Судебное решение 4

СОДЕРЖАНИЕ Введение стр.3 Глава 1. Общая характеристика судебного решения. стр.6 1.1 Понятие и сущность судебного решения стр.6 1.2 форма и содержание судебного решения

СОДЕРЖАНИЕ

Введение стр.3
Глава 1. Общая характеристика судебного решения. стр.6

стр.6

стр.12

стр.25


Глава 2. Принятие и законная сила судебного решения.

стр.32

стр.32

стр.43


Глава 3. Устранение недостатков судебного решения и его немедленное исполнение.

стр.54

стр.54

стр.66

Заключение. стр.73
Список использованных источников. стр.75

Введение

Тема судебного решения в юридической литературе с учетом ее теоретической и практической значимости освещалась всегда в той или иной мере.

Судебное решение по гражданскому делу - это институт, у которого теоретической разработке в науке гражданского процессуального права уделялось очень серьезное внимание.

Интерес, проявленный процессуальной теорией к теме судебного решения, глубина и многосторонность исследований принесли существенные плоды. Не вызывают сомне­ний императивная сущность решения суда, его волевое содержание. Выяснено воспи­тательное значение решения, его связь с началом объективной истины, законная сила решения и сущность решения суда в целом. При этом требования, предъявляемые к судебному решению, являются “началом начал”, и их выполнение обеспечивает все выше обозначенное.

Многое исследовано, но было бы неправильно утверждать, что все, даже основные во­просы решены, и надобность в дальнейших исследованиях отпала, в том числе и в от­ношении требований к судебному решению.

Данная тема интересна для исследования в связи с ее актуальностью на современном уровне развития нашего общества, Российской Федерации в ракурсе реформирования судебной системы и становления правового государства как такового.

Становление демократического, правового общества меняет подходы во взаимоотно­шении человека и государства, в юридической регламентации их статусов. Здесь уже личность должна стоять на первом месте, а правовой режим ограничения создается преимущественно для государства. Отсюда можно сформулировать два главных прин­ципа правового государства:

наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина, создания для личности режима правового стимулирования;

наиболее последовательное связывание с помощью права государственной вла­сти, формирование для государственных структур режима правового огра­ничения.

Таким образом, правовое государство – это такое государство, в котором создаются условия для наиболее полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а также для наиболее последовательного связывания с помощью права государственной власти в целях недопущения злоупотреблений[1] .

Развитое современное общество, к которому мы относим Россию, должно стремится к данному идеалу, как гарантии цивилизованного существования общества, индивида, гарантии защиты его прав, свобод и законных интересов. Реализация же данного стремления должна происходить путем реформирования существующей системы об­щества во всех ее подструктурах, создания условий для формирования правосознания, правовой культуры, и путем введения правоограничений, т. е. закреплением опреде­ленных требований к деятельности всего механизма государственной власти.

Конституция Российской Федерации, обладающая высшей юридической силой на всей ее территории, закрепила наличие в нашей стране трех ветвей государственной вла­сти[2] : - законодательной, исполнительной и судебной.

И для судебной власти, как и для других ветвей власти существуют свои правоограни­чивающие средства, определенные требования ко всей деятельности, обозначенные определением “правовое государство”.

Правоограничение государственной власти осуществляется путем существования главного требования правового государства – соблюдение закона на всех уровнях дан­ного общества, во всех сферах его деятельности, всеми ветвями государственной вла­сти, в том числе судебной, что реализуется правоограничивающими средствами в от­ношении судебной власти – Конституцией и процессуальным законодательством[3] , ко­торые упорядочивают всю деятельность судебной власти, подчиняют своими требова­ниями определенным рамкам.

Судебную власть в Российской Федерации осуществляет система судебных органов, деятельность которой направлена на осуществление правосудия по различным катего­риям дел, в том числе гражданским.

Суд, осуществляя гражданское судопроизводство в целом, защищая права и законные интересы человека и гражданина, разрешает дело по существу и, как правило, выносит судебное решение. Это и есть цель и результат всего производства по делу.

Значение данного акта судебной власти, судебного решения, следует отметить[4] :

Оно, во - первых, прекращает спор о праве ввиду его рассмотрения по существу и завершает судопроизводство по делу.

Во – вторых, восстанавливает законность, нарушенную одной из сторон, упорядо­чивает и вносит стабильность в отношения гражданского оборота.

В – третьих, осуществляет профилактические функции правосудия, имеет значе­ние общей превенции гражданско-правовых деликтов.

В – четвертых, судебные акты Верховного Суда Российской Федерации имеют значение судебного прецедента, ориентирующего правоприменительную, а в ряде случаев и нормотворческую практику.

Объектом исследования является судебное решение как процессуальный акт

Предметом данной дипломной работы является комплекс проблем как теоретического и практического порядка, связанных с особенностями судебного решения в гражданском процессе.

Основная цель настоящей работы – исследование и анализ действующего законодательства, отражение наиболее спорных вопросов, возникающих при вынесении судебного решения.

Для достижения цели ставятся следующие задачи:

охарактеризовать судебное решение как вид правоприменительного акта;

рассмотреть его сущность в сравнении определений, сделанных учеными в области гражданского процесса и других отраслей права;

рассмотреть содержание судебного решения, его форму и требования, предъявляемые к судебному решению;

проанализировать проблемы, возникающие при вступлении судебного решения в законную силу и пути их решения;

выявить недостатки при вынесении решения, их причины.


Глава 1. Общая характеристика судебного решения


1.1 Понятие и сущность судебного решения

Понятие решения содержится в ч. 1 ст. 194 ГПК РФ, а так же в п. 1, 13 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении». Под решением закон, судебная практика и гражданско-процессуальная теория понимают такое постановление суда или судьи первой инстанции, которым дело разрешается по существу. Иначе говоря, решение суда – это судебное постановление, содержащее выводы суда первой инстанции о том, подлежит ли удовлетворению требование заинтересованного лица о защите нарушенных или оспоренных прав, свобод, законных интересов. Таким образом решение содержит ответ суда на главный вопрос гражданского судопроизводства: обладает ли заинтересованное лицо, обратившееся в суд с иском или заявлением, правом на получение судебной защиты в порядке искового, публичного или особого производств.

Судебное решение как процессуальный акт, которым дело разрешается по существу, представляет собой конечный результат процессуальной деятельности суда по установлению фактических обстоятельств дела и их юридической оценки посредством применения (соблюдения) норм процессуального и материального права. Отсюда следует, что сущность судебного решения имеет два аспекта. Первый связан с характеристикой решения воплощающего в себе два начала: декларативное и императивное. Второй раскрывает сущность судебного решения как правоприменительного акта через соотношения его с нормой права. Два этих аспекта составляют предмет дискуссии, так как по-разному интерпретировались в различной научной литературе. Рассматривая сущность судебного решения с точки зрения тех начал, которые оно должно воплощать (первый аспект), можно выделить три основные точки зрения[5] .

Одни авторы, судебное решение представляют как приказ суда, обращенный к сторонам и ко всем иным лицам, включая государственные органы, должностных лиц и граждан («теория приказа»)[6] . По мнению других авторов, судебное решение есть акт подтверждения судом как органом правосудия наличия или отсутствия спорного правоотношения, спорных юридических фактов или состояния («теория подтверждения или установления права»)[7] . Третьи рассматривали судебное решение как акт подтверждения и приказа одновременно в силу того, что оно содержит как декларативное, так и императивное начала[8] . Наиболее обоснованной представляется третья точка зрения, потому что оба элемента (или начала): декларация (подтверждение) и императив (приказ) неотделимы друг от друга, как замечал Зейдер Н.Б., оба явления вытекают из самой природы правосудия и являются необходимым следствием особенностей главного его акта – судебного решения[9] . Действительно, одно лишь подтверждение судом спорного правоотношения, спорных юридических фактов и состояний, т.е. голая декларация, не подкрепленная государственно-властным предписанием (приказом), не способна обеспечить защиту декларированных судом прав, свобод и законных интересов. Императивное начало судебного решения, т.е. приказ суда как государственно-властное предписание, лишено практического смысла без предварительного выявления и подтверждения судом действительно существующих прав, обязанностей, законных интересов сторон и других участвующих в деле лиц. Поэтому сущность судебного решения определяется содержанием в решении императива в виде приказа суда, предписывающего заинтересованным лицам строго определенный вариант юридического поведения, логически вытекает из другого начала (элемента) судебного решения – декларации, т.е. судебного подтверждения спорных прав, юридических обязанностей, юридических фактов и состояний.

Декларация является необходимой предпосылкой, основой судебного императива, т.е. приказа, содержащегося в судебном решении.

Второй аспект, характеризующий сущность судебного решения, обусловлен соотношением решения и нормы права. Суть этого соотношения состоит в том, что будучи правоприменительным актом, воспроизводящим соответствующие нормативные предписания и приобретающим при определенных условиях силу закона, судебное решение не отождествляется с нормой права, хотя с ней тесно взаимосвязана[10] . Различие между примененной нормой права и судебным решением заключается в том, что юридическая норма устанавливает общие правила поведения субъектов права, а судебное решение содержит конкретные предписание, обеспечивающее перевод безличных прав и обязанностей в субъективные права и юридические обязанности участников конкретных правоотношений[11] .

Это означает, что судебное решение как правоприменительный акт представляет собой властное волеизъявление государственного органа в лице суда, направленное на индивидуальное регулирование поведения граждан и организаций на основе и во исполнение правовых норм[12] , дополняя и усиливая их властность применительно к данным конкретным обстоятельствам[13] . Таким образом, именно в судебном решении завершается логическое развитие юридической нормы[14] . В связи с этим судебное решение выполняет роль важнейшего инструмента в технологии применения права[15] , так как нацеливает субъектов правовых отношений на оптимальную реализацию заложенных в правовой норме предписаний[16] .

Рассматривая сущность судебного решения с этих позиций, следует заключить, что оно играет роль юридического факта (как процессуального, так и материально-правового характера)[17] , выступающего в качестве завершающего элемента юридико-фактического состава в механизме правового регулирования общественных отношений. Однако тезис о судебном решении как юридическом факте подвергался острой критике на страницах юридической печати[18] . Действующее российское законодательство свидетельствует о беспочвенности такой критики. Доказательством этого служит норма подп. 3 п. 1 ст. 8 ГК РФ, которая прямо и непосредственно относит судебное решение к основаниям возникновения гражданских прав и обязанностей, т.е. к юридическим фактам материально-правового характера. Положение о судебном решении как юридическом факте конкретизируется в других нормах гражданского и иного федерального законодательства. К их числу относятся, например, п. 2, 3 ст. 165 ГК РФ, устанавливающие последствия несоблюдения нотариальной формы сделки и требования о ее регистрации; п. 3 ст. 222, п. 3 ст. 225 ГК РФ, определяющие условия судебного признания за соответствующими лицами права собственности на самовольную постройку[19] , права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь. Подобные примеры можно найти не только в гражданском законодательстве. Согласно п. 2 ст. 59 Земельного кодекса РФ от 25 октября 2001 г. № 136-ФЗ[20] судебное решение, установившее право на землю, является юридическим основанием государственной регистрации права на землю или сделки с землей. Жилищные права и обязанности возникают из судебных решений, установивших жилищные права и обязанности.

Значение судебного решения состоит из следующих пунктов:

· Оно является правоприменительным, а не правотворческим актом. Это означает, что оно не создает новых правил поведения, а лишь дополняет, усиливает властность юридических норм, конкретизируя и персонифицируя их предписания применительно к данным конкретным субъектам[21] . Из этого следует, что судебное решение является индивидуальным регламентом общественных отношений, с помощью которого устраняется спорность или неопределенность в правовом положении объектов и субъектов материальных правоотношений. В результате воздействия судебного решения (и в этом качестве оно рассматривается как юридический факт) на материальное правоотношение последнее приобретает необходимую определенность и устойчивость. Например, согласно ч. 1 ст. 35 ЖК РФ в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им).

· Судебное решение имеет правообеспечительный характер, так как обеспечивает надлежащую реализацию субъективных прав и юридических обязанностей на основе властно-принудительной деятельности суда. Поэтому судебное решение представляет собой акт защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов субъектов материальных правоотношений.

· Так как судебное решение является правоприменительным и правообеспечительным актом государства, оно оказывает воспитательное и превентивное воздействие на граждан и организации – участников материальных правоотношений.

1.2.Форма и содержание судебного решения

В соответствии со ст. 197 ГПК РФ решение суда излагается в письменной форме председательствующим или одним из судей. Оно подписывается судьей при единоличном рассмотрении им дела или всеми судьями при коллегиальном рассмотрении дела, в том числе судьей, оставшимся при особом мнении. Исправления, внесенные в решение суда, должны быть удостоверены подписями судей.

Судебное решение облекается в письменную форму, которая должна быть отвечать следующим требованиям[22] :

1) Решение должно представлять собой отдельный процессуальный документ.

2) Как процессуальный документ, оно должно иметь определенное процессуальными нормами содержание изложенное в установленной законом последовательности[23] .

3) Судебное решение должно быть полным, определенным, безусловным, убедительным и достоверным.

В связи с этим большое практическое значение имеет то, насколько искусен судья в написании судебного решения как процессуального документа. Под искусством написания судебного решения понимается четкое и ясное изложение рассмотренного вопроса, его фактических и юридических оснований, ясность аргументации, безупречность языка и стиля изложения[24] .

Но это требует от судей больших затрат и сил. Работа российского судьи, выстроена таким образом, что он имеет буквально несколько часов, или даже минут, на написание решения по делу. При таком малом количестве времени о качественной юридической работе не может быть и речи. В этом заключается одна из причин, в силу которой на качество судебных решений высшие судебные инстанции обращают недостаточное внимание, несмотря на то, что «низкое качество судебных актов открывает широкую дверь для судебного субъективизма и произвола»[25] .

Судебное решение как процессуальный документ представляет собой форму, т.е. внешнее выражение суда как акта правосудия. Тем не менее содержание судебного решения – процессуального документа шире содержания акта правосудия, потому что наряду с основными выводами по делу относительно защиты субъективных прав, свобод и законных интересов оно содержит другую информацию, имеющую различное содержание и значение[26] .

В зависимости от характера информации закон предписывает различать в содержании судебного решения четыре составные части: вводную, описательную, мотивировочную и резолютивную. Каждая часть судебного решения имеет собственные реквизиты и функциональное значение. Например, вводная и описательная части носят информационный (осведомительный) характер, в которых «не находят непосредственного выражения властные веления суда, касающиеся существа дела»[27] . Мотивировочная часть судебного решения имеет аналитический характер, поскольку содержит информацию, объясняющую причины и характер основных и побочных выводов суда по делу. Резолютивная часть судебного решения имеет в целом итоговый, приказной[28] характер, так как содержит в форме четкое и ясное предписание (властное веление) суда относительно дальнейшего юридического поведения субъектов спорного материального правоотношения или иных заинтересованных лиц.

Гражданский процессуальный кодекс РФ предъявляет определенные требования к содержанию каждой из структурных частей судебного решения, устанавливая соответствующие ее реквизиты. При этом необходимо иметь в виду следующее. Поскольку ГПК РФ предусматривает для различных видов гражданского судопроизводства (искового, публичного, особого) единую форму окончания судебного разбирательства по существу путем принятия решения, Пленум Верховного Суда РФ обращает внимание судей на то, что требования ст. 198 ГПК РФ о порядке изложения решения обязательны для всех видов производств. (п. 17 постановления «О судебном решении»).

Вводная часть решения суда согласно ч. 2 ст. 198 ГПК РФ должна содержать следующие сведения:

1) Дату и место принятия решения суда.

2) Наименование суда, принявшего решение.

3) Фамилии и инициалы судей, входящих в состав суда.

4) Фамилию и инициалы секретаря судебного заседания.

5) Обозначение сторон, а также и других участвующих в деле лиц.

6) Обозначение их представителей.

7) Предмет спора или заявленное требование (наименование дела, подлежащего рассмотрению в судебном заседании).

Следует заметить, что указанная норма Кодекса содержит далеко не полный перечень сведений, отражаемых во вводной части судебного решения. В соответствии со ст. 10 ГПК РФ во вводной части судебного решения должно быть указано, в каком судебном заседании (открытом или закрытом) рассматривалось дело. Также поскольку закон допускает возможность отложения составления мотивированного решения, то в качестве даты принятия решения может выступить дата объявления резолютивной части и дата принятия решения в окончательной форме (дата составления мотивированного решения). Поскольку обе даты имеют соответствующие процессуальные последствия, во вводной части судебного решения должны быть указаны как дата объявления резолютивной части решения, так и дата изготовления полного (мотивированного) текста решения. Причем последняя дата будет считаться датой принятия судебного решения.[29]

Например:

Герб Российской Федерации

Именем Российской Федерации

Решение

Город __________ Дело № __________

26 марта 2010 г.

Резолютивная часть решения объявлена 23 марта 2010 г. Полный текст решения изготовлен 26 марта 2010 г.

Описательная часть решения должна содержать в соответствии с ч. 3 ст. 198 ГПК РФ указание на требование истца, возражения ответчика и объяснения других лиц, участвующих в деле. Другими словами, описательная часть судебного решения должна отражать историю развития подлежащих обсуждению в суде событий, где кратко и исчерпывающе излагается суть рассмотренного дела[30] . При составлении описательной части судебного решения нужно опираться на п. 10 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении». В частности, содержание исковых и иных требований заявителей должно быть отражено в описательной части в соответствии с исковым заявлением, заявлением по делам особого производства и публичного производства. Сведения об изменении истцом иска, признании ответчиком иска полностью или частично также указываются в описательной части решения суда.

Мотивировочная часть судебного решения регламентируется ч. 4 ст. 198, ст. 199, ч. 2 ст. 317 ГПК РФ, а также п. 4-10, 14 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении». В соответствии с ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны:

1) Обстоятельства дела, установленные судом.

2) Доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, и доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства.

3) Законы, которыми руководствовался суд.

Таким образом, мотивировочная часть решения суда представляет собой два взаимосвязанных элемента: фактического и юридического[31] .

Мотивировочная часть судебного решения представляется как документальное выражение его обоснованности, так как содержит мотивы (совокупность доводов и соображений), объясняющие причины его принятия[32] . Как заметила Лупинская П., требования закона о необходимости составления мотивировочной части судебного решения обязывает тщательно продумать и объяснить ход и результат своих рассуждений, пути и способы преодоления сомнений в достоверности того или иного доказательства, доказанности каких-либо обстоятельств, имеющих значение для дела[33] . Роль мотивировочной части сложно переоценить, потому что она тем самым делает решение суда убедительным и справедливым. Однако, следует акцентировать внимание на то, что составление убедительного, понятного и ясного, юридического и фактического обоснования решения требует от судьи незаурядных аналитических способностей, умения складно излагать свои мысли на бумаге, опыта и эрудиции как в области права, так и в общей. Поэтому гражданский процессуальный закон предусматривает институт отложения составления мотивированного решения суда, который регулируется нормами ст. 199, ч. 2 ст. 193, ст. 214 ГПК РФ. По правилу решение суда принимается немедленно после разбирательства дела в том же судебном заседании. Но суд может отложить составление мотивировочной части на срок не более пяти дней со дня окончания судебного разбирательства. В случае отложения составления мотивировочной части судебного решения резолютивная часть должна быть объявлена в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела. При объявлении только резолютивной части решения суда, председательствующий обязан разъяснить, когда лица, участвующие в деле, их представители могут ознакомится с мотивированным решением. Лицам, участвующим в деле, но не присутствующим в судебном заседании, копии решения суда высылаются не позднее чем через пять дней со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Особенностью данного института является то, что решение суда в случае отложения составления мотивировочной части подлежит подписанию дважды: первой подписывается резолютивная часть решения, после чего решение, принятое в окончательной форме. Так как моменты подписания резолютивной части решения и полного его текста разделены временным промежутком, на практике может возникнуть вопрос о том, как быть в тех случаях, когда до изготовления решения в окончательной форме судья, рассматривавший дело единолично, или один из судей при коллегиальном рассмотрении дела лишается своих полномочий, умирает, либо находится в состоянии, исключающем возможность изготовления и подписания им полного, т.е. мотивированного текста судебного решения?[34] Разрешение данной проблемы видится следующим образом. Поскольку составление мотивированного решения требует от суда определенного внутреннего убеждения, сформировавшегося во время судебного разбирательства и в совещательной комнате, то объективную невозможность суда принять (т.е. составить и подписать) решение в окончательной форме следует расценивать как безусловный повод для отмены (аннулирования) резолютивной части с направлением дела на новое рассмотрение по существу иным судьей или в ином составе.

Суд в мотивировочной части должен дать фактическое и юридическое обоснование решения. Фактическое включает в себя суждение суда о том, какие факты, имеющие значения для дела, он считает установленными, а какие, наоборот, неустановленными. Вывод суда о наличии или отсутствии юридически значимых обстоятельств должен опираться на анализ и оценку доказательств, а также доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства. Как показывает судебная практика, недостаточная фактическая обоснованность судебного решения является наиболее распространенным недостатком мотивировочной части судебных решений как процессуальных документов[35] . Указанный недостаток усугубляется тем, что если существенные для дела доводы стороны, выигравшей процесс, еще как-то находят отражение в мотивировочной части, то аргументы и другие доводы проигравшей стороны, как правило, оставляются судом без внимания. Отсутствие в судебном решении аргументов, опровергающих «правовую позицию и другие доводы стороны, проигравшей процесс, или замалчивание их (оставления без внимания)» нарушает, по мнению В.М. Шерстюка, два принципа: принцип равноправия сторон и принцип права быть выслушанным и услышанным[36] .

Правило, обязывающее судей давать развернутое фактическое обоснование своему решению, имеет два исключения, устанавливающих сокращенные варианты мотивировочной части судебных решений для определенных категорий гражданских дел. Одно из них закреплено в абз. 2 ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, согласно которой в случае признания иска ответчиком в мотивировочной части может быть указано только на признание иска и принятия его судом. Другое исключение содержится в абз. 3 ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, согласно которому в случае отказа в иске в связи с признанием неуважительными причин пропуска срока исковой давности или срока обращения в суд в мотивировочной части указывается только на установление судом данных обстоятельств.

Юридическое обоснование решения суда заключается в том, что в соответствии с ч. 4 ст. 198 ГПК РФ и п. 4 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении» суд обязан указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд. Другими словами, судебное решение должно опираться на соответствующие правовые источники[37] , под которыми согласно ч. 1 ст. 11 ГПК РФ подразумеваются Конституция РФ, международные договоры РФ, федеральные конституционные законы федеральные законы, нормативные правовые акты Президента РФ, нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти, уставы, законы, иные нормативные правовые акты, органов государственной власти субъектов РФ, нормативные правовые акты органов местного самоуправления, обычаи делового оборота в случаях, предусмотренными нормативными правовыми актами. Как разъяснил Пленум ВС РФ в постановлении «О судебном решении» (абз. 2 п. 4), суды должны учитывать и указывать в мотивировочной части решения суда:

1) Постановления Конституционного Суда РФ о толковании подлежащих применению в данном деле конституционных норм, а также о признании неконституционными нормативных правовых актов, в п. «а»-«в» ч. 2 и в ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, на которых стороны основывают свои требования или возражения.

2) Постановления Пленума ВС РФ, содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле.

3) Постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащей применению в данном деле.

Что касается права суда ссылаться в своем решении на ранее принятое решение по конкретному делу, то этот вопрос не получил в теории и судебной практике однозначного ответа.

Резолютивная часть судебного решения регламентируется ч. 5 ст. 198, ст. 204-208, 211-213 ГПК РФ, а также п. 11-13 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении». В связи с тем, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. В структуре резолютивной части решения суда следует различать четыре элемента:

1) Выводы суда по существу дела[38] .

2) Указание на распределение судебных расходов.

3) Срок и порядок исполнения судебного решения.

4) Срок и порядок обжалования решения суда.

Из указанных элементов три являются обязательными, один (срок и порядок исполнения решения) – факультативным.

Поскольку суд является органом власти, его формулировки должны иметь категорический, без мотивный характер: «взыскать», «признать», «обязать», «истребовать» и т.д.[39] Иначе говоря, резолюция судебного решения представляет собой не что иное, как властное веление, предписание суда сторонам иным участвующим в деле лицам поступать определенным образом[40] .

Общая характеристика резолютивной части судебного решения как приказа суда не исключает некоторых особенностей при формулировании отдельных ее элементов. Первый и обязательный элемент – выводы суда по существу дела – содержит ответ органа правосудия на заявленное заинтересованным лицом требование о защите субъективных прав, свобод и законных интересов. Такой ответ должен быть четким, полным, определенным и безусловным.

Например, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ изменила решение суда первой инстанции о взыскании в пользу К. с отдела социальной защиты населения задолженности по выплате ежемесячных пособий на ребенка, исключив из резолютивной его части указание на то, что взыскание указанных сумм должно производится по мере поступления средств на эти цели. Включение в резолютивную часть такого условия не допустимо, потому что оно связано с отсрочкой исполнения решения на неопределенный срок.

В резолютивной части решение должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному, так и по встречному требованиям; кто, и какие действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. При отказе в заявленных требованиях должно быть полностью или частично указано, кому, в отношении кого и в чем отказано (п. 11 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении»). Касательно исков о признании, там практическое значение имеет п. 12 указанного постановления Пленума ВС РФ.

В тех случаях, когда суд приходит к выводу о том, что по части исковых требований производство по делу подлежит прекращению либо заявление должно быть оставлено без рассмотрения, он не вправе включать выводы об этом в резолютивную часть решения. Данный запрет объясняется тем, что в форму решения облекаются только выводы суда первой инстанции по существу разрешаемого дела. Касательно выводов суда, не затрагивающих существа дела, то они излагаются в форме определений, которые выносятся отдельно от решений.

Например, Челябинский гарнизонный военный суд неправомерно включил в резолютивную часть решения по делу В. указания о прекращении производства по жалобе в части компенсации морального вреда в связи с отказом заявителя от этих требований. По мнению Военной коллегии Верховного Суда РФ, вывод о прекращении производства, суд должен был изложить в отдельном от решения процессуальном документе, т.е. в определении.

При обозначении сторон в резолютивной части судебного решения точно указываются фамилии, имена, отчества физических лиц, полные наименования юридических лиц, а числа, сроки, суммы, относящиеся к содержанию решения, должны обозначаться как цифрами так и прописью.

При присуждении имущества в натуре суд обязан:

1) Указать идентифицирующие признаки и место нахождения имущества.

2) Указать стоимость, которая должна быть взыскана с ответчика в случае, если имущества не окажется в наличии (ст. 205 ГПК РФ).

В зависимости от категории гражданского дела нормы материального и процессуального законов могут содержать прямые указания об особенностях резолютивной части решения суда.

Например, согласно ч. 3 ст. 89 ЖК РФ жилое помещение, предоставленное гражданину, выселяемому в судебном порядке, должно быть указано в решении суда о выселении. В случае удовлетворения заявления об усыновлении ребенка конкретными лицами (лицом) суд в соответствии с ч. 1 ст. 274 ГПК РФ обязан указать в резолютивной части решения все данные об усыновленном и усыновителях (усыновителе), необходимые для государственной процедуры регистрации усыновления в органах ЗАГС. Также в резолютивной части решения указывается на необходимость внесения в актовую книгу рождений записи об усыновителях в качестве родителей (ч. 3 ст. 136 СК РФ), а также об изменении фамилии, имени, отчества, даты и (или) места рождения ребенка (ч. 5 ст. 134, ч. 2 ст. 135 СК РФ).

При принятии решения в пользу нескольких истцов в резолютивной части указывается, в какой доле оно относится к каждому из них, или что право взыскания является солидарным (ч. 1 ст. 207 ГПК РФ). Если решение принято судом против нескольких ответчиков, в резолютивной части указывается, в какой доле каждый из ответчиков должен исполнить решение суда, или что, их ответственность является солидарной (ч. 2 ст. 207 ГПК РФ). В случае принятия решения, обязывающее ответчика совершить определенные действия, не связанные с передачей имущества или выплатой денежных средств, суд вправе указать, что если ответчик не исполнит решение в положенный срок, истец вправе сам совершить эти действия за счет ответчика с взысканием с последнего необходимых средств (ч. 1 ст. 206 ГПК РФ).

Порой возникает необходимость указания в резолютивной части на порядок и срок исполнения (факультативный элемент резолютивной части судебного решения). Если суд обращает решение суда к немедленному исполнению, или же принимает меры обеспечения по его исполнению, он обязан в соответствии со ст. 204 ГПК РФ указать на это. Однако, если суд установит определенный порядок и срок исполнения решения суда, то он обязан указать на это в резолютивной части. Суд устанавливает срок исполнения решения, руководствуясь правилом, изложенным в ч.2 ст. 206 ГПК РФ, согласно которому суд устанавливает в резолютивной части срок, в течении которого решение суда должно быть исполнено. Обязательными элементами резолютивной части судебного решения являются указания суда:

1) О порядке распределения между сторонами судебных расходов, содержащие информацию о том, взысканы ли они, в каком размере и с какой стороны, в пользу какой стороны или в доход государства.

2) О сроке и порядке обжалования судебного решения.

1.3. Основные требования, предъявляемые к судебному решению

Судебное решение должно отвечать определенным требованиям. Так как оно правоприменительный и правообеспечительный акт государства в лице суда, основывается на фактах и применяемых к ним нормах права, к нему предъявляются два основных требования – законности и обоснованности. Законность и обоснованность являются обязательными качествами судебного решения как акта правосудия. В соответствии с указанной статьей «решение суда должно быть законным и обоснованным».

Законность [41] судебного решения значит, что оно принято в полном соответствии с нормами процессуального права, а так же при соблюдении норм материального права, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (п. 2 постановлении Пленума ВС РФ).

Понятие законности состоит из двух элементов:

1) Правильного применения судом норм материального права.

2) Строгое соблюдение судом норм процессуального права.

Каждый из этих элементов имеет возможность применять в суде аналогии процессуального, либо материального права или закона. По этой причине суд обязан указать в мотивировочной части судебного решения как материальный закон, примененный к правоотношениям, так и процессуальные нормы, которыми руководствовался. Решение признается незаконным в при нарушении, либо неправильном применении норм процессуального или (и) материального права. Нарушением или неправильным применением норм материального права в ст. 363 ГПК РФ подразумеваются случаи неприменения судом закона, подлежащего применению, либо применение закона, не подлежащего к применению. Либо вследствие неправильного истолкования закона.

Что касается нарушения или неправильного применения судом норм процессуального права, ст. 364 ГПК РФ определяет лишь последствия данной разновидности незаконности судебного решения, ограничиваясь при этом перечнем наиболее существенных с точки зрения законодателя нарушений или несоблюдения судом норм процессуального права. Перечень содержит случаи рассмотрения судом дела в незаконном составе, или из-за отсутствия кого-либо из лиц, участвующих в деле; не извещения о времени и месте судебного заседания, также если присутствует нарушение правила о языке судопроизводства; разрешения вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле; нарушение правил о подписании судебного решения; принятия решений не теми судьями, которые входили в состав суда; отсутствия в деле протокола судебного заседания; нарушения правил о тайне совещания судей.

Общие условия точного соблюдения судом норм процессуального права и правильного применения норм материального права при вынесении судебного решения определены в Конституции РФ и в отраслевых нормах. Кроме того разъяснения вопросов, связанных с применением в судах норма материального и процессуального права содержатся в п. 1-7 постановлении Пленума ВС РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия»; п. 1-5, 8, 9, 12, 13, 16 постановления Пленума ВС РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ»; постановлении Пленума ВС РФ «О судебном решении».

Критериями законности решения суда в соответствии с законодательством и судебной практикой являются обстоятельства, указанные мной ниже:

1) Правильное применение и толкование судом норм материального и процессуального права. Под применением понимается применение действующих на территории РФ нормативных правовых актов с учетом их субординации, кроме того правил о действии норм во времени и пространстве. К нормативным правовым актам относятся Конституция РФ, международные договоры РФ, федеральные конституционные законы федеральные законы, нормативные правовые акты Президента РФ, нормативные правовые акты федеральных органов государственной власти, уставы, законы, иные нормативные правовые акты, органов государственной власти субъектов РФ, нормативные правовые акты органов местного самоуправления.

2)Применение судом международно-правовых норм, ратифицированных Федеральным Собранием РФ, в случае противоречия внутреннего законодательства международному договору РФ.

3)Применение судом нормы, обладающей наибольшей юридической силой, в случаях возникновения коллизий внутри правовой системы РФ.

4) Применение судом процессуальной и (или) материальной нормы иностранного права в случаях и порядке, определяемых федеральным законодательством или международным договором РФ.

5) Положений, признанных Конституционным Судом РФ неконституционными.

6) Применение судом аналогии процессуального или материального права или закона[42] .

7) Применение судом обычаев делового оборота при разрешении гражданских дел в случаях и пределах, предусмотренных нормативными правовыми актами.

Обоснованность решения суда представляет собой емкое по внутреннему содержанию понятие, включающее три элемента. В соответствии с п. 1-3 ч.1 ст. 362 ГПК РФ и п. 3. Постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении» решение признается обоснованным, когда:

1) Полно и правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (полнота фактического материала).

2) Обстоятельства, имеющие значение для дела, подтверждены исследованными судом доказательствами (доказанность фактов, имеющих значение для дела).

3) Оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Так выделяются три составляющих необоснованности судебного решения:

1) Неполнота фактического основания судебного решения.

2) Недосказанность фактического основания судебного решения.

3)Несоответствие выводов суда, которые изложены в решении, обстоятельствам дела.

Рассмотрев содержание понятий обоснованности и законности, можно сделать несколько выводов:

- Законность судебного решения означает его правильность с юридической стороны.

- Обоснованность судебного решения означает его правильность с фактической стороны.

Поэтому законность и обоснованность являются главными и неотъемлемыми качествами любого судебного решения, как правоприменительного акта правосудия. Таким образом, отсутствие у решения хотя бы одного из этих элементов, повлечет за собой аннулирование акта, путем его изменения или отмены. Так проявляется практическое значение таких категорий, как законность и обоснованность судебного решения.

Законность и обоснованность тесно взаимосвязаны. Но при этом необходимо различать широкий и узкий смысл этих понятий. Например, законное решение, в широком смысле, и есть решение обоснованное, и наоборот, обоснованное решение есть и решение законное. Эта широкая взаимообусловленность и взаимосвязь свойств решения суда определяется следующим. Законность судебного решения всегда зависит от его обоснованности, то есть правильное применение судом норм материального и точное соблюдение норм процессуального права невозможны без правильных выводов суда о фактических обстоятельствах дела – обоснованности. Точная и адекватная квалификация фактов, имеющих значение для дела, возможна в случае полного и правильного их установления судом. Обоснованность же судебного решения, всегда должна быть обусловлена его законностью, то есть правильным применением судом норм материального и процессуального права, так как полное установление фактов, важных для дела, зависит от степени полноты и правильности определения предмета доказывания. Данный предмет доказывания определяется на основе той нормы материального права, которая подлежит применению по данному делу. Поэтому неверный выбор судом материально-правовой нормы (ошибочная квалификация спорного или иного правоотношения) повлечет за собой включение в предмет доказывания тех фактов, которые не имеют значения для данного дела. Но факты, имеющие значение для правильного разрешения дела по существу, не попадут в предмет доказывания и, по этой причине, в поле зрения суда. В результате неправильного применения судом норм материального права обстоятельства дела не будут установлены полностью и правильно (п. 1 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ). Таким образом, незаконность судебного решения повлечет за собой и его необоснованность.

Однако, есть и другая разновидность незаконности решения суда – это нарушение или неправильное применение судом норм процессуального права – также можно обусловить необоснованностью судебного решения, а именно такую его разновидность, как недоказанность фактов, которые суд считает установленными. Такая ситуация вполне может иметь место при рассмотрении судом спора, который возник из сделки, в отношении которой не соблюдена простая письменная форма. Стремясь разрешить спор по существу, суд может проигнорировать предписание процессуальной нормы о допустимости доказательств и признать факт заключения сделки и (или) ее условий установленным путем ссылки на свидетельские показания. При этом будут нарушены одновременно две нормы – процессуальная, а также материальная, запрещающие ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания в случае не соблюдения простой письменной формы.

Вопрос о соотношении двух свойств судебного решения – законности и обоснованности имеет также и иной аспект. А именно, гражданское процессуальное законодательство и практика пересмотра судебных решений в кассационном и надзорном порядке рассматривают законность и обоснованность как относительно самостоятельные, автономно существующие его качества, а незаконность судебного решения и его необоснованность расцениваются законодателем в качестве самодостаточных оснований для отмены или изменения судебного решения. При этом допускается существование незаконных, но обоснованных решений. Случаи такого несовпадения предусмотрены в нормах ГПК РФ, а именно:

1) Ч. 2 ст. 362 ГПК РФ, согласно которой правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.

2) Ч. 2 ст. 364 ГПК РФ, в которой указана возможность отмены судебного решения в связи с существенным нарушением судом норм процессуального права независимо от его обоснованности.

3) Абз. 4 ст. 361 ГПК РФ и п. 18 постановления Пленума ВС РФ «о некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие ГПК РФ», п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, регулирующих институт изменения или отмены решения суда первой инстанции и вынесения нового решения судом кассационной или надзорной инстанции. Суть этого института состоит в том, что суды кассационной и надзорной инстанции вправе (с учетом некоторых особенностей) изменить или отменить решение суда первой инстанции и принять второе новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, при условии, если обстоятельства, имеющие значения для дела, установлены полно и правильно (т.е. решение обоснованное), но допущена ошибка в применении и толковании норм материального права (т.е. решение является незаконным).

Незаконность и обоснованность судебного решения как основания для его отмены или изменения имеют различные последствия, суть которых заключается в том, что далеко не всякое нарушение закона влечет за собой отмену или изменение судебного решения. В соответствии со ст. 364 ГК РФ отмена или изменение судебного решения независимо от его обоснованности – это прямое следствие только существенных нарушений судом процессуальных норм, перечень которых является закрытым. Все иные нарушения процессуального права влекут за собой отмену незаконного решения при наличие сомнений в его обоснованности. Но, тем не менее, необоснованность судебного решения рассматривается законодателем и судебной практикой как достаточный повод для его отмены и изменения.


Глава 2. Принятие и законная сила судебного решения

В соответствие со ст. 192 ГПК РФ после судебных прений суд, признав обстоятельства дела достаточно выясненными, удаляется в совещательную комнату для принятия решения по делу, о чем объявляет всем присутствующим в зале заседания. Порядок принятия или, иначе, вынесения судебного решения регулируется ГПК РФ, и другими федеральными нормами, также п. 5 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении», п. 60-63 постановления Пленума ВС РФ «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ».

Закон регламентирует время и место принятия судебного решения, характер и объем вопросов, разрешаемых при его вынесении, порядок их обсуждения и голосования при коллегиальном рассмотрении дела. Согласно ст. 199 и ч. 2 ст. 194 ГПК РФ решение суда принимается немедленно после разбирательства дела в совещательной комнате. Немедленное разбирательство означает, что суд должен сформулировать свою позицию по делу и сообщить о ней лицам, участвующим в деле сразу же после рассмотрения дела по существу, то есть в том же судебном заседании. В случае невозможности составления мотивированного решения в том же заседании, в котором закончено разбирательство дела, суд должен объявить только резолютивную часть, разъяснив лицам, участвующим в деле, и их представителям, когда они смогут ознакомится с мотивированным решением суда. Необходимость немедленного принятия решения судом, объясняется двумя причинами:

1) Действие принципа непрерывности, в силу которого судебное заседание по делу проходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха.

2) Тайна совещательной комнаты, то есть места вынесения судебного решения.

В соответствие со ст. 192 и ч.2 ст. 194 ГПК РФ решение суда принимается в отдельном, изолированном помещении, именуемое совещательной комнатой. В совещательной комнате имеет право находится только судья, рассматривающий дело, или судьи, которые входят в состав суда по делу. Присутствие иных лиц, в совещательной комнате не допускается. По мнению С. Н. Абрамова[43] , удаление судей в совещательную комнату преследует двоякую цель:

1) Ограничить судей от постороннего влияния в целях обеспечения независимости судей, а также их беспристрастности при принятии решения.

2) Предоставить им возможность в спокойной обстановке разрешить дело, то есть обеспечить объективное, полное и всестороннее разрешение дела.

В соответствие с принципом непрерывности, судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха. К сожалению, ГПК РФ не дает ответа на вопрос, как быть если разбирательство по делу выйдет за пределы рабочего дня. В этой связи необходимость соблюдения в момент принятия решения одновременно двух требований: непрерывности судебного разбирательства и тайны совещания судей. Это может породить трудности при реализации норм, регулирующих порядок вынесения судебного решения. По мнению некоторых авторов, суд вправе прервать совещание и объявить перерыв для отдыха, возобновив заседание в ближайший рабочий день[44] . Но более обоснованной выходит позиция Верховного Суда Российской Федерации. Он дал ответ на вопрос, вправе ли суд удалиться в совещательную комнату в пятницу вечером, а в понедельник утром огласить решение. Разъяснение было следующим – так как положение ч. 3 ст. 157 ГПК РФ о времени отдыха (выходные и праздничные дни) как основание для объявления перерыва в рассмотрении дела касается только самого судебного разбирательства, оно не может относится к вынесению судебного решения, являющегося составной частью судебного заседания. Поэтому при удалении суда в совещательную комнату в пятницу вечером решение по делу в соответствии со ст. 199 ГПК РФ должно быть вынесено немедленно, то есть в том же судебном заседании. Это означает, что решение не может быть определено в понедельник утром, потому что суд не вправе покидать совещательную комнату вследствие запрета на нарушение тайны совещательной комнаты. То есть если суд не может вынести мотивировочную часть в пятницу вечером, он обязан вынести резолютивную часть[45] .

Анализ соответствующих норм ГПК РФ, свидетельствует о том, что тайна совещания судей состоит из двух элементов:

1) Полной изоляции судей от внешнего мира на период принятия решения по делу.

2) Запрета на разглашение суждений, которые высказывались судьями во время совещания.

Поэтому возникает вопрос о последствиях нарушения судьями тайны совещания. Одни ученые-процессуалисты[46] , ссылаясь на буквальное толкование п. 8 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ, полагают, что безусловным основанием для отмены судебного решения является не всякое нарушение тайны совещательной комнаты, а лишь нарушение, связанное с изоляцией судей от внешнего мира в момент принятия решения. Нарушение же суждений на разглашение суждений, высказывавшихся судьями во время совещания, не является основанием для отмены судебного решения, потому что нарушение второй составляющей тайны совещательной комнаты не могло повлиять на волеизъявление судей во время совещания и поэтому, независимость судей в момент принятия решения была обеспечена[47] . Другие авторы, наоборот, широко трактуют последствия нарушения тайны совещания судей, связывая их наступление не только с нарушением об изоляции судей на период принятия решения, но и разглашения после объявления решения тех суждений, которые высказывались судьями в совещательной комнате[48] . Принимая во внимание правило ч.2 ст. 362 ГПК РФ, согласно которому не может быть отменено правильное по существу решение суда первой инстанции по одним только формальным основаниям, но следует признать, что разглашение сведений о характере вопросов в совещательной комнате после объявления судебного решения не может рассматриваться как безусловное основание для его отмены. Несоблюдение судьями указанного запрета может иметь процессуальные последствия в виде отмены решения, при условии, что нарушение ч. 3 ст. 194 ГПК РФ привело или могло привести к неправильному разрешению дела (ч.1 ст. 364 ГПК РФ). Все иные случаи разглашения сведений о характере и ходе обсуждения вопросов в совещательной комнате должны рассматриваться в качестве основания дисциплинарной ответственности судей.

Прежде чем вынести решение по делу, судья или суд обязан обсудить (проанализировать и оценить) фактические и юридические вопросы дела[49] . При коллегиальном рассмотрении дела обсуждение вопросов факта и права происходит в форме совещания, порядок которого регламентируется ст. 15, 196 ГПК РФ. Характерной особенностью такого элемента, как принятие судебного решения, является то, что протокол этой части судебного разбирательства не ведется. В соответствии с законом в протоколе судебного заседания указываются только сведения об удалении суда в совещательную комнату для принятия решения по делу и об оглашении и объяснении содержания принятого решения, порядка и срока его обжалования.

Совещание судей при коллегиальном рассмотрении дела включает в себя три этапа:

Первый этап - обсуждение дела. Характер и объем вопросов, подлежащих обсуждению при принятии решения, определяется ст. 196 ГПК РФ. Согласно этой статье, к вопросам факта относятся:

Оценка доказательств, исследуемых в судебном заседании с точки зрения их относимости, допустимости, законности, достоверности, достаточности и взаимосвязи

Выяснение того, какие обстоятельства, имеющие значение для дела установлены, а какие не установлены.

В случаях, когда суд придет к выводу о необходимости выяснения новых обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела по существу, а также исследование новых доказательств, он выносит в соответствии с предписанием определение о возобновлении судебного разбирательства. После окончания рассмотрения дела по существу, суд снова заслушивает судебные прения.

К вопросам права закон относит:

· Юридическую квалификацию рассмотренного дела, включающую определение характера спорного или иного правоотношения, выбор подлежащей применению по данному вопросу материальной нормы.

· Формулирование окончательного вывода суда по делу об удовлетворении или об отказе в удовлетворении заявленного заинтересованным лицом требования о защите субъективного права или законного интереса.

Помимо основных вопросов, связанных с разрешением дела по существу и определенных в ч.1 ст. 196 ГПК РФ, суд вынужден разрешать в совещательной комнате и другие вопросы. Например, о распределении судебных расходов между сторонами, определении судьбы письменных и вещественных доказательств, носителей аудио- и видео- записей; отсрочке или рассрочке исполнения судебного решения, обеспечению его исполнения, обращении решения к немедленному исполнению .

По общему правилу, суд принимает решение по заявленным истом требованиям. Но в порядке исключения он может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом. ГПК РФ не раскрывает содержание понятия «выход за пределы заявленных требований». Поэтому применение указанной нормы вызывает большие затруднения в судебной практике, устранить которые не может и разъяснение, содержащееся в п. 5 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении». Неполнота и нелогичность указанного разъяснения заключается:

1) В том, что выход за пределы требований не ограничивается указанными в п. 5 постановления случаями:

· Удовлетворением незаявленных требований.

· Удовлетворений требований в большем размере, чем они были заявлены.

2) Возможность применения судом такой разновидности выхода за пределы заявленных требований, как удовлетворение требования истца в большем размере, чем оно было заявлено, имеет место не только в случаях, прямо предусмотренными законами. При анализе ч. 3 ст. 196 ГПК РФ необходимо учитывать два момента:

· В этой норме речь идет о выходе за пределы заявленных требований исключительно по инициативе суда, то есть независимо от согласия на то истца.

· Также следует различать два способа выхода суда за пределы заявленных требований: а) разрешение судом незаявленных истцом требований; б) изменение судом иска.

Такой способ как разрешение судом незаявленных истцом требований, тесно связанных с заявленными, представляет собой исключение из принципа диспозитивности, и поэтому допускается только в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

Например, согласно п. 2 ст. 24 СК РФ при разрешении вопроса о расторжении брака суд обязан в случае отсутствия между супругами такого соглашения, определить с кем из родителей после развода будут проживать несовершеннолетние дети, а также с кого из родителей и в каких размерах взыскиваются алименты на их содержание.

Другой разновидностью является изменение судом иска. Вопреки распространенному в науке и судебной практик мнению, суд, исходя из установленных в ходе судебного разбирательства обстоятельств дела, вправе независимо от согласия истца изменять иск путем уточнения его предмета. основания[50] и субъектного состава, а в случаях, указанных федеральными законами, - замены предмета и (или) основания (в исках с альтернативным предметом и основанием). Право на уточнение субъектного состава иска, то есть сторон, ограничено случаями привлечения в процесс обязательных соответчиков, не указанных истцом в исковом заявлении. Причем уточнение состава на стороне ответчика – не право, а обязанность суда, невыполнение которой расценивается в качестве одного из безусловных оснований для отмены судебного решения.

Касательно предмета иска, суд в зависимости от выяснившихся обстоятельств дела, как правило, может по своей инициативе лишь уточнить его путем увеличения или уменьшения размера исковых требований. Так, согласно п. 2 и 3 ст. 1083 ГК РФ суд в праве в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда, а также имущественного положения гражданина, причинившего вред по неосторожности, уменьшить размер возмещения вреда. Предмет иска может быть изменен и посредством замены одного способа защиты права или интереса другим. При этом необходимо помнить о том, что замена способов защиты прав и законных интересов истца возможна только в исках с альтернативным предметом. Право выбора одного из альтернативных способов защиты в силу принципа диспозитивности принадлежит истцу. По этой причине суд не праве без согласия истца производить такую замену, кроме случаев, предусмотренными федеральными законами. Например, согласно ст. 1082 ГК РФ суд, удовлетворяя требование о возмещении вреда, вправе в соответствии с обстоятельствами дела обязать лицо, ответственное за вред, возместить его в натуре, либо возместить причиненные убытки.

Исключение из общего правила о недопустимости изменения предмета иска путем замены одного способа защиты права или интереса другим независимо от согласия истца обусловлено объективной возможностью неосуществления избранного истцом способа защиты. Примером данного вывода служит норма п. 4 ст. 252 ГК РФ, а именно выплата истцу, предъявившему иск о выделе своей доли из общего имущества, как участнику долевой собственности, компенсации в замен выдела доли допускается только с его согласия. Но в тех случаях, когда доля выделяющегося собственника (истца) незначительна, не может быть реально выделена или он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд вправе и при отсутствии согласия истца обязать остальных участников (участника) выплатить истцу компенсацию.

Также суд вправе по своей инициативе изменить основание иска, как правило, лишь в форме его уточнения. Под уточнением фактического основания иска понимается его дополнение посредством включения в состав основания иска фактов, имеющих юридическое значение для дела, но не указанных истцом, или наоборот, исключение из основания иска некоторых из указанных истцом фактов, не имеющих значения для дела. Предоставление суду права на уточнение фактического основания иска обусловлено тем, что истцы и их представители не всегда могут правильно определить, какие факты реальной действительности имеют в данном конкретном случае юридическое значение, а какие – нет. Право и вместе с тем обязанность суда уточнять основания иска вытекают из ч.2 ст.56 ГПК РФ, где сказано, что «суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела… выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались».

В зависимости от установленных обстоятельств дела, а также заслуживавших внимания интересов истца суд вправе в порядке ч.3 ст.196 ГПК РФ по своей инициативе:

1) Разрешать незаявленные истцом требования, если такое право суда прямо предусмотрено федеральными законами.

2) Уточнять субъектный состав на стороне ответчика, основание и предмет иска.

3) Производить замену альтернативного предмета иска в силу прямого указания федерального закона, а альтернативного основания иска – в государственных или общественных интересах.

Второй этап – голосование. Регламентируется ст. 15 ГПК РФ и имеет место при коллегиальном рассмотрении дела. Вопросы, возникающие при обсуждении дела в совещательной комнате, разрешаются судьями большинством голосов. Причем никто из судей не в праве воздержаться от голосования. Председательствующий голосует последним. Независимость, объективность и беспристрастность высказываемых по делу суждений обеспечивается правилом об особом мнении[51] . Суть этого правила состоит в том, что судья, не согласный с мнением большинства, должен подписать решение суда, изложив свое особое мнение. Как пишет Авдюков М.Г[52] ., судья обязан указать, к какому выводу он пришел по данному делу, мотивировать свой вывод[53] , привести аргументы, свидетельствующие о неправильности решения большинства, поставить дату и подпись. Особое мнение судьи может касаться как решения в целом, так и его отдельных частей. В последнем случае имеется в виду не согласие судьи с одним из пунктов решения или решения по одному из взаимосвязанных исковых требований или с размером присуждаемых платежей[54] . Особое мнение приобщается к делу и хранится в отдельном конверте. При объявлении принятого по делу решения оно не оглашается. Поскольку особое мнение является составной частью материалов дела, участвующие в деле лица вправе согласно ч.1 ст. 35 ГПК РФ ознакомится с ним.

Поэтому, будучи исключением из принципов гласности и устности, особое мнение доступно только лицам, участвующим в деле, и вышестоящему суду в случаях обжалования судебного решения в кассационном или надзорном порядке[55] .

Некоторые авторы, в том числе и Боннер А.Т., расценивают норму о неразглашении особого мнения как алогичную, обоснованно предлагая изменить ее следующим образом: «при объявлении принятого по делу решения сообщается о наличии особого мнения судьи»[56] . Но только этим не исчерпываются проблемы института особого мнения, вызвавшего неоднозначные оценки и суждения в юридической литературе. Острой критике подвергается правило, согласно которому судья, оставшийся при особом мнении обязан подписать решение. Как заметил Л.Симкин – это нелепое правило, зачем подписывать документ, с которым ты не согласен? Дисциплина полезна в армии, но вряд ли уместна в юриспруденции[57] . По мнению Э.М. Мурадьян, в процедуре подписания решения судей, имеющим особое мнение, проявляется неуважение законодателя к субъекту особого мнения. Кроме того, в акт правосудия этой процедурой привносится элемент фикции, так как подпись под официальным документом является внешней формой свободного волеизъявления, свидетельствующего о согласии с подписанием подписываемого документа[58] . В связи с изложенным представляется обоснованным предложение авторов, ссылающихся на мировой опыт[59] , о необходимости изменения правил подписания решения как акта правосудия так, чтобы оно подписывалось лишь теми судьями, волеизъявление которых соответствует его содержанию.

Третий этап – изложение решения суда.

2.2 Понятие и свойства законной силы судебного решения

Значение судебного решения как правоприменительного акта состоит в том, чтобы упорядочить и стабилизировать материально-правовые связи. Прекратить распри между их участниками. Но для этого нужно, чтобы выводы суда по делу, предписывающие субъектам материальных правоотношений строго определенный вариант юридического поведения, приобрели силу закона. Это значит, что законная сила судебного решения обеспечивает «прочность юридического порядка»[60] , то есть стабильность и устойчивость окончательно подтвержденных судом фактов и правоотношений, а также вытекающих из них субъективных прав, свобод и законных интересов, и соответственно, реальность их защиты[61] . Институт законной силы судебного решения, включает в себя три компонента:

1) Понятие (или содержание) законной силы.

2) Момент вступления судебного решения в законную силу.

3) Объективные и субъективные пределы действия законной силы судебного решения.

Понятие законной силы судебного решения является одним из самых дискуссионных в науке гражданского процессуального права. Анализ ГПК РФ, в частности таких его норм, как ст. 13, п. 2 ч. 1 ст. 134, ч. 1 ст. 200, ст. 209, 210, дает основание утверждать, что законная сила судебного решения представляет совокупность его свойств[62] , обеспечивающих стабильность подтвержденных судом фактов и правоотношений, а так же защиту действительно нарушенных (оспоренных) прав, свобод и законных интересов субъектов материальных правоотношений.

Силу закона для конкретного случая придают судебному решению такие его свойства, как неизменность, неопровержимость, исключительность, исполнимость. Рассмотрим каждое из этих свойств в отдельности.

Неизменность судебного решения, вступившего в законную силу, представляет собой такое его качество, в силу которого решение не может быть изменено или отменено как судом, его принявшим, так и вышестоящим судом. Нужно отметить, что именно это свойство законной силы в наибольшей степени подвергалось неоднозначной оценке: от полного забвения или отрицания до возведения в абсолют, то есть прямого отождествления с законной силой решения[63] . Негативное отношение к неизменности судебного решении как одному из свойств его законной силы объясняется подменой указанного свойства другим – неопровержимостью. Но неизменность судебного решения – это самостоятельное качество его законной силы, придающее акту правосудия бесповоротный, стабильный, устойчивый и окончательный характер[64] посредством запрета, адресованного исключительно суду, на изменение или отмену, вступившего в законную силу судебного решения. Неопровержимость в отличие от неизменности обеспечивает окончательность и бесповоротность вступившего в законную силу судебного решения иным способом, точнее посредством запрета, адресованного участвующим в деле лицам, на оспаривание вступившего в законную силу судебного постановления. Этот запрет по словам Авдюкова М.Г., позволяет избегнуть «бесконечного хождения дела по инстанциям» в результате многократных обжалований[65] . Учитывая различный порядок и условия осуществления судом и участвующих в деле лицами своих правомочий по влиянию на судьбу вступившего в законную силу судебного решения, неизменяемость и неопровержимость судебного решения представляют собой самостоятельные элементы его законной силы. Как любое правило, свойство неизменяемости вступившего в законную силу судебного решения имеет исключения, продиктованные интересами восстановления и укрепления законности и правопорядка. Исключения, предусматривающие возможность отмены или изменения судом вступившего в законную силу судебного решения, немногочисленны, а точнее их всего четыре и они прямо предусмотрены законом. Одно из исключений регулируется нормами гражданского процессуального и гражданского законодательства. В соответствии со ст. 280 ГПК РФ, ст. 44 и п. 1 ст. 46 ГК РФ в случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим или объявленного умершим, суд новым решением отменяет свое ранее принятое решение. Новое решение суда является основанием для отмены управления имуществом гражданина и для аннулирования записи о смерти в книге государственной регистрации актов гражданского состояния. Другое исключение из правил заключается в следующем – согласно ст. 286 ГПК РФ, п. 3 ст. 29, п. 2 ст. 30 ГК РФ, если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособном либо ограниченном в дееспособности, отпали, суд, принявший решение, на основании заявления заинтересованного лица принимает решение о признании гражданина дееспособным либо об отмене ограничения гражданина в дееспособности. Таким образом, суд отменяет свои, ранее принятые решения. И следующее исключение из правил неизменяемости ранее вступившего в законную силу судебного решения предусмотрено п. 5 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ. Заключается это исключение в том, что вышестоящий суд в лице суда надзорной инстанции вправе отменить или изменить вступившее в законную силу решение суда первой инстанции и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, если судом первой инстанции была допущена ошибка в применении и толковании норм материального права. В соответствии со ст. 387 ГПК РФ и п. 23 постановления Пленума ВС РФ «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие ГПК РФ» ошибка в применение и толковании материально-правовой нормы должна иметь существенный характер. Еще одно исключение предусмотрено ст. 397 ГПК РФ, в которой заключено, что суд, принявший решение, вправе при наличие оснований, указанных в ч. 2 ст. 392 ГПК РФ, отменить его в порядке пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Так бесповоротность и окончательность вступившего в законную силу судебного решения, то есть его неизменность, может быть нарушена путем отмены или изменения судебного решения судом, его принявшим, или вышестоящим судом, только в случаях и по основаниям, указанным в законе.

Следующее свойство судебного решения, вступившего в законную силу – неопровержимость . Так как право на судебную защиту включает такой элемент, как право на обжалование судебного решения[66] , то под неопровержимостью судебного решения понимается запрет, адресованный заинтересованным лицам на его обжалование в обычном, то есть апелляционном или кассационном, порядке. По действующему законодательству, оспаривание судебного решения допускается только в исключительном порядке, а точнее в порядке судебного надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам. Правило неопровержимости судебного решения вступившего в законную силу имеет одно исключение, обусловленное возможностью восстановления срока на апелляционное или кассационное обжалование по причинам, признанными судом уважительными. В соответствии лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен. При этом, одновременно с подачей заявления о восстановлении пропущенного процессуального срока должно быть совершено необходимое процессуальное действие (подана апелляционная жалоба, представлены документы), в отношении которого пропущен срок.

Следующее свойство вступившего в законную силу судебного решения является его исключительность . Оно обозначает, что судебное решение представляет собой акт, которым дело разрешается по существу, в нем окончательно и бесповоротно определен вариант юридического поведения, которому обязаны, или обязан, следовать субъекты, или субъект, соответствующего материального правоотношения. По этой причине наличие вступившего в законную силу решения суда по тождественному требованию по делам искового, публичного и особого видов гражданского судопроизводства исключает возможность повторного обращения заинтересованного лица в суд с тождественным требованием повторного его рассмотрения и разрешения судом.

Поэтому, в отличие от неизменности и неопровержимости исключительность вступившего в законную силу судебного решения представляет собой двусторонний обязывающий запрет, одновременно адресованный, как участвующим в деле лицам, так и суду. В связи с этим большое практическое значение приобретает вопрос о понятии и условиях сохранения тождества разрешенных судом требований. Один из случаев нарушения тождества разрешенного судом искового требования указывается и в самом законе. А именно норма ч. 3 ст. 209 ГПК РФ, согласно которой в случае, если после вступления в законную силу решения суда, на основании которого с ответчика периодически взыскиваются платежи, изменяются обстоятельства, влияющие на размер платежей или их продолжительность, каждая сторона путем предъявления нового иска вправе требовать изменения размера и сроков платежей[67] .

Другое свойство именуется преюдициальностью или предрешенностью . Это качество законного решения регламентируется ч. 2 ст. 209, ч. 2, 3, 4 ст. 61 ГПК РФ, и иными федеральными законами, п. 8-9 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении». Согласно ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившем в законную силу постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не оспариваются при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. В соответствии с п. 9 названного постановления Пленума под судебным постановлением, указанным в ч.2 ст. 61 ГПК РФ, следует понимать любое судебное постановление, которое принимает суд (решение суда, судебный приказ), а под решением арбитражного суда – судебный акт, предусмотренный ст. 15 АПК РФ. Таким образом, преюдициальность как свойство вступившего в законную силу судебного решения представляет собой двусторонний запрет, адресованный суду и лицам, участвующим в деле, на иную оценку и оспаривание в другом гражданском процессе с участием тех же лиц, их правопреемников фактов и правоотношений, установленных и подтвержденных вступившем в законную силу решением суда. Из приведенного определения следует, что преюдициальность имеет внешнее сходство с таким свойством законной силы судебного решения, как неопровержимость, потому что оба этих качества характеризуют законную силу решения суда с точки зрения запрета участвующим лицам в деле на его оспаривание. Но несмотря на внешнее сходство двух этих элементов, они представляют собой самостоятельные свойства законной силы судебного решения, так как оба предусматривают различные механизмы реализации указанного запрета. Преюдиция запрещает лицам, участвующим в деле, оспаривать в другом гражданском процессе установленные вступившим в законную силу решением суда факты и правоотношения путем повторного их доказывания. Неопровержимость запрещает лицам, участвующим в деле, оспаривать в вышестоящем суде вступившее в законную силу решение в целом или в части путем подачи на это решение апелляционной или кассационной жалобы.

Так же одним из свойств или качеств, вступившего в законную силу судебного решения является его обязательность . В соответствии со ст. 13 ГПК РФ вступившее в законную силу судебное решение является обязательным для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, граждан, организаций и подлежит неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Неисполнение решения и иное неуважение к суду влечет за собой ответственность, предусмотренную федеральным законом. Обязательность судебного решения не лишает возможность для лиц, не участвующих в деле, обратится в суд, если этим судебным решением нарушены их права и законные интересы.

Обязательность вступившего в законную силу судебного решения представляет собой такое его свойство, которое обеспечивает устойчивость, стабильность и бесповоротность вступившего в законную силу решения во внепроцессуальной сфере, то есть за пределами того конкретного процессуального правоотношения, в рамках которого было вынесено судебное решение[68] . По этой причине, обязательность как свойство законной силы судебного решения всегда адресовано тем лицам, которые, хотя и не были участниками судебного процесса, но так или иначе обязаны своей деятельности считаться с теми предписаниями, которые зафиксированы в судебном решении, под угрозой наступления установленной государством ответственности (ч. 3 ст. 13 ГПК РФ). Исключение из правила это ч. 4 ст. 13, а с учетом этой особенности, свойства обязательности судебного решения Пленум ВС РФ в п. 12 постановления «О судебном решении» дал разъяснение. Так как по искам о признании разрешается вопрос о наличие или отсутствие того или иного правоотношения или отдельных прав и обязанностей участвующих в деле лиц, суд при удовлетворении иска обязан в необходимых случаях указывать в резолютивной части на те правовые последствия, которые влекут за собой такое признание (например, об аннулировании актов записи о регистрации брака в случае признания его недействительным). Поэтому в п. 3 ст. 27 СК РФ, закон обязывает суд в течении трех дней со дня вступления в законную силу судебного решения о признание брака недействительным направить выписку из этого решения в органы записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации заключения брака. В связи с тем, что брак признается недействительным со дня его заключения (п. 4 ст. 27 СК РФ), орган ЗАГС в силу обязательности вступившего в законную силу судебного решения о признании брака недействительным должен аннулировать («исполнить решение») актовую запись о регистрации брака. Согласно п. 2 ст. 34 ГК РФ суд обязан в течении трех дней с момента вступления в законную силу судебного решения о признании гражданина недееспособным или ограничении его дееспособности сообщить об этом органу опеки и попечительства по месту жительства такого гражданина для установления над ним опеки или попечительства. Орган опеки и попечительства в силу вступившего в законную силу судебного решения не вправе отказать в назначении опекуна или попечителя.

Поскольку судебное решение как правоприменительный акт обладает верховенством в юрисдикционной сфере, обязательность вступившего в законную силу судебного решения есть проявление таких собранных в едином формате черт права, как властность, нормативность и принудительность.

Исполнимость судебного решения – это еще одно свойство его законной силы. В соответствии со ст. 210 ГПК РФ решение суда приводится в исполнение после вступления его в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения, в порядке, установленном федеральным законом. Исполнимость как самостоятельное свойство вступившего в законную силу судебного решения означает, что решение суда, предписывающее обязанному лицу или должнику совершение в пользу управомоченного лица (взыскателя) определенных в резолютивной части действий либо воздержания от их совершения, может быть реализовано, воплощено в жизнь вопреки воле и желанию обязанного субъекта с помощью специальных государственных органов в лице службы судебных приставов[69] . Так исполнимость как элемент содержания законной силы судебного решения имеет существенное отличие от его обязательности. Состоит оно в следующем – обязательность обеспечивает устойчивость законной силы с внешней, то есть вне процессуальной стороны посредством реализации в необходимых случаях юридических последствий судебными предписаниями вне процессуальными способами и средствами. Исполнимость же обеспечивает устойчивость законной силы процессуальными способами и средствами путем добровольной или принудительной реализации содержащихся в решении суда властных предписаний. Означает это, что в отличие от обязательности адресатами исполнимости являются главные действующие лица судебного процесса: стороны, третьи лица, так же судебные приставы-исполнители.

Связь исполнимости судебного решения с его законной силой определяется тем, что пока решение не приобретет силу закона для данного конкретного случая, то есть не приобретет таких качеств, как неизменность, неопровержимость, исключительность существует реальная угроза его отмены. Отмена же судебного решения, чревата наступлением такого явления, как поворот исполнения. Согласно ст. 443 ГПК РФ поворот исполнения решения суда означает, что в случае отмены решения суда, приведенного в исполнение, и принятия после нового рассмотрения дела решения суда об отказе в иске полностью или в части либо определения о прекращении производства по делу или об оставлении заявления без рассмотрения ответчику должно быть возвращено все то, что было с него взыскано в пользу истца по отмененному решению суда. То есть, поворот исполнения всегда сопряжен с большими трудностями практического характера и чрезвычайно болезнен для истца.

Общее правило об исполнимости судебного решения только после вступления его в законную силу имеет исключения в виде института немедленного исполнения. Касательно исполнения судебного решения, я расскажу далее в своей работе, в пункте 3.2.

Момент вступления судебного решения в законную силу [70] зависит от обжалования судебного решения в апелляционном или кассационном порядке. Можно выделить четыре варианта вступления в законную силу судебного решения:

· Если решение суда не было обжаловано участвующими в деле лицами, оно вступает в законную силу по истечении срока на апелляционное или кассационное обжалование, то есть не обжалованное решение вступает в законную силу по истечении десяти дней, исчисляемых со дня принятия решения мировым судьей или судом в окончательной форме. Под днем принятия решения в окончательной форме подразумевается дата составления мотивированного решения суда в порядке, установленной ст. 199 ГПК РФ.

· В случае подачи апелляционной жалобы решение судьи вступает в законную силу после рассмотрения этой жалобы районным судом, если обжалуемое решение не отменено.

· Подача апелляционной жалобы на решение мирового судьи. Если решение районного суда отменено или изменено решение мирового судьи и принято новое решение, последнее вступает в законную силу немедленно.

· В случае подачи кассационной жалобы решение суда первой инстанции, если оно не отменено, вступает в законную силу после рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

Так как содержание законной силы судебного решения образуют его свойства, то их проявление, то есть действие, ограниченно определенными границами, которые называются в процессуальной доктрине объективными и субъективными пределами законной силы судебного решения[71] .

Под объективными пределами законной силы судебного решения понимается действие, при котором проявление свойств законной силы решения ограничено рамками разрешенного дела, то есть такими правоотношениями (субъективными правами, юридическими обязанностями, законными интересами) и фактами, которые установлены вступившем в законную силу решением. Поэтому, на другие правоотношения между этими же лицами законная сила судебного решения не распространяется.

Субъективные пределы законной силы судебного решения ограничены, как правило, кругом участвовавших в деле лиц[72] . Это значит, что законная сила судебного решения не распространяется на такие же правоотношения (субъективными правами, юридическими обязанностями, законными интересами) с участием других лиц.


Глава 3. Устранение недостатков судебного решения и его исполнение


3 .1 Устранение недостатков решения вынесшим его судом.

Составление судом мотивированного решения в рамках установленного законом срока представляет собой сложную интеллектуальную деятельность, требующего от судей максимального напряжения душевных и физических сил. Поэтому не исключены «сбои» в этой деятельности в виде судебных ошибок. Судебные ошибки – это негативное явления, подлежащие своевременному выявлению и устранению[73] в порядке, предусмотренным гражданским процессуальным законодательством.

В соответствии с ч. 1 ст. 200 ГПК РФ после объявления решения суд, принявший решение по делу, не в праве отменить или изменить его. Это означает, что суд не может, по общему правилу, сам выявлять и устранять судебные ошибки, которые затрагивают существо, содержания принятого им решения. Этот запрет объясняется действием такого принципа, как разрешение дела на основе внутреннего убеждения судей[74] , сложившегося в результате всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследование, имеющихся в деле доказательств. Судебные ошибки, вызванные неправильным применением судом норм материального и процессуального права и поэтому влияющие или ставящие под сомнение правильность вынесенного решения, подлежат выявлению и устранению вышестоящим судом в апелляционном, кассационном или надзорном порядке. При этом нужно помнить, что стабильность принятого решения судом первой инстанции гарантируется запретом на отмену вышестоящим судом правильного по существу решения суда первой инстанции по одним только формальным основаниям. Поэтому закон допускает существование таких дефектов в решении суда, которые не затрагивают существо рассмотренного судом первой инстанции дела, и следовательно, недостаточны для отмены или изменения принятого им решения. К примеру, такой недостаток как неполнота судебного решения, не может быть устранен вышестоящим судом путем его отмены или изменения. Как заметил И. Приходько, «суды вышестоящих инстанций не могут подменять собой суд первой инстанции, вынося вместо него решение в неразрешенной судом первой инстанции части». В связи с этим, пишет автор, устранить неполноту судебного решения акта может только суд, его вынесший. Только после того, когда позиция суда первой инстанции будет определена и сформулирована, открывается возможность для оспаривания его выводов в вышестоящих инстанциях[75] .

Таким образом, гражданское процессуальное законодательство допускает существование двух разновидностей судебных ошибок:

1) Это ошибки, затрагивающие существо судебного решения.

2) Это ошибки, не влияющего на существо принятого им решения.

Последние именуются в юридической литературе внешними недостатками судебного решения. К ним относятся описки, арифметические ошибки, неполнота и неясность решения суда. Все эти ошибки выявляются и устраняются самим судом, принявшим решение, в порядке самоконтроля[76] . В зависимости выявления этих недостатков закон две процедуры их устранения. Если внешние недостатки судебного решения как письменного документа будут обнаружены судом до объявления судебного решения, то есть в совещательной комнате в момент его изготовления, они подлежат исправлению. В соответствии с указанной нормой суд, обнаружив допущенные им при изложении решения недостатки или ошибки, такие как, например, пропуски слов, неточности при написании отдельных слов или выражений, имен, отчеств или фамилий участников процесса, кого-либо из состава суда[77] , и явные арифметические ошибки, вносит в текст решения соответствующие исправления, которые должны быть удостоверены подписями судей. Устранение внешних недостатков судебного решения, обнаруженных после объявления судебного решения осуществляется в зависимости от характера.

Такие разновидности ошибок как описки и арифметические ошибки подлежат устранению в порядке, предусмотренном ч. 2, 3 ст. 200 ГПК РФ. Под описками понимаются искажения в написании отдельных слов, выражений, фамилий, имен, отчеств гражданина или наименование юридического лица, и также ошибочное употребление некоторых слов. При исправлении обозначения лиц, участвующих в деле, нужно помнить, что исправлению подлежат лишь такие искажения, которые не изменят содержание принятого решения.

Например, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассмотрев по своей инициативе вопрос об исправлении описки, допущенной им в постановлении от 2 сентября 1997 г. № 1822/97, где вместо слова «процентов» ошибочно были указаны слова «основного долга», определил: исправить описку, заменив в первом абзаце резолютивной части слова «основного долга» словом «проценты». См.: Вестник ВАС РФ. 1998 г. № 3. С. 78. Такие ошибки имеют место и в практике судов общей юрисдикции.

Под арифметическими ошибками понимают ошибки при расчетах, иначе счетные ошибки, то есть неправильное совершение основных арифметических действий с цифрами: сложения, вычитания, умножения, деления и т.д. [78] . Счетные ошибки, обусловленные неправильным толкованием и применением законов, связанных с содержанием принятого судом решением. Поэтому эти ошибки могут быть устранены только вышестоящим судом в апелляционном, кассационном или надзорном порядке.

Процедура исправления описок и явных арифметических ошибок в решении суда заключается в следующем. Вопрос об исправлении, допущенных в тексте неточностей рассматривается в судебном заседании по заявлению суда или лиц, участвующих в деле. В том случае, когда процедура исправления описок и арифметических ошибок инициируется лицом, участвующим в деле, возникает вопрос об уплате лицом государственной пошлины за подачу соответствующего заявления. Ответ на этот вопрос не прост и очевиден ввиду пробелов, существующих в действующем законодательстве. Согласно ст. 89 ГПК РФ льготы по уплате государственной пошлины предоставляются в случаях и порядке, которые установлены законодательством РФ о налогах и сборах. В соответствии с НК РФ государственная пошлина представляет собой сбор, взимаемый с организаций и физических лиц при их обращении в суд за совершением в отношении этих лиц юридически значимых действий, предусмотренных гл. 25(3) НК РФ. Согласно НК РФ от уплаты госпошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, а так же мировыми судьями освобождаются организации и физические лица при подаче в суд заявлений: об отсрочке или рассрочке исполнения решений, об изменении способа или порядка исполнения решений, о повороте исполнения решения, восстановления пропущенных сроков, пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, а также заочного решения судом, вынесшим это решение. В приведенном перечне оснований освобождений от уплаты госпошлины отсутствуют заявления об исправлении описок и явных арифметических ошибок, вынесении дополнительного решения, разъяснения решения. В связи с этим напрашивается вывод о необходимости взимания в указанных случаях с заявителей госпошлины. Однако такое решение представляется неверным, потому, что взыскание ее с участвующих в деле лиц при обращении их в суд противоречит общеправовым принципам гуманизма, разумности и справедливости.

Так как причиной обращения граждан и организаций в суд является необходимость устранения допущенных судом при изготовлении решения дефектов, нельзя «наказывать рублем» иных, невиновных в этом лиц. Поэтому представляется необходимым дополнить абз. 2 подп. 7 п. 1 ст. 333(36) НК РФ указанием на «заявления об исправлении описок и явных арифметических ошибок, о вынесении дополнительного решения или о разъяснении решения». Подача заявлений о внесении исправлений в судебное решение, подлежащее исполнению, ограничено сроком исполнительной давности. Возможность устранения ошибок в решении, не подлежащем принудительному исполнению, сроком не ограничена. В связи с этим возникает вопрос о том, какой судья или суд правомочен рассматривать данный вопрос. В силу объективных причин рассмотрение и разрешение вопроса о внесении исправлений в текст решения может осуществлять иной судья или суд в судебном заседании, о месте и времени проведения которого извещаются лица, участвующие в деле. Однако неявка указанных лиц не является препятствием к разрешению вопроса. Завершается судебное заседание вынесением в совещательной комнате соответствующего определения:

· О внесении исправлений в решение суда.

· Об отказе внести исправления в решение.

Определение суда о внесение исправлений в решение представляет собой отдельный процессуальный документ, который подшивается в дело и с этого момента рассматривается как составная часть решения. Поэтому лица, участвующие в деле, вправе получить не только копию решения, но и копию соответствующего определения[79] . В силу прямого указания закона на определение суда о внесении исправлений в текст решения может быть подана частная жалоба. Подача такой жалобы не оплачивается государственной пошлиной. Определение суда об исправлении описок и явных арифметических ошибок самостоятельному обжалованию не подлежит. Но на допущенные судом неточности и ошибки может быть указано в апелляционной или кассационной жалобе или представлении.

Дополнительное решение регламентируется ст. 201, 104 ГПК РФ, а также постановлением Пленума ВС РФ «О судебном решении». Институт дополнительного решения представляет собой относительно простой и надежный способ исправления такого недостатка судебного решения, как неполнота. Сущность дополнительного решения заключается в том, что оно, не затрагивая содержание основного решения, только дополняет его, наделяя выводами, которые вытекают из разбирательства конкретного дела. То есть, дополнительно решение – это неотъемлемая часть основного решения. Принятие судом дополнительного решения означает, что с формальной точки зрения по делу существует два решения: основное и дополнительное. Но, основное и дополнительное решения являются составными частями одного и того же решения по конкретному делу. Поэтому дополнительное решение может быть вынесено только на основании тех обстоятельств, которые были рассмотрены в судебном заседании. По этой причине суд не вправе под видом вынесения дополнительного решения изменять содержание основного решения, а также давать ответы на такие вопросы, которые не исследовались в судебном заседании. Во избежание необоснованного выхода суда за пределы требований ст. 201 ГПК РФ закон устанавливает исчерпывающий перечень оснований вынесения дополнительного решения. Под основанием в данном случае подразумевается конкретная разновидность неполноты судебного решения, подлежащая устранению, то есть путем вынесения дополнительного решения.

Дополнительное решение выносится в следующих случаях:

1) Если какому-либо требованию, по которому лица, участвующие в деле, представляли доказательства и давали объяснения, не было принято решение суда. Наиболее часто такая ситуация возникает, при рассмотрении дел о восстановлении на работу. Согласно ч. 1, 2, 7 ст. 394 Трудовому кодексу РФ в случае признания судом увольнения или перевода на другую работу незаконными, работник подлежит восстановлению на прежней работе с выплатой ему среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за работы нижеоплачиваемой должности, а также по требованию работника о компенсации ему морального вреда. Например, истица обратилась в суд с иском о восстановлении в прежней должности, взыскании заработной платы за время выполнения работы на нижеоплачиваемой должности и компенсации морального вреда. Суд, рассмотрев представленные истицей доказательства и заслушав объяснения сторон, вынес решение о восстановлении на работе с взысканием в ее пользу разницы в заработанной плате, оставив без внимания требование истицы о денежной компенсации морального вреда. Поскольку решения является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств, поэтому дополнительным решением этого же суда с работодателя в пользу истицы была взыскана компенсация морального вреда[80] .

2) Если суд, разрешив вопрос оправе, не указал размер присужденной суммы, имущество, подлежащее передаче, или действия, которые обязан совершить ответчик. Данный недостаток судебного решения затрудняет его исполнение.

Например, по заявлению представителя истца по гражданскому делу Военная коллегия Верховного Суда РФ вынесла дополнительное решение о взыскании с воинской части в пользу истца суточных за период его фактического нахождения в командировке в республике Грузия в рублевом эквиваленте в размере 2936 долл. США по курсу ЦБ РФ на день фактической выплаты, с вычетом уже произведенных выплат на командировочные расходы в размере 4048 руб. вынесение дополнительного решения было вызвано тем, что в определении Военной коллегии конкретно не был указан размер суммы, которую обязан выплатить ответчик[81] .

3) Если судом не разрешен вопрос о судебных расходах. В соответствии с ч. 5 ст. 198 ГПК РФ обязательным элементов резолютивной части является указание на распределение судебных расходов. Судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела. Структура судебных издержек определена в ст. 94 ГПК РФ. Разрешение судом вопроса о судебных расходах означает определение им с учетом исхода дела и норм о льготах как обязанного лица, за счет средств которого будут покрыты расходы по ведению лица, так и управомоченного субъекта, имеющего право на покрытие понесенных судебных расходов. Поэтому отсутствие в судебном решении указаний суда на порядок распределения и возмещения судебных расходов выполняется по общему правилу путем вынесения дополнительного решения.

Гражданский процессуальный кодекс РФ предусматривает не только основания, но и порядок вынесения дополнительного решения. Вопрос о вынесении дополнительного решения рассматривается по инициативе суда, принявшего основное решение, или по заявлению лиц, участвующих в деле, в судебном заседании по общим правилам гражданского судопроизводства. О времени и месте проведения судебного заседания извещаются участвующие в деле лица. Но их неявка не является препятствием к рассмотрению и разрешению дела. Вопрос о принятии дополнительного решения может быть поставлен заинтересованными лицами до вступления решения суда в законную силу, то есть в течении десяти дней. Этот срок исчисляется с момента изготовления решения суда в окончательной форме, если оно не обжаловалось в апелляционном или кассационном порядке; в случае обжалования основного решения, то до момента вынесения судом апелляционной или кассационной инстанции соответствующего постановления об оставлении обжалованного решения без изменения. После вступления основного решения в законную силу его неполнота, за исключением вопроса о судебных расходах, может быть устранена путем обращения заинтересованного лица в суд с теми же требованиями на общих условиях. Аналогичное последствие имеет место и в случае отказа суда в вынесении дополнительного решения. В связи с этим возникает вопрос: обязано ли такое лицо уплачивать за повторное не по своей воле и желанию обращение в суд? Действующее законодательство дает все основания для удовлетворительного ответа на поставленный вопрос. Но, такое положение представляется несправедливым и негуманным по двум причинам.

· Несправедливо возлагать на заявителя, обратившегося с просьбой о вынесении дополнительного решения, денежное обременение в виде уплаты госпошлины, та как он не получил от суда адекватного процессуального результата, то есть решения, содержащего полные и исчерпывающие ответы органа правосудия на первоначально заявленные и оплаченные требования.

· Несправедливость и не гуманность дополнительного денежного обременения тем более очевидны, если учесть, что повторное обращение в суд с требованиями спровоцировано самим судом вследствие допущенных им же недочетов. Поэтому все издержки такого рода просчетов в судебной деятельности должно брать на себя государство, именем которого вершится правосудие.

Разъяснение решения, как один из способов устранения его недостатков регулируется ст. 202 ГПК РФ и п. 16 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении». В случае неясности решения суд, принявший его, вправе разъяснить его, не изменяя содержание решения. Суд прибегает к разъяснению решения суда в случаях, со сложной и путанной мотивировкой, вследствие чего решение приобретает неясный, двусмысленный характер. Это затрудняет либо делает невозможным исполнение такого решения. Чаще всего необходимость в разъяснении принятого судом решения возникает в тех случаях, когда не указаны индивидуальные признаки предмета, подлежащего передаче.

Например, по решению суда о разделе наследственного имущества в собственность ответчика был передан автомобиль «Москвич-420». Ответчик обратился в суд с заявлением о разъяснении принятого решения, мотивируя свое обращение тем, что в резолютивной части указана лишь марка автомашины, но не определены ее индивидуальные признаки, что затрудняет регистрацию автомобиля в органах ГИБДД. Суд разъяснил решение, указав признаки – госзнак – ЭНР-24-65, номер двигателя 476421, номер шасси 768242[82] .

Следует заметить, что разъяснение судебного решения как способ устранения такого недостатка, как неясность, имеет некоторые особенности в процедуре, которые прежде всего касаются состава лиц, по инициативе которых суд разъяснят решение. В отличие от процедуры устранения описок и арифметических ошибок, а также неполноты решения путем внесения дополнительного решения, разъяснение решения возможно только по инициативе лиц, участвующих в деле, и судебного пристава-исполнителя. Разъяснение судебного решения по инициативе суда, его вынесшим, не допускается. Кроме того, на процедуру рассмотрения вопроса о разъяснении решения суда рассматривается по заявлению судебного пристава-исполнителя, суд, в соответствии с Федеральным законом«Об исполнительном производстве», обязан рассмотреть соответствующее заявление в десятидневный срок со дня его поступления в суд. Так как на судебном приставе-исполнителе лежит обязанность по исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе, в пределах двухмесячного срока, со дня поступления к нему исполнительного документа.

Не предусматривая конкретного срока рассмотрения судом заявления о разъяснении решения, ГПК РФ в то же время устанавливает срок, в рамках которого заинтересованные лица могут обращаться в суд с заявлением о разъяснении судебного решения, а суд вправе разъяснять решение. Суд может дать разъяснение решению только если оно не приведено в исполнение и не истек срок, в течение которого решение суда может быть принудительно исполнено. Сроки исполнительной давности, в пределах которых решение суда общей юрисдикции может быть принудительно исполнено, определены в ст. 14 Закона об исполнительном производстве. Так как сроки составляют три года со дня вступления решения в законную силу, то состав суда, вынесшего решение, может измениться, к моменту, когда возникнет потребность в разъяснении судебного решения. Отсюда появляется вопрос в компетентности суда, правомочного разъяснять неясное решение. Другими словами, вправе ли суд разъяснять решение, принятое другим составом суда или другим судьей? По мнению одних, право разъяснения решения принадлежит только вынесшему его суду[83] . Другие, ссылаясь на длительность временного промежутка между вынесением и разъяснением решения, обоснованно полагают, что «разъяснение должен давать судья или состав суда, к компетенции которого перешел круг дел, разрешавшихся выбывшим судьей»[84] . Всякое иное решение этого вопроса будет камнем преткновения для разъяснения судебного решения как способа устранения его неясности, как следствие, повлечет за собой невозможность исполнения неясного решения.

Разрешение судебного решения не должно изменять его содержания. Как показывает практика, разъяснения, изменяющие содержание решения, довольно распространенное явление. Поэтому Пленум Верховного Суда РФ обращает внимание судей на то, что они не могут под видом разъяснения изменить, хотя бы частично, существо решения, а должны только изложить его же в более полной и ясной форме.

Разъяснение судебного решения облекается в форму определения, которое приобщается к делу и рассматривается как составная часть судебного решения.

Помимо устранения внешних дефектов судебного решения, суд вправе отсрочить или рассрочить исполнение решения, изменить способ и порядок его исполнения, порядок и срок исполнения судебного решения, принять меры по обеспечению его исполнения, решить вопрос об индексации взысканных судом денежных сумм.


3.2. Немедленное исполнение судебного решения.

Институт немедленного исполнения судебного решения регламентируется ст. 210-212 ГПК РФ, и иными федеральными законами. Разъяснения по вопросам немедленного исполнения решений содержатся в п. 11 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении», а также в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, посвященных практике применения норм материального и процессуального права по отдельным категориям гражданских дел.

В соответствии со ст. 210 ГПК РФ решение суда приводится в исполнение после вступления в законную силу, за исключением случаев немедленного исполнения, в порядке, установленном федеральным законом. Это означает, что немедленное исполнение судебного решения представляет собой приведение решения в исполнение по правилам раздела VII ГПК РФ и Закона об исполнительном производстве еще до вступления его в законную силу. Таким образом, к немедленному исполнению может быть обращено только не вступившее в силу решение суда. Это обстоятельство имеет ключевое значение для характеристики немедленного исполнения решений, оно не всегда учитывается законодателем, допускающим случаи некорректного использования термина «немедленное исполнение судебного решения». Ярким тому примером служит норма ч. 6 ст. 413 Трудового кодекса РФ, в соответствии с которой «решение суда о признании забастовки незаконной, вступившее в законную силу, подлежит немедленному исполнению». Коль скоро решение суда вступило в законную силу, оно тем самым приобрело такое качество, как исполнимость, т.е. способность к реализации, осуществлению в порядке, установленном федеральным законом. Поэтому о немедленном исполнении можно говорить лишь относительно тех решений, которые еще не вступили в законную силу. Аналогичные ошибки, связанные с неверной трактовкой немедленного исполнения, встречаются и в судебной практике. Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила определение суда, которым было обращено к немедленному исполнению вступившее в законную силу решение суда, сославшись на то, что к немедленному исполнению может быть обращено лишь не вступившее в законную силу судебное решение.

Гражданское процессуальное законодательство предусматривает два вида немедленного исполнения: а) обязательное и б) факультативное. Под обязательным немедленным исполнением понимается обязанность суда обратить решение к немедленному исполнению. В соответствии с разъяснениями Пленума ВС РФ обязательное немедленное исполнение характеризуется тем, что решение подлежит немедленному исполнению в силу императивного предписания закона, в связи с чем указание в решении об обращении его к немедленному исполнению не зависит от позиции истца и усмотрения суда.

Под основанием обязательного немедленного исполнения понимается характер решения, подлежащего немедленному исполнению. Перечень оснований обязательного немедленного исполнения содержится в ст. 211 ГПК РФ. Указанный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Предусматривается четыре вида решений, подлежащих обязательному немедленному исполнению еще до вступления их в законную силу.

Во-первых, решения о взыскании алиментов независимо от субъектного состава алиментных правоотношений и способа определения алиментов. Поскольку дела о взыскании алиментов могут рассматриваться и разрешаться судом совместно с делами об установлении отцовства, решения по которым не подлежат обязательному немедленному исполнению, следует руководствоваться абз. 2 п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов». В этом постановлении сказано, что «при удовлетворении требований об установлении отцовства и взыскании алиментов, рассмотренных одновременно, необходимо иметь в виду, что решение в части взыски алиментов подлежит немедленному исполнению. По мнению некоторых авторов, решение о взыскании алиментов подлежит обязательному немедленному исполнению только в той части, которая касается самих алиментных платежей, но не в отношении взыскания судебных расходов.

Во-вторых, обязательному немедленному исполнению подлежат решения о выплате работнику заработной платы в течении трех месяцев. В-третьих, решение о восстановлении на работе. В-четвертых, решения о включении гражданина РФ в список избирателей. Участников референдума. Сравнительный анализ ст. 211 и ч. 1 ст.216 ГПК РФ свидетельствует еще об одном случае некорректного регулирования отношений, связанных с немедленным исполнением решений о включении гражданина РФ в список избирателей, участников референдума. Некорректность заключается в следующем. Решение о включении гражданина РФ в список избирателей, участников референдума подлежит немедленному исполнению еще до вступления его в законную силу. По избирательному законодательству список избирателей, участников референдума составляется соответствующей комиссией, в том числе с использованием государственной автоматизированной информационной системы, отдельно по каждому избирательному участку, участку референдума. Решение суда в соответствии с п. 3 ст. 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» обязательны для исполнения соответствующими комиссиями. Поэтому последние вправе вносить необходимые исправления в список избирателей, участников референдума граждан РФ лишь на основании и во исполнение соответствующего решения суда. Решение суда по делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ, в том числе о включении их в список избирателей, участников референдума, подлежит направлению с целью реализации председателю избирательной комиссии, комиссии референдума лишь после вступления такого решения в законную силу. Поскольку немедленное исполнение судебного решения представляет собой исключение из общего правила об исполнении решений лишь после вступления их в законную силу, внутреннее противоречие двух гражданско-процессуальных норм следует толковать в пользу немедленного исполнения решений о включении гражданина РФ в список избирателей, участников референдума. Если учесть, что согласно Федеральному конституционному закону «О референдуме Российской Федерации», федеральным законам от 10 января 2003г. № 19-ФЗ «О выборах президента Российской Федерации» и «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан российской Федерации « исправления в списках избирателей, участников референдума производятся участковой комиссией немедленно, потому что вносить какие-либо изменения в указанные списки после окончания голосования и начала подсчета голосов избирателей, участников референдума запрещается.

Императивных характер обязательной разновидности немедленного исполнения обусловливает особенности в порядке разрешения судом вопроса об обращении решения к немедленному исполнению. Эти особенности состоят в следующем. Во-первых, вопрос об обращении решения к немедленному исполнению по обязательным основаниям до его объявления должен разрешаться в самом решении. Поскольку речь идет об обращении решения к немедленному исполнению в силу императивного предписания закона, т.е. независимо от желания истца и усмотрения суда, мотивировочная часть судебного решения должна содержать только ссылку на ст. 211 ГПК РФ без приведения доводов, обосновывающих необходимость обращения решения к немедленному исполнению. Резолютивная часть решения должна содержать указание о немедленном исполнении данного решения. Во-вторых, учитывая, что обязательному исполнению подлежат судебные решения о выплате работнику заработной платы только за трехмесячный период, в резолютивной части решения суд обязан указать конкретный размер суммы, подлежащей немедленному взысканию в пользу истца. В-третьих, в тех случаях, когда после объявления решения суда будет обнаружено, что суд «забыл» указать об обязательном немедленном исполнении объявленного решения, ошибка может быть исправлена путем вынесения специального определения об обращении решения к немедленному исполнению. Вопрос о принятии такого определения по основаниям ст. 211 ГПК РФ должен рассматриваться и разрешаться в порядке, аналогичном тому, который предусмотрен в ст. 203 ГПК РФ для решения вопросов, связанных с отсрочкой или рассрочкой исполнения судебного решения, изменения способа и порядка его исполнения, с учетом двух моментов, обусловленных императивным характером немедленного исполнения. В данном случае имеется в виду следующее. Во-первых, рассмотрение вопроса об обязательном немедленном исполнении решений осуществляется не только и не столько по просьбе участвующих в деле лиц, сколько по инициативе самого суда, рассмотревшего дело. Во-вторых, определение суда об обязательном немедленном исполнении решений не может быть обжаловано заинтересованными лицами, потому что обращение решений, к немедленному исполнению зависит от усмотрения суда и позиции лиц, участвующих в деле. По той причине всякая жалоба на такое определение суда заведомо подлежит отклонению.

Другая разновидность немедленного исполнения судебного решения носит факультативный характер. Под факультативным немедленным исполнением понимается право суда по просьбе истца при наличии особых обстоятельств обратить любое решение суда к немедленному исполнению. Условия, основания и порядок обращения решения к немедленному исполнению регламентируется ст.212 ГПК РФ, разъяснения по применению которой содержатся в п. 11 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении», а также в иных постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, посвященных конкретным категориям гражданских дел.

Суд вправе обратить решение к немедленному исполнению при условии, что об этом просит истец. Однако просьба истца о немедленном исполнении решения может быть удовлетворена судом при наличии особых обстоятельств, в следствии которых замедление исполнения судебного решения может привести к значительному ущербу для взыскателя либо исполнения решения может оказаться невозможным. Таким образом, норма ч. 1 ст. 212 предусматривает два основания обращения судебного решения к немедленному исполнению по просьбе истца: а) в случае возникновения угрозы причинения значительного ущерба для взыскателя и б) угрозы невозможности исполнения решения после вступления его в законную силу.

Примером необходимости обращения решения к немедленному исполнению вследствие особых обстоятельств может служить решение об усыновлении. В соответствии с ч. 2 ст. 274 ГПК РФ при удовлетворении заявления об усыновлении права и обязанности усыновителей и усыновленного ребенка устанавливаются со дня вступления решения суда об усыновлении ребенка в законную силу. В связи с этим копия решения суда об усыновлении ребенка направляется согласно ч. 3 ст. 274 ГПК РФ в течении трех дней со дня вступления решения в законную силу в орган записи актов гражданского состояния по месту принятия решения суда для государственной регистрации усыновления. Однако при наличии исключительных обстоятельств, вследствие которых замедление в исполнении решения об усыновлении может привести к невозможности самого исполнения, суд вправе по просьбе заявителя обратить решение к немедленному исполнению, указав причины, по которым он пришел к выводу о необходимости обращения решения об усыновлении к немедленному исполнению.

Порядок разрешения судом вопроса о немедленном исполнении решений по просьбе истца заключается в следующем. Вопрос об обращении решения к немедленному исполнению по факультативным основаниям может быть рассмотрен судом одновременно с принятием решения, т.е. разрешен в самом решении, а также в отдельном определении. Поскольку особые обстоятельства, обусловливающие необходимость обращения решения к немедленному исполнению, не носят конкретного характера, суд обязан в мотивировочной части решения или определения не только указывать ст. 212, но и мотивировать свой вывод о необходимости обращения решения к немедленному исполнению ссылкой на достоверные и достаточные данные о наличии особых обстоятельств, в следствии которых замедление исполнения решения может привести к значительному ущербу для взыскателя или невозможности его исполнения. Кроме того, обращая по просьбе истца решение к немедленному исполнению, суд вправе в необходимых случаях потребовать от истца обеспечения поворота его исполнения на случай отмены судебного решения.

После объявления судебного решения вопрос о допущении его немедленного исполнения разрешается судом в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте его проведения, однако их неявка не является препятствием к разрешению вопроса о немедленном исполнении. Согласно ч. 3 ст. 212 на определение суда о немедленном исполнении решения может быть подана частная жалоба. Подача частной жалобы не приостанавливает исполнения этого определения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной работе была исследована тема «Судебное решение как вид правоприменительного акта». При рассмотрении данной темы было выяснено, что судебному решению свойственны все черты постановления суда первой инстанции, разновидностью которого оно и является. Вместе с тем решение суда характеризуется чертами, присущими только ему как самостоятельному виду постановления суда первой инстанции. При этом многие общие положения находят существенную конкретизацию при определении сущности судебного решения.

· судебное решение - это акт органа, осуществляющего правосудие. Данное положение характерно для всех постановлений суда первой инстанции, но применительно к судебному решению следует особо отметить, что судебное решение не просто акт суда, это процессуальный акт, которым завершается рассмотрение дела по существу.

· судебное решение как правоприменительный акт завершает судебное разбирательство, восстанавливая нарушенные права. Как и любой правоприменительный акт, судебное решение выносится на основе законодательства, не создает новые нормы права. Важно то, что судебным решением завершается процесс судебного разбирательства, в связи с этим решение суда содержит конкретизацию прав и обязанностей конкретных лиц (лиц, участвующих в деле). Судебное решение ликвидирует существующий спор между сторонами, восстанавливает нарушенные права и законность.

· решение суда выносится в результате рассмотрения дела по существу и в процессуальной форме. Суд сам, непосредственно устанавливает обстоятельства дела в судебном разбирательстве, в итоге разрешает спор. Гражданское процессуальное законодательство определяет процедуру вынесения судебного решения и его содержание. Законом определено содержание судебного решения, установлен порядок внесения изменений в судебное решение, определен срок вынесения судебного решения и вступления его в законную силу и т.д.

Таким образом, судебное решение - это процессуальный документ, разрешающий дело и восстанавливающий нарушенные права, вынесенный судом в установленной законом процессуальной форме на основе рассмотрения дела по существу.

Решение выносится судом при завершении судебного разбирательства по всем трем видам судопроизводства: исковому, особому производству и производству, возникающему из публичных правоотношений. При вынесении решений в любом виде судопроизводства суд руководствуется общими правилами, установленными ГПК для принятия решения. Вместе с тем законодательство, регулирующее производство по отдельным видам судопроизводства, может устанавливать некоторые исключения или дополнительные положения.

Судебные решения как акты правосудия принимаются только в совещательной комнате.


Список использованных источников.

Нормативные правовые акты:

1. Конституция РФ от 12.12.1993 (в ред. от 13.12.2008)

2. Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30.11.1994 (ред. от 30.12.2008 с изм. и доп., вступившими в силу 11.01.2009).

3. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14.11.2002 (в ред. от 25.11.2008).

4. Трудовой Кодекс РФ от 30.12.2001 № 197-ФЗ (в ред. от 30.12.2008).

5. Жилищный кодекс РФ от 29.12.2004 № 188-ФЗ (в ред. от 23.07.2008).

6. Налоговый кодекс РФ (часть вторая) от 05.08.2000 № 117-ФЗ от 05.08.2000 (в ред. от 30.12.2008, с изм. и доп. вступившими в силу с 01.01.2009).

7. Федеральный закон от 2.10.2007 № 229-ФЗ (в ред. от 30.12.2008) «Об исполнительном производстве».

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении».

9. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 26 июня 2008 г. № 13 «О применении норм гражданского процессуального кодекса РФ при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции».

10. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 21.01.2003 № 2 (в ред. от 24.06.2008) «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие гражданского процессуального кодекса РФ».

Научная литература:

1. Авдюков М.Г. Судебное решение. М., 1959.

2. Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. М., 1955.

3. Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. М., 1976.

4. Гурвич М.А. Обязательность и законная сила судебного решения // СГиП. 1970. № 5. С. 37.

5. Добровольский А.А., Иванова С.А. Судебное решение как акт защиты нарушенного или оспоренного права // СГиП. 1977. № 5.

6. Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. М., 1966.

7. Изварина А.Ф. Акты судов общей юрисдикции: Автореф. дис. … канд. юр. наук. М., 1999.

8. Клинова Е.В. Проявление законной силы судебного решения: Автореф. дис. … канд. юр. наук. М., 2004.

9. Князев А.А. Законная сила судебного решения: Автореф. дис. … канд. юр. наук. М., 2004.

10. Мурадьян Э.М. Социальное действие и резонанс судебного решения // СГиП. 1983. № 3. С. 46.

11. Резниченко И.М. Особое мнение как одна из гарантий защиты нарушенных прав // Механизм защиты субъективных гражданских прав. Ярославль, 1990. С. 140-147.

12. Рожкова М. Понятие судебного решения в контексте ст. 8 Гражданского кодекса РФ // ХиП. 2002. № 6. С. 53-64.

13. Ткачев Н.И. Законность и обоснованность судебных постановлений по гражданским делам. Саратов, 1987.

14. Трубников П.Я. Пределы действия законной силы судебного решения // Труды ВЮЗИ. М., 1977. Т. 51. С. 17-25.

15. Чечина Н.А. Норма права и судебное решение. Л., 1961.

16. Щеглов В.Н. Законность и обоснованность судебного решения по гражданско-правовому спору. Новосибирск, 1958.

17. Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Особенная часть. М. : Норма, 2010.


[1] Теория государства и права (Под ред. Н.И. Мазутова, А.В. Малько) – М. Юрист 1997г.

[2] Ст. 10,11 Конституции РФ

[3] Теория государства и права (Под ред. Н.И. Мазутова, А.В. Малько) – М. Юрист 1997г.

[4] Решетникова И.В., Ярков В.В. Гражданский процесс. М. Норма, 2000г.

[5] См., Авдюков М.Г. Указ. соч. С. 18-20; Гурвич М.А. Лекции по советскому гражд. процессу. С. 153-156; Зейдер Н.Б. Указ.соч. С. 16-18; Иванкин В.Н. Вопросы о сущности судебного решения. С. 52-56; Грось Л.А. указ.соч. С. 198

[6] Абрамов С.Н. Указ.соч. С. 7.

[7] Гурвич М.А. Лекции по советскому гражд.процессу. С. 156; Решение советского суда в исковом производстве. С. 29-30; Клейман А. Ф. Советский гражданский процесс. С. 243

[8] Гурвич М.А. Судебное решение. Теоретические проблемы. С. 43-45.

[9] Зейдер Н.Б. Указ.соч. С. 17

[10] Клейман А.Ф. Указ. Соч. С. 243-244; Гурвич М.А. Решения советского суда в исковом производстве. С. 29, 31; Авдюков М.Г. Указ. Соч. С. 21, 25-26.

[11] Клейман А.Ф. Указ. Соч. С. 244.

[12] Кудрявцев В.Н. указ. Соч. С. 63.

[13] Алексеев С.С. Механизм правового регулирование в государстве. М., 1966. С. 156-157.

[14] Бабаев В. К. указ. Соч. с. 19

[15] Васильев А.М. Правовые категории. С. 174.

[16] Алексеев С.С. указ. Соч. С. 156., Лукич Р. Методология права. С. 285-287.

[17] Гурвич М.А. Лекции по советскому гражд.процессу. С. 157. Осокина Г.Л. Проблемы иска и права на иск. С. 71-76.

[18] Клейман А.Ф. Указ. Соч. С. 244-245; Иванова С.А. Судебное решение как акт защиты нарушенного или оспоренного права. Т. 1. С. 451.

[19] Моргунов С. Правовые проблемы самовольной постройки. ХиП. 2004. № 4. С. 119

[20] СЗ РФ. 2001. № 44. Ст. 4147

[21] Комаров В.В. Современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства: теория и практика. Краснодар; СПб., 2004. С. 105

[22] Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. С. 84-86

[23] Согласно п. 10 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении» суды обязаны соблюдать последовательность в изложении решения, установленную ст. 198 ГПК РФ.

[24] Лупинская П., Судебные решения: содержание и форма // РЮ. 2001. № 11. С. 57

[25] Зорькин В. Указ. Соч.

[26] Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. С. 35

[27] Иванов О. Содержание судебного решения // СЮ. 1971. № 8. С. 27 ; Гурвич М.А. Указ. Соч. С. 35

[28] Абрамов С.Н. Судебное решение. С. 9.

[29] Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 года № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» // ХиП. 2004. № 10. С. 170-171.

[30] Абрамов С.Н. указ. Соч. С. 8; Авдюков М.Г. Указ. Соч. С. 40.

[31] Клейман А.Ф. Советский гражданский процесс. С. 246

[32] Авдюков М.Г. Указ. Соч. С. 43; Клейман А.Ф. Советский гражданский процесс. С. 208-210

[33] Лупинская П. Указ. Соч. С. 58

[34] Макаров А. Указ. Соч. С. 45

[35] БВС РФ. 2001. № 1. С. 22 (п. 5).

[36] Шерстюк В.М. принципы гражданского процессуального права / под ред. М.К. Треушникова, М., 2008. С. 63

[37] Лупинская П. Указ. Соч. С. 59

[38] А.Ф.Клейман называл этот элемент содержанием вынесенного решения. Советский гражданский процесс. С. 247.

[39] Авдюков М.Г. Указ. Соч. с. 60.

[40] Авдюков М.Г. Указ. Соч. с. 60

[41] Боннер А.Т. Применение нормативных актов в гражданском процессе. М., 1980. С. 56-64.

[42] Миклашевская Н. Применение судами обычаев делового оборота // ХиП. 2004. № 7. С. 92-98.

[43] Абрамов С.Н. Судебное решение. С. 5.

[44] Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К.Треушникова. С. 416 (автор главы 16 – И.К. Пискарев).

[45] БВС РФ. 2004. № 3. С. 22.

[46] Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К.Треушникова. С. 416; Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. Шакарян М.С. С. 335; Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. Г.А.Жилина. 390.

[47] Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. Г.А.Жилина. 390; Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. Шакарян М.С. С. 335.

[48] Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. Викут М.А. С. 364.

[49] Гольмстен А.Х. Учебник русского гражданского процесса. Краснодар. 2005. С. 316-317.; А.Ф.Клейман. Советский гражданский процесс. С. 245

[50] Васьковский Е.В. Указ. Соч. С. 271

[51] Резниченко И.М. Особое мнение как одна из гарантий защиты нарушенных прав // Механизм защиты субъективных гражданских прав. Ярославль. 1990. С. 140-147

[52] Авдюков М.Г. Указ. Соч. С. 30-31.

[53] О проблемах мотивации особого мнения. Резниченко И.М. Указ.Соч. С. 145-147.

[54] Авдюков М.Г. Указ. Соч. С. 31.

[55] Резниченко И.М. Указ.Соч. С. 143.

[56] Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. Шакарян М.С. С. 44 (автор гл. 2 – А.Т. Боннер).

[57] Симкин Л. Правосудие и власть // Новый мир 1990. № 7. С. 189.

[58] Мурадьян Э.М. Судебное право. С. 31.

[59] Венскими правилами Международного арбитражного суда Федеральной палаты экономики установлена достаточность подписания большинством арбитров. Мурадьян Э.М. Судебное право. С. 31; аналогичное предложение и Симкин Л. Правосудие и власть // Новый мир 1990. № 7. С. 189.

[60] Малышев К. Указ. Соч. С. 433.

[61] Авдюков М.Г. Указ. Соч. С. 136-137; Князев А.А. Законная сила судебного решения. С. 13,14.

[62] Аналогичное определение у Клинова Е.В. Указ.соч. С. 8,12; Князев А.А. Законная сила судебного решения. С. 7,14; Жевак И.И. Указ.соч. С.23

[63] Гурвич М.А. прямо писал, что неизменность решения есть законная сила решения суда. Гурвич М.А. Обязательность и законная сила судебного решения. С. 37.

[64] Малышев К. Указ. Соч. С. 429; Авдюков М.Г. Указ. Соч. С. 136; Князев А.А. Законная сила судебного решения. С. 18.

[65] Авдюков М.Г. Указ. Соч. С. 144.

[66] Авдюков М.Г. Указ. Соч. С. 139; Осокина Г.Л. Право на защиту в исковом судопроизводстве. С. 152; Она же, Гражданский процесс. Общая часть. С. 504.

[67] Осокина Г.Л. Проблемы иска и права на иск. С. 120-138; она же. Гражданский процесс. Общая часть С. 459-461

[68] Князев А.А. Указ. Соч. С. 24.

[69] Ст. 3. Закона об исполнительном производстве (в ред. ФЗ от 29 июня 2004 г. № 58-ФЗ); Клинова Е.В. Указ. Соч. С. 22-26; Князев А.А. Указ. Соч. С. 23

[70] Князев А.А. Указ. Соч. С. 16; Жевак И.И. Указ. Соч. С. 14.

[71] Авдюков М.Г. Указ. Соч. С. 188-190.

[72] Князев А.А. Указ. Соч. С. 28.

[73] Тришина Е.Г. Самоконтроль как самостоятельный вид судебного контроля за качеством правосудия // Вестник СГАП, Саратов, 1999. № 1 (16).

[74] Авдюков М.Г. Указ. Соч. С. 88.

[75] Приходько И. Проблемы устранения неполноты судебного акта в контексте доступности правосудия // ХиП. 2004. № 9. С. 106.

[76] Гурвич М.А. Решение советского суда в исковом производстве. С. 88.

[77] Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. С. 374.

[78] Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К.Треушникова. С. 432.

[79] Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К.Треушникова. С. 433.

[80] БВС РФ. 2001. № 4. С. 19-20 (п. 1).

[81] БВС РФ. 2003. № 12. С. 24 (п. 7).

[82] Пискарев И.К. Образцы судебных документов: практическое пособие. М., 2003. С. 99-101.

[83] Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К.Треушникова. С. 436.

[84] Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. М.С. Шакарян. С. 345.