регистрация / вход

Инновационная деятельность нефтегазового комплекса

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ УФИМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НЕФТЯНОЙ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

УФИМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НЕФТЯНОЙ

ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ НА ПРЕДПРИЯТИЯХ

НЕФТЯНОЙ И ГАЗОВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине

Экономика предприятия

на тему

ИННОВАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

В НЕФТЕГАЗОВОМ КОМПЛЕКСЕ

ВЫПОЛНИЛ

Мартемьянова С.С.

ЭГз-03-01

ПРОВЕРИЛ
ПРЕПОДАВАТЕЛЬ

Поздеева Н.Р.

УФА 2006

СОДЕРЖАНИЕ

С
Введение 3
1. Инновационная деятельность предприятия 5
1.1 Основные понятия инновационной деятельности 5
1.2 Виды инноваций и их классификация 8
2. Источники инноваций в нефтегазодобывающем комплексе 11
2.1 Путь развития российской экономики 11
2.2 Усиление инновационной роли нефтегазовых ресурсов 12
2.3 Инновационное развитие 14
2.4 Поддержка государства в развитии инноваций 18
2.5 Конкретные пути инновационного развития 20

3. Особенности организационных форм инновационной деятельности

в нефтяной и газовой промышленности

23
4. Оценка эффективности инновационной деятельности 29
4.1 Эффективность использования инноваций 29
4.2 Общая экономическая эффективность инноваций 30
4.3 Расчет экономического эффекта 34
Заключение 40
Список использованной литературы 42

ВВЕДЕНИЕ

О трудностях в развитии инновационной деятельности в нашей стране сказано уже немало. Действительно, существуют правовые, финансовые, организационные и иные недоработки в обеспечении процесса создания новых товаров на основе результатов исследований и разработок. Нельзя не отметить, что многое все-таки делается, прежде всего, усилиями и инициативой Минпромнауки России по развитию инновационной инфраструктуры.

Вместе с тем, опыт стран, в которых, с нашей точки зрения, эти вопросы решены несопоставимо лучше, показывает, что постоянно существует необходимость совершенствовать законодательство и придумывать все более эффективные способы государственной поддержки инновационной деятельности. Развитие институциональной среды носит постоянный процесс.

С институциональной точки зрения среда - это некая совокупность политических, социальных и юридических правил, в рамках которых протекают процессы производства и обмена. Особое значение имеют такие институты как традиции, обычаи, а не только собственно правовые нормы.

В высокорисковой инновационной деятельности многое определяется построением баланса интересов участников процесса, который не только результат договорных отношений, но и результат сложившихся ожиданий, сложившегося понимания справедливости при распределение будущих доходов. Какие бы ни были аргументы у экспертов, но если участники процесса не верят этим объяснениям, то сотрудничество не сложится. Потому важнейшей является культурный аспект адекватного понимания собственных интересов участниками инновационного процесса.

Можно выделить шесть основных групп участников инновационного процесса: авторы разработок; руководители научно-технических организаций; менеджеры, формирующие бизнес-предложение и управляющие проектами; чиновники, принимающие решения о государственной поддержке; стратегические партнеры, включающие инновации в свою стратегию и инвесторы, рискующие реальными средствами.

В нашей стране культура инновационной деятельности находится на начальном этапе своего развития, и, к сожалению, почти о каждом из участников можно сказать, что они часто неадекватно понимают свои истинные интересы. Речь идет не только о некомпетентности, но и о реальных противоречиях, которые несет в себе процесс коммерциализации результатов исследований.

1. ИННОВАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРЕДПРИЯТИЯ

1.1 Основные понятия инновационной деятельности

В мировой экономической литературе «инновация» интерпретируется как превращение потенциального научно-технического прогресса в реальный, воплощающийся в новых продуктах и технологиях. Проблематика нововведений в нашей стране на протяжении многих лет разрабатывалась в рамках экономических исследований НТП.

Термин «инновация» стал активно использоваться в переходной экономике России как самостоятельно, так и для обозначения ряда родственных понятий: «инновационная деятельность», «инновационный процесс», «инновационное решение» и т. п.

Инновационная деятельность предприятия есть система мероприятий по использованию научного, научно-технического и интеллектуального потенциала с целью получения нового или улучшенного продукта либо услуги, нового способа их производства для удовлетворения как индивидуального спроса, так и потребностей общества в новшествах в целом.

Целесообразность выбора способа и варианта технико-технологического обновления зависит от конкретной ситуации, характера нововведения, его соответствия профилю, ресурсному и научно-техническому потенциалу предприятия, требованиям рынка, стадиям жизненного цикла техники и технологии, особенностям отраслевой принадлежности.

Инновационная деятельность предприятия по разработке, внедрению, освоению и коммерциализации новшеств включает:

– проведение научно-исследовательских и конструкторских работ по разработке идей новшества, проведению лабораторных исследований, изготовлению лабораторных образцов новой продукции, видов новой техники, новых конструкций и изделий;

– подбор необходимых видов сырья и материалов для изготовления новых видов продукции;

– разработку технологического процесса изготовления новой продукции;

– проектирование, изготовление, испытание и освоение образцов новой техники, необходимой для изготовления продукции;

– разработку и внедрение новых организационно-управленческих решений, направленных на реализацию новшеств;

– исследование, разработку или приобретение необходимых информационных ресурсов и информационного обеспечения инноваций;

– подготовку, обучение, переквалификацию и специальные методы подбора персонала, необходимого для проведения НИОКР;

– проведение работ или приобретение необходимой документации по лицензированию, патентованию, приобретению ноу-хау;

– организацию и проведение маркетинговых исследований по продвижению инноваций и т.д.

Совокупность управленческих, технологических и экономических методов, обеспечивающих разработку, создание и внедрение нововведений, представляет собой инновационную политику предприятия. Ее цель – предоставить предприятию существенные преимущества по сравнению с фирмами-конкурентами и в конечном итоге увеличить рентабельность производства и сбыта.

Мотивами инновационной деятельности выступают как внешние, так и внутренние факторы. Внешними мотивами наиболее часто служат:

– необходимость приспособления предприятия к новым условиям хозяйствования;

– изменения в налоговой, кредитно-денежной и финансовой политике;

– совершенствование и динамика рынков сбыта и потребительских предпочтений, то есть давление спроса;

– активизация конкурентов;

– конъюнктурные колебания;

– структурные отраслевые изменения;

– появление новых дешевых ресурсов, расширение рынка факторов производства, то есть давление предложения и т.д.

Внутренними мотивами инновационной деятельности предприятия являются:

– стремление увеличить объем продаж;

– расширение доли рынка, переход на новые рынки;

– улучшение конкурентоспособности предприятия;

– экономическая безопасность и финансовая устойчивость предприятия;

– максимизация прибыли в долгосрочном периоде.

Для развития инновационной деятельности предприятия важное значение имеют количественные и качественные показатели:

– материально-технические, характеризующие уровень развития НИОКР, оснащенность опытно-экспериментальным оборудованием, материалами, приборами, оргтехникой, компьютерами, автоматическими устройствами и пр.;

– кадровые, характеризующие состав, количеству, структуру, квалификацию персонала, обслуживающего НИОКР;

– научно-теоретические, отражающие результаты поисковых и фундаментальных теоретических исследований, лежащих в основе научного задела, имеющегося на предприятии;

– информационные, характеризующие состояние информационных ресурсов, научно-технической информации, текущей научной периодики, научно-технической документации в виде отчетов, регламентов, технических проектов и другой проектно-конструкторской документации;

– организационно-управленческие, включающие необходимые методы организации и управление НИОКР, инновационными проектами, информационными потоками;

– инновационные, характеризующие наукоемкость, новизну и приоритетность проводимых работ, а также интеллектуальный продукт в виде патентов, лицензий, ноу-хау, рационализаторских предложений, изобретений и т.д.;

– рыночные, оценивающие уровень конкурентоспособности новшеств, наличие спроса, заказов на проведение НИОКР, необходимые маркетинговые мероприятия по продвижению новшеств на рынок;

– экономические, показывающие экономическую эффективность новшеств, затраты проводимые исследования, рыночную стоимость интеллектуальной продукции; показатели, оценивающие стоимость как собственных, так и сторонних патентов, лицензий, ноу-хау и других видов интеллектуальной собственности;

– финансовые, характеризующие инвестиции в новшества и их эффективность.

1.2 Виды инноваций и их классификация

Управление инновационной деятельностью может быть успешным при условии длительного изучения инноваций, что необходимо для их отбора и использования. Прежде всего, необходимо различать инновации и несущественные видоизменения в продуктах и технологических процессах (например, эстетические изменения, то есть цвет и т.п.); незначительные технические или внешние изменения в продуктах, оставляющие неизменными конструктивное исполнение и не оказывающие достаточно заметного влияния на параметры, свойства, стоимость изделия, а также входящих в него материалов и компонентов; расширение номенклатуры продукции за счет освоения производства не выпускавшихся прежде на данном предприятии, но уже известных на рынке продуктов, с цель. Удовлетворения текущего спроса и увеличения доходов предприятия.

Новизна инноваций оценивается по технологическим параметрам, а также с рыночных позиций. С учетом этого строится классификация инноваций.

В зависимости от технологических параметров инновации подразделяются на продуктовые и процессные.

Продуктовые инновации включают применение новых материалов, новых полуфабрикатов и комплектующих; получение принципиально новых продуктов. Процессные инновации означают новые методы организации производства (новые технологии). Процессные инновации могут быть связаны с созданием новых организационных структур в составе предприятия (фирмы).

По типу новизны для рынка инновации делятся на: новые для отрасли в мире; новые для отрасли в стране; новые для данного предприятия (группы предприятий).

Если рассматривать предприятие (фирму) как систему, можно выделить:

1. Инновации на входе в предприятие (изменения в выборе и использовании сырья, материалов, машин и оборудования, информации и др.);

2. Инновации на выходе с предприятия (изделия, услуги, технологии, информация и др.);

3. Инновации системной структуры предприятия (управленческой, производственной, технологической).

В зависимости от глубины вносимых изменений выделяют инновации: радикальные (базовые); улучшающие; модификационные (частные).

Перечисленные виды инноваций отличаются друг от друга по степени охвата стадий жизненного цикла.

Российскими учеными из научно-исследовательского института системных исследований (РНИИСИ) разработана расширенная классификация инноваций с учетом сфер деятельности предприятия, в которой выделены инновации: технологические; производственные; экономические; торговые; социальные; в области управления.

Достаточно полную классификация инноваций предложил А. И. Пригожин:

1. По распространенности: единичные; диффузные.

Диффузия - это распространение уже однажды освоенного новшества в новых условиях или на новых объектах внедрения. Именно благодаря диффузии происходит переход от единичного внедрения новшества к инновациям в масштабе всей экономики.

2. По месту в производственном цикле: сырьевые; обеспечивающие (связывающие); продуктовые.

3. По преемственности: замещающие; отменяющие; возвратные; открывающие; ретровведения.

4. По охвату: локальные; системные; стратегические.

5. По инновационному потенциалу и степени новизны: радикальные; комбинаторные; совершенствующие.

Два последних направления классификации, учитывающие масштаб и новизну инноваций, интенсивность инновационного изменения в наибольшей степени выражают количественные и качественные характеристики инноваций и имеют значение для экономической оценки их последствий и обоснования управленческих решений.

Оригинальное инновационное наблюдение было сделано Н. Д. Кондратьевым в 20-х годах, который обнаружил существование так называемых «больших циклов» или, как их называют за рубежом, «длинных волн». Н. Д. Кондратьев указал на наличие взаимосвязи длинных волн с техническим развитием производства, привлекая к анализу данные о научно-технических открытиях, показывая волнообразный характер их динамики. Он исследовал динамику нововведений, отличая их от открытий и изобретений. Динамика нововведений исследуется в разрезе фаз большого цикла. В исследованиях Н. Д. Кондратьева впервые просматриваются основы так называемого кластерного подхода. Н. Д. Кондратьев показал, что нововведения распределяются по времени неравномерно, появляясь группами, то есть говоря современным языком, кластерами. Рекомендации Н. Д. Кондратьева могут быть использованы при выработке инновационной стратегии.

2. ИСТОЧНИКИ ИННОВАЦИЙ В НЕФТЕГАЗОДОБЫВАЮЩЕМ СЕКТОРЕ

2.1 Путь развития российской экономики

Широко распространена точка зрения, что дальнейшее развитие российской экономики возможно: либо (как и прежде) на основе использования сырьевого потенциала; либо (как альтернатива) на основе опережающего роста наукоемкого, высокотехнологичного сектора.

При этом считается, что первый путь является «ущербным», ведущим к технологическому отставанию России от развитых стран мира, к усилению нашей экономической зависимости.

Второй путь в современных условиях априори считается более предпочтительным, так как связан прежде всего с использованием интеллектуального потенциала страны.

Однако такое упрощенное противопоставление двух подходов является совершенно неправомерным хотя бы по двум причинам.

Развитие национальной экономики должно осуществляться на основе рационального, эффективного использования всех факторов роста, и нельзя противопоставлять одни факторы другим. Необходимо продуманное, отвечающее конкретным историческим, экономическим и политическим условиям, сочетание (баланс) всех доступных факторов.

В современных условиях минерально-сырьевой сектор экономики (прежде всего – нефтегазовая промышленность) перестал быть «простым» в технологическом отношении. Добыча сырьевых ресурсов осуществляется с использованием постоянно усложняющихся технологий, в создание которых вкладываются многие миллиарды долларов и над которыми работают интеллектуальные силы многих стран мира. Поэтому можно с полной уверенностью утверждать, что с каждым годом нефть, газ и другие сырьевые продукты становятся во все большей степени продуктами наукоемкими.

При выборе приоритетов социально-экономического развития в ХХI веке нет и не может быть места упрощенному противопоставлению двух подходов: высокотехнологичного и сырьевого. Развитие национальной экономики должно осуществляться на основе рационального, эффективного использования всех факторов роста: природных, экономических, интеллектуальных. Нельзя противопоставлять одни факторы другим. Необходимо продуманное, отвечающее конкретным историческим, экономическим и политическим условиям той или иной страны, сочетание (баланс) всех доступных факторов роста.

Вряд ли в современном мире можно найти хоть одну страну с богатыми природно-сырьевыми ресурсами, которая добровольно бы отказалась от их освоения. Поэтому социально-экономическое развитие России и в дальнейшем должно быть связано с использованием того огромного природного потенциала, которым располагает наша страна. Вопрос лишь в том, каким образом осваивать имеющийся природно-ресурсный потенциал?

Уповать ли только на то, что дано самой природой, в надежде на высокую «естественную» конкурентоспособность ресурсов.

Или же добиться того, чтобы освоение природных ресурсов (прежде всего - нефтегазовых) стало по-настоящему эффективным и послужило бы основой для изменения темпов и качества роста в масштабах всей экономики.

Первый путь для нас «заказан» хотя бы по той простой причине, что Россия - это не Кувейт. Ни по своей концентрации, ни по своему качеству наши ресурсы углеводородного сырья не пригодны для того, чтобы всерьез рассматривать их как «почву» для безбедного существования такой огромной страны. Следовательно, нет никакой альтернативы второму пути, предполагающему динамичное и цивилизованное (на основе рыночных принципов в сочетании с эффективным государственным регулированием) развитие минерально-сырьевого сектора экономики в интересах всего общества.

2.2 Усиление инновационной роли нефтегазовых ресурсов

Существует целый ряд обстоятельств, под действием которых из года в год усиливается инновационное значение ресурсов нефти и газа:

– истощение и ухудшение качества запасов нефти и газа во многих странах мира (в России, США, Канаде, Норвегии, Великобритании и др.);

– усиливающаяся «угроза» появления и развития альтернативных источников энергии;

– усиление нестабильности мирового рынка энергоресурсов, на котором понижательные и повышательные тенденции сменяют друг друга зачастую в непредсказуемом порядке;

– ужесточение институциональных рамок развития нефтегазового сектора, что обусловлено прежде всего ростом «ценности» прав собственности на ресурсы нефти и газа.

И хотя перечисленные факторы далеко не в одинаковой степени затрагивают развитие нефтегазового сектора в разных странах мира, их действие является общераспространенным и обусловливает прежде всего усиление конкуренции между производителями в самых различных ее формах:

– ценовой конкуренции;

– борьбы за захват рынков;

– конкуренции за право доступа к ресурсам нефти и газа.

В современных условиях реальные и устойчивые конкурентные преимущества получают те производители, которые добиваются постоянного сокращения издержек (хотя бы относительного - по сравнению с конкурентами). В свою очередь, устойчивое сокращение издержек обеспечивается за счет постоянного обновления технологий по всей цепи движения нефтегазовых ресурсов, начиная с разведки запасов и заканчивая продажами конечных продуктов потребителям.

Российские производители вольно или невольно вынуждены участвовать в конкурентной борьбе и на «своей» территории, и за ее пределами, а следовательно, вынуждены присоединиться и к той «перманентной технологической революции», которая происходит в мировой нефтегазовой промышленности. Чтобы оценить возможности участия России в названном процессе необходимо прежде найти ответы на три вопроса:

Каковы характер и интенсивность действия конкретных «инновационно-стимулирующих» факторов, и каков их общий баланс в национальном нефтегазовом секторе?

К какому уровню конкурентных преимуществ следует стремиться?

Каков современный базис и каковы наши будущие возможности для осуществления технологических инноваций в нефтегазовом секторе?

Последний вопрос требует самого пристального внимания, поскольку в последние 10-12 лет процессы технологического обновления в нефтегазовом секторе резко замедлились, а научно-инновационный потенциал страны был в значительной степени подорван.

2.3 Инновационное развитие

В последние 20-30 лет приверженность инновациям является общей тенденцией в развитии мировой нефтегазовой промышленности (особенно в индустриально развитых странах). Но это не означает, что все нефте- и газодобывающие страны действуют по какому-то единому шаблону. Существуют разные подходы и модели. Выбор конкретной модели в той или иной стране зависит от множества факторов: уровня и характера развития национальной экономики, «возраста» нефтегазового сектора, социально-политической ситуации, национальных целей и приоритетов, менталитета нации и проч.

Как две крайние альтернативы можно назвать модели инновационного развития нефтяного сектора, сложившиеся, с одной стороны, в Великобритании, а с другой - в Норвегии:

в Соединенном Королевстве (первая модель) в нефтяной сектор вошли ведущие компании мира со своими технологиями, а за ними - шлейф сервисных и наукоемких компаний. Как следствие, и не была создана национальная наукоемкая нефтяная промышленность;

в Норвегии (вторая модель) имело место целенаправленное (под контролем государства) формирование условий для становления национальных наукоемких сервисных компаний и системы научно-технологических центров. В результате постепенно сложилась высокотехнологичная национальная нефтегазовая промышленность.

Великобритания и Норвегия показывают примеры совершенно противоположных моделей инновационного развития нефтегазовой промышленности. Но очень важно то, что эти модели не являются какими-то «застывшими» схемами. И «британская», и «норвежская» модели постепенно видоизменяются вследствие изменения тех или иных условий деятельности в сфере нефтегазового бизнеса. Причем развитие названных моделей идет во встречном направлении: для «британской модели» характерно некоторое усиление регулирующей роли государства, а для «норвежской» - частичная либерализация и расширение частнопредпринимательского начала.

А что же Россия? По какому пути инноваций нам нужно двигаться? Наша страна по условиям развития нефтегазовой промышленности заметно отличается и от Великобритании, и от Норвегии. С одной стороны, Россия имеет более чем 100-летнюю историю нефтедобычи. У российских нефтяников и газовиков накоплен огромный опыт освоения месторождений - причем в самых разнообразных природно-климатических и геологических условиях. В стране работают десятки машиностроительных заводов и научно-технологических центров, обеспечивающих функционирование нефтегазового сектора. А с другой стороны, есть масса нерешенных проблем, порожденных переходным периодом и тем «балластом» ошибок, который был накоплен за годы плановой экономики.

Поэтому будущие пути инновационного развития нефтегазового сектора в России во многом предопределяются той негативной ситуацией, которая сложилась к настоящему времени. Развитие нефтегазового сектора в нашей стране «зажато» двумя дефицитами: дефицитом инвестиций и дефицитом новых технологий. В последние 10 лет основная часть капиталовложений в нефтегазовом секторе осуществлялась за счет собственных средств предприятий и компаний. Такого нет нигде в мире. Финансовые ресурсы для инвестиций в значительной степени привлекаются «со стороны»: либо через фондовый рынок (эта форма доминирует, например, в США и Великобритании), либо через банковскую систему (как в Японии, Южной Корее и ряде европейских стран). Соответственно, расширяются инвестиционные возможности нефтегазовых компаний. Последние, в свою очередь, покупая продукцию и услуги материально-технического назначения финансируют инвестиционный процесс в других отраслях экономики. Поскольку российские нефтегазовые компании вынуждены в основном ограничиваться собственными средствами, то и объемы инвестиций оказываются слишком малыми, и стимулирующая роль этих капиталовложений для развития национальной экономики (и ее инновационного сектора) оказывается слишком слабой. Отсюда во многом вытекает дефицит новых отечественных нефтегазовых технологий.

Несмотря на то, что российский нефтегазовый сектор в основном находится на инвестиционном «самообеспечении», его инновационное развитие происходит во многом благодаря притоку иностранного капитала. Совместный приток иностранных инвестиций и технологий имеет место в случае прямых капиталовложений зарубежных компаний (например, при создании предприятий со смешенным капиталом и реализации соглашений о разделе продукции / СРП) или вследствие использования связанных кредитов. Дальнейшее расширение иностранных инвестиций будет сопряжено и с нарастанием притока импортных технологий. Таким образом, в российском нефтегазовом секторе в настоящее время реализуется модель инновационного развития по формуле: «российские ресурсы + иностранный капитал и технологии». То есть Россия пока что идет примерно по британскому пути инноваций - в основном иностранные технологии, иностранные компании и участники.

Насколько нам это выгодно? Поскольку реализация сложившейся модели происходит в условиях, когда экономика страны только-только начинает выходить из глубочайшего кризиса, то происходит дальнейшее усиление сырьевой зависимости и продолжается стагнация в отечественной промышленности и науке в целом. Но даже такой путь инновационного развития имеет преимущества по сравнению с инерционным развитием. Технологическое обновление нефтегазового сектора, способствующее повышению его конкурентоспособности и сокращению издержек, снижает предельную «планку» роста цен на энергоресурсы на внутреннем рынке. Соответственно, в рамках национальной экономики расширяются инвестиционные возможности, которые следует использовать, прежде всего, для развития высокотехнологичных отраслей. Можно сказать, что непосредственное воздействие на экономику нынешней модели инновационного развития нефтегазового сектора является негативным. Но все же имеют место определенные косвенные эффекты, стимулирующие экономический и технологический рост.

Совершенно очевидно, что для нашей страны крайне актуальным является переход к иной модели развития, в основе которой лежит формула: «российские ресурсы и технологии + иностранный капитал». Но добиться этого можно только при условии проведения разумной и эффективной протекционистской политики со стороны государства. Грань, отделяющая разумный протекционизм от неоправданного, очень тонка и расплывчата. И государство должно научиться защищать интересы отечественных товаропроизводителей таким образом, чтобы не переступать через эту грань.

У производителей и потребителей нефтегазового оборудования и технологий сложилось прямо противоположное отношение к идее протекционизма. Представители машиностроительного комплекса, естественно, выступают за государственный протекционизм в различных его формах, например, обязательное квотирование закупок российского оборудования при реализации СРП или предоставление налоговых льгот нефтяникам и газовикам в том случае, когда они отдают предпочтение отечественному оборудованию и технологиям, а не импортным. При этом, подразумевается, что качество техники, закупаемой у российских производителей, не должно быть ниже, чем у зарубежной. Но судить о качестве оборудования и технологий (особенно новых) не так уж и просто. Отсюда и вытекает позиция Союза нефтегазопромышленников, который настаивает не на поддержке отечественного производителя вообще (чтобы исключить «просящих и дающих»), а на осуществлении мер по повышению его конкурентоспособности. Тогда действительно может быть создана основа для устранения противоречий между производителями и потребителями оборудования и технологий.

В этом смысле очень показателен пример Норвегии, долгое время применявшей обязательное квотирование закупок продукции и услуг от национальных поставщиков при реализации нефтегазовых проектов. Вводя такие квоты, правительство было уверено в потенциально высокой конкурентоспособности норвежских фирм с точки зрения качества и стоимости самой продукции. Другое дело, что национальные производители не имели соответствующего авторитета в нефтегазовом бизнесе и опыта конкуренции с иностранными компаниями, не были «раскручены», не располагали достаточными средствами для проникновения на рынок. И протекционизм в данном случае был совершенно оправдан, что подтверждается последующим развитием событий. Выйдя при помощи государства на рынок нефтегазового оборудования и услуг, норвежские фирмы довольно быстро завоевали высокий авторитет и на деле доказали свою конкурентоспособность. И российскому государству тоже следует научиться поддерживать тех производителей, которые этого достойны - в противном случае протекционизм обернется невосполнимыми потерями и для нефтегазового сектора и всей национальной экономики.

2.4 Поддержка государства в развитии инноваций

Российский нефтегазовый сектор уже вступил на путь инновационного развития, но ориентируясь при этом на иностранные технологии («британская» модель). Чтобы значительно усилить позитивный эффект инновационного развития, распространить его воздействие на всю отечественную экономику, необходимо перейти к иной модели, схожей с «норвежской». Нельзя надеяться на то, что смена модели инновационного развития нефтегазового сектора произойдет сама собой. Переход к наиболее выгодной для страны формуле инновационного развития может произойти только в результате активного государственного вмешательства.

К сожалению, имеющийся опыт государственного управления научно-техническим прогрессом в нефтегазовом секторе не дает поводов для оптимизма. Разработанные федеральные программы и отдельные меры, предпринимаемые на региональном уровне, в большинстве своем не дали заметных результатов. Что же касается нефтегазовых компаний и корпораций с государственным участием, то оказалось, что национальная «принадлежность» применяемых инновационных ресурсов для них не имеет значения.

Для решения проблемы следует возродить такое понятие, как государственная научно-техническая (инновационная) политика в нефтегазовом секторе. При этом упор должен делаться отнюдь не на определении «приоритетных направлений развития науки и техники» или разработке отдельных программ. Главная задача: поиск «болевых» точек и построение эффективных механизмов воздействия, которые направили бы спрос предприятий и компаний нефтегазового сектора на наукоемкую продукцию в сторону внутреннего рынка инновационных ресурсов.

В рамках государственной научно-технической (инновационной) политики должны строго выдерживаться два принципа:

конкурентоспособности - стимулирование спроса на отечественную наукоемкую продукцию не должно трансформироваться в неоправданный протекционизм, способный в конечном счете привести к падению конкурентоспособности российских нефтегазовых ресурсов;

универсальности - стимулирующие меры должны распространяться на всех производителей нефти и газа, оперирующих на территории нашей страны, вне зависимости от их национальной принадлежности.

Второй принцип имеет исключительно важное значение в условиях притока иностранного капитала и проникновения иностранных компаний в российский нефтегазовый сектор. Вся экономика нашей страны (не говоря уже о нефтегазовом секторе) находится в сильной зависимости от конъюнктуры мирового рынка энергоресурсов. Но эта зависимость не является односторонней. Запад - и прежде всего европейские страны - в ощутимой степени зависят от поставок энергоресурсов из России. Следовательно, одна из главных задач государственной (федеральной) политики, направленной на поддержку инновационного сектора экономики, состоит в том, чтобы эффективным образом использовать зависимость зарубежных потребителей от поставок нефти и газа из России с целью подъема наукоемких отраслей отечественной экономики. При этом конкретные механизмы воздействия должны в значительной мере «материализоваться» в условиях привлечения иностранного капитала и иностранных компаний в российский нефтегазовый сектор.

Но при этом мы не должны забывать и об интересах инвесторов. Если Россия стремится стать полноправным участником мирового нефтегазового «пространства», то имеет смысл прислушаться к тому, как представители мирового нефтяного бизнеса оценивают ситуацию, сложившуюся в нашей стране. В мировом нефтяном бизнесе уже давно сформировалось мнение о том, что - первично, а что - вторично. На первом месте стоят инвестиции, а на втором - все остальное. Иными словами, запасы, добыча и переработка углеводородов считаются «функцией» от инвестиций. Поэтому иностранные нефтяные компании прежде всего и озабочены проблемой инвестиционного климата в России.

Речь идет о создании стабильной и прозрачной системы государственного регулирования, которая отражала бы цели, преследуемые государством, была бы понятна и приемлема для инвесторов.

Роль государства в развитии нефтегазового сектора (в том числе инновационном развитии) сегодня трудно переоценить. Важно только, чтобы государство в лице федеральных и региональных органов власти надлежащим образом исполняло свои функции, не пренебрегая «мелочами». Российское государство должно четко определить масштабы и рамки своего непосредственного участия в нефтегазовом секторе, достроить прозрачную и работоспособную систему регулирования и перевести в цивилизованное русло механизмы неформального влияния. При этом условии качество и эффективность исполнения государством функций вмешательства в развитие нефтегазового сектора будут адекватны его роли.

2.5 Конкретные пути инновационного развития

Инновационный путь развития нефтегазового сектора сопряжен с крупными долгосрочными инвестициями не только в добычу углеводородов, но и в развитие новой высокотехнологичной инфраструктуры и наукоемкого сектора экономики. Для осуществления таких инвестиций нужна долгосрочная стабильность. Поэтому главным элементом государственной политики является обеспечение стабильных «правил игры», закрепленных законодательным путем.

На основе законодательного «фундамента» должны быть разработаны и реализованы специальные комплексы мероприятий в трех основных сферах регулирования, охватывающих: процессы недропользования; развитие национального рынка инновационных ресурсов; инвестиционную деятельность.

В сфере регулирования процессов недропользования требуется прежде всего: усиление роли лицензионных соглашений в вопросах выбора и национальной принадлежности технологий освоения ресурсов нефти и газа (в противовес концессионным соглашениям, которые не обладают должными регулирующими функциями); систематизация норм и правил, регламентирующих научно-технические условия поисков, разведки и разработки месторождений нефти и газа.

В сфере регулирования рынка инновационных ресурсов, по крайней мере, на этапе его формирования необходимо: воссоздание системы государственных научно-технических центров (с определением статуса этих институтов, адекватного рыночным условиям); реализация в рамках данных центров интеграционных программ по приоритетным направлениям научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (например, информатизации); бюджетное и ценовое регулирование, направленное на поддержку фундаментальных и прикладных исследований «прорывного» характера, на обеспечение «справедливого» распределения финансовых ресурсов между различными участниками рынка инновационных ресурсов.

В сфере регулирования инвестиционной деятельности требуется комплекс мер, различающихся в зависимости от конкретных инновационных проектов и областей их осуществления, включающий: меры, направленные на снижение неэкономических рисков инвестирования, административной и социальной нагрузки - в целях повышения конкурентоспособности отечественных инновационных проектов; применение долгосрочных тарифных гарантий и специальных инвестиционных режимов (для всех инвесторов независимо от национальной принадлежности), стимулирующих спрос на российские инновационные ресурсы; меры налогового стимулирования инвестиций в осуществление инновационных проектов в рамках собственно нефтегазового сектора и в рамках сопряженных наукоемких отраслей экономики.

К сожалению, примером одностороннего подхода явились шаги и меры, направленные на улучшение инвестиционного климата в 2002 года. За первую половину текущего года инвестиции в основной капитал выросли менее чем на 2 % по сравнению с 6 месяцами прошлого года. А прямые иностранные капиталовложения сократились за тот же период на 10 % по сравнению с 2001 годом. В итоге получается, что налоговые новации, которые должны были увеличить инвестиции, на самом деле привели к их фактической стагнации.

Российский нефтегазовый сектор вступает на путь инновационного развития. Чтобы значительно усилить позитивный эффект инновационного развития, распространить его воздействие на всю отечественную экономику, необходимо перейти к новой модели развития. Нельзя надеяться на то, что смена модели инновационного развития нефтегазового сектора произойдет сама собой. Переход к наиболее выгодной для страны формуле инновационного развития может произойти только в результате активного государственного вмешательства.

Перевод развития нефтегазового сектора на инновационный путь по новой модели должен стать долгосрочным общегосударственным приоритетом. А через инновационное развитие ТЭК страны будут созданы условия и обеспечено развитие других отраслей экономики, всего общества. Поэтому я, являясь сторонником инновационного развития ТЭК, выступаю за объявление нового курса, новой парадигмы развития нефтегазового сектора экономики нашего государства.

3. ФОРМИРОВАНИЕ ПОРТФЕЛЯ НОВШЕСТВ И ИННОВАЦИЙ

Управление научными исследованиями и разработками осуществляется в рамках постоянно меняющихся условий. Это обуславливает необходимость непрерывного совершенствования программ НИОКР. В любой момент может возникнуть непредвиденная техническая проблема и придется отложить или даже прекратить работу по проекту. Могут измениться требования потребителей и спрос, с связи с чет нужно провести переоценку жизнеспособности проекта.

Управляя программой НИОКР, менеджер должен помнить, что имеет дело с управлением динамичным проектом. Система планирования и управления должна быть достаточно гибкой, чтобы допускать необходимые модификации.

Эффективность НИОКР выявляется на рынке. Она зависит от того, насколько при постановке цели учтена рыночная потребность.

Основные характеристики сегмента рынка представлены четырьмя взаимосвязанными переменными: размер рынка, допустимая цена, требования к технической эффективности и время.

Большинство научных продуктов могут предлагаться в формах, различающихся по эффективности, цене и дате первого появления на рынке. Важно определить, какой уровень технической эффективности потребует конкретный рыночный сегмент с наибольшей вероятностью, т.к. научно-технические работники могут стремиться к очень высокому уровню параметров нового изделия. Это, безусловно, ведет к техническим идеям, но может не учесть реальные требования потребителей. Кроме того, может произойти завышение затрат на НИОКР и производство, а также увеличить время разработки. Все перечисленные моменты приведут к снижению потенциальной прибыльности продукта.

В современных условиях разработки проекта должна быть сфокусирована на конкретных рыночных потребностях.

Выбор проекта связки с активным поиском альтернативных решений. Механизм управления процессом НИОКР наглядно представлен на рис. 3.1.


Рис. 3.1. Механизм управления процессом НИОКР

Портфель НИОКР может состоять из разнообразных проектов крупные и мелкие; близкие к завершению и начинающиеся. Однако, каждый требует выделения дефицитных ресурсов в зависимости от особенностей проекта (сложности, трудоемкости и т. п.).

Портфель должен иметь определенные контуры, быть стабильным, чтобы рабочая программа могла осуществляться равномерно.

Количество проектов, находящихся в портфеле в конкретный период времени, зависит от размеров проектов, которые измеряются через общий объем ресурсов, необходимых для разработки и затрат на реализацию одного проекта.

Если например, на проведение НИОКР выделено 4000 д.е., а затраты на реализацию одного проекта 2000 д.е., то в портфеле может быть 2 проекта.

Таким образом, число проектов в портфеле (n) определяется из следующего соотношения:

.

Руководителю необходимо решить, сколько проектов могут одновременно управляться;

¨ если он сконцентрирует усилия на нескольких проектах;

¨ если распределит имеющиеся ресурсы на большее число проектов.

Портфель, состоящий, в основном, из крупных проектов, является более рискованным, по сравнению с портфелем, где ресурсы распределены между небольшими проектами.

По мнению специалистов, только 10% всех проектов являются полностью успешными. Это означает, что существует только 10% вероятность эффективного завершения каждого проекта из портфеля. С ростом количества проектов повышается вероятность того, что хотя бы один из них окажется успешным.

Преимуществом небольших проектов является то, что их легче адаптировать друг к другу с точки зрения соответствия наличным ресурсам. Крупный проект требует большого объема дефицитных ресурсов.

Однако небольшие проекты (требующие относительно небольших затрат на НИОКР) обычно реализуются в новых продуктах, имеющих скромных потенциал по объему продаж (и потенциалу прибыли).

Портфель небольших проектов может привести к равномерному потоку нововведений, большая часть из которых обладает ограниченным рыночным потенциалом, что является нежелательным с позиций номенклатуры продукции, формируемой отделами маркетинга.

Рассматривая те или иные проекты на предмет из возможного включения в портфель, необходимо учитывать возможное качество управления и последствия перераспределения затрат на проекты.

Рентабельность портфелей в целом

где и – средняя рентабельность соответственно портфелей А и Б.

На основе показателей рентабельности может быть рассчитан коэффициент предпочтения:

где КП – коэффициент предпочтения.

Однако, каждый проект имеет индивидуальную рентабельность (Ri) и определенную долю в затратах на формирование портфеля ().

Это значит, что средний или обобщающий коэффициент предпочтения () может быть представлен в виде системы коэффициентов предпочтения по рентабельности и по структуре затрат.

Коэффициент предпочтения по рентабельности:

Коэффициент предпочтения по структуре затрат:

Таким образом

или

Формирование портфеля заказов предполагает проведение работы с потенциальными потребителями результатов НИОКР.

Для современной ситуации, сложившейся в России сложно точно спрогнозировать спрос на научно-техническую продукцию, т.е. имеет место неопределенность спроса.

Рассмотрим некоторые направления изучения спроса на продукцию, являющуюся результатом инновационной деятельности.

Анализ спроса на научно-техническую продукция является одним из важнейших направлений в деятельности организаций, занимающихся НИОКР.

В условиях рыночной экономики анализ спроса на научно-техническую продукцию имеет первостепенное значение.

Перечислим направления анализа спроса на нововведение:

1. Анализ потребности в выпускаемой и (или) реализуемом новшестве или новой услуге.

2. Анализ спроса на нововведения и связанные с ним услуги и влияние на них различных факторов.

3. Анализ влияния спроса на результаты деятельности предприятия.

4. Определение максимальной возможности сбыта и обоснование плана сбыта с учетом решения первых трех задач, а также производственных возможностей фирмы.

Особенности анализа спроса на инновации

Особенности развития нововведений и различие их видов во многом предопределяет специфику анализа спроса на них в каждом конкретном случае.

Прежде всего, необходимо уточнить к каким нововведениям - базисным или усовершенствованным относится продукция, спрос на которую подлежит изучению. Такую идентификацию можно осуществить двумя способами: во-первых, с помощью построения кривых жизненных циклов продукции на основе данных об объемах длительности ее и предложения или сбыта на рынке. Если цикличная волна укладывается в более высокую и срок жизни продукции невелик относительно «большой» волны, речь идет об эволюционных или частичных нововведениях (см. рис. 3.2).

Рис. 3.2. Идентификация нововведений

Во-вторых, предприятие, производящее инновационную продукцию, проводит сравнительный анализ параметров ранее производимой и новой продукции по следующей схеме: наличие в конструктивной разработке нового изделия по сравнению со старым, принципиально иных подходов, например, неизвестных законов и закономерностей; количество новых деталей, узлов в изделии или операций в технологии; дополнительная сумма затрат на изменение изделия и ее доля в затратах на новое изделие.

В результате такого анализа новую продукцию можно сгруппировать в три группы: первая, которая ранее не существовала (например, лазерные диски); вторая, которая производилась ранее, но существенно изменена по материалу или конструкционному решению; третья, получившая только новое оформление.

Инновационная продукция весьма разнообразна по формам. Она может иметь (например, станки, товары для населения) или не иметь натурально-вещественную форму (ноу-хау, патенты, лицензии), различаться по назначению (для целей производства или конечного потребления), видам продукции и т.д.

Вследствие этого анализ спроса и создание информационной базы для его проведения имеет специфику в каждом конкретном случае.

4. ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

4.1 Эффективность использования инноваций

Инновационный проект отобран. Начинается следующий этап – использование инноваций.

Значимость определения эффекта от реализации инноваций возрастает в условиях рыночной экономики. Однако не менее важной она является и для переходной экономики.

В зависимости от учитываемых результатов и затрат различают следующие виды эффекта

Вид эффекта Факторы, показатели
1. Экономический Показатели учитывают в стоимостном выражении все виды результатов и затрат, обусловленных реализацией инноваций
2. Научно-технический Новизна, простота, полезность, эстетичность, компактность
3. Финансовый Расчет показателей базируется на финансовых показателях
4. Ресурсный Показатели отражают влияние инновации на объем производства и потребления того или иного вида ресурса
5. Социальный Показатели учитывают социальные результаты реализации инноваций
6. Экологический Шум, электромагнитное поле, освещенность (зрительный комфорт), вибрация. Показатели учитывают влияние инноваций на окружающую среду

В зависимости от временного периода учета результатов и затрат различают показатели эффекта за расчетный период, показатели годового эффекта.

Продолжительность принимаемого временного периода зависит от следующих факторов, а именно:

¨ продолжительности инновационного периода;

¨ срока службы объекта инноваций;

¨ степени достоверности исходной информации;

¨ требований инвесторов.

Выше отмечено, что общим принципом оценки эффективности является сопоставление эффекта (результата) и затрат.

Отношение может быть выражено как в натуральных, так и в денежных величинах и показатель эффективности при этих способах выражения может оказаться разным для одной и той же ситуации. Но, главное, нужно четко понять: эффективность в производстве - это всегда отношение.

В целом проблема определения экономического эффекта и выбора наиболее предпочтительных вариантов реализации инноваций требует, с одной стороны, превышения конечных результатов от их использования над затратами на разработку, изготовление и реализацию, а с другой – сопоставления полученных при этом результатов с результатами от применения других аналогичных по назначению вариантов инноваций.

Особенно остро возникает необходимость быстрой оценки и правильного выбора варианта на фирмах, применяющих ускоренную амортизацию, при которой сроки замены действующих машин и оборудования на новые существенно сокращаются.

Метод исчисления эффекта (дохода) инноваций, основанный на сопоставлении результатов их освоения с затратами, позволяет принимать решение о целесообразности использования новых разработок.

4.2 Общая экономическая эффективность инноваций

Для оценки общей экономической эффективности инноваций может использоваться система показателей:

1. Интегральный эффект.

2. Индекс рентабельности.

3. Норма рентабельности.

4. Период окупаемости.

1. Интегральный эффект Эинт представляет собой величину разностей результатов и инновационных затрат за расчетный период, приведенных к одному, обычно начальному году, то есть с учетом дисконтирования результатов и затрат.

где Тр – расчетный год; Рt – результат в t-й год; Зt – инновационные затраты в t-й год; at – коэффициент дисконтирования (дисконтный множитель).

Интегральный эффект имеет также другие названия, а именно: чистый дисконтированный доход, чистая приведенная или чистая современная стоимость, чистый приведенный эффект.

2. Индекс рентабельности инноваций Jr.

Рассмотренный нами метод дисконтирования - метод соизмерения разновременных затрат и доходов, помогает выбрать направления вложения средств в инновации, когда этих средств особенно мало. Данный метод полезен для организаций, находящихся на подчиненном положении и получающих от вышестоящего руководства уже жестко сверстанный бюджет, где суммарная величина возможных инвестиций в инновации определена однозначно.

В таких ситуациях рекомендуется проводить ранжирование всех имеющихся вариантов инноваций в порядке убывающей рентабельности.

В качестве же показателя рентабельности можно использовать индекс рентабельности. Он имеет и другие названия: индекс доходности, индекс прибыльности.

Индекс рентабельности представляет собой соотношение приведенных доходов к приведенным на эту же дату инновационным расходам.

Расчет индекса рентабельности ведется по формуле:

где JR – индекс рентабельности; Дj – доход в периоде j; Kt – размер инвестиций в инновации в периоде t.

Приведенная формула отражает в числителе величину доходов, приведенных к моменту начала реализации инноваций, а в знаменателе - величину инвестиций в инновации, продисконтированных к моменту начала процесса инвестирования.

Или иначе можно сказать – здесь сравниваются две части потока платежей: доходная и инвестиционная.

Индекс рентабельности тесно связан с интегральным эффектом, если интегральный эффект Эинт положителен, то индекс рентабельности JR>1, и наоборот. При JR>1 инновационный проект считается экономически эффективным. В противном случае JR<1 – неэффективен.

Предпочтение в условиях жесткого дефицита средств должно отдаваться тем инновационным решениям, для которых наиболее высок индекс рентабельности.

3. Норма рентабельности Ер представляет собой ту норму дисконта, при которой величина дисконтированных доходов за определенное число лет становится равной инновационным вложениям. В этом случае доходы и затраты инновационного проекта определяются путем приведения к расчетному моменту времени.

и

Данный показатель иначе характеризует уровень доходности конкретного инновационного решения, выражаемый дисконтной ставкой, по которой будущая стоимость денежного потока от инноваций приводится к настоящей стоимости инвестиционных средств.

Показатель нормы рентабельности имеет другие названия: внутренняя норма доходности. Внутренняя норма прибыли, норма возврата инвестиций.

За рубежом расчет нормы рентабельности часто применяют в качестве первого шага количественного анализа инвестиций. Для дальнейшего анализа отбирают те инновационные проекты, внутренняя норма доходности которых оценивается величиной не ниже 15-20%.

Норма рентабельности определяется аналитически, как такое пороговое значение рентабельности, которое обеспечивает равенство нулю интегрального эффекта, рассчитанного за экономический срок жизни инноваций.

Получаемую расчетную величину Ер сравнивают с требуемой инвестором нормой рентабельности. Вопрос о принятии инновационного решения может рассматриваться, если значение Ер не меньше требуемой инвестором величины.

Если инновационный проект полностью финансируется за счет ссуды банка, то значение Ер указывает верхнюю границу допустимого уровня банковской процентной ставки, превышение которого делает данный проект экономически неэффективным.

В случае, когда имеет место финансирование из других источников, то нижняя граница значения Ер соответствует цене авансируемого капитала, которая может быть рассчитана как средняя арифметическая взвешенная величина плат за пользование авансируемым капиталом.

4. Период окупаемости То является одним из наиболее распространенных показателей оценки эффективности инвестиций. В отличие от используемого в нашей практике показателя «срок окупаемости капитальных вложений», он также базируется не на прибыли, а на денежном потоке с приведением инвестируемых средств в инновации и суммы денежного потока к настоящей стоимости.

Инвестирование в условиях рынка сопряжено со значительным риском и этот риск тем больше, чем длиннее срок окупаемости вложений. Слишком существенно за это время могут измениться и конъюнктура рынка, и цены. Этот подход неизменно актуален и для отраслей, в которых наиболее высоки темпы научно-технического прогресса и где появление новых технологий или изделий может быстро обесценить прежние инвестиции.

Наконец, ориентация на показатель «период окупаемости» часто избирается в тех случаях, когда нет уверенности в том. Что инновационное мероприятие будет реализовано и потому владелец средств не рискует доверить инвестиции на длительный срок.

Формула периода окупаемости

где К – первоначальные инвестиции в инновации; Д – ежегодные денежные доходы.

4.3 Расчет экономического эффекта

В мировой практике применяются многочисленные показатели, позволяющие анализировать технический уровень производства, экономичность новой техники, эффективность использования техники и др. Все это многообразие обобщающих и частных показателей, однако, можно свести к трем группам, характеризующим воздействие новой техники на динамику и эффективность интенсификации производства, т.е. на снижение материальных и трудовых затрат на единицу производимой продукции.

Первая группа оценивает воздействие орудий труда на техническую оснащенность производства. К данной группе относятся следующие показатели: коэффициенты обновления и выбытия техники, коэффициент механизации, коэффициент физического износа техники, средний возраст оборудования, фондоотдача и т.д. Вторая группа оценивает воздействие новой техники на предметы труда: материалоемкость, экономия сырья и материалов и т.д. Третья группа оценивает воздействие новой техники на рабочую силу: техническая вооруженность труда, коэффициент механизации труда, рост производительности труда как результат применения новой техники и технологии, снижение трудоемкости выпуска единицы конечной продукции и т.д.

Прежде всего необходимо четко различать понятия экономический эффект и экономическая эффективность новой техники и технологии.

Экономический эффект – это конечный результат применения технологического новшества, измеряемый абсолютными величинами. Ими могут быть прибыль, снижение материальных, трудовых затрат, рост объемов производства или качества продукции, выражаемого в цене, и т.п.

Экономическая эффективность – это показатель, определяемый соотношением экономического эффекта и затрат, породивших этот эффект, т.е. сопоставляются либо размер полученной прибыли, либо снижение издержек (на уровне предприятия), либо прирост национального дохода или валового внутреннего продукта (на уровне страны) с капитальными вложениями на осуществление данного технического мероприятия. Для расчета экономического эффекта или экономической эффективности используются следующие показатели.

Экономический эффект при технико-экономическом обосновании внедрения МУН определяется по формуле:

(4.1)

где Эмер – показатель экономического эффекта, руб.; Рмер – стоимостная оценка результатов проведения МУН, руб.; Змер – стоимостная оценка совокупных затрат на МУН, руб.

(4.2)

где – дополнительная добыча нефти за счет МУН, т; Ц – цена 1 тонны нефти, руб./т.

(4.3)

где Зобр – затраты на проведение одной обработки скважины, руб.; Nобр – количество обработок скважин реагентом, шт.; Здоп – затраты на дополнительную добычу нефти, руб.

Затраты на проведение одной обработки складываются из расходов на заработную плату работников, занятых в обработке ЗЗП , отчислений на социальное страхование Зсоц , материальных расходов на покупку реагента и пресной воды Змат , расходов на специально привлеченный транспорт ЗТР , геофизических Згеоф и цеховых расходов Зцех :

(4.4)

(4.5)

где СТ i – часовая тарифная ставка рабочего i-го разряда, руб./час; t – продолжительность одной обработки, часы; чi – численность рабочих i-го разряда; КП – премия по действующему положению; КР – районный коэффициент (в Башкортостане КР = 0,15);

(4.6)

где n – ставка единого социального налога, %. (26 %)

(4.7)

где Vреаг , Vпв – расход реагента и пресной воды соответственно для проведения одной обработки, т и м3 ; Среаг , Спв – стоимость одной тонны реагента и 1 м3 пресной воды соответственно, руб.

(4.8)

где Зэксп i – затраты на эксплуатацию i-ой единицы транспорта, руб./ч; N – количество задействованных единиц транспорта, шт.;

Цеховые (геофизические, общехозяйственные) расходы обычно принимаются на уровне m процентов от расходов на заработную плату, расчетная формула имеет вид:

(4.9)

Эксплуатационные расходы на дополнительную добычу нефти рассчитываются:

(4.10)

где Зуп – условно-переменные затраты на 1 т нефти, руб./т.

Прирост балансовой прибыли предприятия после проведения МУН определяется по формуле:

(4.11)

где С1 , С2 – себестоимость 1 т нефти до и после внедрения МУН соответственно, руб./т;

Q1 , Q2 – добыча нефти до и после внедрения МУН, т.

Себестоимость 1 т нефти после внедрения мероприятия рассчитывается по формуле:

(4.12)

Тогда прирост прибыли, остающейся в распоряжении предприятия:

(4.13)

где н – процентная ставка налога на прибыль, % (24 %).

При анализе эффективности новой техники необходимо сопоставлять возможности новой техники и цены на нее. В таких странах, как Россия, т.е. испытывающих дефицит в новой технике, и при наличии предприятий-монополистов, ее производящих, или при импортировании новой техники часто бывают случаи, когда прирост единичной мощности машины на 10-15-20% сопровождается увеличением ее стоимости (в неизменных ценах) на 100-200% и более, что резко снижает эффективность технического прогресса. Вот почему при сбыте новой техники всегда необходим точный экономический расчет предельно допустимого уровня цены, по которой потребитель согласится купить эту новую технику. Ведь потребитель согласится купить ее, лишь когда она обеспечит ему либо снижение издержек производства на единицу выпускаемой конечной продукции, либо более высокое качество производимого товара, гарантирующее его продажу по более высокой цене и получение дополнительной прибыли.

По приведенной выше методике рассчитаем основные показатели по внедрению новой технологии интенсификации добычи нефти. Исходные данные представлены в таблице 4.1.

Таблица 4.1 – исходные данные для расчета

Показатель Значение
Ожидаемая дополнительная добыча нефти за счет проведения мероприятия, т

5020

Цена 1 т нефти, руб./т 1373
Сумма условно-переменных затрат на добычу 1 т нефти, руб. 498,95
Необходимое количество реагентов
ПАА, кг 1368
глинистый раствор, м3 410
Цена на реагенты
ПАА, руб./кг 32
глинистый раствор, руб./м3 110
Продолжительность мероприятия, ч 99
Суммарная часовая ставка рабочих, задействованных в мероприятии с учетом премий и дополнительной заработной платы, руб./ч

125,75

Стоимость 1 часа работы, руб./ч
- насосный агрегат 127
- автоцистерна 62
-автобус 45
Отработанное время, ч.
- насосный агрегат 99
- автоцистерна 92
-автобус 26
Средние затраты на 1 час работы по данным НГДУ, руб./ч
- цеховые 74,8
- общеуправленческие 65,8
- на прокат и ремонт оборудования 60,3
Затраты на геофизические услуги, руб./опер 2250

Для определения экономического эффекта при технико-экономическом обосновании внедрения МУН сначала рассчитаем заработную плату по формуле (4.5).

руб.

Сумму отчислений на социальное страхование рассчитаем по формуле (4.6):

руб.

Далее рассчитаем сумму расходов на покупку реагентов и пресной воды по формуле (4.7):

руб.

Определим сумму расходов на привлеченный транспорт по формуле (4.8):

руб.

Теперь можно рассчитать затраты на проведение одной обработки скважин по формуле (4.4):

= 85899,825+22333,954+88876 +19447+2250+74,8´99 = 26211,98 руб.

Рассчитаем стоимостную оценку совокупных затрат на МУН по формуле (4.3):

руб.

Рассчитаем стоимостную оценку результатов проведения МУН по формуле (4.2):

руб.

Определим экономический эффект от внедрения МУН по формуле (4.1):

руб.

Рассчитаем прирост балансовой прибыли предприятия после внедрения МУН по формуле (4.11):

= 3311877 руб.

руб.

Тогда прирост прибыли, остающейся в распоряжении предприятия:

руб.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Правительство РФ намерено взять за основу сценарий инновационного развития экономики на период 2005-2008 годов. Началось обсуждение с комитетами Госдумы проекта среднесрочной программы социально-экономического развития РФ по 2005-2008 годам. Среднесрочная программа далеко не совершенна, но делается попытка сориентировать развитие экономики по инновационному пути. В ходе обсуждения уже возникла масса вопросов. Они такие характерные и иллюстрируют не только сложность проблемы, но и неготовность авторов на них ответить. Необходимо найти баланс между радикально-либеральными воззрениями на развитие экономики и реалиями, которые на сегодняшний день переживаем.

Правительство пытается найти инструменты, которые позволили бы развиваться стране, становиться все более конкурентоспособной, повышать производительность труда и доходы населения, то есть выявлять внутренние факторы роста и на них опираться, чтобы сделать жизнь лучше. Исходя из уверенности, что с этой задачей удастся справиться, что Правительство намерено сделать обсуждение среднесрочной программы открытым и привлечь к дискуссии всех заинтересованных.

Минэкономразвития разработало три сценария социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу. Первый вариант – инерционный. Это то, что практически имеем сегодня. Сценарий опирается на благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру и расчет на то, что сырьевой сектор обеспечит экономический рост, что носит временный характер и достаточно проблематично при долгосрочном планировании. Второй вариант – экспортно-инвестиционный. Такой вариант предполагает большее участие государства и создание условий для привлечения инвестиций и развитие отдельных секторов экономики. Третий сценарий – инновационного развития экономики. Предполагает осуществление качественного перелома и использование в больших масштабах достижения науки и техники. За основу берется третий сценарий. Но пока обсуждение не привело к пониманию того, как в практическом плане его реализовать, чтобы в ближайшие три года иметь экономические показатели, которые могли бы свидетельствовать о поступательном росте экономики и удвоении ВВП в течение 10 лет. Цель госполитики в области науки и технологий является переход нашей экономики на инновационный путь развития.

Согласно проекту среднесрочной программы МЭРТа, инновационно-ориентированный сценарий развития характеризуется более умеренными масштабами инвестиций в нефтегазовом секторе и на транспорте, но более амбициозными проектами в высокотехнологичной и информационной сфере. Этот сценарий можно рассматривать как сценарий активной диверсификации экономики и структурного сдвига в пользу обрабатывающих секторов и услуг. Он в большей степени, чем первые два сценария, предлагает развитие российской экономики в направлении постиндустриального уклада и экономики знаний.

В рамках третьего сценария за период 2005-2008 годов ВВП увеличивается, как и во втором сценарии, на 25-27% и примерно на 100-104% за период до 2015 года. В отличие от базового сценария, характеризующегося замедлением темпов роста в 2010-2015 годах (по сравнению с 2005-2007 годами), во втором и третьем сценариях они, напротив, в 2012-2015 годах ускоряются до целевой планки роста в 7 и более процентов в год. При этом в рамках третьего постиндустриального сценария имеет и более хорошие перспективы дальнейшего ускорения роста после 2015 года по сравнению со вторым ресурсоемким сценарием.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. В.Ф. Шматов и др. «Экономика, организация и планирование производства на предприятиях нефтяной и газовой промышленности». – М.: Недра, 1999. – 410 с.

2. Экономика предприятия и отрасли промышленности. Серия «Учебники, учебные пособия». 4-е изд., перераб. и доп. – Ростов н/Д: «Феникс», 2001. – 544 с.

3. Экономика предприятия: Учебник/ Под ред проф. Н.А. Сафронова. – М.: Юристъ, 2002. – 608 с.

4. А.Д. Бренц и др. «Планирование на предприятиях нефтяной и газовой промышленности». – 2-е изд, доп. и перераб., М.: Недра, 1999. – 332 с.

5. Земцов Р.Г., Силкин В.Ю. Проблемы инновационного развития нефтегазового сектора // Вестник НГУ. Серия Социально-экономические науки. - 2005. - Т. 5, № 1. - С. 41-50.

6. Крюков В.А., Шмат В.В. Инновационные процессы в нефтедобывающей промышленности России: свобода творчества при отсутствии правил? // ЭКО. - 2005. - № 6. - С. 59-68. Крюков В., Шмат В.

7. Инновационный процесс в нефтедобыче и народнохозяйственные интересы: гармонизирующий потенциал институционального подхода в госрегулировании отрасли // Российский экономический журнал. - 2005. - № 3. - С. 22-34.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий