регистрация / вход

Институт монархии в современном мире

Министерство юстиции российской федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Российская правовая академия министерства юстиции Российской Федерации"

Министерство юстиции российской федерации

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

"Российская правовая академия министерства юстиции Российской Федерации"

Северо-западный (СПБ) филиал

Контрольная работа

по Конституционному праву зарубежных стран

тема: «Институт монархии в современном мире»

Санкт-Петербург

2009

Содержание


Введение......................................................................................................................................... 4

1. Понятие, сущность и признаки монархии.............................................................................. 6

2. Типы монархии........................................................................................................................ 12

3. Юридическое положение носителей власти в условиях монархии.................................. 18

4. Институт монархии в современном мире............................................................................ 23

Заключение.................................................................................................................................. 29

Список литературы .................................................................................................................... 33



Введение

По форме правления различают монархию абсолютную (монарх обладает всей полнотой власти) и ограниченную (власть монарха ограничена выборным органом): сословно-представительную (ограничение власти сословий), дуа­листическую (формально-юридическое разделение государ­ственной власти между монархом и парламентом), парла­ментарную (власть короля ограничена парламентом), кон­ституционную (полномочия монарха ограничены консти­туцией), и республику.[1]

В переводе с греческого данный термин означает «единовластие» - не просто власть одного, а власть наследуемая. Эта власть нередко обожествлялась (монарх — помазанник Божий). В Японии Император до 1945 г. считался сыном богини Солн­ца Аматерасу. Ныне божественное происхождение власти мо­нарха мало кого волнует: из истории известно, что феодалы становились монархами и добывали трон для себя и своих по­томков в результате иногда выборов, чаще насилия, изредка приглашения, т. е. вполне земных про­цедур. Из этого исходит и большинство действующих конститу­ций монархических государств.[2]

Актуальность темы определена тем, что монархия была господствующей формой правления в мире на протяжении нескольких столетий. В специфической форме она сохраняется и сегодня почти в трети странах мира.[3]

Цель данной работы – рассмотреть монархию как форму правления на примере нескольких стран. В связи с поставленной целью предполагается решение следующих задач:

· Представить теоретические аспекты монархии как формы правления;

· Определить понятие, сущность, признаки и типы монархии;

· Дать сравнительный анализ исторических разновидностей монархии;

· Рассмотреть институт монархии как системообразующий элемент высшего государственного управления.
1. Понятие, сущность и признаки монархии

Чтобы получить исчерпывающую характеристику конкретного го­сударства как особой политической организации, необходимо проана­лизировать всю совокупность его признаков и выделить среди них важнейшие. Форма правления характеризует порядок формирования и органи­зацию высших органов государственной власти. Эту сторону государ­ства определяют: структура и полномочия высших органов государственной власти страны; порядок их образования и взаимоотношений между собой; степень участия населения в формировании этих органов и влия­ния на принимаемые ими решения.

По формам правления государства подразделяются на монархии и республики.

Монархией (греч. - единовластие) называ­ется такое государство, в котором верховная власть в стране сосредо­точена (полностью или частично) в руках единоличного главы госу­дарства и обычно передается по наследству от отца к старшему сыну, реже — к дочери или родственнику по боковой линии, и ни один орган власти не вправе повлиять на этот процесс. Правда, современные фор­мы государства в отдельных случаях предусматривают выборы монар­ха на определенный срок, однако обычно такие монархии утрачивают один из главных своих признаков и не могут быть в полной мере отнесены к данному типу правления.[4]

Примером абсолютной монархии сегодня могут служить Оман, Бутан, Бруней. В Ватикане и Саудовской Аравии отмечена теократическая монархия – это форма правления, при которой глава государства одновременно представляет светскую и религиозную власть.

Дуалистическая монархия может быть охарактеризована как переходная. Король и помещики уже не в состоянии безраздельно управлять государством, а буржуазия не в силах взять всю полноту власти. Примеры такой монархии – Иордания и Марокко.

В условиях парламентарной монархии действует принцип «королева царствует, но не правит». Монарх является лишь главой государства и выполняет сугубо представительские функции. Вся законодательная власть принадлежит парламенту, правительство формируется парламентом и ответственно перед ним. Все акты монарха подлежат скреплению подписью соответствующего министра, то есть министр принимает на себя политическую и юридическую ответственность за данный акт. Сохранение этой разновидности монархии обусловлено доверием к монарху, верностью традициям и особенностями национального менталитета. Таковы Австралия, Бельгия, Великобритания, Люксембург, Монако, Испания, Канада, Дания, Норвегия, Швеция, Япония.[5]

Монархическая форма правления - «власть одного, единовлас­тие» - весьма древняя форма правления. Она впервые зародилась в раннеклассовых обществах, государственную власть в которых захватывали военачальники, представители разросшихся семейных или соседских общин, предводители дружин, главы династий, руководители храмов, жрецы, организаторы тех или иных соци­альных классовых движений. Свои истоки монархическая форма правления имела в той до­статочно простой, социально не слишком расчлененной организа­ции общества, которая появилась на рубеже IV-III тыс. до н.э. в итоге «неолитической революции».

В этих обществах ранних земледельческих культур организа­ция власти, осуществляемая на жестко централизованной основе, сверху вниз, была наиболее эффективной, понятной, соответство­вала строжайшей регламентации сельскохозяйственного производ­ства, духовному миру земледельцев-общинников. Как правило, монарх признавался посредником между предками и народом, выступал в этой религиозной роли носителем священных тради­ций, опыта, благоденствия. Он - непременный участник религи­озных ритуалов и обрядов. Он - обязательный посредник между народом и верховным божеством, его представитель в духовной жизни. Его правление освящается божественными предначертани­ями, решения подкрепляются религиозными санкциями. Таким образом, первичные формы монархи во многих регионах земного шара окрашены в теократические тона, являются, по сути, специ­фической формой теократического правления (Африка, Америка, Европа и др.).

Исследования теократии как религиозно-политической систе­мы, проведенное Е.Н. Салыгиным, показало, что первичные ран­неклассовые государства в силу сращивания светских и религиоз­ных начал в монархической форме правления, в силу религиозно-политической регламентации были по сути теократическими. Монархия обеспечивала эффективно немногочисленные общесоци­альные и классовые функции государственного управления: учет труда и распределение его результатов, создание страховых запа­сов (фондов), организацию совместных работ (ирригационные, культовые сооружения), ведение войн и защиту от нападения, создание информационных служб, религиозно-культовые отправ­ления, взимание налогов, дани и т.п.

Монарх назначал чиновников по управлению регионами или функциональными службами, те, в свою очередь, назначали более мелких руководителей работ. Такая вертикальная иерархия влас­ти позволяла строить весьма эффективную систему управления, при которой земледельцы-общинники, ремесленники, купцы и другие члены этих раннеклассовых обществ могли решать свои споры на том или ином уровне управления или последовательно передавать их на более высокие уровни, если были неудовлетво­рены первоначальными решениями. Сам же монарх в нормальном режиме правления решал вопро­сы, связанные с организацией и осуществлением государственной власти. Среди его советников на ранних этапах этой формы прав­ления было много предсказателей, пророков, культовых служите­лей. Знает монархическая форма правления и многочисленный аппарат чиновников, обеспечивающий монарха необходимой ин­формацией, предложениями, советами, а также и принудительной силой для исполнения решений монарха. Впоследствии монархические формы правления были реализо­ваны в разных обществах и в разные времена и дали целый спектр самых разнообразных организаций власти, а сами монархи вош­ли в историю государственности под разными наименованиями: короли, князья, шахи, эмиры, раджи, императоры, султаны, цари, фараоны, государи, инки и т.д.

Монарх персонифицирует государство, выступает во внешней и внутренней политике как глава государства, представитель народа, «отец» нации, лицо, которое сплачивает граждан, объединяет их в государство. Не случайно один из монархов-королей Франции за­являл: «Государство-это я». Но это означало только юридическую персонификацию государства, а не фактическое положение дел. Как правило, монархи имели всегда свое дворцовое хозяйство, свою персональную собственность: земли, рабов, крепостных (вре­менами огромное количество), которые давали имущественное обеспечение монархическому дворцу, семейству монарха, а по от­ношению к государству монарх выступал как его глава, предста­витель, руководитель и т.п.

Монарх осуществляет единоличное правление. Конечно, это не означает, что монарх сам решает все дела в государстве. Управле­ние делами государства ведут многочисленные советники, министры, чиновники, служащие, объединенные в различные органы государства. Монарху же приходится принимать решения по самым важным, принципиальным государственным вопросам. Он обладает всей полнотой власти. Власть монарха вер­ховна и суверенна. Это означает, что даже при рас­пределении полномочий, сфер управления между различными государственными органами монарх может взять к своему рассмот­рению любой вопрос, если он сочтет его достойным своего внима­ния. Он - высшая власть в государстве. Как правило, его власть объявлялась священной, наделялась религиозным ореолом. Она распространялась на все сферы госу­дарственной жизни, в том числе на судебную сферу. В процессах обжалования судебных решений монарх являлся высшей и после­дней инстанцией.

Таким образом, власть монарха не знает ограничений и может распространяться на различные сферы государственной деятель­ности: законодательную, исполнительную и судебную, объединять в лице монарха все ветви государственной власти.

Вместе с тем, хотя при решении вопросов монарх является фор­мально юридически независимым, практически он испытывает всегда влияние различных международных, политических и на­циональных сил, и во многих государствах возможность такого влияния закрепляется юридически. Свои решения ему приходит­ся сообразовывать, прежде всего, с экономическими возможнос­тями, но зачастую принятие решения определяется случайными, субъективными факторами, даже личными пристрастиями.

Монархическая власть отличается порядком своей легитимации: эта власть, как правило, передается по наследству. В разных странах устанавливается различный поря­док наследования власти (например, наследование только по муж­ской линии, наследование власти по старшинству наследников и т.д.). Общим же является тот факт, что народ не имеет никакого отношения к переходу власти от одного лица к другому, не уча­ствует в этом раз и навсегда установленном порядке.

Монарх имеет бессрочную и пожизненную власть. Это отнюдь не означает, что только естественная смерть монарха может пре­рвать его полномочия. Напротив, пожизненное занятие престола нередко приводило к тому, что время властвования и даже сама жизнь монарха укорачивалась внеправовыми и противогосудар­ственными способами. Бессрочность монархического правления означает лишь то, что срок правления не устанавливался заранее. Впрочем, история изобилует примерами, когда неугодные монар­хи оказывались свергнутыми, убитыми, замененными другими лицами.

Монарх считается свободным от ответственности. Но «безответ­ственный монарх» - это отнюдь не человек, не заботящийся о дер­жаве и пустивший все на самотек. Монарх, как правило, не несет конкретной политической и юридической ответственности за результаты своего правления, а за ошибки и злоупотребления в государственном управлении отвечают его советники, другие чиновники. Впрочем, история знает Примеры и таких ситуаций, как правило, революционных, когда монарха народ привлекал к ответственности.

Монархию как форму правления весьма красноречиво харак­теризуют не только юридические, но и социально-психологические признаки. Можно указать на следующие. Власть монарха вос­принимается как нечто божественное, а монарх - как человек, осененный божьей благодатью, наделенный властью от бога. Мо­нархия основана и держится на патриархальном сознании, пред­ставлении, что «каждый за себя, один царь - за всех», призна­нии неравенства людей, их ранжированное по имущественному положению, званию, месту в социальной иерархии. Монархичес­кая власть сопровождается доверием к монарху, провозглашением верности и любви к нему, надеждами на доброго царя-батюшку. Вместе с тем монархия держится и на принуждении, жестокой дисциплине и субординации, наконец, монархическое сознание в целом является консервативным.[6]

Разумеется, приведенные выше юридические признаки монар­хической формы правления - это как бы идеал, типичная формы монархии. В конкретной исторической действительности, конеч­но же, были различные исключения и отступления от перечисленных юридических признаков. Различные сочетания этих призна­ков дают и различные виды монархий: например, монархию нео­граниченную и ограниченную, в том числе кон­ституционную.[7]

2. Типы монархии

Монархии делятся на абсолютные и ограниченные. В абсолютных монархиях вся полнота государственной власти — законодательной, исполнительной и судебной — сосредоточена в руках монарха (при­мером такой монархии может служить Фран­ция до революции 1789 г. и др.). Однако следует заметить, что абсо­лютные монархии — категория исторически ограниченная. Созданные как альтернатива феодальной раздробленности и междоусобным вой­нам абсолютные монархии, выполнив свою историческую миссию, в большинстве стран мира либо видоизменились под воздействием бур­жуазных преобразований в ограниченные, либо, в случае неспособнос­ти к подобным преобразованиям, были уничтожены в результате бур­жуазных революций, как это произошло в Австрии, Польше, Франции и др.[8]

Для абсолютистской монархии характерно полное бесправие народа, отсутствие каких-либо представительных учреждений, сосредоточение всей государственной власти в руках монарха. Он издает законы, назначает чиновников, ведет внешнюю и внутрен­нюю политику, собирает и расходует налоги, причем делает это без всякого участия народа в законодательной деятельности, без кон­троля со стороны народа за управлением государством. Абсолюти­стская форма монархии, как правило, сопровождается произволом, жестокой эксплуатацией народа, безудержным господством клас­сов, выразителем и защитником интересов которых и выступает чаще всего монарх.

Так, в рабовладельческом обществе монархия зачастую высту­пает как неограниченная деспотия, но расцвет абсолютистской монархии как формы правления приходится в основном на сред­невековье. Разновидностью абсолютистской монархии является теократическая монархия, глава государства одновременно пред­ставляет и светскую, и религиозную власть. С развитием буржу­азных отношений абсолютистская монархия в некоторых государ­ствах эволюционирует в монархию конституционную, приспосаб­ливаясь, таким образом, к интересам нового господствующего класса — буржуазии.[9]

В ограниченных монархиях власть монарха ограничена выборным органом — парламентом — либо особым правовым актом — консти­туцией. В большинстве ограниченных монархий налицо сочетание обоих способов ограничения власти монарха — конституции и парламента. Но, например, Великобритания имеет парламент и не имеет конститу­ции в ее традиционном виде — единого писаного документа. Поэтому монархии, ограниченные таким способом, принято именовать парла­ментарными. Примерами подобных монархий являются многие евро­пейские государства — помимо названной выше Великобритании так­же Бельгия, Дания, Нидерланды и др. С одной стороны, сохранение в этих государствах монархии — дань традиции, поскольку монарх в них выполняет чисто номинальные, представительские функции, а власть в стране принадлежит выборному органу — парламенту. С другой сто­роны, сохранение поста главы государства в лице монарха служит сим­волом единства и стабильности этих государств, их уважения к исто­рическому прошлому и собственной государственности.

Ограниченная монархия имеет разные формы. В поздний период средневековья Европы наличие монархии уже сопровождалось появлением парламентов - представительных учреждений «третье­го сословия». Возникала своеобразная двойственность государствен­ной власти, которая выражалась в том, что, хотя монарх юриди­чески и фактически был независим от парламента в сфере испол­нительной власти, вместе с тем он зачастую был вынужден счи­таться с деятельностью парламента. Он назначал правительство, которое несло ответственность перед ним, но деятельность этого правительства могла подвергаться обсуждению, критике в парла­менте. Монарх имел сильное влияние на парламент: мог наложить вето на его законы, имел право назначения депутатов в верхнюю палату, мог распустить парламент. Однако представительное уч­реждение при монархии приобретает контрольные функции, выс­тупает законосовещательным органом, с которым вынужден счи­таться монарх.[10]

В ряде стран Азии и Африки ограниченные монархии действуют в виде дуалистических монархий (например, в Марокко и Иордании). Их отличие от парламентских состоит в сосредоточении в руках мо­нарха больших полномочий в сфере государственной власти. Ему при­надлежит не только вся полнота исполнительной власти, но и значи­тельная часть власти законодательной, выражающейся в праве нала­гать абсолютное вето (от лат. velo — запрещаю) на законы, принятые парламентом. Этот акт не позволяет закону вступить в силу, зато мо­нарх в дуалистической монархии обладает неограниченным правом на издание указов, подменяющих собой законы либо имеющих даже большую нормативную силу по сравнению с ними.

В некоторых монархических государствах (например, в Саудовской Аравии) их глава возглавляет не только светское, но и религиозное управление страной. Такие монархии носят название теократических.

Степень участия населения в формировании органов власти монар­хии составляет пропорцию, обратную объему власти, сосредоточенной в руках монарха. Как отмечалось выше, в абсолютных монархиях не толь­ко население страны, но и ни один орган государства, даже самый выс­ший, не вправе изменить выбор главы государства. Исключение состав­ляют лишь нелегитимные способы устранения монарха путем заговора. Говоря о конституционном закреплении формы правления, следует отметить, что абсолютная власть монарха опирается исключительно на силу и поэтому какому-либо правовому регулирова­нию подвергнута быть не может, поскольку любая попытка опереться на закон означает ограничение власти, введение ее в определенные рамки. Поэтому большинство монархий приняли на вооружение теорию боже­ственного происхождения государственной власти.

Население приобретает право на участие в формировании органов государственной власти в монархии только с момента ограничения вла­сти монарха. Этот процесс набирает силу с появлением на политиче­ской арене нового класса — буржуазии. До ее появления абсолютная монархия была построена на балансе политических сил. Все общество было поделено как бы на две неравные части. С одной стороны — мо­нарх и класс рабовладельцев или феодалов (дворянство, помещики), за­интересованных в укреплении и поддержке власти монарха, поскольку с его помощью они осуществляют эксплуатацию населения, а монарх че­рез них осуществляет свою власть. С другой стороны — класс зависимого населения (рабы или крепостные крестьяне, ремесленники, посад­ский люд), образующий категорию подданных монарха, находящихся в его власти и власти более мелких эксплуататоров.

С вступлением общества в стадию капиталистического развития полного совпадения интересов буржуазии и монарха, как это было в случае с дворянством и помещиками, не происходит. Этот класс, опира­ясь на частную собственность — основу экономической самостоятель­ности, начинает рваться к государственной власти. И монарх, пытаясь сохранить свою власть, идет или на сознательное ее ограничение пу­тем «дарования» (октроирования) Конституции, или на создание кол­легиального органа, обладающего в той или иной мере властными пол­номочиями (либо на то и другое одновременно). Объем властных пол­номочий и, следовательно, степень участия населения в формировании такого органа находятся в прямой зависимости от степени развития в стране капиталистических отношений. В странах развитого капита­лизма коллегиальный орган — парламент — приобретает огромные полномочия, превращая монарха в номинальный орган. А там, где эти отношения развиты недостаточно, номинальный характер приобретает деятельность органа, избираемого населением. Из сказанного можно сделать вы­вод, что конкретный тип монархии, установившийся в стране, зависит в первую очередь от степени развития в ней производственно-экономи­ческих отношений. Ограниченные монархии являются формой правления, близкой к республиканской. [11]

Конституционной монархии свойственно юридическое, законо­дательное ограничение власти монарха в области как законодательной, так и исполнительной деятельности. Несмотря на то, что монарх формально назначает главу правительства и министров, правительство несет ответственность не перед ним, а перед парламентом. Все исходящие от монарха акты приобретают юридичес­кую силу, если они одобрены парламентом, основаны на конституции. Монарх в конституционной монархии играет главным об­разом представительную роль, является своего рода символом, декорумом, представителем нации, народа, государства. Он цар­ствует, но не правит. Вместе с тем в современной теории государ­ства основательно снизилось критическое отношение к монархи­ческой форме правления, произошло то, что получило обозначе­ние как «ренессанс монархии». К этому подтолкнул исторический опыт государств, потерпевших поражение в использовании новых форм правления - военно-диктаторских, республиканских. В та­ких кризисных ситуациях призывы вернуться к монархической форме, в том числе призвать на трон не только изгнанных монар­хов, но и их наследников в случае смерти экс-монарха, звучат все чаще во многих государствах в конце XX века. Многие полити­ки, партии, национальные движения видят в такой организации формы правления избавление от бед, которые в соответствующем государстве проистекают из-за гражданских войн, безвластия, неразберихи с передачей власти и т.п. Словом, монархия вовсе не устаревшая и не отжившая форма правления, и ее государствоведческий и правовой потенциал не исчерпан.[12]

3. Юридическое положение носителей власти в условиях монархии

Предостережения в отношении ущербности количественного критерия классификации форм правления постоянно следовали и от многих других авторов. Это подтолкнуло ряд исследователей к тому, чтобы не ограничиваться только данным критерием, а разрабатывать и другие. Еще Платон пытался свести различие форм правления к различию добродетелей мудрости, мужества и умеренности, из которых каждая может преобладать то в одном, то в другом государстве. Вслед за ним Аристотель, рассматривая форму государства как по­литическую систему, которая олицетворяется верховной властью, в процессе классификации форм правления использовал наряду с количественным критерием также и другие критерии. В частности, он широ­ко применял такие, как общая польза, благо и интерес.

В более поздний период Монтескье, рассматривая в качестве критери­ев классификации форм правления различные принципы организации и деятельности государственной власти, считал, что добродетель лежит в основе демократии, умеренность — в основе аристократии, честь — в ос­нове монархии и страх — в основе деспотии. Помимо названных критериев в отечественной и зарубежной лите­ратуре, в особенности ранних лет, довольно широко использовались так называемые юридические критерия. Суть их, по общему призна­нию, сводилась к тому, что в процессе классификации форм правления за основу брались не количественные или любые иные факторы, а юридическое положение (статус) высших государственных органов и «правящих лиц».

Различие между монархической и республиканской формами прав­ления, констатировал в связи с этим Н. Коркунов, заключается не в различии по числу правящих или в иных второстепенных по своему характеру особенностях, а в различном «юридическом положении» правящих лиц.

При республиканской форме правления, пояснял автор, все лица, «участвующие в распоряжении властью», ответственны перед народом «от последнего избирателя до президента», стоящего во главе респуб­лики и призванного действовать от ее имени. В монархии же все об­стоит как раз наоборот — «имеется безответственный орган власти», называемый монархом.[13] «Именно в этом различии ответственности и безответственности, — подытоживал Н. Коркунов, — заключается раз­личие президента республики и монарха, а не в объеме и характере их функций», как это иногда утверждается в литературе. В самом деле, президент США пользуется большей властью, нежели английская ко­ролева. Однако президент «ответственен перед конгрессом и пото­му — не монарх». Английская же королева, напротив, «безответственна и потому, несмотря на всю ограниченность своей власти, остается все же монархиней».[14]

Юридические критерии классификации форм правления широко использовались также известным русским ученым-юристом Ф. Кистяковским. В своих лекциях по общему государственному праву, изданных в 1912 г., он всячески подчеркивал, что «юридическое различие между монархией и республикой нужно искать не в компетенции правитель­ственной власти, а в ее организации, именно в юридическом положе­нии носителя этой власти».[15]

Рассмотрим, в чем конкретно выражается это «юридическое положение». Со­гласно представлениям Ф. Кистяковского и других авторов, многократ­но подтвержденным самой жизнью и политико-правовой практикой, оно может выражаться, во-первых, в выборности (в условиях респуб­лики) или наследственности (в условиях монархии) высших органов государства и самой государственной власти. Указывая на то, что «обыкновенно отличительным признаком монар­хической власти считают наследственность ее монарха, а отличительным признаком высшей правительственной власти в республике — ее выбор­ность», Ф. Кистяковский в то же время вполне справедливо утверждал, что многие теоретики государства и права не разделяют данную точку зрения. Основная причина этого заключается в том, что история знает не только наследственные, но и выборные монархии.[16]

Однако выборные монархии, замечает автор, составляют не столько само правило, сколько исключение из него. А, кроме того, по наблюде­ниям автора, «избирательная монархия» везде, где бы она ни сущест­вовала, «оказалась учреждением весьма неустойчивым и нецелесооб­разным». Она «или приводила к разложению государственного строя, иди превращалась в наследственную монархию».[17]

Выборность и наследственность как критерии подразделения форм правления государства на республики и монархии органически сочета­ются с такими их немаловажными признаками, как срочность пребыва­ния у власти главы государства в условиях республики и соответствен­но бессрочность — в условиях монархии. Данные критерии, впрочем, как и многие другие, имеют, естествен­но, относительный и к тому же формально-юридический характер, по­скольку в реальной жизни иногда бывает все наоборот. Тем не менее, они довольно широко использовались раньше в процессе классифика­ции форм правления как дополнительные критерии. В качестве тако­вых они могут быть использованы и сейчас.

Во-вторых, различное юридическое положение носителей власти как общий критерий классификации форм правления может выражаться, по мнению ряда авторов, в ответственности их перед народом, на­цией, парламентом и т.д. в условиях республики и «полной безответственности» в условиях существования монархии. Самостоятельность власти монарха и его безответственность, писал Н. Коркунов, имея в виду, прежде всего, «доконституционную» монархию, оказывают значительное влияние «на все формы правления государствен­ного властвования». Монархический принцип требует, чтобы «в государ­стве ничего не совершалось против и даже помимо воли монарха».[18]

От его имени отправляется правосудие. Он назначает «всех высших должностных лиц суда и управления». В отношении к законам «ему принадлежит обыкновенно право абсолютного вето и всегда право их обнародования и обращения к исполнению». Разумеется, заключает автор, все эти функции могут принадлежать и президенту республики, но, конечно, огромная разница при этом состоит в том, осуществляют­ся ли они «безответственным монархом или же ответственным перед народом должностным лицом».[19]

В ответственности государственных органов — носителей власти как признаке республики и безответственности носителя власти как признаке монархии говорится также в работах и других авторов. Так, в названной работе Ф. Кистяковского при выявлении особенностей мо­нархической формы правления наряду с наследственностью как «суще­ственным признаком монархической власти» безответственность, т.е. подотчетность ее носителя какой-либо иной власти или органу, рас­сматривается в качестве ее обычного признака. При этом автор справедливо утверждает, что «исторически начало безответственности установилось задолго до конституционных учреж­дений». Она стала результатом неограниченности власти монарха, с одной стороны, и «бессрочности его права — с другой». Однако безот­ветственность монарха «сохранилась повсюду и после введения кон­ституционного строя».[20] Формально-юридически она существует в боль­шинстве конституционных монархий и по сей день.

Наконец, в-третьих, различное юридическое положение носителей власти в условиях республики и монархии проявляется в том, что в первом случае в организации и деятельности высших и местных го­сударственных органов преобладают принципы коллегиальности, а во втором — едино личность. При монархической форме правления, замечал по этому поводу Н. Коркунов, «властвование по собственному праву плохо мирится с разделением этого властвования между несколькими лицами». Правительство в монархии «всегда стремится принять единоличную форму)». Республике же, напротив, «более соответствует коллегиальная организация правитель­ства, так как этим лучше обеспечивается подчинение делегированной правительственной власти народу». Там же, где при республиканской форме имеется «единоличная организация» правительственной власти, это объясняется, по мнению автора, влиянием монархических идей.[21]

4. Институт монархии в современном мире

Абсолютная монархия как форма правления типична для позднего феодализма, когда в глубинах аграрного строя вызре­вают зачатки индустриального.

Характеризуется она тем, что в руках монарха сосредоточи­вается вся полнота государственной власти. Он сам издает зако­ны, может непосредственно руководить административной дея­тельностью или назначать для этого правительство, вершит выс­ший суд. Никаких ограничений его власти нет, по крайней мере, юридических, хотя политические, морально-этические, религи­озные и иные могут присутствовать и обычно в той или иной мере присутствуют. Подданные изначально юридически бес­правны, поскольку монарх не наделил их какими-то правами.

В современных условиях абсолютная монархия — раритет (чрезвычайная редкость). В качестве примера можно упомянуть Саудовскую Аравию, Оман, Такие государства могут сегодня иметь даже октроированные конституции, однако эти акты не являются конституциями в полном смысле слова, поскольку не ограничивают власть монарха. Такой конституцией можно, на­пример, считать Временную конституцию Катара 1972 г.

Монархи в Саудовской Аравии, Омане считаются также высшими духовными лицами, что еще более усиливает их власть. Однако все же эта власть не безгранична: особая роль принадлежит правящей семье, которая на своем совете решает, в частности, вопросы престолонаследия (наследует не обязатель­но сын прежнего монарха) и может заставить монарха отречься от престола.[22]

Для абсолютной монархии характерен авторитарный поли­тический режим, а государственный режим именуется абсолю­тизмом.

Дуалистическая монархия - это первоначальная форма ог­раниченной, или конституционной, монархии. Здесь мы наблюда­ем уже возникающее или даже довольно развитое разделение властей, во всяком случае, отделение законодательной власти от исполнительной.

Законодательная власть принадлежит в принципе парламен­ту, который избирается подданными или определенной их ча­стью, если избирательное право — цензовое, т. е. избирателями становятся те, кто отвечает определенным условиям: обладает определенной массой имущества, имеет определенный уровень образования и т. п. Исполнительная власть принадлежит монарху, который может осуществлять ее непо­средственно или через назначаемое им правительство. Судеб­ная власть принадлежит монарху, но может быть и более или менее независимой.

Однако разделение властей при данной форме правления обычно урезанное. Хотя законы принимаются парламентом, монарх пользуется правом абсолютного, или резолютивного, вето, т. е. без его утверждения закон в силу не вступит (лат. veto — запрещаю). Кроме того, монарх обычно может издавать чрезвычайные указы, имеющие силу закона и даже более высо­кую, а главное, может распускать парламент, заменяя фактиче­ски дуалистическую монархию абсолютной. Например, в Иор­дании после роспуска парламента в 1974 г. очередные парла­ментские выборы состоялись лишь в 1989 г.

Правительство, если таковое есть, за свою деятельность несет ответственность лишь перед монархом, но отнюдь не перед парламентом. Последний может воздействовать на правитель­ство, только используя свое право устанавливать бюджет госу­дарства. Рычаг этот, хотя и достаточно мощный, может, одна­ко, использоваться лишь раз в году, а, кроме того, депутаты, вступая в конфликт с правительством и через него — с монар­хом, не могут не ощущать постоянной угрозы роспуска парла­мента.

Как и для абсолютной монархии, для монархии дуалистиче­ской типичен авторитарный политический режим. Государст­венный же режим может характеризоваться как ограниченный дуализм власти. Дуалистическая монархия есть выражение ком­промисса между властвующей феодальной верхушкой общества и остальной его частью, главным образом имущей. В рамках этого компромисса преобладание все же остается за монархом и его окружением.

Парламентарная монархия как форма правления сущест­вует обычно в высокоразвитых государствах, где переход от аг­рарного строя к индустриальному сопровождался преимущест­венно не коренной ломкой прежних институтов власти, а по­степенным их преобразованием и приспособлением к новым условиям (Соединенное Королевство, Япония, Нидерланды, Швеция, Канада, Австралия и др.).

Здесь мы наблюдаем развитое разделение властей при при­знании принципа верховенства парламента над исполнитель­ной властью, демократический или, по крайней мере, либе­ральный политический режим.

Верховенство парламента выражается в том, что правитель­ство, которое обычно назначается монархом, должно пользовать­ся доверием парламента (или его нижней палаты), а монарх, сле­довательно, вынужден назначать главой правительства лидера партии, имеющей в парламенте (нижней палате) большинство мест, либо лидера коалиции партий, таким большинством рас­полагающей.

Монарх при данной форме правления «царствует, но не пра­вит». Правом вето в отношении законов, принятых парламен­том, даже когда оно ему принадлежит, он либо на практике не пользуется, либо осуществляет это право по указанию прави­тельства. Как правило, он лишен возможности действовать са­мостоятельно, и все исходящие от него акты обычно подготав­ливаются правительством и контрасигнуются (скрепляются) его главой или соответствующим министром, без чего не имеют юридической силы. Тем самым глава правительства или ми­нистр принимают на себя ответственность за данный акт мо­нарха, ибо сам монарх неответственен (в Соединенном Королев­стве это выражается принципом «Король не может быть не­прав»).

Главный отличительный признак парламентарной монархии — политическая ответственность правительства перед парламен­том (нижней палатой) за свою деятельность. Если парламент (нижняя палата) выразит правительству недоверие или откажет в доверии, правительство должно уйти в отставку либо должно быть уволено в отставку монархом. Однако, обычно это полномочие парламента уравновеши­вается правом правительства предложить монарху распустить парламент (нижнюю палату) и назначить новые выборы, с тем чтобы конфликт между законодательной и исполнительной властью разрешил народ: если он поддержит правительство, то в результате выборов в парламенте образуется большинство из его сторонников, если же избиратели с правительством не со­гласны, то и состав парламента окажется соответствующим, а правительство будет сменено.

Изложенная система отношений между монархом, парла­ментом и правительством характеризует парламентарный ре­жим, или парламентаризм. Однако этот государственный ре­жим действует только при условии, что в парламенте ни одна политическая партия не имеет абсолютного большинства и не может сформировать однопартийное правительство. Такая си­туация традиционно существует, например, в Дании, Нидер­ландах и некоторых других странах. Чем шире партийная коа­лиция, сформировавшая правительство, тем это правительство менее устойчиво, ибо тем сложнее достигать согласия между партнерами по коалиции относительно различных политиче­ских вопросов. Подчас стоит какой-либо партии отозвать своих представителей из правительства, как оно утрачивает необходи­мое большинство в парламенте (нижней палате) и зачастую вы­нуждено уйти в отставку.

Напротив, в странах, где существует двухпартийная система (Соединенное Королевство, Канада, Австралия и др.) или мно­гопартийная система с одной доминирующей партией (Япония в 1955—1993 гг.) и правительства в принципе однопартийные, парламентарная модель отношений между парламентом и пра­вительством практически превращается в свою противополож­ность. Юридически парламент осуществляет контроль за пра­вительством, однако на деле правительство, которое состоит из лидеров партии, обладающей в парламенте (соответственно в его нижней палате) большинством, через эту партийную фрак­цию полностью контролирует работу парламента. Такой госу­дарственный режим получил название системы кабинета, или министериализма.

Следовательно, при одной и той же форме правлении — парламентарной монархии — возможны два государственных режима: парламентаризм и министериализм. Это зависит от су­ществующей в стране партийной системы.

Из развивающихся стран к числу парламентарных монархий можно отнести Малайзию, Таиланд, Непал, однако в послед­нем, учитывая реальное влияние монарха, приходится конста­тировать наличие элементов дуалистического государственного режима.[23]
Заключение

Таким образом, монархия как форма правления - это сложный конгломерат власти, юридических основ ее организации и осуще­ствления, социально-психологического состояния общества. Не следует считать, что это какая-то от­жившая, прошедшая форма правления, которая с неизбежностью уступит место иным формам в развитии государственности.

Признаки монархии: высшая власть (власть монарха) передается по наследству; осуществляется бессрочно; не зависит от воли избирателей.

Современный мир насчитывает немало государств с монархи­ческой формой правления. В иных государствах политические лидеры, носящие иные наименования, фактически также облада­ли властью и статусом монарха. Кроме того, наследственный характер власти при монархии обеспечивает легитимность каж­дого нового монарха, представляет весьма стабильный и удобный способ перехода власти, «работает» на спокойствие, сплоченность соответствующего общества в критических ситуациях. Монархия — весьма традиционная у многих народов система организации и осуществления власти, к которой привыкли, которую уважают, которая, наконец, полезна до такой степени, что может реставри­роваться неоднократно после революционных перемен, устраняю­щих монархию.

Конкретный тип монархии, установившийся в стране, зависит в первую очередь от степени развития в ней производственно-экономи­ческих отношений. Подразделение форм правления на монархию и республику явля­ется исторически первой и самой общей их классификацией. Противо­положность между монархической и республиканской формациями проявляется уже на самых ранних ступенях развития государственной жизни. Та и другая выступают в истории как первичные, и притом ос­новные, формы организации жизни государства.

При монархической форме правления источником власти и ее носи­телем является монарх. В каче­стве оснований-критериев для классификации монархии на различные разно­видности могут служить различная степень концентрации власти в ру­ках одного лица — монарха, наличие или отсутствие конституционных актов, оказывающих сдерживающее влияние на проявление монархиче­ской власти, функционирование в стране наряду с монархическими ин­ститутами республиканских институтов в виде парламента или других представительных органов.

В силу этих и иных особенностей на современном этапе развития общества и государства различаются монархии двух видов — дуалисти­ческие и парламентарные. Характерной особенностью дуалистической монархии является формально-юридическое разделение государствен­ной власти между монархом и парламентом. Исполнительная власть находится непосредственно в руках монарха, законодательная — у пар­ламента.

Монархический принцип требует, чтобы «в государ­стве ничего не совершалось против и даже помимо воли монарха». От его имени отправляется правосудие. Он назначает «всех высших должностных лиц суда и управления». В отношении к законам «ему принадлежит обыкновенно право абсолютного вето и всегда право их обнародования и обращения к исполнению».

Характерными особенностями рабовладельческой монархии являют­ся жесткая централизация и концентрация всей государственной власти в руках наследственного монарха, сосредоточение всей полноты зако­нодательной, исполнительной и судебной власти у единоличного главы государства.

Рабовладельческие монархии имели свои разновидности. Одной из та­ких разновидностей была восточная деспотия. От восточной деспотии значительно отличалась монархическая форма правления рабовладельческого государства Древнего Рима. В отличие от восточных деспотий монархическая форма рабовла­дельческого Рима основывалась на гораздо более развитых рабовла­дельческих производственных отношениях.

Широкое распространение монархической формы правления обу­словливалось такими объективными факторами, как иерархический ха­рактер феодальной собственности, господство в условиях феодального общества отношений сюзеренитета-вассалитета, в соответствии с кото­рыми нижестоящий феодал, имевший в своем распоряжении меньше земельной собственности, был в вассальной зависимости от вышестоящего феодала, имевшего в своем распоряжении больше земельной собственности; потребность господствующего класса в существовании единого политического центра, который помогал бы феодалам держать в повиновении крепостных крестьян и улажи­вать возникающие между отдельными феодалами конфликты.

Монархическая форма правления в условиях феодализма имела свои разновидности. В соответствии с этапами развития феодального строя следует различать раннефеодальную монархию, сословно-представительную и абсолютную монархию. В ряде европейских стран ран­нефеодальная монархия существовала в период с VI по IX в., сословно-представительная монархия — с X по XV в. и абсолютная — в пе­риод с XIV по XIX в.

Таким образом, в работе мы рассмотрели теоретические аспекты монархии как формы правления, а также опыт монархии зарубежных стран.

Исторические традиции государственности проявляются не только в сохранении определенной формы правления, государственного устройства и политического режима. Они связаны с накопленным опытом взаимосвязи государственной власти с гражданским обществом, с особенностями развития институтов высшей государственной власти и опытом парламентаризма, с устойчивостью демократических традиций, с уровнем правовой культуры и характером правосознания населения и со многими другими факторами.

Поэтому изучение развития формы государства в различные эпохи имеет не только историко-правовой интерес, оно актуально и с позиций сегодняшнего дня.


Список литературы

1. Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник / А.Б. Венгеров. – 2-е изд. – М.: Омега-Л, 2005.

2. Власов В.И. Теория государства и права: Учебник для высших учебных заведений и факультетов. – Ростов н/Д.: Феникс, 2002.

3. Еллинек Г. Общее учение о государстве.

4. Кистяковский Ф. Лекции по общему государственному праву. М„ 1912.

5. Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства и права. – М.: Норма, 2004.

6. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть: Учебник для вузов / Рук. Авт. Колл. И отв. ред. Б.А. Страшун. – 4-е изд., обновл. и доработ. – М.: Норма, 2005.

7. Коркунов Н.М. Лекция по общей теории права. - СПб.: Издание юридического книжного магазина Н.К. Мартынова, 1998.

8. Косарев А.И. История государства и права зарубежных стран [Текст]: учебник / А.И. Косарев. – 2-е изд. – М.: ИД «Юриспруденция», 2007.

9. Лукьянова Л.Б. Становление президентуры Российской Федерации: историко-теоретическое исследование: Автореф. дисс. на соискание уч. ст. канд. юрид. наук. Уфа, 2000.

10. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: учеб. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005.

11. Смоленский М.Б. Теория государства и права / М.Б. Смоленский. – Ростов н/Д.: Феникс, 2005.

12. Теория государства и права: Учебник / Пиголкин А.С., Головистикова А.Н., Дмитриев Ю.А., Саидов А.Х.; Под ред. А.С. Пиголкина. – М.: Юрайт-Издат, 2005.


[1] Смоленский М.Б. Теория государства и права / М.Б. Смоленский. – Ростов н/Д.: Феникс, 2005. – с. 57.

[2] Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть: Учебник для вузов / Рук. Авт. Колл. И отв. ред. Б.А. Страшун. – 4-е изд., обновл. и доработ. – М.: Норма, 2005. – с. 386.

[3] Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства и права. – М.: Норма, 2004. – с. 224.

[4] Теория государства и права: Учебник / Пиголкин А.С., Головистикова А.Н., Дмитриев Ю.А., Саидов А.Х.; Под ред. А.С. Пиголкина. – М.: Юрайт-Издат, 2005. – с. 215.

[5] Власов В.И. Теория государства и права: Учебник для высших учебных заведений и факультетов. – Ростов н/Д.: Феникс, 2002. – с. 140-141.

[6] Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник / А.Б. Венгеров. – 2-е изд. – М.: Омега-Л, 2005. – с. 124.

[7] Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник / А.Б. Венгеров. – 2-е изд. – М.: Омега-Л, 2005. – с. 120.-123.

[8] Теория государства и права: Учебник / Пиголкин А.С., Головистикова А.Н., Дмитриев Ю.А., Саидов А.Х.; Под ред. А.С. Пиголкина. – М.: Юрайт-Издат, 2005. – с. 215.

[9] Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник / А.Б. Венгеров. – 2-е изд. – М.: Омега-Л, 2005. – с. 125.

[10] Венгеров с. 125.

[11] Теория государства и права: Учебник / Пиголкин А.С., Головистикова А.Н., Дмитриев Ю.А., Саидов А.Х.; Под ред. А.С. Пиголкина. – М.: Юрайт-Издат, 2005. – с. 216-218.

[12] Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник / А.Б. Венгеров. – 2-е изд. – М.: Омега-Л, 2005. – с. 123.-126.

[13] Коркунов Н.М. Лекция по обшей теории права. С. 257.

[14] Коркунов Н.М. Лекция по обшей теории права. С. 257-258.

[15] Кистяковский Ф. Лекции по общему государственному праву. М„ 1912. С. 289.

[16] Кистяковский Ф. Лекции по общему государственному праву. М„ 1912. С. 287.

[17] Кистяковский Ф. Лекции по общему государственному праву. М„ 1912. С. 287.

[18] Коркунов Н.М. Лекция по обшей теории права. С. 258.

[19] Коркунов Н.М. Указ. соч. С. 258.

[20] Кистяковский Ф. Указ. соч. С. 290.

[21] Коркунов Н.М. Указ. соч. С. 259.

[22] Конституционное право развивающихся стран. Основы орга­низации государства. - М.: 1992. - С. 18.

[23] Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть: Учебник для вузов / Рук. Авт. Колл. И отв. ред. Б.А. Страшун. – 4-е изд., обновл. и доработ. – М.: Норма, 2005. – с. 386-390.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий