Соотношение государства и управления

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ – ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

САНКТ – ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

АРХИТЕКТУРНО – СТРОИТЕЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


Факультет экономики и управления

Кафедра политологии

РЕФЕРАТ

на тему «Государство и управление»

Проект выполнил студент группы

1 ЭС IVНикифоров И. В.

Проверил

Никитин

Вадим Юрьевич

Санкт-Петербург

2009

СОДЕРЖАНИЕ

Введение. 3

1. К ВОПРОСУ О НАУКЕ И ИСКУССТВЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ.. 4

2. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ.. 7

3. АУДИТ БЕЗОПАСНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЯ КАК МЕТОД ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ СИСТЕМОЙ БЕЗОПАСНОСТИ.. 11

Использованная литература. 15

Введение

Управление — искусство, подобно медицине или инженерному делу, которое должно полагаться на лежащую в его основе науку — концепции, теории, принципы и методы.

Гарольд Кунц,

президент Международной

академии управления

Производственное, а тем более государственное управление наряду со стратегическими целями должно решать значительный комплекс взаимосвязанных организационных, научных, социальных и технических задач. Одновременно с традиционными, заранее определенными задачами постоянно возникают внештатные ситуации, которые требуют безотлагательного оперативного решениями часто успех деятельности коллектива зависит от умелого решения многочисленных и неожиданно появляющихся острых проблем. Искусство определять важнейшие тактические цели, определять очередность и методы их решения — основа искусства управления и часто основывается на предвидении, ин­туиции. Однако перечень ключевых, центральных задач и, следовательно, ожидаемый эффект от их решения вполне могут и должны быть определены заранее по каждой из основных подсистем управления.

Денис АДАМЧУК

1. К ВОПРОСУ О НАУКЕ И ИСКУССТВЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ

Политическое управление является одним из важнейших и неотъемлемых элементов политической жизни общества. В политике и государственном управлении ныне невозможно достичь поставленных целей, используя лишь такие традиционные управленческие методы и средства, как нормативное регулирование (принятие законов, указов, распоряжений и иных нормативных актов), использование легального насилия, статусных полномочий и санкций. В условиях современного социума, чтобы занять твердые позиции в сфере власти, субъекты политики должны использовать качественно иные техники, тактики и технологии управления. Политический имиджмейкинг, электоральный менеджмент, политический брендинг, компромиссное урегулирование политических конфликтов, лоббистская деятельность, создание союзов и достижение соглашений с другими организациями, политический PR становятся все более необходимыми элементами системы управления на уровне общества, пополняя содержание политического управления. Учитывая актуальность знания специфики политического управления для понимания современной социально-политической ситуации, обратимся к его научной основе.

Чаще всего работа политических управленцев (менеджеров) бывает основана на собственном опыте (опыте проведения избирательных кампаний, политических рекламных акций и т. д.). Апробированные методики решения политических задач действительно необходимы и широко представлены в литературе по социально-политической тематике.

Однако знание, основанное на опыте, на здравом смысле, имеет ограниченную ценность. В практике политического управления оно может быть с большим эффектом использовано лишь в стандартных ситуациях, когда воспроизводятся основные условия, обеспечивающие успех тому или иному политическому решению.

Поскольку социальная жизнь изменчива, многообразна, по- своему уникальна, то ориентация только на предшествующий опыт неизбежно сужает поле эффективного политического управления, особенно в переломные моменты, когда рушатся сложившиеся ранее традиции стереотипы, быстро меняются ценностные ориентации людей, их настроения, устремления и оценки.

Важно осознавать, что для полноценного политического управления требуется ориентация не только на полученные практикой умения и навыки, но и на соответствующую методологию и научно-теоретическую базу, которая в абстрактном и обобщенном и сущностном виде представляет социально-политическую реальность. Поэтому для эффективного функционирования политического управления необходимы знание теорий, концепций, парадигм, объясняющих и описывающих данный вид политического управления, а также определенная совокупность научных методов, позволяющих расширять представления о данном управленческом процессе. Приемы, способы решения политических задач – это лишь часть этого знания.

Кроме того, необходимо отметить, что знание научных закономерностей вообще и в сфере политического управления, в частности, способствует развитию аналитических возможностей управленца по отношению к конкретным политическим ситуациям, поскольку глубокое знание общих особенностей объекта как раз и позволяет понять его частные проявления.

Специфика научного знания о политическом управлении может быть раскрыта путем анализа некоторых присущих ему существенных черт.

Во-первых, в той или иной форме политическое управление как особый вид управленческого взаимодействия, отличающийся стремлением одной стороны оказать воздействие на другую не прибегая к насилию, принуждению а действуя более тонкими методами и средствами, представлен в любом обществе, составляет устойчивую часть политической жизни. То упорство, с которым совершенно непохожие люди, принадлежащие к разным культурам и живущие в разных странах и в разные исторические эпохи, воспроизводят данный тип политического управления, говорит о том, что описываемые управленческие отношения носят объективный характер. Они складываются, существуют, развиваются не потому, что появились какие-то исключительные люди, обладающие особыми намерениями и целями, а потому, что логика политической жизни вынуждает людей в определенных ситуациях прибегать к соответствующим действиям.

Во-вторых, многообразие видов политического управления и конкретных форм развития политических кампаний породило тенденцию к специализации в изучении этого феномена. Исследователи предпочитают отдельно говорить об избирательных кампаниях, отдельно о деятельности PR-служб государственных учреждений, отдельно о технологиях регулирования политических конфликтов и т. д. Эта тенденция привела к тому, что в современной научной литературе неплохо описаны конкретные виды политического управления, но практически отсутствуют общие работы по этой проблематике. Можно сказать, что научное знание о политическом управлении развивается по направлению от частного к общему, то есть от описания конкретных его видов к пониманию того общего, что объединяет все эти виды.

В-третьих, особенностью научного знания о политическом управлении является его междисциплинарный характер. Исследование этого вида управленческих отношений в политике в настоящее время осуществляется учеными различных направлений – политическими философами, политологами, социологами, психологами. Для каждой из перечисленных групп ученых здесь есть свое поле научной деятельности.

Политологи рассматривают политическое управление как прикладную политическую науку, как то ее направление, где осуществляется непосредственное соединение теории и практики политической жизни. Социологи склонны видеть в политическом управлении особый случай социального взаимодействия и готовы использовать для его изучения богатейший методологический инструментарий, наработанный за последние десятилетия. Психологи также не могли пройти мимо политического управления, так как последний представляет собой особый случай психологического воздействия на личность. И даже управленческие науки, сравнительно недавно обретшие самостоятельный статус, также активно работают над проблематикой политического управления.

Политическая философия считает предметом исследования онтологический, гносеологический и методологический смысл политического управления.

Таково во всяком случае наше понимание обозначенной ситуации.

Вместе с тем политическое управление и наука о политическом управлении имеют отличия. Специфические черты политического управления и науки о политическом управлении (политическая наука и политическая философия) основываются на том, что политическое управление – это конкретная деятельность в политической сфере, а наука о политическом управлении – интерпретация политической деятельности.

Отсюда можно заключить, что:

во-первых, цель политического управления – власть во всех ее аспектах: завоевание, удержание, сохранение, упрочнение и т. п. Ради этого она способна скрыть истину, а цель науки напротив – поиск истины. Вместе с тем политический менеджер обязан принимать решения на основе точных расчетов (по принципу «Я знаю»). Ученый может не давать окончательный ответ, имеет право сомневаться, поскольку истина здесь конечная точка;

во-вторых, ученый проводит научный анализ ситуации, расстановки политических сил, их возможностях и т. п. Политический менеджер же вырабатывает установки и наиболее эффективные способы, методы и приемы деятельности;

в-третьих, политические управленцы могут использовать аморальные средства. Ученые же выявляют нравственные аспекты политики, политической деятельности и раскрывает отход политиков от принципов морали.

Проведенное сравнение позволяет утверждать, что политическое управление наука о политическом управлении не являются тождественными понятиями, равно, скажем, как политическая теория и политическая практика. Политическое управление может быть либо научно обоснованным, либо строящимся, исходя из опыта использования политическими менеджерами каких-либо техник и средств, путем опыта собственных ошибок и достижений.

Словосочетание «политическое управление как наука» понимается «многоаспектно»:

– как теория и методология, основанные на учете объективных законов развития общества, природы и человека;

– как адекватное отражение интересов различных социальных, политических, национальных, конфессиональных и иных групп, слоев общества;

– как формулирование с последующим применением научных методов в политическом управлении;

– как интеллектуализация самого политического управления, усвоение новых знаний, странового, регионального и глобального опыта;

– как способность к прогнозированию событий, упреждение или ускорение их развития в соответствии с прогнозом.

Политическое управление соотносится не только с наукой, но и с искусством.

Более того, оно само может считаться искусством, требующим способных исполнителей. Действительно, если речь идет об искусстве, то музыкант, прежде чем играть на скрипке, настойчиво осваивает азы мастерства. Точно так же должен постигать сложности и тайны политики тот, кто избирает ее в качестве своей профессии (политическое управление не может существовать вне политики).

Политический управленец-профессионал должен не только усвоить законы и правила политической игры, но и обладать особыми личностными качествами (интуицией, воображением, прозрением, страстью). Их наличие помогает политическому менеджеру решать задачи со многими неизвестными, принимать неожиданные решения, выдвигать гипотезы, предполагать реальные комбинации интересов, компромиссов и т. п.

Атрибутивными компонентами политического искусства можно считать:

а) опыт, мастерство в реализации возможностей политического действия (политическое управление – это искусство возможного);

б) способность угадывать, «нащупывать», улавливать верный способ действия (помимо логических умозаключений);

в) способность к маневрированию, нахождению путей к компромиссам, своеобразному отступлению, выбору подходящего момента для решительных действий.

Политическое управление как искусство предполагает своевременное обнаружение противоречий и нахождение наиболее эффективных способов их разрешения, быструю и адекватную реакцию на изменение политической ситуации, принятие соответствующих мер по стабилизации обстановки, умение мобилизовать людей на реализацию принятых решений.

Политические управленцы, наделенные политическим искусством, просчитывают все шансы на успех и только после этого приступают к действию. Иначе они могут и опоздать. Политическое же чутье как компонент политического искусства помогает быстро ориентироваться в каждой новой ситуации.

Вместе с тем политическое управление по содержанию, разумеется, не совпадает с искусством, которое прежде всего является художественным отображением мира.

Политическое управление должно адекватно отражать политическую и социальную реальность мира. Хотя политический управленец, так же, как и художник, обязан обладать особым, острым восприятием политического мира и способностью воссоздавать субъективный образ этого мира.

Политический менеджер не может постоянно идти на риск, руководствуясь только интуицией. Это приводило бы к немалым и дорогостоящим ошибкам.

Практика показывает, что если политическое управление научно не обосновано, то его не спасет от провала никакое искусство. Следовательно, научная обоснованность и искусство политического управления должны находиться в единстве. Любая односторонность чревата ущербностью и может превратить политическое управление в риторику и политиканство.

Итак, политическое управление – это особый вид управленческих отношений и действий, складывающихся в политике, но с другой стороны – этим же термином можно обозначить и систему знаний об этом виде управления. Научное знание о политическом управлении – это знание об условиях возникновения данного вида управленческих отношений, о факторах, влияющих на его развитие и конкретные формы проявления, о процессах, связывающих участников политических кампаний, и о тех способах действия, которые могут обеспечить политическим управленцам успешное достижение поставленных целей.

Научное знание о политическом управлении должно быть междисциплинарным, интегрирующим научные достижения в области различных социальных наук – политологии, политической философии, социологии, психологии и менеджмента.

Денис ГРИЩЕНКО

2. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Безопасность как явление – это такое состояние страны, которое позволяет ей сохранять территориальную целостность, самостоятельно решать задачи развития, выступать суверенным субъектом межгосударственных отношений.

Все виды безопасности диалектически связаны между собой не только общим понятием «безопасность», но и в первую очередь тем, что их основным объектом является общество.

Очевидно, что современный мир столкнулся с вызовами, которые носят довольно долгосрочный характер. Основные вызовы проявляются преимущественно в форме тенденций в политической, экономической, технологической и военной сферах.

Появились и новые факторы, которые можно оценивать как угрозы, ранее не казавшиеся столь опасными: усиление национализма; расширение этнического противостояния, перерастающего в конфликты; экономическое неравенство и т. п.

В настоящее время ни одно государство мира не сможет остаться в стороне от глобальных опасностей, вызовов и угроз. Поэтому под политической безопасностью в таком ключе понимается способность политической системы (в первую очередь государственной власти) противостоять негативным для себя и общества тенденциям (опасностям, рискам, вызовам и угрозам) и при этом активно расширять и реализовывать позитивные тенденции в развитии социума. Достаточно часто политическая безопасность отождествляется с государственной безопасностью, однако ее фактическое содержание существенно шире. Она означает безопасность всей политической жизни каждой личности, общества в целом (политических структур, отношений и деятельности), а также ее строгое соответствие как конституционным нормам, так и принятым законам.

С точки зрения внутренних условий функционирования социума его политическая безопасность означает устойчивость политической системы, выражающей коренные интересы основных социальных групп и обеспечивающей социально-политическую стабильность общества, отсутствие в нем социальных и политических конфликтов. Отметим три важнейших момента, характеризующих политическую безопасность. Во-первых, политическая безопасность означает устойчивость политической системы, то есть совокупности социально-политических институтов, осуществляющих управление обществом. Во-вторых, это выражение и реализация политической системой базовых интересов основных социальных групп с одновременным обеспечением социально-политической стабильности. В-третьих, это отсутствие в обществе жестких социально-политических конфликтов либо постоянные и одновременно эффективные действия, в первую очередь политической власти, по минимизации деструктивного воздействия на социум таких конфликтов.

С точки зрения внешних условий существования социума политическая безопасность означает способность органов государственной власти отстаивать основные интересы страны на международной арене, обеспечивать ее целостность и суверенитет, активное участие в международных отношениях. Полагаем, что политическую безопасность необходимо рассматривать в единстве двух взаимосвязанных внутренних и внешних ее аспектов.

Сформулируем проблему в понимании политической безопасности с точки зрения внутренних условий следующим образом. Это прежде всего безопасность всей политической системы, политического режима или лишь безопасность органов государственной власти, бюрократического аппарата; узкого круга лиц (группы людей) – политической элиты или отдельных личностей? Нужно ли понимать политическую безопасность достаточно узко и фактически сводить ее только к безопасности небольшой группы или небольшого количества политических институтов, имеющих приоритетный доступ к властным ресурсам?

Такая проблематизация позволяет достаточно выделить политическую безопасность в широком и узком смысле.

В широком смысле политическая безопасность – это устойчивое состояние и эффективное развитие политической системы общества, которое позволяет адекватно реагировать на негативные внутренние и внешние воздействия, сохранять целостность социума и его сущностные качества. Она может быть охарактеризована как динамическое равновесие политической сферы общества.

Согласимся с Г. Ю. Семигиным, который политическую безопасность соотносит с достаточно простым, на первый взгляд, показателем: насколько политическая система способна выдерживать внутренние и внешние деструктивные воздействия.

В узком смысле под политической безопасностью предлагаем понимать систему определенных мер, органов и функций государства и общества по защите политических интересов государства, граждан и в целом всего населения. Так, исследователь А. А. Синицин под политической безопасностью в России понимает безопасность лиц, наделенных властными полномочиями, а также состояние, при котором существует минимум угрозы потерять политическую власть.

Система же политической безопасности любого общества призвана решать довольно противоречивую задачу: с одной стороны – надежно защищать политику, которая отвечает национально-государственным интересам, а с другой – исключить ее трансформацию в ущербный и опасный для национально-государственных интересов процесс.

Из этого вытекает методологическая проблема: как четко провести границу между действиями политической системы в отношении общества с целью обеспечения социальной стабильности и устойчивого развития и действия власти по самосохранению. Обозначить такую границу весьма непросто, как и сложно определить грань между безопасностью общества и государства.

Структурно политическая безопасность включает угрозы политической безопасности, политические интересы.

Действительно, в интересах обеспечения устойчивого развития общество и государство должны быть гарантированно защищены от внешних и внутренних угроз конституционному строю, суверенитету и территориальной целостности страны.

Другим структурным элементом политической безопасности являются политические интересы. И если рассматривать их равноценными интересам нации, то политическая безопасность в широком смысле будет фактически совпадать с национальной безопасностью. Если же рассматривать политические интересы преимущественно лишь как интересы политического класса или политической элиты, то в узком ясно, чего хочет правящий класс: он стремится к гарантированному воспроизводству, в первую очередь деятельностью различных государственных, политических, общественных и спец структур по эффективному обеспечению безопасности.

Каковы характер и содержание деятельности различных факторов по поддержанию политической безопасности? Иногда считается, что политическая безопасность Российской Федерации обусловлена целым рядом факторов: особенностью ее геополитического положения; характером исторического становления, развития и нынешнего состояния российского общества; своеобразием традиций, обычаев и духовной культуры, а также самосознанием народа; постоянной борьбой с суровыми условиями жизни, необходимостью освоения огромных пространств; отсутствием естественных оградительных рубежей и непрерывными угрозами нашествия со стороны соседей; внутренней духовной свободой и способностью русского народа к самопожертвованию во имя благородных, справедливых целей.

Такой, условно говоря, геополитический подход, как представляется, не является функциональным. Особенно в условиях, когда основные социально-политические факторы, казалось бы, фактически не изменяются (например, в стране и ближайшем окружении нет войн, политических переворотов и т. п.), а безопасность в разные исторические периоды то обеспечивается, то нет.

Поэтому, видимо, как минимум можно предположить, что основополагающими критериями политической безопасности как процесса могут являться другие показатели. Полезным и функциональным представляется институциональный подход, когда определяющими для обеспечения политической безопасности является деятельность институтов, создаваемых различными социальными и политическими факторами. Это такие основные институты, как социальный контроль масс и политический сыск.

Политическая власть в любом обществе прежде всего озабочена его стабильностью. При этом возникает объективная потребность в определенном социальном регулирующем инструменте с целью обеспечения социального взаимодействия и социального контроля. Социальный контроль масс является значительной частью культуры влияния на человека. Процесс «обработки людей людьми» (термин Стругацких) включает в себя образование и воспитание человека, его информирование, предполагает широкие возможности для его убеждения с помощью СМИ и других средств воздействия.

Начинаясь с семьи, с ее базовых традиций и ритуалов, этот процесс затем замыкается на институты культуры, религии, систему образования и СМИ.

Согласимся с Э. Ф. Макаревичем в том, что если нейтрализация угроз политической безопасности в немалой степени является полем деятельности спецслужб, то основным создаваемым для этого институтом будет политический сыск. О нем не любят писать ученые и политики, поскольку в советское время был накоплен противоречивый опыт именно политического сыска2. Массовые репрессии 30–40-х годов прошлого столетия, конечно, оставили в массовом сознании негативный осадок и страх перед сыскными действиями политической власти, которые еще не скоро будут забыты (считается, что этот страх уже может быть сформирован на генетическом уровне).

Рассуждая о данной проблеме, известный советский специалист в области спецопераций П. А. Судоплатов полагает, что «…спецслужбы – это единственные институты власти, которым законом предписано активно заниматься экстремистскими группировками, организациями и движениями, внедрять в них свою агентуру и доверенных лиц». Руководитель службы разведывательно-диверсионных операций СССР считал, что «работая» с террористами, привлекая в отдельных случаях экстремистские организации к боевым операциям, спецслужбы либо невольно, либо вынужденно в силу своего особого интереса к агентурным данным «подпускают» боевиков, потенциальных исполнителей терактов, к объектам покушения.

Согласно сложившемуся в научном сообществе представлению политический сыск– это «выявление и нейтрализация лиц, групп, организаций, для которых существующая власть– предмет низвержения, информация о них, пресечение их активности, когда они поднимают знамя борьбы с этой властью». К сфере интересов сыска отнесены, кроме этого, и изучение настроений и мнений как элиты общества, так и широких кругов населения. То есть деятельность СМИ и многочисленных социологических служб по сути может являться составной частью сыскных мероприятий. Вообще же политический сыск является достаточно широким институтом по своим формам, средствам и методам и, конечно, не сводится только к репрессиям. Такой вывод можно сделать потому, что в условиях информационного общества сыск смещается в сторону работы с информацией.

Очевидно, что в фокусе внимания политического сыска оказывается не только борьба с инакомыслием. В интересах социального контроля над массами и усиления легитимности власть объективно заинтересована в знании настроений общественности. Поэтому такая функция государством нередко возлагалась на спецслужбы. Подчеркнем: политический сыск – это всегда специфический инструмент власти. Отвечая на вопрос, насколько цель – обеспечение политической безопасности – оправдывает средства, надо понимать, что задачи органам политического сыска ставит власть, поэтому методы его работы детерминированы ее характером и согласованы с ней. Как правомерно указывают специалисты, «…когда власть хочет расправиться с оппозицией, соблюдая видимость закона, она зовет спецслужбы».

Поэтому в современных условиях органы политического сыска представляют власти различную информацию об угрозах политической безопасности, на основании которой зачастую и принимаются те или иные политические решения.

Таким образом, политическая безопасность диалектически взаимосвязана с социальным контролем масс и политическом сыском. Оба этих института обеспечения политической безопасности активно используются государственной властью на протяжении тысячелетий. Но только в последние годы они анализируются наукой и стали объектом пристального исследовательского внимания ученых. Причем сама деятельность спецслужб, кроме позитивного содержания, может приводить и к негативным последствиям для политической безопасности. Поэтому проблема политико-общественного контроля за деятельностью спецслужб является важной теоретической проблемой и практической задачей современной политики.

Лидия БУДОВИЧ

3. АУДИТ БЕЗОПАСНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЯ КАК МЕТОД ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ СИСТЕМОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

По мере роста компаний и усложнения их деятельности все сложнее становится понять, какие процессы, действия, подразделения влияют на экономическую безопасность и каким образом это происходит. Отсюда следует проблема, как измерить эффективность управления экономической безопасности.

Проанализировав существующие методы оценки эффективности управления системой безопасности предприятия, можно сказать, что основной недостаток существующих систем оценки эффективности – несогласованность ключевых показателей эффективности с системой мотивации их достижения.

Идеальные показатели эффективности обладают рядом свойств:

• Всеобъемлющий характер. Показатели должны охватывать всю компанию, чтобы их можно было сравнивать по горизонтали между отдельными подразделениями, анализировать сверху вниз для получения оценок эффективности различных организационных уровней компании, проследить снизу вверх для понимания взаимосвязи результатов деятельности отдельного сотрудника и результатов деятельности компании в целом.

• Стабильность во времени. Показатели изменяются постепенно, чтобы реакция и мотивация сотрудников были предсказуемы.

• Разумное количество показателей. Число их на каждом организационном уровне должно соответствовать психологической способности человека усваивать и обрабатывать информацию (например, человек одновременно может воспринимать 7 ± 2 предмета). В противном случае часть информации будет утеряна.

• Применимость для прогнозирования. Одной из основных задач системы оценки эффективности управления является прогнозирование будущей эффективности компании и выявление путей ее повышения. Оценки эффективности в прошлом сами по себе практической роли в управлении не играют, их назначение – служить базой для оценок будущей эффективности.

• Применимость в мотивации персонала. Показатели эффективности должны лежать в основе системы расчета вознаграждения, получаемого персоналом за свою деятельность.

Функции показателей эффективности управления в свою очередь включают:

– прогнозирование будущего,

– оценка прошлого,

– вознаграждение персонала,

– мотивация персонала,

– сравнение.

Одна из основных функций показателей эффективности состоит в возможности делать на основе таких показателей выводы о будущей эффективности компании и принимать соответствующие управленческие решения.

Экономическая эффективность управления относится к будущему времени, она является следствием прошлых действий и текущих достижений (например, основной способ оценки текущей стоимости бизнеса – расчет текущей стоимости будущих денежных потоков, которые будет генерировать компания).

Однако оценить будущую экономическую эффективность управления без знания механизмов достижения текущей эффективности управления невозможно.

Функция «оценки прошлого» позволяет нам ответить на вопрос, как результаты, достигнутые в прошлом, и процессы функционирования повлияли на последующую экономическую эффективность. «Оценка прошлого» позволяет сделать выводы о будущей эффективности на основании преимуществ, полученных в прошлом.

Функции вознаграждения и мотивации персонала основаны на том факте, что люди обычно улучшают то, что является предметом измерения. Функция вознаграждения заключается в возможности соотнесения конкретным работником результатов своей деятельности с показателями эффективности и с вознаграждением за эту деятельность. Мотивация персонала достигается в результате понятности процедур соотнесения и справедливости их результатов.

Функция сравнения предназначена для соотнесения эффективности различных подразделений, находящихся на одном организационном уровне.

Возможность проследить показатели эффективности управления снизу вверх позволяет персоналу увидеть взаимосвязи между собственными результатами и результатами деятельности компании в целом.

Анализ показателей эффективности сверху вниз позволяет менеджерам проследить эффективность на более низких организационных звеньях и оценить их вклад в общую эффективность компании.

Основные типы применяемых компаниями показателей эффективности управления включают:

во-первых, оценка внешних финансовых рынков дает определение эффективности деятельности компании в целом (например, стоимость акций);

во-вторых, финансовые показатели дают оценку эффективности компании в целом и тех структурных единиц, для которых можно выделить хотя бы затраты;

в-третьих, нефинансовые показатели в основном определяют эффективность функциональных подразделений, отдельных процессов и действий. Однако некоторые показатели могут использоваться для оценки на уровне компании.

Нефинансовых показателей гораздо больше, чем финансовых.

В настоящее время одним из ключевых факторов долгосрочной конкурентоспособности компании являются новейшие информационные технологии. Для оценки эффективности современного предприятия в отдельную группу среди нефинансовых показателей необходимо выделить показатели использования новейших информационных технологий.

Эффективность управления системой экономической безопасности предприятия – это ее способность не допустить нежелательных изменений в этой сфере в будущем. В текущий момент ее эффективность может быть измерена только неким расчетным путем, реальную ее оценку можно получить по итогам применения системы на практике.

Например, экономичность системы безопасности предприятия, то есть соотношение между достигнутым положительным результатом и примененными для его достижения затратами, в текущий момент времени можно только смоделировать.

Для оценки эффективности управления безопасностью предприятия ведущими будут нефинансовые показатели. Это связано со значительной неопределенностью и (или) невозможностью измерения в денежных единицах последствий того или иного действия или бездействия.

Основными инструментами оценки эффективности управления безопасностью предприятия будут выступать качественный, логический анализ и моделирование воздействия различных нежелательных факторов.

Система экономической безопасности предприятия должна работать как хорошо отлаженный механизм, главные характеристики которого системность и комплексность. Для этого необходимо, чтобы ее конструкция имела внутреннюю логику, каждый элемент должен выполнять определенную функцию для реализации основной задачи.

Эффективность средств экономической безопасности предприятия – следствие не только того, чем являются они сами.

Она зависит также от свойств и состояния объекта, на который воздействуют такие средства, и от того, как функционирование отдельных норм права, законодательных установлений, институтов и отраслей права взаимно увязано друг с другом.

Одним из недостатков используемых систем оценки эффективности бизнеса является их фокусирование в основном на экономических измеряемых показателях (например, прибыль, будущие денежные потоки и т. д.). В то же время показатели, не относящиеся к экономической и технической сферам предприятия, в системах оценки эффективности бизнеса практически не используются.

По нашему мнению, в настоящее время при оценке эффективности управления, в том числе при оценке безопасности бизнеса, необходимо системное использование нефинансовых показателей, связанных со структурой службы безопасности, правовым обеспечением, организационной защитой, инженерно-технической безопасностью, системой управления безопасности, регулированием бизнеса и лиц, в нем заинтересованных.

Необходимо проанализировать наполнение перечисленных выше нефинансовых показателей оценки системы безопасности компании.

При наличии узкой специализации предприятия возможно внесение изменений или дополнений в анализируемые показатели системы управления безопасности компании, рассмотренных в таблице «Показатели системы управления безопасности компании». Новые показатели не должны нарушить общую логику анализа безопасности предприятия.

Оценка эффективности бизнеса компании в целом и эффективности управления экономической безопасностью предприятия в частности позволяет ответить на вопросы о наличии резервов повышения прибыльности бизнеса, соответствия текущей финансовой оценки его реальной или потенциальной стоимости, степени защищенности бизнеса от враждебных действий.

На основании выше сказанного становится возможным проведение аудита безопасности предприятия. Результаты аудиторской проверки безопасности предприятия будут являться методом оценки уровня и качества управления системой безопасности в целом.

Для проведения аудита безопасности фирмы можно рекомендовать следующую последовательность действий.

1. Подготовка к проведению аудита безопасности:

– выбор объекта аудита (фирма, отдельные здания и помещения, отдельные системы или их компоненты);

– составление команды аудиторов-экспертов;

– определение объема и масштаба аудита и установление конкретных сроков работы.

2. Проведение аудита:

– общий анализ состояния безопасности объекта аудита;

– регистрация, сбор и проверка статистических данных и результатов инструментальных измерений опасностей и угроз;

– оценка результатов проверки;

– составление отчета о результатах проверки по отдельным составляющим.

3. Завершение аудита:

– составление итогового отчета;

– разработка плана мероприятий по устранению узких мест и недостатков в обеспечении безопасности фирмы.

Условиями успешного проведения аудита безопасности являются:

– активное участие руководства фирмы в его проведении;

– объективность и независимость аудиторов (экспертов), их компетентность и

высокая профессиональность;

– четко структурированная процедура проверки;

– активная реализация предложенных мер обеспечения и усиления безопасности.

Аудит безопасности в свою очередь является действенным инструментом оценки безопасности и управления рисками. Предотвращение угроз безопасности означает в том числе и защиту экономических, социальных и информационных интересов фирмы. Отсюда вывод, что аудит безопасности становится инструментом экономического менеджмента.

В зависимости от того, кто проводит аудит безопасности – сотрудники фирмы или независимая аудиторская компания, его также можно разделить на внутренний и внешний.

Выделяют также и масштабы аудита:

– аудит безопасности всей фирмы в комплексе;

– аудит безопасности отдельных зданий и помещений (выделенные помещения);

– аудит оборудования и технических средств конкретных типов и видов;

– аудит отдельных видов и направлений деятельности: экономической, экологической, информационной, финансовой и т. д.

Внутренний аудит позволяет оценить:

– соблюдение законодательных требований по безопасности;

– выполнение требований стандартов и норм по безопасности;

– наличие узких мест в системе безопасности фирмы и спланировать работу по их устранению;

– состояние культуры безопасности в среде специалистов и сотрудников фирмы;

– возможные экономические потери и нанесение ущерба в любой сфере деятельности.

В последнее время аудит безопасности широко внедряется в конкретную практику деятельности служб безопасности.

Эффективность реализации системного подхода при аудите безопасности на практике зависит от умения аудитора выявить и объективно анализировать все личностные факторы и связи достаточно сложного объекта защиты, какими выступают коммерческие организации.

Необходимым условием такого умения является наличие глубоких аудиторских знаний и системного мышления, формируемого в результате соответствующего обучения и практического решения слабо формализуемых проблем.

Проблемы безопасности относятся к числу творческих задач, решаемых на основе комплексных подходов.

Результативность и качество аудита безопасности зависят от человека, выполняющего эти задачи, от его мыслительной деятельности. Процесс решения слабо структурированной задачи – это сложный субъективный процесс.

Результатом аудита безопасности является оценка соответствия безопасности требованиям, установленным на объекте защиты.

Основой решения слабо формализованных задач является соответствие формализованной модели требований безопасности реальному формализованному состоянию.

Объектом исследования аудита безопасности является фирма (организация предприятие).

Комплексный аудит экономической безопасности предприятия необходимо, на наш взгляд, рассматривать как исключительно внутренний инструмент управления, исключающий в целях конспирации возможность предоставления информации о результатах его деятельности сторонним лицам и организациям.

В заключение можно сказать, что проблема безопасности относится к числу сложных слабо формализуемых проблем, которые строго методически решить невозможно, так как они характеризуются большим количеством и многообразием факторов (барьеров, происшествий, угроз, рисков), влияющих на состояние безопасности, которые однозначно выявить и строго описать не удается.

Использованная литература

Журнал «Власть». Номер 2 за 2007 г.