный произвол человеческих страстей и в самом внутреннем мире человека оставляет следы своего воздействия.

Вот почему так важно, чтобы весь правовой склад общественных отношений проникался нравственным духом и чтобы правовая жизнь народа протекала в здоровой атмосфере твердого порядка и законной справедливости.

Право и мораль имеют также общее функциональное назначение: они формируют эталоны и стандарты поведения, составляющие, ценностно-нормативную ориентацию общества.

Наиболее характерной чертой взаимодействия права и морали является их сближение, взаимопроникновение, усиление их согласованного воздействия на общество. В процессе совместного регулирования общественных отношений возникает качественно новое явление - морально-правовое воздействие.

Право и мораль как составные части этого явления, не растворяясь в нем и не теряя своих индивидуальных качеств, в совокупности образуют социальную ценность, реально существующую и активно влияющую на практику.

Характерной чертой права должна быть его моральная обоснованность, ибо сохранение нравственных отношений есть не только право законодателя, но и его обязанность.

На действие норм морали оказывают влияние весь уклад жизни общества, само социальное общение индивидов. Учреждения культуры воспитывают граждан в духе правового и нравственного сознания. Активную роль в воспитании нравственной культуры личности играет положительный пример сограждан, способствующий тому, что требования общественной морали становятся убеждением, составной частью самосознания, жизненной позиции человека. Вместе с ростом сознательности граждан возрастает эффективность правового регулирования общественных отношений, выполнение требований норм права воспринимается гражданами как долг перед обществом и государством, расширяется и углубляется взаимодействие права и морали.

Таким образом, если право и мораль, отделившись друг от друга, избирают для себя самостоятельные пути развития, то они все же не утрачивают своего взаимодействия: там, где право отказывается давать какие-либо предписания, выступает со своими велениями мораль; там, где мораль бывает не способна одним своим внутренним авторитетом сдерживать проявления эгоизма, на помощь ей является право со своими средствами внешнего принуждения.

С течением времени взаимодействие права и нравственности скорее крепнет, чем ослабляется, и, быть может, отдаленное будущее готовит нам новое единение обеих областей, при котором юридические нормы вернее будут отражать требования нравственного сознания, и внутреннее чувство чаще и полнее будет одухотворять собой внешнее исполнение закона.

Глава 5. Противоречия между правом и моралью.

Между правом и нравственностью могут быть и противоречия, отражающие отсутствие их должной согласованности. Вопрос о порождающих их причинах решается по-разному. Одни объясняют это изменениями в экономической жизни, другие - влиянием иных частей надстройки, формальной определенностью правовых норм. Противоречия эти устранимы.

Эти противоречия преодолеваются, как путем выработки новых нравственных принципов и норм в ходе развития общества, так и путем внесения корректив в действующее законодательство.

И для права, и для нравственности их тесная связь оказывается с течением времени неудобной; обе сферы отношении стремятся к отдалению друг от друга. Отделение права от нравственности вызывается развитием общественной жизни, когда более сложные отношения и более частые столкновения отдельных лиц заставляют позаботиться об установлении более твердых основ юридического оборота. Обособление нравственности от права обусловливается развитием личности, когда пробудившиеся сознание отказывается следовать во всем принудительному руководству общества и требует для своей духовной жизни свободы убеждений и действий.

Право должно рано или поздно выработать для себя такие формы, которые ставит его в известное противоречие с началом нравственной свободы и способствуют его обособлению от нравственности. Первым шагом к этому обособлению является установление правил, точно и подробно определяющих отношения отдельных лиц друг к другу и к обществу. И нравственность имеет свои законы и свои правила, но эти правила и законы указывают лишь общее направление человеческой воли, предоставляя нравственному чувству каждого отдельного человека определить подробности и избрать меру исполнения нравственных велений. Высказывая заповедь любви к ближним, нравственность не определяет точно способов и размеров проявления этой любви. Все это предоставляется нашей нравственной свободе. Отсюда постоянные и вполне допустимые колебания в исполнении нравственного закона, который у одних вызывает лишь слабую дань признания к его требованиям, у других - пожертвование всех своих сил и средств на служение нравственным целям.

Внести сюда какие-нибудь точные требования - значит извратить самую сущность нравственности, которая необходимо предполагает свободу каждого в исполнении нравственного закона. Это не значит, конечно, чтобы в моральной области не было общих норм поведения: не может быть для каждого лица совершенно особой нравственности и своего особого кодекса правил. Это значит только, что нравственные заповеди не должны ни связывать свободы человека мелочными и подробными определениями его действий, ни тем более навязывать ему при посредстве актов принуждения и насилия. Они должны лишь руководить его свободной деятельностью и давать опорные пункты для его собственных решений. Коренные нравственные заповеди навсегда и для всех должны сохранить свое безусловное значение, но в отношении к осуществлению их человеку должна быть предоставлена полная свобода.

Совершенно обратно с этим, право, как только оно достигнет известного развития, должно усвоить для себя твердые и определенные нормы, принудительно господствующие в жизни. Будучи призвано к тому, чтобы устранять споры, возникающие в обществе, оно должно выработать точные и подробные правила, определяющие устои общественной жизни. В то время, когда судебные приговоры постановляются по свободному усмотрению судей, они находятся в полной зависимости от всех колебаний их нравственного чувства. Не связанные в своих решениях ничем, кроме своей совести и своих нравственных воззрений, судьи могут постановлять различные приговоры в сходных случаях в зависимости от своего настроения и чувства. Но именно этого не может допускать развитый юридический оборот. Предназначенное для того, чтобы создавать надежную почву для разрешения споров, право само должно быть бесспорным. Имея своей целью охранять отдельных лиц от произвола, оно не может зависеть от субъективного усмотрения судей. Оно должно быть свободным от изменчивых и временных колебаний личного чувства, ибо только в этом случае может оно служить задаче установления общественного мира. Оно должно установить определенные нормы, наделенные авторитетом непререкаемостью и с неизменной последовательностью применяющиеся ко всем случаям, которые под них подходят. В этих качествах – твердости и определенности – заключается главный залог успешного действия права в жизни; без них оно лишается своего существенного значения. Эти свойства организованного правового порядка и составляют то, что называется положительным характером его. Стремление к усвоению этого характера составляет самую основную черту в развитии права.

Угрозы, содержащиеся в законах, прямое побуждение к осуществлению юридических норм, наказание за их неисполнение – такой аппарат внешних средств, и которых выражается принудительный характер права и с помощью которых поддерживается его обязательное значение. Но чем белее право усваивает подобный характер, тем более стремится оно к отрешению от непосредственной связи с нравственностью, идеалом которой является свободное осуществление закона независимо от контроля власти и силы принуждения.

Чем более право приобретает черты положительного и принудительного порядка, чем живее сказываются потребности в обособлении нравственности от тесного с ним союза. Эта потребность возникает обыкновенно в тех случаях, когда личное нравственное сознание отказывается следовать авторитету общественного мнения и заявляет притязания на свободу нравственных действий. С постепенным усложнением общественных отношений и с постоянно возрастающим разнообразием положений и мнений сама собой открывается возможность столкновения между нравственным сознанием отдельных лиц и убеждениями среды, к которой они принадлежат. Если в случаях подобных столкновений общество рассматривает все свои этические требования как нормы, подлежащие принудительному осуществлению, это должно вызывать протесты и противодействие со стороны лиц, не согласных с этими требованиями. Поступать сообразно с общей нормой, но вопреки своему нравственному решению для нравственно развитой личности представляется таким невыносимым внутренним противоречием, что рано или поздно она должна потребовать и завоевать для себя свободу в этом отношении. Принудительная система нравственности в случае несогласия лица с общими требованиями не оставляет иных выходов, как лицемерие для слабых и мученичество для сильных. Отнимая у человека возможность делать добро по собственному побуждению и постичь истину силой собственного внутреннего развития, она, в сущности, преграждает доступ к высшему нравственному совершенствованию. «Что может быть тягостнее для развитого нравственного сознания, как не средневековый способ нравственно-религиозного восприятия при помощи костров инквизиции и государственного меча? Там, где водворяется подобная система, рано или поздно должен явится и Лютер со своими протестами».[27]

«Общество не может не высказываться относительно поведения своих членов, и чем сильнее говорит в нем голос нравственного чувства, тем резче и решительнее будет оно осуждать отдельных лиц за отступление от заветов морали».[28] Общественное мнение воздействует, поэтому с неизбежной необходимостью на нравственное настроение отдельных лиц, и устранить подобное воздействие не представляется возможным.

Право, например, разрешает согнать с квартиры бедняка, не уплатившего вовремя деньги, ибо оно позволяет требовать своего, допуская в известных пределах эгоизм. Напротив, мораль при всех условиях, требует сострадания к ближнему, она зиждется на любви, а любовь, по известному изречению, тем и отличается, что «не ищет своего». Во многих случаях то, что дозволяется правом, запрещается моралью, которая обращается к человеку с заповедями высшими и более строгими.

Разграничивая нравственность и право, утверждая практическую необходимость разделения их сфер, мы не можем, однако, отрицать несомненной и не превращающейся связи их между собой. Жизнь приводит к их обособлению, но она не может устранить их взаимодействия.

Гегель: «Право и мораль отличаются друг от друга. Нечто вполне позволительное с точки зрения права быть чем-то таким, что моралью запрещается. Право, например, мне разрешает распоряжаться своим имуществом, совершенно не определяя пределов этого распоряжения, и только мораль содержит определения, которые его ограничивают».[29]

В этой главе я попытаюсь раскрыть аспекты отличий норм права от норм морали. Как отмечает Новгородцев «…в последнее время все чаще высказывается утверждение, что право есть минимум требований, предъявляемых обществом к лицу»[30] . Более важные для внешнего порядка юридические предписания охраняются более строгим контролем общественной власти, но по своему содержанию они представляются более ограниченными, чем нормы нравственные. Если прибавляют иногда к этому, что право есть минимум нравственных предписаний, или, как говорят иначе – этический минимум, то в этом нельзя не видеть известного недоразумения. Несомненно, что в области права могут относиться не только действия, безразличные с нравственной точки зрения, но даже и запрещаемые нравственностью. Право, никогда не может всецело проникнуться началами справедливости и любви. Но если оно вступает в известных случаях в противоречие с нравственными заветами, то его нельзя называть нравственным, даже и в минимальной степени. Это, конечно, не исключает того, что находится под влиянием нравственности и отчасти воплощает в себе ее требования.

Не будучи всецело нравственным, право дает известный простор личным интересам и стремлениям, даже в их эгоистическом и своекорыстном проявлении. Напротив, нравственность представляет собой более чистое воплощение альтруистических начал, и соответственно с этим ее требования имеют всеобъемлющий и безусловный характер.

Это проявляется по преимуществу в двух направлениях.

1. Право, по сравнению с нравственностью, отличается точностью и ограниченностью своих предписаний. Подобно нравственности, оно ограничивает произвол отдельных лиц, налагая на них известные обязательства во избежание общих споров и столкновений. Но в то время как право ограничивает свои требования строго обозначенными пределами, устанавливая в каждом случае совершенно ясные и определенные предписания, нравственность, как мы понимаем ее в настоящее время, не составит каких-либо границ для своих предписаний. Требуя от нас служения людям, исполнения закона любви, нравственность не определяет подробно ни формы, ни пределов этого служения, предоставляя нам самим найти в каждом отдельном случае соответствующий способ выполнения нравственных заветов. Для достижения нравственного совершенства нет, и не может быть, никаких заранее установленных рамок; это область постоянного стремления к добру, высшая цель которого переходит за пределы всяких личных соображений и расчетов, чтобы торжествовать победу над эгоизмом и подвигах самозабвения и самопожертвования. По глубокому замечанию Канта, «моральное состояние человека, в котором он всегда должен находиться, есть добродетель , т.е. моральное настроение в борьбе , а не святость , в виде мнимого обладания полной чистотой настроений воли».[31] В отличие от этого право и для наиболее важных обязанностей, возлагаемых им на нас, - например, в области общественной, - всегда устанавливает сроки, размеры, формы. Вводя, таким образом, свои предписания в определенные границы. Эта ограниченность права, по сравнению с безграничностью морали, является первой чертой их различия, заставляющей характеризовать юридическую область как минимум общественных предписаний.

2. Нравственность, не удовлетворяется, подобно праву, требованием внешних действий, но вменяет людям в обязанность также и добрые чувства, без которых исполнение заветов лишается истинной цены. Для права безразлично, например, уплачивается ли долг по чувству честности, или же из одной боязни законного преследования; но для нравственности это не безразлично: она осуждает те действия, которые имеют одну видимость добрых, а на самом деле подсказываются своекорыстными побуждениями. Если право и принимает во внимание внутренние мотивы, то не при исполнении, а при нарушении закона, там, где требуется определить виновность лица, что, конечно, не может быть сделано без освещения субъективной стороны правонарушения.

Развитие жизни приводит к тому, что право и нравственность обособляются друг от друга, не утрачивая своей связи, но приобретая более самостоятельное значение.

Новгородцев объясняет это тем, «…что в самих требованиях общества по отношению к исполнению своих предписаний заключается известная двойственность, рано или поздно приводящая в раздвоении этих предписаний на две самостоятельные области»[32] . Условия общественной жизни требуют, чтобы известные предписания исполнялись, во что бы то ни стало, все равно, соответствуют они или нет желаниям и мнениям отдельных лиц. Сожитие людей в обществе было бы немыслимо, если бы такие деяния, как воровство и убийство, ставились исключительно в зависимость от добровольного усмотрения отдельных лиц. Общество должно требовать обязательного исполнения норм, запрещающих подобные деяния, одинаково от всех своих членов, без различия их воззрений. С другой стороны, развитое нравственное сознание признает истинную цену лишь за таким исполнением моральных требований, которое сопровождается соответствующим внутренним настроением. «Одно внешнее исполнение без надлежащего нравственного чувства, с подобной точки зрения, не имеет никакого этического значения».[33]

Право очерчивает свободу внешних действий человека, оставаясь нейтральным по отношению к его внутренним мотивам. Иное дело мораль, она не только определяет границы внешней свободы, но и требует внутреннего самоопределения личности. В этом смысле мораль – неформальный определитель свободы.

Глава 6. Пути преодоления противоречий между правом и моралью

Можно ли найти компромисс права и морали? В нашей стране были попытки решить эту проблему. Однако, Слабость правового сознания у российских граждан является следствием не только специфики исторического развития с традиционным апеллированием к "морали", зачастую противостоящей праву. Хотя трудно преувеличить значение этого фактора. Ведь одно дело божественные установки (заповеди), другое дело – установления властей, далеко не всегда праведные, но имеющие правовой статус. Противоречие между правом и «совестью» сидит в подсознании "нормального" россиянина.

Очевидно, что такие определения, как "простой", "нормальный" довольно расплывчаты, но без них трудно обойтись. Определим этого "нормального" как некоего условного, усредненного гражданина России. Он, возможно, и не обременен "чрезмерными" знаниями, но полагает, что надо жить, работать, нести ответственность перед некой высшей силой, своей семьей и своим окружением. Это не значит, что он не может иной раз словчить, просто ему в этом случае необходимо какое-то моральное обоснование своего поступка. А без такого обоснования (с позиции совести, социальной справедливости) ему некомфортно.

Это, видимо, неплохо понимали идеологи КПСС. Ведь если судили по Уголовному кодексу, то в воспитании широко использовались понятия морального свойства. Вспомним, "Моральный кодекс строителя коммунизма" и известный лозунг про партию, которая "ум, честь и совесть…". Да и сам уголовный кодекс отражал идеологические установки. Хоть чисто внешне, но попытка связать мораль и право существовала. Другое дело, что практика могла существенно отличаться от идеала, и на практике существовал серьезный "зазор" между "совестью" и правом. Это обстоятельство стало со временем очевидным для подавляющего большинства граждан. Выявилась потребность к переменам. И они не заставили себя ждать.

"Нормальному" российскому гражданину все равно, какая ветвь власти отвечает за соответствие принятых законов его интересам, не расхождение их с "совестью". Он знает одно: закон работает не на него. Причем, на закон, как на вошь, обижайся, не обижайся, всё одно. Чиновник, с которым ему приходится сталкиваться представляется ему, как правило, "плохим". Может быть он и не плохой, но, как минимум, безразличен к твоим проблемам. Остается надежда на главное действующее лицо в государстве – президента. Надежда на то, что он будет поступать "по совести", то есть в интересах всех граждан. Сколько бы этот "нормальный" гражданин не ошибался в своих надеждах, но так уж он устроен, он родился с верой и надеждой. Если вектор действий власти согласуется с его представления о совести, то он считает такие действия правовыми. Хотя, возможно, что здесь скорее имеет место право силы, а не сила права.

Если у нас есть цель перейти к тому состоянию, которое принято называть "правовым государством" и "гражданским обществом" (не будем уточнять, какая из этих категорий является частью другой, но, очевидно, что они взаимосвязаны), то задача "номер один" вселить в таких "нормальных" граждан оправданное доверие к закону. Это будет достигнуто, если закон будет согласовываться с их представлениями о совести. И здесь мы вынуждены признать, что одних "хороших" законов мало. Должен наличествовать надежный механизм их исполнения. Одно дело – "хороший" закон и по нему принято "правильное" решение. Эти условия не являются достаточными. Для действенности права и, значит, для перехода сознания россиян на правовое миропонимание, не менее важна практическая сторона дела: дойдет ли это решение до исполнения или нет, если дойдет, то когда. То есть, нужен надежный механизм исполнения.

Можно такой механизм "подглядеть", благо наша страна не единственная на планете. Можно и "придумать" исходя из сложившейся ситуации. Главное условие: механизм должен работать на практике, а не на бумаге.

Заключение.

В заключение хотелось бы сказать, что эффективность правовых норм, во многом зависти от того на сколько они соответствуют правилам морали. Или хотя бы не противоречили им.

Мораль людей меняется с каждым поколением, поэтому право должно, подстраиваться под эти нормы, а не оставаться на месте. Право должно способствовать утверждению идеалов добра и справедливости в обществ

Воздействуя на правовую жизнь общества, мораль способствует укреплению общественного порядка. Служебная функция морали во взаимодействии с правом выражается в том, что мораль возвышает качество правового и в целом всего общественного порядка. Это можно проследить на действии правового положения «Все, что не запрещено законом – разрешено» в регулировании общественного порядка. Реализацию этого принципа нельзя понимать абсолютно, в том смысле, что человек должен руководствоваться лишь названным принципом. В сознании индивида есть такие факторы, как ответственность, совесть, честь, достоинство, долг, которые проникают в правосознание лица, взаимодействуют с ним, корректируют его правовое поведение. В условиях становления рынка в нашей стране совершенствуется правовая основа частной собственности, договорных отношений. Частный интерес, предпринимательская инициатива, прибыль все больше обретают приоритетное значение. Утверждается и совершенствуется предпринимательская этика. Среди принципов, исповедуемых в предпринимательской деятельности, важное место занимает суждение: «Прибыль выше всего, но честь выше прибыли». В этом суждении находит выражение моральное сознание цивилизованного предпринимателя.

Право и мораль - различные, но не антагонистические явления. Гиперболизация особенностей права и морали может привести к правовому нигилизму, с одной стороны, к освобождению от моральных принципов государства, правосудия и т.д. - с другой. Равным образом взаимосвязь права и морали не означает их слияния. При всей смысловой этической "нагруженности" правовых явлений вряд ли правильно превращать мораль в компонент права, как и право - в категорию этики.

Всякое нарушение норм права является аморальным поступком, но не всякое нарушение моральных норм является противоправным деянием. В некоторых случаях право способствует избавлению общества от устаревших моральных догм.

В завершении хочется отметить, что во всяком государстве, взаимодействие

Норм права и морали, должно занимать одну из главенствующих ролей. А преодоления противоречий между ними, важнейший шаг для становления великого общества.

Литература.

1. Алексеев С. С . Теория права. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: БЕК,1995.
2. Агешин Ю. А. Политика, право, мораль. – М.: Юрид.лит.,1982. – с.100.
3. Алексеев С.С. Право: азбука, теория, философия. Опыт комплексного исследования. – М.: СТАТУТ
4. Алексеев С.С. Теория права. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: БЕК,1995. – 320с.
5. Алексеев С.С. Философия права. – М.: Норма,1999. – 329с.
6. Алексеев С.С. Цивилистические записки. Межвузовский сборник научных трудов. – М.: СТАТУТ,2001. – 397с.
7. Букреев В. И. Римская И. Н. Этика права. – М.: Юрайт,2000. – 336с.
8. Венгеров А. В. Теория государства и права. Учебник для ВУЗов. – 3-е изд. – М.: Юриспруденция,2000. – 528с.
9. Гегель Г. В. Ф. Философия права. /Пер. с нем. Столпнера Б. Г., Левиной М. И. – М.: Мысль,1990. – 524с.
10. Кант И . Сочинения в 6-и т. Т.4. – М.: Мысль,1965. – 1018с.
11. Кодекс законов о браке, семье и опеке РСФСР . /Под ред. Кудрявцева Г. А. – М.: Юрид.лит.,1957. – 156с.
12. Комаров С. А. Общая теория государства и права. Учебник для ВУЗов. – 2-е изд., изм. и доп. – М.: ЮРАЙТ,1998. – 416с.
13. Комаров С. А. Малько А. В. Теория государства и права. Краткий учебник для ВУЗов. Учебно-методическое пособие. – М.: Норма,2001. – 448с.
14. Комментарий к Конституции РФ. Вопросы и ответы. /Под.общ.ред.д.ю.н., проф. Червонюка В. И. – М.: ЭКМОС,2001. – 288с.
15. Лукашева, Е. А. Право, мораль, личность. /Отв. ред. В. М. Чхиквадзе. – М.: Наука,1986. – 263с.
16. Марченко М. Н. Проблемы теории государства и права. Учебное пособие. – М.: Юристъ,2001. – 656с.
17. Матузов Н. И. Малько А. В. Теория государства и права. Курс лекций. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ,2001. – 776с.
18. Новгородцев Н. И. Право и нравственность. //Правоведение. – Спб.,1995.№6 – 103-113с.
19. Общая теория государства и права. Академ.курс в 3-х т. /Под ред. проф. М. Н. Марченко. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Зерцало,2001. – 528с.
20. Ожегов С. И. Словарь русского языка. – М.,1987. – 912с.
21. Персинг Р.М . Лайла. Исследование морали. – М.: Лавка Языков,2001. – 218с.
22. Словарь по этике . /Под ред. Кона И. С. – 3-е изд. – М.: Полит.лит.,1975. – 392с
23. Соловьев Э. Ю. Кант И.: взаимодополнительность морали и права. – М.,1992. – 210с.
24. Современный философский сборник . – М.:Юрайт,2001. – 742с.
25. Спиридонов Л. И. Теория государства и права. Учебник. – М.: Проспект,2001. – 304с.
26. Франк С. Л . Ницше и этика "любви к дальнему" //Франк С. Л. Сочинения. – М.,1990. – 32с.

27. Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М: Интерстиль, 1995.

28. Юридическая Энциклопедия. /Под ред.Тихомировой Л.В., Тихомирова М.Ю. – 5-е изд., перераб. и доп. – М.,2001. – 972с.

[1] Спиридонов Л. И. Теория государства и права. М.: Проспект,2001. – с.100.

[2] Современный философский сборник . – М.: Юрайт,2001. – с.224.

[3] Черданцев А. Ф. Теория государства и права. Учебник для ВУЗов. – М.: Юрайт-М,2001. – с.171.

[4] Кони А. Ф. Избранные сочинения в 2-х т. – 2-е изд.,доп.. – М.: Юрид.лит,1959.Т.1. – с.541.

[5] Черданцев А. Ф. Теория государства и права. Учебник для ВУЗов. – М.: Юрайт-М,2001. – с.181.

[6] Алексеев С. С. Теория права. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: БЕК,1995. - с.119.

[7] Алексеев С. С. Право: азбука, теория, философия. Опыт комплексного исследования. – М.: Статут,1999. – с.26.

[8] Общая теория государства и права. Академ. курс в 3-х т. // Под ред.проф. М. Н. Марченко. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Зерцало,2001.Т.2. – с.74.

[9] Букреев В.И., Римская И.Н. Этика права. - М.:Юоайт,2000. - с.307.

[10] Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М.,1987. - с.291,339.

[11] Матузов Н.И., Малько А.В . Теория государства и права. Курс лекций. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристъ,2001. - с.292.

[12] Словарь по этике /Под ред. Кона И. С. – 3-е изд. – М.: Полит.лит., 1975. – с.168-172.

[13] Комаров С.А . Общая теория государства и права. Учебник. – 2-е изд., изм. и. доп. - М.: Юрайт,1998. - с.48.

[14] Франк С.Л. Ницше и этика "любви к дальнему" //Франк С.Л. Сочинения. - М.,1990.- с.4. (G. Simmel. Einleilung in die Moralwissenschaft)

[15] Франк С.Л . Ницше и этика "любви к дальнему" //Франк С.Л. Сочинения. - М.,1990.- с.4. (Так говорил Заратустра, Ч.1, глава "О радостях и страстях". Nietzsche, VI, 52)

[16] Франк С.Л. Ницше и этика "любви к дальнему" //Франк С.Л. Сочинения. - М.,1990.- с.5. (Постоянная гражданская война (нем.)

[17] Персинг Р.М. Лайла. Исследование морали. – М.: Лавка Языков,2001. – с.149.

[18] Персинг Р.М. Лайла. Исследование морали. – М.: Лавка Языков, 2001. – 89с.

[19] Гегель Г.В.Ф . Философия права. /Пер. с нем. Столпнера Б. Г., Левиной М. И. – М.:Мысль,1990. - с.327-329.

[20] Гегель Г.В.Ф . Философия права. /Пер. с нем. Столпнера Б. Г., Левиной М. И. – М.:Мысль,1990. - с.327-329.

[21] Алексеев С. С. Философия права. - М.: Норма, 1999. - с.26.

Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М: Интерстиль, 1995

[22] Агешин Ю.А . Политика, право, мораль. – М.: Юрид.лит.,1982. - с.91.

[23] Гегель Г. В. Ф. Философия права. /Пер. с нем. Столпнера Б.Г., Левиной М.И. – М.:Мысль,1990.Т.2. - с.102.

[24] Лукашева Е. А. Право, мораль, личность. /Отв. ред. В. М. Чхиквадзе. – М.: Наука,1986. - с.78.

[25] Алексеев С.С. Цивилистические записки. Межвузовский сборник научных трудов. – М.: Статут,2001. – с.35.

[26] Кант И . Сочинения в 6-и т. – М.: Мысль,1965.Т.4. – с.82.

[27] Кант И. Сочинения в 6-и т. – М.: Мысль,1965.Т.4. – с.94.

[28] Кант И . Сочинения в 6-и т. – М.: Мысль,1965.Т.4. – с.94.

[29] Гегель Г. В. Ф. Философия права. /Пер. с нем. Столпнера Б. Г., Левиной М. И. – М.: Мысль,1990.Т.2. – с.132.

[30] Новгородцев Н. И. Право и нравственность. //Правоведение. – М.,1995. – с.371

[31] Кант И. Сочинения в 6-и т. – М.: Мысль,1965.Т.4. – с.57.

[32] Новгородцев Н. И. Право и нравственность. //Правоведение. – М.,1995. – с.373.

[33] Кант И. Сочинения в 6-и т. – М.: Мысль,1965.Т.4. – с.64.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ