регистрация / вход

Понятие и сущность уголовного преследования

САНКТ – ПЕТЕРБУРГСКАЯ АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ АЛТАЙСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА По дисциплине: прокурорский надзор Тема: Выполнила студентка

САНКТ – ПЕТЕРБУРГСКАЯ АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ

АЛТАЙСКИЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

По дисциплине: прокурорский надзор

Тема:

Выполнила студентка

№ группы 4331/6-4

Бобрешова Анна Дмитриевна

Проверил:

________________________

«___»____________________2010г.

Подпись_______________________

Барнаул 2010

Содержание

Введение………………………………………………………………….3

1.Понятие и значение уголовного преследования……………………..4

1.1 Понятие и функции уголовного преследования……………………4

1.2. Значение уголовного преследования………………………………..6

2. Содержание уголовного преследования……………………………..10

Заключение………………………………………………………………..18

Список использованной литературы…………………………………….21

Введение

В цивилизованной правовой действительности каждый правовой институт или отдельные нормы права имеют глубокие социальные корни и учреждаются для выполнения определенных общественно значимых функций. Являясь выражением воли государства и народа и имея в основе своей социально-политическую природу, они всегда вызываются к жизни как ответная реакция на назревшие социально-экономические потребности существующего строя, преследуют цель наиболее эффективного регулирования конкретных общественных отношений.

Но общественные отношения, правоприменительная практика постоянно развиваются, каждый этап развития выдвигает свои задачи, наполняет их новым конкретным содержанием. А закон должен улавливать пульс общественной жизни, отражать объективные ее запросы и служить этим задачам.

Дискуссионным в теории уголовно-процессуальной науки является также вопрос о начале реализации функции уголовного преследования, а также действительном ее содержании. Проблемными, в частности, оказались вопросы о включении в содержание функции уголовного преследования мер оперативно-розыскного характера, призванных изобличать подозреваемого в совершении деяния, запрещенного уголовным законом, и соответственно о начале реализации функции уголовного преследования именно с момента начала применения указанных мер.

Целью работы является анализ уголовного преследования как уголовно-процессуального института.

1 Понятие и значение уголовного преследования

1.1. Понятие и функция уголовного преследования. В соответствии со ст. 1 ФЗ РФ «О прокура­туре Российской Федерации» прокуратура осуществляет уголовное преследование, которое рассматривается нами как одна из функций прокуратуры.

Под уголовно-процессуальным законодательством понимается, в первую очередь, УПК РФ 2001 г. с последующими уже недопус­тимо многочисленными изменениями и дополнениями.

Прежде чем приступить к анализу уголовно-процессуального законодательства, необходимо обратиться к теории уголовного про­цесса с целью определения понятия уголовного преследования и его значения. Субъекты уголовного процесса (в том числе и проку­рор) выполняют определенные процессуальные действия, объеди­няемые по признаку их направленности на ход и исход уголовного дела. Основные направления этой деятельности субъектов уголов­ного процесса к ходу и исходу уголовного процесса принято имено­вать уголовно-процессуальными функциями. Несмотря на многообразие позиций по поводу количества уголовно-процессуальных функ­ций, все они могут быть сведены к трем: уголовное преследование (обвинение), защита и разрешение уголовного дела[1] .

I 59

Хотя в действующем уголовно-процессуальном законодательстве России и продекларирована доктрина о разделении процессуальных функций обвинения, защиты и разрешения дела с возложением их на отдельные органы публичной власти, т.е. следователя, орган дознания, дознавателя, прокурора и суда (ч. 2 ст. 15 УПК РФ), од­нако процессуальные органы (в том числе и следователь прокурату­ры) продолжают совмещать перечисленные нами уголовно-процессуальные функции. Отсюда значимость функции уголовного преследования для обнажения одного из важнейших критериев сущности реальной формы уголовного процесса и признания его либо состязательным, либо розыскным (инквизиционным), либо смешанным.

В п. 55 ст. 5 УПК РФ впервые дано разъяснение термина «уголовное пре­следование » - процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения (в том числе прокурором) в целях изобличения подозреваемого, обви­няемого в совершении преступления .

Приведенное законодательное определение уголовного преследования устанавливает следующие признаки, характеризующие уголовное преследование как один из видов уголовно-процессуальной деятельности:

а) данная деятельность является процессуальной, т.е. происходит в рамках уголовно-процессуального законодательства;

б) она осуществляется стороной обвинения, т.е. прокурором, а также следователем, начальником следственного отдела, дознавателем, частным обвинителем, потерпевшим, его законным представителем, гражданским истцом и его представителем;

в) имеет целью изобличение как подозреваемого, так и обвиняемого в совершении преступления.

г) имеет в зависимости от субъекта виды: частное, публичное, частно-публичное.

В содержание функции уголовного преследования входит принятие следующих процессуальных решений и совершение следующих процессуальных действий:

а) принятие решений, которыми лицу предоставляется статус подозреваемого или обвиняемого;

б) производство следственных действий, в результате которых были получены обвинительные доказательства;

в) избрание в отношении лица мер пресечения или иных мер процессуального принуждения;

г) санкционирование прокурором решений следователя (дознавателя) о производстве следственных действий, в результате которых были получены обвинительные доказательства;

д) санкционирование прокурором ходатайств следователя (дознавателя) об избрании меры пресечения, если это возможно не иначе как по судебному решению;

е) утверждение прокурором обвинительного заключения (обвинительного акта);

ж) участие представителей стороны обвинения (уголовного преследования) в производстве в суде первой и апелляционной инстанции.

Осуществление функции уголовного преследования возложено на органы уголовного преследования - прокурора, следователя, дознавателя и орган дознания.

Определив решения и действия, входящие в содержание функции уголовного преследования, можно предложить следующее развернутое определение сущности уголовного преследования.

Сущность уголовного преследования – это соответствующее назначению уголовного судопроизводства осуществление деятельности по предоставлению лицу статуса подозреваемого и обвиняемого, производству следственных действий, в результате которых были получены обвинительные доказательства, избранию в отношении лица мер пресечения, санкционированию прокурором ходатайств следователя (дознавателя) об избрании меры пресечения, если это возможно не иначе как по судебному решению, утверждению прокурором обвинительного заключения (обвинительного акта), а также по участию представителей стороны обвинения в судебном разбирательстве и на стадии исполнения приговора при рассмотрении судом вопросов о замене осужденному наказания в случае злостного уклонения от его отбывания.

1.2. Значение уголовного преследования в том, что оно является основным средством защиты публичного интереса в уголовном процессе.

Публичный интерес – это охраняемый законом интерес, за которым стоят общество и государство. В уголовном судопроизводстве публичный интерес выражается в создании обстановки неотвратимости наказания за совершенное преступление и привлечении к уголовной ответственности виновных. Он выражается также в обязанности государственных органов и должностных лиц в пределах своей компетенции обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства. Защищая публичный интерес, уполномоченные органы и должностные лица осуществляют свои функции, как правило, независимо от воли отдельных организаций и граждан.

Совершение преступления должно влечь за собой уголовную ответственность. Предпосылкой наступления такой ответственности является уголовное преследование, под которым понимается прежде всего деятельность, осуществляемая, как отмечалось выше, прокурором, следователем, дознавателем, другими участниками со стороны обвинения. Суд исключен из числа органов, осуществляющих уголовное преследование (ч. 3 ст. 15 УПК РФ). Если первичная информация о готовящемся или совершенном преступлении поступает в суд, то она должна незамедлительно направляться органу или должностному лицу, наделенному полномочиями по проверке такого рода информации и принятию соответствующих решений.

В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая поддержание обвинения в суде, подразделяется на три вида – публичное, частно-публичное и частное. Соответственно принято различать три категории уголовных дел – дела публичного, частно-публичного и частного обвинения.

О правомерности ссылок на принцип публичности как на одну из основ уголовного преследования говорит также то обстоятельство, что подавляющее большинство составляет первая из названных трех категорий уголовных дел – дела публичного обвинения.

Значение уголовного преследования велико, тем более на современном этапе, когда преступность в стране достигла уровня, реально угрожающего жизненно важным устоям общества, гарантированным законом правам и свободам граждан, национальной безопасности, социально-экономическому развитию и стабильности государства. Усиливаются ее организованность, агрессивность и профессионализм, появляются новые, все более опасные виды преступлений. Происходит сращивание экономической и насильственной преступности, получают распространение убийства, терроризм, бандитизм, разбойные нападения, похищения людей, захваты заложников, незаконный оборот оружия, наркобизнес и другие тяжкие и особо тяжкие виды преступлений.

При этих условиях многократно возрастает роль уголовного преследования в борьбе с преступностью, ибо без расследования преступлений, без успешного решения процедурных вопросов в установленном законом порядке невозможно эффективно реализовать нормы уголовного закона. Именно в силу своего призвания воплотить в жизнь положения Уголовного кодекса РФ по конкретным делам, оно является необходимым средством борьбы с преступными проявлениями. В тех случаях, когда преступления связаны с посягательствами на личность, ее права и свободы, уголовное преследование обеспечивает уголовно-правовую защиту этих общечеловеческих ценностей, а также реализацию конституционного принципа доступа потерпевшего к правосудию и возмещения ему причиненного вреда (ст. 52 Конституции РФ). Напомним в этой связи, что в соответствии с Рекомендацией Комитета Министров Совета Европы от 28 июня 1985 г. «О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса» основной функцией уголовного правосудия должно быть удовлетворение запросов и охрана интересов потерпевшего. Она осуществляется вследствие уголовного преследования. Не будь этого канала, в принципе невозможно было бы и приведение в действие средств защиты прав и законных интересов подозреваемого и обвиняемого.

Таким образом, уголовное преследование в сфере публичных отношений предполагает функцию государства по привлечению лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, к уголовной ответственности и поддержанию государственного обвинения в суде. Привлечение лица к ответственности, которое происходит на досудебных стадиях уголовного процесса, связано с применением мер государственного принуждения, в том числе достаточно суровых, таких, как, например, задержание или заключение под стражу. Это обусловливает особую важность правильного понимания правовой природы уголовного преследования и его соотношения с расследованием уголовных дел. Однако, как показывает действующая нормативная база и позиция ряда правоведов, в этом принципиальном вопросе до сих пор отсутствует четкое представление о понятии уголовного преследования, а также сохраняются несомненные, на наш взгляд, заблуждения.

В связи с этим требует скорейшей корректировки и действующее российское законодательство, определяющее понятие уголовного преследования.

2 Содержание уголовного преследования

Уголовное преследование в полном объеме осуществляют орга­ны предварительного следствия, исчерпывающий перечень которых приведен в ст. 151 УПК РФ. Действующее уголовно-процессуальное законодательство России предусматривает следующие виды органов предварительного следствия:

1) следователь Следственного комитета при прокуратуре Рос­сийской Федерации;

2)следователь органов внутренних дел;

3)следователь органов федеральной службы безопасности;

4)следователь органов по контролю за оборотом наркотиков.

Органы предварительного следствия различаются в соответст­вии со своей компетенцией по рассмотрению тех или иных уголов­ных дел, иначе говоря, соответственно своей подследственности. В теории уголовного процесса правила подследственности относится к общим условиям производства предварительного расследования. Подследственность — предусмотренная законом принадлеж­ность уголовного дела к ведению определенного органа предваритель­ного следствия.

Анализ ст. 151 УПК РФ, являющейся базовой статьей, посвя­щенной правилам подследственности с разной и равной юридиче­ской силой, и иных положений других правовых актов, позволяет распределять уголовные дела между разноименными органами предварительного следствия: подследственность следователей про­куратуры, подследственность следователей органов федеральной службы безопасности, подследственность следователей органов внутренних дел и подследственность следователей органов по кон­тролю за оборотом наркотиков. В свою очередь, подследственность разноименных органов предварительного следствия также может типологизироваться. Например, подследственность следователей Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации подразделяется следующим образом: исключительная подследствен­ность — уголовные дела о преступлениях, указанных в подп. «в» ч. 2 ст. 151 УПК РФ, факультативная подследственность — по всем другим преступлениям в случае поручения о том прокурора.

Расследование уголовных дел производится следователем еди­нолично. Если уголовное дело возбуждено самим следователем и принято им к своему производству, то составляется единое поста­новление (постановление о возбуждении уголовного дела и приня­тии его к своему производству). В случае же принятия производства уголовного дела, возбужденного другим процессуальным органом, следователь выносит отдельное постановление (постановление о принятии уголовного дела к производству). Копии этих постанов­лений незамедлительно, но не позднее 24 часов, направляются про­курору (ст. 146, 156 УПК РФ).

В случае сложности уголовного дела или его большого объема предварительное следствие может вестись следственной группой. Решение об этом вправе принять руководитель следственного орга­на. Руководитель следственной группы принимает уголовное дело к своему производству и руководит действиями других следователей (ст. 163 УПК РФ).

При расследовании уголовных дел все решения о его направ­лении и производстве следственных действий следователь прини­мает самостоятельно и несет полную ответственность за их законное и своевременное исполнение (ст. 38 УПК РФ). В случае несо­гласия с требованиями прокурора об устранении нарушений феде­рального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, следователь обязан представить свои письменные воз­ражения руководителю следственного органа, который информи­рует об этом прокурора (ч. 3 ст. 38 УПК). В этом суть процессуаль­ной независимости следователя, которую следует отличать от его процессуальной самостоятельности.

Осуществляя уголовное преследование, следователи прокурату­ры выполняют следственные действия . Исчерпывающий перечень следственных действий установлен уголовно-процессуальным зако­нодательством и включает следующие их виды:

1) осмотр:

2) задержание подозреваемого;

3) допрос;

4) очная ставка;

5) обыск;

6) выемка;

7) освидетель­ствование;

8) предъявление для опознания;

9) следственный экспери­мент;

10) получение образцов для сравнительного исследования;

11) эксгу­мация трупа;

12) назначение экспертизы;

13) контроль и запись перегово­ров;

14) наложение ареста на почтово-телеграфные отправления;

15) на­ложение ареста на имущество.

Из 15 обозначенных следственных действий десять одновременно являются мерами уголовно-процес­суального принуждения. К их числу относятся: задержание подозре­ваемого; обыск; выемка; отобрание образцов для сравнительного исследования; освидетельствование; эксгумация трупа; экспертиза; контроль и запись переговоров; наложение ареста на почтово-телеграфные отправления; наложение ареста на имущество. Прину­дительный характер следственного действия выражается в ограни­чении прав, свобод и законных интересов граждан и других лиц (право на личную неприкосновенность, неприкосновенность жилища и т.д.).

В целях усиления гарантий законности и обоснованности из­бираемых правоограничений Закон предписывает предваритель­ное получение санкции прокурора, решение судьи либо после­дующее осуществление проверки со стороны контрольно-надзорных органов. Всякое следственное действие предполагает наличие цели, основания, условия и процессуального порядка его производства. Ранее оно именовалось как прослушивание телефон­ных и иных переговоров.

После получения достаточных доказательств следователь проку­ратуры привлекает лицо в качестве обвиняемого, т.е. совершает процессуальное действие, выражающееся в вынесении соответст­вующего постановления о привлечении лица к уголовной ответст­венности (постановление о привлечении в качестве обвиняемого), с целью определения правового статуса лица, по поводу действий которого ведется уголовное дело (ст. 171, 172 УПК РФ).

Заключительным этапом предварительного следствия является его окончание путем составления следующих процессуальных документов: обвинительного заключения (ст. 158, 215—220 УПК РФ); обвинитель­ного акта (ст. 225, 226 УПК РФ); постановления о направлении уго­ловного дела в суд для применения принудительной меры медицин­ского характера (ст. 158. 439 УПК РФ); постановление о прекращении уголовного дела (ст. 24-28, 158, 212, 213, 225, 226, 439 УПК РФ).

В случае получения достаточных доказательств, подтверждающих наличие фактических обстоятельств, влекущих применение мер уго­ловного наказания к обвиняемому за совершенное преступление, и отсутствие обстоятельств, вызывающих прекращение или приостанов­ление уголовного дела, следователь прокуратуры оканчивает предвари­тельное следствие путем составления обвинительного заключения.

Обвинительное заключение — процессуальный документ, в кото­ром подводятся итоги предварительного следствия, излагаются ус­тановленные по уголовному делу фактические и юридические осно­вания уголовной ответственности и наказания обвиняемого, фор­мулируется обвинение и делается вывод о направлении уголовного дела на рассмотрение суда. После составления и подписания обви­нительного заключения следователем уголовное дело направляется прокурору (ч. 6 ст. 220 УПК РФ).

При поступлении уголовного дела с обвинительным заключени­ем от органа расследования прокурор или его заместитель в течение двух суток принимает по нему одно из решений:

1) об утверждении обвинительного заключения и о направлении уголовного дела в суд;

2) о возвращении уголовного дела для производства дополнительного дознания либо пересоставления обвинительного акта со своими письменными замечаниями и в случае необходимости продления срока дознания до десяти суток в первом случае и до трех суток во втором случае;

3) о прекращении уголовного дела:

4) о направлении уголовного дела для производства предвари­тельного следствия (ч. 1 ст. 226 УПК РФ).

Обвиняемому вручается копия обвинительного заключения с приложениями. Копии обвинительного заключения вручаются так­же защитнику и потерпевшему, если они об этом ходатайствуют (ч. 2 ст. 222 УПК РФ).

При поступлении от дознавателя уголовного дела с обвинитель­ным актом прокурор принимает одно из следующих решений:

• об утверждении обвинительного акта и о направлении уго­ловного дела в суд;

• о возвращении уголовного дела для производства дополни­тельного дознания либо пересоставления обвинительного ак­та со своими письменными указаниями и в случае необходи­мости о продлении срока дознания до десяти суток;

• о прекращении уголовного дела;

• о направлении уголовного дела для производства предвари­тельного следствия (ч. 1 ст. 226 УПК РФ).

При утверждении обвинительного акта прокурор вправе своим постановлением исключить из него отдельные пункты обвинения либо переквалифицировать обвинение на менее тяжкое (ч. 2 ст. 226 УПК РФ).

Копия обвинительного акта вручается обвиняемому, его защит­нику и потерпевшему (ч. 3 ст. 226 УПК РФ).

Уголовное преследование по конкретному уголовному делу вправе осуществлять прокурор. В качестве субъекта уголовного про­цесса прокурор осуществляет в досудебных стадиях уголовного процесса (стадия возбуждения уголовного дела и стадия предвари­тельного расследования) обязанности по надзору за предваритель­ным следствием. УПК РСФСР не определял (это относится и к УПК РФ) полномочия прокурора при личном ведении предварительного следствия по уголовному делу. В п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, а также в ч. 2 ст. 31 ФЗ РФ «О прокуратуре Российской Федерации» прокурору лишь предоставлено правомочие личного расследования уголовных дел. Решение данного вопроса представ­ляется важным для правоприменительной практики. В частности, это касается применения мер уголовно-процессуального принужде­ния, например задержания подозреваемого в порядке ст. 91 УПК РФ. Вправе ли прокурор в этом случае уведомлять о произведенном задержании вышестоящего прокурора? По нашему мнению, проку­рор, осуществляя уголовное преследование, пользуется всей полно­той своих полномочий, а не только полномочиями следователя.

Уголовное преследование регулируется не только уголовно-процессуальным законодательством (в первую очередь, УПК РФ), но и принимаемыми в соответствии с ним подзаконными нормативными правовыми актами Генерального прокурора РФ. Введение в действие с 1 июля 2002 г. Уголовно-процессуального кодекса РФ побудило Гене­рального прокурора РФ к принятию приказа «Об организации испол­нения Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» и переходе органов прокуратуры к работе в новых условиях уголовного судопроизводства» № 7 от 20 февраля 2002 г[2] . Большинство положений этого норматив­ного правового акта носят декларативный характер и нацелены на «тщательное изучение и обсуждение положений» УПК РФ.

В приказе Генерального прокурора РФ «Об организации про­курорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии досудебного производства» № 39 от 5 июля 2002 г.[3] , в ре­дакции от 16 марта 2006 г. не проведено разграничение между двумя самостоятельными функциями прокуратуры: надзором и уголовным преследованием. Целый ряд положений названного приказа (например, положения закрепленные в п. 2.2—2.7) регла­ментируют полномочия прокурора только при осуществлении уго­ловного преследования. Более того, в п. 2 приказа Генерального прокурора РФ № 39 от 5 июля 2002 г. прокурор поименован «ру­ководителем уголовного преследования». Анализ положений приказа № 39 от 5 июля 2002 г. позволяет нам высказать сужде­ние о том, что предпочтительным для данного приказа было бы следующее название: «Об организации уголовного преследования прокуратурой на досудебных стадиях уголовного производства».

Не утратили своей актуальности и приказ Генерального проку­рора РФ № 115 от 4 августа 2000 г,[4] а также совместный приказ Генерального прокурора РФ (№ 80) и Министра внутренних дел (№ 725) «Об усилении прокурорского надзора и ведомственного контроля за процессуальными решениями при рассмотрении сооб­щений о преступлениях» от 12 сентября 2006 г.

Анализ подзаконных нормативных правовых актов об уголовном преследовании прокуратурой позволил обнаружить еще одну пробле­му, в большей мере связанную с иной функцией прокуратуры (участие в правотворчестве). Речь идет о неопубликовании большинства подза­конных нормативных правовых актов Генерального прокурора РФ в официальных источниках. На это же обратил внимание и Верховный Суд РФ. Так, решением названного высшего судебного органа общей юрисдикции №ГКПИ 98—798 от 30 марта 1999 г[5] , было признано «недействующим и подлежащим применению» Указание Генерального прокурора РФ «Об изменении порядка исчисления срока предвари­тельного следствия при соединении нескольких уголовных дел» от 18 сентября 1996 г. № 55/15 (в ред. от 30 марта 1999 г.)

Причиной столь беспрецедентного и неблагоприятного для Прокуратуры России решения послужило то, что оно было «не опубликовано официально для всеобщего сведения». Вероятно, по этой причине впоследствии был принят приказ Генерального про­курора РФ «О порядке официального опубликования организаци­онно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры Рос­сийской Федерации, носящих нормативно-правовой характер» № 10 от 20 марта 2002 г. В соответствии с п. 1 названного приказа только одно средство массовой информации - - журнал «Закон­ность» — было признано в качестве источника официального опубли­кования «организационно-распорядительных документов». Впредь в журнале «Законность» должны публиковаться все подзаконные нормативные правовые акты прокуратуры России, которые, по ее мнению, носят «нормативно-правовой характер» и затрагивают «права, свободы и обязанности человека и гражданина, кроме актов, содержащих сведения, составляющих государственную тайну, или сведения конфиденциального характера». Однако сам приказ Генерального прокурора РФ № 10 от 20 марта 2002 г. так и не был опубликован в официальном источнике.

Заключение

Нам представляется, что законодательное определение уголовного преследования, как и ряд других связанных с ним норм, должно в настоящее время лежать в основе подхода к разрешению многих проблем, лежащих в области исследования уголовного преследования как одного из главных уголовно-процессуальных институтов и обусловленных изложенными выше мнениями о его содержании. Наиболее принципиальные из них, на наш взгляд, следующие:

а) осуществляется ли уголовное преследование лишь в отношении конкретного лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, или оно осуществляется еще до появления этих процессуальных фигур в уголовном деле?;

б) направлено ли уголовное преследование на изобличение лица, виновного в совершении конкретного преступления, или на обеспечение неотвратимости наказания за совершенное преступление?;

в) должно ли определение уголовного преследования содержать в себе перечисление отдельных действий, составляющих структуру этой деятельности?

Все уголовное преследование во всех его структурных элементах и звеньях – от возбуждения уголовного дела дознавателем, следователем, прокурором до поддержания государственного обвинения в суде прокурором (либо иным назначенным им соответствующим должностным лицом) – по своему определению имеет единую цель – обвинение, подчеркнем, то, что будет неоднократно отмечаться и далее, обвинение законное и обоснованное.

Нет возбужденного уголовного дела – в принципе быть не может уголовного преследования кого-либо в совершении какого-либо преступления. Не проведены следственные действия до появления подозреваемого, обвиняемого, в том числе и связанные в ряде случаев с применением мер процессуального принуждения (например, получение от свидетеля или потерпевшего обязательства о явке, их приводе) либо связанные с ограничением конституционных прав граждан (характерным примером которых является контроль и запись телефонных и иных переговоров, осуществляемая в соответствии с ст. 186 УПК РФ не только в отношении подозреваемого, обвиняемого, но и иных лиц), таковые в принципе зачастую в уголовном деле не появятся.

Говорить об уголовном преследовании, имея в виду его осуществление только в отношении конкретного лица, не включая в него деятельность, приводящую к его, конкретного лица, выявлению, все равно, что попытаться одной линией начертить прямоугольник – либо без длины, либо без высоты.

Нам представляется, что указание отдельных ученых на предназначение уголовного преследования как деятельности, направленной исключительно на обеспечение неотвратимости наказания, сущностно не совсем корректно, хотя бы по следующей причине. Далеко не всегда в отношении лица, законно и обоснованно изобличенного в результате уголовного преследования в совершении преступления, составляется обвинительное заключение, а затем оно подвергается наказанию. Мы имеем в виду и случаи прекращения уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям (также вполне обоснованного и законного), прекращения уголовного преследования в связи с необходимостью применения к лицу, совершившему уголовно-противоправное деяние, не уголовного наказания, а принудительных мер медицинского характера в порядке гл. 51 УПК РФ, и, наконец, к примеру, в связи с недостижением лицом, такое деяние учинившим, возраста, с которого возможна его уголовная ответственность и соответственно наказание.

Нам представляется, что в определение содержания уголовного преследования не следует включать перечисление тех или иных отдельных действий и процессуальных решений, которые осуществляются в его рамках. Оно всегда будет неполным и не всегда точным. Так, например, как видно из приведенных мнений ряда ученых, А.Б. Соловьев связывает его начало с возбуждением уголовного дела против конкретного лица, З.Ф. Коврига (более, думается, верно) – с действиями по обнаружению преступления и т.д.

В этой связи нам на сегодняшний день представляется, что уголовное преследование есть процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения, и целенаправленная каждым ее представителем в пределах своей компетенции на обнаружение преступлений, выявление и законное и обоснованное изобличение подозреваемого, обвиняемого в его совершении.

Соответственно уголовное преследование следует истолковывать не только как процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в вышеотмеченных целях, но и как правовой институт, регулирующий эту деятельность. Как институт оно складывается из норм, имеющих отношение к данной деятельности, начиная с возбуждения уголовного процесса и кончая последней стадией уголовного процесса. Его источником являются нормы различных отраслей права: международного, конституционного, уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, гражданского, прокурорско-надзорного, трудового, семейного и т.д.

Уголовное преследование – многофакторное, многостадийное, имеющее сложную структуру явление. И оно не завершается вынесением и вступлением в законную силу обвинительного приговора, как это утверждает М.С.Строгович, а продолжается и в последующих стадиях уголовного процесса, если, разумеется, есть к тому надлежащие предпосылки. Такой вывод находит подтверждение в законодательстве. В частности, в ст. 62 УПК РФ, записано, что прокурор осуществляет уголовное преследование на всех стадиях уголовного процесса, где он поддерживает обвинение.

Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 25.12.1993.

2. Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ // СЗ РФ от 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921,

3. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ // СЗ РФ от 14.08.1995, № 33, ст. 3349,

4. Федеральный закон «О Прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992 № 2202-1 // СЗ РФ от 20.11.1995, № 47, ст. 4472,

5. Сборник основных организационно – распорядительных документов Генеральной Прокуратуры РФ. Т. 1 Тула: Афтограф, 2004

6. Прокурорский надзор/ под ред. Ю.Е. Винокурова. - М.: Юрайт-издат, 2008. – 459 с.

7. Прокурорский надзор / под ред О.А. Галустьяна,А.в. Ендольцевой, Н.Х Сафиуллина. – М.: ЮНИТИ_ДАНА: Закон и право, 2008 – 537 с.

8. Якупов Р.Х. Уголовный процесс Учебник для вузов. М.: ТЕИС, 2006 – 369 с.


[1] Якупов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник для вузов. С 33-35

[2] Законность. 2002 №4. Сборник основных организационно-распорядительных документов Генеральной Прокуратуры РФ, т.1. с 231-236

[3] Там же.с 237-243

[4] там же . с 312,313

[5] Бюллетень ВС РФ. 2000.№ 10. с. 12,13

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий